5329

Сущность и уроки реализации НЭП в СССР

Реферат

Экономическая теория и математическое моделирование

Возможно, годы НЭПа для многих советских людей были лучшими годами эпохи правления большевиков. Подъем экономики после разрушительной гражданской войны, несомненно, стал возможным благодаря восстановлению, хотя и не полного, рыночных отноше...

Русский

2012-12-07

90.5 KB

19 чел.

Введение

Возможно, годы НЭПа для многих советских людей были лучшими годами эпохи правления большевиков. Подъем экономики после разрушительной гражданской войны, несомненно, стал возможным благодаря восстановлению, хотя и не полного, рыночных отношений в советской экономике, отказа от многих идеологических догм в экономике. Только благодаря нэпу большевикам удалось удержаться у власти, окончательно устранить своих политических соперников в лице других политических партий и внутренней оппозиции. Вместе с тем, относительная либерализация экономики не привела к демократизации в общественной и политической жизни в Советской России. Для любой, успешно функционирующей рыночной системы, абсолютно необходима политическая стабильность, гарантии собственности, инвестиций и т.д., однако ничего подобного большевики предлагать не собирались. В этой ситуации развитие частного сектора ограничивалось лишь мелким предпринимательством и спекуляцией, что явно не способствовало успешному развитию экономики. Но в целом, после нескольких лет террора переход к новой экономической политике позволил поднять экономику Советской России из разрухи.

Начатый в стране, где люди умирали с голоду, НЭП представлял собой радикальный поворот в политике, акт колоссальной смелости. Но переход на новые рельсы заставил советский строй на протяжении года с лишним балансировать на краю пропасти. После победы в массах, которые во время войны шли за большевиками, исподволь нарастало разочарование.

Для партии Ленина НЭП был отступлением, концом иллюзий, а в глазах противников - символом признания большевиками собственного банкротства и отказа от своих проектов. Сама жизнь подсказывала, что нужно переходить к новым способам хозяйственного строительства. По инициативе В.И.Ленина вскоре после окончания гражданской войны Коммунистическая партия и Советское правительства ввели новую экономическую политику (НЭП). «…Сущность новой экономической политики, - говорил В.И.Ленин, - есть союз пролетариата и крестьянства, сущность – в смычке авангарда, пролетариата с широким крестьянским полем». Бухарин видел в НЭПе социалистическую диктатуру, опирающуюся на социалистические производственные отношения в крупной промышленности и регулирующую широкую мелкобуржуазную организацию хозяйства. Значительная часть большевиков воспринимала НЭП как поражение, уступку капитализму, капитуляцию перед буржуазией.

Современные исследователи считают, что сущность НЭПа заключается в восстановлении в ограниченных рамках рыночной экономики при сохранении командных высот народного хозяйства в руках партийно-государственного аппарата.

Тактической целью НЭПа стал выход из кризиса путём укрепления экономического союза рабочих и крестьян, стратегической целью – построение социализма. Основные элементы этой политики: подоходный прогрессивный налог с крестьянства (1921-1922 года – продналог), свобода торговли, разрешение аренды небольших частных предприятий, найм рабочей силы, отмена карточной системы и нормированного снабжения, плавность всех услуг, перевод промышленности на полный хозрасчёт и самоокупаемость.


1. Новая экономическая политика. Альтернативы и кризисы в период НЭПа.

           В последнем случае крестьяне становились страдающей стороной. Царское правительство в свое время предлагало пойти по второму пути. Ленинская концепция нэпа отрицала возможность развития только промышленности или только сельского хозяйства и неизбежность ущемления (прямого или косвенного) одного другим как единственного источника экономического роста. Промышленность и сельское хозяйство должны были помогать друг другу и развиваться одновременно, по следующей схеме «технического союза»: восстановление тяжелой промышленности, ориентированной прежде всего на то, чтобы обеспечить сельское хозяйство средствами производства; поощрение мелких сельских предпринимателей; импорт сельскохозяйственной техники в обмен на сырье, которое советская промышленность еще не могла обрабатывать. Быстрое улучшение технической базы сельского хозяйства вызвало бы немедленное увеличение его производительности и прирост сельскохозяйственной продукции, которая будет направлена на рынок. Таким образом, город будет накормлен, и страна снова сможет экспортировать сельскохозяйственную продукцию, получая взамен машины и оборудование для промышленности. В то же время излишки этой продукции стимулировали бы развитие внутреннего рынка и позволили бы промышленности накопить новые средства, необходимые для последующего развития народного хозяйства.

Сложившееся положение вытекало как из слабости структуры сельского хозяйства после семи лет войны и революции, так и из серьезных ошибок, допущенных правительством во внутренней политике в годы нэпа.

Сначала революция в деревне заключалась в сведении всех хозяйств к единому экономическому уровню и затормаживанию социальной дифференциации. Уничтожение крупных владений и их раздел дали каждой крестьянской семье в среднем по 2 га пригодной для обработки земли (примерно 0,5 га на одного взрослого человека). Это было ничтожно мало, но все-таки позволило многим выйти из-за черты бедности. Самым бедным безземельным крестьянам (12 % в 1913 г. и 3 % в 1926 г.) достался чисто символический кусочек земли, самым богатым — тем, кто обрабатывал площади более 10 га, — пришлось вернуть часть своих земель во время перераспределения 1918 — 1921 гг., когда возрожденная сельская община начала борьбу за уравниловку. Следующие один за другим переделы земли все больше дробили наделы, число которых за время революции выросло наполовину (16 млн. в 1914 г. и 24 млн. в 1924 г.). Исчезновение крупных землевладельцев и значительное ослабление слоя зажиточных крестьян повлекло за собой уменьшение производства зерна, предназначенного на продажу вне деревни, поскольку до войны именно эти две категории производителей поставляли 70 % продаваемого зерна. В 1926 — 1927 гг. крестьяне потребляли 85 % собственной продукции. Из 15 % зерна, шедшего на продажу, 4/5 находилось во владении бедняков и середняков. Кулаки, составлявшие 3 — 4 % сельского населения, продавали 1/5 часть зерна. Все это не облегчало работу государственных органов, покупающих сельскохозяйственные излишки.

Еще одним следствием революции в деревне была «архаизация» крестьянства. Она выразилась прежде всего в резком падении производительности труда — наполовину по сравнению с довоенным периодом. Это объяснялось постоянной нехваткой орудий производства и недостатком тягловых лошадей. В 1926 — 1927 гг. 40 % пахотных орудий составляли деревянные сохи; треть крестьян не имели лошади, основного «орудия производства» в крестьянском хозяйстве. Неудивительно, что урожаи были самыми низкими в Европе. Эта «архаизация» выразилась также в замкнутости крестьянского общества на самом себе, в возврате к натуральному хозяйству и остановке механизма социальной мобильности. 20-е годы стали периодом расцвета сельской общины — органа действительного крестьянского самоуправления. Она ведала всеми вопросами коллективной жизни, но уже не осуществляла, как раньше, мелочной административной опеки за каждым крестьянином — членом общины, эта функция перешла к сельсоветам и местным партийным ячейкам. Общинные традиции, живые, как никогда, отбивали охоту становиться полноправными независимыми хозяевами своих наделов даже у самых предприимчивых (в основном молодых крестьян, вернувшихся из армии). В 20-е годы менее 700 тыс. крестьян вышли из общин. До революции сезонные работы были клапаном, уменьшающим напряжение, нагнетаемое перенаселенностью деревни. В 20-е годы эта проблема оставалась по прежнему острой. При общем сокращении производительности труда избыток сельского населения составлял 20 млн. человек. Однако теперь выбор пути его оттока значительно ограничился. Если до войны приблизительно 10 млн. крестьян ежегодно уходили из деревни и нанимались сельскохозяйственными рабочими, лесниками, чернорабочими или рабочими, то в 1927 г. эта цифра составила всего 3 млн.чел. Трудности, порожденные сильным сокращением отходничества, перевешивали экономические выгоды, принесенные революцией крестьянству, складывавшиеся из незначительного расширения наделов и снижения косвенных налогов и арендной платы.

Вопреки ленинскому плану промышленность не обеспечивала крестьян необходимыми товарами. Судя по конфликтам, возникавшим между руководителями ВСНХ, промышленная политика 20-х годов была непоследовательной. Заместитель председателя ВСНХ с 1923 г. Пятаков, талантливый администратор, но никудышный экономист, выступал за планируемую, централизованную индустриализацию при абсолютном приоритете тяжелой промышленности, которая лишала бы тресты, появившиеся вовремя нэпа, их финансовой независимости, основанной на условиях рынка. В 1924 — 1926 гг. Пятаков попытался установить контроль за прибылью и амортизационными фондами трестов легкой промышленности, чтобы создать инвестиционные фонды для тяжелой промышленности. В отличие от Пятакова, начавшего осуществлять с 1926г. свои грандиозные замыслы ускоренной индустриализации, рассчитанные на ближайшую десятилетку, Дзержинский, сменивший Рыкова в начале 1924г. на посту главы ВСНХ, ратовал за развитие легкой промышленности, которое принесло бы государству временные, но быстрые прибыли и частично удовлетворило бы запросы крестьян. Однако речь шла о производстве достаточно ограниченного ассортимента товаров, в основном текстиля, и крестьяне, нуждавшиеся главным образом в инвентаре и технике, не могли этим довольствоваться. В июле 1926 г. произошел жесткий спор между Дзержинским и Пятаковым относительно экономической ориентации ВСНХ. После смерти Дзержинского (в июле 1926 г.) председателем ВСНХ стал Куйбышев — человек, совершенно некомпетентный в области экономики, но близкий Сталину. Курс на «сверхиндустриализацию», предложенный Пятаковым (вскоре смещенным со своей должности за связи с Троцким), был продолжен новыми руководителями, среди которых теперь преобладали «сталинцы» — Косиор, Межлаук и другие.

Замедленные темпы промышленного роста в 20-е годы вызывали постоянно растущую безработицу (1 млн. горожан в 1923 — 1924 гг. и более 2 млн. в 1927 — 1928 гг.). Безработица, вызванная кризисом ремесленного производства и непродуманным распределением малоквалифицированной рабочей силы, в первую очередь ударила по молодежи. Действительно, после разрухи 1917 — 1921 гг. во время экономического подъема 1923 г. в промышленность в основном нанимали опытных рабочих.

Еще одним свидетельством болезни общества стала коррупция, порожденная существованием целого слоя посредников, мелких спекулянтов и частных торговцев (описанных Ильфом и Петровым), заключающих сделки с продажными чиновниками. В обществе существовали две иерархии и два пути для карьеры: один (уже отмирающий) основывался на богатстве (в общем, весьма относительном) — путь нэпманов, предпринимателей и торговцев, другой (на взлете) определялся местом в государственном или партийном аппарате. В обществе, где экономический рост не обеспечивал занятости населения, огромный бюрократический аппарат — более 3,5 млн. государственных служащих, - бездеятельный, коррумпированный и малоквалифицированный (в 1928 г. на всю страну насчитывалось только 233 тыс. специалистов с высшим образованием и 228 тыс. с законченным средним специальным), привлекал к себе всех, кто мечтал о малоутомительной работе или о частичке власти. Существование паразитической бюрократии, культурный застой, коррупция, «распущенность», невозможность продвинуться по службе, безработица угрожали советской власти. В стране, отсталой почти во всех отраслях народного хозяйства, общество, о котором мечтали большевики, приобретало вид социума, где заправляли тунеядцы, паразиты, спекулянты и продажные чиновники. Ежедневно увеличивалась пропасть между идеей и несбывшейся реальностью. Общее «разгильдяйство» и «социальная деградация» при снисходительном потворстве властей привели к тому, что в конце 20-х годов подавляющее большинство коммунистов высказалось за необходимость «большого скачка» вперед, который означал бы, как во времена «военного коммунизма», возврат к источникам и чистоте революционного учения, «извращенного» новой экономической политикой.

       В результате военных действий, массовых политических репрессий, голода, эпидемий, население страны сократилось почти на 11 миллионов человек. Значительное число соотечественников, во многом представлявших цвет науки, оказались за границей. Фактически распалось единое Российское государство. Экономические последствия затяжной войны, откровенного грабежа нашей страны и, в немалой степени, большевистской политики «военного коммунизма» были еще более ужасающими. Пострадали важнейшие промышленные районы страны. Были разрушены или разграблены многие предприятия, шахты и рудники. Действующие заводы пострадали из-за нехватки топлива и сырья. В результате оттока промышленных рабочих из городов в деревню. Петроград потерял 60 % рабочих, Москва 50 %. На 30 железных дорогах прекратилось движение. Нарастала инфляция. Валовое производство сельхозпредприятий резко сократилось и составляло 25 % довоенного уровня. В довершении всего из-за неурожая в 1921 году страну охватил массовый голод. Нарастающие протесты населения вылились в вооруженные восстания охватившие Тамбовщину, Украину, Поволжье, Дон, Кубань, Сибирь. «Последним звонком» для большевистского руководства страны, свидетельствующим о том, что чаша народного терпенья переполнена, стали волнения в Петрограде и Кронштадское восстание в марте 1921 года.

НЭП стал своего рода спасительным кругом для РКП (б), которая стремительно теряло популярность в условиях нарастающего массового недовольства среди населения. На повестку дня серьезно выдвинулся вопрос о том, сохраняли ли большевики власть в своих руках или же большевистский эксперимент потерпит крах. Именно НЭП стал в этих условиях панацеей для коммунистических вождей.


2. Сущность и цели новой экономической политики.

Нынешняя оценка новой экономической политики весьма существенно отличается о той, которую давали его современники. Представители разных классов и слоев населения рассматривали эту политику по-разному. Для правящей большевистской партии НЭП являлся является лишь инструментом, необходимым для достижения поставленной цели. Это была политика, которую проводила пролетарское государство в переходный от капитализма к социализму период. Эта политика была рассчитана на постепенное вытеснение и полную ликвидацию капиталистических элементов в городе и деревне, на ликвидацию многоукладности и построение фундамента социалистической экономики. Особенностью проводимых преобразований являлось то, что политическая власть оказалась в руках правящей большевистской партии.

В.И. Лениным в конце 1922 года были определены основополагающие принципы НЭПа:

1) командные высоты в наших руках

2) земля у государства

3) свобода хозяйственной деятельности крестьян

4) крупная индустрия (и крупное сельское хозяйство) в наших руках

5) частный капитал – для него возможна конкуренция с государственным капитализмом.

6) государственный капитализм такого рода, что мы привлекаем частный капитал вместе с нашим капиталом.

Что касается важнейших составных частей новой экономической политики, то таковыми являлись:

  •  всемирное управление и развитие на экономической основе союза между рабочим классом и трудовым крестьянством при руководящей роли рабочего класс;
  •  укрепление командных высот пролетарского государства в экономике, особенно в ее главных отраслях;
  •  использование товарно-денежных отношений для развития народного хозяйства;
  •  использование материального стимулирования трудящихся города и деревни;
  •  временное допущение капиталистических элементов в сельское хозяйство, внутреннюю торговлю, мелкую и от части среднюю промышленность при условии их государственного ограничения и регулирования;
  •  использование государственного капитализма;
  •  развитие социалистической индустрии на базе электрификации при соответствующем полном вытеснении и ликвидации сельской буржуазии;
  •  всемерное развитие государственной и кооперативной торговли при соответствующем вытеснении и ликвидации капиталистических элементов.

Таким образом, согласно большевистской концепции, НЭП – это широкая, длительная и многогранная политика обеспечивающая реализацию ленинского плана построения социализма.

Несмотря на крайнюю идеализированность данных отношений, что характерно для большевистского подхода к НЭПу, введение его было остро необходимо. Переход к НЭПу совершался под давлением кризисов продовольственного, торгового, финансового, кредитного на внутренних и внешних рынках, кризиса заготовительного и снабженческого. Эти чередующиеся кризисы, отражающие состояние крайней экономической разрухи, формирование отношения к новой экономической политики как к антикризисной программе, т.е., соответственно, временной, вынужденной, обусловленные обстоятельствами восстановительного периода. В силу этого, если попытаться отбросить идеологические установки большевиков и дать объективную оценку НЭПу, исходя из уже имеющегося исторического опыта, цели НЭПа можно кратко сформулировать так:

1) Главная политическая цель – снять социальную напряженность в обществе, укрепить социальную базу советской власти, в форме союза рабочих и крестьян.

2) Экономическая цель – предотвратить дальнейшее углубление разрухи в народном хозяйстве, выйти из кризиса и восстановить экономику страны.

3) Социальная цель – обеспечить благоприятные условия для построения социализма в СССР, в конечном счете. Программой минимума можно было бы назвать такие цели, как ликвидация голода, безработицы, повышения материального уровня, насыщение рынка необходимыми товарами и услугами.

4) И наконец, НЭП преследовал еще одну, не менее важную цель – восстановление нормальных внешнеэкономических и внешнеполитических связей, на преодолении международной изоляции.


3. Начало осуществления новой экономической политики, основные мероприятия НЭПа.

Осуществление первых экономических преобразований НЭПа началось с аграрного сектора экономики. 16 марта 1921 года Президиум ВЦИК принял постановление «О замене продразверстки натуральным налогом». 21 марта ВЦИК принимает постановление «О замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом». Еще ряд декретов ВЦИК и Совнаркома, а также решения IX Всероссийского съезда Советов в декабре 1921 года законодательно оформили переход к новой экономической политики.

Исходным документом новой экономической политики послужило установление, а точнее, восстановление товарно-денежной, рыночной формы экономической связи взамен преобладавшего в тот период «военного коммунизма» прямого продуктообмена. В своем первоначальном варианте новая экономическая политика, в принципе, сводилась к двум моментам: замене продразверстки продналогом и обмену находившимся в руках государства промышленным товаров на излишки сельхозпродукции, остававшиеся у крестьян после ее сдачи в порядке налоговой уплаты. И лишь когда летом 1921 года данный товарообмен фактически был сорван, были сделаны более радикальные выводы. В частности, с ведением НЭПа торговля стала рассматриваться как важнейший и незаменимый инструмент оживления и нормализации производственных сил, общественного производства.

Итак, введение НЭПа началось в сельском хозяйстве после замены продразверстки продналогом, он устанавливался до посевной компании, не мог изменятся в течение года и был в два раза меньше продразверстки. После выполнения государственных поставок разрешалась свободная торговля продуктами своего хозяйства. Важной составляющей частью НЭПа в аграрной сфере явился также плюралистический подход к формам крестьянского землепользования. Согласно закону о трудовом землепользовании, за каждым земельным обществом признавалось право сохранять применяемый ими избираемый другой способ землепользования: общинную, товарищескую, отрубную, хуторскую или смешанную форму. Прекратилось насильственное насаждение коммун. Было законодательно зафиксировано право свободного выхода из сельской общины и выбора формы землепользования. Крестьяне – единоличники стали давать 95,5 % сельскохозяйственной продукции, НЭП стимулировал рост сельхозпроизводства и в результате уже к 1925 году на восстановленных посевных площадях валовой сбор зерна на 20,7 % превысил среднегодовой уровень довоенной России. Существенно улучшилось и снабжение отечественной промышленности сельскохозяйственным сырьем.

В промышленности наиболее существенным выражением нэповских преобразований послужил перевод государственных предприятий на самофинансирование, на хозяйственный (коммерческий) расчет. Они обязывались реализовать производимую продукцию на рынке и на вырученные средства осуществлять расширенное воспроизводство. Другой линией нэповских институциональных перемен в индустрии явилось частичная ее денационализация. Прекращалось огосударствление мелких предприятий.

С целью подъема капиталоемких отраслей, имеющих особое значение для развития производительных сил, в том числе нефтедобычи и горнодобывающих производств, намечалось применение института сдачи некоторых предприятий в концессии иностранным капиталистам. Концессии основывались на договорах, заключаемых между Советским государством и иностранными фирмами для эксплуатации свободных основных фондов в обрабатывающих и добывающих отраслях промышленности.

Все указанные меры сопровождались радикальной перестройкой всей системы управления индустрией. Жесткая централизация управленческих функций через систему главков отменялась. Параллельно шли массовое трестирование госсектора на уровне «первичного звена» и реорганизация Высшего совета народного хозяйства как органа руководства промышленностью на уровне государства. Трестирование предприятий обеспечивало важные предпосылки как для улучшения коммерческих параметров работы промышленности, так и для концентрации производства важнейших видов продукции на лучших предприятиях. В целом, можно констатировать, что благодаря нэповским преобразованиям в 1926 году по основным видам промышленной продукции был достигнут довоенный уровень. Легкая и пищевая промышленность развивались быстрее и уже к середине 20-х годов, в основном, восстановили довоенные объемы производства. Особенно важным было восстановление мелкого и кустарно-ремесленного производства, где в 1925 году было занято около 4-х миллионов человек, что было значительно больше, чем в фабрично-заводской промышленности.

Перевод экономики страны на рыночные рельсы резко выявил необходимость оздоровления финансовой системы и стабилизации рубля. Первым шагом на этом пути явилось учреждение Госбанка, другой крупнейшей акцией стала денежная реформа 1922-1924гг. Обеспеченный золотом, валютой, векселями и товаром, билет Госбанка (червонец) быстро завоевал признание. Кроме единого Госбанка в финансовой сфере появились частные и кооперативные банки, страховые общества. Выпускались государственные займы, распространяемые в принудительном порядке. Принятый в финансовой сфере комплекс мер позволил укрепить национальную валюту и покончить с инфляцией.

С признанием рыночной составляющей НЭПа все экономические вопросы стали рассматриваться в общем контексте задач нормализации торговых отношений. Сама торговля развивалась ускоренными темпами, втягивая в оборот все разраставшуюся массу производителей города и деревни. Строю удалось довольно быстро проскочить этап, когда «все торговали всем», динамично прогрессировала специализация торговли, организовывались синдикаты, в обиход входили торговые выставки, ярмарки, товарные биржи.

С переходом к НЭПу государство предоставило возможность и для развития различных форм кооперации. Наиболее быстро происходило становление потребительской кооперации, тесно связанной с деревней. Получили стимулирование для своего роста и другие формы кооперации – снабженческие, кредитные, промысловые, сельскохозяйственные, производственные, жилищные. Впервые кооперативное движение получило свое организационное оформление в общегосударственном масштабе. Во главе потребительской кооперации был поставлен Центросоюз, кустарно-промысловой – Всекомпромсоюз.

Государство и кооперация успешно действовали в отношении эффективного регулирования рыночных отношений, не допускалось произвола в ценообразование.

Интенсивно растущий товарооборот уже к 1924 году вполне удовлетворительно обслуживал хозяйственные связи в экономике, обеспечивал, в частности, экономическую смычку между городом и деревней.

Таковы важнейшие мероприятия, осуществлявшиеся Советским государством новой экономической политики. При всем многообразии оценок, НЭП можно назвать успешной и удачной политикой, имевшей большое и неоценимое значение. И, разумеется, как всякая экономическая политика, НЭП имеет огромный опыт и важные уроки.


4. Итоги, уроки, опыт НЭПа.

Итак, НЭП обеспечил стабилизацию и восстановление хозяйства. Итоги новой экономической политики просто впечатляют. К 1925 году было в основном завершено восстановление народного хозяйства. Общий выпуск промышленной продукции за 5 лет НЭПа вырос более чем в 5 раз и в 1925 достиг 75 % от уровня 1913 года, в 1926 году по объему валовой промышленной продукции этот уровень оказался превышенным. Наблюдался подъем в новых отраслях промышленности. В сельском хозяйстве валовой сбор зерна составил 94 % от сбора 1913 года, а по многим показателям животноводства довоенные показатели остались позади.

Настоящим экономическим чудом можно назвать упомянутые оздоровление финансовой системы и стабилизацию отечественной валюты. В 1924/1925 хозяйственном году был полностью ликвидирован дефицит государственного бюджета, а советский рубль превратился в одну из самых твердых валют в мире. Быстрые темпы восстановления народного хозяйства в условиях социальной ориентированности экономики, заданные существовавшим большевицким режимом, сопровождались значительным ростом жизненного уровня народа, бурным развитием народного образования, науки, культуры и искусства.

НЭП породил и новые трудности, наряду с успехами. Затруднения объяснялись в основном, тремя причинами: дисбалансом промышленности и сельского хозяйства; целенаправленной классовой ориентацией внутренней политики правительства; усиление противоречий между многообразием социальных интересов разных слоев общества и авторитаризма. Необходимость обеспечения независимости и обороноспособности страны требовала дальнейшего развития экономики и, в первую очередь, тяжелой оборонной промышленности. Приоритет индустрии над агросферой выливался в неприкрытую перекачку средств из деревни в город путем ценовой и налоговой политики. На промышленные товары сбытовые цены искусственно завышались, а закупочные цены на сырье и продукты занижались, то есть вводились пресловутые «ножницы» цен. Низким было качество поставляемой промышленной продукции. Происходило с одной стороны, затоваривание складов дорогими и плохими промтоварами. С другой стороны, крестьяне, собиравшие в середине 20-х годов хорошие урожаи, отказывались продавать государству хлеб по твердым ценам, предпочитая продавать его на рынке.


Заключение.

Подводя итог всему вышесказанному, можно еще раз подчеркнуть, что НЭП был системой различных мероприятий. Введение НЭПа было остро необходимой мерой, продиктованной самой жизнью. Еще до начала осуществления нэповских мероприятий политике НЭПа давались различные, порою весьма полярные оценки. При всех недостатках и недочетах новая экономическая политика должна была явиться спасением для России, оказавшейся на краю бездны, и несмотря на разногласия в большевицкой партии, введение новой экономической политики началось.

Бесценный опыт НЭПа именно в том и состоит, что государства, проводящие преобразования в экономике могут учитывать эти и другие уроки, через которые прошла экономика России вначале 10-х годов. Тема НЭПа сегодня актуально, как никогда. Именно наш, российский опыт использовали государства, проводившие социалистические преобразования. Именно опыт и уроки НЭПа во многом оказались невостребованными, когда в России в 1992 году стартовала решительная экономическая реформа, отношение к НЭПу было и есть неоднозначным. Разные массы и социальные группы хотели увидеть в нем то, что именно им, и только им, хотелось увидеть. И если часть исследователей считает, что при последовательном осуществлении НЭП привел бы к гигантским преобразованиям и вывел бы страну в экономические лидеры если не в мире, то, как минимум, в Европе, то есть и другое мнение. Оно в частности, гласит, что именно рыночные элементы НЭПа оказали деструктивное влияние на экономику в целом. Пропорции сдвинулись в сторону стихийных начал рынка, а это, в свою очередь, вызывало попытку государства восстановить утраченные позиции за счет форсированного вмешательства в экономику. И действительно, для выхода из кризиса правительство предприняло ряд административных мер, усилив централизованное руководство экономикой, ограничив самостоятельность предприятий, увеличив цены на промышленные товары, повысив налоги на частных предпринимателей, торговцев, зажиточных крестьян. Государство решило разобраться со всеми социально-экономическими неурядицами одним ударом, не вырабатывая механизма взаимодействия государственного, кооперативного и частного сектора хозяйства, а занявшись поиском и обезвреживанием «вредителей» и «врагов народа». Все это привело, в конечном итоге, к свертыванию НЭПа.


Список использованной литературы.

  1.  Валентинов В. (Вольский). Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина. Стэнфорд, 2001.
  2.  Карр Э. История Советской России. М., 1989.
  3.  Новая экономическая политика. Вопросы теории и истории. М., 2000.
  4.  Преображенский А. Новая экономическая политика. Опыт теоретического анализа. М., 1996.
  5.  Полнер Е.Д. История отечества ХХ век (1900-1940гг.). Часть I/Т.Е.Полнер.-3-е изд., доп.-СПб., 1996.
  6.  Трифонов И.Я. Классы и классовая борьба в начале НЭПа (1921-1922).-Л.,1984.
  7.  Чунтулов В.Т. Экономическая история СССР: Учебник для экономических ВУЗов/Н.С.Кривцова, А.В.Чунтулова, В.А.Тюшев.-М.: Высшая школа, 1987.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

28758. КУЛЬТУРА В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ 24.87 KB
  Во время одной из встреч с деятелями литературы и искусства Н. Но тема репрессий сталинских лагерей не ушла из литературы. В начале 60х годов усилилось разоблачение €œидейных шатаний€ деятелей литературы и искусства. Общественный подъем этого времени содействовал становлению творчества деятелей литературы и искусства нового поколения.