549

Резидуально-органические поражения ЦНС

Лекция

Медицина и ветеринария

Последствия раннего резидуально-органического поражения ЦНС с церебрастеническим, неврозоподобным, психопатоподобным синдромами. Органический психический инфантилизм. Синдром детской гиперактивности с дефицитом внимания. Механизмы социальной и школьной дизадаптации, профилактика и коррекция при остаточных явлениях резидуально-органической церебральной недостаточности и при синдроме детской гиперактивности.

Русский

2013-01-06

111 KB

277 чел.

Лекция

Резидуально-органические поражения ЦНС

Последствия раннего резидуально-органического поражения ЦНС с церебрастеническим, неврозоподобным, психопатоподобным синдромами. Органический психический инфантилизм. Психоорганический синдром. Синдром детской гиперактивности с дефицитом внимания. Механизмы социальной и школьной дизадаптации, профилактика и коррекция при остаточных явлениях резидуально-органической церебральной недостаточности и при синдроме детской гиперактивности.

Клинические иллюстрации.

РАННЯЯ РЕЗИДУАЛЬНО-ОРГАНИЧЕСКАЯ ЦЕРЕБРАЛЬНАЯ  НЕДОСТАТОЧНОСТЬ у детей - состояние, обусловленное стойкими последствиями поражения головного мозга (ранними внутриутробными поражениями головного мозга, родовой травмой, черепно-мозговыми травмами в раннем детском возрасте, инфекционными заболеваниями). Есть серьезные основания считать, что в последние годы число детей с последствиями раннего резидуально-органического поражения ЦНС становится все больше, хотя истинная распространенность этих состояний не известна.

Причины нарастания остаточных явлений резидуально-органического поражения ЦНС в последние годы многообразны. К ним относятся экологическое неблагополучие, в том числе химическое и радиационное заражение многих городов и районов России, неполноценное питание, неоправданное злоупотребление лекарственными препаратами, непроверенными и зачастую вредными биодобавками и т. д. Во многом изменились и принципы физического воспитания девочек - будущих матерей, развитие которых нередко нарушается из-за частых соматических заболеваний, сидячего образа жизни, ограничениях  в движении, свежем воздухе, посильной домашней работе или, напротив, чрезмерных занятий профессиональным спортом, а также раннего начала курения, употребления спиртных напитков, токсических веществ и наркотиков. Неправильное питание и тяжелый физический труд женщины во время беременности, душевные переживания, связанные с неблагоприятной семейной ситуацией или нежелательной беременностью, не говоря уж об употребление алкоголя и наркотиков во время беременности,  нарушают правильное ее течение  и отрицательно сказываются на внутриутробном развитии ребенка. Результатом несовершенного медицинского обслуживания, прежде всего отсутствия каких-либо представлений медицинского контингента женских консультаций о психотерапевтическом подходе к беременной женщине, полноценного патронажа во время беременности, неформальной практики подготовки беременных к родам и не всегда квалифицированного родовспоможения, являются родовые травмы, нарушающие нормальное развитие ребенка и сказывающиеся впоследствии на  всей его жизни. Введенная практика “планирования родов” нередко доводится до абсурда, оказываясь полезной не роженице и новорожденному, а персоналу родильного дома, получившему узаконенное право планировать свой отдых. Достаточно сказать, что в последние годы дети рождаются не ночью или под утро, когда им положено рождаться по биологическим закономерностям, а в первой половине дня, когда уставший персонал сменяет новая смена. Неоправданным представляется и чрезмерное увлечение кесаревым сечением, при котором не только мать, но и младенец достаточно длительное время получает наркоз, совершенно для него небезразличный. Перечисленное составляет только часть причин увеличения ранних резидуально-органических поражений центральной нервной системы.

В первые же месяцы жизни ребенка органическое поражение ЦНС проявляется в виде неврологических знаков, которые обнаруживаются детским невропатологом, и всем знакомых внешних признаков: дрожания ручек, подбородка, гипертонуса мышц, раннего держания головки, откидывания ее назад (когда ребенок как бы разглядывает что-то за своей спиной), беспокойства, плаксивости, неоправданного крика, прерывистого ночного сна, задержки становления моторных функций и речи. На первом году жизни все эти признаки позволяют невропатологу поставить ребенка на учет по поводу последствий родовой травмы и назначить лечение (церебролизин, циннаризин, кавинтон, витамины, массаж, гимнастика). Интенсивное и правильно организованное лечение в нетяжелых случаях, как правило, оказывает положительное действие, и уже к году ребенка снимают с неврологического учета, и в течение нескольких лет воспитывающийся дома ребенок не вызывает особых опасений родителей, за исключением, возможно, некоторого запаздывания речевого развития.  Между тем уже после помещения в детский сад начинают обращать  на себя внимание особенности ребенка, являющиеся проявлениями церебрастении, неврозоподобных  расстройств, гиперактивности и психического инфантилизма.

Наиболее распространенным последствием резидуально-органической церебральной недостаточности является церебрастенический синдром. Церебрастенический синдром характеризуется истощаемостью (неспособностью к длительной концентрации внимания), утомляемостью, неустойчивостью настроения, связанной с незначительными внешними обстоятельствами или усталостью, непереносимостью громких звуков, яркого света и в большинстве случаев сопровождается заметным и длительным снижением работоспособности, особенно при значительной интеллектуальной нагрузке. У школьников отмечается снижение запоминания и удержания в памяти учебного материала. Наряду с этим наблюдается раздражительность, приобретающая форму взрывчатости, плаксивости, капризности. Церебрастенические состояния, обусловленные ранними  повреждениями головного мозга, становятся источником затруднений при выработке школьных навыков (письма, чтения, счета). Возможен зеркальный характер письма и чтения. Особенно часты речевые нарушения (задержка развития речи, артикуляционные недостатки, замедленность или, наоборот, чрезмерная быстрота речи).

Частыми проявлениями церебрастении могут быть головные боли, возникающие при пробуждении или при утомлении в конце уроков, сопровождающиеся головокружением, тошнотой и рвотой. Нередко у таких детей отмечается непереносимость транспорта с головокружением, тошнотой, рвотой, чувством дурноты. Они также плохо переносят жару, духоту, повышенную влажность, реагируя на них учащенным пульсом, повышением или понижением артериального давления, обморочными состояниями. Многин из детей с церебрастеническими расстройствами не переносят катание на каруселях и другие вращательные движения, которые также приводят к головокружению, ощущению дурноты и рвоте.

В моторной сфере церебрастения проявляется двумя одинаково распространенными вариантами: вялостью и инертностью или, напротив, двигательной расторможенностью. В первом случае дети  выглядят вялыми, они недостаточно активны, медлительны, долго включаются в работу, им необходимо значительно больше времени, чем обычным детям, для осмысления материала, решения задач, выполнения упражнений, обдумывания ответов; фон настроения при этом чаще всего снижен. Такие дети особенно непродуктивными в деятельности становятся после 3-4 уроков и в конце каждого урока, при утомлении сонливы или плаксивы. Они вынуждены лежать или даже спать после возвращения из школы, вечерами вялы, пассивны; с трудом, нехотя,  очень долго готовят домашние задания; трудности сосредоточения и головные боли усиливаются при утомлении. Во втором случае отмечаются суетливость, чрезмерная двигательная активность, неусидчивость, мешающая ребенку не только заниматься целенаправленной учебной деятельностью, но даже требующей внимания игрой. При этом двигательная гиперактивность ребенка нарастает при утомлении, становится все более беспорядочной, хаотичной. Такого ребенка вечерами невозможно привлечь к  последовательной игре, а в школьные годы - к  приготовлению домашних заданий, повторению пройденного, чтению книг;  почти не удается вовремя уложить спать, так что изо дня в день он спит значительно меньше, чем ему положено по возрасту.

У многих детей с последствиями ранней резидуально-органической церебральной недостаточности наблюдаются черты дисплазии (деформация черепа, лицевого скелета, ушных раковин, гипертелоризм – широко расставленные глаза, высокое небо, неправильный рост зубов, прогнатизм – выдающаяся вперед верхняя челюсть и др.).

В связи с описанными выше расстройствами школьники начиная с первых классов при отсутствии индивидуального подхода в обучении и режиме испытывают большие трудности адаптации в школе. Они больше, чем их здоровые сверстники, просиживают за уроками и еще больше декомпенсируются в связи с тем, что нуждаются в более длительном и полноценном отдыхе, чем обычные дети. Несмотря на все старания, они, как правило, не получают поощрений, а, напротив, подвергаются наказаниям, непрерывным замечаниям и даже насмешкам. Через более или менее длительное время они перестают обращать внимание на свои неуспехи, интерес к учебе резко падает и появляется стремление к легкому времяпрепровождению: просмотру всех без исключения телевизионных программ, подвижным играм на улице и, наконец, тяга к компании себе подобных. При этом уже происходит прямое манкирование школьными занятиями: прогулы, отказ от посещения уроков, побеги, бродяжничество, раннее употребление спиртных напитков, что нередко обусловливает домашние кражи. Следует заметить, что резидуально-органическая церебральная недостаточность в значительной степени способствует быстрому возникновению зависимости от алкоголя, наркотиков и психоактивных веществ.  

Неврозоподобный синдром у ребенка с резидуально-органическим поражением ЦНС  отличается устойчивостью, монотонностью, стабильностью симптоматики, ее малой зависимостью от внешних обстоятельств. К неврозоподобным расстройствам относятся в данном случае тики, энурез, энкопрез,  заикание, мутизм, навязчивые симптомы - страхи, сомнения, опасения, движения.  

Приведенное наблюдение иллюстрирует церебрастенический и неврозоподобный синдромы у ребенка с ранним резидуально-органическим поражением ЦНС.

 

Костя, 11 лет.

Второй ребенок в семье. Родился от беременности, протекавшей с токсикозом первой половины (тошнота, рвота), угрозой выкидыша, отеками и повышением артериального давления во второй половине. Роды на 2 недели раньше срока, родился с двойным обвитием пуповиной, в синей асфиксии, закричал после реанимационных мероприятий. Вес при рождении 2700. К груди приложен на третьи сутки. Сосал вяло. Раннее развитие с задержкой: ходить начал в 1 год 3 мес., отдельные слова произносит с 1 года 10 мес., фразовая речь - с 3 лет. До 2 лет был очень беспокойным, плаксивым, много болел простудными заболеваниями. До 1 года наблюдался невропатологом по поводу дрожания кистей рук, подбородка, гипертонуса, судорог (2 раза) при высокой температуре на фоне острого респираторного заболевания. Рос тихим, чувствительным, малоподвижным, неловким. Был чрезмерно привязан к матери, не отпускал ее от себя, очень долго привыкал к детскому саду: не ел, не спал, не играл с детьми, почти весь день плакал, отказывался от игрушек. До 7 лет страдал ночным недержанием мочи. Боялся оставаться один дома, засыпал только при свете ночника и в присутствии матери, боялся собак, кошек, рыдал, упирался, когда его вели в поликлинику. При эмоциональном напряжении, простудных заболеваниях, неприятностях в семье у мальчика отмечались моргания и стереотипные движения плечами, которые проходили при назначении небольших доз транквилизаторов или седативных трав. Речь страдала неправильным произношением многих звуков и стала чистой только к 7 годам после логопедических занятий. В школу пошел с 7,5 лет, охотно, быстро познакомился с детьми, но с учительницей почти не разговаривал, в течение 3 мес. на вопросы отвечал очень тихо, держался робко, неуверенно. Уставал к 3 уроку, "лежал" на парте, не мог усваивать учебный материал, переставал понимать объяснения учителя. После школы сам ложился и иногда засыпал. Уроки учил только в присутствии взрослых, часто вечерами жаловался на головную боль, нередко сопровождавшуюся тошнотой. Спал беспокойно. Не переносил езду в автобусе и машине - отмечались тошнота, рвота, бледнел, покрывался испариной. Плохо себя чувствовал в пасмурные дни; в это время почти всегда болела голова, отмечались головокружения, снижение настроения, вялость. Летом, осенью чувствовал себя лучше. Состояние ухудшалось при высоких нагрузках, после заболеваний (ОРЗ, ангинах, детских инфекциях). Учился на “4” и “3”, хотя, по мнению окружающих, отличался высоким интеллектом и хорошей памятью. Имел друзей, гулял самостоятельно во дворе, но предпочитал тихие игры дома. Начал учиться в музыкальной школе, но посещал ее неохотно, плакал, жаловался на усталость, боялся, что не успеет сделать уроки, стал раздражительным, беспокойным.

Начиная с 8-летнего возраста по назначению психиатра дважды в год - в ноябре и марте - получал курс мочегонных препаратов, ноотропил (или церебролизин в инъекциях), кавинтон, микстуру с цитралью, седативную микстуру. При необходимости назначался дополнительный выходной день. В процессе лечения состояние мальчика значительно улучшилось: стали редкими головные боли, исчезли тики, стал более самостоятельным и менее боязливым, улучшилась успеваемость.

В данном случае речь идет о выраженных признаках церебрастенического синдрома, выступающего в сочетании с неврозоподобной симтоматикой (тиками, энурезом, элементарными страхами). Между тем при адекватном врачебном контроле, правильной тактике лечения и щадящем режиме ребенок  вполне адаптировался к условиям школы.

Органическое поражение ЦНС может выражаться также в психоорганическом синдроме (энцефалопатии), характеризующемся большей тяжестью расстройств и содержащем наряду со всеми вышеописанными признаками церебрастении снижение памяти, ослабление продуктивности интеллектуальной деятельности, изменение аффективности (недержание аффекта). Эти признаки называются триадой Вальтера-Бюэля. Недержание аффекта может проявляться не только в чрезмерной аффективной возбудимости, неадекватно бурном и взрывчатом проявлении эмоций, но и аффективной слабости, к которой относится выраженная степень эмоциональной лабильности, эмоциональная гиперестезия с чрезмерной чувствительностью ко всем внешним раздражителям: мельчайшие изменения ситуации, нечаянное слово вызывают у больного непреодолимые и некорригируемые бурные эмоциональные состояния: плач, рыдания, гнев и т. д. Нарушения памяти при психоорганическом синдроме варьируют от легкого ее ослабления до выраженных мнестических расстройств (например, трудностей запоминания сиюминутных событий  и текущего материала).

При психоорганическом синдроме недостаточными оказываются прежде всего предпосылки интеллекта: снижение памяти, внимания и восприятия. Ограничивается объем внимания, падает  способность к концентрации, нарастают рассеянность, истощаемость и пресыщаемость интеллектуальной деятельностью. Нарушения внимания ведут к нарушению восприятия окружающего, в результате чего больной не способен охватывать ситуацию в целом, улавливая лишь фрагменты, отдельные стороны событий. Нарушения памяти, внимания и восприятия способствуют слабости суждений и умозаключений, из-за чего больные производят впечатление беспомощных и бестолковых. Отмечается также замедление темпа психической деятельности, инертность и ригидность психических процессов; это проявляется в медлительности, застревании на определенных представлениях, в трудности переключения с одного вида деятельности на другой. Характерно отсутствие критики к своим возможностям и поведению с беспечным отношением к своему состоянию, утратой чувства дистанции, фамильярностью и панибратством. Низкая интеллектуальная продуктивность становится явной при дополнительной нагрузке, но в отличие от умственной отсталости способность к абстрагированию сохраняется.

Психоорганический синдром может иметь временный, преходящий характер (например, после черепно-мозговой травмы, в том числе родовой травмы, нейроинфекции) или быть постоянным, хроническим свойством личности  в отдаленном периоде органического поражения ЦНС.

Нередко при резидуально-органической церебральной недостаточности  проявляются признаки  психопатоподобного синдрома, который особенно явным становится в препубератном и пубертатном возрасте. Для детей и подростков с психоорганическим синдромом характерны наиболее серьезные формы нарушения поведения, обусловленные выраженным изменением аффективности. Патологические черты характера в данном случае в основном проявляются аффективной возбудимостью, склонностью к агрессии, конфликтностью, расторможением влечений, пресыщаемостью, сенсорной жаждой (стремлением к получению новых впечатлений, удовольствий). Аффективная возбудимость выражается в склонности к чрезмерно легкому возникновению бурных аффективных вспышек, неадекватных вызвавшей их причине, в приступах гнева, ярости, запальчивости, сопровождающихся двигательным возбуждением, необдуманными, порой опасными для самого ребенка или окружающих действиями и, нередко, суженным сознанием. Дети и подростки с аффективной возбудимостью капризны, обидчивы, чрезмерно подвижны, склонны к необузданным шалостям. Они много кричат, легко озлобляются; всякие ограничения, запреты, замечания вызывают у них бурные реакции протеста со злобностью и агрессией.

В совокупности с признаками органического психического инфантилизма (эмоционально-волевой незрелостью, некритичностью, нецеленаправленностью деятельности, внушаемостью, зависимостью от окружающих) психопатоподобные расстройства у подростка с резидуально-органическим поражением ЦНС создают предпосылки для социальной дизадаптации с криминальными тенденциями. Правонарушения нередко совершаются ими в состоянии алкогольного опьянения или под действиям наркотиков; причем, для полной утраты критики или даже амнезии (отсутствия воспоминания) самого криминального акта подростку с резидуально-органическим поражением ЦНС достаточно относительно небольшой дозы алкоголя и наркотиков. Необходимо еще раз заметить, что у детей и подростков с резидуально-органической церебральной недостаточностью быстрее, чем у здоровых, возникает зависимость от алкоголя и наркотиков, ведущая к тяжелым формам алкоголизма и наркомании.  

Важнейшим средством профилактики школьной дизадаптации при резидуально-органической церебральной недостаточности является предупреждение интеллектуальных и физических перегрузок посредством нормализации режима дня, правильного чередования интеллектуальной работы и отдыха, исключения одновременных занятий в общеобразовательной и  специальных школах (музыкальной, художественной и т. п.). Остаточные явления резидуально-органического поражения ЦНС в тяжелых случаях являются противопоказанием для поступления в школу специализированного типа (с углубленным изучением иностранного языка, физико-математическую, гимназию или колледж с ускоренной и расширенной программой обучения).

При этом виде психической патологии для профилактики учебной декомпенсации необходимо своевременное введение адекватной медикаментозной курсовой терапии (ноотропы, дегидратация, витамины, легкие седативные средства и т. д.) при постоянном наблюдении психоневролога и динамическом электроэнцефалографическом, краниографическом, патопсихологическом контроле; раннее начало педагогической коррекции с учетом индивидуальных особенностей ребенка; занятия с дефектологом по индивидуальной схеме; социально-психологическая и психотерапевтическая работа с семьей ребенка для выработки правильных установок на возможности ребенка и его будущее.

ГИПЕРАКТИВНОСТЬ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ. Определенную связь с резидуально-орагнической церебральной недостаточностью в детском возрасте имеет и гиперактивность, которая  занимает особое место, прежде всего, в связи с обусловленной ею выраженной школьной дизадаптацией - учебной несостоятельностью и (или) поведенческими расстройствами. Двигательная гиперактивность описывается в детской психиатрии под разными названиями: минимальная мозговая дисфункция (ММД), синдром двигательной расторможенности, гипердинамический синдром, гиперкинетический синдром, синдром детской гиперактивности с дефицитом внимания, синдром нарушения активного внимания, синдром дефицита внимания (последнее название соответствует современной классификации).

Стандартом для оценки поведения как "гиперкинетического" служит комплекс следующих признаков:

1) двигательная активность является чрезмерно высокой в контексте ожидаемого в этой ситуации и по сравнению с другими детьми того же возраста и интеллектуального развития;

2) имеет раннее начало (до 6 лет);

3) большую длительность (или постоянство во времени);

4) обнаруживается более чем в одной ситуации (не только в школе, но и дома, на улице, в больнице и т. д.).

Данные о распространенности гиперкинетических расстройств варьируют в широких пределах - от 2 до 23 % детской популяции. Гиперкинетические расстройства, возникающие в детском возрасте, при отсутствии профилактических мер нередко приводят не только к школьной дизадаптации - неуспеваемости, второгодничеству, нарушениям поведения, но и к тяжелым формам социальной дизадаптации, далеко выходящим за пределы детского и даже пубертатного возраста.

Гиперкинетическое расстройство, как правило, проявляется уже в раннем детском возрасте. На первом году жизни ребенок обнаруживает признаки двигательного возбуждения, постоянно вертится, совершает массу лишних движений, из-за которых его оказывается трудно уложить спать, накормить. Формирование двигательных функций происходит у гиперактивного ребенка быстрее, чем у его сверстников, в то время как становление речи не отличается от обычных сроков или даже отстает от них. Когда гиперактивный ребенок начинает ходить, он отличается быстротой и чрезмерным количеством движений, безудержностью, не может усидеть на месте, всюду лезет, пытается достать разные предметы, не реагирует на запреты, не чувствует опасности, края. Такой ребенок очень рано (с 1,5-2 лет) прекращает спать днем, а вечером его трудно уложить в постель из-за нарастающего во второй половине дня хаотического возбуждения, когда он совсем не может играть в свои игрушки, заниматься одним делом, капризничает, балуется, бегает. Засыпание нарушено: даже удерживаемый физически, ребенок непрерывно двигается, пытается выскользнуть из-под рук матери, вскочить, открыть глазки. Пpи выpаженном дневном возбуждении может иметь место глубокий ночной сон с длительно непрекращающимся энуpезом.

Впрочем, гиперкинетические расстройства в младенческом и раннем дошкольном возрасте часто расцениваются как обычная живость в рамках нормальной детской психодинамики. Тем временем постепенно нарастают и начинают обращать на себя внимание неусидчивость, отвлекаемость, пресыщаемость с потребностью в частой смене впечатлений, невозможность без настойчивой организации взрослых играть самостоятельно или с детьми. Эти особенности становятся уже очевидными в старшем дошкольном возрасте, когда ребенка начинают готовить к школе, - дома, в подготовительной группе детского сада, в подготовительных группах общеобразовательной школы.

Начиная с 1 класса гипердинамические расстройства у ребенка выражаются в двигательной расторможенности, суетливости, невнимательности и отсутствии упорства при выполнении задач. При этом нередко наблюдается повышенный фон настроения с переоценкой собственных возможностей, озорством и бесстрашием, недостаточная настойчивость в деятельности, особенно требующей активного внимания, тенденция переходить от одного занятия к другому, не завершая ни одного из них, плохо организованная и слаборегулируемая активность. Гиперкинетические дети часто безрассудны и импульсивны, склонны попадать в несчастные случаи и получать дисциплинарные взыскания из-за  нарушений правил поведения. У них обычно нарушены взаимоотношения со взрослыми в связи с отсутствием осторожности и сдержанности, занижено чувство собственного достоинства. Гиперактивные дети нетерпеливы, не умеют ждать, не могут усидеть во время урока, находятся в постоянном нецеленаправленном движении, вскакивают, бегают, прыгают, при необходимости сидеть на месте постоянно двигают ногами и руками. Они, как правило, болтливы, шумливы, часто благодушны, постоянно улыбаются, смеются. Таким детям необходима постоянная смена деятельности, новые впечатления. Последовательно и целенаправленно заниматься одним делом гиперактивный ребенок может только после значительной физической нагрузки; при этом такие дети сами говорят, что им "необходимо разрядиться", "сбросить энергию".

Гиперкинетические расстройства выступают в сочетании с церебрастеническим синдромом, признаками психического инфантилизма, патологическими личностными особенностями, выраженными на фоне двигательной расторможенности в большей или меньшей степени и еще более осложняющими школьную и социальную адаптации гиперактивного ребенка. Часто гиперкинетические расстройства сопровождаются неврозоподобными симптомами: тиками, энурезом, энкопрезом, заиканием, страхами - длительно сохраняющимися обычными детскими страхами одиночества, темноты, домашних животных, белых халатов, медицинских манипуляций или быстро возникающими навязчивыми страхами, имеющими в основе психотравмирующую ситуацию. Признаки психического инфантилизма при гиперкинетическом синдроме выражаются в свойственных более раннему возрасту игровых интересах, доверчивости, внушаемости, подчиняемости, ласковости, непосредственности, наивности, зависимости от взрослых или более уверенных в себе приятелей. В силу гиперкинетических расстройств и черт психической незрелости ребенок предпочитает только игровую деятельность, но и она не захватывает его длительно: он постоянно меняет свое мнение и направление активности в соответствии с тем, кто возле него находится; он, совершая необдуманный поступок, сразу же в нем раскаивается, уверяет взрослых в том, что "будет хорошо себя вести", но, попадая в сходную ситуацию, вновь и вновь повторяет порой небезобидные шалости, исход которых не умеет предвидеть, просчитать. В то же время из-за ласковости, беззлобности, искренних раскаяний в содеянном такой ребенок бывает чрезвычайно привлекателен и любим взрослыми. Дети же часто отвергают такого ребенка, так как с ним невозможно продуктивно и последовательно играть из-за его суетливости, шумливости, стремления все время менять условия игры или переходить от одного вида игры к другому, из-за его непоследовательности, изменчивости, поверхностности. Гиперактивный ребенок быстро знакомится с детьми и взрослыми, но также быстро "изменяет" дружбе в стремлении к новым знакомым и новым впечатлениям. Психическая незрелость у детей с гиперкинетическими расстройствами определяет относительную легкость возникновения у них различных преходящих или более стойких отклонений, нарушения процесса формирования личности под воздействием неблагоприятных факторов - как микросоциально-психологических, так и биологических. Наиболее часто встречаются у гиперактивных детей патологические черты характера с преобладанием неустойчивости, когда на первый план выступают отсутствие волевых задержек, зависимость поведения от минутных желаний и влечений, повышенная подчиняемость постороннему влиянию, отсутствие умения и нежелание преодолевать малейшие трудности, интереса и навыка к труду. Незрелость эмоционально-волевых свойств личности подростков с неустойчивым вариантом обусловливает их повышенную склонность к имитации форм поведения окружающих, в том числе и отрицательных (уходы из дома, школы, сквернословие, мелкое воровство, употребление алкогольных напитков).

Гиперкинетические расстройства в преобладающем большинстве случаев постепенно редуцируются к середине пубертатного возраста - в 14-15 лет. Ждать спонтанного исчезновения гиперактивности, не принимая мер коррекции и профилактики, нельзя ввиду того, что гиперкинетические расстройства, будучи мягкой, пограничной психической патологией, порождают тяжелые формы школьной и социальной дизадаптации, накладывающие отпечаток на всю дальнейшую жизнь человека.

С первых же дней школьного обучения ребенок оказывается в условиях необходимого выполнения дисциплинарных норм, оценки знаний, проявления собственной инициативы, формирования контакта с коллективом. В связи с чрезмерной двигательной активностью, неусидчивостью, отвлекаемостью, пресыщаемостью гиперактивный ребенок не соответствует требованиям школы и в ближайшие месяцы после начала учебы становится предметом постоянного обсуждения в педагогическом коллективе. Он ежедневно получает замечания, записи в дневнике, его обсуждают на родительских и классных собраниях, его ругают учителя и администрация школы, ему угрожают исключением или переводом на индивидуальное обучение. На все эти акции не могут не реагировать родители, и в семье гиперактивный ребенок становится причиной постоянного разлада, ссор, споров, что порождает систему воспитания в виде постоянных взысканий, запретов и наказаний. Педагоги и родители пытаются сдержать его двигательную активность, что само по себе невозможно из-за физиологических особенностей ребенка. Гиперактивный ребенок мешает всем: учителям, родителям, старшим и младшим братьям и сестрам, детям в классе и во дворе. Его успехи при отсутствии специальных методов коррекции никогда не соответствуют его интеллектуальным природным данным, т.е. он учится значительно хуже своих возможностей. Вместо  двигательной разрядки, о которой ребенок сам говорит взрослым, его заставляют многими часами совершенно непродуктивно просиживать за приготовлением уроков. Отторгаемый семьей и школой, непонятый, неуспешный ребенок рано или поздно начинает откровенно манкировать школой. Чаще всего это происходит в 10-12 лет, когда ослабевает родительский контроль и ребенок получает возможность самостоятельно пользоваться транспортом. Улица полна развлечений, соблазнов, новых знакомых; улица многообразна. Именно здесь гиперкинетический ребенок никогда не скучает, улица удовлетворяет присущую ему страсть к непрерывной смене впечатлений. Здесь никто не ругает, не спрашивает об успеваемости; здесь сверстники и дети постарше находятся в таком же положении отторжения и обиды; здесь ежедневно появляются новые знакомые; здесь впервые ребенок пробует первую сигарету, первую рюмку, первый "косячок", а иногда и первый укол наркотика. Из-за внушаемости и подчиняемости, отсутствия сиюминутной критики и возможности прогнозировать ближайшее будущее дети с гиперактивностью часто становятся членами асоциальной компании, совершают криминальные акты или присутствуют при них. При наслоении патологических черт характера  социальная дизадаптация становится особенно глубокой (вплоть до учета в детской комнате милиции, судебного следствия, колонии для несовершеннолетних правонарушителей). В препубертатном и пубертатном возрастах, почти никогда не являясь инициаторами преступления, гиперактивные школьники часто пополняют криминогенные ряды.

Таким образом, хотя гиперкинетический синдром, становясь особенно заметным уже в младшем дошкольном возрасте, значительно (или полностью) компенсируется в течение подросткового периода за счет снижения двигательной активности и улучшения внимания, такие подростки, как правило, не достигают уровня адаптации, соответствующего их природным данным, поскольку социально декомпенсируются уже в младшем школьном возрасте и эта декомпенсация может нарастать при отсутствии адекватных коррекционных и лечебных подходов. Между тем, при правильной, терпеливой, постоянной лечебно-профилактической и психолого-педагогической работе с гиперактивным ребенком возможно предотвратить глубокие формы социальной дизадаптации. В зрелом возрасте в большинстве случаев остаются заметными признаки психического инфантилизма, легкие церебрастенические симптомы, патологические черты характера, а также поверхностность, отсутствие целеустремленности, внушаемость.

Миша, 10 лет.

Беременность с легким токсикозом в первой  половине; роды в срок, с длительным безводным периодом, со стимуляцией. Родился с весом 3300, закричал после пошлепывания. Раннее развитие двигательных функций с опережением (так, сидеть стал в 5 мес., самостоятельно стоял в 8 мес., ходит самостоятельно с 11 мес.), речи - с некоторым запаздыванием (фразовая речь появилась к 2 годам 9 мес.). Рос очень подвижным, все вокруг хватал, везде лазал, не боясь высоты. До года неоднократно выпадал из кроватки, ушибался, постоянно ходил в синяках и шишках. С трудом засыпал, его надо было укачивать часами, одновременно придерживая, чтобы он не вскочил. С 2 лет перестал спать днем; к вечеру становился все более возбужденным, шумным, непрерывно двигался, даже когда его силой заставляли сидеть. При этом совсем переставал играть в игрушки, не находил себе занятия, "слонялся" без дела, шалил, всем мешал. В детском саду - с 4 лет. Привык сразу, играл только с мальчиками, никого особенно из них не выделяя; воспитатели жаловались на его чрезмерную подвижность, бессмысленное озорство, драчливость. В подготовительной группе обращали на себя внимание неусидчивость, множество лишних движений даже в относительном покое, нежелание заниматься, отсутствие любознательности, отвлекаемость. К родителям был ласков, любил младшую сестру, что не мешало ему ее постоянно задирать, провоцируя скандалы и драки. Раскаивался в своих шалостях, но тут же бездумно мог повторить озорство. Школу начал посещать в 7 лет. На уроках не мог сидеть спокойно, постоянно вертелся, болтал, играл в принесенные из дома игрушки, делал самолетики, шуршал бумажками, не всегда выполняя при этом задания учителя. Отличаясь хорошей памятью, учился слабо - в основном на “3”; с 5 класса успеваемость еще больше ухудшилась, домашние уроки учил далеко не всегда, только при неусыпном контроле родителей и бабушки. За уроками непрерывно отвлекался, ныл, смотрел пустыми глазами, не усваивая материала, задавал посторонние вопросы; оставленный один, тут же находил себе дело - играл с кошкой, делал самолетики, рисовал прямо на тетрадях "страшилок" и т. п. Время предпочитал проводить на улице, приходил домой позже назначенного времени, каждый день обещая "исправиться". Оставался чрезмерно подвижным, не чувствовал опасности. Дважды с диагнозом "сотрясение головного мозга" (в 7 лет получил удар по голове качелями, в 9 лет упал с дерева) и один раз в связи с переломом руки (8 лет) лежал в больнице. Очень быстро знакомился и с детьми, и со взрослыми, но постоянных друзей не было. Не умел долго играть в одну, даже подвижную игру, мешал детям или уходил в поисках других развлечений. С 8 лет пробовал курить. С 5 класса стал пропускать уроки, несколько раз не ночевал дома в течение трех дней; после того, как его нашла милиция, объяснил, что боялся идти домой после получения нескольких двоек, опасаясь наказания. Иногда время проводил в котельной, где познакомился со взрослыми, там и ночевал, когда исчезал из дома. По настоянию родителей несколько раз начинал посещать спортивные секции и кружки в школе, но задерживался там ненадолго - бросал их, не объясняя причины и не ставя в известность близких. После консультации психиатра (в 11 лет) стал получать фенибут и малые дозы неулептила, был определен в школу народных танцев. Через несколько месяцев стал более спокойным, целенаправленным в учебе, вначале под контролем взрослых, а затем самостоятельно, не пропуская, посещал школу танцев, был горд своими успехами, участвовал в конкурсах, выезжал с коллективом на гастроли. Успеваемость и дисциплина в общеобразовательной школе значительно улучшились.

Настоящий случай является примером гипердинамического синдрома в детском возрасте, при котором удалось избежать грубой социальной дизадаптации благодаря лечению и правильным действиям родителей.

При определении профилактической тактики по отношению к ребенку с гиперактивностью прежде всего надо подумать об организации жизненного пространства гиперактивного ребенка, которое должно включать все возможности для реализации его повышенной двигательной активности. Утренние часы, предшествующие занятиям в школе или посещению детского сада, у такого ребенка должны быть наполнены повышенной физической нагрузкой - наиболее целесообразны бег на воздухе, достаточно длительная утренняя зарядка, занятия на тренажерах. Как показывает практика, после 1-2 часов спортивных занятий гиперактивные дети спокойнее сидят на уроках, способны к концентрации внимания, лучше усваивают материал. Наиболее адекватна в младшей школе организация для таких детей первых двух уроков физкультуры. К сожалению, по существу, ни в одном школьном учреждении такая практика не находит применения из-за трудностей с расписанием занятий. Понимающие особенности ребенка родители иногда сами организуют физические упражнения, бег на свежем воздухе до начала занятий, что немедленно оказывает положительное действие на успеваемость и дисциплину ребенка. Имея в одной школе десятки детей, страдающих гиперкинетическим расстройством, для предикции школьной и социальной дизадаптации в будущем администрация каждой школы в состоянии обеспечить гиперактивным детям возможность адекватной физической нагрузки во время перемен и после уроков. Для этого в физкультурный зал или другое достаточно просторное помещение (возможно, даже в рекреационные коридоры) целесообразно поставить тренажеры, батуты, шведскую стенку и т. д. и позволить гиперактивным детям под контролем одного дежурного педагога проводить в таком помещении перемены. Наряду с организацией повышенных физических нагрузок во время перемен таким детям рекомендуются также повышенные двигательные нагрузки во время уроков физкультуры в школе. Кроме того,  для детей с двигательной расторможенностью для выработки усидчивости полезны и занятия в спортивных секциях, требующие большого физического напряжения и движения и в то же время пластики, внимания, тонких моторных действий; при этом не рекомендуются силовые виды спорта. Чем раньше вводятся занятия спортом, тем выше положительный эффект, сказывающийся прежде всего на успеваемости гиперактивного ребенка. Очень важной при этом является воспитательная роль тренера: если и сам спорт, и личность тренера импонируют ребенку, то во власти тренера постепенно и последовательно требовать от школьника улучшения успеваемости. Врач-психиатр должен объяснить родителям особенности их ребенка, происхождение его чрезмерной двигательной активности, недостаточности внимания, поставить их в известность о возможном социальном прогнозе, убедить в необходимости правильной организации жизненного пространства, а также в отрицательном эффекте насильственного ограничения движений.

Среди немедикаментозных форм профилактики социальной дизадаптации у детей с гиперкинетическими расстройствами возможно также проведение психотерапии. Предпочтительным подходом в данном случае является поведенческая психотерапия. Учитывая широкий спектр семейных проблем, причастных к патопластике расстройств и возникающих в ответ на них, показана семейная психотерапия. После окончания курса целесообразна поддерживающая психотерапия, также включающая ребенка и семью. Наличие медико-психологических служб позволяет включать в систему помощи работу с педагогами и воспитателями, направленную на возможности поддержки ребенка с их стороны. При признаках дизадаптации в детских учреждениях и школе предпочтительным психотерапевтическим подходом является психодинамический. Он позволяет работать с проявлениями индивидуальных реакций на школу и эмоциональных установок. Поведенческая терапия обращается к изменению проблемного поведения самого ребенка. Когнитивная терапия применима у старших школьников и направлена на реорганизацию осмысления школьной ситуации и имеющихся трудностей.

При сочетании гиперкинетических расстройств с церебрастеническими и признаками повышения внутричерепного давления для профилактики учебной декомпенсации необходимы своевременное введение адекватной медикаментозной курсовой терапии (ноотропы, мочегонные средства, витамины, седативные травы и т.д.) при постоянном наблюдении психиатра и невропатолога и динамическом электроэнцефалографическом, краниографическом, патопсихологическом контроле.

ЛИТЕРАТУРА:

1. В.В. Ковалев. Психиатрия детского возраста. - Москва. ”Медицина”. - 1995.

2. Руководство по психиатрии. Под редакцией А.В. Снежневского. - Москва. -  Медгиз. - 1983, Т. 1

3.  Г.Е. Сухарева. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. - т. I. - Москва. ”Медгиз”. - 1955.

4. Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста. - Санкт-Петербург - Москва - Харьков - Минск. - Питер. - 1999.

5. Г.К. Ушаков. Детская психиатрия. - Москва. “Медицина”. - 1973.

ВОПРОСЫ:

1. Какие психопатологические расстройства характерны для раннего резидуально-органического поражения ЦНС ?

2. В чем заключается различие между церебрастенией и энцефалопатией?

3. Назовите, пожалуйста, основной принцип коррекции поведения гиперактивного ребенка.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

33414. История возникновения 24.38 KB
  История развития визитной карточки предположительно начинается во Франции в XVII веке. Самые ранние визитные карточки датируются 1731 г. В Китае считают что визитные карточки применяют там уже несколько столетий. В Японии визитные карточки стали использоваться чиновниками в 70х гг.
33415. Внедрение корпоративного имиджа в организации 25.5 KB
  Пять принципов сохранения и упрочнения репутации компании 1. Добиться того чтобы руководство компании подвергало тщательному анализу свои отношения с обществом. Создать систему информирования всех сотрудников о политике компании и принятой в ней повседневной практике. Создать систему позволяющую передавать руководству компании вопросы и критические замечания со стороны сотрудников и общественности.
33416. Имидж 35.5 KB
  цветовая палитра: синяя ахроматическая серый черный белый и натуральная гамма цвета экологии оттенки песочного коричневого зеленого. Костюм должен быть неброского неяркого цвета. Цвет должен находиться в прямой зависимости от цвета рубашки и всего костюма в целом. Аташекейс из кожи однотонный желательно темных или холодных оттенков; записная книжка; чернильная ручка; платочекпаше одного цвета с галстуком или резко контрастировать с ним; ремень должен быть из натуральной кожи пряжка должна быть средних размеров цветовой...
33417. Правила ведения делового телефонного разговора 32 KB
  Если вам плохо слышно собеседника попросить говорить громче. Если клиент обратился с жалобой дать ему выговориться выразить сочувствие записать его данные чтобы перезвонить. Если информации не достаточно то вытягивайте дополнительную информацию с помощью вопросов что когда кто как но не почему. Если телефонный звонок перебил вашу беседу попросите его подождать не вешая трубку либо перезвонить немного позже.
33418. Дресс-код 25.5 KB
  dresscode одежный код форма одежды требуемая при посещении определённых мероприятий организаций заведений. Существует два основных стиля одежды: формальный и неформальный. Помимо указаний на форму одежды на пригласительных карточках вы можете найти другие важные условные знаки.
33419. Имидж фирмы 34 KB
  Организация может иметь несколько имиджей соответствии с запросами целевых аудиторий потребителей партнеров инвесторы и т. Если фирма не работает над созданием позитивного имиджа он формируется стихийно в процессе рыночного взаимодействия и как правило не соответствует тому образу который фирма хотела бы иметь. Преимущества позитивного имиджа: 1повышение конкурентоспособности 2укрепление доверия со стороны целевых аудиторий покупателей дополнительные резервы в ценовой и товарной политике 3 активное развитие корпоративной...
33420. Концептуальные основы формирования имиджа организации» 16.7 KB
  В то же время имидж – это объективный фактор играющий существенную роль в оценке любого социального процесса или явления. Имидж организации складывается на основе компонентов: имидж товара или услуги имидж потребителей товара внутренний имидж организации имидж основателя или основных руководителей имидж персонала визуальный имидж организации и. Внешний имидж организации это то как ее воспринимает общество средства массовой информации инвесторы и общественная работа организации а внутренний отношение к организации...
33421. Понятие «корпоративная культура» и отношение к феномену корпоративной культуры 39 KB
  Основу корпоративной и организационной культуры составляют те идеи взгляды основополагающие ценности которые разделяются членами организации. Свойства корпоративной культуры базируются на признаках: всеобщность не формальность устойчивость. Всеобщность корпоративной культуры выражается в том что она охватывает все виды действий осуществляемых в организации.
33422. Краткое содержание. Корпоративный кодекс в организации 34 KB
  Корпоративный кодекс в организации Создание корпоративного кодекса – это один из способов обеспечения информационной открытости и публичности компании свидетельство приверженности высоким стандартам корпоративного поведения. Корпоративный кодекс – это открытая книга повествующая о принципах деятельности компании отвечающая на вопросы о том куда двигается предприятие как себя позиционирует. Послание от руководителей компании. Организационная структура компании главные персоналии.