5416

Нормативный аспект культуры речи

Контрольная

Иностранные языки, филология и лингвистика

Нормативный аспект культуры речи Понятие о языковой норме Языковая норма (норма литературная) — это правила использования речевых средств в определенный период развития литературного языка, т. е. правила произношения, словоупотребления, и...

Русский

2012-12-09

208 KB

5 чел.

Нормативный аспект культуры речи

  1.  Понятие о языковой норме

Языковая норма (норма литературная) — это правила использования речевых средств в определенный период развития литературного языка, т. е. правила произношения, словоупотребления, использования традиционно сложившихся грамматических, стилистических и других языковых средств, принятых в общественно-языковой практике. Это единообразное, образцовое, общепризнанное употребление элементов языка (слов, словосочетаний, предложений).

Норма обязательна как для устной, так и для письменной речи и охватывает все стороны языка. Различают нормы орфоэпические, орфографические, лексические, словообразовательные, морфологические, синтаксические, пунктуационные.

Языковые нормы не выдумываются учеными. Они отражают закономерные процессы и явления, происходящие в языке, и поддерживаются речевой практикой. К основным источникам языковой нормы относятся произведения писателей-классиков и современных писателей, язык средств массовой информации, общепринятое современное употребление, данные живого и анкетного опросов, научные исследования ученых-языковедов.

Нормы помогают литературному языку сохранять свою целостность и общепонятность. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных арго, просторечия. Это позволяет литературному языку выполнять свою основную функцию.

Литературная норма зависит от условий, в которых осуществляется речь. Языковые средства, уместные в одной ситуации (бытовое общение), могут оказаться нелепыми в другой (официально-деловое общение). Норма не делит средства языка на хорошие и плохие, а указывает на их коммуникативную целесообразность.

Языковые нормы — явление историческое. Изменение литературных норм обусловлено постоянным развитием языка. То, что было нормой в прошлом столетии и даже 15—20 лет назад, сегодня может стать отклонением от нее. Например, в 30—40-е годы ХХ века слова дипломник и дипломант употреблялись для выражения одного и того же понятия: «Студент, выполняющий дипломную работу». Слово дипломник было разговорным вариантом слова дипломант. В литературной норме 50—60-х гг. произошло разграничение в употреблении этих слов: прежнее разговорное дипломник теперь обозначает учащегося, студента в период защиты дипломной работы, получения диплома. Словом дипломант стали называть преимущественно победителей конкурсов, призеров смотров, состязаний, отмеченных дипломом (например, дипломант Всесоюзного конкурса пианистов, дипломант Международного конкурса вокалистов).

Конкуренция между старой, первоначальной нормой (А)  и новой (Б) проходит в четыре этапа.

На первом этапе господствует единственная форма А, ее вариант Б находится за пределом литературного языка и считается неправильным. На втором этапе вариант Б уже проникает в литературный язык, считается допустимым (помета доп.) и в зависимости от степени его распространения квалифицируется как разговорный (помета разг.) по отношению к норме А или равноправный с ней (помета И). На третьем этапе старшая норма А теряет свою главенствующую роль, окончательно уступает место младшей норме Б и переходит в разряд устаревших норм. На четвертом этапе Б становится единственной нормой литературного языка.

Источники изменения норм литературного языка различны: живая, разговорная речь; местные говоры; просторечие; профессиональные жаргоны; другие языки.

Изменению норм предшествует появление их вариантов, которые реально существуют в языке на определенном этапе его развития, активно используются его носителями. Варианты норм отражаются в словарях современного литературного языка.

Показатели различных нормативных словарей дают основание говорить о трех степенях нормативности:

норма 1 степени — строгая, жесткая, не допускающая вариантов;

норма 2 степени — нейтральная, допускает равнозначные варианты;

норма 3 степени — более подвижная, допускает использование разговорных, а также устаревших форм.

Историческая смена норм литературного языка — закономерное, объективное явление. Оно не зависит от воли и желания отдельных носителей языка. Развитие общества, изменение социального уклада жизни, возникновение новых традиций, совершенствование взаимоотношений между людьми, функционирование литературы, искусства приводят к постоянному обновлению литературного языка и его норм.

По свидетельству ученых, процесс изменения языковых норм особенно активизировался в последние десятилетия.

2 Лексические нормы

Лексические нормы, т. е. правила применения слов в речи, требуют особого внимания. Слово должно использоваться в том значении (в прямом или переносном), которое оно имеет и которое зафиксировано в словарях русского языка. Нарушение лексических норм приводит к искажению смысла высказывания.

Для правильного употребления слов в речи недостаточно знать их точное значение, необходимо ещё учитывать особенности лексической сочетаемости, то есть их способность соединяться друг с другом. Так, «похожие» прилагательные длинный, длительный, долгий, долговременный, продолжительный по-разному сочетаются с  существительными: длительный период, продолжительный период (но не длинный, долгий, долговременный период); долгий путь, длинный путь; продолжительные сборы, долговременный кредит. Нередко слова с одинаковым значением могут иметь разную лексическую сочетаемость (истинный друг подлинный документ).

Соединение слов в словосочетания может наталкиваться на разного рода ограничения. Во-первых, слова могут не сочетаться из-за их смысловой несовместимости. Нельзя сказать фиолетовый апельсин, облокотился спиной, вода горит. Во-вторых, объединение слов в словосочетание может быть исключено в силу их грамматической природы (мой плыть, близко веселый). В-третьих, объединению слов могут препятствовать их лексические особенности. Так, принято говорить причинить горе, неприятности, но нельзя сказать причинить радость, удовольствие.

Нарушение лексической сочетаемости может быть продиктовано сознательным стремлением говорящего (пишущего) удивить слушателей (читателей) необычным соединением слов, что зачастую приводит к комическому эффекту

Нарушение лексических норм может быть связано с тем, что говорящие смешивают слова, близкие по звучанию, но различные по значению.

Для уточнения лексических норм современного литературного языка рекомендуется использовать толковые словари русского языка, специальную справочную литературу.

Основыне виды лексических ошбок представлены в таблице

ВИД ОШИБКИ

ПРИМЕРЫ

1.

Употребление слова в несвойственном ему значении

Мы были шокированы прекрасной игрой актеров.

Мысль развивается на продолжении всего текста.

2.

Неразличение паронимов

Мое отношение к этой проблеме не поменялось.

Были приняты эффектные меры.

3.

Неразличение синонимов

В конечном предложении автор применяет градацию

4.

Неуместное употребление слов и фразеологизмов иной стилевой окраски

Автор, обращаясь к этой проблеме, пытается направить людей немного в другую колею.

Астафьев то и дело прибегает к употреблению метафор и олицетворений.

5.

Неоправданное употребление просторечных слов

Таким людям всегда удается объегорить других.

6.

Нарушение лексической сочетаемости

Автор увеличивает впечатление.

Автор использует художественные особенности.

7.

Употребление лишних слов, в т.ч. плеоназм

Красоту пейзажа автор передал нам с помощью художественных приемов.

Молодой юноша, очень прекрасный


8.

Употребление рядом или близко однокоренных слов (тавтология)

В этом рассказе рассказывается о реальных событиях.

9.

Неоправданное повторение слова

Герой рассказа не задумывается над своим поступком. Герой даже не понимает всей глубины содеянного.

Правильное употребление фразеологизмов

Особого внимания требует употребление в речи фразеологизмов, то есть сложных по составу языковых единиц, имеющих устойчивый характер (ломать голову, сгущать краски, кот наплакал, вверх тормашками).

Для фразеологизмов характерно постоянство состава, что предполагает недопущение замены каких-л. элементов. Нельзя заменить фразеологизм кот наплакал выражением «кошка наплакала», раскинуть умом — «разбросить умом» или «раскинуть головой».

Большинство фразеологизмов не допускает и включение новых компонентов. Так, нельзя распространить фразеологизмы потупить голову, потупить взор: низко потупить голову, еще ниже потупить печальный взор.

Фразеологизмам присуща устойчивость грамматического строения, в них обычно не меняются формы компонентов. Нельзя сказать бить баклушу, вытачивать лясу, заменив формы множественного числа баклуши, лясы формами единственного числа.

Большинство фразеологизмов имеет строго закрепленный порядок слов. Например, нельзя поменять местами слова в выражениях ни свет ни заря; все течет, все изменяется, хотя на первый взгляд значение осталось бы неизменным.

Главное условие правильности речи — употребление фразеологизмов в соответствии с их точным значением. Недопустимо искажение смысла устойчивых сочетаний: Сегодня мы провожаем в последний путь своих старших товарищей....

Фразеологизмы, как правило, употребляются в образном значении, однако в некоторых случаях содержание речи подсказывает их неправильное (буквальное) толкование, например: В этом году Аэрофлоту удалось удержать поток пассажиров на высоком уровне; Авиаторы на своих крыльях всегда вовремя приходят на помощь (ходят на крыльях?).

Невнимательные к своей речи ораторы и авторы чаще всего искажают состав фразеологизмов. При этом ошибочно вставляют в устойчивые сочетания лишние слова, например: Писатель идет в одну ногу со своим временем; Главным гвоздем программы на этом вечере было выступление фокусника. Недопустимо смешение (контаминация) фразеологизмов, например: Здесь собрался узкий круг ограниченных людей (узкий круг, ограниченный круг людей); Его поймали на честном слове (поймали на слове, честное слово).

Не может быть оправдано и сокращение фразеологизмов, однако иногда их приводят неточно, опуская то или иное слово. Например, говрят: это усугубляющее обстоятельство (вместо усугубляющее вину обстоятельство). Ошибочно усеченные фразеологизмы теряют смысл, употребление их в речи может приводить к абсурдности высказывания: Успехи этого ученика желают лучшего (вместо оставляют желать лучшего); Тренер Вильямсон сделал хорошую мину (опущено: при плохой игре).

Нередко происходит искажение лексического состава фразеологизмов: Не мудрствуя долго (вместо лукаво). Ложные ассоциации иногда порождают смешные и нелепые ошибки: Вот поди разберись, кто из них прячет топор за пазухой (держит камень за пазухой); Чем дальше в лес, тем больше щепки летят; Это дело гроша выеденного не стоит.

Изменение состава фразеологизма может быть вызвано обновлением грамматических форм, например: Дети заморили червячков и развеселились (нельзя использовать множественное число вместо единственного во фразеологизме заморить червячка); Голова ее убелена сединой (вместо сединами); Был он не из робкой десятки (робкого десятка).

В составе фразеологизмов нельзя допускать искажения предлогов: Он никогда не думал, что эти слова сбудутся в его судьбе с полной мерой (вместо в полной мере). Возможен неправильный выбор падежных форм и предлогов в фразеологизмах: скрепя сердцем, власти придержащие, скатерть ему на дорогу, в голове идет кругом. Чтобы избежать подобных ошибок, следует обращаться к фразеологическим словарям

3. Грамматическая правильность речи

Вариантные формы имени существительного

Грамматическая правильность речи состоит в верном употреблении окончаний и суффиксов, у которых есть варианты. Рассмотрим вариантные окончания различных частей речи.

Стилистические варианты появляются в родовых формах некоторых существительных с неустойчивой формой рода.

Есть равноправные варианты существительных, у которых разные формы рода сосуществуют, не различаясь стилистически: жираф жирафа; вольер вольера, лангуст лангуста. От них отличаются существительные, у которых одна из параллельных форм устарела: санаторий санатория; фильм фильма. Вышедшие из употребления варианты отсутствуют в словарях или даются с пометой (устар.).

Особого внимания требуют существительные, у которых родовые варианты отличаются стилистической окраской: рельс рельса (прост.); туфля туфель (прост.); повидло повидла (диал.).

В некоторых случаях разные формы рода являются показателями разных  значений, например: гарнитур (мебели, белья) — гарнитура (шрифтов), жар (в теле, в печке) — жара (зной), занавес (театральный) — занавесь (занавеска).

Особые трудности вызывает определение рода несклоняемых существительных иноязычного происхождения. К мужскому роду следует относить все несклоняемые одушевленные существительные: кенгуру, какаду, шимпанзе, однако, если контекст указывает на самку, они могут быть употреблены и как существительные женского рода: Кенгуру несла в сумке детеныша. Неодушевленные несклоняемые существительные должны быть отнесены к среднему роду: депо, кашне, кино, такси. Но следует отметить, что такое деление не охватывает всех случаев употребления заимствованных несклоняемых существительных. Есть немало слов женского рода: авеню, салями, колибри, иваси, кольраби, цеце. Кроме того, общему правилу не подчиняются многие существительные, которые осознаются как слова мужского рода благодаря их семантической близости к синонимам или родовым наименованиям мужского рода: арго (жаргон), антраша (прыжок), банджо (инструмент), бенгали (язык), пенальти (удар), сирокко (ветер), эмбарго (запрет).

При употреблении несклоняемых иноязычных существительных, обозначающих лиц, форма рода должна строго соответствовать полу — милая леди, утомленный кули, веселый кабальеро, юная мисс. Как двуродовые выступают слова визави, протеже, инкогнито: Мой (моя) визави оказался (оказалась) веселым спутником (веселой спутницей).

Варианты падежных окончаний существительных вызывают особые трудности при выборе правильной формы.

Развитие русского склонения представляет собой живой, активный процесс. Это приводит к появлению вариантных окончаний. От основных окончаний они отличаются тем, что встречаются лишь в небольших разрядах слов или в отдельных словах. Вариантные окончания могут иметь особые оттенки в значении падежной формы: В лесу раздавался топор дровосека (Н.) — окончание указывает на место действия. Но: Актер прославился исполнением главной роли в «Лесе» Островского — окончание -е указывает на объект. В иных случаях вариантные окончания могут отличаться стилистической окраской: клапаны <общеупотр.> — клапана <спец.>; в отпуске <лит.> — в отпуску <разг.>.

Наибольший стилистический интерес вызывают те вариантные формы, у которых развились разнообразные стилистические оттенки. В этом отношении ведущая роль в русском языке принадлежит именительному падежу множественного числа существительных. В этой форме наряду с традиционным окончанием -и (-ы) широко используется— -а (-я), и для большого количества слов оно стало уже основным: профессора, директора, тополя и др. Формами на -а (-я) богаты профессиональная речь и просторечие. Вспомним слова из песни В. Высоцкого: Мы говорим не штормы, а шторма... Ветра не ветры сводят нас с ума. Составители словарей обычно указывают на закрепление таких форм в профессиональной речи.

Вызывают затруднения и формы родительного падежа множественного числа. Наиболее активно конкурируют в речи окончания нулевое и -ов, реже — нулевое и -ей. Они получают разговорную окраску в парах: несколько апельсин апельсинов, гектар гектаров, грамм граммов, килограмм килограммов, мандарин мандаринов, носок носков, помидор помидоров. В этих парах окончание  -ов стало нормой. Литературно правильны также и вторые слова в парах: доль долей, дядь дядей, тёть — тётей, ясель — яслей. Некоторые варианты этого падежа устарели: свеч (при современном свечей) игра не стоит свеч.

Без стилистических помет обычно даются в словарях варианты родительного падежа единственного числа существительных мужского рода: Из темного леса навстречу ему идет вдохновенный кудесник (П.): Я из лесу вышел, был сильный мороз (Н.). Стабильно сохраняют окончание в этой форме вещественные существительные со значением уменьшительности, употребление которых возможно лишь в разговорной речи: — Ну, тогда я вам положу медку; Нам бы бензинчику... и т. д.

Стилистического комментария требует и склонение имен собственных, допускающее в современном русском языке вариантные формы. Нерусские имена: Ирен, Мери, Пабло, Анри; многие иноязычные фамилии; Гёте, Данте, Гюго, Золя, Шоу, а также славянские: Войниченко, Короленко, Добраго, Дурново; женские фамилии на согласный: Войнич, Сенкевич — не склоняются. В разговорной речи можно встретить, например, склоняемые формы украинских фамилий на -ко. Нередки и случаи употребления фамилий типа Маринич без изменения в применении к мужчинам (у студента Маринич), с чем, конечно, согласиться нельзя.

Значительные разночтения наблюдаются в употреблении падежных форм некоторых географических названий. Все русские слова должны склоняться, однако в последние десятилетия все чаще употребляются в начальной форме географические наименования на -о: в Одинцова, под Усово, из Голицына (ср.: Я нынешний год проживаю опять в уже классическом Пушкино — М.). Эта тенденция отражает влияние книжных стилей: вначале несклоняемые формы употреблялись географами и военными, для которых важно было дать названия в исходной, номинативной форме, чтобы не спутать слова без окончания: город Киров Кирова, Пушкин Пушкино.

Стилистически оправдано употребление в начальной форме лишь нерусских малоизвестных географических наименований: Асуль, Дырях, Багио, Варгаши, Карагайлы и т.п.

Варианты склоняемых-несклоняемых имен существительных в русском языке появляются и при употреблении аббревиатур. В момент освоения их языком (когда новое слово, образованное путем сложения начальных звуков или букв сложного наименования, сохраняет еще оттенок свежести) аббревиатуры, как правило, не склоняются, Так, известное специалистам с 30-х годов слово БАМ вначале не склонялось: Транссибирская железная дорога будет соединяться с БАМ тремя линиями. Однако со временем многие аббревиатуры уподобляются обычным существительным и начинают изменяться по падежам: Погода нелетная, а меня ждут на БАМе (из газет).

Стилистический интерес представляют такие аббревиатуры, которые употребляются двояко: в разговорной речи склоняются, а в книжной используются как неизменяемые: Она работает в МИДе, Представитель МИД РФ заявил... Склоняемые варианты подобных аббревиатур имеют разговорную окраску в отличие от книжных, неизменяемых; ср.: работает в ТАССе по заявлению ИТАР-ТАСС. Однако норма остается жесткой в отношении аббревиатур с гласными на конце: ГАИ, МИМО и тех, которые произносятся по названиям букв: СНГ, ЖКХ (жилищно-коммунальное хозяйство), РКЦ (расчетно-кассовый центр) — их склонение недопустимо.

Вариантные формы имени прилагательного

При употреблении имен прилагательных приходится выбирать варианты кратких форм: свойственен (или свойствен); своевремен (или своевременен); невежествен (или невежественен). Даже составители толковых словарей по-разному оценивают некоторые из этих форм — то как допустимые, то как устаревшие.

В связи со стремлением говорящих к «экономии речевых средств» для современного языка следует считать оправданными более короткие формы: бездействен, безнравствен, беспочвен, бессмыслен, бесчувствен, величествен, воинствен, двусмыслен, единствен, естествен, злокачествен, искусствен, легкомыслен, медлен, многочислен, могуществен, мужествен, невежествен, ответствен, подведомствен, посредствен, родстдвен, свойствен, соответствен, существен, таинствен, тождествен, торжествен, явствен.

Следует учитывать стилистические особенности простых и сложных форм степеней сравнения прилагательных. Это наглядно показывает таблица.

Форма степеней сравнения

Стиль речи

книжный

нейтральный

разговорный

Сравнительная

Превосходная 

более (менее)

трудный

труднейший, наитруднейший

наиболее (наименее)

трудный

труднее

самый трудный,

труднее всех

потруднее

Сложная форма сравнительной степени используется вместо простой при существительных, стоящих в косвенных падежах: занят более важной работой (нельзя сказать работой важнее, возможна лишь разговорная форма — работой поважнее), в более трудных случаях, с менее удачным результатом, от более осведомленного лица и т.п.

При употреблении форм сравнительной степени прилагательных просторечную окраску имеют сочетания: более лучший, более худший, менее предпочтительнее, а также превосходной — самый сладчайший, наиболее выгоднейший. Считаются допустимыми лишь плеонастические сочетания: самый ближайший путь, самая кратчайшая дорога, самым теснейшим образом связаны. У писателей можно встретить необычные формы для выражения высшей степени качества: человек преостроумнейший (С.-Щ.)

Вариантные формы имени числительного

Имя числительное встречается в речи значительно реже, чем имена существительные и прилагательные. Тем не менее, при их употреблении также возможны ошибки.

Часто неправильно склоняют числительные. Ошибки в склонении числительных особенно часто встречаются в устной речи: Этим лицам разрешено совместительство, лишь бы общая сумма не превышала триста рублей (надо: трехсот); Самодеятельных духовых оркестров в нашей республике более полуторасот (следует: полутораста); На четырехсот шестидесяти избирательных участках все подготовлено ко встрече с избирателями (правильно: на четырехстах шестидесяти).

Наблюдается смешение основ мужского и женского рода числительного оба обе: При выводе уравнения мы приняли, что в обоих системах отсчета размер световых часов одинаков (следует: в обеих).

В отличие от количественных числительных, требующих склонения каждого слова, порядковые числительные изменяются иначе: расстояние в тысячу семь метров Грамота написана в тысяча триста седьмом году. В порядковом числительном, указывающем дату, склоняется только последнее слово.

Особые трудности возникают при употреблении собирательных числительных (двое, трое, четверо и т.д.), их нельзя сочеттать с существительными женского рода: Четверым ученицам сделано замечание (следует: четырём ученицам).

Не единичны ошибки в падежной форме существительного в словосочетаниях, обозначающих даты, в которых числительное всегда должно управлять родительным падежом второго слова: Администрация обещает ликвидировать задолженность по зарплате к 15 декабрю (вместо: декабря); письмо датировано двадцать третьим декабрем 1943 годом (следовало:                    23 декабря 1943 года).

В систему числительных вовлекаются счетные существительные, однако употребление их в речи не всегда уместно — они вносят нежелательную просторечную окраску в текст: В интернате работает только пара кранов (два ... крана); Грамоту вручили старейшему педагогу Анне Федоровне Голубовой, которой исполнилось восемь десятков (которая отметила свой        80-летний юбилей).

Варианты падежных окончаний числительных возникают в результате непоследовательного отражения ими категории одушевленности. Слова два, три, четыре, употребленные с одушевленными существительными, имеют форму винительного падежа, сходную с родительным: встретил двух друзей и трех подруг, проконсультировал четырех студентов (ср.: прочитал два тома, три страницы, четыре стихотворения).

При употреблении составных числительных с одушевленными существительными литературной норме соответствует конструкция, не отражающая категорию одушевленности: зарегистрировать двадцать три депутата; разговорный характер имеет конструкция разместить в гостинице двадцать трех человек.

Вариантные формы местоимения

При употреблении местоимений не возникает особых трудностей с выбором вариантных форм. Стилистически равноправны варианты внутри их внутри них, хотя в иных случаях добавление начального н к личным местоимениям, употребленным с предлогами, подчиняется строгим правилам.

В современном русском языке звук н добавляется к личным местоимениям, употребленным после всех простых предлогов (без, в, для, до, за, из, к, над, о, от, по, под, перед, при, про, с, у, через): без него, через нее, а также ряда наречных предлогов (возле, вокруг, впереди, мимо, напротив, около, после, посреди, сзади): после него, мимо нее.

Не добавляется начальное н при сочетании этих местоимений с наречными предлогами, требующими дательного падежа (благодаря, согласно, наперекор, вслед, навстречу, соответственно, подобно): благодаря ему, ей. Не требуют после себя вставки н и отыменные предлоги (наподобие его, со стороны его и др.).

После сравнительной степени прилагательных и наречий местоимения                       3-го лица употребляются без начального н (моложе ее, лучше его, выше их).

Винительный падеж определительного местоимения сама имеет две формы: самоё (книжная форма) и саму (разговорная форма): Поддерживают саму (самую) идею переноса срока выборов; Саму хозяйку я не видел; Её самоё это не волнует. Форма самоё архаизуется.

Употребляя местоимения, следует помнить о том, что они могут внести неясность в смысл высказывания. Например: Катерина не могла ужиться с Кабанихой, она не принимала ее жизненной позиции (кто? Катерина или Кабаниха? Чьей позиции?).

Вариантные формы глагола

В системе глагольного словоизменения существует множество вариантов. В соответствии с современной нормой инфинитив глаголов с основой на с, з имеет окончание -ти: брести, плести, цвести. В XIX в. широко использовались и усеченные формы: Вот вас бы с тетушкою свесть; Не смею моего сужденья произнесть (Гр.). Такие формы считаются устаревшими.

В глагольных парах видеть видать, слышать слыхать вторые имеют разговорную окраску: Если нынче ночью Бэла не будет здесь, то не видáть тебе коня (Л.).

Из двух вариантов свистеть свистать второй может в контексте получать стилистическую окраску (Свистать всех наверх!) и тогда употребляется в профессиональной речи; в иных случаях эта же форма употребляется в переносном значении — «бить с силой»: так и свищет кровь (Л.Т.).

Из вариантов поднимать подымать второй имеет разговорную окраску: Цыганы... подымали им (лошадям) ноги и хвосты, кричали, бранились (Т.). Из вариантов мучиться мучаться (мучаюсь, мучаешься, мучается и т.д.) второй — просторечный. Противопоставлены вариантные формы приставочных глаголов с суффиксом -ну- и без него: иссохнул иссох, исчезнул исчез, вымокнул вымок, возникнул возник, стихнул стих. Первые вышли из употребления.

Этот же процесс (выпадение суффикса -ну-) проявляется и в образовании форм причастий от соответствующих глаголов: в причастиях от глаголов с приставками, как правило, суффикс отсутствует: промерзший, оглохший, размякший.

Явлением аналогии объясняется возникновение множества вариантов личных форм глаголов в изъявительном наклонении настоящего-будущего времени у ряда глаголов типа брызгать, двигаться, капать, мурлыкать, полоскать (около 40 словоформ), образующих вариантные формы: брызжет брызгает, движется двигается, каплет капает, мурлычет мурлыкает, полощет полоскает. В их числе следует выделить две группы глаголов.

1. Глаголы, которые закрепились в современном языке с различными оттенками значений, не получив особых стилистических отличий. Например, форма брызжет употребляется в прямом значении («быстро рассеивает мелкие частицы жидкости»): брызжут слезы (дождь, водопад, фонтан) и в переносном: брызжет смех (счастье, молодость). Вариант же брызгает используется только в узком конкретном значении («опрыскивать что-нибудь жидкостью»): брызгает водой цветы.

2. Вариантные формы глаголов настоящего-будущего времени стилистически противопоставлены (около 30 пар): нейтральные колеблет, машет, пашет, плещет, полощет, рыщет, сыплет, треплет, хнычет, щиплет; соответственно: машу, пашу, маши, паши; машущий, пашущий и т.д., а их варианты стилистически снижены — <прост.> плескаю, <разг.> махаю, пахаю, полоскаю, рыскаю, сыпешь, сыпет, трепаю, трепешь, хныкаю, хлестаю, щипаю.

Некоторые глагольные формы не выделяются столь определенно по своей стилистической окраске, но все же используются преимущественно в разговорной речи: мерять меряю, меряешь, меряет, меряют; лазать — лазаю, лазаешь и т.д., а их варианты — в книжной: мерить мерю, меришь, мерит, мерят; лазить лажу, лазишь и т. д.

Ряд непродуктивных глаголов на -еть: выздороветь, опротиветь, опостылеть — в разговорной речи употребляются в форме: выздоровлю, опостылю, опротивлю, выздоровят и т. д., хотя более правильны их варианты выздоровею, опостылею, опротивею.

Немало вариантов известно в форме 1-го лица у глаголов с основой на д, т, з, с, имеющих при спряжении чередования: лизать лижу, колесить колешу, насадить насажу, прекратить прекращу. Отступления от литературных форм, возникающие при образовании 1-го лица без чередования, носят резко сниженный характер: вылазить — <прост.> вылазию; ездить — <прост.> ездию, а также <разг.> пылесосю.

От многих глаголов нельзя образовать форму 1-го лица; победить, убедить, очутиться, чудить, чудесить, дудеть, угораздить и др. Однако это явление «недостаточного спряжения» в просторечии преодолевается, и необычные для слуха личные формы глагола иногда употребляются.

Глаголы, имеющие в инфинитиве -чь: жечь, течь, печь (всего 16 словоформ), образуют вариантные формы 3-го лица единственного числа: наряду с литературными: жжёт, течёт, печёт — просторечные: жгёт, текёт, пекёт.

Контрастирующие по стилистической окраске варианты образуют глаголы и в повелительном наклонении. В парах слов: ляг ляжь (ляжьте), беги бежи (бежите), не тронь не трожь, погоди погодь, выйди выдь, выложи выложь — первые литературные, вторые просторечные. Ряд вариантов имеет помету <разг.>: выверь, выдвинь, вычисть, нянчь, порть, чисть и др. при литературных формах: вывери, выдвини, вычисти, чисти и др.

Стилистически выделяются как специальные усеченные формы повелительного наклонения возвратных глаголов в приказах (среди военных, туристов): Равняйсь! По порядку номеров рассчитайсь! Такие варианты используются лишь в устной речи.

Отдельные глаголы не имеют форм повелительного наклонения: хотеть, мочь, видеть, слышать, ехать, жаждать, гнить и др. Употреблявшиеся в          XIX веке старославянские формы виждь, внемли устарели; просторечные варианты не моги, ехай остаются за пределами литературной нормы, форма езжай носит разговорный характер. Литературная форма поезжай, а также формы, образованные от глаголов слушать, смотреть слушай (-те), смотри (-те).

Источником вариативности глагольного формообразования являются и видовые пары типа обусловить обусловливать/обуславливать (свыше 20 глаголов). Некоторые из них, как и приведенные выше, стилистически равноценны и поэтому не выделяются пометами в словарях, дающих оба варианта. Однако большинство вариантов противопоставлено как устаревшие и современные: задобривать задабривать, оспоривать оспаривать (ср.: для Пушкина первая была еще обычной: И не оспоривай глупца).

Варьируют и некоторые глаголы с суффиксами -изирова-, -изова-: стандартизировать стандартизовать, колонизировать колонизовать. Соотношение их в русском языке исторически менялось, у ряда глаголов варианты с суффиксом -изирова- архаизовались и теперь используются только более короткие: локализовать, мобилизовать, материализовать, нормализовать, парализовать. У иных же варианты с суффиксом -изова- устарели: канонизовать, конкретизовать. С суффиксом -изирова- закрепились глаголы: иронизировать, симпатизировать, гипнотизировать и др.

Ряд глаголов, имеющих особенности в словообразовании, образуют синонимические пары, отличные в стилистическом отношении. Так, глаголы типа зеленеет зеленеется (в значении «выделяться своим зеленым цветом») отличаются разговорным оттенком второго; ср.: И ель сквозь иней зеленеет, и речка подо льдом блестит (П.); Под большим шатром голубых небес вижу даль степей зеленеется (Кольц.).

Синонимичны и пары звонить звониться, стучать стучаться, грозить грозиться, но возвратные указывают на большую интенсивность действия, к тому же они имеют разговорный или просторечный оттенок.

Из вариантных форм причастий забредший забрёвший, приобретший приобрёвший, приплетший приплёвший в современном литературном языке закрепились первые. Из вариантов деепричастий взяв взявши, встретив встретивши формы на -вши устарели.

Порядок слов в предложении

Правильность речи во многом зависит от расположения слов в предложении. Неудачный порядок слов может исказить или затемнить смысл высказывания.

для современного русского языка характерны конструкций, в которых подлежащее стоит на первом месте, то есть препозитивно, а сказуемое постпозитивно: Колокольчик зазвенел, лошади тронулись или Светит солнце; Наступила осень; Идет дождь (препозитивно сказуемое). Обе конструкции отражают прямой порядок слов, однако их стилистическое применение различно. Предложения первого типа используются чаще в повествовании:

Предложения же с препозитивным сказуемым употребляются при описании обстановки, какого-либо предмета, пейзажа:

Обычно препозитивно сказуемое в вопросительных и восклицательных предложениях: Знаете ли вы об этом?; Какое приятное занятие эти танцы! (Остр.).

Определяя место второстепенных членов предложения, следует иметь в виду, что предложение обычно строится из словосочетаний, в которых согласуемые слова предшествуют главному слову, а управляемые следуют за ним.

Особо следует рассмотреть порядок слов в предложении при употреблении однородных членов. Интерес представляет употребление нескольких определений, занимающих в предложении одинаковые синтаксические позиции: По широкой большой бесшоссейной дороге шибкою рысью ехала высокая голубая венская коляска цугом (Л. Т.). Как видно из примера, ближе к существительным ставятся прилагательные, называющие более важный признак. Если в ряду однородных определений оказывается местоимение, оно выдвигается вперед: ...твой красивый рязанский платок (Ес.).

Варианты грамматической связи подлежащего и сказуемого

Подлежащее и сказуемое обычно имеют одинаковые грамматические формы числа, рода, лица, например: Мчатся тучи, вьются тучи; Невидимкою луна Освещает снег летучий; Мутно небо, ночь мутна (П.). В таких случаях можно говорить о согласовании сказуемого с подлежащим. соответствие форм числа, но разные формы рода; Твой удел нескончаемые хлопоты — несоответствие форм числа.

Грамматическая связь главных членов предложения рассматривается как координация. Эта грамматическая связь более широкая и свободная по сравнению с согласованием. В нее могут вступать разные слова, их морфологические свойства не обязательно должны соответствовать друг другу.

При координации главных членов предложения возникает проблема выбора форм числа сказуемого, когда подлежащее указывает на множество предметов, но выступает в единственном числе.

1. Существительные большинство, меньшинство, множество и подобные, несмотря на грамматическую форму единственного числа, обозначают не один предмет, а много, и поэтому сказуемое может принимать не только форму единственного числа, но и множественного. Сравним: На этом-то пруде... выводилось и держалось бесчисленное множество уток (Т.); Множество рук стучат во все окна с улицы, и кто-то ломится в дверь (Лес.). Какой же из форм отдать предпочтение?

В современном словоупотреблении явно преобладают случаи согласования по смыслу в деловой речи, в публицистике, в разговорной речи. Однако можно выделить контексты, в которых предпочтительнее, а для книжных стилей и единственно правильное употребление определенной формы числа сказуемого.

Рассмотрим примеры: 1) Большинство согласилось с оратором.                            2) Большинство авторов согласилось с замечаниями. 3) Большинство писателей решительно отвергали исправления редактора. 4) Большинство авторов, заключивших договоры с издательством, представили рукописи.                  5) Большинство авторов, заключив договор, работают над рукописями.                       6) Большинство редакторов, корректоров, авторов, рецензентов изучили эти документы. 7) Большинство редакторов получили приказ, ознакомились с его содержанием и сделали необходимые выводы. Форма единственного числа сказуемого вполне оправдана в первом и втором предложениях, замена ее формой множественного числа придаст им разговорной оттенок. В третьем предложении сказуемое указывает на активный характер действия, и форма множественного числа подчеркивает это. Небезразлично и значение подлежащего: если оно называет одушевленные предметы, координация по множественному числу предпочтительнее (ср.: Большинство учеников хорошо отвечали на уроке. Но: Большинство предметов лежало в беспорядке).

Если подлежащее отделено от сказуемого причастным, деепричастным оборотом (4 и 5 примеры), а также при перечислении однородных членов в составе подлежащего или сказуемого (6 и 7 примеры) стилистически оправдано употребление формы множественного числа сказуемого.

Смысловая сторона речи определяет и координацию форм сказуемого по множественному числу, если это сказуемое указывает на действие многих лиц (Большинство участников слета встретились впервые; Большинство присутствовавших обнимались, плакали), а также если сказуемое именное, оно может быть выражено только формой множественного числа: Большинство приехавших были ветераны; Большинство уцелевших были изможденные и больные.

2. При подлежащем, выраженном количественно-именным сочетанием, возникает та же проблема: в каком числе лучше употребить сказуемое. У Чехова находим: Какие-то три солдата стояли рядом у самого спуска и молчали; У него было два сына. Л. Толстой предпочел такие формы: В санях сидело три мужика и баба; В душе его боролись два чувства добра и зла. Сопоставляя эти примеры, можно заметить, что и здесь активное действие (боролись) и обозначение подлежащим одушевленных предметов (три солдата) подсказали выбор формы множественного числа. Глаголы, означающие бытие, наличие, присутствие, как правило, ставятся в единственном числе в отличие от тех, которые называют активное действие. Сравним: На столе было три телефона. Три телефона зазвонили одновременно.

Однако для таких предложений еще следует учитывать и характер числительного, употребленного в составе подлежащего. Так, числительное один подскажет единственное число сказуемого: Двадцать один человек подтвердил это.

Числительные два, три, четыре чаще других требуют употребления сказуемого во множественном числе: Три дома на вечер зовут; У сарая стояли три тройки (П.). Однако чем большее количество указывается, тем легче нам осмыслить его как одно целое, поэтому сказуемое может иметь форму единственного числа: Сто тридцать семь делегатов уже зарегистрировалось, а пять человек опаздывали. Выбор формы сказуемого в подобных случаях подчеркивает или нерасчлененный характер действия (тогда сказуемое в единственном числе), или, напротив, индивидуальное участие каждого в выполнении действия (и тогда сказуемое во множественном числе). Сравним: В крендельной работало двадцать шесть человек (М.Г.). — Тридцать два человека гремяченский актив и беднота дышали одним духом (Шол.). В подобных случаях в официально-деловом стиле используется единственное число, в экспрессивной речи возможны варианты.

Единственное число сказуемого не вызывает колебаний при обозначении меры веса, пространства, времени (того, что воспринимается как нерасчлененное множество): Прошло сто лет (П.); До барьера осталось пять шагов; На ремонт ушло семь банок краски.

Если количество обозначается приблизительно или уточняется словами только, лишь, всего, сказуемое ставится в единственном числе: Сидит нас человек двадцать в большой комнате с раскрытыми окнами (Л.Т.); В кружок записалось всего пять человек.

3. Колебания в форме числа сказуемого возникают и при однородных подлежащих. Если вначале перечисляются однородные подлежащие, а сказуемое следует непосредственно за ними, то оно принимает форму множественного числа: Гимназист и Саша всю дорогу плакали (Ч.). При иной последовательности членов предложения возможны варианты: Из района приехал следователь и врач (основной носитель действия — следователь); В комнате остались только хозяин, да Сергей Николаевич, да Владимир Петрович (Л.Т.).

Важно подчеркнуть, что в научном, официально-деловом стилях в таких случаях варианты недопустимы: сказуемое всегда должно стоять в форме множественного числа (Увеличиваются сила тока и напряжение мощность тоже увеличивается). Сказуемое ставится в единственном числе, если при подлежащих есть слова каждый, всякий, любой: Каждый альпинист и каждый спортсмен знает, как опасен камнепад в горах. При градации (то есть таком расположении слов, при котором каждое последующее усиливает, расширяет значение предыдущего) грамматическая форма сказуемого «приспособляется» к ближайшему подлежащему: Вся Европа, вся Америка, весь мир смотрел эту русскую передачу. Последнее подлежащее как бы «вбирает в себя» смысл всех других, так что с ним и согласуется сказуемое.

Если однородные подлежащие связаны разделительными союзами и надо подчеркнуть, что действие совершает попеременно то одно, то другое лицо (или из нескольких возможных субъектов действие выполняет какой-то один), сказуемое употребляется в форме единственного числа: То ли чурка, то ли бочка проплывает по реке (Тв.); Московский или Петербургский университет проведет эту конференцию. Но если подлежащие разного рода или стоят в разных числах и сказуемое постпозитивно, оно принимает форму множественного числа: То ли куст, то ли кочка виднелись вдали (...то ли кочки виднелись). Ту же форму сказуемого определяет и употребление сопоставительного союза как, так и, подчеркивающего идею множественности: Как тяжелая, так и легкая промышленность наращивают темпы производства.

Если подлежащие связаны противительными союзами а, но, да, то препозитивное сказуемое координирует свои формы по первому подлежащему: Опубликована поэма, а не стихотворение. Опубликовано стихотворение, а не поэма. Опубликована не поэма, а стихотворение. Формы же постпозитивного сказуемого зависят от того подлежащего, с которым оно связано по смыслу: Стихотворение, а не поэма опубликовано в журнале; Не стихотворение, не поэма, а роман опубликован в журнале.

Особый интерес вызывает координация сказуемого с подлежащим-местоимением в придаточной части сложноподчиненного предложения, которому в главной соответствует соотносительное слово: Все, кто пришли на занятие, разобрались в этом сложном вопросе; Те, кто знали о лекции, пришли послушать. В таких предложениях форма множественного числа сказуемого, относящегося к местоимению кто, «поддерживается» соответствующими формами соотносительного слова (все, те) и сказуемого в главной части предложения (разобрались, пришли). Правда, это не исключает вариантов, и в этих предложениях возможно употребление: все, кто пришел... Такая координация предпочтительна в книжных стилях, но в разговорном языке все более закрепляется координация по смыслу.

Варианты согласования определений и приложений

В сочетаниях существительных с числительными два, три, четыре форма определения зависит от рода существительного. Для современного русского языка характерны такие сочетания:

с существительными мужского и среднего рода

с существительными женского рода

два новых дома

три светлых окна

три вкусных пирожных

два опытных портных

две большие комнаты

четыре новые столовые

три большие парикмахерские

Варианты возможны в разговорной, сниженной речи.

Однако картина меняется при ином порядке слов. Прилагательное, предшествующее количественно-именному сочетанию, обычно выступает в форме именительного падежа множественного числа (независимо от формы рода существительного): последние два проекта, крайние три окна, светлые четыре комнаты. Только прилагательные добрый, полный, целый не подчиняются этому правилу: Съел целых две тарелки; Ждали добрых три часа; Принес полных два ведра.

Прилагательные, употребленные после количественно-именного сочетания, могут варьировать свои формы: Поздно вечером... подкатили к колхозному амбару два грузовика, груженные мукой (М. Лаптев) — ...Стояли четыре больших ящика, набитых японскими трофейными продуктами (Сим.). В стилистическом отношении предпочтительнее первая конструкция.

Во всех других сочетаниях существительных с числительными (за исключением числительных два, три, четыре) форма определения зависит от порядка слов: препозитивное определение употребляется в форме именительного падежа множественного числа независимо от формы рода определяемого существительного (последние пять страниц, первые десять столбцов, светящиеся восемь окон). Постпозитивные определения и стоящие в середине количественно-именного сочетания принимают форму родительного падежа множественного числа: пять последних страниц, исписанных мелким почерком; десять новых столбцов, набранных петитом.

Стилистический интерес представляют и варианты форм согласования определения, употребленного при нескольких однородных именах существительных: талантливо написанные стихотворение и поэма опубликованный текст и комментарии. Определение в форме множественного числа подчеркивает наличие нескольких предметов, в форме же единственного числа оно возможно в тех случаях, когда и так ясно, что определение относится ко всем предметам. Таким образом, варианты возможны во втором случае.

Приложения, как правило, должны согласоваться с существительным, к которому они относятся. Однако при их употреблении иногда появляются варианты: в городе Москве, но в городе Клинцы, на реке Москве и на Москва-реке. Больше всего вариантов дают сочетания географических названий с родовым наименованием. Все русские (и шире — все славянские) наименования следует согласовать со словами: город, село, поселок, река: в городе Суздале, на реке Каменке, школа в деревне Волчихе (сочетание на Москва-реке имеет разговорную окраску). Не согласуются с родовыми наименованиями лишь географические названия, имеющие форму множественного числа: в городе Мытищи, к поселку Жаворонки, а также составные: к городу Великие Луки, в селе Красная Горка. Исключение составляют наименования, совпадающие с именами людей (из поселка Ерофеич, недалеко от села Миронушка).

Тенденцию к несклоняемости обнаруживают географические названия на -о, -е: в городе Пено, у села Молодечно. Использование их в начальной форме исключает разночтения при употреблении малоизвестных названий. Однако согласуются такие названия, как Одинцово (в городе Одинцове, под поселком Перхушковом).

Следует склонять и русские географические наименования сложного состава: в городе Петропавловске-Камчатском, храм в селе Никольском-Архангельском, выехать из города Камня-на-Оби. Остаются без изменения лишь топонимы с тесно спаянными элементами: в деревне Cnac-Клепики, из поселка Усть-Илима, в городе Соль-Вычегодске. Однако не изменяются топонимы, у которых первая часть среднего рода: из Ликино-Дулева, к Пошехонье-Володарскому, под Юрьево-Девичьим, что, однако, не исключает согласования их второй части с родовым наименованием: приехал из города Орехово-Зуева.

В специальной литературе и официально-деловом стиле многие географические наименования употребляются как несклоняемые.

Разночтения в согласовании географических наименований с родовыми понятиями касаются в особенности названий островов, озер, мысов, заливов, пустынь. Так, названия станций, портов, как правило, даются в начальной форме: подъехали к станции Тула, на станции Злынка, из польского порта Гдыня, в порту Одесса.

Традиционно используются в начальной форме, например, такие наименования: на озере Байкал, на озерах Эльтон и Баскунчак, на горе Арарат, у горы Казбек, близ мыса Челюскин, на канале Волго-Дон; не согласуются составные наименования: на реке Северный Донец, в бухте Золотой Рог, у острова Новая Земля.

Названия улиц (преимущественно в форме женского рода) следует согласовать как приложения; на улице Остоженке, с улицы Петровки, с улицей Сретенкой. Без изменения остаются названия улиц, представляющие застывшую форму родительного падежа: улица Бирюзова (из «имени Бирюзова»), а также составные наименования: Об улице Красные ворота, как и об улице Охотный ряд, помнят коренные москвичи.

Варианты управления

Русский синтаксис отличается богатством и разнообразием вариантов управляемых конструкций: проехали лес проехали через лес проехали лесом проехали по лесу и т. д.; работаю вечерами работаю по вечерам; отдыхал неделю отдыхал в течение недели; пятью минутами раньше на пять минут раньше за пять минут до... за пять минут перед и т.п.

Многие из этих конструкций отличаются лишь оттенками в значении, которые мы достаточно определенно разграничиваем. Например, сочетание обеспечить кого-что чем —«снабдить в достаточном количестве» (обеспечить альпинистов инвентарем); обеспечить кому-чему что —«сделать что-нибудь несомненным, верным, гарантировать что-либо» (обеспечить больным хороший уход).

Разница между конструкциями просить деньги просить денег, искать место искать места и т.п. заключается в том, что первые варианты указывают на определенный, конкретный объект (определенную сумму денег, свое место), а вторые имеют общее значение (какую-то сумму, неопределенно, любое место). Разница между конструкциями выпить воду выпить воды, купить книги купить книг, принести хлеб принести хлеба и т.п. заключается в том, что родительный падеж обозначает распространение действия не на весь объект, а лишь на некоторую часть или количество его, а винительный падеж указывает, что действие полностью переходит на предмет.

Стилистический интерес вызывают те варианты управления, которые получают стилевое закрепление (замечания студенту замечания в адрес студента <книжн.>; говорить о друзьях — говорить про друзей <разг.>; отсутствовать из-за болезни отсутствовать вследствие болезни                         <оф.-дел.>).

Синонимы нередко требуют употребления разных падежей:

восхищаться отвагой преклоняться перед отвагой

презирать опасность пренебрегать опасностью

увлекаться (интересоваться) музыкой — любить (изучать) музыку

робеть перед необходимостьюстрашиться необходимости

быть недовольным отзывом разочароваться в отзыве

делать выговор сотруднику упрекать сотрудника

понимать необходимость... отдавать себе отчет в необходимости

извещать автора сообщать автору и т. д.

При использовании их в речи иногда возникают ассоциативные ошибки, близкие словосочетания смешиваются: Автор описывает о событиях (вместо: рассказывает, повествует о событиях или: описывает события); Он этим не успокоился (этим не удовлетворился, на этом не успокоился); Уверенность в свои силы (уверенность в чем? в своих силах; вера во что? в свои силы).

Чтобы избежать искажения смысла высказывания, следует с особой осторожностью относиться к вариантам управления, допускающим двоякое толкование, Так, может возникнуть неясность в словосочетаниях: портрет Репина (портрет, написанный Репиным, или портрет самого художника?), директору надо посоветовать (директор сам будет кому-то советовать или должен выслушать совет другого лица?).

Неуместный каламбур может возникнуть и при употреблении производных предлогов, неожиданно проявивших в тексте свое первичное значение; Пожар произошел благодаря сторожу (за что его благодарить?); Прошу дать мне академический отпуск ввиду болезни (нельзя предвидеть болезнь!).

Нельзя не учитывать книжной окраски некоторых предложных конструкций, игнорировать канцелярский оттенок, привносимый в речь отыменными предлогами. Например, под влиянием официально-делового стиля в современном русском языке закрепляются конструкции с предлогами о, по: указать о необходимости, отметить о важности, останавливаться об этом, обсуждать о чем-либо, выразить согласие о том, что, иметь в виду об этом, излагать об этом (правильными будут беспредложные конструкции: отметить важность, обсуждать что-то, иметь в виду это, а также конструкции с иными предлогами: указать на необходимость, выразить согласие с чем-то и т.п.). Из парных словосочетаний: отклик по этому произведению отклик на это произведение; рецензия по этой статье рецензия на эту статью; показатели по этим предприятиям показатели этих предприятий и т.п. — первые имеют канцелярскую окраску.

Нежелательно и «нанизывание» одинаковых падежных форм: дом племянника жены кучера брата доктора.

В особых случаях варианты управления отличаются экспрессивной окраской. Сравним конструкции с разными формами дополнения при глаголах с отрицанием: Он не говорит правду; Он никогда не скажет правды; Он никому не скажет правды; Он ни за что не скажет правды; Он не хочет сказать правду; Он что-то недоговаривает; Он не может не сказать правду; Правду он все равно не скажет. Дополнения в форме родительного падежа при глаголе с отрицанием усиливают, подчеркивают это отрицание. И, напротив, конструкции с дополнением в винительном падеже «приглушают» значение отрицания.

При двух или нескольких управляющих словах общее зависимое слово может употребляться лишь в том случае, если эти главные слова требуют одинакового падежа и предлога, например: читать и конспектировать книгу, выписывать и запоминать цитаты. Неправильно построены словосочетания: организовать и руководить группой (организовать — что? руководить — чем?); проявить заботу и внимание о детях-сиротах (забота — о ком? внимание — к кому?). Исправление таких предложений обычно требует использования местоимения: организовать группу и руководить ею; но иногда приходится еще добавить и другое управляющее слово: обратить внимание на детей-сирот и проявить заботу о них.

Интересно отметить особенности употребления некоторых русских предлогов. Так, предлоги в и на имеют свои антонимы: в — из, на с. Например: поехал в Крым вернулся из Крыма, отправился на Кавказ приехал с Кавказа, вошел в здание вышел из здания, пошел на вокзал пришел с вокзала. Однако, возможны отступления: поехал в Поволжье вернулся с Поволжья, отправить во все концы страны получить со всех концов страны.

Предлог по в значении «после» управляет предложным падежом по получении ответа, по окончании спектакля, по изучении вопроса — книжные варианты, а после получения и т.д. — нейтральные варианты. В значении же причины (ушел на пенсию по состоянию здоровья) или цели (работы по озеленению города) предлог по управляет дательным падежом.

Особого комментария заслуживает конструкция с глаголом скучать: в сочетаниях с существительными (скучаем по сыну, скучаем по детям) и с личными местоимениями 3-го лица (скучаем по нему, скучаем по ним) предлог по управляет дательным падежом, то в сочетании с личными местоимениями               1-го и 2-го лица этот же предлог употребляется с предложным падежом: скучаем по вас (не по вам), скучают по нас (не по нам). Таковы капризы этого предлога.

Правильное построение предложений

Предложение строится из слов или словосочетаний, связанных друг с другом с помощью согласования, управления или примыкания, однако в речи часто наблюдается отступление от синтаксических норм: Мне совестно, как честный офицер. (правильно: Мне, как честному офицеру, совестно), — в данном случае нарушено согласование членов предложения. Подобные ошибки называются смещением синтаксической конструкции: начало предложения дается в одном плане, а конец — в другом.

Ошибки в строе предложения возникают также из-за неправильного употребления деепричастного оборота, который должен всегда указывать на дополнительное действие субъекта (подлежащего). Об этом порой забывают, строя фразы так: Теряется драгоценное время в работе, слушая глупые разговоры; Безделие это понятие относительное, а уж сидя дома, его не бывает; У вас не заболела голова, пытаясь понять всю эту абракадабру?

Недопустимо нарушение порядка слов при употреблении причастного оборота, который может стоять и перед определяемым словом, и после него, но никогда не включает его в свой состав. Неправильно построены фразы: Приведенные факты в докладе свидетельствуют о больших успехах выпускников; Приехавшие делегаты на съезд приглашаются в зал. Подобные ошибки могут исказить смысл высказывания, например: Принятая программа на конференции успешно выполнена (программа, принятая на конференции).

Значительные трудности возникают при неумелом использовании конструкции с предлогами кроме, помимо, вместо, наряду с, которые всегда должны зависеть от сказуемого. Разрыв этой грамматической связи приводит к тому, что оборот, введенный названными предлогами, «повисает в воздухе»: Вместо улиц Лациса и Свободы автобусы направились по вновь построенному участку Планерной улицы; Мы, помимо кур, намерены заняться и выращиванием индюшат. Устранение подобных ошибок обычно требует значительной переработки предложений; Автобусы направились не по улицам Лациса и Свободы, а по новому маршруту, открытому на улице Планерной; Мы намерены выращивать не только кур, но еще и индюшат.

Встречаются ошибки в употреблении союзов и предлогов при однородных членах предложения: В городе построены не только новые школа, больница, а также драмтеатр и библиотека (следовало написать: Не только школа... но и театр); Необходимо обратить внимание не только на знания учеников, но и их практические навыки (следовало: но и на их практические навыки, предлог нужно повторить). При таких союзах особенно важен порядок слов при употреблении однородных членов предложения. Например, он нарушен в таком случае: В новом помещении можно будет проводить не только цирковые представления, но и устраивать большие концерты, спортивные соревнования... (правильно: не только представления, но и соревнования или: не только проводить, но и устраивать). Союз не только, но и связывает сопоставляемые предметы или действия, а следовательно, и соответствующие части речи: существительное — с существительным, глагол — с глаголом.

Противительные союзы (а, но, однако) соединяют, как правило, однородные члены предложения. Это правило нарушено в такой конструкции: Выступавшие в прениях, не возражая против основных положений доклада, однако считают его неполным (соединены обстоятельство [деепричастный оборот] и сказуемое). В качестве однородных членов предложения могут употребляться слова, обозначающие логически не сопоставимые объекты: Поздравляю вас от всей души и лично от себя.

В состав однородных членов не должны входить видовые и родовые наименования: Наш сквер любимое место отдыха жителей деревни, молодежи и детей.

Распространенная ошибка — несочетаемость одного из однородных членов (или нескольких) с тем словом в предложении, с которым связаны все остальные однородные члены. Иллюстрируем это примерами (в правой колонке исправленные варианты предложений):

1. Чтение фантастических романов воспитывало в юноше любовь к путешествиям, мечты о покорении космоса.

1. Чтение фантастических романов воспитывало в юноше любовь к путешествиям, рождало мечты о покорении космоса.

2. Особенную помощь и личное участие в проведении Спартакиады оказали начальник депо и председатель профкома.

2. Большую помощь в проведении Спартакиады оказали начальник депо и председатель профкома, которые сами участвовали в соревнованиях.

3. Полиция обрушила на молодежь дубинки, гранаты со слезоточивым газом, огнестрельное оружие. 

3. Полиция обрушила на молодежь дубинки, гранаты со слезоточивым газом, применила огнестрельное оружие.

При употреблении однородных членов предложения встречаются и ошибки на управление, если объединенные в сочиненном ряду слова управляют разными формами: Преподаватели научат ребят разбираться и привьют им любовь к живописи, литературе, музыке (следовало: разбираться в живописи, литературе, музыке и привьют любовь к этим видам искусства).

Можно избежать многих ошибок при употреблении однородных членов, если строже относиться к выбору падежных форм существительных в сочинительном ряду слов. Так, нуждается в стилистической правке предложение: В соответствии с программой учащиеся должны научиться выполнять такие операции, как выпиливание лобзиком изделий из фанеры, сверление, сборку и отделку деталей. Все однородные существительные должны стоять в форме именительного падежа (такие, как... сверление, сборка, отделка). Недопустимо употребление в разных падежных формах обобщающих слов и однородных членов: Режиссер сказал: «Мы работаем сейчас над двумя постановками: «Вишневый сад» Чехова и пьесой Володина «С любимыми не расставайтесь» (название первого спектакля следовало употребить также в творительном падеже).

Грубой ошибкой является грамматически разнотипное выражение однородных членов предложения, например:

Помощник руководителя группы обязан помогать руководителю в обучении и воспитании слушателей:

— точно знать количество слушателей в группе;

— своевременно докладывать руководителю группы о запросах и пожеланиях слушателей;

помощь руководителю группы в работе со слабоуспевающими слушателями.

В последней рубрике пропущен глагол: организовать помощь... в работе со слабоуспевающими слушателями.

Нарушается структура предложения и при сочетании какого-л. члена предложения и придаточной части: Премьер говорил о снижении инфляции и что задержки зарплаты больше не будет; Снисхождения заслуживают люди, признающие критику и которые исправляют свои ошибки. предложение (которые признают...). 

В строе сложного предложения встречается немало трудностей. Иногда не оправдано употребление рядом двух однозначных союзов: Ваши рекомендации заслуживают внимания, но однако реализовать этот проект пока невозможно; Он утверждает, что будто бы самолет был заправлен некондиционным горючим. Встречается и неправильный выбор союза: Ваше предположение подтвердится лишь тогда, если будет доказано... (вместо если нужен союз когда, соотносительный со словом тогда в главном предложении). Портит сложное предложение неуместное повторение частицы бы в придаточной части (Если бы эти меры были бы приняты, все закончилось бы благополучно). Повторение союзов или союзных слов при последовательном подчинении придаточных придает фразе тяжеловесность.

Рассмотрим примеры стилистической правки таких предложений.

1. Вдали виднелись вершины гор, которые были покрыты снегом, который сверкал на солнце.

1. Вдали виднелись вершины гор, покрытые снегом, который сверкал на солнце.

2. Эта проблема составляет предмет математической логики, которая развилась в точную науку, которая применяет математические методы исследования.

2. Эта проблема составляет предмет математической логики, развившейся в

точную науку, применяющую математические методы исследования.

4 Литературное произношение

Для успеха выступления оратора существенное значение имеет выразительность речи, которая достигается четким, ясным произношением, правильной интонацией, умело расставленными паузами. Особое внимание следует уделять темпу речи, силе голоса, убедительности тона, а также требованиям ораторского искусства: позе, жестам, мимике. Важная роль отводится литературному произношению и ударению, которые изучаются в специальном разделе науки о языке — в орфоэпии.

Русская орфоэпия (от греч.: orthos — правильно, epos — речь) включает в себя правила произношения безударных гласных, звонких и глухих согласных, правила произношения отдельных грамматических форм, слов иноязычного происхождения, а также постановку ударения.

Важнейшие черты русского литературного произношения сложились в первой половине XVIII века на основе разговорного языка города Москвы.

Стили произношения

В зависимости от темпа речи различаются стили произношения полный и неполный. При медленном темпе речи полный стиль характеризуется отчетливым произношением звуков, тщательностью артикуляции. В неполном стиле отмечается менее отчетливое произношение и сильное сокращение, или редукция звуков.

Различаются также высокий (академический) стиль произношения, которому свойственна особая эмоциональность, и разговорный, используемый в общении. Полный стиль произношения можно наблюдать, слушая речь дикторов радио и телевидения. Высокий стиль отличает речь актеров, читающих стихотворный текст. Полный и высокий стиль произношения — неотъемлемое условие ораторского искусства.

Произношение безударных гласных звуков

В безударных слогах гласные подвергаются изменениям в результате ослабления артикуляции. Качественная редукция — это изменение тембра звучания гласного; количественная редукция — это уменьшение его долготы и силы. Гласные, находящиеся в первом предударном слоге, изменяются незначительно, в большей степени редуцируются гласные остальных безударных слогов.

В первом предударном слоге на месте букв а и о произносится звук [а]. От ударяемого [а] он отличается меньшей продолжительностью. Например: тр[а]ва, с[а]сна.

В остальных безударных слогах на месте букв а и о произносится краткий звук, средний между [ы] и [а], обозначаемый в транскрипции знаком [ъ]. Например: тр[ъ]вяной, з[ъ]лотой, школ[ъ], выз[ъ]в.

В начале слова безударные [а] и [о] произносятся как [а], например: [а]зот, [а]бладать.

После твердых шипящих [ж] и [ш] гласный [а] в первом предударном слоге произносится как [а], например: ж[а]ргон, ш[а]гать. Но перед мягкими согласными произносится звук, средний между [ы] и [э], например: ж[ыэ]леть, лош[ыэ]дей.

После мягких согласных месте букв е и я произносится звук [и], например: в[и]сна, ч[и]сы, в[и]ликан, п[и]тачок, выт[и]нуть

Произношение согласных звуков

В конце слов и в их середине перед глухими согласными звонкие согласные оглушаются, например: ястре[п], разбе[к], запа[т], бага[ш], тра[ф]ка, ска[с]ка.

На месте глухих согласных перед звонкими (кроме в), произносятся соответствующие звонкие, например: [з]бежать, о[д]бросить, во[г]зал.

В ряде случаев согласные, стоящие перед мягкими согласными, произносятся мягко. Например: [зд’]есь, гво[зд’]и, е[сл’]и, ка[зк’], ку[зн’]ец, пе[нс’]ия. Встречаются два варианта произношения некоторых слов, например: [зл’]ить и [зл’]ить, по[сл’]е и по[сл’]е.

Двоякое произношение наблюдается в сочетаниях с губными согласными, например: [дв’]ерь и [дв’]ерь, [зв’]ерь и [зв’]ерь. Первые варианты звучат все реже.

Двойным согласным буквам соответствует долгий согласный звук обычно тогда, когда ударение падает на предшествующий слог, например: гру[п]а, ма[с]а, програ[м]а. Если же ударение падает на последующий слог, то двойные согласные произносятся без долготы, например: а[к]орд, ба[с]ейн, гра[м]атика.

Особенности произношения иностранных слов

В словах иноязычного происхождения, не окончательно усвоенных русским языком, буква о в безударном положении произносится четко: [о], то есть без редукции: б[о]а, [о]тель, кака[о], ради[о]. Иногда допускается двоякое произношение: п[о]эт — п[а]эт, с[о]нет — с[а]нет и др.

Перед гласным, обозначаемым буквой е, во многих иноязычных словах согласные произносятся твердо: а[тэ]лье, ко[дэ]кс, ка[фэ], Шо[пэ]н. Чтобы не ошибиться, следует обращаться к орфоэпическим словарям.

Ударение

Многие односложные имена существительные мужского рода имеют в косвенных падежах единственного числа ударение на окончании, например: бинт бинтА, штрих штрихА, зонт зонтА.

В винительном падеже единственного числа существительные женского рода имеют ударение то на окончании, то на корне; ср.:

1) веснА — веснУ, норА норУ, стопА стопУ;

2) горА горУ, доскА доскУ, ценА ценУ, щекА щёку.

С ударением на окончании произносятся некоторые имена существительные женского рода при употреблении с предлогами в и на в обстоятельственном значении: на грудИ, на дверИ, в  ночИ, в сетИ, в честИ.

В родительном падеже множественного числа произносятся:

1) с ударением на основе: мЕстностей, пОчестей, прИбылей;

2) с ударением на окончании: ведомостЕй, крепостЕй, новостЕй, повестЕй, скатертЕй, четвертЕй.

Различается произношение ступЕней (в лестнице) и ступенЕй (ступень развития чего-либо).

Иногда предлоги принимают на себя ударение, и тогда следующее за ними существительное (или числительное) оказывается безударным. Чаще всего ударение перетягивают на себя предлоги на, за, под, по, из, без, например:

нА: на воду, на ногу, на руку, на спину, на зиму, на душу, на стену, на голову, на сторону, на берег, на год, на дом, на нос, на ухо, на день, на два, на шесть, на сто;

зА: за воду, за ногу, за волосы, за руку, за спину, за зиму, за душу, за нос, за год, за город, за ночь, за два, за шесть, за сто;

пОд: под ноги, под руки, под гору, под нос, под вечер;

пО: по морю, по полю, по лесу, по полу, по два, по сто, по двое;

Из: из лесу, из дому, из носу, из виду;

бЕз: без вести, без толку, без году неделя.

Во многих глаголах в прошедшем времени в форме женского рода ударение стоит на окончании á:

брала, была, взяла, вила, вняла, врала, гнала, дала, доняла, драла, жила, задала, заняла, звала, лила, нажила, наняла, начала, пила, плыла, поняла, прибыла, приняла, рвала, раздала, слыла, сняла, спала и др.

У многих страдательных причастий прошедшего времени ударение стоит на основе, кроме формы единственного числа женского рода, в которой оно переносится на окончание, например: взЯт взятА взЯто взЯты; прИнят принятА прИнято прИняты; прОдан проданА прОдано прОданы; прОжит прожитА — прОжито — прОжиты и т.д.

В разговорной речи часто наблюдаются отступления от литературных ударений в кратких формах прилагательных и причастий.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

74119. Порядок и основные элементы обработки информации в АСКУЭ Энергия+ 18.09 KB
  Основными источниками данных являются. Устройства сбора данных УСД могут иметь как счётноимпульсные вход так и аналоговые входы разного вида а также сигналы телесигнализации ТС. Переменные ПВ используются для ввода данных оператором с клавиатуры. Это позволяет учесть в расчётах различные редко изменяемые параметры не имеющие автоматического источника данных.
74120. Порядок хранения и получения информации из базы данных АСКУЭ Энергия+ 17.8 KB
  Для хранения информации в КТС Энергия используется SQLсервер. Хранимая в SQL инф подразделяется на две части: проектные данные содержащие описания состава и названий УСД электр счётчиков ед измерений и др параметры кот пользователь вводит при подготовке проектных Д в программе Редактор проекта . Эти Д формируются программой Ядро и при помощи программы Запись в базу помещаются в SQL. Для хранения и обработки указанной инф исп неск независ баз в SQL: проектная база eng6 используемая программой Редактор проекта для хранения всей...
74121. Структура и состав базового программного обеспечения АСКУЭ Энергия+ 21.72 KB
  Клиентская часть обеспечивает отображение пользователю Д, хранимых в серв части. Содержит разные приложения – потребители инф: разл документы, генераторы отчётов и т.п. С одной серв частью могут работать одна или более кл частей. При доступе к Д только через WEB-сервер на кл компе не требуется установка к-л программ – достаточно наличия WEB-браузера.
74122. SCADA – система TRACE MODE 45.95 KB
  SCD – система TRCE MODE. В 2005 г TRCE MODE – интегрированная SCD система для разработки АСУ ТП АСКУЭ и систем управления производством получила сертификат соответствия ГОСТ Р выданный ГОССТАНДАРТОМ России. По результатам испытаний в сертификационной лаборатории установлено соответствие интегрированной SCD TRCE MODE требованиям нормативных документов российских и международных стандартов. Это стало важным этапом в процессе повышения качества SCD системы TRCE MODE до уровня лучших мировых аналогов.
74123. Структура системы TRACE MODE 20.57 KB
  Монитор реального времени МРВ. Под управлением МРВ выполняются такие задачи как: запрос данных о состоянии технологического процесса с контроллеров нижнего уровня по любому из встроенных протоколов или через драйвер; передача на нижний уровень команд управления по любому из встроенных протоколов или через драйвер; обмен данными с платами УСО; сохранение данных в архивах; обмен по сети с удаленными МРВ; передача данных по сети на следующий уровень АСУ; обмен с базами данных через ODBC; представление оператору графической информации о...
74124. Автоматизированные информационные системы – общие понятия, структура 17.43 KB
  Автоматизированные информационные системы можно разделить на: Системы информационного обеспечения имеющие самостоятельное целевое назначение и область применения; Автоматизированные системы управления АСУ. Системы информационного обеспечения как правило содержат информационную базу используемую различными потребителями для удовлетворения информационных потребностей при принятии решений. Автоматизированные системы управления – человекомашинные системы обеспечивающие автоматический сбор и обработку информации с помощью различных...
74125. Программное обеспечение АСУ ТП. SCADA – системы 18.64 KB
  Программное обеспечение АСУ ТП принято делить на две категории: общее программное обеспечение включающее операционные системы SCDсистемы пакеты программ для программирования контроллеров компиляторы редакторы и т. К этой категории относятся программы для контроллеров реализующие определённые функциональные задачи обработки информации и управления; программы сгенерированные в среде SCDсистемы для визуализации. SCDсистемы супервизорное диспетчерское управление и получение данных – это программные продукты которые...
74126. Структура SCADA – систем 18.32 KB
  Специфика каждой конкретной системы управления определяется используемой на каждом уровне программно аппаратной платформой. Датчики поставляют информацию контроллерам которые могут выполнять следующие функции:с бор и обработка информации о параметрах технологического процесса; управление электроприводами и другими исполнительными механизмами; решение задач автоматического логического управления и др...