5396

Защита государственных интересов c 1900 по 1917 гг

Реферат

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Защита государственных интересов c 1900 по 1917 гг. Перлюстрация, наружное наблюдение и внутренняя агентура являлись тремя базисами, на которых строился политический розыск в начале XX в. При этом единственным, вполне надежным средством, обеспечивав...

Русский

2012-12-09

32.32 KB

3 чел.

Защита государственных интересов c 1900 по 1917 гг.

Перлюстрация, наружное наблюдение и внутренняя агентура являлись тремя базисами, на которых строился политический розыск в начале XX в. При этом единственным, вполне надежным средством, обеспечивавшим осведомленность розыскного органа, считалась внутренняя агентура. Секретных осведомителей имели охранные отделения, губернские жандармские управления и жандармские управления железных дорог. Департамент полиции руководил также заграничной агентурой.

Правила работы с секретными осведомителями излагались в соответствующих циркулярах и инструкциях, в том числе в инструкции по организации и ведению внутренней агентуры, составленной при Московском охранном отделении. Осведомители подразделялись, во-первых, на агентов внутреннего наблюдения, или секретных сотрудников («лица, состоящие членами преступных сообществ и входящие в постоянный состав такой агентуры»), во-вторых, на вспомогательных агентов («лица, которые хотя и не входят в преступные организации, но соприкасаясь с ними, постоянно содействуют делу розыска, исполняя различные поручения и доставляя для разработки материал по деятельности партии») и, в-третьих, на «штучников» («лица, доставляющие сведения, хотя бы и постоянно, но за плату за каждое отдельное свое указание на то или другое революционное предприятие или выступление»).

Руководил агентом завербовавший его жандармский офицер или служащий охранного отделения. Встречи происходили на конспиративных квартирах. Секретному сотруднику присваивался псевдоним.

Кроме сформированных органов политической полиции (жандармско-полицейских органов) с 1902 г. были созданы новые органы – специальная фабрично-заводская полиция, специальные подразделения полиции в сельской местности (отряды сельской полицейской стражи).

Увеличение революционного движения в стране привело к более активной работе «черных кабинетов» по перлюстрации. К началу XX в. «черные кабинеты» имелись в восьми городах империи: Санкт-Петербурге, Москве, Варшаве, Казани, Киеве, Одессе, Харькове и Тифлисе. Осенью 1905 г. из-за боязни захвата секретных документов революционными массами был закрыт перлюстрационный пункт в Тифлисе. Его удалось восстановить лишь с января 1909 г. на сугубо секретном положении. В 1908 г. прекратил свою деятельность перлюстрационный пункт в Казани. Сотрудники «черных кабинетов» состояли на официальной службе в цензуре иностранных газет и журналов, входившей с мая 1896 г. в состав Главного управления почт и телеграфов министерства внутренних дел.

Поступившую на почтовые пункты корреспонденцию вскрывали, прочитывали, при необходимости делали выписки, фотографировали, проявляли скрытый «химический» текст, расшифровывали (если текст был зашифрован), далее корреспонденцию заклеивали в вскрытый конверт и отправляли на почтамт для дальнейшего следования по назначению. В очень редких случаях письма задерживались и конфисковывались. Вся эта работа осуществлялась в теснейшем сотрудничестве с Особым отделом Департамента полиции.

Перлюстрация была делом абсолютно секретным, следствие никогда не ссылалось на перехваченную корреспонденцию. Даже охранные отделения и жандармские управления на местах получали из Департамента полиции полученную с помощью перлюстрации информацию с пометкой «агентурные данные».

В 1902–1903 гг. во всех городах России были созданы специальные органы политического сыска – охранные отделения. В 1906 г. было принято положение о районных охранных отделениях, а в 1907 г. – положение об охранных отделениях. Общее руководство деятельностью охранных отделений осуществлял Особый департамент полиции, созданный в конце XIX в.

Каждое из районных охранных отделений объединяло в своем районе от 2 до 13 губерний, и создавались они по районам действия партийных окружных комитетов. Это децентрализовало политический сыск, но делало более гибкой и оперативной работу на местах.

Поражение в русско-японской войне 1904–1905 гг. стало серьезным импульсом для пересмотра и реорганизации всей разведывательной и контрразведывательной работы спецслужб империи. Впервые в 1905 г. был введен курс тайной разведки в академии Генерального штаба и подготовка кадров профессионалов-разведчиков была поставлена на регулярную основу [27, 32].

1 августа 1914 г. Россия вступила в войну. После общей мобилизации численность армии к концу 1914 г. составила 6,5 млн человек. Всего за годы войны было призвано 15,5 млн человек.

В августе 1915 г. были учреждены особые совещания по управлению финансо-промышленным комплексом страны, созданы также: Особое совещание по обороне государства; Особое совещание по обсуждению и объединению мероприятий, обеспечивающих топливом путей сообщения, государственных и общественных учреждений и предприятий, работающих для целей государственной обороны и др.

В состав Особого совещания по обороне входили представители министерств, председатели Государственного Совета и Государственной Думы, представители Всероссийских земского и городского союзов, представители Центрального военно-промышленного комитета. Особое совещание по обороне возглавлял военный министр.

Особые совещания получили право осуществлять надзор за заводами, распределять государственные заказы и контролировать их выполнение, определять договорные связи предприятий, отстранять по своему усмотрению администрацию заводов от занимаемой должности, закрывать частные предприятия, подвергать их секвестру.

Местными органами особых совещаний были их комиссии и уполномоченные.

Отсутствие четко определенной концепции государственной безопасности Российской империи, наличие различных структур, охранявших государственную безопасность, их межведомственные разногласия, существенно ослабляли борьбу с антигосударственными элементами.

Разведка. В июле 1900 г. началась очередная реорганизация военной разведки. В составе Главного штаба была учреждена генерал-квартирмейстерская часть, в состав которой включили оперативное и статистическое отделения. При этом на статистическое отделение возлагались функции Азиатского делопроизводства, а именно ведение разведки в Китае, Корее, Японии и других азиатских странах. Полгода спустя, в декабре 1900 г., генерал-квартирмейстерской части передали и канцелярию Военно-ученого комитета.

В апреле 1903 г. объявили новые штаты Главного штаба. Согласно им, вместо канцелярии Военно-ученого комитета ведение разведки возлагалось на 7-е (военная статистика иностранных государств) отделение 1-го (Военно-статистического) отдела Управления 2-го генерал-квартирмейстера Главного штаба. Состояло 7-е отделение из начальника, восьми столоначальников и такого же числа их помощников. Практически сразу же негласно внутри 7-го отделения выделилась добывающая часть, получившая название «Особое делопроизводство», в котором работало два офицера. Однако в 7-м отделении по-прежнему не были разделены добывающие и обрабатывающие функции разведки и не велась работа по руководству разведкой военных округов.

С началом русско-японской войны 1904–1905 гг. на Дальнем Востоке России руководство разведкой осуществляется специальным отделением управления генерал-квартирмейстера штаба маньчжурской армии России, а с октября 1904 г. после разделения маньчжурских войск на три армии в каждой из них создается свое разведывательное отделение.

Разведка маньчжурской армии России делилась на три вида: «дальнюю», действовавшую за рубежом, в глубоком тылу противника или соседних с ним странах, «ближнюю», засылавшую отдельных лазутчиков или небольшие разведывательные отряды на территорию расположения вражеских войск, и так называемую «разведку флангов», в функции которой входило решение разведывательных задач в зоне непосредственной близости к флангам армии, а также в более отдаленных районах Китая и Монголии – странах, соблюдавших в войне нейтралитет.

Из опыта боевых действий русско-японской войны российское руководство сделало серьезные выводы. Прежде всего были приняты меры по усовершенствованию организации агентурной разведки. Большое внимание уделено вопросам улучшения сбора и обработки поступающей разведывательной информации. Впервые вводились структурные разграничения оперативной и информационной работы. Руководство разведкой, вербовка агентуры и контроль за ее деятельностью возлагались на Особое (разведывательное) подразделение Главного управления Генерального штаба вооруженных сил Российской Империи. Обработка и систематизация получаемой информации стали функцией специального «статистического» делопроизводства.

Статистическое отделение генерал-квартирмейстерской части Генерального штаба армии выполняла следующие функции: сбор и обработку военно-стратегических материалов по армиям потенциальных противников, сведений об их военных приготовлениях, направление за границу офицеров с заданиями разведывательного характера, контроль за вербовкой и использованием агентуры за рубежом, приобретение и освоение в интересах российской армии новейших иностранных изобретений в военной области.

С 1 марта 1903 г. этот разведывательный центр был «зашифрован» под 7-е отделение военно-стратегического отдела управления генерал-квартирмейстера Генерального штаба. Это отделение осуществляло руководство агентурной разведкой, которой занимались его представители за рубежом, отдельные сотрудники Министерства иностранных дел, представители других министерств и ведомств в ряде иностранных государств, а также штабы военных округов.

Война 1904–1905 гг. показала необходимость не только непрерывной войсковой разведки в период боевых действий, но и постоянного агентурного наблюдения за вероятными противниками, чему, по мнению большинства офицеров-разведчиков, не уделялось должного внимания.

В результате в апреле 1906 г. была утверждена новая структура Главного управления Генерального штаба (ГУГШ). Она впервые официально закрепила разделение добывающей и обрабатывающей функций военной разведки. Добывающие функции теперь были сосредоточены в 5-м (разведывательном) делопроизводстве части 1-го обер-квартирмейстера Управления генерал-квартирмейстера ГУГШ. Оно состояло из одного делопроизводителя и двух его помощников, один из которых отвечал за восточное, а другой – за западное направление разведки. Обрабатывающие функции возложили на части 2-го и 3-го обер-квартирмейстеров: у 2-го – на 2-е, 3-е, 4-е, 5-е и 6-е делопроизводства, а у 3-го – на 1-е, 2-е и 4-е делопроизводства. Сотрудниками этих обрабатывающих делопроизводств стали работники бывшего 7-го отделения.

В 1906 г. были созданы разведывательные отделения при штабах всех военных округов. Сферы разведывательной деятельности распределялись следующим образом: Петербургский военный округ вел разведку в Швеции, Дании, Норвегии, Англии и Финляндии; Виленский – в Восточной Германии и Англии; Варшавский – в Германии и части Австро-Венгрии; Одесский – в Румынии, Балканских странах и европейской части Турции; Кавказский – в азиатской части Турции и Персии к западу от меридиана Амур-Ада; Туркестанский – в Афганистане, Индии, Западном Китае, Кашгарии, Белуджистане и восточной части Персии; Омский – в Западной Монголии и частично в Китае; Иркутский – в Восточной Монголии, Маньчжурии и Севером Китае; Приамурский – в Японии, Корее и части Маньчжурии, примыкавшей к границам округа.

Морской Генеральный штаб в России как высший орган оперативного руководства флотом был создан «по высочайшему повелению» лишь в апреле 1906 г. Согласно штатному расписанию, в его составе учреждалось иностранное отделение, основные задачи которого заключались в сборе необходимой информации о строительстве, планах использования морских сил потенциальных противников России, а также руководство деятельностью военно-морских агентов в Швеции, Германии, Италии, Турции и некоторых других странах. Иностранное отделение и аппараты военно-морских агентов наряду с разведкой уделяли внимание работе по выявлению организаций и лиц, осуществлявших подрывную деятельность против российского флота. Однако отсутствие специальных органов контрразведки не позволяло обеспечить какую-либо четкость и целенаправленность в борьбе со шпионажем, сохранение в тайне от неприятеля важных государственных секретов.

Разведка велась теперь по единому плану и под общим руководством Главного управления Генерального штаба. В академии Генерального штаба был введен специальный курс обучения разведчиков, а также курсы японского языка. Для более успешного согласования работы центральных и местных органов разведки в 1908 и 1910 гг. проводились специальные семинары старшин адъютантов разведывательных отделений штабов военных округов. На семинарах отрабатывались методологические и организационные принципы работы разведывательных органов. Значительно активизировалась деятельность секретной агентуры как на западном, так и на восточном направлениях. Повысились требования к проверке агентурного аппарата, количеству и качеству поступающей разведывательной информации.

Впрочем, реорганизации на этом не прекратились, и 11 сентября 1910 г. были утверждены новые штаты Главного управления Генерального штаба. Пятое делопроизводство преобразовали в Особое делопроизводство (разведки и контрразведки) в составе Отдела генерал-квартирмейстера. Особое делопроизводство подчинялось непосредственно генерал-квартирмейстеру, что говорило о повышении статуса разведслужбы и усилении роли разведки. В его составе была образована журнальная часть для ведения секретной переписки. А всего штат Особого делопроизводства включал делопроизводителя, трех его помощников и журналиста.

Обрабатывающие делопроизводства вошли в состав частей 1-го и 2-го обер-квартирмейстеров. Части 1-го оберквартирмейстера занимались западным направлением: 4-е делопроизводство – Германией, 5-е – Австро-Венгрией, 6-е – Балканскими государствами, 7-е – скандинавскими странами, 8-е – прочими странами Западной Европы. Делопроизводство части 2-го обер-квартирмейстера занималось восточным направлением: 1-е делопроизводство – Туркестанским, 2-е – турецко-персидским, 4-е – Дальневосточным.

В начале ХХ в. в практике международных связей России все более распространилось своеобразное явление: попытки самостоятельного «выхода» за границу отдельных министерств и ведомств в виде постоянных представителей или представительств, главная цель которых состояла в том, чтобы вести собственную разведку в интересах министерства и России.

В канун первой мировой войны (1914–1918 гг.) в российской разведке были проведены существенные преобразования. Из состава Главного штаба – высшего органа военного управления Российской Империи – выделено Главное управление Генерального штаба, в котором сосредоточено руководство военной разведкой. В тот период именно она была основной формой разведывательной деятельности Российской Империи. Руководил разведкой с 1910 г. отдел генерал-квартирмейстера (ОГЕНКВАР) Главного управления Генерального штаба, ответственного за организацию самостоятельной разведки стратегического характера в сопредельных с Россией странах, равно как и за руководство разведывательной деятельностью окружных штабов.

Эти реформы, как и поставленные задачи, закреплялись в соответствующих документах военного ведомства России. Для решения этих задач в канун неизбежной войны в странах будущего противника органы разведки должны были создать эффективную агентурную сеть, способную обеспечить получение необходимой информации по ключевым проблемам.

К началу первой мировой войны ОГЕНКВАР Главного управления Генерального штаба располагал агентурными возможностями в Германии, Австро-Венгрии, Китае, Корее, Монголии. Приобретение разведывательных источников осуществлялось главным образом путем работы с доброжелателями, предлагавшими свои услуги. Штабы военных округов располагали своими разведывательными источниками. Связь разведывательных источников с Центром осуществлялось путем переписки на условные адреса в закодированном виде. Однако на первом этапе войны всесторонне и глубоко, в комплексе вооруженные силы противника не изучались, что привело к тяжелым последствиям в первых боевых действиях российской армии.

К началу первой мировой войны разведка не смогла полностью решить стоявшие перед ней задачи. Прежде всего не была создана широкая, прочно законспирированная агентурная сеть в Европе, которая была бы в состоянии постоянно передавать упреждающую надежную информацию и бесперебойно работать в период войны.

Основным недостатком в работе русской разведки в канун войны были беспечность и пренебрежение конспирацией. Вновь приобретенных агентов фотографировали для их личных дел в обычном фотоателье. Жандармский корпус главные усилия направлял на борьбу с «внутренним врагом», в то время как вражеская агентура беспрепятственно работала в районе предстоящих боевых действий.

Деятельность российской разведки сузилась – преимущественное внимание уделялось в основном изучению прифронтовой полосы, но стратегический тыл противника оставался без должного разведывательного внимания.

Во время войны в действующую армию была передана значительная часть офицеров ОГЕНКВАРа, что усилило разведку штаба Верховного главнокомандующего и штабов фронтов. Однако это обстоятельство, равно как и активизация контрразведки противника, привело к утрате части разведывательных источников ОГЕНКВАРа.

Сведения в агентурной сети и от агентурной сети к Центру осуществлялись по почте, телеграфу с применением шифров, кодов, симпатических чернил. Широко использовались «почтовые ящики», то есть вспомогательная агентура, в задачи которой входило только доставка уже полученных разведывательных донесений. Появились вспомогательные линии разведки: система связи резидента с разведывательным источниками, оперативная фотография. Все шире разведкой использовались технические средства.

Большой целенаправленности работы разведки содействовала и координация усилий союзников по Антанте. В сентябре 1915 г. представители Антанты договорились об образовании координирующего органа – Межсоюзнического бюро, в задачу которого входило объединять получаемые по различным каналам сведения о противнике, с тем чтобы они становились достоянием всех союзников. К концу 1915 г. в Межсоюзническое бюро входили миссии Франции, России, Великобритании, Италии, Бельгии и Сербии.

К концу войны все еще так и не было центра, объединявшего различные виды разведки. Сбором информации занимались военные, дипломатические, промышленные, финансовые торговые и другие ведомства. Ни в одном из Генеральных штабов стран Антанты даже к окончанию войны не было четко сформировано само понятие «стратегическая разведка», не был определен комплекс военных, политических и экономических проблем, подлежащих изучению.

Реорганизация разведки была завершена к августу 1917 г. с принятием решения передать всю заграничную сеть разведывательных источников в ведение ОГЕНКВАРа Главного управления Генерального штаба.

Наряду с другими министерствами – военным, морским, внутренних дел, финансов – добывание секретной информации за границей и в пределах империи осуществляло Министерство иностранных дел. В положении об учреждении Министерства иностранных дел, утвержденном Александром I в 1803 г. и подтвержденном Николаем II в 1897 г., эта задача формулировалась следующим образом: «всестороннее наблюдение за явлениями политической и общественной жизни в иностранных государствах, поскольку таковые затрагивают внешние политические и иные интересы России».

Структурно МИД состоял из двух составных частей. Первая – заграничные установления, образовавшие Департамент внешних сношений. По внутриминистерской иерархии все страны мира подразделялись на три группы: великие державы – с ними поддерживались дипломатические отношения на уровне посольств (в рассматриваемый период – 9); второстепенные государства – в них Россия была представлена на уровне миссий (22–24); прочие страны – там были учреждены генеральные консульства (32), консульства (71–81), вице-консульства (28) и консульские агентства. Всего в 1907 г. насчитывалось 169, в 1912 г. – 175 штатных заграничных установлений. Вторую часть составлял центральный аппарат Министерства, состоявший из канцелярии, где сосредоточивалась вся политическая переписка МИД с загранпредставительствами России и с иностранными державами, а также между подразделениями министерства внутри империи; Департамента внутренних сношений, в чье ведение входили все политические дела, касавшиеся Западной Европы и Западного полушария, а также все дела русских подданных этих регионов; Азиатского департамента, в чью компетенцию входили (помимо прочих) политические дела стран Ближнего Востока и турецкой Европы, стран Средней Азии, Дальнего Востока, Африки; Департамента личного состава и хозяйственных дел, ведавшего кадрами МИД как внутри, так и вне империи и составлением финансовых смет.

Ведение разведки Департаментом внешних сношений, входящими в него дипломатическими представительствами различных рангов, осуществлялось с помощью агентуры из числа иностранцев, доверительных, оперативных и иных связей, а также на безагентурной основе. Российские дипломаты придерживались дифференцированного подхода к решению разведывательных задач в каждой конкретной стране в зависимости от оперативной обстановки, одним из основных элементов являлся контрразведывательный режим. Так, в ряде ведущих государств Западной Европы руководители дипломатических представительств, не прибегая к агентурным методам работы, стремились занять привилегированное положение при главе государства с тем, чтобы с максимальной отдачей выполнять свой профессиональный долг. Главы посольств и миссий активно работали с руководителями внешнеполитических и других ведомств страны пребывания с целью налаживания устойчивых доверительных отношений, с помощью которых можно было оперативно решать поставленные перед ними задачи.

Первая мировая война вызвала необходимость проведения глубокой структурной реформы и перераспределения функциональных обязанностей в аппарате МИД. В апреле 1916 г. в МИДе создается Осведомительный отдел с целью получения и обработки информации о развитии политической ситуации за границей. На него возлагались следующие задачи: осведомление руководства страны и МИД на основе материалов прессы и донесений агентов отдела в нейтральных странах о положении за рубежом; добывание информации путем разведки.

По прежнему разведкой за рубежом в той или иной степени занимались министерства финансов, торговли, промышленности. Они имели свою собственную сеть информаторов, но эта сеть узко нацелена на сбор сведений только финансового, коммерческого или экономического характера преимущественно через открытую и закрытую специальную литературу. Руководили этой работой за рубежом официальные представители указанных министерств при российских посольствах.

Особняком от всех упомянутых ведомств стояло Министерство императорского двора, которое имело своих представителей за рубежом. Это были лично доверенные лица российского императора при дворах иностранных монархов. Им вменялось в обязанность приобретение широких связей среди высокопоставленных лиц, отношения с которыми строились главным образом не на агентурной, а на доверительной основе, хотя на поддержание этих связей тратились значительные денежные средства. Основным объектом их интереса были сведения о жизни иностранных дворов королевских и аристократических фамилий, но при этом они обязывались добывать секретную информацию политического и военного характера.

С января 1916 г. Министерство внутренних дел, а точнее – его департамент полиции – активизировал свою многочисленную зарубежную агентуру, которая иногда подключалась и к выполнению отдельных внешнеполитических задач. Но основной функцией этой агентуры было выявление подпольной деятельности оказавшихся в эмиграции революционеров, националистов, анархистов и других «подрывных» элементов. Агенты департамента полиции за рубежом в основном действовали открыто, в контакте с местной полицией и контрразведкой.

С учетом приближения окончания первой мировой войны русская разведка к лету 1917 г. готовила планы развития агентурной сети за границей в мирное время. При этом ставилась задача освещения не только военных вопросов, но и всех аспектов политической, экономической и общественной жизни представлявших интерес для российского государства. К этому времени окончательно определился подход к созданию агентурных сетей, где исходным и главным моментом был подбор организатора-руководителя, обладавшего возможностями получения необходимых для оседания в стране его расположения документов, располагавшего необходимыми связями и широкими полномочиями по привлечению к сотрудничеству разведывательных источников.

Основные достоинства разведки и контрразведки Российской империи заключались в следующем.

Во-первых, удачно был выбран принцип создания самостоятельных органов контрразведки и разведки. Они создавались не в системе органов политического розыска, а отдельно от нее. Это создавало для контрразведки и разведки определенный положительный имидж и гарантировало ограждение контрразведки от занятий несвойственными ей функциями. Кроме того, данное обстоятельство способствовало сохранению этих органов после февральской революции 1917 г., в то время как система политического розыска в лице корпуса жандармов и охранных отделений пошла на слом.

Во-вторых, контрразведка и разведка России применительно к своему обществу и государству выполняла патриотическую функцию, защищая и общество, и государство от подрывных действий иностранных спецслужб.

В-третьих, контрразведка и разведка России и по срокам образования, и по принципам организации системы своих органов имела некоторый приоритет над аналогичными службами многих государств того времени. Российский опыт по организации контрразведывательной службы тщательно изучался другими государствами, а иногда эти государства просто копировали российскую систему контрразведки при создании своей собственной системы контрразведывательной службы.

В-четвертых, российская контрразведка и разведка в общем и целом справилась с возлагавшимися на нее задачами как накануне войны, так и в ходе нее, создав необходимое прикрытие военных объектов от подрывных действий иностранных спецслужб.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

7846. Кадровое обеспечение коллективов народного художественного творчества 17.83 KB
  Кадровое обеспечение коллективов народного художественного творчества Социально-культурная сфера в целом обеспечена высококвалифицированными специалистами. На протяжении десятилетий ведется подготовка педагогических и культурно-досуговых кадров. В т...
7847. Материально-техническое обеспечение коллективов народного художественного творчества 18.3 KB
  Материально-техническое обеспечение коллективов народного художественного творчества Наличие хорошей материально-технической базы является одним из важнейших условий успешной социокультурной деятельности. К сожалению, материально-техническую базу бо...
7848. Планирование и учет работы коллектива народного художественного творчества 18.87 KB
  Планирование и учет работы коллектива народного художественного творчества Планирование- это обоснованная разработка приемов и результатов деятельности на определенный период. Планы, разрабатываемые и используемые в сфере культуры, различаются...
7849. Руководство народным художественным творчеством в культурно–досуговых учреждениях 20.19 KB
  Руководство народным художественным творчеством в культурно–досуговых учреждениях Административное руководство НХТ в культурно-досуговых учреждениях (клубе, сельском Доме культуры, районном Доме культуры, досуговом центре и др.) осуществляется ...
7850. Технология создания коллектива народного художественного творчества 20.19 KB
  Технология создания коллектива народного художественного творчества Технология создания коллектива народного художественного творчества состоит из нескольких блоков. 1 блок. Выявление интересов и потребностей потенциальных участников в определенном ...
7851. Специфика организационного процесса в социокультурной сфере 20.09 KB
  Специфика организационного процесса в социокультурной сфере Организационный фактор занимает важное место в социокультурной деятельности (СКД). С одной стороны, организация - это часть социокультурного менеджмента, с другой - вполне самостоятельная с...
7852. Стадии и законы движения (развития) коллектива народного художественного творчества 26.45 KB
  Стадии и законы движения (развития) коллектива народного художественного творчества Любой коллектив в своем развитии проходит определенные стадии, которые характеризуют его качественные стороны. А.Г. Ковалев выделяет три стадии развития коллектива: ...
7853. Характеристика учреждений социально-культурной сферы 31.98 KB
  Характеристика учреждений социально-культурной сферы В конце 80-х - начале 90-х годов XX столетия в России функционально и юридически оформилось новое социокультурное направление под названием социально-культурная деятельность. В соответствии со стр...
7854. Деятельность федеральных и региональных органов управления культурой по развитию НХТ в современных условиях 18.29 KB
  Деятельность федеральных и региональных органов управления культурой по развитию НХТ в современных условиях До 1953 года сфера культуры в нашей стране координировалась Главным управлением по политико-просветительной работе (Главполитпросвет) при Нар...