5336

Вынесение приговора. И введение его в действие

Курсовая

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Вынесение приговора Введение Каждому судье без сомнения известны слова, которыми начинается постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации О судебном приговоре от 29 апреля 1996 г. Судебный приговор — важнейший акт правосудия. С п...

Русский

2012-12-16

290.5 KB

5 чел.

Вынесение приговора

Введение

Каждому судье без сомнения известны слова, которыми начинается постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г. Судебный приговор — важнейший акт правосудия. С приговором, подводящим итог судебному разбирательству, тесно связано воспитательное и общественно-политическое значение судебной деятельности в целом.

Сегодня, когда на повестку дня встала задача решительного повышения авторитета суда, к сказанному Пленумом Верховного Суда Российской Федерации можно добавить, что и для повышения этого авторитета главное — вынесение приговора или иного судебного решения, строго основанного на законе и в тоже время справедливого с точки зрения морали и нравственности.

Изучение значительного числа вынесенных судами приговоров свидетельствует, что далеко не все они   в полной мере соответствуют этим высоким требованиям. Нередко правильные по существу решения выглядят в приговоре неясными, немотивированными, и это затрудняет проверку законности приговора и его исполнение, не говоря об ослаблении превентивного и воспитательного значения.

Из объективных причин такого положения следует отметить чрезмерную нагрузку судей, не оставляющую времени для отработки судебных документов. Вышесказанным можно объяснить низкую оперативность рассмотрения дел в судах. Каждое пятое уголовное дело рассмотрено с нарушением сроков, установленных уголовно-процессуальным законодательством. В судах районного звена более 21 % уголовных дел рассматривалось дольше полутора месяцев с момента поступления в суд.

Сказываются и недостатки юридического образования, слабо ориентированного на выработку у будущих судей практических навыков.

Есть также причины субъективного порядка. В судебных документах и особенно в приговоре наглядно проявляются степень профессионального мастерства и уровень юридической и общей культуры составляющего эти документы судьи.

Вряд ли будет преувеличением сказать, что составление приговора — не просто одно из слагаемых судейской деятельности, но это ещё и искусство, творчество. Овладение искусством составления приговора требует от судьи целенаправленных и немалых   усилий.

Постановление приговора, его изложение требует большого труда и сосредоточенности. Многообразие исследуемых жизненных ситуаций, индивидуальные особенности подсудимых и других участвующих   в судебном разбирательстве лиц придают каждому делу свои особенные черты, исключающие возможность шаблонного решения. Приговор постановляется в сложной обстановке совещательной комнаты, в условиях, когда выясняются точки зрения судей по поводу принимаемых решений и возможно столкновение мнений, когда решение надо принимать безотлагательно, а на деятельность судей накладывает свой отпечаток большая ответственность за судьбу человека. В такой обстановке только безукоризненное знание закона, тщательная и всесторонняя досудебная подготовка, а также постоянная работа над повышением уровня профессионального мастерства позволяет судьям выносить приговоры правильные по существу и совершенные по форме.

Глава I

§ 1. Понятие приговора

Официальной формой и итогом выражения правоприменительной деятельности выступают акты применения права, в том числе и приговор суда, посредством которых закрепляются решения компетентных органов по конкретному юридическому делу. Эта разновидность правовых актов характеризуется определёнными специфическими чертами, из которых основными можно назвать следующие.

Во-первых, акт применения права — это решение по конкретному делу официального компетентного органа, которого государство уполномочило на реализацию права в определённых сферах общественных отношений (в данном случае в уголовно-правовой сфере).  

Во-вторых, акт применения права содержит государственно-властное веление, обязательное для соблюдения и исполнения всеми, кому оно адресовано, и обеспечиваемое силой государства.

В-третьих, акт применения права имеет определенную, установленную законом форму.

В-четвёртых, акт применения права направлен на индивидуальное регулирование общественных отношений. В нём строго индивидуализируются (персонифицируются) субъективные права и юридические обязанности конкретных лиц, исходя из конкретной жизненной ситуации.

Все перечисленные черты в полной мере можно отнести к приговору суда. По своей правовой природе приговор, как и другие решения в уголовном процессе, представляет собой акт применения нормы права к конкретным правоотношениям.

С учётом изложенного можно сформулировать понятие акта применения права (приговора суда) — это официальное решение суда по конкретному юридическому делу, содержащее государственно-властное веление, выраженное в определённой форме и направленное на индивидуальное регулирование общественных отношений.

Специфическая особенность, отличающая приговор от других актов правоприменения, заключается в том, что он выносится только судом, в предусмотренном законом процессуальном порядке и содержит решение основных вопросов уголовного дела.

Правосудие — это специфическая форма государственной деятельности, отправляемой судом и только судом, и никакой другой орган не вправе отправлять правосудие. Осуществить правосудие в каждом рассматриваемом судом уголовном деле — это значит путем   разбирательства данного дела в порядке предусмотренном федеральным законом, разрешить его в строгом соответствии с тем, что имело место в объективной действительности, установить по делу объективную истину и вынести законный и обоснованный приговор, в котором был бы правильно разрешён вопрос о событии преступления, виновности подсудимого, квалификации его деяний и мере наказания в случае признания конкретного лица виновным. В том, что суд от имени государства даёт в приговоре общественную оценку рассматриваемым им деяниям и применяет к нарушителям правопорядка меры государственного принуждения на основе судебного разбирательства и в установленной законом форме, заключается специфика судебной деятельности.

«Каждое уголовное дело, независимо от характера и тяжести совершенного преступления, служебного и общественного положения обвиняемого, должно разрешаться в точном соответствии с требованиями норм уголовного и процессуального права».

Приговором завершается   рассмотрение дела в суде первой инстанции, на лицо возлагается уголовная ответственность либо исключается возможность его привлечения к ответственности по данному делу. Следовательно, приговор является актом применения норм не только уголовно-процессуального,   но и уголовного права. Применение уголовно-правовых норм происходит при выяснении как обвинительного, так и оправдательного приговора, когда устанавливается отсутствие оснований для такого применения.

Постановление приговора является заключительной и решающей частью судебного разбирательства. Приговор — решение, вынесенное судом в судебном заседании по вопросу о виновности или невиновности подсудимого и о применении или неприменении к нему наказания   (п. 10 ст. 34 УПК РСФСР). Это законодательное определение, хотя и не охватывает всего комплекса разрешаемых в приговоре вопросов, однако   отражает главное в его сущности: только приговором суда лицо может быть признано виновным в совершении преступления и только по приговору суда может быть подвергнуто уголовному наказанию (ст. 15 УПК РСФСР).

Приговор — результат сознательной мыслительной деятельности судей, а по форме модель, объективно, адекватно отражающая события преступления, имевшие место в прошлом в реальной действительности, а также их уголовно-правовую оценку законодателем и вытекающие из этого правовые последствия.

Приговор является основным и важнейшим актом правосудия, средством осуществления задач, стоящих перед правосудием по уголовным делам. Через приговор суд не только разрешает конкретное дело, но и укрепляет законность, содействует предотвращению правонарушений и воспитывает граждан в духе сознательного соблюдения правопорядка. Именно в этом процессуальном акте, выносимым судом, выражается отношение государства к тем или иным противозаконным действиям и к лицам, их совершившим, даётся от имени государства общественно-политическая, правовая и моральная оценка общественно-опасным деяниям и личности подсудимого.

Приговор суда — важнейшее процессуальное решение суда первой инстанции, результат всей предшествующей его вынесению процессуальной деятельности. Он является актом правосудия и лишь тогда может иметь его силу, когда полностью отвечает свойствам, предъявленным к нему законом. В философской литературе подчёркивается, что свойства присущи каждому предмету, суждению и т. д., без которых они не могут существовать, а совокупность существенных свойств предмета выражает его качественную определённость. Следует различать внешние и внутренние   свойства приговора, которые в диалектической взаимосвязи выражают качественную определённость этого процессуального акта в системе процессуальных решений. Причём внутренние свойства приговора обусловливают его внешние свойства.

К внутренним свойствам приговора правомерно отнести законность, обоснованность, мотивированность приговора, а к внешним — его исключительность, обязательность, законную силу.

По всем вопросам, разрешённым в данном деле, приговор обладает свойством общеобязательности. Он обязателен для всех государственных и общественных предприятий, учреждений и организаций, должностных лиц и граждан и подлежит исполнению на всей территории Российской Федерации (ст. 358 УПК РСФСР). Но в отличие от многих других правоприменительных актов приговор приобретает свойство общеобязательности только после вступления в законную силу.

Вынесенный судом приговор вступает в законную силу по истечении установленного срока на обжалование приговора или после рассмотрения вышестоящим судом жалоб (протестов), поданных на приговор, если в результате он не отменён, а оставлен без изменения (ст. 356 УПК РСФСР). Приговор не может вступить в законную силу и стать общеобязательным, если осуждённому не предоставлено право возбудить производство по проверке приговора. Это отличает приговор от других правоприменительных актов, включая акты следователя и прокурора, и от большинства других решений суда, выносимых в ходе рассмотрения уголовного дела (ст. 331 УПК РСФСР), которые, как правило, вступают в силу   и исполняются немедленно, независимо от их обжалования или опротестования.

В отношении вступившего в законную силу приговора действует презумпция его истинности. Поэтому его отмена возможна только при строго ограниченных законом условиях.

«Презумпция истинности вступившего в силу приговора не зависит от усмотрения отдельных должностных лиц. Последние могут... не соглашаться с приговором, однако он сохраняет законную силу». Приговор исполняется, как бы его не оценивали те, к кому он обращён.

Законная сила приговора выражает пределы его действия. Представляется, что утверждения суда в приговоре о доказанности тех или иных фактов, мотивы приговора и другие выводы суда, содержащиеся в этом процессуальном акте, кроме решений по вопросам о виновности или невиновности подсудимого, квалификации преступления, мере наказания и возмещении ущерба, причинённого преступлением, имеют законную силу лишь по данному уголовному делу и в отношении тех лиц и организаций, которые прямо указаны в приговоре.

Сказанное подтверждается постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» в котором, в частности говорится: «Имея в виду, что разбирательство дела в суде производится только в отношении подсудимых, суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц. Если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство, в приговоре указывается о совершении подсудимым преступления совместно с этими лицами без упоминания их фамилий».  

По делу Миронюк и Янавичуса суд установил и указал   в приговоре, что убийство Ш. Совершено по сговору с К., организовавшим это преступление. Из материалов дела видно, что К. скрывался от следствия, дело в отношении него выделено в отдельное производство и приостановлено до его розыска.

При таких обстоятельствах суд по указанным выше основаниям не вправе был называть в приговоре фамилию лица, организовавшего убийство Ш., в связи с чем судебная коллегия   исключила из приговора фамилию этого лица.

Вступивший в законную силу приговор обладает свойством исключительности и имеет преюдициальное значение. Исключительность приговора означает, что недопустимо вынесение приговора в отношении лица, о котором уже имеется другой вступивший в   законную силу   приговор по тому же обвинению (п. 9. ст. 5 УПК РСФСР). Свойством исключительности обладает как обвинительный, так и оправдательный приговор. Только после отмены вступившего в законную силу приговора возможно повторное рассмотрение того же дела. При этом исключительность оправдательного приговора вообще не может быть поколеблена по истечении одного года с момента его вступления в законную силу, когда оправдательный приговор уже не подлежит пересмотру (ст. 373 УПК РСФСР).

Преюдициальное значение вступившего в законную силу приговора заключается в том, что содержащиеся   в нём выводы   об   установленных   судом по   делу   фактах   являются обязательными для судов, рассматривающих те же обстоятельства в порядке гражданского судопроизводства, и других правоприменительных органов.

Перечисленные свойства приговора как правоприменительного акта тесно взаимосвязаны. Вступивший в законную силу приговор общеобязателен, так как существует презумпция его истинности и содержащиеся в нём решения не могут быть заменены никакими другими. Они имеют исключительное значение для данного уголовного дела и преюдициальное — для всех других правоприменителей, пока приговор не будет аннулирован в установленном законом порядке.

§ 2. Виды приговоров. Значение приговора

Статья 309 УПК РСФСР предусматривает два вида приговоров: обвинительный и оправдательный. На все вопросы обвинения в приговоре должен быть дан категорический ответ. Подсудимый либо признаётся виновным в совершении преступления, либо оправдывается. По делу суд выносит только один приговор, даже когда одному лицу предъявлено несколько обвинений либо когда в одном деле решается вопрос о нескольких обвиняемых. Поэтому приговор, являясь единым документом, может быть в отношении одних обвиняемых и предъявленных им обвинений обвинительным, а в отношении других — оправдательным.

Обвинительный приговор постановляется при условии, когда в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого доказана. Обвинительный приговор не может основываться на предположениях (ст. 309 УПК РСФСР). Суд выносит обвинительный приговор, если он однозначно, утвердительно ответит на все первые четыре вопроса (ст. 303 УПК РСФСР). Обвинительный приговор должен основываться только на достоверных доказательствах. Суд не вправе вынести обвинительный приговор, если не проверены и не опровергнуты все выводы в защиту подсудимого и не устранены все сомнения в его виновности.

Обвинительные приговоры в зависимости от того, как в них решается вопрос о наказании (п. 5 и 6 ст. 303 УПК РСФСР), могут быть трёх видов: с назначением наказания; с освобождением от отбытия наказания; без назначения наказания.

Обвинительный приговор с назначением наказания определяет в соответствии со статьёй Уголовного кодекса вид и меру наказания, которое подлежит отбытию осуждённым.

Обвинительный приговор с освобождением от отбытия наказания может быть постановлен вследствие истечения сроков давности; издания акта амнистии, устраняющего наказание за совершённое деяние; ввиду помилования подсудимого (ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР). При наличии этих оснований производство по делу чаще прекращается на более ранних стадиях или в суде путём вынесения постановления о прекращении производства по делу. Но если указанные обстоятельства обнаруживаются в судебном разбирательстве либо обвиняемый на прежних стадиях    возражал против прекращения дела по этим основаниям, а в судебном заседании обвинение подтвердилось, суд обязан постановить обвинительный приговор с освобождением подсудимого от наказания.

Исходя из смысла ч. 2 ст. 5 и п. 6 ст. 303 УПК РСФСР, представляется, что в обвинительном приговоре с освобождением от наказания суд не всегда должен первоначально назначать меру наказания осуждённому. Он может принять решение об освобождении от отбывания наказания и не определяя эту конкретную меру. При вынесении обвинительного приговора   с освобождением от наказания необходимо назначение определённой меры наказания лишь в случае, когда от этого зависит применение акта амнистии.

Обвинительный приговор без назначения наказания суд постановляет в тех случаях, когда приходит к выводу, что цели наказания могут быть достигнуты самим фактом осуждения лица. Основанием его постановления является в соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РСФСР признание судом, что к моменту рассмотрения дела деяние потеряло общественную опасность или лицо, совершившее его, перестало быть общественно опасным в силу его последующего безупречного поведения и честного отношения к труду.   В такой ситуации подсудимый признается судом виновным в совершении преступления, его действиям даётся уголовно-правовая квалификация, а далее формулируется решение не назначать подсудимому наказания.

Оправдательный приговор в соответствии с ч.3 ст.309 УПК РСФСР постановляется в случаях, если   не установлено событие преступления либо в деянии подсудимого нет состава преступления, или не доказано участие подсудимого в совершении преступления.  

Оправдание по любому из оснований означает полную реабилитацию подсудимого, подтверждает его непричастность к преступлению. Вместе с тем различия   в основаниях оправдания влияют на решения о гражданском иске и возмещении ущерба (ч. 2 ст. 310 УПК РСФСР), о необходимости дальнейшего производства по делу в целях установления лица, виновного в совершении данного преступления. Поэтому суд в соответствии с законом должен точно сформулировать в приговоре одно из трёх указанных в Уголовно-процессуальном кодексе оснований оправдания.

В одном приговоре могут фактически содержаться различные сочетания приговоров разного вида: он может быть обвинительным в отношении одних подсудимых по групповому делу   и оправдательным в отношении других, обвинительным в отношении осуждённого   по одним статьям Уголовного кодекса и оправдательным по другим и т. д.

Процессуальное значение приговора состоит в том, что он является основным актом правосудия по уголовным делам. Во-первых, он подводит итог деятельности органов расследования и суда первой инстанции, обеспечивая защиту прав и законных интересов всех участников процесса. Во-вторых, приговор как первая ступень в судебном разрешении всех вопросов уголовного дела является основой для дальнейшего развёртывания последующих институтов судебной защиты, а именно всех форм судебного надзора, без которых невозможно функционирование системы правосудия.

Социальное значение приговора заключается в следующем:

в этом акте судебной власти содержится оценка социальной опасности рассматриваемого деяния от имени государства;

приговор отражает отношение общества (особенно в суде с участием присяжных или народных заседателей) к преступным деяниям, учитывает социальную обоснованность их уголовного преследования и эффективность установленной уголовной ответственности;

провозглашаемый публично приговор способствует формированию правового сознания в обществе, вынесение правосудных приговоров содействует восстановлению и поддержанию законности и правопорядка.

Влияние, оказываемое приговором как актом правосудия на общество, основано на том факте, что общество обеспечивает условия для возникновения объективной ситуации, при которой на определённом уровне развития общественных отношений вырабатывается тенденция к разрешению возникающих конфликтов юридическим путём, а также тенденция к растущему соответствию между идеалом правосудия и общественными отношениями; к адекватности юридических норм и действий со стороны органов, призванных отправлять правосудие.  

Задачи приговора суда не сводятся лишь к выработке и применению принудительных мер (т. е. к юридическому осуждению действий, нарушающих нормы и запреты, установленные уголовным законом) или защитных мер (к защите членов общества от преступных посягательств, угрожающих им вследствие высокой степени общественной опасности), но также — и это чрезвычайно важно — задачи приговора должны включать в себя и решать вопросы воспитания.

В плане воспитательной функции права приговору принадлежит особая роль: претворение в жизнь благотворного идеала полного и частичного предупреждения правонарушений, повышение уровня социально-коллективного сознания масс относительно цели уголовного права, обеспечение качественного улучшения этических норм и нравов всех членов общества, гарантия постоянного укрепления сложившихся общественных отношений и правил общежития, а также упрочение правопорядка.

Глава II. Требования, предъявляемые к приговору и условиям его постановления

§ 1. Законность, обоснованность и мотивированность приговора

Будучи важнейшими актами правосудия, приговоры должны отвечать коренным требованиям законности, обоснованности и справедливости. От того, насколько они отвечают законам, насколько верно применяют закон, т. е. насколько они законно обоснованны, зависит справедливость и общественная эффективность приговоров.

После передачи дела в суд на него возлагается единоличная ответственность за ведение судебного процесса и вынесение решения по уголовному делу. Никто не имеет права вмешиваться в вынесение судебного решения. Характерными признаками судопроизводства являются особые требования, предъявляемые к содержанию и форме судебных решений и способу их оглашения. Следует указать на особую форму самого хода принятия решения, на обязанность суда обосновывать своё решение.

Статья 301 УПК РСФСР в качестве основных требований к приговору указывает, что он должен быть законным, обоснованным и мотивированным. Постановленный с нарушением хотя бы одного из этих требований приговор подлежит отмене или изменению.

Конституционное положение о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, определяет значение судебного приговора как важнейшего акта правосудия и обязывает суды неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору.

Обсудив практику применения судами Российской Федерации процессуальных норм, регламентирующих постановление приговора по делам, рассмотренным в порядке общего судопроизводства, Пленум Верховного Суда РФ отмечает, что по большинству уголовных дел приговоры выносятся в строгом соответствии с законом. На повышение качества приговоров оказали положительное влияние разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 8 сентября 1976 г. № 3 «О судебном приговоре» (с изменениями, внесёнными постановлением Пленума от 27 июля 1983 г., в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г.), а также в ряде других постановлений Пленума, в которых разрешаются отдельные вопросы, относящиеся к приговору. Правильному и единообразному применению судами России материального и процессуального законодательства во многом способствовало постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 июня 1969 г. № 4 «О судебном приговоре» (с последующими изменениями и дополнениями). В настоящее время указанные постановления утратили силу.

Вместе с тем при постановлении приговоров всё ещё допускаются   существенные недостатки и ошибки, вызванные ненадлежащим выполнением некоторыми судами требований ст. ст.300 – 318 УПК РСФСР. В результате имеют место неединичные случаи вынесения незаконных и необоснованных приговоров, что влечёт их отмену или изменение вышестоящими судебными инстанциями.

В 1995 году, как и в 1994 году, в кассационном порядке был обжалован каждый шестой приговор, вынесенный районными (городскими) судами. Отменено и изменено 2,4 % судебных постановлений от числа вынесенных (2,6 % в 1994 г.).

Количество случаев отмены обвинительных приговоров возросло в 1995 году по сравнению с предыдущим годом по отношению к числу осуждённых с 12,5 % до 15,1 %.

Удельный вес числа отменённых оправдательных приговоров находится в пределах 17,7 % для всех судов субъектов РФ (в суде присяжных — 17,3 %).

Законность приговора — это его строгое соответствие предписаниям материального и процессуального права. Соответствие приговора материальному закону означает, что в нём правильно решены вопросы о применении норм Общей части Уголовного кодекса, квалификации преступления, виде и размере наказания, возмещении материального ущерба и т. д. При этом должны быть правильно применены не только нормы уголовного закона, но и относящиеся к данному делу нормы гражданского, трудового и иных отраслей материального права.

Законность приговора с точки зрения процессуального права означает, что должны быть соблюдены процедурные правила, не только непосредственно при постановлении приговора. Приговор будет незаконным и в случае, когда существенные нарушения уголовно-процессуального закона допущены судом на предшествующих постановлению приговора этапах судебного разбирательства и когда такие нарушения имели место в ходе предварительного расследования. Существенные нарушения процедуры всегда сказываются на приговоре. Законным может быть только приговор, постановленный при строгом соблюдении процессуального закона в ходе всего уголовного судопроизводства.

Например, незаконность приговора суда может иметь место в следующих   случаях: суд признаёт преступлением   действия, не содержащие состава преступления, или, наоборот, не признаёт   преступлением подлинное преступление; неправильно квалифицирует преступление; неправильно установлены вид, мера наказания.

Верховным Судом Карачаево-Черкесской Республики Шамба осуждён по ст. 17 и ч. 1 ст. 87 УК РСФСР с применением ст. 44 УК РСФСР к лишению свободы сроком на три года условно с испытательным сроком в четыре года. Он признан виновным в пособничестве сбыта 9 млн. 900 тыс. поддельных рублей.

И. О. прокурора Карачаево-Черкесской Республики в протесте поставил вопрос об отмене приговора в отношении Шамбы и направлении дела   на новое рассмотрение по мотиву несоответствия назначенного наказания тяжести преступления и личности Шамбы, сославшись на то, что оснований для применения к последнему ст. 44 УК РСФСР не имелось.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 1996 г. Протест удовлетворила, т. к. судом не выполнены требования ст. 37 УК РСФСР. В соответствии со ст. 7 УК РСФСР преступления, предусмотренные ст. 87 УК РСФСР, отнесены к категории тяжких. Указанное обстоятельство в приговоре не отражено и при назначении наказания должным образом не принято во внимание.

Как видно из материалов дела, нельзя считать правильным вывод суда о том, что Шамба совершил преступление вследствие случайного стечения обстоятельств, а также признание судом указанного обстоятельства смягчающим ответственность виновного. Таким образом, назначенное наказание не соответствует обстоятельствам дела и личности виновного, приговор суда подлежит отмене как незаконный.

В другом случае судом было неправильно квалифицированно преступление.

Кудрявцев признан судом виновным в краже чужого имущества с проникновением в жилище   и причинивший значительный ущерб потерпевшей. 7 апреля 1993 г. около 15 час. Кудрявцев, имея ключи от дома Афанасьевой, проник во внутрь, похитив имущества на сумму 295000 руб., причинив Афанасьевой значительный материальный ущерб. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 20 марта 1995 г. по   протесту заместителя Председателя Верховного Суда приговор изменила, переквалифицировав действия Кудрявцева с ч. 3 ст. 144 УК РСФСР на ч. 2 ст. 144 УК РСФСР. Как видно из материалов дела, Кудрявцев проживал в доме Афанасьевой, где к нему относились, как к члену семьи и он имел свободный доступ во все комнаты, знал, где хранится ключ от дома. При таких обстоятельствах следует признать, что в его действиях отсутствовал квалифицирующий признак — совершение кражи с проникновением в жилище.

Одним из районных судов Республики Коми гражданин был осуждён за то, что, отбывая наказание за спекуляцию в колонии-поселении, совершил оттуда побег. Отменяя приговор, судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что поскольку уголовная ответственность за спекуляцию устранена, то самовольное оставление колонии-поселения, где лицо содержалось незаконно, в данном случае состава преступления не образует.

Только приговор, постановленный соответствующим компетентным судом, при соблюдении всех правил объективного, всестороннего и полного исследования обстоятельств по делу, может отражать объективную истину, имеющую значение для конкретного дела.

Законность приговора тесно связана с его обоснованностью. Обоснованность приговора означает, что выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют обстоятельствам дела, подтверждённым совокупностью доказательств, которые исследованы в судебном заседании и признаны судом достаточными и достоверными.

Достаточность доказательств характеризуется качественными и количественными признаками и должна соотноситься с обстоятельствами, подлежащими установлению по уголовному делу, которые, как известно, включают:

событие преступления (место, время, способ и другие обстоятельства совершенного преступления);

виновность подсудимого в совершении преступления и мотивы преступления;

обстоятельства преступления, влияющие на степень и характер ответственности подсудимого;

характер и размер ущерба, причинённого преступлением, а также обстоятельства, способствующие совершению преступления (ст. 68 УПК РСФСР).

Представляется, что «достаточная совокупность» доказательств, необходимых для достоверного установления этих обстоятельств, при вынесении приговора заключается в том, что она должна характеризоваться такими системными качествами, которые по убеждению судей дают им возможность сделать единственный и категорический вывод о наличии события преступления, виновности подсудимого и иных элементах предмета доказывания, а потому, по их мнению, нет необходимости в привлечении других доказательств для обоснования сделанного вывода. Поэтому определение достаточной совокупности доказательств сводится к установлению такого момента в собирании и исследовании фактических данных в ходе судебного разбирательства, когда, по убеждению судей, исследованных доказательств достаточно для получения истинного и достоверно доказанного вывода о наличии или отсутствии фактов, входящих в предмет доказывания по уголовному делу (ст. 68 УПК РСФСР).

Достаточная совокупность доказательств предопределяется также связью между обстоятельствами, подлежащими установлению по уголовному делу и фактическими данными, исследованными в судебном заседании. Эта связь может быть казуальной, условно-обусловленной,   пространственно-временной и др., и должна быть всегда объективной. Следовательно, основу достаточной совокупности доказательств составляют относящиеся к делу доказательства, закреплённые и исследованные в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуальной формы. Относимость доказательств — это не только их объективно-истинная связь с обстоятельствами, подлежащими установлению по уголовному делу, но связь, которая прослеживается на основе ценности доказательств для достоверного вывода о наличии или отсутствии фактов. Относящееся к делу доказательство всегда имеет значение для правильного его разрешения. Вопрос об относительности как прямого, так и косвенного доказательства окончательно решает суд при постановлении приговора и не предположительно, а достоверно.

Обоснованность приговора — это объективная правильность изложенных в нём фактов. Вместе с тем из содержания ст. 301 УПК РСФСР вытекает, что обоснованным приговор может считаться в том случае, если выводы суда основаны лишь на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании. В этом находит выражение один из принципов правосудия — принцип непосредственности.

Напомнив судам об этом требовании закона, Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 5 декабря 1986 г. № 15 обратил внимание на другую сторону вопроса: «Выводы суда не могут базироваться на доказательствах, полученных с нарушением процессуального порядка их собирания...» (п. 7). Соблюдение обязательной процессуальной формы собирания и закрепления доказательств создаёт необходимые условия для объективной их оценки. И напротив —  нарушение этой формы не позволяет судить о доброкачественности доказательств.

Свидетельством исследования доказательств в судебном разбирательстве является протокол судебного заседания. В связи с этим Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 21 апреля 1987 г. № 1 указал на недопустимость случаев, когда приговоры основываются на таких доказательствах, об исследовании которых отсутствуют сведения в протоколе судебного заседания, либо когда содержание фактических данных в приговоре не соответствует, а иногда противоречит содержанию тех же данных, зафиксированных в протоколе судебного заседания (п. 16). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 29 апреля 1996 г. № 1 также указывает: «...суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания».

К выводам суда, которые должны быть обоснованы, относятся все утверждения и решения, излагаемые в описательной и резолютивной частях приговора.

Однако обоснованность различных выводов суда может иметь свои специфические особенности. Утверждения о фактах  в большинстве случаев опираются на результаты анализа доказательств. Такое же обоснование необходимо для выводов об оценке самих доказательств. Если доказательства достаточны и суд смог сделать выводы, соответствующие объективной действительности, обоснованность приговора означает и его истинность. Истинный приговор всегда является обоснованным. При отсутствии достаточных доказательств обоснованием позиции суда будет служить наличие неустранимых сомнений в подлежащих доказыванию фактах. Это позволяет сделать вывод в пользу подсудимого (как при оправдательном, так и при обвинительном приговоре), например, если не подтвердилось, что убийство совершено умышленно, обоснованным может быть признан вывод о совершении преступления по неосторожности.

Боготольским районным судом Красноярского края Хороший осуждён по ст. 103 УК РСФСР. Он признан виновным в умышленном убийстве Драко. 21 января 1994 г. в доме Хорошего находились Бирюков, Вишняков, Петрова, Амельченко и Драко. Хороший стал оказывать знаки внимания Драко, которая ответила ему, что ей это надоело, и села рядом с Бирюковым, продолжая разговор.  Хороший, видя, что его ухаживания отвергаются, с целью обратить на себя внимание, принёс из соседней комнаты охотничье ружьё 12-го калибра, и из неприязни умышленно произвёл выстрел в Драко, которая от полученных телесных повреждений скончалась.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора суда и кассационного определения, переквалификации действий Хорошего со ст.103 на ст. 106 УК РСФСР, считая, что убийство Драко было совершено им по неосторожности, в результате преступно-небрежного обращения с оружием.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13 июля 1995 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Хороший вину в умышленном убийстве Драко не признал. В судебном заседании он пояснил, что решил похвастаться охотничьим ружьём. Он стал демонстрировать ружьё, водя им горизонтально, хотел пошутить, попугать присутствующих. Убивать Драко у него умысла не было. Выстрел произошел неожиданно для него и заряд попал в Драко. Возможно, он и нажал на курок, но как это было не помнит.

Приведенные доказательства свидетельствуют, что между Драко и Хорошим дружеские отношения. В день происшествия между ними также не возникло конфликта. Показания Хорошего, как видно из материалов дела, подтверждаются имеющимися в деле доказательствами. То обстоятельство, что Хороший до выстрела пытался заигрывать с Драко, но она не восприняла этого и пересела на другое место, с достоверностью не подтверждает вывод суда о возникновении между ними неприязни и совершении убийства из ревности.

В нарушение требований ст. 301 УПК РСФСР   вывод суда в приговоре об умышленном лишении Хорошим жизни Драко не мотивирован. Его действия следует квалифицировать по ст. 106 УК РСФСР как неосторожное убийство.

Если суд приходит к убеждению, что обвинение доказано, обоснованными должны быть также решения о квалификации деяния и назначение наказания либо освобождение от него, о подлежащем возмещению ущербе и других разрешаемых в обвинительном приговоре вопросах. Существенно, что выводы о правовой оценке установленных фактов, включая уголовно-правовую квалификацию и наказание, должны быть обоснованы также логико-правовым анализом материального закона.

Приговор признаётся необоснованным при необоснованности любых выводов суда. Необоснованным будет приговор, осуждающий невиновного, либо оправдательный приговор, вынесенный при достаточных доказательствах, подтверждающих обвинение. Необоснованным является приговор, если суд не установил существенные обстоятельства, не исследовал имеющие значение   для дела доказательства или если решение суда противоречит установленным фактам, в том числе и в части уголовно-правовой квалификации деяния или выбора меры наказания.

Законность и обоснованность приговора неразрывно взаимосвязаны. Необоснованный приговор является и незаконным, так как уголовно-процессуальный закон требует вынесения только обоснованных приговоров. Необоснованность любых выводов суда в приговоре   будет являться нарушением уголовно-процессуального закона, а необоснованность в применении уголовно-правовых норм одновременно нарушает материальный уголовный закон. В тоже время, если приговор является незаконным в силу того, что судом допущены существенные нарушения процессуальных норм (например, подсудимый или его защитник не участвовал в судебном заседании), это также не позволяет признать приговор обоснованным, ставит под сомнение все результаты судебного исследования.

Понятие обоснованности приговора включает в себя ещё одно принципиальное требование, которое надо учитывать при его составлении: обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ст. 309 УПК РСФСР). Все сомнения в отношении доказанности обвинения, если их не представляется возможным устранить, толкуются в пользу подсудимого.

Обоснованность приговора является тем средством, которое способствует формированию логической и психологической убеждённости членов общества в необходимости принуждения как одной из функций уголовного права.

Каждый приговор должен быть судом мотивирован. Мотивировка приговора — это приведение в приговоре обоснования выводов, к которым пришёл суд после рассмотрения материалов дела. Мотивированность означает, что в приговоре излагаются — в соответствии с правовыми и логическими правилами доказывания — все фактические и юридические аргументы, которые подтверждают выводы и решения, содержащиеся в описательной и резолютивной частях приговора (ст. 314 УПК РСФСР). Мотивировка является выражением обоснованности приговора   и условием его законности. Без мотивов невозможно   проверить обоснованность и законность приговора, равно как и справедливость наказания.

Требование мотивировать приговор является важной гарантией правосудия, так как обеспечивает вышестоящему суду возможность проверить законность и обоснованность приговора. Не случайно закон (ст. 314 УПК РСФСР и ряд других статей УК и УПК), а также многие постановления Пленума Верховного Суда СССР и РСФСР предписывают судам, какие решения обязательно должны быть мотивированы в приговоре.

Изложение мотивов принимаемого решения обеспечивает убедительность приговора и является также хорошим средствам самоконтроля. Опытные судьи знают, что иногда лишь при попытке обстоятельно мотивировать в приговоре обсуждённое составом суда решение становится очевидной неубедительность мотивировки и причина этого — неправильность самого решения. И тогда суд вновь обсуждает и принимает правильное решение по данному вопросу. Отсутствие мотивов, их недостаточность, противоречия в них ставит под сомнение обоснованность приговора. Мотивировка выводов суда должна быть полной, то есть содержащей все необходимые для данного случая мотивы, а также непротиворечивой.

В последнее время все чаще наряду с законностью, обоснованностью и мотивированностью приговора отмечают ещё одно требование — чтобы он был справедливым.

Справедливость приговора не названа в ст. 301 УПК РСФСР в числе требований, предъявляемых к приговору. Однако это требование формулируется в уголовно-процессуальной теории. Закон предусматривает отмену или изменение обжалованного приговора ввиду его очевидной несправедливости (ст. 342, 347 УПК РСФСР). Существует узкое и широкое понимание справедливости приговора. В узком смысле справедливость приговора сводится к справедливости назначенного судом наказания, т. е. к соответствию избранной меры наказания тяжести преступления и личности его совершителя. В большинстве статей УК санкции предоставляют суду альтернативу выбора того или иного вида наказания, а также определение в пределах, установленных законом, размерах наказания. И хотя любое наказание в этих пределах формально будет соответствовать закону, суд обязан назначить не любое, а именно справедливое для данного случая наказания. При справедливом наказании должна соблюдаться надлежащая дифференциация наказаний в зависимости от размера социального «зла» и индивидуального вреда и горечи, причинённых совершённым деянием, что в обществе имеет большое воспитательное значение. Приговор нельзя считать справедливым, если за одни и те же деяния всем лицам, их совершившим, назначены одинаковые наказания.

В то же время справедливость приговора означает и строжайшее соблюдение принципа равенства граждан перед законом и судом. Справедливость приговора не совместима ни с дискриминацией, ни с привилегиями для отдельных лиц.

Чувство справедливости должно руководить судьями и в таком, например, вопросе, как определение размера возмещения причинённого преступлением вреда с учётом имущественного положения виновного и степени вины потерпевшего.

При более широком понимании справедливость приговора   основывается на его законности и обоснованности и означает правильное по существу и по форме разрешение дела, отвечающее не только правовым, но и социально-нравственным принципам отношения к человеку и совершённому им деянию. Справедливость приговора не может быть сведена к его законности и обоснованности. Она выступает как их нравственная оценка в глазах общества, должна быть отражением социальной справедливости. Законный и обоснованный приговор может не быть справедливым. Например, если действующий и применённый уголовный закон уже не соответствует социальным потребностям. Закон может не отражать изменившиеся нравственно-правовые   воззрения общества. Приговор, отвечающий требованию справедливости, должен это учитывать.

Справедливость приговора суда является его важнейшим качеством, по которому граждане судят о компетенции судей, всей системе уголовной юстиции государства и его уголовной политике.

В конечном счёте, все требования к приговору основываются на главном —  его законности. Только при соблюдении вышеуказанных требований приговор будет иметь большое воспитательное   и общественно-политическое значение.

§ 2. Язык и стиль приговора

  Особое значение приговора объясняет повышенные требования не только к его содержанию, но также и к   форме его изложения, языку и стилю, а в более общем смысле — к культуре этого важнейшего процессуального документа.

Разумеется, беспредметно говорить о культуре незаконного, необоснованного приговора. Однако, не умаляя преобладающего значения существа приговора, нужно подчеркнуть, что он должен быть безупречен и по форме. Неубедительный, наспех составленный, неряшливый приговор может породить неясность в процессе его исполнения и, безусловно, не имеет необходимого воспитательного и предупредительного воздействия.

Важные указания относительно языка и стиля приговора содержатся в ст. 312 УПК РСФСР, которая предписывает составлять приговор в ясных, понятных выражениях, а также в п. 22 постановления Пленума, где детализируются эти требования закона. В приговоре недопустимо, указал Пленум, «употребление неточных формулировок, непринятых сокращений и слов, неприемлемых в официальных документах, а также загромождение его описанием событий, не относящихся к рассматриваемому делу. Специальные или технические термины и выражения местного диалекта, приводимые в приговоре, должны быть разъяснены».

Рассмотрим эти требование к языку и стилю приговора подробнее.

Приговор, как и любой официальный документ, равно как и другие процессуальные документы, должен быть изложен официально-деловым стилем. Этому стилю присущ ряд языковых особенностей, главными из которых и является ясность и точность. Но одной этой характеристики стиля недостаточно, так как ясность, к примеру, должна быть присуща всякому «хорошему» языку.

Для официально-делового стиля характерно также специфическое использование языковых средств: их единообразное употребление, наличие (обилие) специальных терминов (в данном случае юридических), стандартные обороты (клише и штампы) и др.

Судья должен вырабатывать у себя умение юридически грамотно, кратко и ясно изложить в приговоре установленные судом обстоятельства дела, анализируемые доказательства, выводы и решения суда.

Ясность и точность при изложении приговора имеют особое значение. Недопустима двусмысленность выражений. Ради точности приходится иногда поступаться краткостью изложения и даже мириться с некоторыми погрешностями стиля, например, неоднократно повторять фамилии, названия и пр., чтобы нельзя было истолковать текст вопреки его подлинному смыслу. Но при этом не следует уточнять очевидное («ударил ладонью руки») и тем более употреблять «уточнения», не имеющие смысла («ударил в область головы»).

Ясность и точность изложения достигается употреблением специальных терминов, юридических и неюридических. Важное условие состоит в том, чтобы смысл и употребление термина полностью соответствовали тем нормам, которые регламентируют использование термина в той или иной сфере. Например, термин «алиби» заменяет в тексте понятие «обстоятельство, исключающее пребывание обвиняемого в месте преступления в момент его совершения» и точно его определяет.

К употреблению специальных терминов (неюридических) надо подходить продуманно и пользоваться ими лишь тогда, когда без них нельзя обойтись. Это же относится и к словам иностранного происхождения (кроме тех, которые стали общеупотребительными в русском языке).

Точность тексту придают стандартные обороты (клише). Например, оборот «произвел выстрел» соответствует разговорному «выстрелил», но для юриста очевидна смысловая разница между ними: «произвёл выстрел» подчёркивает умышленный характер этого действия, тогда как «выстрелил» допускает и неосторожность («неосторожно нажав на спусковой крючок, выстрелил из ружья»).

Стандартные обороты не всегда правильно употребляются и тогда это приводит к обратному результату — неточности. Так, оборот «из показаний усматривается» иногда используют в значении «наличествует в показаниях», что неверно. В предложениях с этим оборотом должно сообщаться не то,   что непосредственно показало допрошенное лицо, а то, что вытекает из его показаний как логически очевидный факт.

Широкое употребление в приговоре стандартных оборотов вполне оправдано. Но иногда судьи, полагаясь на «апробированные» формулировки, не задумываются об их стилистической доброкачественности. По этой причине «кочуют» из приговора в приговор уродливые обороты: «привёл себя в нетрезвое состояние» (вместо «выпил» или, в крайнем случае, «употребил спиртные напитки»), «допустил хулиганские действия» (глагол «допустить» вовсе не является синонимом глагола «совершать») и т. п.

Краткость изложения достигается, с одной стороны, отражением в тексте лишь необходимой для разрешения дела информации, а с другой — экономным использованием языковых средств.

Распространенным недостатком приговоров является приведение не имеющих значения для дела подробностей. Чаще всего это происходит из-за слабой профессиональной подготовки судей, их неумения выделить из массы сведений и фактов лишь необходимые, существенные обстоятельства, которые и надо отразить в приговоре. Другой, объективной причиной является обычная перегруженность судей, оставляющая минимум времени для тщательной отработки судебных документов. В 1995 году в суды общей юрисдикции поступило 1143 тыс. уголовных дел, что на 16 % больше по сравнению с 1994 годом, гражданских дел 2,9 млн., что почти в 1,5 раза больше предыдущего года. Из поступивших уголовных дел в районные (городские) суды поступило 1133 тыс. дел, нагрузка на одного судью составила 8,5 дел в месяц (7,4 в 1994 г.), а по гражданским делам нагрузка возросла с 15,2 до 22 дел. Штаты же судей районных (городских) судов за истекший год были увеличены на 214 единиц и составили к концу 1995 года 12526 единиц. Произведённые в Министерстве юстиции Российской Федерации по поручению Правительства расчеты по научно обоснованным нормам нагрузки судей только по данным за 1994 год показали, что для нормального осуществления правосудия необходимо увеличение штатной численности в 2,5 раза.  Но как бы там ни было, излишние сведения в приговоре затрудняют его уяснение, не прибавляя убедительности, и нередко снижают воспитательное значение приговора.

В случае совершения преступления в нетрезвом состоянии нередко подробно указывают, с кем и что выпивал подсудимый, хотя для приговора достаточно самого факта употребления спиртного   и совершения затем в нетрезвом виде преступлений (остальные подробности — для протокола судебного заседания). По делам о половых преступлениях иногда приводят различные натуралистические подробности и т. п. Громоздкость приговоров часто объясняется неумением кратко описать преступные действия подсудимых, изложить доказательства или привести мотивировки, да и просто многословием, громоздкостью самих фраз. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своём постановлении указал: «Учитывая, что во всех случаях приговор провозглашается публично, суду при составлении приговора следует избегать изложения в нём не вызываемых необходимостью формулировок, в подробностях описывающих способы совершения преступления, связанных с изготовлением наркотических средств, взрывчатых веществ и т. п., а также посягающих на половую неприкосновенность граждан или нравственность несовершеннолетних».

Можно отметить и другие языковые и стилевые особенности приговора.

Приговор должен быть написан в третьем лице. Также излагаются и показания допрошенных в суде лиц. Как правило, их доподлинные выражения не имеют никакого значения для дела, а важны сообщённые ими факты. И в тех не многих случаях, когда форма сказанного имеет самостоятельное значение, все же лучше передать это в приговоре своими словами. Привнесение в приговор прямой речи придаёт изложению нежелательную эмоциональную окраску и может создать впечатление о необъективности суда.

Недопустимо употреблять слова с суффиксами, придающими им эмоциональную окраску и подчёркивающими субъективную оценку составителей приговора (например: «пьянка», «девчонка» и т. п.), а также жаргонные и вульгарные выражения.

Для стиля приговора характерна предпочтительность прямого порядка слов в предложениях, когда подлежащее предшествует сказуемому, определение —  определяемому слову, дополнения следуют за управляющим словом, обстоятельства стоят по возможности ближе к тому слову, с которым они соотнесены по смыслу.

При неизменности общих требований к любому судебному приговору структура и способ его изложения зависят от характера рассматриваемого дела и вида приговора.

§ 3. Порядок составления приговора

Приговор постановляется судом в совещательной комнате, в условиях, обеспечивающих тайну совещания судей. Это служит одной из гарантий независимости суда, свободы внутреннего судейского убеждения и подчинения судей только закону. Тайна совещания судей исключает какое-либо воздействие на них в ходе принятия решения по делу. В совещательной комнате, во время совещания и написания приговора могут находиться только судьи, участвовавшие в рассмотрении данного дела. Никакие другие лица не вправе входить в совещательную    комнату, а судьи могут покидать её лишь в установленных законом случаях. Суд вправе прервать совещание для отдыха. Во время перерыва судьи не могут обсуждать с кем-либо вопросы, относящиеся к рассматриваемому делу.

Тайна совещания судей предполагает также запрет разглашать суждения, высказанные судьями во время совещания. Это обеспечивается отсутствием протокола совещания, неоглашением результатов голосования, подписанием приговора всем составом суда, включая и того судью, который остался при голосовании в меньшинстве и не согласован с приговором. Позиция судьи при принятии решений по конкретному делу может стать известной в порядке исключения только в двух случаях: когда судья излагает в письменном виде своё особое мнение и когда ведется производство по обвинению судьи в преступных злоупотреблениях, допущенных при рассмотрении дела.

Нарушение тайны совещания судей является в соответствии с п. 5 ст. 345 УПК существенным нарушением закона, влекущим безусловную отмену приговора.

Совещание судей, которым руководит председательствующий, включает в себя обсуждение и голосование по всем вопросам, указанным в ст. 303, 304, 305 УПК, а также составление приговора, в котором отражаются результаты совещания. Председательствующий ставит на разрешение суда вопросы в порядке, предусмотренном ст. 303 УПК. Каждый вопрос ставится в такой форме, чтобы на него мог быть дан лишь утвердительный или отрицательный ответ (ст. 306 УПК). По каждому вопросу судьи совещаются. Все вопросы разрешаются простым большинством голосов. Никто из судей не вправе воздержаться от голосования. Чтобы устранить влияние особого положения и, следовательно, мнения председательствующего на других судей, особенно на народных заседателей, закон обязывает его голосовать последним.

Если судья при голосовании по какому-либо вопросу остался в меньшинстве, он не вправе отказаться от обсуждения и голосования при постановке следующих вопросов. Судья, оставшийся в меньшинстве, может изложить своё особое мнение в письменно, в виде отдельного документа. Особое мнение должно быть изложено в совещательной комнате. При провозглашении приговора особое мнение не объявляется, но приобщается к делу (ст. 307 УПК). Из этого вытекает, что с особым мнением могут ознакомиться все лица, уполномоченные   изучать материалы дела — судьи вышестоящих судов или новый состав суда, который будет рассматривать дело после отмены приговора, а также все другие участники судопроизводства, имеющие право на ознакомление с делом.

Порядок составления приговора определен законом (ст. 312 УПК РСФСР). Приговор должен быть написан одним из судей (следовательно, от руки, а не машинописно), на том языке, на котором происходило судебное разбирательство, и подписан всеми судьями, в том числе и судьёй, оставшимся при особом мнении. Если приговор не подписан кем-то из судей, он, безусловно, подлежит отмене (п. 6 ч. 2 ст. 345 УПК РСФСР).

Перед подписанием приговора целесообразно прочитать написанное вслух, Нередко при этом обнаруживаются неточности или упущения и их не поздно исправить.

Исправления в приговоре должны быть оговорены   и оговорки подписаны всеми судьями в совещательной комнате. Исправления могут состоять в зачёркивании части текста, дополнениях (вставках), замене слова или части текста другим текстом. Оговорить это достаточно повторением сделанного исправления после указания на порядок обжалования приговора либо в конце соответствующей страницы (в этом случае тут же должны подписаться судьи). Например, «Зачеркнуто... (далее повторяется зачёркнутый текст)», «Дописано... (также повторяется дописанное)» и т. д. Нередко оговорку сопровождают дополнительные пояснения:   «Зачёркнутое не читать», «дописанному верить». Это излишне, поскольку само собой разумеется, что оговоренному исправлению надо верить.

Неправильно исправлять слова или цифры в самом тексте, не зачеркивая их и не подписывая правильное слово или цифру. Нежелательны также значительные по объему или количеству исправления. В этом случае лучше переписать страницу. Неряшливость самого текста приговора (помарки, небрежность письма) характеризует недостаток профессиональной культуры, но может привести и к ошибке при исполнении приговора.

Приговор любого вида состоит из вводной, описательной и резолютивной частей.

В процессе составления приговора судьи используют свои рабочие записи, сделанные при подготовке к судебному разбирательству и в ходе самого разбирательства. Лишь далёкие от практики люди могут полагать, что судьи в совещательной комнате начинают составлять приговор, как говорится, «с чистого листа», полагаясь только на тома уголовного дела и собственную память. Даже по несложному делу тут без рабочих записей не обойтись. Это может быть перечень вопросов, по которым предстоит принять решение (от основных — вопросов виновности, оценки доказательств, до таких, как определение судьбы вещественных доказательств, распределение судебных издержек и т. д.). Это может быть схема изложения в логической последовательности исследованных доказательств, черновые наброски отдельных мест описательной части приговора. Не может быть лишь одного — предвзятости, толкающей на составление заранее черновика приговора и превращение затем этого черновика в приговор вопреки изменившимся данным судебного следствия. 

Глава III. Содержание и структура приговора

§ 1. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора

Обязывая судей тщательно и последовательно обсудить все обстоятельства, установленные по делу, закон определяет перечень разрешаемых судом при постановлении приговора вопросов (ст. 303 УПК).

Председательствующий обязан поставить их на разрешение суда в том порядке, как это указано в законе, строго соблюдая последовательность. Кроме того, каждый из вопросов должен быть поставлен в такой форме, чтобы на него мог быть дан либо утвердительный, либо отрицательный ответ (ст. 306 УПК).

УПК РСФСР (ст. 303) обязывает суд при постановлении приговора разрешить следующие вопросы.

Имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый. Судьи должны решить вопрос о том, существует ли само событие того преступления, которое вменяется подсудимому.

Если в ходе судебного разбирательства суд установил, что деяние в совершении которого обвиняется подсудимый, в действительности совершено не было, и судьи пришли к такому выводу в совещательной комнате, то постановляется оправдательный приговор, поскольку обвинение полностью отпадает.

Содержит ли это деяние состав преступления и каким именно уголовным законом оно предусмотрено. Признать, что в деянии есть состав преступления, можно, лишь назвав уголовный закон, под признаки которого оно подпадает. Суд устанавливает, что деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, по действующему закону признается преступным, карается по закону или же оно не преступно и в этом смысле не образует состава преступления. Установив, что деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, не преступно, суд обязан постановить   оправдательный приговор. Если суд, решая вопрос, указанный п. 2 ст. 303 УПК РСФСР придёт к выводу, что в деянии имеется состав преступления, предусмотренного уголовным законом, то это ещё не означает постановление обвинительного приговора.

Совершил ли это деяние подсудимый. В делах с противоречивыми доказательствами, допускающими различное толкование, при решении как раз этого вопроса могут быть допущены ошибки, состоящие в осуждении невиновного или в оправдании преступника.

Решая данный вопрос, суд, опираясь на материалы судебного следствия, должен критически оценить выводы обвинительного заключения, в котором содержится утверждение о доказанности этого обстоятельства. И если   не будет бесспорно установлено, что именно подсудимый совершил общественно опасное деяние, то недопустимо постановлять обвинительный приговор.

Виновен ли подсудимый в совершении этого преступления. Установив, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, что оно содержит состав преступления, предусмотренного определенным уголовным законом, и совершено именно подсудимым, суд обсуждает и разрешает вопрос о том, совершено ли деяние умышленно, по неосторожности или же в действиях подсудимого вообще нет вины. При обвинении подсудимого в совершении деяния, ответственность за которое наступает лишь при наличии умысла, суд должен выяснить характер умысла, а также цель и мотив преступления.

Для установления вины подсудимого необходимо также выяснить причинную связь деяния подсудимого с наступившим общественно опасным   результатом.

При решении рассматриваемого вопроса суд обязан обсудить также вопрос о вменяемости подсудимого, если он возникает при постановлении приговора.

Решение вопроса о виновности подсудимого служит окончательному и точному установлению наличия в действиях подсудимого состава преступления во всех его элементах. Установив, что в действиях подсудимого нет субъективной вины, суд постановляет оправдательный приговор.

Решение перечисленных вопросов в совокупности составляет вывод суда о виновности или невиновности подсудимого. От характера этого вывода зависит сущность приговора, т. е. осуждение или оправдание подсудимого

Подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление.  Данный вопрос должен обсуждаться при постановлении каждого обвинительного приговора, так как   закон в ряде случаев предусматривает обязанность суда освободить от наказания лицо, виновное в совершении преступления.

Какое именно наказание должно быть назначено подсудимому и подлежит ли оно отбыванию подсудимым. Наказание назначается в пределах срока, предусмотренного соответствующей статьей особенной части и в соответствии с Общей частью Уголовного кодекса.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественно опасности совершенного преступления, личность виновного   и обстоятельства дела, смягчающие и отягощающие наказание (ст. 60 УК РФ).

Назначив подсудимому наказание, суд обсуждает также вопрос о том, подлежит ли наказание   отбытию.

Какой вид исправительной колонии должен быть определен подсудимому при назначении ему наказания в виде лишения свободы. При решении этого вопроса суд руководствуется нормами уголовного (ст. 58 УК РФ) и исправительного законодательства России, а также постановлениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в пользу кого и в каком размере, а также подлежит ли возмещению материальный ущерб, если гражданский иск не был предъявлен.

Суд принимает решение по гражданскому иску в соответствии с требованиями ст. 310 УПК РСФСР. Решение об удовлетворении иска, отказе в его удовлетворении или оставлении иска без рассмотрения должно быть мотивировано в приговоре.

В соответствии со ст. 29 УПК РСФСР суд вправе по собственной инициативе разрешить вопрос о возмещении материального ущерба, причинённого преступлением. Остальные вопросы разрешаются в связи с завершением производства по делу   в суде первой инстанции.

Как поступить с вещественными доказательствами. В зависимости от характера вещественных доказательств принимаются различные решения. На основании ст. 86 УПК орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, конфискуются   и передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются.

Вещи, запрещенные к обращению, передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются.

Документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при деле, о чём указывается в приговоре. Остальные вещи выдаются законным владельцам. Если владельцы не установлены, то они переходят в собственность государства.

Деньги и иные ценности, нажитые преступным путём, обращаются в доход государства.

На кого и в каком размере должны быть возложены судебные издержки. Судебные издержки возлагаются на осужденных или принимаются на счет государства (ст. 107 УПК РСФСР). На счет государства судебные издержки принимаются при оправдании подсудимого. Если по делу виновными признано несколько подсудимых, суд постановляет, в каком размере должны быть возложены судебные издержки на каждого из них. При этом учитывается вина, степень ответственности и имущественное положение осужденных. Взыскание судебных издержек солидарно противоречит закону. При несостоятельности осужденного судебные издержки принимаются на счет государства.

О мере пресечения в отношении подсудимого. При постановлении судом оправдательного    приговора любая мера пресечения, если она была избрана в отношении подсудимого, отменяется,   о чём    указывается   в приговоре. Если суд постановляет обвинительный приговор с освобождением подсудимого от наказания либо от отбывания наказания или осуждает к наказанию, не связанному с лишением свободы, в приговоре приводится решение о немедленном освобождении подсудимого из под стражи. В этих случаях возможно изменение меры пресечения на любую, менее строгую при наличии к тому законных оснований.

В остальных случаях постановления обвинительного приговора суд решает вопрос об оставлении без изменения,   изменении или отмене меры пресечения до вступления приговора в законную силу, руководствуясь общими правилами, установленными законом.

Суд составляет приговор после решения указанных вопросов.

Если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений или рассматривается дело в отношении нескольких подсудимых, суд решает вопросы, указанные в п. 1 – 6 ст. 303 УПК РСФСР, отдельно по каждому из совокупности преступлений и в отношении каждого из подсудимых (ч. 2 и 3 ст. 303 УПК РСФСР).

§ 2. Вводная часть приговора

Вводная часть приговора содержит реквизиты этого правоприменительного акта, из которых должно быть ясно, кем, в каких условиях и в отношении кого постановлен данный приговор.

Согласно ст. 313 УПК РСФСР, во вводной части приговора указывается, что приговор вынесен именем Российской Федерации, а затем фиксируется:

Время и место постановления приговора. Временем (датой) постановления приговора считается день подписания его составом суда. Если совещание судей при постановлении приговора длится несколько дней, иногда неправильно указывается   весь этот период в приговоре. Время нахождения суда в совещательной комнате отражается в протоколе судебного заседания. Местом постановления приговора является город или иной населенный пункт, где фактически был вынесен приговор (район, область, республику указывать не следует).

Наименование суда, постановившего приговор, состав суда, секретарь судебного заседания, обвинитель, защитник. В приговоре указывается должность и фамилия председательствующего по делу, фамилии народных заседателей. Указывается должность, классный чин и фамилия прокурора, участвовавшего в судебном процессе в качестве государственного обвинителя. Фамилия защитника и, если участвовал адвокат, то также — членом какой коллегии адвокатов он является. Обязательно должно быть указано процессуальное положение адвоката — защитник, так как он может выполнять и другие процессуальные функции. В случае участия по групповому делу нескольких защитников, не надо пояснять, кто из них чьи интересы защищает. Эти сведения отражаются в протоколе. Указывается фамилия и инициалы общественного обвинителя или защитника. На практике принято также указывать организацию или коллектив, которые представляют данное лицо.

Далее должны быть приведены сведения о личности подсудимого, имеющие значения для дела:

Фамилия, имя и отчество подсудимого. Если подсудимый значится по делу   и под другой, отличной от зарегистрированной в ЗАГСе, фамилией, это обстоятельство должно быть отражено в приговоре.

Год, месяц, день и место рождения.

Место жительства (адрес постоянного   или временного проживания).

Место работы, занятие. В отношении работающего указывается место работы и занимаемая должность, в отношении учащегося — учебное заведение и т. д.

Образование.

Семейное положение. Возраст несовершеннолетних детей.

Иные сведения о личности подсудимого, которые имеют значение для дела. Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъясняет, что такими сведениями могут быть: участие подсудимого в боевых действиях по защите Родины; наличие у него государственных наград, ранений, контузий, инвалидности, тяжелых заболеваний, почетных, воинских и других званий; сведения о судимости с указанием времени осуждения, уголовного закона, меры наказания и данных о содержании в местах лишения свободы; о признании ранее особо опасным рецидивистом; о применении   в прошлом принудительного лечения от алкоголизма или наркомании и т. п. Суд не вправе указывать среди данных о личности подсудимого   сведения о снятых или погашенных судимостях.

При назначении наказания по нескольким приговорам судам необходимо точно указывать во вводной части приговора вид и размер неотбытой части наказания по предыдущему приговору, которая на основании ст. 70 УК РФ подлежит полному или частичному присоединению к наказанию, назначенному по новому приговору (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1981 г. № 3).

Если подсудимый не был ранее судим, это, как правило, также указывается в приговоре.

Приведенный перечень сведений о личности подсудимого является примерным и не может рассматриваться как обязательный для вводной части приговора.

Приводимые в приговоре сведения о личности   подсудимого не могут основываться только на том, что он сам сообщает о себе, а должны иметь документальное подтверждение либо проверяться иным путём.

Вводная часть заканчивается ссылкой на уголовный закон, предусматривающий преступление, в совершении которого обвиняется подсудимый. Следует сослаться не только на статью, но и на пункт и часть статьи Уголовного кодекса.

Во вводной части отмечается также, в открытом или закрытом судебном заседании рассмотрено дело.

§ 3. Описательная часть обвинительного приговора

В описательной части приговора суд излагает то, что он считает установленным в результате судебного разбирательства и приводит мотивировку своих решений по делу.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР и руководящими разъяснениями Пленума Верховного Суда СССР и РСФСР описательная часть обвинительного приговора должна содержать следующие   элементы.

Описание преступного деяния, признанного судом доказанным, должно включать сведения   о месте, времени и способе совершения преступления, характер вины подсудимого, мотивов и последствий преступления. То есть дается формулировка обвинения, соответствующая признакам состава преступления. Формулировка обвинения излагается отдельно в отношении каждого из предъявленных обвинений. Должны быть описаны все эпизоды преступного деяния. Если рассматривается дело в отношении нескольких подсудимых, формулировка обвинения излагается таким образом, чтобы были обрисованы действия каждого из соучастников.

При описании преступных деяний по многоэпизодным, групповым делам эпизоды обвинения могут излагаться   в хронологическом порядке по времени совершения преступных действий, но, как правило, это неудобно, так как затрудняет связь обвинения, признанного доказанным, с самими доказательствами. Целесообразнее эпизоды группировать (систематизировать).

Конкретизация места и времени в приговоре может быть различна и зависит, во-первых, от того насколько точно они установлены судом, и, во-вторых, от характера обвинения и имеющихся доказательств. В Уголовном кодексе  Российской Федерации имеются статьи, в которых непосредственно упоминается или подразумевается определенное место совершения преступления, и, следовательно, от установления места прямо зависит квалификация. В приговоре должно быть указано то место, где преступная деятельность прекратилась (в случае длящихся и продолжаемых преступлений). Время совершения преступления указывается со степенью точности, которая   установлена судом.

В описании способа совершения преступления должны найти отражение все юридически значимые обстоятельства, которые позволяют сделать определенный вывод о том, какие конкретно преступные действия и как именно были совершены подсудимым, либо — в чем конкретно выражалось его бездействие, какие именно требования им не выполнены. В диспозиции ряда статей Уголовного кодекса специально предусматривается способ как необходимый элемент объективной стороны состава преступления или как квалифицирующий признак. В других случаях в зависимости от способа может меняться оценка степени общественной опасности содеянного.

При вынесении обвинительного приговора суд должен установить последствия совершенного преступления. Они входят в предмет доказывания потому, что характеризуют как вред, причиненный преступным посягательством общественным отношениям, защищенным уголовным законом, так и охраняемым законом правам и интересам граждан. Последствия имеют различное значение для доказывания события преступления. В одних случаях они являются необходимыми элементами состава преступления, их отсутствие исключает возможность квалифицировать   деяние как оконченное преступление, в других —  во многом определяет квалификацию преступления (например, причинение телесного повреждения).

Указывать в приговоре последствия преступления необходимо как в тех случаях, когда они имеют характер квалифицирующего обстоятельства, так и тогда, когда они не влияют на квалификацию. Без учета реально наступивших последствий невозможно правильно решить вопрос о степени общественной опасности преступления и лица, его совершившего. Наступившие последствия могут быть вменены в вину подсудимому лишь при условии установления причинной связи между ними и совершенными им преступными действиями.

Приговор не должен оставлять сомнений   относительно формы вины, цели и мотивов совершения преступления. При этом особое внимание обращается на исследование обстоятельств, от выяснения которых зависит решение вопроса о направленности умысла виновного (охватывалось ли умыслом совершение общественно-опасных действий и их последствия). Недопустимо, когда судьи в действиях подсудимого признают более опасную форму вины, не доказав последнюю достоверно. При доказывании виновности подсудимого судьям важно не только правильно разграничивать умышленные действия от неосторожных, но и верно оценить обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии в действиях подсудимого как умысла, так и неосторожности. От установления характера субъективной стороны содеянного может зависеть вывод о виновности или невиновности подсудимого, в большинстве же случаев это необходимо для правильной квалификации преступления. Кроме того, эти обстоятельства могут смягчать либо отягчать ответственность и, следовательно, влиять на избираемое судом наказание. Неправильное или неясное изложение в приговорах формы вины - одна из причин их отмены или изменения вышестоящими судами. Вывод о форме вины излагается в приговоре, как правило, после анализа доказательств как мотивировка квалификации.

Диспозиции некоторых   статей Уголовного кодекса содержат указание на специальную цель, как необходимый элемент субъективной стороны преступления. Формулировка обвинения в этих случаях обязательно должна содержать указание на наличие у подсудимого такой цели.

Московским городским судом Рябинина, Серова и Серов осуждены по п. «а» ст. 102 УК РСФСР. Они признаны   виновными в совершении умышленного убийства Заева из корыстных побуждений.

Рябинина, Серова и Серов проживали одной семьёй в четырех комнатах пяти-комнатной квартиры в Москве. Одну комнату в этой коммунальной квартире занимал сосед Заев.

17 февраля 1992 г. Рябинина, Серов и Серова в квартире с целью воспрепятствования совершению Заевым родственного обмена комнаты задушили его, сдавив шею петлёй.

При постановлении приговора по данному делу судом не были соблюдены требования ст. 314 УПК РСФСР приговор не содержит полного изложения обстоятельств совершенного преступления, действий каждого из осужденных в процессе лишения жизни Заева; в приговоре не указано, в чем выразился корыстный мотив убийства. Суд в приговоре ограничился лишь записью о том, что 17 февраля 1992 г. виновные, находясь в квартире, с целью воспрепятствования совершению Заевым родственного обмена комнаты задушили его, сдавив шею петлёй. Таким образом, не нашли своего отражения в приговоре ни действия Рябининой и Серовых при подготовке к убийству, ни роль каждого из них в процессе лишения жизни Заева.

Суд в приговоре, признавая Рябинину и Серовых виновными в убийстве из корыстных побуждений, указал о мотиве преступления лишь то, что оно совершено с целью воспрепятствовать совершению Заевым родственного обмена комнаты. Однако ничего не указал о том, в чём заключается корысть у осужденных.

Приговор был отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с существенным нарушением судом уголовно-процессуального закона.

После описания преступного деяния в приговоре излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Суд обязан обеспечить всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела. Умолчание в приговоре о доказательствах , не согласующихся   с обвинением, это типичное проявление обвинительного уклона. Нередко по этой причине вышестоящие суды отменяют или изменяют приговоры. Обоснование выводов суда (мотивировка приговора) предполагает не простое изложение, пересказ доказательств, либо, что ещё хуже, только перечисление источников доказательств, а их анализ. Под анализом доказательств в приговоре понимается такое их изложение, когда они логически связаны, согласуются между собой и с формулировкой обвинения, когда отсутствуют противоречия в доказательствах, а не устраненным противоречиям дана оценка. Критерии оценки противоречивых доказательств могут относиться к сущности самого доказательства либо к совокупности доказательств. Чаще всего оценивается именно достоверность доказательств. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своём постановлении указал: «При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. По делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор должен содержать анализ доказательств в отношении каждого подсудимого и по каждому обвинению».

Обычно вслед за описанием преступного деяния указывается отношение подсудимого к обвинению, признанному судом доказанным, а также приводится существо его показаний. Излагая показания подсудимого, важно точно отразить, что именно из предъявленного обвинения он признает и в чём именно не считает себя виновным, а также привести его объяснения в связи с отрицанием обвинения (если он такие объяснения даёт). Суд должен дать оценку доводам, приведенным им в свою защиту. Отказ подсудимого от дачи показаний не может служить подтверждением доказанности его вины и учитываться в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего личность подсудимого при назначении   ему вида и размера наказания.

В случае изменения подсудимым показаний, данных им в процессе предварительного следствия, необходимо мотивировать в приговоре, на основании каких данных судебного следствия суд считает достоверными одни показания подсудимого и отвергает другие. Суд обязан тщательно проверить те и другие его показания, выяснить причины изменения показаний и дать им оценку в совокупности с иными собранными по делу доказательствами.

В приговоре должно быть изложено существо показаний потерпевших и свидетелей об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу.

Следует иметь в виду, что ссылка в приговоре на наказание потерпевших и свидетелей, не допрошенных в судебном заседании, в соответствии с требованиями ст. 286 и 301 УПК РСФСР возможна лишь в случаях, когда эти лица отсутствовали при судебном разбирательстве по причинам, исключающим возможность   их явки в суд, а ранее данные ими показания были оглашены и исследованы в судебном заседании.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 апреля 1971 г. обратил внимание судов на то, что в силу закона заключение эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществами перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, подлежит оценке по  внутреннему убеждению судей с учётом квалификации эксперта, полноты представленных на экспертизу материалов. Результаты оценки заключения должны найти полное отражение в приговоре. Суд обязан указать, какие факты установлены заключением эксперта, а не ограничиваться лишь ссылкой на его заключение (п. 14 постановления). В случаях, когда в деле имеется несколько заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду необходимо дать в приговоре оценку каждому из них в совокупности   с другими доказательствами по делу и привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другие. Показания эксперта не являются самостоятельным источником доказательств и ссылаться на них в приговоре недопустимо.

Вещественные доказательства являются средством для установления тех или иных обстоятельств дела лишь в совокупности с другими доказательствами, в связи с чем ссылку в приговоре на вещественные доказательства следует делать в логической связи с другими данными, на которых суд основывает свой вывод. Необходимо указать, при каких обстоятельствах вещественные доказательства были обнаружены и приобщены к делу.

Протоколы удостоверяют для суда обстоятельства и факты, непосредственно воспринятые следователем и имеющие значение   для дела. На эти факты, а не только на протокол, и должно быть указано в приговоре. Иные документы являются доказательствами, если удостоверенные или изложенные в них факты имеют значение для уголовного дела (ст. 88 УПК РСФСР). Поэтому суд должен указать, какие именно факты удостоверены документами.

Анализ и оценка   доказательств в описательной части обвинительного приговора завершаются выводами о доказанности обвинения (сформулированного в начале описательной части), квалификации преступления, изменении обвинения (если суд приходит к такому решению), возмещении материального ущерба, причиненного преступлением (при наличии гражданского иска либо в порядке ч. 4 ст. 29 УПК РСФСР), а также необходимости назначения подсудимому наказания.

Если предъявленное органами предварительного следствия   обвинение полностью подтверждается в суде, то после изложения доказательств мотивируется вывод о квалификации преступления. Если же производится изменение обвинения, порядок изложения этой части приговора может быть двояким. В случае, когда изменение обвинения не затрагивает вывод о квалификации преступления, признанного судом доказанным, следует сначала логически завершить обоснование вины подсудимого в совершении преступления его юридической оценкой, а затем приводить мотивы относительно не подтвердившейся части обвинения. Когда же изменение обвинения влечет изменение квалификации и тех преступных действий, которые доказаны в суде, сначала, естественно, мотивируется изменение обвинения, после чего делается вывод о квалификации.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своём постановлении указал, что всякое изменение обвинения в суде должно быть мотивировано в описательной части приговора.

Суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, а равно квалифицировать отдельные эпизоды преступления по статье закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину и не были исключены судьёй из обвинительного заключения при назначении судебного заседания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение   обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту.

Судам следует исходить из того, что более тяжким считается обвинение, когда:

применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт) санкция которой   предусматривает более строгое наказание;

в обвинение включаются дополнительные, не вменённые обвиняемому факты (эпизоды), влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объём обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного.

Существенно отличающимся обвинением от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения (вменения других деяний вместо ранее предъявленных, вменение преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т. д.), если при этом нарушается право подсудимого на защиту (п. 9).

В руководящих разъяснениях Пленум Верховного Суда указал, что суд во всех стадиях процесса без обращения дела к доследованию не вправе изменять квалификацию действий виновного с одного на другой пункт ст. 105 УК РФ, если это влечёт изменение формулировки обвинения и нарушает право подсудимого на защиту. Изложенное относится и ко всем аналогичным, когда уголовный закон в одной статье предусматривает повышенную ответственность в связи с разнородными отягчающими обстоятельствами (ст. ст. 131, 158, 162 УК).

Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный размер, существенный вред, крупный или значительный ущерб и др.) суд обязан привести в приговоре обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном того или иного признака.

В соответствии со ст. ст. 314 и 317 УПК РСФСР в описательной части обвинительного приговора приводятся мотивы, обосновывающие решение суда в отношении гражданского иска или возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, а в резолютивной части формулируется само решение.

В случаях, когда материальный ущерб является составной частью объективной стороны преступления, целесообразно изложить требования истца сразу после описания последствий преступления.

Разрешение гражданского иска зависит прежде всего от характера (вида) выносимого приговора. Постановляя обвинительный приговор, суд, в зависимости от доказанности оснований и размера гражданского иска, удовлетворяет иск полностью или частично либо отказывает в нём (ч. 1 ст. 310 УПК РСФСР). Суд удовлетворяет гражданский иск лишь при условии, что преступлением, совершенным подсудимым, нанесен потерпевшему имущественный ущерб.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (ч. 2 ст. 310) устанавливает, что в исключительных случаях, при невозможности произвести подробный расчет по гражданскому иску без отложения разбирательства дела, суд может, вынося обвинительный приговор, признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. При этом, как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении «О судебном приговоре», вопрос о размере гражданского иска может быть передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства лишь тогда, когда это не влияет на решение суда о квалификации преступления, избрание подсудимому меры наказания и на решение других вопросов, возникающих при постановлении приговора. Суд вправе при вынесении обвинительного приговора по собственной инициативе разрешить вопрос о возмещении материального ущерба (ч. 4 ст. 29 УПК РСФСР).

В приговоре надо также указать, признает ли подсудимый гражданский иск и каковы его возражения против той части иска, которую он не признаёт. Если иск предъявлен к лицам или организациям, несущим материальную ответственность за вред, причинённый действиями подсудимого, о возражениях против   иска следует спрашивать не подсудимого, а гражданского ответчика или его представителя.

В приговоре должно быть указано, из чего складывается сумма иска (приведён его расчёт). После обоснования выводов по предъявленному обвинению достаточно сослаться на то, что доказательства виновности подтверждают также обоснованность (полностью или частично) гражданского иска, и указать нормы материального права (гражданского, трудового и др.), регулирующие спорное правоотношение.

Если к подсудимому предъявлено несколько исков, в приговоре указываются, в какой сумме нашёл подтверждение иск каждого истца или почему следует отказать кому-либо из них в иске.

Если приговор постановляется в отношении нескольких подсудимых, к которым предъявлен гражданский иск (или несколько исков), суд, удовлетворяя иск, должен решить, должны ли подсудимые нести солидарную или долевую ответственность.

Как указал Пленум Верховного Суда СССР   в постановлении от 23 марта 1979 г. № 1 (п. 12), при совершении преступления несколькими лицами они несут солидарную ответственность за причиненный ущерб по эпизодам преступления, в которых установлено их совместное участие; солидарная ответственность не возлагается на лиц, которые осуждены, хотя и по одному делу, но за самостоятельные преступления, не связанные с общим намерением, а также на лиц, когда одни из них осуждены за корыстные преступления, например, за хищение, а другие — за халатность, хотя бы действия последних объективно в какой-то мере и способствовали первым совершить преступление. Суд вправе возложить на подсудимых, совместными действиями которых причинён ущерб, долевую, а не солидарную ответственность, если такой порядок взыскания соответствует интересам истца и обеспечит возмещение ущерба. В п. 5 этого же постановления Пленум разъяснил, что в случаях, когда ущерб причинён совместными действиями подсудимого и другого лица,   не   привлечённого к  уголовной ответственности (или в отношении которого дело выделено в отдельное производство), суд возлагает на подсудимого обязанность возместить материальный ущерб в полном размере.

В п. 11 Пленум Верховного Суда СССР обратил внимание судов, что с учетом конкретных обстоятельств дела, степени вины и материального положения осуждённого суд может снизить размер ущерба, подлежащего возмещению, указав в приговоре мотивы принятого решения. Снижение размера, подлежащего возмещению ущерба, не допускается, если он причинен преступлением, совершенным с корыстной целью.

В обвинительном приговоре должны быть мотивированны решения, связанные с назначением наказания. Суды не должны допускать фактов назначения виновным наказания, которое по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости. Определяя меру наказания, суд должен обосновать ссылкой на конкретные фактические данные свою оценку характера и степени общественной опасности преступления, личности подсудимого, а также привести обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Закон предписывает суду также мотивировать назначение наказания в виде лишения свободы, если санкция уголовного закона предусматривает и другие наказания, не связанные с лишением свободы; применение условного осуждения, назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного уголовным законом за данное преступление; переход к другому, более мягкому наказанию; назначение вида исправительной или воспитательной колонии в исключение из общих правил для выбора таких учреждений (ч. 2 ст. 314 УПК РСФСР). Если суд во время судебного разбирательства придет к выводу о необходимости освобождения подсудимого от наказания по предусмотренным в п. п. 3 и 4 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР основаниям, т. е. за истечением сроков давности или вследствие акта амнистии либо помилования суд постановляя в отношении подсудимого обвинительный приговор, должен в его описательной части мотивировать принятое решение. В резолютивной части приговора, признав подсудимого виновным в совершении преступления и назначив наказание по соответствующей статье уголовного закона, суд указывает об освобождении осужденного от наказания.

Заканчивается описательная часть обвинительного приговора указанием на нормы уголовно-процессуального закона, которым руководствовался суд, постановляя приговор. Обычно указывается ст. ст. 301 и 303 УПК РСФСР, если же одновременно с уголовным делом рассматривается гражданский иск, то дополнительно ст. 310 УПК РСФСР.

После слова «приговорил» следует резолютивная часть.

§ 4. Резолютивная часть обвинительного приговора

В резолютивной части приговора формулируются принимаемые судом решения по всем обсуждаемым вопросам рассматриваемого уголовного дела. Она должна быть предельно краткой и ясной, формулировки должны строго соответствовать закону, чтобы в процессе исполнения приговора не возникло никаких сомнений относительно существа каждого вынесенного судом решения.

Содержание резолютивной части обвинительного приговора регламентировано ст. ст. 315 и 317 УПК РСФСР. Первые три пункта ст.315 УПК РСФСР предусматривают формулировку преступления, в котором подсудимый признан виновным.

В резолютивной части обвинительного приговора указываются фамилия, имя и отчество подсудимого, решение о признании его виновным в преступлении, предусмотренном конкретной статьёй уголовного закона. Если подсудимому предъявлялось обвинение в совокупности преступлений и в отношении некоторых из них оно не подтвердилось, в приговоре должно быть точно обозначено, по каким статьям Уголовного кодекса подсудимый осуждён и по каким оправдан.

Приговор не должен оставлять сомнений, в каком именно преступлении подсудимый признан виновным. Поэтому, формулируя решение, нужно воспроизвести диспозицию или ту часть диспозиции уголовного закона, которая содержит признаки преступления, совершенного подсудимым. Формулировка обвинения в резолютивной части должна соответствовать выводу в описательной части о том, в каком именно преступлении суд признал подсудимого виновным. Необходимо конкретизировать какой-либо элемент диспозиции применительно к данному делу.

Покушение (приготовление) на совершение преступления и соучастие в преступлении квалифицируется соответственно по ст. 30 или ст. 33 УК РФ и статье Особенной части Уголовного кодекса.

Вслед за формулировкой обвинения в резолютивной части указывается вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, которое признано доказанным. Причём указывается вид и размер не только основного, но и дополнительного наказания, назначенного осужденному; окончательная мера основного и дополнительного наказания, подлежащая отбытию в соответствии со ст. ст. 68 – 70. УК РФ. Также указывается вид исправительного учреждения с соответствующим режимом, в котором должен отбыть наказание осужденный к лишению свободы (п. 4 ст. 315 УПК РСФСР).

В этой же части приговора фиксируются: решение об освобождении подсудимого от отбывания наказания; испытательный срок для условно осужденного;   устанавливается, как следует исчислять срок отбывания наказания (зачёт срока содержания под стражей в порядке меры пресечения или задержания в общий срок наказания); решается вопрос о мере пресечения (отмена или изменение на более мягкую, освобождение из-под стражи подсудимого на основании ст. 319 УПК РСФСР)   до вступления приговора в законную силу; решения по поводу лишения подсудимого специального почётного, воинского звания, классного чина и государственных наград в случаях, предусмотренных ст. 48 УК РФ.

При наличии у осуждённого к лишению свободы несовершеннолетних детей, остающихся без надзора, в резолютивной части обвинительного приговора в силу ст. 98 УПК РСФСР должно быть также указано о передаче их   на попечение родственников либо других лиц или учреждений.

В резолютивную часть приговора включается решение о гражданском иске или возмещении ущерба. Оно должно быть изложено чётко, чтобы не возникло споров   и неясностей при исполнении приговора.

По гражданскому иску в соответствии со ст. 310 УПК РСФСР суд может вынести одно из следующих решений:

об удовлетворении иска полностью или частично;

об отказе в удовлетворении иска;

об оставлении иска   без рассмотрения.

Принимая решение по иску (искам) к нескольким подсудимым, суд в резолютивной части приговора должен указать: на кого из подсудимых возлагается солидарная ответственность   и на кого долевая; в каком размере и в пользу кого взыскивается   сумма в возмещение ущерба.

Важной составной частью вышеуказанного решения является признание за истцом права на удовлетворение иска. В дальнейшем, при рассмотрении гражданского иска судом не потребуется доказывать, что ущерб был причинен действиями подсудимого, как не может быть уже спора о праве. Рассматриваться будут лишь размеры предъявленного иска.

Гражданский иск может быть оставлен без рассмотрения только в двух случаях: в соответствии со ст. 252 УПК РСФСР при неявке гражданского истца или его представителя и на основании п. 2 ч. 3 ст. 310 УПК РСФСР при постановлении оправдательного приговора в случае оправдания подсудимого за отсутствием состава преступления.

Если преступлением причинен материальный ущерб, но гражданский иск в связи с этим не был предъявлен, суд должен по собственной инициативе обсудить вопрос, подлежит ли возмещению материальный ущерб (п. 7 ст. 303 УПК РСФСР), и если подлежит, сформулировать решение о возмещение ущерба в резолютивной части приговора (п. 1 ст. 317 УПК РСФСР).

Следует иметь в виду, что возмещение вреда в порядке ч. 4 ст. 29 УПК РСФСР можно присудить лишь с самого подсудимого, но не с лиц, несущих материальную ответственность за его действия.

Лицо, которому преступлением причинён моральный ущерб, физический или имущественный вред, вправе также предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда, которая в соответствии с законом осуществляется в денежной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. При разрешении подобного рода исков следует руководствоваться положениями ст. ст. 151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ, в соответствии с которыми при определении размера компенсации морального вреда необходимо учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, степень вины подсудимого, его материальное положение и другие конкретные обстоятельства дела, влияющие на решение суда по предъявленному иску. Во всех случаях при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования справедливости и соразмерности.   

Воронежский областной суд осудил Прокофьеву и Соколову по ст. 17 и п. «г» ст. 102 УК РСФСР, Фролова по п. «г» ст. 102 УК РСФСР, всех — к длительному сроку лишения свободы и постановил компенсировать моральный вред в пользу потерпевшей Филякиной С. — матери погибшей с Фролова — 10 млн. рублей, с Прокофьевой — 10 млн. рублей, с Соколовой — 5 млн. рублей.

Фролов признан виновным в совершении убийства с особой жестокостью Филякиной, а Прокофьева и Соколова — в соучастии в убийстве с особой жестокостью Филякиной.

В резолютивной части приговора должны также содержатся: решение вопроса о вещественных доказательствах, указания о распределении судебных издержек, указание порядка и срока кассационного обжалования и опротестования приговора.

При решении вопроса о судьбе вещественных доказательств суд в соответствии со ст. 86 УПК РСФСР в зависимости от их характера и принадлежности указывает в приговоре о выдаче их законным владельцам, уничтожении, передаче заинтересованным лицам или учреждениям, конфискации или обращении в доход государства, хранении при деле.

Суд также указывает в приговоре, на кого из осужденных и в каком размере возлагаются судебные издержки.

Кроме вопросов, перечисленных в ст. ст. 315 и 317 УПК РСФСР, в резолютивной части приговора бывает иногда необходимо изложить решение об обращении в доход государства имущества, нажитого преступным путем.

Приговор заканчивается указанием порядка и срока кассационного обжалования и опротестования.

§ 5. Описательная и резолютивная части оправдательного приговора

Число оправданных в судебной практике незначительно. На протяжении длительного времени наблюдается его сокращение по сравнению с числом лиц чьи дела разбирались в суде: 1974 г. — 1,3 % оправданных, 1976 г. — 0,7 %, 1978 г. — 0,9 %, 1979 г. — 0,6 %, 1980 г. — 0,4 %, 1981 г. — 0,5 %, 1982 г. — 0,4 %, 1983 г. — 0,4 %, 1985 г. — 0,4 %.  

В 1995 г. суды первой инстанции вынесли 4765 оправдательных приговоров, что на 5000 меньше, чем в 1994 г., что составляет в общем числе лиц, дела которых были окончены соответственно около 1,3 % и 1,4 %.

Анализ следственной   и судебной   практики свидетельствует, что такое сокращение происходит из-за нескольких факторов: из-за усиления ответственности следственных работников за законность и обоснованность привлечения в качестве обвиняемого, улучшение прокурорского надзора за их деятельностью, усиления гарантий прав личности в уголовном судопроизводстве. Сокращение оправдательных приговоров происходит, к сожалению, за счет того, что суды первой инстанции нередко при наличии оснований для оправдания выносят определения о возвращении дела для производства дополнительного расследования. По всем судам субъектов Российской Федерации в 1995 г. доля обвинительных приговоров составляет 71,6 %, возвращенных на доследование дел — 25 %. По данным выборочного исследования, проведенного сотрудниками Института государства и права Академии наук Российской Федерации, 14,9 % дел, направленных судами на доследование, затем было прекращено полностью и 3,75 % прекращено в отношении отдельных обвиняемых. 

Приведенные данные наводят на мысль, что отдельных суды путем возвращения дел на доследование уклоняются от вынесения оправдательных приговоров. К такому выводу приводит проведенное социологическое исследование. На вопрос: «При недоказанности обвинения (когда исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств) вы или возвращаете дело на дополнительное расследование, или постановляете оправдательный приговор?» 30 судей из 136, заполнивших анкету, или 22 % ответили: «Возвращаю дело на дополнительное расследование».

Изложение оправдательного приговора подчиняется тем же общим требованиям, что и изложение обвинительного приговора. Однако этот вид приговора обладает и определёнными особенностями, которые должны учитываться при его составлении.

Описательная часть оправдательного приговора должна начинаться с изложения существа обвинения. Только при этом условии станет понятной логика последующего изложения, которое представляет собой критическую оценку судом как самого обвинения, так и положенных в его основу доказательств. Судом излагаются обстоятельства дела, как они установлены в судебном заседании, анализируются доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности подсудимого, приводятся мотивы, по которым суд отверг доказательства, положенные в основу обвинения. Включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного, не допускается.

В случае постановления оправдательного приговора в отношении лица, обвиняющегося в совершении нескольких преступлений, квалифицированных одной или несколькими статьями (пунктами, частями статей) уголовного закона, суд должен в описательной части приговора с приведением мотивов сформулировать вывод о признании обвинения необоснованным по каждой статье (пункту, части статьи, эпизоду обвинения) с указанием соответствующего основания оправдания, предусмотренного законом.

Изложение фабулы обвинения начинается словами: «Органами предварительного следствия Иванов обвиняется в ...» и т. п. Этим с самого начала подчеркивается, что дальнейшее представляет собой не факты, установленные судом, а лишь объект судебного исследования. Сама фабула излагается так же, как и в обвинительном приговоре.

Чаще всего в оправдательных приговорах доказательственная часть начинается с изложения и анализа показаний подсудимого. Опровержение предъявленного обвинения — наиболее трудная для изложения часть приговора. На практике это делается по-разному. Можно сначала изложить все доказательства, положенные в основу обвинения органами предварительного следствия, а затем их проанализировать и привести опровергающие   обвинение доказательства. Возможно также иное построение, при котором доказательства анализируются и опровергаются поочередно либо будучи сгруппированы применительно к тем или иным обстоятельствам дела. Выбор того или иного способа   зависит также от оснований оправдания.

По российскому законодательству оправдание подсудимого в каждом случае предполагает установление того конкретного основания, которое свидетельствует о несостоятельности предъявленного лицу обвинения по данному делу. Это требование вытекает из ст. 309 УПК РСФСР, предусматривающей несколько самостоятельных оснований к оправданию в суде. Завершается описательная часть выводом о наличии одного из предусмотренных законом оснований оправдания:

не установлено событие преступления;

в деянии подсудимого нет состава преступления;

не доказано участие подсудимого в совершении преступления.

Вывод суда должен логически вытекать из предшествующего изложения.

В качестве первого основания для оправдания в ст. 309 УПК РСФСР названы случаи, когда в суде не установлено событие преступления. Сопоставление этой нормы с другими положениями процессуального закона (например, с п. 1 ст. 5 УПК РСФСР) позволяет считать, что здесь выражение «не установлено» употребляется в смысле отсутствия соответствующего события и означает доказанность несуществования в реальной действительности того неправомерного деяния, в совершении которого обвинялся подсудимый. Поэтому данное основание к оправданию распространимо только на дела, по которым положительно доказано отсутствие инкриминируемого лицу деяния. Если же не представляется возможным в категорической форме решить вопрос о наличии или отсутствии такого события, то оправдательный приговор может быть вынесен лишь по другим основаниям.

Термин «событие преступления» законодателем применяется для обозначения самого противоправного деяния, а не тех событий, которые могли быть его результатом. Нельзя смешивать событие, в связи с которым велось уголовное судопроизводство с событием преступления. Это хотя и близкие, тесно связанные, но все же не тождественные явления, они далеко не всегда совпадают. Следовательно, неустановление события преступления, как основание оправдательного приговора, означает отсутствие по делу таких неправомерных деяний подсудимого, в отношении которых можно было бы судить, содержат они признаки состава преступления или нет. Практически данное основание выявляется при разных ситуациях. Наиболее простая из них —  случаи, когда в ходе судебного разбирательства обнаруживается, что объективно не существует деяние, фигурировавшее в материалах дела. Скажем, лицо обвиняется за совершение кражи, в то время как кражи не было вообще, а вещи утеряны самим владельцем.

Иногда судебное следствие отвергает те отрицательные обстоятельства, которые органами предварительного расследования принимались за преступное деяние. Например, при рассмотрении дела, по которому лицо обвинялось в халатном отношении к службе в связи с выявлением у него недостачи материальных ценностей, судьи убеждаются в том, что недостачи реально не существует, а она является результатом неправильной инвентаризации. В подобных случаях в суде доказывается отсутствие фактов, которые до этого считались свидетельством преступных деяний подсудимого. Поскольку вывод о преступных действиях лица основывался на этих отрицательных фактах, отпадение последних влечет за собой оправдание подсудимого за отсутствием события преступления.

Постановлением приговора по данному основанию судьи отрицают всякую вину (а не только уголовную) оправданного человека, поскольку по делу вообще нет такого деяния, в котором можно было бы «искать» признаки правонарушения и, следовательно, исключают возможность привлечения его к дисциплинарной, материальной или иной ответственности по поводу рассмотренных судом фактов.

Для оправдательных приговоров, выносимых вследствие неустановления события преступления, характерно то, что в них анализируются лишь доказательства, необходимые и достаточные для ответа на первый вопрос, подлежащий разрешению судом (ст. 303 УПК РСФСР): имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый. Отрицательный ответ на этот вопрос делает беспредметными последующие вопросы: содержит ли деяние состав преступления, кто его совершил и т. д. Следовательно, нет необходимости и анализировать доказательства, относящиеся к разрешению всех этих вопросов.

Анализ доказательств в описательной части приговора завершается выводом о том, что сам факт преступного деяния не установлен.

В резолютивной части основание оправдания подсудимого также должно быть указано. Например: «На основании п. 1 ч. 3 ст. 309 УПК РСФСР Чакова Павла Петровича по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ, оправдать ввиду неустановления события преступления».

Вторым самостоятельным основанием к оправданию в суде закон признает отсутствие состава преступления. Данное основание не означает, что подсудимый вовсе не совершал вменяемых ему в вину действий. Оно свидетельствует только о том, что в инкриминируемом лицу действии или бездействии не содержатся признаки конкретного преступления. Это основание оправдательного приговора всегда предполагает оценку известного деяния человека с точки зрения признаков, наличием которых обусловливается уголовная ответственность. Отсутствие состава преступления выясняется в результате оценки конкретного, обозначенного непосредственно в фабуле обвинения деяния как лишенного преступного характера.

Конкретные формы выявления рассматриваемого основания оправдательного приговора довольно разнообразны. Бывают дела, по которым лицо обвиняется в аморальном проступке, не подпадающем вообще под категорию уголовных правонарушений. Встречаются такие дела, в которых подсудимому инкриминируются деяния, содержащие признаки лишь административного, дисциплинированного или гражданского правонарушения. В подобных случаях виновное лицо должно нести ответственность не в уголовном порядке. Оправдательный приговор в подобных случаях выносится судом за отсутствием состава преступления. Сюда примыкают случаи обвинения за правонарушения, за которые   уголовная ответственность наступает лишь при совершении их неоднократно, после применения к виновному мер административного воздействия, а в отношении подсудимого такие меры ещё не применялись. Оправдательный приговор постановляется по данному же основанию по делам, где инкриминируемые подсудимому деяния, хотя формально и содержат признаки, описанные в диспозиции уголовного закона, но в силу малозначительности не могут быть признаны преступными (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Это же основание к оправданию применяется в случаях, когда лицо обвиняется за запрещенное уголовным законом деяние, совершенное им без соответствующей вины. В ходе судебного разбирательства может, например, обнаружиться либо отсутствие всякой вины (случай), либо наличие только неосторожности, в то время как содеянное влечет уголовную ответственность лишь при умышленной вине.

С аналогичным   положением суд сталкивается и при отпадении в ходе судебного разбирательства дела тех фактов, характеризующих мотив, цель, способ или время совершения деяния, без которых действия подсудимого теряют преступное свойство. Оправдание подсудимого происходит за отсутствием состава преступления и по делам, при судебном рассмотрении, которых устанавливается, что деяние, предусмотренное уголовным законом, совершено подсудимым в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, а также при выполнении им профессиональных функций, с согласия потерпевшего или во исполнение незаконного приказа начальника, если эти обстоятельства исключают уголовную ответственность.

Органами предварительного следствия Соколов В. обвинялся в умышленном убийстве Шередина и Агеева, совершенном при таких обстоятельствах.

24 мая 1994 г. Игумнов, Байбурин, Митяйло, Агеев, Шередин и Ли учинили хулиганские действия во дворе дачи Соколова В., в отношении его самого и членов его семьи, которые   сопровождались причинением побоев потерпевшим, угрозами, оскорблениями и повреждениями личного имущества потерпевших, в том числе мотоцикла.

28 мая 1994 г. Соколов В. пошел прогуляться по улице. С собой Соколов взял обрез, зарядив его двумя патронами с дробью. На улице он встретил Игумнова, у которого стал требовать возмещения ущерба, причиненного повреждением мотоцикла в результате хулиганских действий 24 мая 1994 г. Игумнов отказался возмещать причиненный ущерб, и между ним и Соколовым возникла ссора, во время которой Соколов достал из рукава куртки обрез. В это время к ним подошел друг Игумнова — Шередин, который принял участие в ссоре. Соколов произвел выстрел из обреза в Шередина. В это время на звук выстрела бежали Агеев, Байбурин и Ли. Соколов произвел второй выстрел в подбегавшего к нему Агеева. В результате произведенных выстрелов Шередину и Агееву были причинены тяжкие телесные повреждения, повлекшие их смерть на месте происшествия.

Областной суд и Судебная коллегия Верховного Суда РФ изучив материалы дела, исследовав и оценив имеющиеся по делу доказательства обоснованно пришли к выводу о нахождении Соколова В. на момент причинения огнестрельных ранений потерпевшим Агееву и Шередину в состоянии необходимой обороны и правильно приняли решение об оправдании Соколова В. в предъявленном ему обвинении, за отсутствием в его действиях состава преступления.

Одним словом, во всех тех случаях, когда судебное следствие исключает признаки уголовной противоречивости, общественной опасности или виновности в инкриминируемых подсудимому деяниях к моменту их совершения, оправдательный приговор выносится судом именно за отсутствие состава преступления.

В случае   установления, что подсудимый не достиг к моменту совершения вмененного ему деяния необходимого для привлечения к уголовной ответственности возраста, суд на основании п. 5 ст. 5 УПК РСФСР должен вынести не оправдательный приговор, а определение о прекращении уголовного дела.

Характерной особенностью   оправдательных приговоров этого вида является то, что, прежде всего, необходимо изложить доказательства, подтверждающие, что деяние имело место и что его совершил подсудимый. Только после этого логично доказывать, что в этом деянии отсутствуют признаки преступления.

Третье основание   к оправданию — недоказанность участия подсудимого в совершении преступления — рассчитано на случаи, когда судебное следствие выявляет неустранимые пробелы и противоречия в доказательствах, лежащих в основе предъявленного подсудимому обвинения. Такие обстоятельства складываются тогда, когда обвинение оказывается основанным на предположениях, неубедительных или недоброкачественных материалах, недостаточных для признания его доказанным.

Пробелы доказательственных данных могут касаться самого противоправного деяния, препятствовать признанию его установленным. Например, при разбирательстве дела, по которому С. обвинялся в краже из кармана гражданина Р. бумажника с деньгами, суд не нашел доказанным сам факт карманной кражи, поскольку потерпевший был сильно пьяным, в течение нескольких часов бродил по парку, лежал сначала на одном, затем на другом месте, неоднократно снимал свой пиджак и при этих обстоятельствах не исключалась версия о том, что он сам потерял бумажник с деньгами. Суд в приговоре, оправдывая подсудимого за недоказанностью совершения им преступления, прямо подчеркнул, что «материалами дела не установлен факт кражи».

Недостатки доказательств могут относиться также к вопросу о виновности подсудимого в совершении деяния, не вызывающего сомнения. Характерным примером в этом отношении является дело по обвинению Х. в хищении из Буинского хлебоприемного пункта 817 кг семенного гороха. Подсудимому вменялось в вину то, что ночью он вынес со склада за территорию хлебопункта этот горох в мешках, потом подъехал туда на подводе с целью увезти мешки, но был задержан. В ходе расследования дела в суде обнаружилось следующее. Несколько сотрудников районного отдела милиции, получив сообщение о том, что около ограды хлебопункта в канаве лежат мешки с горохом, устроили засаду. В первом часу ночи была задержана подвода с гражданином Х. примерно в 35 – 40 метрах от канавы, где лежали мешки. Произведенный на следующий день осмотр места происшествия не помог выяснить, свернула подвода с дороги в сторону канавы или нет. Обвиняемый утверждал, что он никакого отношения к хищению не имеет, в этот вечер ездил в соседнюю деревню к знакомым. Свидетели подтвердили, что Х. в тот вечер действительно приезжал в указанное село. Ни во время предварительного расследования, ни судебного следствия не удалось добыть какие-либо доказательства, которые могли бы пролить свет на истинные обстоятельства дела. При этих условиях суд вынес оправдательный приговор в отношении подсудимого, поскольку не была доказана его вина в хищении.

Все указанные выше случаи, как бы они ни были разнообразны, имеют одно общее — это недостаточность лежащих в основе обвинения доказательств, невозможность безоговорочно ответить на вопросы, имело ли место преступное деяние и совершил ли его подсудимый. Их объединяет то, что при рассмотрении таких дел не бывает категорического вывода об отсутствии   события или состава преступления, необходимого для оправдания по одному из этих оснований. Вместе с тем не бывает и возможности решительно утверждать о наличии преступления или о виновности в нем сидящего на скамье подсудимых лица. Поэтому единственно правильным решением остается оправдание подсудимого за недоказанностью совершения им преступления.

Относительно чаще оправдательные приговоры выносятся именно по этому основанию, однако нередко суды в таких случаях не проявляют должной принципиальности, уклоняются, по существу, от принятия решения и выносят определение о возвращении дела для дополнительного расследования. Против такой практики выступил Пленум Верховного Суда РСФСР, дав судьям следующее указание в п. 10 постановления от 17 апреля 1984 года № 2: «Если после рассмотрения всех доказательств, собранных по делу, суд в совещательной комнате придет к выводу о том, что участие подсудимого в совершении преступления не доказано и следствием исчерпаны все возможности к собиранию доказательств, он обязан принять окончательное решение и постановить в соответствии с ч. 3 ст. 309 УПК РСФСР оправдательный приговор, не допуская в таких случаях возвращение дел на дополнительное расследование».

Проанализировать и оценить доказательства в указанных случаях, а также изложить их в приговоре бывает особенно трудно из-за противоречивости, недоброкачественности самих доказательств. Если суд придет к выводу о невозможности устранить имеющиеся противоречия даже при новом расследовании дела, то имевшиеся сомнения полностью отбрасываются судьями, а не просто «толкуются в пользу подсудимого». Они больше не имеют никакого значения ни для суда, ни для кого-либо другого. Объективные противоречия в доказательственном материале сохраняются, субъективные же колебания судей исчезают, когда они подписывают приговор об оправдании подсудимого. Разумеется, здесь речь идет отнюдь не о тех непроверенных, устранимых неувязках и сомнениях в доказательственном материале, которые являются плодом поверхностного расследования и судебного рассмотрения дела. Каждый судья призван прилагать все силы к тому, чтобы постичь объективную истину по делу, найти по нему такое решение, которое выражает его глубокое убеждение.

Оправдательный приговор за недоказательностью обвинения нередко порождает у несведущих людей представление не о невиновности оправданного, а о «недоказанной виновности». Такое впечатление только усугубится, если суд при составлении приговора не проявит особой тщательности и внимания именно к этой стороне дела. Тут особенно важно помнить указание закона о недопустимости включения в приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного. Как легко впасть в такую ошибку показывает следующий пример. Оправдательный приговор за недоказанностью обвинения может быть постановлен в том случае когда исчерпаны возможности к собиранию доказательств. Между тем иногда запись об этом в приговоре выглядит так: «...исчерпаны возможности для установления истины по делу». Получается, что истины суд не добился и оправдание как бы вынужденное, неполноценное.

Резолютивная часть любого оправдательного приговора должна содержать, помимо решения об оправдании подсудимого, и другие решения (указания), перечисленные в ст. 316 и 317 УПК РСФСР. Какой-либо специфики   изложения   этих решений в оправдательном приговоре в отличие от обвинительного приговора не имеется. В резолютивной части оправдательного приговора должны содержаться также указания об отмене меры пресечения, мер обеспечения конфискации имущества и др.

Особо следует сказать о решении в приговоре вопроса о гражданском иске. При постановлении оправдательного приговора за не установлением события преступления или за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В случаях вынесения оправдательного приговора за отсутствием в действиях подсудимого состава преступления иск подлежит оставлению без рассмотрения.

Уже отмечалось, что в приговоре не следует без крайней необходимости касаться противоправных поступков лиц не привлеченных к уголовной ответственности. Вместе с тем в оправдательном приговоре иногда приходится об этом писать. Например, оправдать подсудимого в связи с наличием в его действиях необходимой обороны можно не иначе, как установить, что другое лицо совершило общественно-опасное посягательство на охраняемый законом объект. Не указать об этом в приговоре нельзя. Или по делам об автотранспортных преступлениях суд, установив, что несчастный случай произошел не из-за нарушения водителем правил дорожного движения, а вследствие грубой неосторожности самого потерпевшего, вправе не только описать в приговоре действия потерпевшего, но и указать, что этими действиями потерпевший нарушил такие-то статьи правил.

Но оправдательный приговор в отношении подсудимого не должен превращаться в обвинительный приговор в отношении другого лица, не привлеченного к уголовной ответственности. Нельзя называть действия этих лиц преступными, влекущими уголовную ответственность, и т. д. Это нарушение законных прав граждан и потому недопустимо. Суд должен ограничиться изложением в приговоре фактической стороны, не давая правовой оценки.

Отмеченные выше различия в процессуальном существе оснований к оправданию в суде никоим образом не могут отразиться на степени реабилитации подсудимого. Оправдательный приговор суда по любому   из указанных в законе оснований означает решительное отрицание факта совершения подсудимым инкриминируемого ему преступления, безусловно, снимает с него неправильно предъявленное обвинение.

Заключение

Приговор суда является важнейшим актом правосудия. Все другие процессуальные акты по отношению к приговору имеют вспомогательное значение. Они или подготавливают условия для вынесения правосудного приговора (обвинительное заключение, определение о назначении судебного разбирательства), или являются дополнительными гарантиями законности и обоснованности приговора (кассационное определение, определение в порядке судебного надзора).

Приговор суда может быть приведен в исполнение только при условии, что он удовлетворяет всем требованиям закона и правильно разрешает вопросы о виновности (или невиновности) подсудимого, о его наказании или оправдании, а также, если он вступил в законную силу. В уголовном процессе нашего государства только судом и только в приговоре к лицу, признанному виновным, может быть применена мера наказания.

Какое большое значение придает законодатель воспитательному воздействию приговора, можно видеть из того, что в ряде случаев суду предоставляется право выносить обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания, с применением условного осуждения. Законодатель в этих случаях признает достаточным воспитательное воздействие на осужденного обвинительного приговора   и считает излишним назначение наказания или немедленное приведение приговора в исполнение при условном осуждении. Основные принципы уголовного процесса — публичность, право обвиняемого на защиту, национальный язык судопроизводства, гласность, непосредственность, установленные законодателем в целях правильного осуществления правосудия, являются серьезными гарантиями вынесения правосудных приговоров.

Результат совещания судей, процессуально закрепленный в приговоре, реально отражает мировоззрение судей, их правосознание, умение практически применять свои знания, житейский опыт при разрешении конкретного дела, уровень профессионального мастерства, способность излагать   и мотивировать принятые решения.   И это обязывает судей постоянно совершенствовать свои знания, овладевать практическими навыками работы, использовать положительный опыт и делать правильные выводы из анализа материалов судебной практики.

Не торопливость, а быстрота мышления, основанная на всестороннем, полном и объективном осмыслении материалов дела, обеспечивает оперативность и высокое качество работы судей при постановлении приговора.

Библиографический список 

  1.  Конституция Российской Федерации 1993 г.
  2.  Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1961 г.
  3.  Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г.
  4.  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — М., 1996.
  5.  Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре».// Российская газета, 22 мая 1996 г.
  6.  Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924 – 1986 гг. — М., 1986.
  7.  Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1961 – 1993 гг. — М., 1993.
  8.  Бушуев Г. И. Совещание судей при постановлении приговора. — М., 1988.
  9.  Грошевой Ю. М. Сущность судебных решений в советском уголовном кодексе. — Харьков, 1979.
  10.  Дорохов В. Я., Николаев В. С. Обоснованность приговора в советском уголовном процессе. — М., 1959.
  11.  Зубарев В., Крысин Л., Статус В. Язык и стиль обвинительного заключения. — М., 1976.
  12.  Кобликов А. С. Судебный приговор. — М., 1966.
  13.  Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве, их виды, содержание. — М., 1976.
  14.  Мазалов А. Гражданский иск в уголовном процессе. — М., 1977.
  15.  Михлин А. С. Последствия преступления. — М., 1969.
  16.  Мирецкий С. Г. Приговор суда. — М., 1989.
  17.  Оганесян Р. М. Оправдательный приговор в советском уголовном процессе. — Ереван, 1972.
  18.  Пастухов М. И. Оправдание подсудимого. — М., 1985.
  19.  Проверка законности и обоснованности приговора.// Под ред. Светлова А. Я., Чангули Г.И. — Киев, 1991.
  20.  Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса». Т. 2. — М., 1970.
  21.  Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. —  М., 1966.
  22.  Либус И., Резник Г. Основания оправдания в уголовном процессе.// Советская юстиция, 1974. — № 12
  23.  Фаткуллин Ф. Оправдательный приговор.// Советская юстиция, 1966. —  № 8.
  24.  Ширшов М., Мотовиловкер Я. Формулировка приговора суда при частичном неподтверждении обвинения.// Советская юстиция, 1982. — № 1.
  25.  Наумов А., Акоев К. Место совершения преступления и его уголовно-правовое значение.// Советская юстиция, 1988. — № 7.
  26.  Искендеров Р. Справедливость — важное требование к приговору.// Советская юстиция. 1988. — № 7.
  27.  Советская юстиция. — 1996. №№ 5, 8.
  28.  Бюллетень Верховного Суда СССР. — 1963. № 4.
  29.  Бюллетень Верховного Суда РСФСР. — 1984. № 7.
  30.  Бюллетень Верховного Суда РСФСР. — 1987. № 7.
  31.  Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1996. №№ 1, 2, 4, 6, 10, 11.
  32.  Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1997. № 2.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

65936. Технический паспорт объекта недвижимости. Бюро технической инвентаризации 67 KB
  Землеустройство оформление землеустроительной документации Услуга Результат проведения работ Кадастровые работы в отношении земельных участков: Включают полный цикл работ от полевых измерений до подачи в орган кадастрового учета необходимых документов...
65937. Строительный инвестиционный цикл 52 KB
  Иными словами это понятие строительства в широком смысле включающем изучение грунтов проектирование строительные работы и если это промышленный объект то и наладочные работы. С экономической точки зрения это период от начала финансирования строительства...
65938. Управление недвижимостью на оперативном уровне. Портфель недвижимости 36.05 KB
  Портфель недвижимости. Для разрешения вопроса рассмотрим преимущества передачи недвижимости в управление: Объект коммерческой недвижимости имеет целевое направление в виде определенного дохода размер которого должен покрыть сумму погашения капитальных и текущих затрат.
65939. Инвестиции в строительство 26.56 KB
  Все только и говорят что в нашей стране строительство переживает пик своего развития. Действительно достаточно взглянуть в окно и мы увидим что наш город это одна большая стройка: при одном взгляде кидается в глаза строительство сразу нескольких объектов.
65940. ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ФУНКИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ В ФОРМИРОВАНИИ НОВЫХ ЭЛЕМЕНТОВ В СТРУКТУРЕ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ 34 KB
  Для более четкого и конкретного определения функций философии следует учесть дифференциацию форм социально-философской рефлексии. В наиболее общей форме эта дифференциация заключается в принципиальном отличии двух типов социальной философии...
65942. Экономические системы и их классификация 34.5 KB
  Производство служит базой особой сферы общества экономической. В процессе экономической деятельности возникают предприятия фирмы учреждения банки страховые организации формируются принципы хозяйствования которые закрепляются в законах государства хозяйственном механизме.
65943. СОВРЕМЕННАЯ ПЕДАГОГИКА И ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ 30.5 KB
  Безразличие ученика к учителю и вообще к педагогическому процессу является сегодня одной из самых острых проблем образования которая в свою очередь перерастает в еще более сложную проблему тотального безразличия человека в современном обществе безразличия к Другому и со стороны Другого.