51165

Введение в лингвистику

Книга

Иностранные языки, филология и лингвистика

Лингвистика как наука о языке возникла лишь в XIX веке, но интерес людей к языку насчитывает уже более двух тысячелетий. Почему столько веков человек пытается познать природу языка. Ведь в отличие от медицины, генетики, химии и других наук успехи лингвистики лишь косвенно связаны с проблемами выживания человеческого рода. Да и научились ли мы лучше понимать друг друга, изучая основное средство общения - язык...

Русский

2015-01-09

2.86 MB

2 чел.

Предисловие автора

«Введение в лингвистику» предназначено для тех, кто делает первые шаги в изучении лингвистики как теоретической  дисциплины. В основу пособия положены курсы лекций по Введению в языкознание и Основам языкознания, которые я читаю с 1997 года по настоящее время для студентов первых курсов Московского государственного лингвистического университета.

Данное пособие следует рассматривать как дополнение к  учебникам и лекционным занятиям, так как в нем я не стремилась  дать исчерпывающее описание научных проблем и направлений языкознания. Следуя принципу «от простого к сложному», я попыталась затронуть лишь наиболее общие положения лингвистики, которые кажутся существенными для понимания науки в целом. Некоторая схематичность и упрощенность изложения материала, неизбежные для столь краткого формата, привели к тому, что за пределами данного пособия остались многие увлекательные и подчас противоречивые темы лингвистики, которые еще ждут своего пытливого читателя.

Задача данного пособия состоит в том, чтобы помочь студентам охватить огромный теоретический материал «с высоты птичьего полета», разобраться в базовых научных понятиях и облегчить подготовку к экзамену. Практические задания в конце каждого раздела позволят студентам увидеть лингвистику «в действии», предоставив возможность самостоятельно решить некоторые конкретные лингвистические проблемы с опорой на  разнообразный языковой материал.

Хотелось бы выразить особую признательность доктору филологических наук, профессору Е. С. Кубряковой за ценные советы и моему рецензенту - доктору филологических наук, профессору Е. Е. Голубковой за положительную оценку пособия.  Я также искренне благодарю моих коллег с кафедры общего и сравнительного языкознания МГЛУ за помощь и поддержку.


Оглавление

[1] Оглавление

[2] Введение

[3] Как устроен язык

[3.1] Понятие знака

[3.2] 2.2. Языковая пирамида

[3.2.1] 2.2.1. Отношения  и связи между знаками.

[3.2.2] Уровни языковой системы

[3.3] Основные единицы системы: фонемы, морфемы, слова, предложения.

[3.3.1] 2.3.1. Фонемы.

[3.3.2] 2.3.2. Морфемы.

[3.3.3] 2.3.3. Слова.

[3.3.4] 2.3.4. Предложения.

[3.4] 2.4. Фразеологизмы.

[3.5] 2.5. Язык и речь

[4] Текст и дискурс

[5] 4. Язык и значение

[5.1] Значение слова как значение знака

[5.2] Подходы к лексическому значению.

[5.3] Свойства значения слова.

[5.4] Полисемия и перенос наименования.

[5.5] Семантические связи между словами.

[6] Язык, мышление, мозг

[6.1] Философия языка.

[6.2]  Нейролингвистика.

[6.3] Психолингвистика.

[6.4] Когнитивная лингвистика.

[7] Язык и культура.

[7.1] Сколько культуры в языке?

[7.2]  Язык отражает культуру.

[7.3] Язык создает культуру.

[7.4] Язык символизирует культуру.

[8] Языковое варьирование в контексте социолингвистики

[8.1] Региональное варьирование

[8.2] Социальное варьирование.

[8.3] Ситуативное варьирование

[8.4] 7.4. Билингвизм и языковые контакты.

[9] Языки мира

[9.1] Структурные типы языков

[9.1.1] 8.1.1. Морфологическая типология

[9.1.2] 8.1.2. Фонологическая типология

[9.1.3] 8.1.3.Синтаксическая типология.

[9.1.4] 8.1.4.Языковые универсалии.

[9.2] Языковые семьи

[10] Письмо

[10.1] 9.1 Виды письма

[10.1.1] 9.1.1 Предписьменные формы

[10.1.2] 9.1.2 Собственно начертательное письмо

  1.  Введение

Лингвистика как наука о языке возникла лишь в XIX веке, но интерес людей к языку насчитывает уже более двух тысячелетий. Почему столько веков человек пытается познать природу языка? Ведь в отличие от медицины, генетики, химии и других наук успехи лингвистики лишь косвенно связаны с проблемами выживания человеческого рода. Да и научились ли мы лучше понимать друг друга, изучая основное средство общения - язык?

Мы стремимся проникнуть в суть языка по ряду причин.

Если мы зададим себе вопрос, что отличает нас от животных, то среди многих других отличий мы обязательно назовем язык. Язык – это специфическое средство общения, присущее только человеку, так как предполагает наличие определенного уровня развития высшей нервной системы.  Язык помогает нам выйти за пределы чувственного опыта и говорить не только о простых, но и сложных объектах, не только о конкретных, но и об абстрактных сущностях (сравним мяч и  матч, мороз и преданность).

Несмотря на то, что наша способность говорить опирается на универсальные свойства мышления (умение строить логические рассуждения, сравнивать и противопоставлять объекты и явления), на универсальные психические процессы (память, внимание, восприятие), конкретные проявления общей языковой способности человека весьма разнообразны. В результате на земном шаре – не один, а тысячи различных языков, и многие из них до сих пор не изучены. Этот огромный разнообразный языковой материал нуждается в систематизации. Анализ общих черт языков позволит не только глубже проникнуть в сущность человеческого языка в целом, но и лучше понять особенности каждого конкретного языка.

Изучать общие и частные особенности языка важно также и  потому, что его значение в жизни отдельного человека и человеческого социума в целом огромно и отражается в двух его основных функциях: коммуникативной (осуществление общения) и  когнитивной (познание действительности, формирование мысли, дальнейшее освоение мира и его классификация). Коммуникативная функция включает частные функции: сообщение о факте, вопросительную, аппелятивную (побуждать), экспрессивную (выражать эмоции), фатическую (устанавливать контакт), эстетическую  (воздействовать эстетически) и метаязыковую (способность языка описывать самого себя).  Некоторые лингвисты, говоря о роли языка в обществе, особо выделяют социальную функцию языка.

Парадокс лингвистики состоит в том, что, на первый взгляд, изучить собственный язык очень просто – мы ведь так хорошо его знаем! Чтобы исследовать его, не надо изобретать телескоп или микроскоп, не надо летать в космос или погружаться в океан. Но именно потому, что “истина где-то рядом”, так трудно ухватиться за нее. Когда мы исследуем нечто вне нас (как в физике, химии, астрономии), мы выступаем в роли объективных наблюдателей. Язык же находится внутри нас самих: мы не можем оставаться лишь сторонними наблюдателями, так как становимся одновременно и испытуемыми. Следовательно, при изучении языка невозможно избежать субъективности. К тому же многие речемыслительные процессы протекают бессознательно, а сфера бессознательного пока практически закрыта для современных технологий. Может быть, именно поэтому, несмотря на многочисленные исследования языка, остались вопросы, на которые лингвистике еще предстоит дать четкие ответы: Как за короткое время человеку удается перерабатывать огромный объем информации и выражать все свои знания ограниченным количеством слов? Каким образом мы порождаем речь, и какие конкретные процессы происходят при этом в человеческом мозге? Можно ли изобрести “универсальный переводчик”? Можно ли научить компьютер понимать все нюансы значения слов и объяснить ему, почему, например, так неестественно звучит грамматически правильное предложение Ранним осенним утренним часом по длинной аллее шел кассир с комиссией? Как связаны язык и мышление, отражает ли язык правильность, истинность мышления, мыслим ли мы изначально словами или существует довербальное мышление, когда и как довербальное мышление переходит в вербальное? И, наконец, как возник сам язык? На эти и многие другие вопросы пытается ответить современная лингвистика.    

Лингвистика (языкознание, языковедение) – наука, изучающая существующие языки (как живые, так и мертвые), а тем самым и человеческий язык вообще. Другими словами, объектом изучения лингвистики является язык.

Что такое язык?

Нет общепринятого, универсального определения языка.  Приведем несколько: особое, присущее только человеку средство общения с помощью членораздельных звуков; определенная, специфическая знаковая система, обладающая своей структурой; определенный (вербальный) вид деятельности; система средств выражения, служащая определенной цели.

Язык не существует отдельно, сам по себе. Он тесно связан с человеком, говорящим на нем (его физиологией, психологией, мышлением), и с человеческим обществом в целом (его культурой, историей и т. д.)  Поэтому лингвистика занимается не только внутренним  устройством языка, но и его связями с неязыковыми, экстралингвистическими факторами (культурой, мышлением, социальным делением общества, ситуацией общения и др.).

Таким образом, в лингвистике главенствуют два представления о языке:  язык как система, построение структур, и язык как средство общения, как орудие мысли, осуществляющее связь человека с внешней средой. С этими точками зрения связано деление лингвистики на внешнюю и внутреннюю. Внешняя лингвистика изучает факты, внешние по отношению к системе языка (история народа, географическое распространение языка); внутренняя лингвистика исследует то, как устроен язык и включает в себя фонетику и фонологию, морфологию и синтаксис, лексикологию и фразеологию, а также другие разделы языкознания).

Разделы языкознания:

Кроме внешней и внутренней лингвистики выделяют также частное и общее языкознание.  Частное языкознание занимается отдельным языком или группой родственных языков. Оно может быть синхроническим (описывает язык в какой-либо момент его исторического развития) и диахроническим   (прослеживает развитие языка на протяжении отрезка времени). Общее  языкознание изучает сущность и природу Я, общие законы его функционирования и развития,  а также разрабатывает общие методы исследования языков. К общему  языкознанию относится и  типологическая лингвистика – сопоставление родственных и неродственных языков c целью установить типы языков и выяснить универсальные свойства языка.

 В лингвистике также различают теоретическое и прикладное языкознание. В отличие от теоретического языкознания, которое занимается научным осмыслением человеческого языка, прикладное решает практические задачи для любого языка или для конкретного языка: создание письменности, обучение иностранному языку, культуре речи, создание систем автоматического перевода, создание систем общения человека с компьютером и т.д.

 

  1.  Как устроен язык

При рождении человека объем его мозга составляет около 25% мозга во взрослом состоянии. Для шимпанзе (ближайшего родственника человека) эта цифра равна 45%, а для макаки – 60%. Это говорит о том, что у человека большая часть мозга развивается уже после рождения, приблизительно в течение первых двух лет.

Следовательно, в процессе послеродового развития человеческий мозг может наилучшим образом приспособиться к природным и социальным условиям. Поэтому некоторые исследователи говорят об «экологичности» мозга – его способности меняться вместе с окружающей его средой. Экологичностью в равной мере характеризуется и наш язык: это крайне гибкая и легко адаптирующаяся система, которая в то же время обладает относительно жесткой иерархической организацией. То, как устроен язык, и предопределяет все его свойства.

Внутреннее устройство языка  обычно представляют в виде системы – множества взаимосвязанных элементов, образующих единое целое1.

Системность предполагает оптимальное согласование структуры, субстанции и функции системы. Это значит, что природа и свойства элементов, входящих в систему, характер их взаимодействия, отношения между ними определяют функционирование всей системы в целом (какие цели преследуются и какими средствами они достигаются).  

Признаки системы:

  1.  наличие элементов – знаков;
  2.  наличие структуры, то есть существование определенных связей и отношений между элементами системы;
  3.  уровневая организация;
  4.  целостность (взаимозависимость целого и элементов);
  5.  выполнение системой в целом определенных функций.

  1.  Понятие знака

Знаки – это материальные объекты, которые указывают на другой объект (ситуации, свойства) или замещают его, при этом за данными объектами общество закрепляет определенные значения.

Знаком, т. е. материальным носителем информации, может стать любой объект, если он будет связан с заранее оговоренным значением. Так, например, общество «договорилось», что слово «дом» будет указывать на определенный реальный объект (референт или денотат) -  конкретный дом или класс домов.

Различают внутренние и внешние свойства знака.

Внутренние свойства знака:

а) двусторонность. Знак включает в себя две стороны: форму (означающее или план выражения) и значение (означаемое или план содержания). Применительно к слову, форма – это то, как слово слышится или пишется, как мы его воспринимаем органами чувств, а основа значения – наше понятие об основных свойствах референта (сигнификат) (Рис. 1).

 

   ЗНАК

       реальный объект

           [дом]               (референт/денотат)

значение      форма

        (план содержания)          (план выражения)

Рис. 1. Строение знака

Означаемое (содержание) и означающее (форма) тесно взаимосвязаны – они могут функционировать только вместе (как две стороны монеты или листа бумаги).

б) произвольность (условность, немотивированность). Мы закрепляем определенное значение за какой-либо формой произвольно, по традиции. Это значит, что чаще всего знак внешне не похож на тот объект, на который знак указывает, то есть по форме знака мы не можем догадаться о его содержании или, другими словами, связь между означающим и означаемым не естественна, а произвольна.

Поэтому сходные по звучанию слова могут в различных языках означать совершенно разные вещи:

[mi(:)n] в английском означает “иметь в виду”, во французском – “шахта”, в валлийском – “край”, в баскском – “боль”, в арабском – предлог “из”.

Однако существуют знаки мотивированные, в той или иной мере похожие на соответствующий реальный объект. Это, например, звукоподражательные слова (мяу, хрю-хрю) или определенные  дорожные знаки (например, «пешеходный переход»). Нередко к мотивированным языковым знакам относят производные слова на том основании, что их форма и содержание мотивированы производящей основой (друг → дружественный → недружественный).

В зависимости от степени мотивированности знаки делятся на три группы (по Ч. Пирсу (1839 – 1914) и Ч. Моррису (1901 - 1979):

  1.  иконы, которые обнаруживают определенное сходство между внешней формой знака и его референтом (картины, репродукции, фотографии);
  2.   индексы, для которых характерно наличие прямой причинной физической или механической связи между внешней формой знака и референтом (дым – огонь);
  3.  символы, в которых между формой знака и референтом отсутствует всякое сходство или какая-либо иная природная связь (большинство слов).

В отличие от первых двух групп, где наблюдается естественная связь формы знака с его содержанием, в последней группе эта связь носит произвольный характер.

В последние годы лингвисты говорят о том, что язык иконичен, то есть его структура (строение слов, синтаксис предложений) в определенной степени копирует окружающий мир. Например, высказывание «Он вскочил на лошадь и ускакал» язык отражает реальную последовательность действий (принцип последовательности); удвоение основы слова указывает на   множественность объектов или усиление свойства объекта: wil на языке ток-писин означает «колесо», а wilwil - «велосипед» (принцип количества); близость слов в речевой цепи указывает на более тесную связь между объектами и свойствами, обозначенными этими словами: famous Italian pepperoni pizza (принцип дистанции)..

в) асимметричность. Между значением и формой нет однозначного соответствия, то есть одна форма может иметь несколько значений (фотография мальчика – «фотография,  изображающая мальчика», «фотография, сделанная мальчиком», «фотография, принесенная мальчиком»), а одному значению может соответствовать несколько форм (У него грипп, он болеет гриппом, он болен гриппом). Это свойство получило название «асимметрического дуализма знака»2.

г) коммуникативность. Знак способен нести информацию о внешнем мире и выступать в качестве средства общения;

д) обобщенность. В основе значения знака лежит понятие – обобщенное знание основных свойств объекта. Называя объект каким-либо словом, мы приписываем ему определенные свойства и относим его к обобщенному классу объектов. Так, например, маленький ребенок, назвав арбуз мячом, приписывает его к классу «круглых предметов».

е) системность. Знаки редко бывают изолированными, обычно они существуют в системах. Роль знака («значимость», по Ф. де Соссюру) обусловлена его связями с другими знаками данной

системы.

ж) преднамеренность. Мы используем знаки осознанно, в определенных целях.

з) ситуативность значения. Значение знака определяется контекстом его употребления (звонок с лекции и на лекцию).

Внешние свойства знака:

а) материальность  (знаки, их форма обязательно воспринимаются органами чувств);

б) линейность (знак имеет протяженность во времени и пространстве; знаки способны следовать друг за другом в речевой цепи);

в) воспроизводимость (в акте коммуникации знак не создается каждый раз заново).

Функции знака:

  1.  репрезентативнаязнаки представляют информацию об объекте;
  2.   различительная  - знаки помогают различать более сложные по составу знаки (фонемы различают слова: суп – зуб, пал – пил, sheep - ship).

Человек использует огромное количество разнообразных знаковых систем: жесты, дорожные знаки, вывески, письменность, математические символы, азбука Морзе, специальные компьютерные символы, генетические коды и др.

Рост числа и сложность знаковых систем привели к созданию специальной науки – семиотики.

Семиотика – наука о знаковых системах и способах передачи ими различной информации.

Основоположниками считаются американские философы

Ч. Пирс и Ч. Моррис.

Знаковая система – совокупность знаков, образующих единство на основе внутренних отношений между ними и используемых в определенной сфере человеческой деятельности.

Виды знаковых систем:

  1.  естественные (жесты, звуки языка) и искусственные (таблица Менделеева);
  2.  материальные (дорожные знаки) и идеальные (система культурных ценностей);
  3.  динамические (часы) и статические (вывески);
  4.  многомерные (язык) и одномерные («язык» аквалангистов);
  5.  детерминированные (жесткая последовательность знаков - светофор) и вероятностные (допустимы варианты - язык). 

В чем состоит уникальность языка как системы знаков?

  1.  Язык – универсальное средство общения, применяется во всех сферах  деятельности, в то время как использование других знаковых систем ограничено.
  2.  Язык первичен по отношению к искусственным знаковым системам. Последние возникают на основе языка и передают различными способами информацию,  которая добывается и обрабатывается с помощью естественного языка.
  3.  Языковая система крайне динамична, она постоянно развивается и совершенствуется.
  4.  В отличие от многих других знаковых систем язык наряду с объективной информацией о мире передает также чувства, эмоции, субъективные ассоциации.

2.2. Языковая пирамида 

2.2.1. Отношения  и связи между знаками.

В сложной знаковой системе, состоящей из разнородных элементов, важна не только природа и свойства составляющих ее знаков, но и различные отношения между самими знаками.

Языковые знаки как элементы языковой системы вступают в определенные отношения и связи друг с другом (внутрисистемные отношения):

1) парадигматические отношения – это отношения  между языковыми единицами, которые объединяются в определенные  ассоциативные классы или группы. Например, слова могут  быть отнесены к одной группе в силу общности их грамматических форм или парадигм: склонение существительных (река, реки, рекой), личная парадигма глаголов (кричу-кричишь-кричит), или общности (противопоставленности) значения: синонимические ряды (идти – тащиться - плестись), антонимы (сильный – слабый), тематические группы (завтрак, обед, полдник, ужин), родо-видовые (гиперо-гипонимические) группы (собака – такса, овчарка, бульдог, терьер), меронимические группы (отношение «часть – целое»: автомобиль – колесо, руль, лобовое стекло, кузов, мотор, салон).

2) синтагматические связи – взаимодействия языковых единиц, которые следуют друг за другом в речевой цепочке. Они отражают способность языковых знаков сочетаться в речи. Наша речь – это череда звуков, морфем, слов, предложений.  От последовательности знаков или окружения знака нередко зависит смысл сказанного: подушка из пуха – пух из подушки, Andrew saw the chairThe chair saw Andrew,  кисть винограда -  кисть руки.

3)  иерархические отношения – это такие отношения, при которых единицы языка располагаются в порядке от высшего к низшему или наоборот.  Такие отношения предполагают уровневую организацию языка, при которой сложные элементы состоят из более простых, а последние разложимы на еще более простые (например, предложения состоят из слов, слова – из морфем, и т. д.).

Знаки соотносятся и с тем,  что находится вне знаковой системы (внесистемные отношения):

  1.  с обозначаемыми реалиями (референтами или денотатами) знаки вступают в  денотативные отношения;
  2.  с понятиями о референтах – в сигнификативные отношения;
  3.  с человеком, использующим знаки в качестве средства общения, – в прагматические отношения.

Итак, внутрисистемные, денотативные, сигнификативные и прагматические отношения составляют содержание знака как коммуникативной единицы.

  1.  Уровни языковой системы

Синтагматические и парадигматические связи и отношения связывают однородные знаки (морфемы с морфемами, слова со словами), но в сложной системе существуют определенные отношения между разнородными знаками (иерархические отношения). Разнородные знаки, вступающие в отношения иерархии, образуют уровни. 

Принципы выделения уровней знаковой системы:

а) единицы уровня должны быть знаками или его составляющими;

б) единицы каждого уровня однородны;

в) более простые единицы входят в состав сложных единиц;

г) единицы уровня  выделяются сегментированием – разделением речевого потока на фрагменты.

Если строго придерживаться всех приведенных принципов, то в языке можно выделить следующие основные или базовые уровни:

 фонемный (фонемы)

морфемный (морфемы)

 лексический (лексемы)

синтаксический (предложения).

Очевидно, что иерархическое устройство языка нельзя свести лишь к данным четырем уровням. Поэтому наряду с базовыми уровнями, выделяются промежуточные: морфонологический (морфемы с чередованием фонем  рук - руч), сервологический (служебные слова, в которых, подобно многим морфемам, преобладают грамматические значения), уровень словосочетаний. В языковой системе также существует фразеологический уровень, единицами которого являются фразеологические единицы.

Многие лингвисты особо выделяют уровень фигур. Единицы данного уровня меньше знака, они односторонни и относятся либо к форме знака (см. о дифференциальных признаках фонемы раздел 2.3.1), либо к значению (семы – см. раздел 4.2). Но именно из дифференциальных признаков складываются фонемы, а из сем – значения слов.

Таким образом, систему языка мы может представить в виде многоступенчатой усеченной пирамиды, вершинный ярус которой составляет ограниченное количество фонем (несколько десятков в каждом языке); далее следуют морфемы (сотни), слова (сотни тысяч) и предложения (их еще никто не пытался сосчитать). Элементы одних уровней входят в состав элементов других уровней: из фонем составляются морфемы и слова, из слов – словосочетания и предложения (Рис. 2).

Фонемы

Морфемы

Слова

Предложения

Рис. 2. Базовые уровни языковой системы

Такое устройство языка позволяет создавать огромное количество разнообразных по сложности языковых единиц из ограниченного количества простейших элементов.

Наличие связей и отношений между единицами одного уровня и между разноуровневыми элементами обеспечивает целостность системы и обусловливает ее способность выполнять главную функцию языка – общение.

Особенности языковой системы проявляются и в том, что язык - открытое, динамичное образование, которое постоянно пополняется новыми элементами. Важная характеристика единиц языковой системы – способность к варьированию, которая может пониматься двояко: с одной стороны, как наличие в языке вариантов, с другой – как способность знаков менять свои свойства  в зависимости от конкретного контекста употребления. Благодаря варьированию в большинстве случаев мы имеем возможность выбора из нескольких вариантов, а это, в свою очередь, открывает простор для языкового творчества.   

  1.  Основные единицы системы: фонемы, морфемы, слова, предложения.

Теперь, когда мы составили общее представление о системе языка, можно подробнее рассмотреть «кирпичики», из которых выстроена языковая пирамида: фонемы, морфемы, слова, предложения и др.

2.3.1. Фонемы.

Люди общаются между собой с помощью членораздельных звуков.  Раздел лингвистики, изучающий звуковой материал языка, называется фонетикой.

Фонетика изучает звуки с точки зрения акустики (как звук воспринимается) и физиологии (как звук произносится).

Однако в системе языка звуки могут иметь неодинаковое значение. Как бы картаво не произнес маленький ребенок слово «рыба», мы все равно поймем его. Но если кто-то скажет «У меня болит суп» вместо «У меня болит зуб», это вызовет непонимание. В данном случае звуки [с] и [з] выполняют функцию различения слов. Функциональный аспект звуков, то есть их роль в системе языка, изучает фонология.

Если звуки различают слова, мы имеем дело с фонемами.

Фонема – минимальная единица звукового строя языка, способная различать морфемы и слова.

Понятие фонемы и звука не совпадают. Фонему нельзя произнести. Это абстрактная единица системы языка, которая объединяет основные свойства звука, не зависящие от контекста употребления или от индивидуального произношения человека. В реальной речи фонема воплощается в звуках. Кроме того, одна фонема может состоять из нескольких звуков (дифтонги, трифтонги), в речи несколько фонем могут  звучать как один звук (в слове «детский» звук [ц] объединяет последнюю фонему корня /т/ и первую фонему аффикса /с/). 

Внутри языка фонемы образуют фонологическую систему, которая построена на фонологических оппозициях – противопоставлениях фонем.  Мы отмечаем звонкость фонемы /б/, противопоставляя ее фонеме /п/.

Отличительные признаки, выделяемые в результате противопоставления фонем, называются дифференциальными признаками фонемы.  Каждая фонема определяется тем, что отличает ее от других фонем. Наряду с дифференциальными признаками фонема включает в себя интегральные (не образующие фонемной оппозиции) признаки. Один и тот же признак может быть как дифференциальным, так и интегральным: так, в русском языке глухость дифференциальна для /б/, т. к. есть оппозиция с /п/, но интегральна для /х/.

Виды фонологических оппозиций (по Н. С. Трубецкому (1890 - 1938)):

1) в зависимости от количества членов различают оппозиции: бинарные  - два члена /b/ - /p/ (звонкий/глухой); тернарные – три члена /b/-/d/-/g/ (губной/переднеязычный/заднеязычный), групповые – противопоставляются группы фонем (гласные/согласные);

2) по повторяемости в системе языка оппозиции бывают: пропорциональные отношение между членами оппозиции повторяется в других оппозициях данного языка («мягкий/твердый» в русском языке); изолированныеоппозиция уникальна для данного языка (/l/ - /r/ в немецком);

3) по отношению между участниками оппозиции делятся на привативные – фонемы различаются каким-либо дифференциальным признаком (/б/ - /п/), причем один из низ маркирован, т. е. содержит данный признак (например, звонкость), другой – немаркирован (звонкостью не обладает); градуальные – фонемы характеризуются разной степенью проявления признака (/а/-/о/-/у/ )  и эквиполентные - участники логически равноправны и различаются по нескольким признакам (/б/ - /с’/, /п/ - /т/).

В каждом языке своя фонологическая система: в языке Piraha (Бразилия) 10 фонем, в русском языке 39 фонем, французском – 35, абхазском  – 71, в одном из языков Африки – 141 фонема.

Фонологические системы отличаются не только в количественном отношении, но и в качественном. Так, в мандаринском китайском фонемы /p/ и /ph/ различают смысл слов: pha  - «пресмыкаться, сгибаться», pa – «восемь». В английском языке [p]и [ph] не выполняют смыслоразличительной функции (pinspin) и являются вариантами одной фонемы /p/ (аллофонами). 

Как отличить две разные фонемы от двух вариантов одной фонемы?  

В этих целях используется метод дистрибутивного анализа, который опирается на понятие дистрибуции.

Дистрибуция -  совокупность всех тех позиций и окружений, в которых встречается языковой элемент в данном языке. 

Виды или модели дистрибуций:

  1.  дополнительная – если элементы никогда не встречаются в одних и тех же окружениях, то это варианты фонемы (закрытый и открытый варианты фонемы /e/ в семь и шест);
  2.  свободного варьирования – если элементы встречаются в одних и тех же окружениях без различения значения, то это варианты фонемы (г фрикативный);
  3.  контрастная – если элементы встречаются в одних и тех же окружениях и различают значения, то это разные фонемы (мел – мель).

Метод дистрибутивного анализа используется, главным образом, для исследования фонемного и морфемного состава языка.

2.3.2. Морфемы. 

Морфема3 – часть слова, в которой за определенной формой закреплено содержание и которая не членится на более простые единицы того же рода.

Морфологической структурой слова занимается морфология, которая входит в грамматику и делится на словоизменительную и словообразовательную.

Среди морфем различаются корни и аффиксы. В отличие от аффиксов корни в большей степени обладают семантической и формальной автономностью, т. е. самостоятельностью значения и формы.

Виды морфем:

  1.  в зависимости от выражаемого значения морфемы делятся на лексические (знаменательные) и грамматические (служебные). Первые – носители лексических значений (корни - work), вторые выражают лексико-грамматическое (приручить) или собственно грамматическое значение (worked);
  2.  в зависимости от способности употребляться самостоятельно морфемы делятся на свободные, связанные и относительно связанные. Свободные морфемы могут выступать в качестве самостоятельных слов (unhappy); связанные морфемы не употребляются отдельно от других морфем (impossible). Относительно связанные морфемы представляют собой промежуточные единицы, расположенные между словами и связанными морфемами (что-либо, не видеть, the apple).
  3.  в зависимости от положения по отношению к корню аффиксы делятся на префиксы (приручить), постфиксы (военный, рука), интерфиксы (лесоруб), инфиксы (лат. fidifindo), конфиксы (нем.  gemacht, gekocht), трансфиксы (арабск. kabirkibarakbar), а также нулевые морфемы (значимое отсутствие морфемы в русских кратких прилагательных белый – бел).

Морфемы, так же как и фонемы, имеют варианты – алломорфы: в английском языке отрицательный префикс in- выступает в разных вариантах в словах insincere, impossible, illegal.

В морфологии сложилось два подхода к описанию морфологической структуры слова – аддитивная и неаддитивная модели.  В первом случае предполагается, что слово складывается из морфем, как дом из кирпичей, при этом значение слова представляет собой сумму значений составляющих его морфем. Следовательно, свойства слова можно предсказать, опираясь на свойства его компонентов-морфем: мы поймем значение слова malvarma на эсперанто, если знаем, что корень varma означает «теплый», а аффикс mal является показателем противоположного качества. Неаддитивная модель учитывает отклонения от принципа аддитивности: свойства слова не сводятся к простой сумме его составных частей, в результате соединения морфем в слове нередко появляются новые, плохо предсказуемые значения: ср. дневник – чайник – лыжник – грибник. Способность человека соединять старые языковые единицы, создавая при этом языковые выражения с новыми свойствами, лежит в основе языкового творчества в целом.    

2.3.3. Слова. 

Слову традиционно отводится центральное место в системе языка, так как оно способно выполняет все языковые функции. Многие уровни языковой системы соотносятся именно со словом (фонемы и морфемы составляют слова, а из слов строятся предложения).

Слово – основная структурно-семантическая единица языка, служащая для наименования предметов и их свойств, явлений и отношений действительности.

Словарный состав языка, включающий слова и устойчивые словосочетания, изучает лексикология.  

Так как в каждом языке слово обладает специфическими  семантическими, фонетическими и грамматическими свойствами, то крайне трудно дать универсальное определение слова.

Его определяют:

  •  как единую произносительную единицу, слоги которой объединены вокруг ударного слога (фонетический критерий);
  •  как сочетание корня и аффиксов (морфологический критерий);
  •  как единицу языка, соотносимую с понятием (семантический критерий);
  •  как составную часть предложения (синтаксический критерий);
  •  как лексическую единицу, которая описывается  отдельной словарной статьей (лексикографический критерий).

В силу того, что адекватное для всех языков определение слова еще не принято, лингвисты разработали общие принципы изучения слова в любом языке: 

  1.  При изучении слова необходимо учитывать его специфику в конкретном языке или группе языков.
  2.  Слово – знак, обладающий формой и значением.
  3.  Слово в системе языка (лексема) – это совокупность всех его формальных и содержательных свойств, не зависящих от контекста употребления (все значения многозначной лексемы, все парадигмы изменения формы слова). Речевое слово (лекс) – это слово в конкретной ситуации (в каком значении оно было употреблено, в какой форме). В языковой системе слово вступает с другими словами в парадигматические отношения, в речи – в синтагматические.
  4.  Слово в языковой системе необходимо отграничивать от единиц соседних уровней:
  •  от морфем слово отличается позиционной и синтаксической самостоятельностью;
  •  от словосочетания  – цельнооформленностью4, то есть спаянностью своих составных элементов (морфем и фонем) и воспроизводимостью в речи.

2.3.4. Предложения.

Предложение наряду со словом является важнейшей единицей системы языка. Мы говорим не столько словами, сколько предложениями, поэтому именно через предложение осуществляется коммуникативная функция языка. В предложении реализуются значения всех других единиц языковой системы.

Предложение – любое, от развернутого синтаксического построения до отдельного слова, высказывание, являющееся сообщением о чем-либо и рассчитанное на зрительное или слуховое восприятие.

Признаки  предложения:

  1.  Наличие синтаксических грамматических категорий предикативности и модальности.

Предикативность – отношение информации в предложении к действительности, устанавливаемое в момент речи (указание на участников описываемой ситуации, характер их действия, временные границы ситуации и т.д.). Данное отношение выражается в  предикативной структуре (подлежащее/субъект и сказуемое/предикат).

Модальность отношение сообщаемого к действительности с точки зрения говорящего (реальность/нереальность происходящего, необходимость, возможность, запрет, способность и т. д.).

2) Коммуникативность как способность выступать в качестве средства общения. Это свойство предложения реализуется в конкретной ситуации общения, которая включает в себя: цель коммуникации (достижение взаимопонимания: просьба, приказ, информирование и другие намерения говорящих), вид коммуникации (устная или письменная), собеседники и их роли (родственники, коллеги), время, место, тема. 

В данных признаках проявляется двойственный характер предложения: с одной стороны, обладая определенными грамматическими категориями и структурой, оно может рассматриваться в качестве  абстрактной грамматической модели, то есть в системе языка. С другой стороны, реальное предложение существует в речи, оно динамично, подвижно и выполняет различные коммуникативные функции.

Для того чтобы разграничить предложение в системе языка и предложение в речи,  некоторые лингвисты предлагают под термином «предложение» подразумевать данную единицу в системе языка, а для речевого употребления использовать понятие «высказывание» (А. А. Потебня (1835 – 1891), В. Матезиус (1882 – 1945), А. И. Смирницкий (1902 - 1954)).

Предложение – это общая абстрактная схема, единица языка, обладающая подлежащно-сказуемостной структурой, которая дает возможность этой единице употребляться в качестве высказывания в речи; высказывание – конкретное речевое воплощение этой схемы.

Для изучения предложения как единицы языковой системы важно учитывать сруктуру предложения (деление на именную и глагольную группу), характер синтаксических связей (сочинение, подчинение), синтаксическое членение (главные и второстепенные члены предложения), основные структурные типы предложения (простые: односоставные и двусоставные, и сложные: сложносочиненные и сложноподчиненные, союзные и бессоюзные).

Высказывание – это “каркас” предложения, обретающий речевую “плоть”. Оно коммуникативно, ситуативно, эмоционально, не всегда следует строгим грамматическим правилам, может содержать подтекст. Смысл высказывания не является простой суммой значений составляющих его слов. В большинстве случаев для правильного понимания высказывания необходимо учитывать экстралингвистические факторы: участники и их роли, намерения, знания, тему, место, время и т. д.

Актуальное членение предложения.

Актуальное членение предложения – это выделение в предложении старой и новой информации, темы и ремы.

Тема выражает то, что в данной ситуации является известным или может быть легко понято. Она не сообщает новой информации, а служит для связи предложения с контекстом.

Рема – то новое, что сообщается о теме, ядро и основное содержание высказывания.

Актуальное членение предложения осуществляется различными языковыми средствами: порядком слов (В комнату вошел старик. – Старик вошел в комнату), интонацией, лексическими элементами - усилительными частицами, местоимениями (Даже она этого не знала. Ему-то я говорил. Эту историю рассказал мне один знакомый.), специальными синтаксическими  конструкциями (фр: cest lui qui; русск: что меня удивляет, так это…), артиклями (нем: Ein Greis trat ins Zimmer/Der Greis trat ins Zimmer), изменением залога (Пушкин написал поэму – Поэма написана Пушкиным.).

2.4. Фразеологизмы.

Фразеологизмы - неразложимые, устойчивые, воспроизводимые  сочетания слов и предложения.

Раздел языкознания, изучающий фразеологизмы, называется фразеология.

Такие устойчивые сочетания заданы уже в готовом виде, мы не собираем их на ходу, а извлекаем их из памяти целиком и используем в собранном виде.

К основным свойствам фразеологизмов относят избирательную сочетаемость (вплоть до единичной – ни зги) и семантическую спаянность (значение всего фразеологизма не разложимо на простую сумму значений  составных слов).

Классификация фразеологизмов :

1) Первую группу образуют идиомы, которые воспринимаются как целостные неразложимые лексико-грамматические единицы. Все слова в их составе выступают в переносном, фигуральном значении.

К идиомам относятся:

а)   фразеологические сращения, утратившие мотивировку (бить баклуши);

б) фразеологические единстваидиомы, сохраняющие мотивировку (сидеть на мели, стреляный воробей, кот наплакал). Восстановить утраченную идиомами мотивировку можно в результате специального этимологического анализа.

2) фразеологические сочетания, в которых  в переносном значении употребляется, как правило, одно слово (разжигать страсти, зло берет). В результате  данные фразеологизмы обладают  большей подвижностью и меньшей замкнутостью:  здесь можно переставить слова или добавить новые слова (страсти разжигать до предела, зло/досада/ страх/смех берет).

3) фразеологические выраженияустойчивые предложения (пословицы, поговорки, крылатые фразы: Нет пророка в своем отечестве. Аппетит приходит во время еды.

2.5. Язык и речь

Систему языка в лингвистике часто противопоставляют понятию речи.  Если мы изучаем употребление конкретной языковой единицы (реально произнесенного звука, слова, высказывания), то мы находимся в области речи. Представляя язык как систему, мы абстрагируемся от конкретного употребления языковой единицы и исследуем свойства, которые присуще ей независимо от ситуации, контекста. В этом случае изучаются не конкретные звуки, свойства которых могут меняться в зависимости от биологических особенностей человека, а фонемы, как совокупности неизменных признаков. По-другому предстает в системе языка и значение слова: если в речи слово всегда однозначно, то в языке оно представляет собой совокупность всех значений многозначного слова. Для описания единицы в системе языка также важны все ее связи и отношения с другими системными элементами (например, наличие у лексемы синонимов и антонимов).  

Ученые осознают, что деление языка на относительно изолированные элементы и ярусы носит искусственный характер, так как при реальном порождении и восприятии речи происходит одновременное взаимодействие всех языковых уровней, которое подчиняется единым принципам человеческого мышления.

В определенном смысле,  система языка – это призрак, существующий в нашем сознании,  абстрактная, в какой-то степени упрощенная схема, которую мы строим для более удобного изучения языковых явлений, для исследования наиболее важных черт языковых единиц,  не зависящих от контекста.

Различение терминов «язык» и «речь» приводит к появлению параллельных понятий, обозначающих языковые единицы:

речь                                         язык

звуки/фоны                            фонемы

  морфы                                     морфемы

 слова/лексы                            лексемы

         высказывания                        предложения

Единицы речи реально существуют, их можно произнести; единицы системы произнести нельзя, так как они представляют собой абстрактные наборы существенных системных свойств.

В современной лингвистике наблюдается тенденция к снятию противопоставления языка и речи, которые рассматриваются как составные части неразрывного процесса коммуникации. Язык – это система, обладающая потенциальной способностью общения, а речь – воплощение этой способности. Прибегая еще к одной метафоре, можно сравнить языковую систему со скелетом, который в ходе реального общения обрастает речевой плотью.

  1.  Текст и дискурс

В настоящее время лингвистов интересует не только и не столько внутреннее устройство языковой системы, сколько использование языка реальными людьми в конкретных ситуациях. Такое смещение акцента заставляет ученых обратиться к изучению текста. Именно в нем воплощаются скрытые возможности всех единиц языковой системы.

Несмотря на то, что тексты окружают человека повсюду, понятие «текст» - одно из самых сложных и противоречивых в лингвистике.

Что мы знаем о тексте? И много, и мало. Ученые интересуются текстом очень давно. Еще древнегреческие философы уделяли внимание правильному построению различных текстов (хорошо известны труды Аристотеля о риторике и поэзии). В средние века исследователи пытались познать универсальные законы грамматической организации текста. Но лишь в языкознании XX века текст становится одним из центральных объектов исследования.

Каждый из нас интуитивно может отличить текст от не-текста:

  1.  Туча по небу гуляла. Замяукали котята: Надоело нам мяукать. Как часто, закрывая какую-либо книгу, мы думаем об авторе – какой он, как он прожил свою жизнь. Римский царь Сервий Тулий имел дочку. На днях мы отправляли с вокзала вещи.
  2.  Александр Македонский, соскочив с лошади, подходит к Диогену и начинает тихо с ним беседовать. Потом он ему говорит: Твой ум, папаша, меня восхищает…Я хочу тебе сделать все, что ты у меня попросишь. Диоген, усмехаясь, говорит: Да мне ничего не надо.  Адъютант шепчет философу: Проси, дурак, загородную дачку. Скажи, у меня мамаша слепая. или проси колесницу с лошадью. Скажи, у меня мамаша пешком ходить не может.

Диоген говорит Александру Македонскому: Да вот разве что я тебя, голубчик, попрошу – отойди немного в сторонку, а то ты мне загородил солнце. (М. Зощенко)

Сравнив два параграфа, мы наверняка придем к нескольким выводам:

а) Текст всегда содержит и передает информацию. Такое свойство текста называется информативностью. Это может быть информация о реальных фактах, об авторском осмыслении действительности, а также подтекстовая информация в виде заложенных в нем ассоциаций.

В зависимости от того, какая информация выходит на первый план в качестве новой, важной, в тексте выделяют топик и коммент (фокус): топик – это общая тема текста, то, о чем идет речь, коммент – то, что сообщается о теме.  

б) Текст должен быть связным (сам термин «текст» произошел от лат. textus – “ткань, сплетение, соединение»). Связность – наличие смысловой или семантической связи между элементами и частями текста. Сравним два отрывка:

«Я человек маленький… и не успел я напиться чаю…прошла всего неделя, как я начал…хлеба с маслом у меня почти не осталось…а я все думал про филина над нами, который как поднос…только вдруг Мартовский Заяц и говорит…тогда я отрезал себе еще хлеба и намазал его маслом…я человек маленький…И я все думал о филине» (показания Болванщика из «Алисы в стране чудес» по поводу украденных кренделей).

«Идешь в бассейн? – Сегодня среда» (повседневный диалог).

Если в первом случае перед нами бессвязный набор обрывочных фраз, то второй пример, несмотря на отсутствие внешней связи между фразами, все же можно назвать текстом.

Отсюда следует, что связность бывает локальной и глобальной. Локальная связность (когезия) – это связь между отдельными элементами и частями текста, которая поверхностно (эксплицитно) выражается с помощью определенных языковых средств (наречий времени и места, временных форм глаголов, лексических повторов, синонимов, союзов, указательных слов или местоимений). Глобальная связность (когерентность) имеет отношение к экстралингвистическим знаниям – о фрагменте реальности, о котором говорится в тексте, о ситуации, в которой происходит общение. Когерентность осуществляется на уровне всего текста и обеспечивается общностью темы, пространственно-временными, причинно следственными связями между событиями в тексте, общностью целей автора и пр. Глобальная связность задается всей структурой текста и может осуществляться, например, через образ автора, ассоциации, единую метафору,  средства локальной связности.

в) Текст обладает определенной структурной организацией. Это формальное членение на части, главы, абзацы; контекстное на речь автора, повествование, описание, рассуждение, чужую речь, цитаты и т.д.

Закономерности структурной организации текста делают его более или менее предсказуемым: когда мы слышим какую-либо часть текста, мы предполагаем появление другой части.  В наших ожиданиях мы опираемся как на лингвистические, так и на внеязыковые знания. Нарушение ожиданий нередко создает юмористический эффект. Так, в «Рождестве мистера Бина» главный герой надписывает рождественские открытки, запечатывает и выходит из дома. Зритель предполагает, что он отправит их друзьям или родственникам. Но он опускает их в собственный почтовый ящик, достает, читает и ставит на камин. На непредсказуемости построен и следующий анекдот: Did you miss my previous lecture? – Not at all.

г)  Текст – единица больше высказывания. Однако многие лингвисты полагают, что высказывание «Пожар!» или «Эврика!» в определенных условиях может быть текстом.

д) Текст носит линейный характер. Но в последнее время появилось понятие гипертекста - системы, которая позволяет получать доступ к информации в любой последовательности. Гипертекст ассоциируется, в основном, с Интернетом, в то время как в лингвистике все чаще используется термин «интертекст». Данное понятие служит для описания явления, когда в одном тексте появляется ссылка на другой текст: «…она боялась обнаружить за этими премудростями и фантазиями…комплекс лисицы, не сумевшей дотянуться до винограда» (М. Харитонов). Явление интертекста, таким образом, допускает как горизонтальное (линейное), так и вертикальное (нелинейное) прочтение текста.

е) Текст обладает завершенностью. Вспомним, однако: У попа была собака…5

Как видим, даже при поверхностном рассмотрении текст представляет собой крайне сложное явление.  В нем реализуются все языковые функции – информативная, экспрессивная, эстетическая и др. Здесь пересекаются все языковые уровни, но текст – не простая сумма низших элементов – в нем действуют свои законы. Текст как речевое произведение динамичен, его свойства зависят от коммуникативной установки автора, от его индивидуальных особенностей и от многого другого.

Изучая текст, можно исследовать различные аспекты: его формальную структуру  – правила соединения низших элементов текста в высшие, или его содержательную сторону  - значение текста и его составных единиц, информацию, структуры знания и способы их языкового выражения, функции текста, культурные аспекты, отношения между говорящим и слушающим и т.д.

Неоднозначность понятия «текст» приводит к тому, что почти одновременно в лингвистике появляется  термин «дискурс» (от лат. discursus – «рассуждение», «довод», «аргумент»). Некоторые исследователи ставят знак равенства между ними. Другие говорят, что текст – это конкретный результат дискурса как речевого процесса. Третьи полагают, что текст – письменное, а дискурс – устное речевое произведение. В современной лингвистике часто понятие дискурса используется  широко: оно включает в себя отдельные высказывания и целые тексты, устные и письменные речевые произведения. Здесь учитывается не только форма и смысл текста, но и широкий контекст: ситуация общения, говорящий, слушающий и их роли, знания, культура и т.д. Другими словами, дискурс – это «текст, погруженный в жизнь», т.е. текст с учетом ситуации его употребления.  

Изучение дискурса ведется в рамках отдельной области лингвистики - анализа дискурса. Это очень широкая дисциплина, которая опирается на данные нескольких направлений в языкознании: лингвистики текста, теории речевых актов, когнитивной лингвистики,  стилистики и некоторые других.

Дискурс исследуется с разных позиций:

1. Дискурс как последовательность речевых актов (теория речевых актов: Дж. Остин, Дж. Серль).

Любое высказывание или дискурс рассматриваются как речевой поступок. С помощью слов мы не только передаем информацию, но и просим, приказываем, выражаем чувства, убеждаем, обещаем, выражаем благодарность и т.д. Например, фраза «Объявляю вас мужем и женой» является действием, целью которого является не столько передача информации, сколько ритуальное провозглашение нового социального статуса. Если мы говорим заболевшему человеку «Ты хорошо сегодня выглядишь», то прежде всего хотим приободрить его.

2. Дискурс как общение в конкретной ситуации по определенным правилам (прагматика: П. Грайс, М. Ариель, Т. Гивон, С. Левинсон).

В ходе коммуникации люди всегда преследуют различные задачи – коммуникативные цели, учитывая место, время общения, тему, роли собеседников и т.д. Главная цель любого общения - достичь взаимопонимания. Поэтому в основе коммуникации лежит принцип кооперации. Американский логик П. Грайс ( вывел универсальные постулаты коммуникации (основные правила общения): постулаты информативности (твое высказывание должно быть достаточно информативным), истинности (не говори то, что ты считаешь ложным; не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований), релевантности (говори то, что в данный момент имеет отношение к делу), ясности выражения (избегай неоднозначности, будь краток). Данные постулаты могут сознательно нарушаться  («Закон есть закон», метафоры, каламбуры).

3. Дискурс как социальное взаимодействие (интеракциональная социолингвистика: Дж. Гумперц, Э. Гофман, Д. Таннен, Д. Шифрин).

Дискурс рассматривается как средство общения различных представителей социума, которые подают друг другу языковые «сигналы». Эти сигналы указывают на роли участников коммуникации и зависят от социального и культурного контекста. При этом используются различные стратегии, призванные, например, выражать солидарность или дистанцию. Одна из таких стратегий называется «говорить за другого»:

А обращается к Б: «Хочешь пироженое?». Вместо Б отвечает В: «Она на диете».

4. Дискурс как диалог (конверсационный анализ: Х. Сакс, Е. Щеглофф, Дж. Джефферсон).

Дискурс представляется как обмен информацией между несколькими участниками. Он обладает определенной структурой (приветствие, прощание) и характеризуется тем, что во время беседы участники вносят совместный вклад в построение диалога, следуя различным принципам (например, поочередное участие) и применяя многочисленные приемы (многократное упоминание о чем-либо, смена темы, привлечение в разговор и др.)  

5. Дискурс как обмен знаниями (когнитивная лингвистика: Т. ван Дейк, В. Кинч, Ж. Фоконье).

В ходе общения люди обмениваются различными структурами знаний (когнитивными моделями – см. раздел 5.4). Создавая дискурс, мы всегда рассчитываем на наличие сходных структур знаний у слушающего. Фонд знаний, общий у участников общения называется пресуппозицией. В высказывании “Сборная Англии по крикету снова проиграла” предполагается, что коммуникантам известно о существовании английская команды крикета. Пресуппозиция, как любые знания, не всегда совпадает с реальным положением дел. Предложение  “Шалтай-Болтай сидел на стене” опирается на пресуппозицию “Шалтай-Болтай существует”. Подобное  несовпадение  лежит в основе большинства художественных произведений, в которых с помощью таких пресуппозиций создается вымышленный мир, легко воспринимаемый читателем в качестве реального.

Таким образом, любой дискурс – это сочетание разных структур знаний, которые стоят за значениями слов и высказываний. Описывая пляж, мы будем использовать слова море, солнце, загар, купаться, за каждым из которых стоят определенные знания. В результате в дискурсе часто встречаются вместе слова, объединеные по сходству значений и по ассоциациям. Но нередко взаимодействующие структуры знаний относятся к разным областям знаний, как, например в метафорах: If life is a candle flame, then people are moths burned on that flame. (когнитивные модели СВЕЧА, МОТЫЛЕК, ЖИЗНЬ, ЧЕЛОВЕК).

6. Дискурс как различные виды деятельности.

Исследователями предлагается множество классификаций дискурсов, опирающихся на различные критерии: формальные (расчлененность на разделы, параграфы, преобладающий способ изложения – повествование, описание, и др.); содержательные (локальная и глобальная связность и языковые средства ее выражения, развернутость, характер пресуппозиции и др.)

Виды дискурса.

1. В зависимости от преобладания той или иной коммуникативной функции: информативный дискурс (новости); экспрессивный дискурс (описание эмоций); аппелятивный дискурс (приказ, инструкция, политическое обращение, реклама).

2. В зависимости от способа изложения: повествование (организовано во времени), описание (организовано в пространстве), экспликация (объяснение – деловые письма, memos, доклады), аргументация (доказательство точки зрения).

3.В зависимости от сферы использования: художественный, научный дискурс, дискурс средств массовой информации, рекламы, делового общения.

Кратко рассмотрим особенности некоторых из них.

Художественный дискурс (художественная проза, поэзия, драма) характеризуется самодостаточностью, то есть наличием замкнутого мира со своим собственным временем и пространством; обладает тремя уровнями дискурса:  рассказчик – слушатель, персонаж – другой персонаж, автор – читатель/зритель; в нем выражаются различные точки зрения; используются стилистические приемы и выразительные средства.   

Научный дискурс достаточно строго структурирован, логичен, здесь используется особая лексика (термины, клише), сложные синтаксические конструкции, настоящее время, местоимения второго лица.

 Для дискурса СМИ характерно сочетание универсальности и дифференциации как следствие установки на усредненного массового читателя и одновременной ориентации на определенную группу людей. Данный дискурс совмещает две функции – осуществление воздействия и передача информации.  Наряду с клише, терминами используется экспрессивная, оценочная лексика, стилистические приемы, создающие эффект новизны – например, метафоры. 

В рекламном дискурсе в центре внимания находится получатель информации – потенциальный покупатель. Язык должен быть кратким и броским, поэтому часто используются различные образные яз средства, стилистические приемы: Clunk Click Every Trip – звукоподражание (кампания за использование ремней безопасности в Британии).

4. Язык и значение

Вам уже известно, что основная функция языка – осуществление коммуникации, в ходе которой люди обмениваются информацией. Следовательно, языковые единицы всегда что-то значат, имеют значение. Именно поэтому мы часто пытаемся приписать значения даже бессмысленным высказываниям. Услышав, например, английскую фразу “to dream diagonally”, многие пробуют объяснить ее значение как «видеть сны, лежа по диагонали на постели».

Значение языковой единицы – это то содержание, информация, которое она передает.

Лингвистическая наука, исследующая значение языковых единиц (морфем, слов, словосочетаний, предложений), называется семантикой6. 

Значение нельзя толковать однозначно: существуют общепринятые значения (системные, словарные) и индивидуальные значения (речевые), которые не всегда фиксируются в словаре; слова могут употребляться в прямых и переносных значениях; значения слов постоянно меняются – расширяются (английское слово cool  на профессиональном музыкальном жаргоне означало определенный стиль исполнения джаза, теперь – выражение одобрения), сужаются (meat в английском языке обозначало любую твердую пищу, теперь – только мясо); существуют также географические и социальные варианты значения.  

Неоднородность значения порождает определенную проблему, а именно: какого рода информацию следует учитывать при описании языкового значения – ту, которую несет в себе единица для всех носителей данного языка независимо от конкретных условий ее использования, или ту, которая передается участниками конкретного акта коммуникации в определенный момент времени? Еще одна проблема состоит в том, нужно ли включать в описание языкового значения энциклопедические (экстралингвистические) знания, и если нужно, то в каком объеме. С одной стороны, словарная дефиниция слова река вряд ли должна содержать указание на самую длинную реку в мире, с другой стороны – при описании семантики слова Halloween мы не можем проигнорировать определенную культурологическую, т. е. «нелингвистическую»,  информацию.

Рассмотрим далее основные понятия и подходы к изучению семантики на примере значения слова.

  1.  Значение слова как значение знака

Отправной точкой в исследовании значения служит представление о языковой единице как о знаке, указывающем на реальный объект (денотат/референт) и передающем понятие об

этом объекте (сигнификат/понятие/концепт)7 (см. Рис. 3).

Отношение между внешней формой языковой единицы, денотатом и сигнификатом принято изображать в лингвистике в виде графической модели. Одной из первых таких моделей был семантический треугольник Ч. Огдена и А. Ричардса (1923 г.):                          

                                         

                                               понятие                                

                              

                     означающее                                    референт/денотат

                     (форма слова)                                      (предмет)

Рис. 3 Семантический треугольник

Из данной схемы видно, что значение неоднородно и включает следующие   аспекты:

денотативный – отношение формы языковой единицы к обозначаемому объекту – денотату;

сигнификативный отношение формы языковой единицы к понятию/концепту.

Однако значение слова определяется не только соотнесенностью данного слова с обозначаемым предметом и понятием о нем, но и с человеком, использующим языковую единицу, а также с другими словами в системе языка. Поэтому принято выделять еще два аспекта значения слова:  

прагматический отношение формы языковой единицы к говорящему или слушающему;

собственно лингвистическийсвязь между значениями единиц в системе языка (парадигматике) и в речи (синтагматике).

Как правило, в исследованиях значения языковых единиц акцент ставится на каком-либо одном из этих аспектов.

  1.  Подходы к лексическому значению.

Денотативный подход:  приравнивает лексическое значение к реальным объектам (денотатам), на которые данное слово указывает (Италия, де Голль). Денотатом слова собака является вся совокупность животных, которые могут быть отнесены к данному виду.

Но согласно этой теории, а) если у слова есть значение, то обязательно в действительности должен существовать соответствующий денотат (между тем, у слов единорог, король Франции  нет референтов в реальном мире, хотя они обладают значением); б) если два слова указывают на один денотат, значит у них одинаковые значения (слова премьер – министр Великобритании и лидер лейбористской партии, обладая разными значениями, указывают на один денотат).

Менталистский подход: значение – не реальный, а ментальный объект (идея, ассоциация, которая вызывается в нашем сознании словом). Что такое идея? Это некая усредненная картинка, собирательный образ соответствующих объектов.

Но тогда не совсем понятно, какой собирательный образ лежит в основе значения слова собака. Попытайтесь мысленно нарисовать нечто среднее между овчаркой, таксой, сенбернаром, терьером, пуделем и т.д. так, чтобы это «нечто» отличалось от волков и лисиц.

Когнитивный подход: значение приравнивается к  концепту (понятию). Этот взгляд не противоречит традиционному пониманию лексической семантики, которое за основу значения, его ядро, также принимает концептуальное значение.8  

Концепт в когнитивистике понимается широко: это не только совокупность основных признаков реальных объектов, но и различные ассоциации, в том числе  индивидуальные. Концепты опираются на чувственный и эмоциональный опыт индивида, а также его знание физического, социального и  лингвистического контекста явления.  

К концептам относят как простейшие «базовые» концепты (НЕКТО,  ВЕЩЬ, МЕСТО, ВРЕМЯ), так и сложные культурные понятия (ВЕРА, ЛЮБОВЬ, СОВЕСТЬ).

Теория смысла (Г. Фреге): в основе значения лежат индивидуальные представления человека о денотате – то, как денотат видится конкретным человеком. Если женщина, живущая рядом с вами, является директором школы, то вы будете воспринимать ее скорее как соседку, а не директора школы.

Прагматические и коммуникативные теории значения: значение слова должно рассматриваться прежде всего в контексте его употребления.

Структурная семантика: значение слова зависит от его места в системе языка и рассматривается как набор простых семантических компонентов (сем), которые выявляются путем сравнения слов с близкой семантикой. Так, у значения слова мужчина, при сравнении со словом девочка выделяются следующие семы: человек, мужской пол, взрослый. Этот метод изучения семантики слов получил название компонентного анализа.

Независимо от того, с каких позиций исследуется значение, существуют некие общие свойства семантики слова, на которые опираются в своих работах большинство лингвистов.

  1.  Свойства значения слова.
  2.  Значение идеально, оно существует в нашем сознании и определяется особенностями нашего мышления. Значение соотносимо с концептом (общепринятом представлении об основных свойствах объекта).
  3.  Значение неоднородно и может включать в себя несколько компонентов – элементарных смыслов, базовых концептов или сем.
  4.  Каждый говорящий привносит в значение что-то свое (индивидуальные ассоциации).
  5.  Для того чтобы слова могли сочетаться друг с другом в речи, должны сочетаться их значения. В русском языке невозможно, например, употребить словосочетание «войти в поле» (в отличие от «выйти в поле»), так как в семантике слова войти содержится указание на перемещение в закрытое пространство, а в значении слова поле имеется сема «открытое пространство».
  6.  Большинство слов обладают несколькими значениями в системе языка. Это явление получило название полисемии.

  1.  Полисемия и перенос наименования.

Полисемия – это сосуществование у  слова нескольких устойчивых значений – лексико-семантических вариантов (термин А.И. Смирницкого).

Многозначность слова снимается контекстом. Если в системе языка слово – набор взаимосвязанных лексико-семантических вариантов, то в речи слово выступает, как правило, только в одном значении.

 Как отличить многозначное слово от омонимов (одинаково звучащих слов)?

Между всеми значениями многозначного слова существуют общие семантические элементы: поле пшеницы, поле деятельности, поля тетради и поля шляпы – во всех значениях слова поле присутствует указание на  свободное пространство,  служащее определенным целям.

Общее между значениями многозначного слова дает основание считать их значениями одного слова (в отличие от омонимов ключ, коса, три, bank).

Значения  многозначного слова неравноценны. Одно из значений слова представляется центральным, оно первым придет в голову при изолированом употреблении слова: зеленый – «цвета травы». Это значение называется прямым. На основе прямого значения создаются переносные, в которых в той или иной степени сохраняются признаки прямого значения: зеленый – «неопытный».

Выделяют 2 вида переноса наименований:

  1.  по сходству между предметами – метафора: теплая встреча, горячая любовь, поезд идет,sbs  position on EU membership) ;
  2.  по смежности между предметами (причина – следствие, часть – целое, емкость – содержимое, место – жители, производитель – его товар, автор – книга и др.) – метонимия: в музее есть два Рембрандта, съел целую тарелку, John has his own wheels, he is the voice of the people).

  1.  Семантические связи между словами.

Слова не существуют в изоляции, их значения связаны между собой.

  1.  В синтагматике.  При совместном появлении в речи значения слов влияют друг на друга, что приводит: а) к снятию многозначности слов, б) к появлению новых контекстуальных значений слова.
  2.  В парадигматике. В зависимости от типа отношений между значениями слова образуют различные группы в системе языка: тематические группы и семантические поля, синонимы и антонимы.

Тематическую группу образуют слова, относящиеся к общему фрагменту действительности или объединенные общей темой (время и его отрезки: год, месяц, неделя, пора; термины родства, процессы мысли: думать, полагать, считать, догадываться и т.д.). Семантическое поле совокупность значений слов, входящих в одну тематическую группу.

Между словами в тематических группах существуют родо-видовые отношения (гипогиперонимические отношения): эти отношения связывают общее родовое понятие (гипероним) со словами, обозначающими частный вид или случай этого понятия (гипонимами). Так, слово фрукт выступает как  гипероним по отношению к словам яблоко, апельсин, банан, груша, персик и т. п., которые являются его гипонимами.   

Антонимы – слова одной части речи, противоположные по значению.

Виды антонимов:

  1.  по структуре: разнокоренные (добрый – злой) и однокоренные (порядок – беспорядок);
  2.  в зависимости от типа противоположности: градуальные, между которыми имеются промежуточные звенья (молодой – нестарый – средних лет – пожилой – немолодой – старый; hotwarmlukewarmcoolcold), и бинарные, которые взаимоисключают друг друга, то есть отрицание одного дает значение другого (истинный – ложный, въезжать – выезжать, deadalive).

Синонимы – слова одной части речи, имеющие частично или полностью совпадающие значения. Синонимы часто образуют синонимические ряды (длинный – высокий – долговязый – рослый).

Виды синонимов:

  1.  по структуре: разнокоренные (молодой – юный, calm - placid) и однокоренные (выругать – отругать);
  2.  по степени синонимичности:  абсолютные (языковедение – языкознание – лингвистика, уподобление – ассимиляция, almost - nearly) и относительные, которые различаются коннотациями, сферой употребления, сочетаемостью с другими словами, оттенками концептуального значения (линия – черта, англ.biglarge, франц. revueparade, нем. schwerkompliziert).
  3.  по выполняемой функции: семантические, которые указывают на разные стороны объекта или разную степень признака (кроткий – незлобливый – покорный – смирный, страх – ужас, violin - fiddle),  стилистические, относящиеся к разным стилям (лицо – лик, франц. visagemuseau, нем. GesichtAntlitz), и семантико – стилистические, совмещающие обе функции (идти – тащиться).

  1.  Язык, мышление, мозг

Почти во всех языках имеется слово со значением «стол». Но если мы попросим нарисовать стол европейца и японца, то рисунки получатся разные. Это значит, что за словами со сходными значениями скрывается разное понимание объекта. Следовательно,  за языком в целом стоит то, как люди представляют устройство окружающего мира. Деятельность человеческого мозга, направленная на познание мира, называется мышлением.

Мышление – это высшая форма осмысления реальности, целенаправленное, опосредованное и обобщенное познание связей и отношений между предметами и явлениями.  

Другими словами, мышление – это деятельность нашего сознания, нацеленная на решение разного рода проблем. Но, как известно, язык, так же как и мышление, представляет собой способ решения разнообразных задач: с помощью языковых знаков.

Как связаны друг с другом эти два вида деятельности – речевая и мыслительная - и чем они различаются? В разное время на эти вопросы исследователи отвечали по-разному.

  1.  Философия языка.

В рамках общефилософского подхода наблюдались следующие тенденции.

Отождествление категорий языка и мышления

Для античности, средневековья и вплоть до XVIII века характерен логический подход к данной проблеме Демокрит, Гераклит, Платон, Аристотель, Грамматика Пор-Рояль):

- мышление – категория более высокого порядка, чем язык;

- лингвистика – часть философии (логики);

  •  логика и грамматика отождествляются: логика отражает истинное познание

(т. е. познание соответствует реальности), а грамматика передает истину словами;

- языковые категории прямо соотносятся с категориями мышления (слова тождественны понятиям, предложения – суждениям и умозаключениям);

- логические понятия, лежащие в основе понятий грамматических, универсальны, присущи всем языкам;

- так как язык поддается логическому, рациональному объяснению, его можно познать, изучить.

Критика логицизма: акцент на несовпадении языка и мышления.

В XIX веке в лингвистике сложилось психологическое направление (Х. Штейнталь, В. Вундт, А. А. Потебня), которое в противовес логицизму выдвинуло следующие положения:

-  язык и мышление взаимосвязаны, но представляют собой разные сущности;

- нет однозначного соответствия между категориями языка и мышления (понятие может выражаться не только словом, но и словосочетанием, грамматическая категория имени существительного обозначает не только предмет, но также качество и процесс, структура суждения и предложения не всегда совпадают);

- язык – не столько средство выражения готовой мысли, сколько средство ее создания.

Язык предопределяет особенности нашего мышление.

Мысль о том, что язык ограничивает мышление восходит к Вильгельму фон Гумбольдту (кон. XVIII – нач. XIX в.), который полагал, что язык и мышление сосуществуют в постоянном единстве и борьбе. С одной стороны, ясность мысли достигается только в языке. С другой, язык стесняет, ограничивает мышление, так как,  усваивая или употребляя слово, за которым стоит определенное понятие, мы привязываем себя к тому или иному  восприятию объекта. Такое противоречие полезно, потому что ведет к развитию и уточнению языка.

Данные положения В. фон Гумбольдта в XX веке были развиты неогумбольдтианцами, разработавшими теорию лингвистической относительности (Гипотеза Сепира – Уорфа).

Суть данной теории сводится к следующим постулатам:

- характер познания зависит от того, на каком языке мы говорим;

- люди по-разному мыслят о мире, так как говорят на разных языках;

- язык обладает “тиранической властью” над нашей ориентацией в мире;

- язык – это сила, творящая действительность.

Признание диалектической взаимосвязи языка и мышления.

Современная лингвистика рассматривает язык и мышление в их взаимосвязи, не отождествляя их:

- мышление может быть вербальным (оперирует наглядно-чувств. образами) и невербальным. Вербальное мышление оперирует понятиями, суждениями, умозаключениями, имеющими непосредственный выход в язык, а невербальное мышление - наглядно-чувственными образами, которые напрямую не связаны со словом;

-  язык связан со всей психической деятельностью человека, то есть не только с мыслью, но и с чувствами и волей;

- общие законы мышления универсальны и не зависят от национально-культурной принадлежности (ср. с гипотезой Сепира – Уорфа). Различны лишь языковые средства выражения понятий в языках (русск. рука – англ. hand/arm).

  1.   Нейролингвистика.

Нейролингвистика исследует проблему языка и мышления в контексте связи между языковой способностью и строением и функционированием человеческого мозга.

Данная область лингвистики пытается ответить на следующие вопросы: В каких участках мозга хранится языковая способность человека? Как функционирует нервная система в процессе речевой деятельности? Существует ли специализация различных участков мозга относительно фонологии, синтаксиса, семантики?

До недавнего времени нейролингвистика была вынуждена опираться на данные, полученные в результате исследований людей с различными нарушениями мозговой деятельности. Результатом тех или иных травм мозга в большинстве случаев являются речевые нарушения – афазии (или дисфазии).

Исследование афазий показало, что языковая способность возникает в результате координированной деятельности левого и правого полушарий головного мозга: левое полушарие отвечает за грамматическую правильность и связность речи, а также за усвоение абстрактной лексики, правое – за способность выделять в окружающем мире отдельные предметы и ассоциировать с ними слова, а также выражать эмоции с помощью языка.

Левое полушарие наиболее значимо для порождения и восприятия речи. Здесь расположены зона Брока (по имени французского хирурга XIX века Поля Брока), которая отвечает за артикуляцию и способность строить грамматически правильные предложения, и зона Вернике (Карл Вернике – немецкий исследователь XIX века), обеспечивающая понимание устной речи, чтение и доступ к словарю. Если травмирована зона Брока, то речь становится медленной и грамматически неправильной, но остается связной. Человек, страдающий афазией Вернике, говорит очень быстро и грамматически правильно, но речь его становится бессмысленной.  Обе зоны взаимосвязаны: при говорении зона Вернике «подбирает» слова из словарного запаса и «отсылает» их в зону Брока, которая оформляет их грамматически и обеспечивает их произнесение.

Современные методы исследования (томография головного мозга), позволяющие изучать деятельность здоровых людей, подтвердили наличие зон, которые отвечают за различные речевые функции.

Однако даже самые сложные методы исследования мозга лишь фиксируют активность тех или иных участков мозга при выполнении различных языковых задач. Нейролингвисты еще не дали исчерпывающих ответов на вопросы о том, каким образом человеческий мозг воспринимает, хранит и обрабатывает информацию на языке, как возникла языковая способность, как кодируется в мозге синтаксис или значения слов, и многие другие.

  1.  Психолингвистика.

Психолингвистика – это экспериментальная наука о речевой деятельности, которая изучает проблему языка и мышления с точки зрения  психических механизмов, лежащих в основе речевых процессов.

Центральный вопрос психолингвистики: что происходит в нашем сознании, когда мы порождаем и воспринимаем речь? 

Здесь разработаны разнообразные методы изучения речевого поведения людей. Это различные эксперименты, которые позволяют понять, что происходит в глубинах нашего сознания в ходе речевой деятельности.

К ним относятся, например,  ассоциативные эксперименты для изучения ментального лексикона или того, в какие группы объединяются слова в нашем сознании. Оказывается, слова хранятся в нашем сознании не изолированно, они вступают в многочисленные ассоциативные связи друг с другом: по сходству звучания, написания, значения, принадлежности к грамматическому классу, по жизненному опыту и так далее.

Очень интересны исследования оговорок или спунеризмов (spoonerisms), названных по имени Уильяма Спунера – оксфордского священника, чьи проповеди и лекции были знамениты забавными оговорками: “You have hissed all my mystery lessons and tasted the whole wormвместо “You have missed all my history lessons and wasted the whole term”. Психолингвисты считают, что подобная перестановка согласных возможна только в том случае, если непосредственному проговариванию предшествует этап внутреннего планирования речи, на котором программируются грамматико-синтаксическая структура высказывания, выбор слов, выбор звуков.

  1.  Когнитивная лингвистика. 

Когнитивная лингвистика (от лат. cognitio – «познание») исходит из того, что язык является наглядным внешним проявлением познавательной деятельности человека. Следовательно, изучить мыслительные процессы можно путем исследования языковых единиц. Так как познание – это, прежде всего, приобретение и накопление знаний, то проблема соотношения языка и мышления предстает в новом ракурсе: какие структуры знаний находятся в основе значения языковых единиц?

К таким структурам знаний относятся концепты и их объединения - категории, которые организуют, классифицируют опыт и лежат в основе концептуальной картины мира.

Свойства категорий:

  1.  расплывчатость, нечеткий характер границ между категориями и концептами (богатство и бедность, теплый и холодный);
  2.  наличие внутренней структуры у категорий, которые состоят из ядра и периферии. Ядро – это наиболее типичные представители данной категории объектов (прототипы), в периферийной зоне располагаются менее типичные представители. Так, ядром категории птица являются обычно воробей или голубь, в то время как пингвин или страус будут отнесены скорее к периферии9.

Концепты объединяются в когнитивные модели: устойчивые сочетания концептов, относящиеся к стереотипным ситуациям (разговор в ресторане, покупка, свадьба). Когнитивная модель «пляж» включает в себя такие концепты как купание, загар, замок из песка, прогулка, пикник, купальник и др. Часто один концепт активизирует в нашем сознании все остальные. К когнитивным моделям относятся фреймы и сценарии10. Если фрейм - это статичный набор концептов, то сценарий - определенная последовательность событий во времени. Фрейм [ПОЛЕТ В САМОЛЕТЕ] представляет собой набор концептов пилот, стюардесса, ремни безопасности и др.; соответствующий сценарий может быть представлен в виде следующей последовательности: приезд в аэропорт, регистрация багажа, таможня, сесть на место, пристегнуть ремни, взлет, еда, фильмы…посадка;

Концепты связаны различными ассоциациями:

по сходствуконцептуальные метафоры: явление, когда один концепт понимается через другой концепт, выражается с помощью  другого концепта (ПОВЕДЕНИЕ как ИГРА, СПОР как ВОЙНА, ЖИЗНЬ как ДВИЖЕНИЕ В ПРОСТРАНСТВЕ);

по смежностиконцептуальная метонимия: связь между концептами в пределах одной когнитивной модели (часть/целое, причина/следствие и т.д. – см. 3.4).

 Концептуальные метафоры и метонимии рассматриваются здесь не как стилистический прием, а как  глубинные мыслительные процессы, которые классифицируют  мир вокруг нас. Так, концептуальная метафора как сравнение есть мысленное объединение совершенно разных областей реального мира, а метонимия – это мысленное замещение одного объекта другим, близким ему объектом11.

Интересно, что наше представление о языке также носит метафоричный характер. В лингвистике для описания языка широко используются различные метафоры: ЯЗЫК как БИОЛОГИЧЕСКИЙ ОРГАНИЗМ (рождается, умирает, образует семьи); ЯЗЫК как УРОВНЕВАЯ СТРУКТУРА (иерархия взимосвязанных элементов – фонем, морфем, слов и т.д.); ЯЗЫК как ПОРОЖДАЮЩЕЕ УСТРОЙСТВО (производит высказывания), ЯЗЫК как КОМПЬЮТЕР.

 

  1.  Язык и культура.

На протяжении многих веков для истории человечества было характерно противостояние культур – Востока и Запада, классической и модернизма, элитарной и массовой.  В конце XX века интенсивные экономические, политические и другие контакты, развитие средств массовой информации, активные миграции привели к возникновению многокультурных обществ, принципом существования которых является не столкновение или ассимиляция культур, а их адаптация.

Отсюда следует, что в современных условиях для успешного общения  люди должны уметь вести «диалог культур». При изучении иностранного языка необходимо не только знать значения слов и правила построения предложений, но и осознавать, какие культурные различия стоят за тем или иным языком и как они проявляются на вербальном уровне.

Взаимосвязь языка и культуры очевидна. Язык – важнейшее условие существования человеческого социума. А понятие социума неразрывно связано с понятием культуры, так как человеческая цивилизация существует благодаря накоплению и передаче определенных материальных и духовные ценностей.

Культуру определяют по-разному:  совокупность знаний или общепринятые модели поведения;  навыки, приобретенные человеком как членом общества; совокупность материальных и духовных ценностей, накопленных определенной общностью людей.

  1.  Сколько культуры в языке? 

Сторонники теории лингвистической относительности отмечают тесную взаимосвязь языка и культуры и утверждают, что язык не только отражает культуру, но и влияет на нее.

Еще в тридцатые годы психологами Л.С. Выготским и А.Р.Лурия были выявлены некоторые особенности лексики языка народов саами в Норвегии: богатство слов для названия оленей, льда, холода, снега, замерзания и таяния (около 26 глаголов!), отсутствие общих терминов (гиперонимов) для тех же объектов.

Приблизительно в это же время Э. Сепир и Б. Уорф изучают языки некоторых северо-американских индейцев и на основании выделенных отличий делают вывод о том, что язык заставляет видеть мир определенным образом, влияя тем самым на культуру нации.

Несмотря на критику лингвисты до сих пор проводят эксперименты, цель которых подтвердить справедливость данной гипотезы (эксперименты с двадцатимесячными английскими и корейскими детьми, детьми народа майя, которые под влиянием родного языка по-разному классифицируют простейшие действия и предметы).   

Противоположной точки зрения придерживаются сторонники универсализма, полагающие, что различия в языках, обусловленные культурой, несущественны, так как суть языка определяет не столько его культурно-национальная специфика, сколько универсальные особенности человеческого мышления вообще (логический подход, рационализм Р. Декарта и Г. Лейбница).

В последние годы лингвистика пришла к компромиссной точке зрения: в основе языковых единиц существует ограниченное количество базовых универсальных концептов, на эту нейтральную основу наслаиваются специфические, обусловленные культурными различиями, понятия.

Эти универсальные концепты – семантические примитивы (их от 13 до 100), из которых складываются самые сложные значения (я, ты, что-то, люди тело, слово, этот, другой, один, два, все, много, говорить, делать, хороший, плохой, около, внутри, когда, часть, если, нет, др.)

Значение глагола скучать может быть описано с помощью семантических примитивов следующим образом:

X скучает по Y”- X думает: раньше я был с Y, тогда мне было хорошо, теперь Y нет и мне плохо.

Несмотря на очевидные недостатки, описание значений через семантические  примитивы позволяет избежать этноцентризма, так как они не являются «частной собственностью» одного языка, одной культуры: русское слово  рука нельзя описать, используя английские слова  hand или arm.

Взаимосвязь языка и культуры проявляется в следующем:

  1.  Язык отражает культуру.
  2.  Язык создает культуру.
  3.  Я символизирует культуру.

  1.   Язык отражает культуру. 

В языке фиксируется накопленный людьми обобщенный культурный опыт, а также индивидуальный опыт каждого человека в условиях конкретной культуры.

1) Культура прямо или косвенно отражается в любых языковых знаках в силу их произвольности. Значение знака - продукт общественного договора, то есть мы приписываем значения не хаотично, а под влиянием сложившейся культурной традиции.

2) В лексике в той или иной степени присутствует культурный компонент: безэквивалентная лексика (лакуны) – щи, лапти, совхоз, лексика с культурной коннотацией - береза, осина, лексической усиление (несколько названий для одного объекта) – рис в зависимости от сорта и приготовления по-разному обозначается в малайском языке, частота употребления культурно-нейтральных слов (в английском языке слово happy употребляется чаще, чем joyful, обозначающее сильное выражение эмоции, что связано с англо-саксонской традицией не показывать свои чувства), ключевые для данной культуры слова, отражающие менталитет нации (они часто употребляются в устойчивых выражениях, публицистике, популярных песнях, названиях художественных произведений: work, love, freedom в англо-саксонской культуре; судьба, дом, душа – в русской культуре).

3) В области грамматики также проявляются культурные различия: Б.Уорф, сравнивая английский язык и язык индейцев хопи, заметил, что их грамматики отражают различное представление о времени: в европейской культуре время представлено как материальный объект, его можно раздробить на кусочки и посчитать (one dayfive days). У хопи выражение «5 дней» не имеет смысла, так как время – цикличная последовательность (вместо «пять дней» хопи скажут «пятый день»).

4) Метафора. Наряду с универсальными концептуальными метафорами, такими как ЖИЗНЬ КАК ПУТЕШЕСТВИЕ (She knows where she is going. There were two paths open to him. The baby has arrived. Their paths crossed. He is gone (dead).) или ПОНИМАНИЕ КАК АКТ ФИЗИЧЕСКОГО ЗАХВАТАсхватывать» в значении «понимать» - англ. grasp, catch, нем. fassen, фр. saisir, comprendre, итал. capire), в разных языках встречаются специфические метафоры: “рыбав значениифлегматичный, вялыйв русском языке,  face of the clock в английском языке.

5) Тексты также отражают прошлый и настоящий культурный опыт нации (художественная литература, публицистика, анекдоты и т.д.).

  1.  Язык создает культуру.

 Язык не только способен фиксировать и передавать накопленные знания, но и создавать культуру.

1) Мы воспринимаем значение слова вместе с заложенными в нем культурными коннотациями.

2) Тексты являются и накопителями, и катализаторами культурных достижений.

3) Язык участвует в создании коммуникативного поведения через нормы речевого поведения (например, в корейском речевом этикете 7 ступеней вежливости).

4) Язык принимает участие в создании культурных моделей.

Культурные модели.

Культурные модели представляют собой определенные структуры знаний или модели поведения, которые свойствены большинству носителей какой-либо культуры и отличают одну культуру от другой. 

Культурные модели обязательно имеют выход в язык. При усвоении культурно значимых слов родного или иностранного языка одновременно усваиваются и соответствующие культурные модели.

Виды культурных моделей:

  1.  частные и общие: первые служат конкретным целям (приглашение, выражение желания и др.), вторые – более абстрактны, они объединяют связанные друг с другом частные культурные модели. Так,  модульная модель в американской культуре, которая представляет все объекты как различные конфигурации модулей – элементарных частиц, включает в себя множество частных моделей: Lego, Scrabble, генная инженерия, торговые центры (malls), fast food, интерактивное чтение и т. д.;  
  2.  эксплицитные и имплицитные: эксплицитные модели внешне выражены, они осознаются носителями культуры, часто соотносятся с материальными фактами (ритуалы, обряды, игры, дома, предметы лапти, щи). Имплицитные модели отражают общие особенности мировоззрения нации и могут не проявляться на поверхности (идея пассивности человека в восточных культурах, в том числе у славян).
  3.  лингвистические и нелингвистические: первые - различные стили произношения, фольклорные слова, имена собственные, пословицы, молитвы, детские считалки, модели построения повествования, стилистические приемы (метафора и метонимия); вторые - танец, жесты, мимика, рукопожатие, поклоны, запахи, звуки, цвет;
  4.  в зависимости от выполняемой функции: 

а)  модели для ориентации во времени и пространстве (географические карты, спортивные площадки, часы, календари, схемы), для социальной ориентации (термины родства, имена собственные, ритуалы);

б) модели для организации и выражения опыта (классификации, научные теории, театр)

в)  для решения практических задач (рецепты, инструкции, аргументация, просьба о милостыне, молитва, извинение, приказ, обещание).  

  1.  Язык символизирует культуру.

Символизировать значит указывать на что-либо. Язык символизирует социальную принадлежность человека. В зависимости от употребления какого-либо языка или разновидности языка  мы ассоциируемся с той или иной нацией, социальной группой, видом деятельности (см. 6.2). Язык также является основой культурной общности людей: если запрещается язык, то люди воспринимают это как отрицание их культуры в целом. Особую роль в создании национально-культурной принадлежности играет единый стандартный язык – общенациональный литературный язык.

Запомните! Литературный язык – нормированный вариант общенационального языка. 

Норма – стабильность формы языковых единиц при их употреблении, которая опирается на авторитет образцовой литературы, науки и государства. Норма является результатом сознательного отбора и закрепляется в справочниках, грамматиках, словарях (кодифицируется).

  1.  Языковое варьирование в контексте социолингвистики 

Способность к варьированию – изменению свойств в различных контекстах (культурно-исторических, социальных, индиви-дуальных), является универсальным свойством языка, которое реализуется на всех уровнях языковой системы. Языковая вариативность проявляется в наличии вариантов как у отдельных единиц языка (фонем, морфем, слов, лексических значений и т.д.), так и у языковых систем в целом. Данное свойство может быть вызвано различными причинами: внутрисистемными (влияние языковых единиц друг на друга) и экстралингвистическими.

Варьированием языка в целом, обусловленным разнообразными социальными факторами, занимается социолингвистика.

Социолингвистика – наука, изучающая всю совокупность вопросов, связанных с взаимодействием языка и общества.

В данном разделе языкознания исследуются следующие типы языкового варьирования: региональное, социальное, ситуативное и межязыковое.

 

  1.  Региональное варьирование

Региональное варьирование – изменение языкового употребления, обусловленное территориальными факторами.

К региональным вариантам относят стандартные географические варианты языка (британский и американский английский) и диалекты.

Диалект (наречие) – речь, характерная для населения определенной области и имеющая те или иные особенности в области фонетики, грамматики и лексики.

Особенности диалектов на современном этапе:

  1.  социальная и возрастная ограниченность носителей чистого диалекта;
  2.  употребление ограничено бытом, семьей;
  3.  сближение диалектов и образование полудиалектов в результате взаимодействия говоров;
  4.  осознание (не)престижности диалекта и частая ориентация его носителей на литературный язык.

Методы исследования диалектов.

Диалекты изучает диалектология с помощью методов сбора и анализа данных.

Данные собираются на основании речи носителей диалекта: интервью, анкетирование, наблюдение в естественных условиях.

Полученные данные анализируются  и  картографируются, составляются карты диалектов, на которых отмечаются границы между диалектами и диалектными явлениями – изоглоссы.

Однако не всегда можно провести границу между диалектами, так как они переходят один в другой постепенно. Это явление получило название диалектного континуума. В качестве примера приведем  западнороманский континуум: несмотря на то,  что стандартные варианты французского, каталанского, испанского, португальского и итальянского представляют собой отдельные языки, жители на границе между любыми двумя языками понимают местные диалекты по обе стороны границы.

  1.  Социальное варьирование.

Социальное варьирование – изменения в языковом употреблении, обусловленные социальными факторами.

В основе социальной дифференциация языка лежит социально-экономический статус говорящих (социальное происхождение, профессия, доходы, занятие, образование, пол).

К социальному варьированию относят: профессиональную дифференциацию – употребление профессиональной терминологии и профессионального жаргона; просторечие - стилистически сниженная ненормативная речь; сленг - нарочитый, часто ироничный отказ от некоторых языковых норм, замена общепринятых слов на специфические экспрессивные слова; арго - речь деклассированных элементов (воров, бездомных); гендерлекты – биологически и социально обусловленные различия в речевом употреблении женщин и мужчин.

Социальные варианты языка (или социолекты) не являются замкнутыми системами – они взаимодействуют друг с другом и литературным языком. Так, в последние годы общепринятой нормой стало употребление слов Internet, e-mail, netiquette, которые в прошлом относились к жаргону хакеров.

Значение социолектов состоит в том, что они, прежде всего,  обеспечивают социальную идентификацию, то есть принадлежность человека к своей социальной группе (механик вряд ли захочет говорить как брокер и наоборот).

 

  1.  Ситуативное варьирование

Ситуативное варьирование – изменение языкового употребления в зависимости от контекста общения и типа деятельности коллектива или человека.

Ситуативное варьирование часто характеризуют в терминах формального, неформального и нейтрального общения.

 Формальное общение происходит, как правило, между мало знакомыми или незнакомыми людьми в определенных ситуациях, таких как переговоры, научные и публичные выступления, доклады и др. Данные тип общения предполагает социальную дистанцию между участниками коммуникации. Формальная речь характеризуется полным и тщательным произношением, изобилует книжными словами и оборотами, поэтизмами, терминологией, в грамматике типично использование сложных предложений, причастных и деепричастных оборотов, страдательных конструкций, отглагольных существительных.

 Неформальное общение характерно для людей либо близких, либо находящихся в неофициальной ситуации (непринужденная беседа, рынок, магазин, вечеринка, спортивный клуб и т.д.). Здесь используются элементы просторечия, сленга, табу, сокращенные конструкции, не всегда соблюдается грамматическая правильность.

В то время как формальная и неформальная речь привязана к конкретным ситуациям или участникам коммуникации, нейтральное общение носит универсальный характер и применяется во всех сферах деятельности. Внимание говорящих сосредоточено на простом обмене информацией, что ограничивает употребление эмоционально-экспрессивной, возвышанной и сниженной лексики.  

Таким образом, если территориальное и социальное варьирование порождается соответствующей дифференциацией общества, то ситуативное варьирование обусловлено многообразием ситуаций и форм использования языка.  Поэтому каждый носитель языка в той или иной степени владеет основными ситуативными вариантами языка.

7.4. Билингвизм и языковые контакты.

Все рассмотренные виды варьирования (региональное, социальное и ситуативное) реализуются в пределах одного языка. Однако существует еще один тип языкового варьирования, который охватывает несколько языков – билингвизм.

Билингвизм – сосуществование нескольких  языков в пределах одной социальной общности; употребление индивидуумом или группой людей нескольких языков. 

При длительном сосуществовании языков между ними возникают языковые контакты.

Языковые контакты – разнообразные языковые процессы, возникающие в результате взаимодействия языков.

Последствия языковых контактов: заимствования, смена языка в целом, образование вспомогательных языков, возникновение языковых союзов.

1) Заимствования – языковые единицы (слова, морфемы, фразеологизмы, синтаксические конструкции, звуки), «одолженные» одним языком у другого. Заимствования могут быть как ассимилированными  (полностью подчиненными строю заимствующего языка): лошадь, так и неассимилированными  (непохожими на слова заимствующего языка): жюри.

Почему происходят заимствованния?

а) вместе с каким-либо предметом или понятием в язык приходит и называющее его слово (кофе, бумеранг, табак, пицца, дефолт);

б) слова из чужого более престижного языка вытесняют слова родного языка, как случилось, например в английском, в котором норманские слова army и face заняли место исконных here и andwlita.

2) Cмена языка в целом – вытеснение одного языка другим в результате завоевания. Но ни один язык не исчезает бесследно, он всегда оставляет следы в вытеснившем его языке.

Субстрат – следы языка побежденного народа в языке народа-победителя, то есть совокупность черт языковой системы, восходящих к языку, который ранее был распространен на данной территории (элементы галльского двадцатеричного счета во французском; кельтские влияния в английских географических названиях).

Суперстрат – следы языка победителей в сохранившемся языке побежденного народа, то есть совокупность языковых черт, появившихся в результате растворения в данном языке языка пришлых народов (следы языка франков  во французском; следы норманского французского в английском).

3)Образование вспомогательных языков для межнационального общения.

Такие языки принято называть lingua franca12. Они широко используются в определенных регионах разными народами для осуществления конкретных задач (например, ведение бизнеса). Это может быть уже готовый язык (латынь в европейской науке до XVIII века, английский в деловом общении) или язык, который возникает из нескольких языков в ходе общения представителей разных народов.  

К последним относятся пиджинизированные и креолизированные языки:

Пиджины13 (их около 50) вспомогательные языки,  ни для кого не являющиеся родными (например, Hawaii Pidgin English или африканские пиджины). Пиджины – языки, «сшитые грубыми нитками». Каждый говорит на нем по-своему. По форме они напоминают то, как мы часто общаемся с иностранцами и маленькими детьми. В них практически нет грамматики, отсутствует словоизменение, произношение упрощено. Большинство слов состоят из корней. Словарный состав ограничен – от 500 до 800 единиц. 90% слов – заимствования из языка-источника (чаще английский). Судьба пиджинов может быть разной: перестают употребляться (гавайский пиджин был вытеснен английским языком); сохраняются в качестве неродных языков (западноафриканские пиджины); становятся родными языками – креольскими.

Креольские языки (количество говорящих приблизительно 25-30 млн.)– пиджины, ставшие национальными языками. Их возникновение связано с европейской колонизацией Африки, Азии и Америки. Особенно продуктивно креолизация проходила в Карибском бассейне – зоне общения европейцев, местного индейского населения и африканских рабов. Креольские языки более сложные по сравнению с пиджинами: растет объем словаря, усложняется грамматика. Как правило, креольские языки существуют наряду со стандартным местным языком, который используется в образовании и государственном управлении. Это языки бесписьменные или младописьменные.

  1.  Становление языковых союзов.

Языковые контакты нередко приводят к частичному структурному уподоблению языков, которое может стать основой для образования языковых союзов.

Языковые союзы – группа языков, которые в результате длительных языковых контактов начинают обнаруживать некоторое структурное сходство, не зависящее от их родства. 

Общность таких языков основана на  сродстве (не путать с родством языков!) – появлении общих черт вследствие географической близости, культурных и языковых контактов. Так, к языковым союзам относят балканский языковой союз, объединяющий болгарский, македонский, сербо-хорватский, албанский, греческий и др. языки. Примером их структурной близости является отсутствие инфинитивов, которые исчезли во многих балканских языках под воздействием греческого языка.  

Подобные явления называются адстратом.

Адстрат – черты языковой системы, объясняемые как результат влияния одного языка на другой при их длительном сосуществовании.

В отличие от субстрата и суперстрата адстрат представляет собой нейтральный тип взаимодействия языков, при котором не происходит ассимиляции и растворения одного языка в другом. Например, в результате длительных контактов в английский язык из скандинавских языков пришли такие слова как cake, egg, husband, skin, take, ugly, window.

  1.  Языки мира

Несмотря на интенсивные межязыковые контакты, на многочисленные попытки создать единый для всех людей язык (например, эсперанто), мы по-прежнему говорим на разных языках.

Библейская легенда о Вавилонской башне – попытка осмыслить многоообразие языков на нашей планете: «На всей земле был один язык и одно наречие…И сказали они <люди>: построим себе город и башню высотою до небес; и сделаем себе имя прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать. Сойдем же и смешаем там язык их, чтобы один не понимал речи другого.” (Бытие, Гл. 11)

Лингвистов интересует не столько проблема существования большого количества языков, которое воспринимается как данность, сколько пути и способы объединения языков в различные группы на основании сходства между ними, а также причины данного сходства.

Первый путь напоминает детскую игру “Угадай кто?”, в которой каждый игрок получает 24 карточки-портрета и должен угадать, кого выбрал противник, задавая вопросы “У твоего лица карие глаза?” или “У твоего лица широкий нос?” и т.д.

Подобным образом поступают лингвисты, группируя языки по принципу их структурного сходства или различия. На основе общности в морфологическом строении слов, в фонологии, в построении предложений все языки делятся на несколько структурных типов. Данный подход называется лингвистической типологией.  

Второй путь уподобляет языки людям. Если мы хотим поближе познакомиться с кем-либо, то постараемся разузнать о его семье. Можно перефразировать известное высказывание: “Скажи мне, кто твои родители, и я скажу, кто ты”. Точно так же многое можно узнать о языке, поняв, от какого языка-предка он произошел и какие еще родственники у него имеются. Этот подход, который господствовал в лингвистике на протяжении XIX века, получил название компаративистики (сравнительно-исторического языкознания). Одна из задач данного направления состоит в выявлении родства языков и объединении их в языковые семьи.     

  1.  Структурные типы языков

8.1.1. Морфологическая типология 

В основе данной классификации языков лежат четыре структурных типа слов:

  1.  корневые (корни);
  2.  производные (корни + аффиксы);
  3.  сложные (соединения корней);
  4.  сложнопроизводные (несколько корней + аффиксы).

В зависимости от преобладания тех или иных слов, языки делятся на следующие типы:

- корневые (изолирующие) языки, в которых большинство слов состоят только из корней, а словоизменение практически отсутствует: китайский, вьетнамский, лаосский, камбоджийский языки;

- инкорпорирующие (полисинтетические) языки, где в одном слове сочетается так много корней, что слова больше напоминают предложения: индейские языки в Северной Америке и чукотско-камчатские языки;  

- флективные (фузийные) языки, в которых к корням присоединяются аффиксы, но они так крепко «сплавляются» друг с другом, что а)корень редко употребляется самостоятельно без аффикса (вода, рук-ой, быстр-ого), б)аффиксы вызывают изменения внутри корня (ветер – ветра, друг – друзья), в)аффиксы многозначны (вод-а – род, число, падеж), г)одно грамматическое значение может  выражаться различными аффиксами (дом-у, пут-и – дат. падеж): славянские, балтийские языки, арабский язык;

- агглютинирующие языки, где аффиксы механически «приклеиваются» к корням, поэтому а)корни могут быть самостоятельными словами, б)нет звуковых изменений в корне, в)аффиксы однозначны: тюркские языки, банту, японский язык.

 «Чистых» языковых типов не существует. Большинство языков совмещают в себе черты нескольких типов с преобладанием одного. Так, в английском языке будущее число образуется по изолирующей схеме (will leave), в словообразовании преобладает агглютинация (re-elect, act-or), система местоимений принадлежит к фузийному типу (him – 3 лицо, ед.ч., м.р., прямое дополнение).

Морфологическая типология имеет свои недостатки. Обнаружены языки, не относящиеся ни к одному из перечисленных типов. Поэтому наряду с традиционной классификацией в XX веке появляется характерологическая типология, которая занимается выделением общих структурных черт отдельных групп языков (например, индо-европейских или славянских). Кроме того,  совершенствуется старая морфологическая типология: добавляются новые параметры, позволяющие выделить много (а не четыре) языковых типов (классификация Э. Сепира); вводятся также количественные характеристики отдельных явлений в языках (индексы Дж. Гринберга).  

8.1.2. Фонологическая типология

Языки различаются по характеру основной фонологической единицы:

языки фонемного строя – центральной единицей фонологической системы является фонема (славянские, германские, романские языки);

языки слогового строя – в качестве центральной фонологической единицы выступает слог ( китайский, японский); 

По характеру ударения языки делятся на политонические (китайский, вьетнамский) и монотонические (большинство индо-европейских языков), со свободным словесным ударением (русский) и с фиксированным  ударением (польский).

8.1.3.Синтаксическая типология.

Синтаксическая типология классифицирует языки в зависимости от типа построения предложения, в частности, от того, как в предложении выражается отношение между действием, деятелем и объектом действия:

языки активного строя (ряд языков американских индейцев) противопоставляют глаголы действия (прыгать) и глаголы состояния (быть): субъект при глаголах действия стоит в особом  активном падеже, при статических глаголах субъект стоит в том же падеже, что и объект;

языки эргативного строя (кавказские языки, баскский, чукотский, корякский, хинди, шумерский) противопоставляют  переходные и непереходные глаголы: субъект при переходных глаголах стоит в эргативном падеже, при непереходных глаголах субъект ставится в том же падеже, что и объект;

в языках номинативного строя (большинство языков)  подлежащее стоит в номинативном падеже независимо от значения глагола.

8.1.4.Языковые универсалии.

При всем структурном многообразии у всех или почти всех языков наблюдаются общие универсальные свойства.

Универсалия – языковое явление, свойственное всем языкам или большинству языков14. 

В языкознании существуют два подхода к универсалиям: 

1) Универсалии устанавливаются путем анализа конкретных явлений большого количества языков (например, типологические индексы Дж. Гринберга).

2) Универсалии – это сущностные характеристики человеческого языка вообще.

В последнем случае универсалии можно вывести путем глубинного анализа одного индивидуального языка. Пример такого подхода - генеративная лингвистика Н. Хомского. Данная теория пытается найти ответ на вопрос, как человек порождает (генерирует) высказывание. Как известно, дети выучивают свой первый язык феноменально быстрыми темпами. При этом их языковые способности не зависят от конкретного языка. Это позволило Н. Хомскому предположить, что в языковом плане человек не является tabula rasa. В нем изначально заложены некие глубинные структуры (простейшие синтаксические схемы-предложения) и правила их трансформации (перестановка, замена, опущение частей предложения и др.), которые позволяют ему, используя конкретный языковой материал, порождать «на выходе» правильные высказывания. Для выявления этих универсальных правил не нужно анализировать много языков, достаточно проанализировать синтаксис сходных предложений одного языка.

Виды универсалий:

По способу установления:  дедуктивные, устанавливаемые на основе общего положения и являющиеся обязательными для всех языков (Основная коммун единица во всех языках – законченное высказывание с грамматическим членением на два главных члена); индуктивные, идущие от частных языковых фактов к общим выводам и описывающие явление в конкретных языках (типологические индексы Дж. Гринберга).

По степени охвата языков: абсолютные, которые не имеют исключений (Во всех языках имеются гласные и согласные. Во всех языках имеются местоимения. Во всех языках имеются взрывные согласные, но не во всех можно обнаружить фрикативные согласные.); статистические, показывающие вероятность встречаемости явления в некоторых языках (индексы Дж. Гринберга выведены для 30 языков).

По логической форме: импликационные, показывающие причинные связи между языковыми явлениями (Если язык корневой, в нем нет грамматически оформленных частей речи. Если в языке есть грамматическая категория рода, то есть и число.); простые, являющиеся простой констатацией факта наличия или отсутствия явления в языке (Во многих языках отсутствуют носовые гласные).

По способу рассмотрения явления: диахронические, описывающие общие тенденции исторического развития явления (Самое позднее глагольное время – будущее. Во многих языках наблюдаются сходные метафорические процессы: значение «тяжелый по весу» приобрело новое знач-е «трудный», « горький по  вкусу» – «скорбный», «большой по размеру» – «важный»);  синхронические, характеризующие язык на современном этапе или в какой-то момент его существования (Если в языке есть тройственное число, то будет и двойственное).

По охвату языкового материала: фонологические (Самая распространенная щелевая согласная - /s/, самые распространенные смычные - /p/, /t/, /k/.); морфологические (Если в языке имеются словоизменительные аффиксы, то есть и словобразовательные, причем последние стоят ближе к корню.); синтаксические (В предложениях 95% языков подлежащее предшествует прямому дополнению); семантические (Большинство языков различают средства выражения предмета, процесса/действия и признака).

 Существуют также ареальные универсалии, отражающие общие тенденции внутри языковых союзов (см. 7.4) или других групп языков. Так, в креольских языках на Карибах используются так называемые «серийные глаголы», которые представляют собой субстрат, унаследованный из западноафриканских языков, и выражают результат действия: He threw the stone fly across the yard. The drops were falling touch the ground.

 В последние годы лингвисты работают над проектом Совета Европы “Eurotyp” с целью установить евроуниверсалии – общие структурные черты европейских языков.  

 

  1.  Языковые семьи

Языки относят к одной языковой семье, если они произошли от общего предка – праязыка.

Праязык - язык-основа, в результате членения которого на  диалекты произошла группа родственных языков.

Установление родства языков и их генеалогическая классификация – довольно сложная задача.

Во-первых, для определения родственного статуса языков необходимо обработать огромное количество языкового материала. Однако лингвисты не всегда обладают достаточной информацией. Например, не до конца изучены языки Африки, Южной Америки, Новой Гвинеи и Австралии.

Во-вторых, родственные языки нередко принадлежат к разным структурным типам (русский и английский), в то время как часто типологическое сходство объясняется не родством языков, а их длительными контактами в рамках языкового союза.

В - третьих,  многие языки в ходе своего развития «теряют» древние слова и формы, которые могли бы свидетельствовать о родстве языков. Так, например, в английском языке вышло из употребления слово leax («лосось»), которое сохранилось в некоторых других родственных ему языках (нем. Lachs, идиш lox).

Каким же образом компаративисты устанавливают родство языков?   

В этих целях еще в XIX веке был разработан специальный компаративный метод, суть которого состоит в том, что языки сравниваются и между ними устанавливаются корреспонденции.

Корреспонденции – системные соответствия, указывающие на родство языков.

Приведем пример таких соответствий:

англ.             лат.            греч.         санскрит

ten               decem          deka          dasa

two              duo              duo            dva

heart           cordia           kardia        hrd-

Нетрудно заметить, что английскому звуку t в других языках соответствует звук d. Данные звуки корреспондируют, так как находятся в одной и той же позиции в словах, сходных по значению. Корреспондирующие звуки восходят к звуку общего праязыка.

Если у звуков в нашем примере общий предок, то почему они не одинаковы? Это объясняется действием фонетического закона, который показывает, как менялись определенные звуки в истории  различных родственных языков. В данном случае мы столкнулись с действием закона Раска-Гримма15, который, в частности, говорит, что в германских языках (английский в их числе) индоевропейский звук d перешел в звук t:

b – p             p – f              bh - b             

d – t             t – th             dh - d

gk            kh             ghg

Корреспонденции выделяются не только на фонетическом и фонологическом уровнях, но и в грамматике (соответствия морфем), лексике (соответствия исконных незаимствованных слов), семантике (соответствия между значениями слов).

На основе регулярных корреспонденций языки объединяются в семьи: одни весьма многочисленны и насчитывают сотни языков (индоевропейская семья); другие могут быть представлены только одним языком (баскский); третьи включают в себя мертвые языки (египетская группа семито-хамитской семьи).

Самая распространенная семья языков – индо-европейская, к которой относятся около 100 языков, при этом число говорящих достигает почти 2 миллиардов человек. Некоторые ученые говорят о родстве индоевропейских языков с алтайскими, уральскими, палеоазиатскими и дальневосточными языками и объединяют их в одну макросемью, называемую ностратической семьей.     

Сейчас большинство  лингвистов полагают, что все языки произошли от ограниченного количества праязыков, а возможно и от одного общего языка. Однако праязыки трудно реконструировать полностью, так как, скорее всего, они представляли собой не отдельные цельные языки, а  группы близких диалектов (диалектные континуумы).

  1.  Письмо 

 История возникновения и развития языка, существование разнообразных языков, обладающих как общими, так и специфическими чертами – все это свидетельствует о том, что языковая способность есть закономерный результат эволюции человека и человеческого общества.  В свою очередь, естественным продолжением языковой способности является возникновение письма и письменности. Действительно, рано или поздно человечество должно было столкнуться с необходимостью найти более надежный способ передачи информации, чем устное сообщение. В этом смысле письмо обладает определенными преимуществами, т. к. позволяет хранить и передавать знания на любые расстояния и практически без ограничений во времени.  И хотя в ходе непосредственного устного общения мы можем влиять на собеседника не только словом, но и голосом, интонацией, мимикой, жестами и пр., письменная речь дает нам возможность тщательно обдумать наши мысли, подобрать нужные слова и достичь необходимого эффекта.  

Письмо – система начертательных знаков, используемых для фиксации устной речи.

Письменность – совокупность рукописных и печатных произведений, выполненных при помощи письма.

О важности письма и письменных текстов для человеческой  цивилизации говорят, например, такие факты: древние греки построили свою первую научную картину мира на основе еще более древних вавилонских текстов; многие из известных нам библейских истин  (за добро воздастся добром, роющий яму другому сам в нее попадет и др.) были заимствованы из шумерских клинописных текстов.

Если бы письмо изобрел конкретный человек, к тому же в наши дни, он, вероятно, мог бы рассчитывать на нобелевскую премию. Но письмо не было придумано одним человеком или одним народом: оно возникало и развивалось параллельно в различных культурах (Рис. 4).

Рис. 4 Основные письменные системы

Несмотря на многообразие письменных систем, существуют общие тенденции их развития:

  •  во-первых, собственно начертательному письму (см. Рис. 4) предшествовали предписьменные формы (предметное и пиктографическое письмо);
  •  во-вторых, дописьменные формы превращались в собственно письменные тогда, когда изображение становилось знаком, а само письмо – знаковой системой: за формой закрепляется устойчивое значение; сама форма упрощается и все меньше становится похожей на соответствующий объект (т. е. знак движется от иконичности к символизму); передаются не только прямые, но и переносные, не только конкретные, но и абстрактные значения; начертание может передавать не только значение, но частично или полностью звучание слова, а вся совокупность графических знаков образует систему, которая вопроизводит связную речь;
  •  в-третьих,  общая эволюция письма говорит о том, что в целом человечество двигалось по принципу «уменьшения объема знака»: в самых ранних системах графические знаки передавали слова (понятия) (идеографическое или  логографическое письмо), далее знаки стали передавать слоги (слоговое письмо), потом – отдельные звуки (звуко-буквенное письмо);
  •  в-четвертых, общее развитие письма от идеографии и звуко-буквенному письму не означает, что каждая культура последовательно проходила эти стадии. Хотя большинство современных систем (кириллица, латиница, арабское, грузинское, индийское письмо и пр.) в конечном итоге возникли на основе финикийского слогового письма, которое в свою очередь произошло из древнеегипетской идеографии, тем не менее, в каждой культуре носители того или иного языка отдают предпочтение одному из видов письма.  Например, славянские народы (кириллица16) никогда не использовали слоговое или логографическое письмо, в то же время китайцы, кажется, не собираются отказываться от древнейшей формы письма – иероглифики (разновидности идеографии).  Это связано, в первую очередь, со структурой самих языков: вспомним, китайский относится к корневому типу, для которого иероглифы являются удобным графическим знаком.  

9.1 Виды письма

9.1.1 Предписьменные формы

Предписьменный (дописьменный) способ передачи информации, строго говоря, не является письмом, т.к. здесь используются не знаковые системы, а прямые изображения объектов: глиняные фигурки домашних животных, палочки с зарубками для ведения торгового обмена в Междуречье, доисторические наскальные рисунки людей и животных и пр. Чтобы «прочесть» подобные послания, не нужно было знать язык, к тому же многие из них были уникальными, приуроченными к какому-то конкретному событию и допускали множественное толкование (вспомним историю о скифских дарах персидскому царю Дарию).  

К предписьменным формам обычно относят предметное письмо: например, цветное ракушечное письмо ирокезов вампум; письмо инков кипу, в котором применялись разноцветные шнурки: узелки на шнурках показывали количество, а цвет – предмет17; пиктографию, где изображение-картинка (рисунок, пиктограмма)  может соотносится как со словом, так и с предложением и даже целым текстом (Рис. 5):

 Рис. 5 Пиктография индейцев дакота.

Пиктография используется и в наши дни, т. к. пиктограммы не связаны с конкретными языками и всем понятны: спортивная символика, дорожные знаки, смайлики (Рис. 6):

 Рис. 6 Современные спортивные пиктограммы

9.1.2 Собственно начертательное письмо

 Идеографическое (логографическое) письмо. Идеограмма (логогограмма) соотносится с понятием или словом.  В идеографических системах передается синтаксис предложения, но не грамматические формы слов и их звучание. В отличие от  пиктограммы, которая индивидуальна, логограмма носит общепринятый, устоявшийся характер.

Наиболее древней из идеографических систем считается возникшая около 5 тысяч лет назад клинопись18 шумеров, живших в Междуречье (территория современного Ирака). Если вначале они использовали около 2000 знаков и писали столбиками, то потом число знаков сократилось до 200-300, а тексты стали записывать в строчку слева направо. Существует гипотеза о том, что все письменные системы (кроме письменности майя) происходят из шумерского письма. Недаром шумерский язык называли латынью Древнего Востока. Достоверно известно, что от шумерской клинописи произошли  древнеперсидское и аккадское слоговое письмо.

Приблизительно в то же время, что и клинопись, возникла китайская иероглифика, которая используется в современном Китае и в настоящее время19.  Китайское письмо насчитывает более 50 тысяч иероглифов, но в обыденной жизни достаточно знать несколько тысяч. Искусство каллиграфии ценится в Китае очень высоко и это неудивительно: иероглифы состоят из 26 различных мазков, которые наносятся в строго определенной последовательности. Легенда гласит, что знаменитый каллиграф Ван Хижи потратил 15 лет на совершенствование написания одного иероглифа, состоящего из пяти мазков.

Наряду с обычными идеограммами в китайском письме существуют фонетические знаки (ключи или фонетические детерминативы), которые вписываются в сам иероглиф и указывают не только на значение морфемы, но и на произношение.  

Частично фонетизация идеограмм произошла и в Древнем Египте.  Иероглифическое письмо появилось здесь около 5 тысяч лет. Со временем у египтян развилась сложная система, в которой графические знаки соответствовали целому слову, либо слогу с определенной согласной. Так, иероглиф «рот» обозначал не только слово, но и сочетание звука [r] с любой гласной, а иероглиф «нога» - [b] + любой гласный. Следовательно, уже в недрах идеографического письма вызревали зачатки слогового и звуко-буквенного письма. Следует особо упомянуть, что от древнеегипетской иероглифики произошло финикийское письмо, легшее в основу большинства современных письменных систем (см. Рис. 4).

Слоговое письмо. Единицы данного вида письма – силлабограммы – соответствуют слогу). Кроме древних систем (древнеперсидской и аккадской), существовавших во II - I тысячелетиях до нашей эры,  к слоговому письму можно отнести современное индийское деванагари и японские катакана и хирагана.

В деванагари имеется два вида знаков: основной знак, который крепится снизу к горизонтальной линии, передает слог “согласный + [а]”; дополнительный знак меняет гласный на [e] или [u].

Японская иероглифика происходит от китайской, но китайскими иероглифами здесь обозначаются корни, аффиксы передаются японскими иероглифами. Таким образом, японцы приспособили китайское письмо к своему языку, который сильно отличается от китайского корневого языка обилием словоизменения.

Еще один любопытный пример слогового письма - письмо индейцев кри, в котором гласная в слоге указывается направлением знака (Рис. 7):

Рис. 7 Слоговое письмо индейцев кри

Слоговое письмо, несомненно, обладает преимуществом перед идеографическим письмом: нет необходимости запоминать огромное количество графических знаков, т. к. в любом языке слогов значительно меньше, чем слов. Однако данный вид письма подходит не всем языкам, например, силлабограммы трудно использовать там, где есть большие скопления согласных.

 Звуко-буквенное (фонографическое) письмо. Эта разновидность письма принципиально отличается от идеографии или силлабографии. Буква здесь передает звук, а комбинации букв – слова. Звуко-буквенное письмо считается самым быстрым и эффективным: для передачи любой информации русскому языку достаточно 33 буквы, английскому – 26. Гораздо сложнее выучить 800 клинописных знаков или 5000 китайских иероглифов.

Выделяют две разновидности фонографического письма – консонантное и алфавитное.

 Первыми фонографическими системами были консонантные  западносемитские письменности (например, финикийская с XIIX веков до нэ). В консонантном письме обозначается сочетание «согласный + любой гласный или нуль гласного», иначе говоря, основной графический знак передает согласный, а дополнительный надстрочный или подстрочный знак (диакритический значок) - гласную. Этот тип письма подходит к семитским языкам, в которых наблюдается явление консонантизма: корень слова состоит из согласных, а гласные – непостоянные элементы с грамматическим (лексико-грамматическим) значением. В настоящее время этот тип письма сохранился в современном еврейском и арабском языках. Арабское письмо существует с IV века нашей эры: из 28 его согласных 22 имеют разновидности в зависимости от позиции в слове (Рис. 8):

 Рис. 8 Позиционные изменения в написании арабских букв

В некоторых случаях консонантное письмо подверлось полной фонематизации и превратилось в фонематическое или алфавитное20. Так, греческое письмо  (существует c VIII в. до н.э.) заимствовало буквы  финикийского, добавив ряд собственных для передачи звуков, которых не было в финикийском языке. При этом часть графических знаков стала использоваться для обозначения гласных,  и текст стал записываться пофонемно, т. е. каждая буква изображала либо гласный, либо согласный. Греки также стали писать слева направо и ввели интервалы между словами и пунктуацию (Рис. 9):

 Рис. 9 Становление греческого и латинского алфавитов

Кроме греческого и латинского письма к алфавитному письму

относятся рунические надписи древних германцев21, а также славянское письмо - глаголица и созданная на ее основе кириллица.

Буквы Кириллицы основаны на византийском унциальном письме IX века – времени жизни святого Кирилла. Кириллицей пользуются православные славянские народы: русские, украинцы, белорусы, сербы и болгары.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Амирова Т. А. Из истории лингвистики XX века: Структурно-функциональное языкознание (истоки, направление, школы): Учебное пособие.- М.: ЧеРо, 1999. – 108 с.

Амирова Т. А., Ольховиков Б. А., Рождественский Ю. В. Очерки по истории лингвистики. – М.: Наука, 1975. – 559 с. 

Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия, 1966. – 606 с.

Березин Ф. М., Головин Б. Н. Общее языкознание. – М.: Просвещение, 1979. – 416 с.

Брукфилд К. Письменность. – М.: Слово, 2001. – 64 с.

Будагов Р. А. Введение в науку о языке. – М.: Просвещение, 1965. – 500 с.

Звегинцев В. А. История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях. – Т. I. – М.: Просвещение, 1964. – 465 с.

Звегинцев В. А. История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях. – Т. II. – М.: Просвещение, 1965. – 494 с.

Звегинцев В. А. Очерки по общему языкознанию. – М.: Изд-во МГУ, 1962. – 382 с.

Кубрякова Е. С. Актуальные проблемы современной семантики: Учебное пособие. – М.: МГИИЯ, 1984. – 129 с. 

Реформатский А. А. Введение в языковедение. – М.: Аспект Пресс, 1996. – 536 с.

Энциклопедия для детей. Языкознание. Русский язык./Ред. М. Д. Аксенова. – Т. 10. - М.: Аванта+, 1998. – 704 с.

БИБЛИОГРАФИЯ

Блумфильд Л. Язык. – М.: Прогресс, 1968. – 606 с.

Бодуэн де Куртенэ И. А. О задачах языкознания / Избранные труды по общему языкознанию. – Т. I. – М.: Изд-во Академии наук, 1968. – 384 с. 

Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. Изд. 2-е. – М.: Русск. яз., 1976. – 248 с.

Виноградов В. В. История русских лингвистических учений. – М.: Высш. шк., 1978. –  367 с.

Влияние социальных факторов на функционирование и развитие языка./Под ред. Ю. Д. Дешериева, Л. П. Крысина. – М.: Наука, 1988. – 199 с.

Зиндер Л. Р. Введение в языкознание: Сборник задач. – М.: Высш. шк., 1998. – 176 с.

Каган М. С. Философия культуры. Санкт-Петербург: Петрополис, 1996. – 415 с.

Кобозева И. М. Лингвистическая семантика: Учебное пособие. – М.: Эдиториал УРСС, 2000. – 352 с.

Крысин Л. П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. – М.: Наука, 1989. – 186 с.

Кубрякова Е. С. Основы морфологического анализа (на материале германских языков. – М.: Наука, 1974. – 318 с.

Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г. Краткий словарь когнитивных терминов.– М.: МГУ, 1996. – 245 с.

Кубрякова Е. С. Части речи с когнитивной точки зрения. – М.: Институт языкознания РАН, 1997. – 314 с.

Ломтев Т. П. Общее и русское языкознание. – М.: Наука, 1976. – 381 с.

Общее языкознание: Внутренняя структура языка/Под ред. Б. А. Серебренникова. – М.: Наука, 1972. – 565 с.

Общее языкознание: Методы лингвистических исследований /Под ред. Б. А. Серебренникова. – М.: Наука, 1973. – 318 с.

Панфилов В. З. Взаимоотношение  языка и мышления. – М.: Наука, 1971. – 230 с.

Плунгян В. А. Общая морфология. Введение в проблематику: Учебное пособие.- М.: Эдиториал УРСС, 2000. – 384 с.

Потебня А. А. Из записок по русской грамматике/ Под ред. В. А. Виноградова. – В 2-х томах. – М.: Учпедгиз, 1958. – 536 с.

Писанова Т. В. Национально-культурные аспекты оценочной семантики: Эстетические и этические оценки. – М.: Икар, 1997. – 320 с.

Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира./Под ред. Б. А. Серебренникова. – М.: Наука, 1988. – 213 с.

Русская глагольная лексика: Денотативное пространство./Под ред. Л. Г. Бабенко. – Екатеринбург: Изд-во Уральск. ун-та, 1999. – 460 с.

Сепир Э. Язык. Введение в изучение речи. – М.: Соцэгиз, 1934. – 222 с.

Соссюр Ф. Курс общей лингвистики. Труды по языкознанию/ Под ред. В. Е. Беспалова. – Екатеринбург: Уральск. ун-т, 1999. – 432 с. 

Степанов Ю. С. Основы общего языкознания. – М.: Просвещение, 1975. – 270 с.

Степанов Ю. С. Язык и лингвистика конца XX века. – М.: Наука, 1995. – 420 с.

Телия В. Н. Типы языковых значений (связанное значение слова в языке). – М.: Наука, 1981. – 269 с.

Теория метафоры/Сб. статей/Сост. и ред. Н. Д. Арутюнова и М. А. Журинская. – М.: Прогресс, 1990. – 512 с.

Трубецкой Н. С. Основы фонологии. – М.: Изд. иностр. лит-ры, 1960. – 371 с.

Фразеология в контексте культуры/Под ред. В. Н. Телии. – М.: Институт языкознания РАН, 1999. – 333с.  

Халеева И. И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи. – М., 1989.

Хомский Н. Синтаксические структуры / Новое в лингвистике. – Вып. 2. – М.: Изд. иностр. лит-ры, 1962. – С. 412 – 527.

Швейцер А. Д. Современная социолингвистика. Теория, проблемы, методы. – М.: АН СССР, Ин-т яз-я, 1977. – 174 с.

Щерба Л. В. Избранные работы по языкознанию и фонетике. – Т. I.- Л.: ЛГУ, 1958. – 181 с.

Akmajian A., Demers R., Farmer A., Harnish R. Linguistics. An Introduction to Language and Communication. – Cambridge, Mass.: The MIT Press, 1998. – 577 p.

Cowan W., Rakusan J. Sourcebook for Linguistics. – Amsterdam: John Benjamins Publishing Company, 1998. – 252 p.

Dirven R., Verspoor M. Cognitive Exploration of Language and Linguistics. – Amsterdam: John Benjamins Publishing Company, 1998. – 300p. 

Farmer A., Demers R. A Linguistics Workbook. - Cambridge, Mass.: The MIT Press, 1998. – 292 p.

Goddard A. The Language of Advertising. – London: Routledge, 1998. – 134 p.

Grady W., Dobrovolsky M., Katamba F. Contemporary Linguistics. An Introduction. – London: Longman, 1996. – 755 p.

Kramsch C. Language and Culture. – Oxford: Oxford University Press, 1998. – 134 p.

Reah D. The Language of Newspaper. – London: Routledge, 1998. – 126 p.

Sanger K. The Language of Fiction.–London: Routledge, 1998.–114 p.

Seuren P. Western Linguistics. An Historical Introduction. – Oxford: Blackwell, 1998. – 570 p.

Schiffrin D. Approaches to Discourse. – Oxford: Blackwell, 1997. – 470 p.

Shore B. Culture in Mind. Cognition, Culture, and the Problem of Meaning. – Oxford: Oxford University Press, 1996. – 428 p.\

Thomas L., Wareing S. Language, Society and Power. An Introduction. – London: Routledge, 1999. – 213 p.

Trask R. L. Language:The Basics. – London:Routledge, 1999. – 244 p.

Trask R. L. Key Concepts in Language and Linguistics. – London:Routledge, 1999. – 378 p.

Ungerer F., Schmid H.-J. An Introduction to Cognitive Linguistics. – London: Longman, 1996. – 306 p.

Wierzbicka A. Semantics, Culture and Cognition: Universal Human Concepts in Culture-Specific Configurations. – New York: Oxford University Press, 1992.– 487 p.

1 Описание языка как системы знаков во многом связано с именем швейцарского лингвиста Фердинанда де Соссюра (1857 – 1913).

2 Термин предложен С. О. Карцевским (1884 – 1955).

3 Понятие морфемы ввел И. А. Бодуэн де Куртенэ (1845 – 1929).  

4 Термин А. И. Смирницкого (1902 – 1954).

5 Эти и некоторые другие параметры текста, разработанные в рамках лингвистики текста (70-е гг. XX в.), показывают нам, что такое текстуальность, т.е. чем текст отличается от других языковых единиц.

6 Данное название дисциплины ввел в 1897 г. французский лингвист М. Бреаль.

7 В данном случае я сознательно избегаю некоторых тонкостей и употребляю эти понятия синонимически.  Однако для тех, кто в дальнейшем намерен более подробно изучить проблемы семиологии и семантики, замечу, что многие современные исследователи не склонны ставить знак равенства между терминами «денотат» и «референт», а также «сигнификат», «понятие» и «концепт» (см., например, «Лингвистический энциклопедический словарь» под ред. В. Н. Ярцевой).

8 В традиционной лингвистике значение слова делится на ядро (общепринятое обобщенное представление об объекте или классе объектов) и коннотации (несущественные, но устойчивые признаки, которые приписываются объекту в данной культуре, например, стилистические, эмоционально-экспрессивные ассоциации).

9 См. работы Э. Рош и Б. Берлин 70-х гг. прошлого века.

10 См. труды Ч. Филлмора, Р. Шенка и Р. Абельсона 70 – 80-х гг. XX в.

11 См. работы Дж. Лакоффа и М. Джонсона начиная с 80-х гг. XX в.

12 Название произошло от средневекового торгового языка Lingua Franca, который использовался в Средиземноморье и основывался на романских языках (французском, итальянском, португальском, испанском), включая также элеметы греческого, арабского и турецкого языков.

13. Данное слово произошло от английского слова business как его искаженно произносят на китайском пиджине

14 Для явлений, встречающихся в большинстве языков, часто используется другой термин - фреквенталии.

15 Закон назван в честь двух лингвистов, открывших его в 19 веке:  датчанина Р. Раска (1787 – 1832)  и немца Я. Грима (1785 – 1863).

16 Кириллица, как и латиница – разновидности звуко-буквенного письма.

17 Так, бурый цвет означал картофель, желтый – золото, красный – воина.

18 Шумеры писали тростиковыми и костяными палочками на табличках из сырой глины. Под нажимом след получался глубже, а там, где стиль вынимали, - тоньше. Готовый документ сушили на солнце или обжигали, недописанный – хранили в мокрой тряпке.  

19 Китайцы считают создателем иероглифов Канн Джи – чиновника, жившего при легендарном Желтом Императоре более 4 тысяч лет назад. По преданию, Канн Джи придумал первые знаки, изучая следы животных и птиц на песке.

20 Хотя к алфавитному чаще всего относят письмо, в котором согласные и гласные получили графическое «равноправие» (ср. с консонантным), первые алфавиты как упорядоченная последовательность письменных знаков возникли в консонантных системах (алфавит жителей Угарита на побережье современной Сирии, финикийский алфавит).

21 Рунами писали германские и скандинавские племена в период с 200 г. до н.э. до 1200 г. н.э. Все руны построены на острых углах, т. к. знаки вырезались на дереве, камнях, кости. Позднее было найдено неожиданное сходство рунического письма с памятниками письменности на территории Монголии, в долине Енисея, с древневенгерским руническим письмом.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

13541. Основные понятия математической логики 589.5 KB
  Основные понятия математической логики. Про обозначения К сожалению обозначения логических операций И ИЛИ и НЕ принятые в серьезной математической логике неудобны интуитивно непонятны и никак не проявляют аналогии с обычной алгеброй. Автор к своем...
13542. Вычисление информационного объема сообщения 166.5 KB
  Вычисление информационного объема сообщения. Что нужно знать: с помощью K бит можно закодировать различных вариантов чисел таблица степеней двойки она же показывает сколько вариантов Q можно закодировать с помощью K бит...
13543. Работа с массивами и матрицами в языке программирования 230 KB
  Тема: Работа с массивами и матрицами в языке программирования1. Что нужно знать: работу цикла for цикла с переменной массив – это набор однотипных элементов имеющих общее имя и расположенных в памяти рядом для обращения к элементу массива используют квадрат
13544. Выполнение алгоритмов для исполнителя 1.18 MB
  Тема: Выполнение алгоритмов для исполнителя. Что нужно знать: правила выполнения линейных разветвляющихся и циклических алгоритмов основные операции с символьными строками определение длины выделение подстроки удаление и вставка символов сцепка двух ст
13545. ЗАДАЧИ, ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА И ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВСЕРОССИЙСКОЙ СЛУЖБЫ МЕДИЦИНЫ КАТАСТРОФ 366.5 KB
  Ознакомить студентов с возможностями сил и средств СМК Минздрава, МО, МВД, МПС России предназначенных для оказания медицинской помощи пораженным и проведения санитарно-противоэпидемических мероприятий в очагах чрезвычайных ситуаций мирного времени.
13546. «Ибо что пользы человеку приобрести весь мир, а себя самого погубить и повредить себе» (Книга Екклесиаста) 33 KB
  Ибо что пользы человеку приобрести весь мир а себя самого погубить и повредить себе Книга Екклесиаста Выбранное мною высказывание затрагивает вопрос о влиянии материального благосостояния материальных ценностей на духовное развитие человека духовные ценнос
13547. Истина 16.86 KB
  Всякая истина рождается как ересь и умирает как предрассудок. Томас Генри Гексли В выбранном мною высказывании автор затрагивает проблему эволюции человеческого познания как процесса бесконечного продвижения от одной относительной истины до другой. Во все времен
13548. Философия: «Цивилизация шла и шла и зашла в тупик. Дальше некуда. Все обещали, что наука и цивилизация выведут нас. Но теперь уже видно, что никуда не выведут; надо начинать новое» Л. Н. Толстой 22.02 KB
  Философия: Цивилизация шла и шла и зашла в тупик. Дальше некуда. Все обещали что наука и цивилизация выведут нас. Но теперь уже видно что никуда не выведут; надо начинать новое Л. Н. Толстой. Выбранное мною высказывание посвящено осмыслению сущности направленности обще...
13549. Единственная проблема современности заключается в том, сумеет ли человек пережить свои собственные изобретения 15.12 KB
  Единственная проблема современности заключается в том сумеет ли человек пережить свои собственные изобретения. Л. де Бройль Выбранное мною высказывание связано с проблемой того насколько научный прогресс сочетается с моралью и нравственностью. Развиваясь челове...