5589

Психология личности. Курс лекций

Конспект

Психология и эзотерика

Психология личности Лекция 1. Личность в системе современного научного знания План лекции: 1. Проблема человека в системе современного научного знания. Личность в философии, социологии и психологии. 2. О некоторых общих подходах изучения личности в ...

Русский

2012-12-15

1.13 MB

9 чел.

Психология личности

Лекция 1. Личность в системе современного научного знания

План лекции:

1. Проблема человека в системе современного научного знания.

Личность в философии, социологии и психологии.

2. О некоторых общих подходах изучения личности в отечественной психологии.

1. Проблема человека в системе современного научного знания. Личность в философии, социологии и психологии.

Для правильного понимания личности человека необходимо рассмотреть более широкий контекст, в пространстве которого она существует. Этим контекстом является проблема человека.

Б.Г. Ананьев, анализируя особенности развития современной науки, еще в 60-е годы прогнозировал резкое возрастание интереса к проблеме человека. По его мнению, первая из этих особенностей заключается в превращении проблемы человека в общую проблему всей науки в целом. Вторая особенность заключается во все возрастающей дифференциации научного изучения человека, углубленной специализации отдельных дисциплин. Третья же особенность науки характеризуется тенденцией к объединению различных наук, аспектов и методов изучения человека.

Однако сам человек связан с окружающим миром системой многообразных отношений и связей. Дифференциация научных дисциплин, изучающих человека, о которой говорил Б.Г. Ананьев, - это ответ научного знания на многообразие связей человека с этим миром, т.е. природой, обществом, техникой, культурой. В системе этих связей человек изучается как естественный индивид с присущей ему программой развития и определенным диапазоном изменчивости, и как субъект и объект исторического развития - личность, и как основная производительная сила общества - субъект труда, познания и общения, что подчеркивает его целостную природу. Вместе с тем, по мнению Б.Г. Ананьева, человек предстает еще и как индивидуальность. При этом он отмечал относительность разделения человеческих свойств на индивидные, личностные и субъектные.

Если мы хотим понять человека, его облик и поведение как целостное и цельное образование, мы должны изучить его как индивида, и как субъекта, и как личность, и, наконец, как индивидуальность. Приступая к изучению психологии личности, мы всегда должны помнить, что эта проблема лишь одна из ипостасей, в которой предстает перед нами человек как целостное образование. В то же время естественен и вопрос о том, почему исторически в психологии именно проблема личности, а не индивида или субъекта вышла на передний план, нередко олицетворяя собой психологическое изучение человека? Ответ на этот вопрос может быть получен в процессе выяснения природы человека и понимания личности не только в психологии, но и смежных науках, ее изучающих.

Известно, что личность как предмет познания интересует не только психологию, но и другие науки, изучающие человека. Поэтому имеет смысл уточнить представления о личности, сложившиеся в этих пограничных дисциплинах.

Личность в философии выступает как совокупность всех общественных отношений. Проблема личности в философии - это проблема места, занимаемого личностью в обществе.

Личность в социологии - это устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида, это продукт общественного развития и включения индивида в систему социальных отношений посредством деятельности и общения. Очевидно, что понятие личности совпадает с понятием индивида и человека.

Нас же интересует прежде всего психологическая трактовка личности. В психологии личность изучается разными отраслями психологической науки. Обусловлено это многоплановостью проявлений личности, противоречивостью, а порой и загадочностью человеческого поведения. Многоплановость поведения требует в свою очередь разноуровневого психологического анализа.

Разработка проблемы личности в общей психологии, как подчеркивает Б.Ф. Ломов, необходима для интеграции данных о сенсорно-перцептивных, мнемических, мыслительных, эмоционально-волевых процессах. На личность как высший уровень интеграции системы психических процессов указывает и Л.М. Веккер. Интеграция этих данных необходима для уточнения представлений о сенсорной организации человека, его интеллекте, эмоциональной сфере его личности. Таким образом, личность в общей психологии - это некоторое ядро, интегрирующее начало, связывающее воедино различные процессы индивида и придающее его поведению необходимую последовательность и устойчивость.

Дифференциальная психология делает акцент на изучении индивидуально-психологических особенностей личности и различий между людьми, а социальная психология выводит структуру личности из структуры ее взаимодействия с другими людьми и социальным целым. Как отмечали Г. Линдслей и Э. Аронсон задача социальной психологии состоит в том, чтобы "понять и объяснить как актуальное, воображаемое и предполагаемое присутствие других людей влияет на мысли, чувства и поведение индивида". При этом социальная психология изучает статус и социальные роли личности в различных общностостях, ее самовосприятие в контексте этих ролей, установки, межличностные отношения и восприятие, связи личностей в совместной деятельности.

Существенный и ценный вклад в общую теорию личности вносят педагогическая, возрастная, этническая психология, психология труда, психология развития и ряд других.

Тем не менее важно определить предмет собственно психологии личности как самостоятельной отрасли психологического знания. Следует заметить, что в двух психологических словарях, вышедших последовательно в 1983 и 1985 гг. нет статьи, посвященной психологии личности, где определялся бы его предмет. Конечно, это отражение кризиса, переживаемого психологией в целом и психологией личности в частности. Некоторые аспекты предмета психологии личности могут быть высвечены при анализе ее возникновения.

Как отмечал Э. Штерн, психология личности как наука возникла в ответ на кризис традиционной вундтовской психологии, ставший результатом исчерпавшего себя атомистического (элементарного) подхода к объяснению личности человека. "Психология элементов оказалась беспомощной при рассмотрении человеческой сущности",- писал Э. Штерн.

Б.Г. Ананьев так резюмирует изучение проблемы личности в психологии.  "Проблема личности, являясь одной из центральных в теоретической и прикладной психологии, выступает как исследование психических свойств и отношений личности (общая психология личности), индивидуальных особенностей и различий между людьми (дифференциальная психология), межличностных связей, статуса и ролей личности в различных общностях (социальная психология), субъекта общественного поведения и конкретных видов деятельности (все отрасли прикладной психологии)".

Ценность такого многоуровневого психологического изучения личности состоит в том, что все они позволяют раскрыть диалектику общего, особенного и единичного в психологическом складе личности. Важнейшая теоретическая задача такого подхода состоит, по мнению Б.Ф. Ломова, во вскрытии объективных оснований интегральных психологических свойств, которые характеризуют человека как индивида, как субъекта, как личность, наконец, как индивидуальность.

2. О некоторых общих подходах изучения личности в отечественной психологии.

Приступая к изучению собственно психологии личности, следует заметить, что из многих отраслей психологических знаний эта наука достаточно молодая. Свое развитие она получила в начале XX века в ответ на кризис традиционной вундтовской психологии.

Истоки кризиса возникли вместе с рождением самой психологии личности. В 1931 году Л.С. Выготский писал, что "до сих пор остается закрытой центральная и высшая проблема психологии - проблема личности и ее развития". Примерно в это же время Гордон Олпорт в своей первой книге "Личность: психологическая интерпретация" приводит более 50 различных определений личности. Попытка их синтезирования оказалась неудачной и Г. Олпорт вынужден был отказаться от определения личности, признавая только то, что "человек - это объективная реальность". Следует признать, что и для зарубежной, и для отечественной психологии проблема личности оказалась труднейшей. Даже наличие в отечественной советской психологии объединяющего идеологического знаменателя в виде марксистской философии не стимулировало однозначного толкования личности и ее природы.

Во всяком случае, как отмечает К.К. Платонов, за период с 1917 по 70-е годы в советской психологии можно выделить по меньшей мере четыре доминирующие теории личности: 1917 - 1936 гг. - личность как профиль психологических черт; 1936 - 1950 гг. - личность как опыт человека; 1950 - 1962 гг. - личность как темперамент и возраст; 1962 - 1970 гг. - личность как совокупность отношений, проявляющихся в направленности.

Другой известный советский психолог - А.В. Петровский тоже говорил о существовании в отечественной психологии разных подходов к пониманию личности в разные исторические отрезки времени. Так, период 50-60-х гг. характеризуется так называемым "коллекционерским" подходом, в рамках которого "личность выступает как набор качеств, свойств, черт, характеристик, особенностей психики человека". По мнению А.В. Петровского, подобное представление о личности оказывается "удивительно неэвристичным", поскольку стирается грань между понятиями "личность" и "индивид", личность дробится на составляющие, рядоположенные друг другу элементы.

С середины 60-х годов предпринимаются попытки выяснения общей структуры личности, а состоявшийся в 1969 году Всесоюзный симпозиум по проблемам личности прошел под знаком понимания личности как биосоциального существа и структурного подхода. Последующая критика этого подхода заключалась в том, что в личности выделялись как биологическая, так и социально обусловленные подструктуры, а это приводило к тому, что между понятиями "личность" и "человек", "личность" и "индивид" ставился знак равенства.

По мнению же А.В. Петровского, биосоциальная природа человека и его индивидуальности спора вызывать не может. Но личность - субъект и продукт общественного развития, превратившего биологическую особь в творца исторического процесса, - явно не могла сохранить биологическую подструктуру, рядоположенную подструктуре социальной. Разумеется, сома индивида, его эндокринная система, преимущества и дефекты его физической организации влияют на течение его психических процессов, формирование психических особенностей. Но из этого не следует, что "четверть" или "треть" его личности - как особая подструктура - должна быть отдана в ведение биологии. Биологическое, входя в личность в человека, становится социальным, переходит в социальное.

Например, мозговая патология порождает в человеке, в структуре его индивидуальности, биологически обусловленные психологические черты, но личностными чертами, конкретными особенностями личности они становятся или не становятся в силу социальной детерминации. Оставался ли этот индивид как личность просто умственно неполноценным или он становился почитаемым "юродивым", "блаженным", то есть своего рода исторической личностью, к пророчествам которого в давние времена прислушивались люди, зависело от исторической среды, в которой его индивидуально-психологические черты сформировались и проявились. Природные, органические стороны и черты выступают в структуре личности как социально обусловдленные ее элементы. "Биологическое существует в личности в превращенной форме как социальное".

К концу 70-х гг. ориентация на структурный подход к проблеме личности сменяется тенденцией применения системного (или структурно-системного) подхода, требующего выделения системообразующих признаков личности.

Признание несомненного единства , но не тождества понятий "личность" и "индивид" (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев и другие) порождало ряд вопросов, среди которых был и вопрос о том, что представляет собой это особое системное качество индивида, которое обозначается термином "личность" и оказывается несводимым к биологическим предпосылкам, включенным в природу его носителя - индивида.

А.Н. Леонтьев писал: "Личность   индивид: это особое качество, которое приобретается индивидом в обществе, в целокупности отношений, общественных по своей природе, в которые индивид вовлекается… Иначе говоря, личность есть системное и поэтому "сверхчувственное" качество, хотя носителем этого качества является вполне чувственный, телесный индивид со всеми его прирожденными и приобретенными свойствами". И там же: "С этой точки зрения проблема личности образует новое психологическое измерение, в котором ведутся исследования тех или иных психических процессов, отдельных свойств и состояний человека; это - исследование его места, позиции в системе, которая есть система общественных связей, общений, которые открываются ему; это исследование того, ради чего и как использует человек врожденное ему и приобретенное им…" (Леонтьев А.Н. Избр. психол. произв. Т. 1. М., 1983, с. 385.).

С этой точки зрения личность может быть понята только в системе устойчивых межиндивидных связей, которые опосредствуются содержанием, ценностями, смыслом совместной деятельности для каждого из ее участников. Эти связи вполне реальны, но по природе своей "сверхчувственны"; они заключены в конкретных свойствах индивида, но к ним не сводимы; они даны исследователю в проявлениях личности каждого члена группы, но вместе с тем образуют особое качество самой групповой деятельности, которое опосредствует эти личностные проявления, определяющие особую позицию каждого в системе межиндивидных связей, шире - в системе отношений в социуме (А.В. Петровский).

Итак, можно констатировать, что сегодня в отечественной психологии широко распространен взгляд на человека как на индивида, личность и субъект деятельности, но при этом отсутствует более или менее общепринятая концепция личности.

Взгляды зарубежных психологов на личность характеризуются еще большей пестротой. Л. Хьелл и Д. Зиглер в своей монографии выделяют по меньшей мере девять направлений в теории личности. Это - психодинамическое (З. Фрейд) и пересмотренный А. Длером и К. Юнгом вариант этого направления, диспозиционное (Г. Олпорт, Р. Кеттел), бихевиористское (Б. Скиннер), социально-когнитивное (А. Бандура), когнитивное (Дж. Келли), гуманистическое (А. Маслоу), феноменологическое (К. Роджерс) и эго-психология, представленная именами Э. Эриксона, Э. Фромма,  К. Хорни.

Анализ этих концепций позволяет выделить общие точки сопркосновения. К ним относятся следующие положения.

1. В большинстве определений личность предстает в виде некоей гипотетической структуры или организации. Поведение человека организуется и интегрируется на уровне личности.

2. В большинстве определений подчеркивается значение индивидуальных различий между людьми.

3. В большинстве определений личность характеризуется в эволюционном процессе, как субъект влияния внутренних и внешних факторов, включая генетическую и биологическую предрасположенность, социальный опыт и динамичную внешнюю среду.

4. В большинстве определений именно личность "отвечает" за устойчивость поведения. Именно она обеспечивает человеку чувство непрерывности во времени и окружающей среде.

Сравнение обобщенных взглядов отечественных и зарубежных психологов обнаруживает определенное сходство между ними в отношении личности. Следовательно, общее движение психологической мысли, фиксируемое у разных исследователей, внушает определенный оптимизм в отношении этой сложной психологической проблемы - проблемы личности.

Литература:

1. Аверин В.А. Психология личности: Учебное пособие. - СПб,. 2001.

2. Ананьев Б.Г. Психология и проблемы человекознания. - М. - Воронеж, 1996.

3. Асмолов А. Г. Психология личности: Учебник. - М.: МГУ, 1990.

4. Петровский А. В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. - М., 1998.

Лекция 2.

Личность в отечественной психологии.

1. Концепции личности А.Ф. Лазурского.

2. Концепции личности В.Н. Мясищева.

3. Концепции личности А.Г. Ковалева.

4. Концепции личности В.С. Мерлина.

Приступая к обзору основных отечественных концепций психологии личности, следует отметить, что в содержательном плане все же доминирует структурный, а впоследствии сменивший его системно-структурный подход.

1. Концепции личности А.Ф. Лазурского.

Значение этой концепции в том, что впервые было выдвинуто положение об отношениях личности, представляющих собой ядро личности. Особое значение ее еще и в том, что идея отношений личности стала отправной для многих отечественных психологов. Взгляды А.Ф. Лазурского на природу и структуру личности сформировались под непосредственным воздействием идей В.М. Бехтерева в пору, когда он работал под его руководством в Психоневрологическом институте.

По мнению В.М. Бехтерева, "личность представляет собою как бы две тесно связанные друг с другом совокупности следов, из которых одна теснее связана с органической, а другая - с социальной сферой". Сопоставление концепции А.Ф. Лазурского с идеями В.М. Бехтерева позволяют предположить, что последние стали для А.Ф. Лазурского основополагающими концептуальными положениями, получившими теоретическую и эмпирическую развертку в самой концепции личности.

По мысли А.Ф. Лазурского, основная задача личности - это приспособление (адаптация) к окружающей среде, которая понимается в самом широком смысле (природа, вещи, люди, человеческие взаимоотношения, идеи, эстетические, религиозные ценности и т.п.). Мера (степень) активности приспособления может быть различной, что находит отражение в трех психических уровнях - низшем, среднем и высшем. Фактически эти уровни отражают процесс психического развития человека.

Личность в представлении А.Ф. Лазурского - это единство двух психологических механизмов. С одной стороны, это эндопсихика - внутренний механизм человеческой психики. Эндопсихика обнаруживает себя в таких основных психических функциях, как внимание, память, воображение и мышление, способность к волевому усилию, эмоциональность, импульсивность, т.е. в темпераменте, умственной одаренности, наконец, в характере. Эндочерты в основном являются врожденными, но тем не менее А. Ф. Лазурский не считает их абсолютно врожденными. По его мнению эндопсихика составляет ядро личности, ее основу.

Другую существенную сторону личности составляет экзопсихика, содержание которой определяется отношением личности к внешним объектам, среде. Экзопсихические проявления всегда отражают на себе внешние, окружающие человека условия. Обе эти части связаны между собой и влияют друг на друга.

Выше мы уже говорили, что процесс адаптации личности может быть более или менее успешным. Автор в связи с этим выделяет три психических уровня. Прежде чем перейти к характеристике этих уровней несколько слов о признаках, характеризующих повышение психического уровня.

1. Богатство личности, которое обозначает общее количество психической продукции, проявляющееся вовне, т.е. обилием, разнообразием и сложностью (или наоборот, примитивностью, бедностью, однообразием) отдельных психических проявлений.

2. Сила, яркость, интенсивность отдельных психических проявлений. Чем сильнее они, тем больше возможностей для повышения психического уровня.

3. Сознательность и идейность психических проявлений. Чем выше духовная организация человека, тем более богатой и интенсивной душевной жизнью он живет. В результате человек вырабатывает систему принципов - нравственных, социальных и т.п.

4. Координация психических элементов, составляющихв своей совокупности человеческую личность. Чем выше тенденция к координации и интеграции этих элементов, тем выше уровень психического развития.

Низший уровень характеризует максимальное влияние внешней среды на психику человека. Среда как бы подчиняет такого человека себе, не считаясь с его эндоособенностями. Отсюда противоречие между возможностями человека и усвоенными им профессиональными навыками. Поэтому личность неспособна дать даже то немногое, что могла бы при более самостоятельном и независимом поведении.

Средний уровень предполагает большую возможность приспособиться к окружающей среде, найти в ней свое место. Более сознательные, обладающие большей работоспособностью и инициативой, они выбирают занятия, соответствующие их склонностям изадаткам. Их можно назвать приспособившимися.

На высшем уровне психического развития процесс приспособления осложняется тем, что значительная напряженность, интенсивность душевной жизни заставляет не только приспособиться к среде, но и порождает желание переделать, видоизменить ее сообразно своим собственным влечениям и потребностям. Иными словами, здесь скорее мы можем с процессом творчества.

Итак, низший уровень дает людей недостаточно или плохо приспособившихся,  средний - приспособившихся, а высший - приспособляющихся.

Сочетание взаимодействия двух характеристик личности - со стороны его принадлежности к тому или иному уровню психического развития, с одной стороны, и содержательная психологическая характеристика личности внутри каждого уровня, с другой, позволили А.Ф. Лазурскому построить конкретную эвристическую типологию, ставшую основой последующих эмпирических исследований.

На низшем уровне психического развития деление производилось на основе выделения преобладающих психофизиологических функций (типология внутри эндопсихического комплекса):  рассудочные, аффективные - "подвижные", "чувственные", "мечтатели" и активные - энергичные, покорно-деятельные и упрямые.

На среднем уровне психического развития деление шло по психосоциальным комплексам, соответствующим эндо- и экзопсихике. Кроме того, все чистые типы среднего уровня А.Ф. Лазурский разбил на две большие группы, в зависимости от преобладания в них отвлеченно-идеалистических или практических-реалистических тенденций: непрактичные, теоретики-реалисты - ученые, художники религиозные созерцатели и практики-реалисты - человеколюбцы (альтруисты), общественники, властные, хозяйственные.

На высшем уровне психического развития, благодаря духовному богатству, сознательности, скоординированности душевных переживаний, экзопсихика достигает наивысшего развития, а эндопсихика составляет ее естественную подоснову.. Поэтому деление идет по экзопсихическим категориям, точнее,  по важнейшим общечеловеческим идеалам и их характерологическим разновидностям. Важнейшими среди них, по мнению А.Ф. Лазурского, являются: альтруизм, знание, красота, религия, общество, внешняя деятельность, система, власть.

2. Концепции личности В.Н. Мясищева.

Анализируя взгляды В, Н. Мясищева на личность, следует подчеркнуть, по меньшей мере, два положения, значимые для теоретического осмысления проблемы личности,

Первое из них в том, что он стал первым, кто в открытой форме поставил вопрос о структуре личности. Специфика его взглядов на структуру личности состоит в том, что в ней нет отдельных составляющих, но есть психологическая данность - отношение, замыкающая на себя все другие психологические характеристики личности. Именно отношение, по мысли В. Н. Мясищева, является интегратором этих свойств, что и обеспечивает целостность, устойчивость, глубину и последовательность поведения личности.

Второе положение - это развитие и углубление традиции, идущей от А. Ф. Лазурского. Развивая его идеи об отношении личности, В. Н. Мясищев строит свою концепцию личности, центральным элементом которой является понятие "отношение",

Отношение личности - это активная, сознательная, интегральная, избирательная, основанная на опыте связь личности с различными сторонами действительности. По мысли В. Н. Мясищева, отношение - это системообразующий элемент личности, которая предстает как система отношений. При этом важным моментом является представление о личности как о системе отношений, структурированной по степени обобщенности - от связей субъекта с отдельными сторонами или явлениями внешней среды до связей со всей действительностью в целом. Сами отношения личности формируются под влиянием общественных отношений, которыми личность связана с окружающим миром в целом и обществом в частности.

Действительно, с момента рождения человек вынужден вступать именно в общественные отношения (сначала с матерью - непосредственно-эмоциональные отношения, затем с окружающими его близкими, сверстниками, воспитателями, педагогами, коллегами и т, д. в виде игровой, учебной, общенческой и трудовой деятельности), которые, преломляясь через "внутренние условия", способствуют формированию, развитию и закреплению личностных, субъективных отношений человека. Эти отношения выражают личность в целом и составляют внутренний потенциал человека. Именно они проявляют, т. е. обнаруживают для самого человека скрытые, невидимые его возможности и способствуют появлению новых. Автор особо подчеркивает регулятивную роль отношения в поведении человека.

Структура отношения. В. Н. Мясищев выделяет в отношении "эмоциональную", "оценочную" (когнитивную, познавательную) и "конативную" (поведенческую) стороны. Каждая сторона отношения определяется характером жизненного взаимодействия личности с окружающей средой и людьми, включающего различные моменты от обмена веществ до идейного общения.

Эмоциональный компонент способствует формированию эмоционального отношения личности к объектам среды, людям и самому себе.

Познавательный (оценочный) способствует восприятию и оценке (осознанию, пониманию, объяснению) объектов среды, людей и самого себя.

Поведенческий (конативный) компонент способствует осуществлению выбора стратегий и тактик поведения личности по отношению к значимым (ценным) для нее объектам среды, людям и самому себе.

Виды отношений. Прежде всего они разделяются на положительные и отрицательные как с точки зрения эмоциональной, так и рациональной оценок.

Поведенческая сторона отношения выражается посредством потребностей, поскольку сама потребность,  указывая на свой предмет, тем самым дает и косвенное указание на способ достижения этого предмета.

Эмоциональная сторона отношения выражается посредством привязанности, любви, симпатии и противоположных по знаку чувств - неприязни, вражды, антипатии.

Познавательная или оценочная сторона проявляется в принятых личностью моральных ценностях, выработанных убеждениях, вкусах, склонностях, идеалах.

О развитии отношений. Если личность это система ее отношений, то процесс развития личности обусловливается ходом развития ее отношений. В. Н. Мясищев указывает, что первоначальный период возрастающей избирательности поведения человека характеризуется предотношением, в котором отсутствует элемент сознательности. Нечто, чего человек не осознает, побуждает его к деятельности (неосознаваемая мотивация поведения).

В дальнейшем у 2 - 3-х летнего ребенка развивается выраженная избирательность отношения - к родителям, воспитателям, сверстникам.

В школьном возрасте увеличивается число отношений, возникают внесемейные обязанности, учебный труд, необходимость в произвольном управлении своим поведением.

В старшем школьном возрасте формируются принципы, убеждения, идеалы.

Отношение и установка. Необходимость сопоставления между собой этих психологических понятий обусловлена тем, что каждая из них претендовала на роль всеобъемлющей психологической категории. Неудивительно поэтому проведение специального симпозиума в 1970г., посвященного уточнению роли и места установки и отношения в медицинской психологии.

И отношения, и установки В. Н. Мясищев рассматривает в качестве интегральных психических образований, которые возникают в процессе индивидуального опыта. Установка бессознательна и потому она безлична, а отношение сознательно, "хотя, как подчеркивает В. Н. Мясищев, мотивы или источники его могут не осознаваться". Другое отличие отношения от установки заключается в том, отношение характеризуется избирательностью, а установка готовностью.

Таким образом, отношения и установки это отличные друг от друга психические образования. Поскольку понятие отношения несводимо к другим психологическим категориям (установке, потребностям, мотивам, интересам и т. д.) и не разложимо на другие, оно представляет самостоятельный класс психологический понятий.

3. Концепция личности А.Г. Ковалева.

Личность в трудах А. Г. Ковалева выступает как интегральное образование психических процессов, психических состояний и психологических свойств

Психологические процессы составляют фундамент психической жизни человека. Психические процессы формируют психические состояния, которые характеризуют функциональный уровень психической деятельности. До образования устойчивых психических свойств состояния характеризуют развивающуюся личность ребенка в целом (ребенок капризный, спокойный, аффективный, уравновешенный и т. п.). Смена состояний меняет облик личности ребенка. В определенных условиях одно из состояний может укрепиться и определить некоторые особенности его характера (возбудимый, застенчивый, депрессивный и т. д.).

Психические свойства образуются из психических процессов, функционирующих на фоне психических состояний. Психические свойства характеризуют устойчивый, относительно постоянный уровень активности, характерный для данного человека. В свою очередь, уровень активности определяет ту или иную социальную ценность личности и составляет внутренние субъективные условия развития человека. В процессе развития психические свойства определенным образом связываются друг с другом и образуются сложные структуры.

В качестве таковых А. Г. Ковалев рассматривает темперамент (система природных свойств человека), направленность (система потребностей, интересов и идеалов), способности (интеллектуальные, волевые и эмоциональные свойства), характер (система отношений и способов поведения). Автор отмечает, что "выделение этих структур в какой-то мере условно, так как одни и те же свойства характеризуют не только направленность, но и характер, оказывают влияние на проявление способностей. Однако - продолжает он - следует различать эти структуры как относительно автономные, поскольку при наличии одних и тех же свойств, например, направленности, люди могут разниться друг от друга по способностям, темпераменту и характеру".

Дальнейшая эволюция взглядов А. Г. Ковалева на структуру личности незначительна. В 1981 г. в главе, посвященной личности в учебнике по общей психологии, он пишет, что первым компонентом в структуре личности является направленность, вторым - способности, третьим - характер, четвертым - система управления, которую обозначают понятием "Я", а пятый - психические процессы.

Сама личность представляет собой синтез названных выше структур. Независимость, произвольность поведения и зрелость человеческой личности обеспечивается этим синтезом.

4. Концепция личности В.С. Мерлина.

Из всех других отечественных концепций личности наиболее близко к вышеперечисленным в содержательном плане примыкает концепция личности В. С. Мерлина - основателя и руководителя пермской школы психологов.

Что же сближает позицию В. С. Мерлина с позициями ленинградских психологов? Прежде всего, это взгляд на понимание самого сво-ства личности.

Во-первых, под психическими свойствами личности В. С. Мерлин понимает "такие свойства, которые характеризуют человека как субъекта общественно-трудовой деятельности".

Следующий аспект взглядов В. С. Мерлина- психологическое содержание этих свойств. "Для характеристики человека как субъекта деятельности, пишет автор, необходимо и достаточно охарактеризовать его отношение к объекту деятельности. ... Каждое психическое свойство личности выражает отношение к действительности, Таким образом, в концепции В. С. Мерлина понятие отношение, так же как в вышеприведенных концепциях, играет центральную и ведущую роль. Вместе с тем автор подчеркивает, что отношение, характеризующее свойства личности, отличается "от других психических свойств и явлений, характеризующих отношение человека".

Во-первых, отношения, выражающие свойства личности - это отношения сознания как целого, а не отдельных его сторон, Например, наблюдательность, эмоциональность, внимательность - это свойства отдельных сторон сознания.

Во-вторых, отношения, характеризующие свойства личности, "представляют собой отношение к чему-то объективному, находящемуся вне сознания - это отношение к труду, к людям, к коллективу, вещам и т. п.". К примеру, наблюдательность или вдумчивость выражают отношение человека к собственной психической деятельности: потребность наблюдать либо размышлять.

В-третьих, отношения личности "представляют собой в высокой степени обобщенные отношения к определенной стороне действительности, имеющей особое значение в общественно-трудовой деятельности".

Последнее отличие отношений, выражающихся в свойствах личности, состоит в их устойчивости и постоянстве. Именно благодаря  этому личность способна противостоять воздействиям среды, преодолевать сопротивление внешних условий, осуществлять свои цели и намерения.

"Таким образом, заключает В. С. Мерлин, психические свойства личности выражают высоко обобщенное, относительно устойчивое и постоянное отношение сознания в целом к определенным объективным сторонам действительности. Такие отношения мы в дальнейшем будем называть отношениями личности".

Уточнив свое представление об отношениях личности, В. С. Мерлин вслед за В. Н, Мясищевым отказывается выстраивать здание личности, элементами которой являются отдельные блоки (структуры). Он подчеркивает, что структуру личности нельзя характеризовать как систему, складывающуюся из нескольких различных групп психических свойств - темперамента, характера, способностей и направленности. Это - принципиальная позиция ученого, отличающая его от всех других отечественных исследователей.

Во-первых, по мнению В. С. Мерлина, свойства темперамента не относятся к свойствам личности, поскольку это свойства индивида. А, во-вторых, характер, способности и направленность представляют собой не разные подсистемы (подструктуры) а разные функции одних и тех же свойств личности.

Действительно, поскольку свойства личности это далее неразложимые, обобщенные, устойчивые и постоянные отношения сознания, то они - эти отношения - являются выражением и направленности, и характера, и способностей. Таким образом, структура личности предстает в виде многоуровневой системы взаимных связей и организации свойств личности. Именно благодаря связям, в которые вступают между собой отдельные свойства, образуются так называемые симптомокомплексы свойств личности.

Симптомокомплексом свойств называются вероятностные связи между свойствами личности (по сути - это факторы по Р. Кеттеллу). Их существует ровно столько, сколько существует относительно независимых отношений личности. Свойства, образующие единый симптомокомплекс, характеризуют тип личности. Действительно, коль скоро отношения личности социально-типичны (вспомним параметры устойчивости и постоянства), то и симптомокомплекс социально-типичен.

Свойства симптомокомплекса:

o объем и широта - количество входящих в него отдельных свойств, по числу которых можно судить о степени обобщенности симптомокомплекса;

o сила и активность отношений личности, лежащих в основе симптомокомплекса (так называемый энергезирующий мотив);

o устойчивость - пластичность отношений личности.

Когда отношение личности имеет высокую степень всех 3-х форм свойств, тогда оно в наибольшей мере детерминирует целостную психологическую характеристику личности.

Поскольку одно из центральных положений во взглядах В. С. Мерлина на структуру личности принадлежит системе связей, важно установить их виды и уровни организации. Здесь мы сталкиваемся с важнейшими достижениями В. С. Мерлина и его учеников в эмпирическом изучении личности, на котором следует остановиться отдельно.

Никто никогда не оспаривал положения о многоуровневой структуре человека, в том числе и личности, как многоуровневого целостного образования. Наиболее распространенным в науках о человеке был традиционный дихотомичный принцип иерархизации систем человека - выделение в нем биологически и социально обусловленных свойств.

Таким образом, В. С. Мерлин выделяет, во-первых, инвариантные функциональные зависимости внутри подсистем, а, во-вторых, много-многозначные связи между разноуровневыми свойствами.

К заслуге В. С. Мерлина следует отнести и выделение сложной иерархии подсистем интегральной индивидуальности внутри биологического и социального.

Все это позволяет В. С. Мерлину найти способ и соединения и, главное, изучения ранее изолированных и независимо друг от друга изучавшихся закономерностей.

Между различными уровнями организации всегда существуют опосредующие звенья, и задача интегрального исследования заключается в установлении процесса опосредования свойств одного уровня свойствами другого и изучения изменений этих опосредований в процессе онтогенеза.

Соединение этих двух принципов - много-многозачных связей и иерархической организации, позволило В. С. Мерлину выстроить свою динамичную структуру личности, состоящей из следующих систем.

I. Система индивидуальных свойств организма, которую образуют подсистемы:

o биохимические,

o общесоматические,

o свойства нервной системы (нейродина-мические).

II. Система индивидуальных психических свойств с подсистемами:

o психодинамических свойств (свойств темперамента) ,

o психических свойств личности.

III. Система социально-психологических индивидуальных свойств с подсистемами:

o социальных ролей, исполняемых в группе и коллективе,

o социальных ролей, исполняемых в социально-исторических общностях.

Процесс развития личности выражается в увеличении связей между свойствами, относящимися к разным уровням организации индивидуальности и увеличении тенденции много-многозначности этих связей.

Литература:

1. Аверин В.А. Психология личности: Учебное пособие. - СПб,. 2001.

2. Ковалев А.Г. Психология личности. - М., 1970.

3. Лазурский А.Ф. Очерк науки о характерах. - М., 1995.

4. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. - М., 1986.

Лекция 3.

Личность в отечественной психологии.

1. Концепции личности К.К. Платонова.

2. Концепции личности А.Н. Леонтьева.

3. Концепции личности Л.И. Божович.

4. Концепции личности С.Л. Рубинштейна.

5. Концепции личности Д.Н. Узнадзе.

6. Концепции личности В.А. Ядова.

1. Концепции личности К.К. Платонова.

Данная концепция наиболее яркий образец реализации идей структурного подхода к пониманию личности человека. К. К. Платонов рассматривает личность как динамическую систему, т. е. систему, развивающуюся во времени, изменяющую состав входящих в нее элементов и связей между ними, при сохранении функции.

В этой системе автор выделяет четыре подструктуры личности. Критериями выделения подструктур являются следующие:

o отношение биологического и социального, врожденного и приобретенного, процессуального и содержательного;

o внутренняя близость черт личности, входящих в каждую подструктуру;

o каждая подструктура имеет свой особый, основной для нее инструмент формирования (воспитание, обучение, тренировка, упражнение);

o объективно существующая иерархическая зависимость подструктур;

o исторические критерии, используемые для сущностного понимания личности:

* личность как сумма психических свойств,

* личность как опыт человека,

* биологизация личности,

*социологизация личности.

Применение данных критериев к анализу личности позволило автору выделить в ее структуре следующие основные подструктуры.

1. Подструктура направленности и отношений личности, которые проявляются в виде моральных черт. Они не имеют врожденных задатков и формируются путем воспитания. Поэтому эта подструктура может быть названа социально обусловленной. Она включает желания, интересы, склонности, стремления, идеалы, убеждения, мировоззрение. Все это - формы проявления направленности, в которых проявляются отношения личности. Однако К. К. Платонов рассматривает отношение не как свойство личности, а как "атрибут сознания, наряду с переживанием и познанием, определяющим различные проявления его активности". По К. К. Платонову параметры этой подструктуры следует рассматривать на социально-психологическом уровне.

2. Подструктура опыта, которая "объединяет знания, навыки, умения и привычки, приобретенные путем обучения, но уже с заметным влиянием биологически и даже генетически обусловленных свойств личности". К. К. Платонов признает, что "далеко не все психологи рассматривают указанные свойства как свойства личности".

Но закрепление их в процессе обучения делает их типичными, что и позволяет их считать свойствами личности. Ведущая форма развития качеств этой подструктуры - обучение обусловливает и уровень их анализа - психолого-педагогический.

3. Подструктура индивидуальных особенностей психических процессов или функций памяти, эмоций, ощущений, мышления, восприятия, чувств, воли. К. К. Платонов намеренно устанавливает такой порядок их следования, подчеркивая тем самым силу биологической и генетической обусловленности психических процессов и функций. В наибольшей мере это характерно для памяти, поскольку психическая память развивалась на основе физиологической и генетической памяти, а без нее не могли бы существовать другие психические процессы и функции. Что касается эмоций и ощущений, то они свойственны как человеку, так и животным. Уже поэтому видно отчетливое влияние на их развитие биологического фактора.

Процесс формирования и развития индивидуальных особенностей психических процессов осуществляется путем упражнения, а изучается данная подструктура в основном на индивидуально-психологическом уровне.

4. Подструктура биопсихических свойств, в которую входят "половые и возрастные свойства личности, типологические свойства личности (темперамент). Процесс формирования черт этой подструктуры, а точнее их переделки, осуществляется путем тренировки. "Свойства личности, входящие в эту подструктуру, несравнимо больше зависят от физиологических особенностей мозга, а социальные влияния их только субординируют и компенсируют". Поскольку активность этой подструктуры определяется силой нервной системы, то изучаться она должна на психофизиологическом и нейропсихологическом, вплоть до молекулярного, уровне.

Таким образом, по мнению К. К. Платонова, в эти подструктуры "могут быть уложены все известные свойства личности. Причем часть этих свойств относится, в основном, только к одной подструктуре, например, убежденность и заинтересованность - к первой; начитанность и умелость - ко второй; решительность и сообразительность - к третьей; истощаемость и возбудимость - к четвертой. Другие, а их болшинство, лежат на пересечениях подструктур и являются результатом взаимосвязей различных собственных подструктур. Примером может быть морально-воспитанная воля, как взаимосвязь 1-й и 3-й подструктур; музыкальность, как взаимосвязь 3-й, 4-й и обычно 2-й подструктур.

2. Концепции личности А.Н. Леонтьева.

В отличие от предыдущих и последующих отечественных концепций личности эта характеризуется высоким уровнем абстрактности. При всем ее отличии от других имеется общая посылка с ними. Суть ее в том, что, по мнению А. Н. Леонтьева, "личность человека "производится" - создается общественными отношениями". Таким образом, очевидно, что в основе представлений о личности отечественных психологов лежит марксистской постулат о ней как о совокупности общественных отношений. Однако толкование этих отношений различно. Как же понимает их А. Н. Леонтьев? В приведенном определении появляется существенное добавление: "личность создается общественными отношениями, в которые индивид вступает в своей предметной деятельности".

Таким образом, на первый план выступает категория деятельности субъекта, поскольку "именно деятельность субъекта является исходной единицей психологического анализа личности, а не действия, не операции или блоки этих функций; последние характеризуют деятельность, а не личность".

Каковы же следствия этого принципиального положения?

Во-первых, А. Н. Леонтьеву удается провести разграничительную линию между понятиями индивид и личность. Если индивид - это неделимое, целостное, со своими индивидуальными особенностями генотипическое образование, то личность - тоже целостное образование, но не данное кем-то или чем-то, а произведенное, созданное в результате множества предметных деятельностей. Итак, положение о деятельности как единице психологического анализа личности - это первый принципиально важный теоретический постулат А. Н. Леонтьева.

Другой столь же важный постулат - это обращенное А. Н. Леонтьевым положение С. Л. Рубинштейна о внешнем, действующем через внутренние условия. А. Н. Леонтьев полагает: если субъект жизни (заметьте, не индивид!) обладает "самостоятельной силой реакции", иными словами, активностью, то тогда справедливо: "внутреннее (субъект) действует через внешнее и этим само себя изменяет".

Итак, развитие личности предстает перед нами как процесс взаимодействий множества деятельностей, которые вступают между собой в иерархические отношения. Личность выступает как совокупность иерархических отношений деятельностей. Их особенность состоит, по выражению А. Н. Леонтьева, в "отвязанности" от состояний организма. "Эти иерархии деятельностей порождаются их собственным развитием, они-то и образуют ядро личности", - отмечает автор. Но возникает вопрос о психологической характеристике этой иерархии деятельностей.

Для психологической трактовки "иерархии деятельностей" А.Н. Леонтьев использует понятия "потребность", мотив", "эмоция", "значение" и "смысл". Отметим, что само содержание деятельностного подхода меняет традиционное соотношение и между этими понятиями и смысл некоторых из них.

По сути потребность замещается мотивом, так как "до своего первого удовлетворения потребность "не знает своего предмета" ... и потому он "должен быть обнаружен. Только в результате такого обнаружения потребность приобретает свою предметность, а воспринимаемый (представляемый, мыслимый) предмет - свою побудительную и направляющую деятельность, т. е. становится мотивом". Иными словами, в процессе взаимодействия субъекта с предметами и явлениями окружающей среды ему открывается их объективное значение. Значение представляет собой обобщение действительности и "принадлежит прежде всего миру объективно-исторических явлений". Таким образом, иерархия деятельностей на наших глазах превращается в иерархию мотивов. Но мотивы, как известно, бывают разные. Какие мотивы имеет в виду А. Н. Леонтьев?

Для выяснения этого он обращается к анализу категории эмоций. В рамках деятельностного подхода эмоции не подчиняют себе деятельность, а являются ее результатом и "механизмом" ее движения. Особенность эмоций, уточняет А. Н. Леонтьев, состоит в том, что они отражают отношения между мотивами (потребностями) и успехом или возможностью успешной реализации отвечающей им деятельности субъекта. "Они (эмоции) возникают вслед за актуализацией мотива и до рациональной оценки субъектом своей деятельности" (выделено нами - В. А.). Таким образом, эмоция порождает и задает состав переживания человеком ситуации реализации-нереализации мотива деятельности. Рациональная оценка следует за этим переживанием, придает ему определенный смысл и завершает процесс осознания мотива, сопоставления и совпадения его с целью деятельности. Именно личностный смысл выражает отношение субъекта к осознаваемым им объективным явлениям. Таким образом, место просто мотива занимает так называемый мотив-цель, понятие, вводимое А. Н. Леонтьевым как структурный элемент будущего каркаса личности.

Итак, существуют мотивы-стимулы, т. е. побуждающие, порой остро эмоциональные, но лишенные смыслообразующей функции, и смыслообразующие мотивы или мотивы-цели, тоже побуждающие деятельность, но при этом придающие ей личностный смысл. Иерархия этих мотивов составляют мотивационную сферу личности, центральную в структуре личности А. Н. Леонтьева, поскольку иерархия деятельностей осуществляется посредством адекватной ей иерархии смыслообразующих мотивов. По его мнению "структура личности представляет собой относительно устойчивую конфигурацию "главных, внутри себя иерархизованных, мотивационных линий. Внутренние отношения главных мотивационных линий ... образуют как бы общий "психологический" профиль личности".

Все это позволяет А. Н. Леонтьеву выделить три основных параметра личности:

* широту связей человека с миром (посредством его деятельностей);

* степень иерархизованности этих связей, преобразованных в иерархию смыслообразующих мотивов (мотивов-целей);

* общую структуру этих связей, точнее мотивов-целей.

Процесс становления личности по А. Н. Леонтьеву есть процесс "становления связной системы личностных смыслов".

3. Концепции личности Л.И. Божович.

Если в концепции А. Н. Леонтьева центральное место принадлежит понятию "личностный смысл", то у Л. И. Божович в качестве системообразующего признака структуры личности выступает "внутренняя позиция личности" или ее направленность. "На основании теоретического анализа, пишет Л. И. Божович, мы выдвинули гипотезу о том, что целостная структура личности определяется, прежде всего, ее направленностью". Основу направленности составляет возникающая в течение жизни "устойчиво доминирующая система мотивов, в которой основные, ведущие мотивы, подчиняя себе все остальные, характеризуют строение мотивационной сферы человека". Наличие такой иерархической системы и обеспечивает наивысшую устойчивость личности. Именно содержание направленности личности обусловливает все ее особенности: интересы, стремления, переживания, черты характера. Более того, по мнению Л. И. Божович, от направленности личности зависит не только комплекс присущих личности качеств, но строение каждого из них.

Становится очевидным, что ведущая сфера в структуре личности Л. И. Божович - это аффективно-потребностно-мотивационная сфера. Процесс развития и становления личности ребенка рассматривается как последовательный переход от элементарных, неосознаваемых или частично осознаваемых потребностей, непосредственно побуждающих его поведение, к потребностям опосредованным, действующим через сознательно поставленные цели и намерения.

Каждый возраст характеризуется своей специфической для него "констелляцией" мотивов и особым характером их иерархической структуры. В раннем детстве жизнь и поведение ребенка определяются временным соподчинением непосредственных аффективных тенденций, возникающих ситуативно, практически вне сознания самого ребенка. В дальнейшем, на основе относительно постоянных доминирующих потребностей складывается более устойчивая иерархия мотивов. На завершающем этапе иерархическая система мотивов приобретает максимальную устойчивость и свободу от внешних воздействий, так как опирается на собственные взгляды и убеждения субъекта.

4. Концепция личности С.Л. Рубинштейна.

Первое, на что специально обращает внимание С. Л. Рубинштейн, приступая к характеристике личности, это зависимость психических процессов от личности. По мнению автора, это выражается, во-первых, в индивидуально-дифференциальных различиях между людьми. У разных людей, в зависимости от их индивидуальных, т. е. личностных особенностей, имеются различные типы восприятия, памяти, внимания, стили умственной деятельности.

Во-вторых, личностная зависимость психических процессов выражается в том, что сам ход развития психических процессов зависит от общего развития личности. Смена жизненных эпох, через которые проходит каждая личность и происходит ее развитие, приводит не только к смене жизненных установок, интересов, ценностных ориентации, но и к смене чувств, волевой жизни. Как болезнь (ее протекание) оказывает влияние на существенные изменения в личности больного, так и личностные изменения в ходе ее развития приводят к изменениям в психических процессах (познавательных, аффективных, волевых).

В-третьих, зависимость психических процессов от личности выражается в том, что сами эти процессы не остаются независимо развивающимися процессами, а превращаются в сознательно регулируемые операции, т. е. психические процессы становятся психическими функциями личности. Так, восприятие в ходе развития личности превращается в более или менее сознательно регулируемый процесс наблюдения, а непроизвольное запечатление сменяется сознательным запоминанием. Внимание в своей специфически человеческой форме оказывается произвольным, а мышление - это совокупность операций, сознательно направляемых человеком на решение задач. Исходя из данного контекста, вся психология человека является психологией личности.

Следующее важное для психологической концепции личности положение состоит в том, что любое внешнее воздействие действует на индивида через внутренние условия, которые у него уже сформировались ранее, также под влиянием внешних воздействий. Раскрывая это положение, С. Л. Рубинштейн отмечает: "чем "выше" мы поднимаемся, - от неорганической природы к органической, от живых организмов к человеку, - тем более сложной становится внутренняя природа явлений и тем большим становится удельный вес внутренних условий по отношению к внешним". Именно это методологическое положение, выведенное С. Л. Рубинштейном, делает понятным хорошо известную формулу: "личностью не рождаются - ею становятся". Действительно, каждый вид психических процессов, выполняя свою роль в жизни личности, в ходе деятельности переходит в свойства личности. Поэтому психические свойства личности - не изначальная данность; они формируются и развиваются в ходе деятельности.

Итак, для понимания психологии личности, с точки зрения С. Л. Рубинштейна, становятся важными следующие положения:

1) психические свойства личности в ее поведении, в действиях и поступках, которые она совершает, одновременно и проявляются, и формируются;

2) психический облик личности во всем многообразии ее свойств определяется реальным бытием, образом жизни и формируется в конкретной деятельности;

3) процесс изучения психического облика личности предполагает решение трех вопросов:

o чего хочет личность, что для нее привлекательно, к чему она стремится? Это вопрос о направленности, установках и тенденциях, потребностях, интересах и идеалах;

o что может личность? Это вопрос о способностях, о дарованиях человека, о его одаренности;

o что личность есть, что из ее тенденций и установок вошло у нее в плоть и кровь и закрепилось в качестве стержневых особенностей личности. Это вопрос о характере.

Выделив эти аспекты психического облика личности, С. Л. Рубинштейн подчеркивал, что они взаимосвязаны и взаимообусловлены, что в конкретной деятельности они сплетены в единое целое. Направленность личности, ее установки, порождая в однородных ситуациях определенные поступки, переходят затем в характер и закрепляются в нем в виде свойств. Наличие же интересов к определенной области деятельности стимулирует развитие способностей в этом направлении, а наличие способностей, обусловливая успешную работу, стимулирует интерес к ней.

Также тесно связаны между собой способности и характер. Наличие способностей порождает у человека уверенность в себе, твердость и решительность или, напротив, самомнение или беспечность. Равно и свойства характера обусловливают развитие способностей, поскольку способности развиваются посредством их реализации, а это в свою очередь зависит от свойств характера - целеустремленности, настойчивости и т. п. Таким образом, в реальной жизни все стороны, аспекты психического облика личности, переходя друг в друга, образуют неразрывное единство.

5. Концепции личности Д.Н. Узнадзе.

Совершенно особое место в советской психологической науке занимал этот ученый - автор оригинальной теории установки. Получив высшее образование в Германии, занимаясь у В. Вундта, И. Фолькета и др., он защищает в 1909 г. докторскую диссертацию на тему "Метафизическое мировоззрение В. Соловьева и его теория познания", после чего возвращается в Грузию.

Стержневым предметом исследований Д. Н. Узнадзе на кафедре психологии и в лаборатории экспериментальной психологии в университете в Тбилиси была экспериментальная психология установки. Результаты исследований были опубликованы в обобщающей работе "Экспериментальные основы психологии установки", вышедшей накануне его смерти в 1949г.

Экспериментально изучая различного рода иллюзии, Д, Н. Узнадзе пришел к выводу, что решающая роль в их возникновении принадлежит так называемой установке. Он подчеркивал, что установка это "целостное состояние субъекта", его целостная направленность в определенную сторону, на определенную активность. Согласно концепции Узнадзе, в случае "наличия какой-нибудь потребности и ситуации ее удовлетворения в субъекте возникает специфическое состояние, которое можно охарактеризовать как установку - склонность, направленность, готовность к совершению определенной деятельности, направленной на удовлетворение актуальной потребности". Таким образом, установка выражает готовность человека к активности, определяет его направленность и избирательность поведения. Установка как динамическое состояние включает в себя как момент мотивации, так и момент направленности.

По мнению Д. Н. Узнадзе, установка регулирует поведение на двух уровнях регуляции психической активности: бессознательном и сознательном. Поведение на бессознательном или импульсивном уровне осуществляется на основе импульсивной (моментной) установки практического поведения целостного состояния индивида, которое возникает под действием ситуации с одной стороны, и импульсов актуализированной потребности - с другой. Условиями такого поведения являются наличие потребности и ситуации ее реализации.

На сознательном уровне наличная ситуация становится предметом познания субъекта. Этот процесс Узнадзе назвал объективацией. Необходимость в ней возникает при задержке удовлетворения актуальной потребности в связи с изменившейся обстановкой, в результате чего перед субъектом встает вопрос о дальнейшей программе поведения. Ведущая роль при этом переходит от установки к "активированному на основе объективации мышлению". Иными словами, возникшая перед индивидом проблемная ситуация требует от него потребности познания (объективации) ее. Результатом объективации становится установка теоретического поведения или установка познания, которая составляет основу теоретической, познавательной деятельности субъекта.

Ш. А. Надирашвили - ученик Узнадзе - выделил еще один - социальный уровень психической активности, осуществляемый на уровне личности. В этом случае источником социального поведения личности являются социальные установки (установки социального поведения), формирующиеся на основе социальных потребностей и воображенного приемлемого поведения. Социальные установки фиксируются в самосознании личности, в его "психологическом автопортрете".

Все это позволяет рассматривать установку в качестве основной общепсихологической характеристики личности.

По мнению другого ученика Узнадзе - А. С. Прангишвили, с помощью понятия установки можно преодолеть понимание личности как некоторого конгломерата ее свойств и внести в исследование личности целостный и динамический подход.

6.  Концепция личности  В.А. Ядова.

Эту концепцию скорее можно отнести к социально-психологической, в которой учитываются и общепсихологические особенности структуры личности и конкретно-социальные условия, в которых эта личность формируется. В основу концепции автором положены установочные или диспозиционные механизмы регуляции социального поведения личности, о которых говорилось выше. Это означает, что поведение личности регулируется ее диспозиционной системой, однако, в каждой конкретной ситуации в зависимости от ее цели ведущая роль принадлежит определенному уровню диспозиций. Поскольку сама диспозиция (установка) формируется при наличии потребности и соответствующей ей ситуации, в которой она может быть реализована, то иерархии диспозиций соответствуют иерархия потребностей, с одной стороны, и иерархия ситуаций, с другой.

Что касается иерархии потребностей, то их классификация осуществляется В. А. Ядовым по принципу предметной направленности человеческих потребностей как потребностей физического и социального существования. Основанием классификации, по словам автора, с одной стороны, выступает разделение потребностей на биогенные и социогенные, а с другой - выделение различных видов социогенных потребностей на основе включения личности во все более расширяющиеся сферы деятельности, общения. На этом основании выделяются следующие виды потребностей:

o психофизиологические, витальные потребности,

o потребности в ближайшем семейном окружении,

o потребности включения в многочисленные малые группы и коллективы,

o потребности включения в целостную социальную систему.

Условия деятельности или ситуации, в которых могут быть реализованы данные потребности, также образуют иерархическую структуру. За основание классификации автор предлагает принимает "длительность времени, в течение которого сохраняется основное качество данных условий", иными словами, устойчивость ситуации.

Низший уровень этой структуры составляют наименее устойчивые "предметные ситуации". В течение краткого промежутка времени человек переходит из одной ситуации в другую.

Следующий уровень - это "условия группового общения". Эти ситуации более устойчивы, поскольку основные требования группы, закрепленные в "групповой морали", сохраняются неизменными в течении значительного времени. Еще более устойчивы во времени условия деятельности в той или иной социальной сфере - труда, досуга, семейной жизни.

Максимально устойчивыми оказываются общие социальные условия жизнедеятельности человека - экономические, политические, культурные. Эти условия претерпевают значительные изменения в рамках "исторического" времени.

Поскольку, как отмечалось выше, диспозиции личности представляют собой продукт "столкновения" потребностей и ситуаций, в которых потребности удовлетворяются, то формируется соответствующая иерархия (система) диспозиций.

Первый, низший уровень образуют элементарные фиксированные установки. Они формируются на основе потребностей физического существования и простейших, предметных ситуаций. Эти установки лишены модальности и не осознаваемы. Они лишь лежат в основе сознательных процессов.

Второй уровень диспозиционной системы - социально фиксированные установки или социальные установки. Ведущими факторами их формирования являются социальные потребности, связанные с включением личности в первичные группы и соответствующие им социальные ситуации. Социальные установки образуются на базе оценки отдельных социальных объектов (или их свойств) и отдельных социальных ситуаций. По сути это "отношения личности" по В. Н. Мясищеву.

Третий уровень системы составляет общая (доминирующая) направленность интересов личности. Она формируется на основе более высоких социальных потребностей и представляет собой предрасположенность к идентификации с той или иной областью социальной деятельности. У одних людей мы обнаруживаем доминирующую направленность интересов в сферу профессиональной деятельности, у других - семьи, у третьих - досуга (хобби) и т. д.

Высший уровень диспозиционной системы образует система ценностных ориентации на цели жизнедеятельности и средства их достижений. Она формируется на основе высших социальных потребностей личности (потребность включения в социальную среду) и в соответствии с образом жизни, в котором могут быть реализованы социальные и индивидуальные ценности личности. Именно этому уровню принадлежит решающая роль в саморегуляции поведения.

Все элементы и уровни диспозиционной системы не изолированы друг от друга. Напротив, они тесно взаимодействуют между собой, а сам механизм взаимосвязи, по мнению В. А. Ядова, следует рассматривать как "механизм мотивации, обеспечивающий целесообразное управление поведением личности, его саморегуляцию". Важнейшая функция диспозиционной системы состоит в регуляции социального поведения личности. Само поведение представляет собой сложную структуру, внутри которой можно выделить несколько иерархически расположенных уровней.

Первый уровень - это поведенческие акты, реакции субъекта на актуальную предметную ситуацию. Их целесообразность детерминирована необходимостью установления адаптивных отношений между средой и индивидом.

Следующий уровень поведения - привычное действие или поступок, формирующийся из целого ряда поведенческих актов. Поступок - это элементарная социально значимая единица поведения, цель которого в установлении соответствия между социальной ситуацией и социальной потребностью.

Целенаправленная последовательность поступков образует поведение в той или иной сфере деятельности, которая представляется для человека максимально значимой, К примеру, ярко выраженное профессиональное поведение, реализующее себя в стиле профессиональной деятельности.

Наконец, целостность поведения в различных сферах жизнедеятельности человека и есть собственно проявление деятельности во всем ее объеме. Целеполагание на этом уровне представляет собой некий "жизненный план".

Завершая характеристику свой концепции личности, В. А. Ядов подчеркивает, что "диспозиционная регуляция социального поведения есть в то же время и диспозиционная мотивация, т. е. механизм, обеспечивающий целесообразность формирования различных состояний готовности к поведению. При этом регуляция социального поведения должна быть истолкована в контексте всей диспозиционной системы личности".

                                      Литература:

1. Аверин В.А. Психология личности: Учебное пособие. - СПб,. 2001.

2. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968.

3. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1977.

4. Норакидзе В. Г. Характер и фиксированные установки. - Тбилиси, 1966.  

5. Платонов К. К. Структура и развитие личности. - М., 1986.

6. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. Под ред. В. А. Ядова. - М., 1979.

7. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. - СПб., 1999.

8.  Узнадзе Д.Н. Теория установки. Москва-Воронеж. 1997.

Лекция 4.  Учение Б.Г. Ананьева о человеке.

План лекции:

1. Эмпирическая характеристика личности.

2. Психология индивидуальности.

1. Эмпирическая характеристика личности.

Приступая к изложению этой темы, хотелось бы подчеркнуть, что выдающейся заслугой Бориса Герасимовича Ананьева (1907 - 1972) стала его идея о единстве естественного и общественного в структуре человеческого развития. Иными словами, психология - это наука о человеке, где психика предстает как интеграция филогенеза, онтогенеза, социализации и истории человечества. Такое понимание предмета психологии позволяет максимально полно реализовать принцип единства биологического и социального в человеке в ходе его индивидуального развития. Это означает, что в человеке имеются структуры, относящиеся в большей мере либо к биологическому, либо к социальному началу.

По мнению Б. Г. Ананьева единство биологического и социального в человека обеспечивается посредством единства таких его макрохарактеристик как индивид, личность, субъект и индивидуальность.

Носителем биологического в человеке является, главным образом, индивид. Человек как индивид представляет собой совокупность природных, генетически обусловленных свойств, развитие которых осуществляется в ходе онтогенеза, результатом чего становится биологическая зрелость человека. Человека как индивида и его развитие в онтогенезе изучают: общая, дифференциальная, возрастная психологии, психофизиология, онтопсихофизиология.

Социальное представлено в человеке посредством личности и субъекта деятельности. При этом речь не идет о противопоставлении биологического и социального хотя бы потому, что индивид в ходе индивидуальной жизни социализируется и приобретает новые свойства. С другой стороны, личностью и субъектом деятельности человек может стать лишь на основе некоторых индивидных структур.

Каждый человек как личность проходит свой жизненный путь, в рамках которого происходит социализация индивида и формируется его социальная зрелость. Человек как личность представляет собой совокупность общественных отношений: экономических, политических, правовых. Человека как личность изучают: общая, дифференциальная, сравнительная психологии, психолингвистика, психология отношений, психологическое учение о мотивации.

Однако человек - это не только индивид и личность, но и носитель сознания, субъект деятельности, производящий материальные и духовные ценности, Человек как субъект предстает со стороны его внутренней, психической жизни, как носитель психических явлений. Структура человека как субъекта деятельности образуется из определенных свойств индивида и личности которые соответствуют предмету и средствам деятельности. Основу предметной деятельности человека составляет труд и потому он выступает как субъект труда. Основу теоретической или познавательной деятельности составляют процессы познания, и потому человек предстает как субъект познания, В основе коммуникативной деятельности лежит общение, что позволяет рассматривать человека в качестве субъекта общения. Результатом осуществления различных видов деятельности человека как субъекта становится достижение им психической зрелости. Человека как субъекта деятельности изучают: психология познания, творчества, труда, общая и генетическая психологии.

Таким образом, каждый человек предстает в виде некоей целостности - как индивид, личность и субъект, обусловленной единством биологического и социального. Как индивид он развивается в онтогенезе, а как личность он проходит свой жизненный путь, в ходе которого осуществляется социализация индивида.

Однако для каждого из нас очевидно и то, что все мы отличаемся друг от друга своим темпераментом, характером, стилем деятельности, поведения и т. д. Поэтому, кроме понятий индивида, личности и субъекта используется и понятие индивидуальности. Индивидуальность - это неповторимое сочетание в человеке его черт из всех трех названных выше подструктур психики. Человек как индивид, личность и субъект деятельности может быть отнесен к определенным классам, группам и типам. Но как индивидуальность он существует в единственном числе и неповторим в истории человечества. Понять индивидуальность можно, лишь объединив все факты и данные о человеке во всех аспектах его бытия. С этой точки  Однако для каждого из нас очевидно и то, что все мы отличаемся друг от друга своим темпераментом, характером, стилем деятельности, поведения и т. д. Поэтому, кроме понятий индивида, личности и субъекта используется и понятие индивидуальности.

Индивидуальность - это неповторимое сочетание в человеке его черт из всех трех названных выше подструктур психики. Человек как индивид, личность и субъект деятельности может быть отнесен к определенным классам, группам и типам. Но как индивидуальность он существует в единственном числе и неповторим в истории человечества. Понять индивидуальность можно, лишь объединив все факты и данные о человеке во всех аспектах его бытия. С этой точки зрения индивидуальность - это функциональная характеристика человека, проявляющая себя на всех уровнях его структурной организации - индивида, личности, субъекта деятельности. Именно на уровне индивидуальности возможны наивысшие достижения человека, поскольку индивидуальность проявляется во взаимосвязи и единстве свойств человека как индивида, личности и субъекта деятельности

(рис. 1).

Таким образом, приступая к психологической характеристике человека, необходимо дать психологическую характеристику человека как индивида, собственно личности, субъекта деятельности и индивидуальности.

Свойства субъекта - совокупность деятельностей и меры их продуктивности. Основная форма развития субъекта - история производственной деятельности человека, история формирования его профессиональной деятельности.

 

Результатом развития субъекта является психическая зрелость

Рис. 1. Схема общей структуры человека и развития его свойств (Психология, Учебник. Под ред. А. А. Крылова, 1998)

Основная форма развития личности - жизненный путь, результатом чего становится социальная зрелость.

Свойства индивида - совокупность природных свойств.

Основная форма развития индивида - онтогенез, результатом чего становится биологическая зрелость.

2. Психология индивидуальности.  Б. Г. Ананьев первым в психологии попытался дать психологическую характеристику категории индивидуальности.

В психологии сложилось несколько традиций понимания индивидуальности. Первоначально, индивидуальность рассматривалась как единичность, как неповторимое сочетание разных по степени выраженности, но присущих всем без исключения личностных черт. Однако ярко выраженная черта - это гипертрофия, и с этой точки зрения, чем ярче индивидуальность, тем ближе человек к патологии. Поэтому такое понимание индивидуальности - это выявление вектора потенциальных патологических изменений личности.

Другое понимание индивидуальности связано с выделением у индивида присущих только ему личностных черт, генетически связанных с какими-то случайными обстоятельствами. В этом случае индивидуальность выступает в роли некоего дополнения к личности - носителю существенных свойств и качеств, и определяется как совокупность индивидных и личностных черт, отличающих одного человека от другого.

Наконец, третье понимание индивидуальности связано с работами Б.Г. Ананьева, который видел в ней принципиально новый уровень в структуре человека.

По мнению В. М. Бехтерева, основа индивидуальности - в гармонии частей. Индивидуальность, продолжал он, всегда представляет собой определенную гармонию и обладает своей формой и своей относительной устойчивостью системы. Следовательно, если человек - это система, включающая разные уровни ее организации - индивида, личности и субъекта деятельности, то, следуя логике В, М. Бехтерева, гармоничные отношения между ними - это фундамент индивидуальности человека как системы. В этой связи понятна мысль Б. Г. Ананьева о том, что именно в индивидуальности "замыкается внутренний контур регулирования всех свойств человека как индивида, личности и... субъекта различных деятельностей". Это, а также высказывание Б.Г. Ананьева о том, что "индивидуальность - это глубина личности", подчеркивает функциональный характер индивидуальности.

Каждый человек как целое всегда есть и индивид, и личность, и субъект деятельности. Однако далеко не каждый является индивидуальностью не в смысле индивидуальных отличий на каждом уровне организации, а в смысле их гармоничных отношений, единства разноуровневых свойств. Именно это единство составляет основу для максимально полного развития и выражения человеком своих способностей, помогает ему внести свой собственный неповторимый вклад в общественное развитие. Индивидуальность выражает единство всех уровней организации человека. Каково психологическое содержание индивидуальности?

Психологическое содержание индивидуальности полнее других выражает понятие цельности. Убеждают в этом результаты теоретического анализа характера взаимодействия различных уровней в структуре человека, и их экспериментальная проверка.

На рис. 3 показана схема возможного взаимодействия разных уровней организации в структуре человека. Роль системообразующего качества (фактора) на уровне личности, в структуре которого функционируют и природные свойства индивида, выполняет направленность личности. На уровне субъекта деятельности аналогичную роль выполняет индивидуальный стиль деятельности.

 

Уровни организации человека

Взаимодействуя между собой, направленность личности и индивидуальный стиль деятельности обеспечивают содружество всех уровней, что выражается в единстве личностных и деятельностных характеристик человека. Это единство личности и субъекта деятельности находит свое выражение в успешной трудовой, познавательной и коммуникативной деятельности человека, обусловливая неповторимость его вклада в общественный фонд.

Еще раз повторим мысль о том, что каждый человек предстает одновременно и как индивид, и как личность, и как субъект деятельности, но далеко не всякому удается стать индивидуальностью. Также верно и то, что каждый человек представляет собой структурное целое, но далеко не каждому удается стать цельной личностью, т. е. добиться гармоничного взаимодействия всех качеств, свойств, способов деятельности.

Действительно, немногим удается выразить все свои потенциальные возможности, достичь наивысших результатов в том или ином виде деятельности, сделать ее максимально продуктивной и творческой. Но о тех, кому удается сделать это, мы говорим как о людях в высшей степени успешных и плодотворных. Следовательно, максимальная успешность есть функция двух тесно взаимосвязанных системообразующих факторов - направленности личности и индивидуального стиля деятельности. Важно при этом указать на характер этого взаимодействия. Ведущим фактором в этой паре является направленность личности, т. к. именно на основе позитивного отношения личности к целям своей деятельности ищутся, находятся и приводятся в целесообразную систему способы достижения значимых для личности целей.

Ведомое положение стиля деятельности обусловлено тем, что стиль деятельности, взятый в отдельности, без высокоразвитой способности, не может обеспечить высокоэффективную деятельность. В целом, развитие способности возможно лишь в контексте выраженной направленности личности, поскольку только значимая для личности цель побуждает ее к формированию оптимальной системы действий, направленной на достижение этой цели.

Опираясь на сказанное, можно утверждать, что цельность - это психологический эквивалент индивидуальности человека; она и есть тот психологический механизм, который обусловливает максимальный уровень достижений человека в той или иной деятельности.

Таким образом, цельность человека - единство системообразующих факторов - направленности личности и индивидуального стиля деятельности, презентирующих в структуре человека уровни индивида, личности и субъекта деятельности. Поскольку в цельности интегрируются результаты функционирования человека на уровне личности и субъекта деятельности, она является определяющей для понимания психологического механизма успешности, т. е. достижения человеком наивысших достижений в любой области человеческой деятельности.

Литература:

9. Аверин В.А. Психология личности: Учебное пособие. - СПб,. 2001.

10. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. - СПб., 2001.

11. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. - СПб., 2001.

12. Ананьев Б.Г. Психология и проблемы человекознания. Москва- Воронеж, 1996.

Лекция 4.

Направленность в структуре личности.

План лекции:

1. Направленность как ведущий компонент структуры личности (С.Л. Рубинштейн, К.К. Платонов).  

2. Потребности личности (понятие потребности; этапы формирования, функции потребностей, классификация и виды потребностей).

3. Мотивы личности (понятие мотива; структура, характеристики и функции мотива; классификация мотивов; мотивационные образования и мотивационные черты личности; мотивация личности).

4. Проявление направленности в интересах человека.

  1.  Направленность личности.               

Иерархия потребностей личности и соответствующих им мотивов, по сути, выражает ее генеральную динамическую тенденцию - направленность личности - системообразующее качество личности, своеобразный интегратор всех динамических тенденций личности. Как отмечал С. Л. Рубинштейн, "проблема направленности - это, прежде всего, вопрос о динамических тенденциях, которые в качестве мотивов определяют деятельность, сами, в свою очередь, определяясь ее целями и задачами". Поэтому направленность личности проявляется во всех видах потребностей, мотивах и мотивационных образованиях. Именно направленность определяет психологический облик личности, подчеркивал Б. Ф. Ломов. Именно в направленности выражаются цели, во имя которых действует личность, мотивы, ее субъективные отношения. Поэтому, определяя направленность личности, можно сказать, что она выражает отношение личности к целям ее деятельности на эмоциональном, познавательном (когнитивном) и поведенческом уровнях.

Именно в направленности выражается содержательный, качественный момент потребностно-мотивационной сферы личности как совокупности всех потребностей, мотивов, мотивационных образований и черт личности, которые формируются и развиваются в течение ее жизни. Безусловно, что сама по себе эта сфера динамична и потому изменяется в зависимости от обстоятельств жизни человека. Однако очевидно и другое: некоторые мотивы оказываются достаточно устойчивыми и доминирующими, они образуют своеобразный стержень личности, В них то и проявляется направленность личности.

Б. Ф. Ломов отмечал, что потребностно-мотивационная сфера личности составляет своеобразный фундамент, на котором формируются жизненные цели личности, определяющие ее жизненный путь. В жизненных целях личности находит свое выражение создаваемая ею концепция жизни, ее смысл, согласно которой и выстраивается жизненный путь личности. Поскольку направленность выражает отношение не только к целям деятельности, но и целям - ценностям жизни, постольку в свете той или иной направленности выстраивается жизненный путь личности.

Как говорилось выше, личность характеризуется не только тем, что она хочет, к чему стремится, но и тем, что она может, на что она способна. Но способности характеризуют не только возможности человека. Они неразрывно связаны со склонностями, т. е. включают и момент направленности. Понять способности человека возможно в ходе анализа жизнедеятельности личности.

2. Потребности личности.

   Общепризнано, что потребности - это движущая сила человеческой деятельности, поведения, В то же время существует большой разброс в понимании сущности потребностей - от биологической трактовки до социально-экономической, Рассмотрим наиболее распространенные среди них.

Потребность как нужда - это состояние индивида, создаваемое испытываемой им нуждой в объективных условиях, предметах, объектах, без которых невозможно развитие и существование живых организмов (С. Л. Рубинштейн, Д. Н, Узнадзе, А. Пьерон, В. И. Ковалев, В. А, Ядов, Л. И. Божович).

Однако потребностное состояние у человека возможно и при избытке чего-либо, в связи с чем появляется потребность избавиться от этого избытка, Близким к этому стоит понимание потребности как отражения нужды в сознании человека.

Потребность как зависимость - это состояние организма, выражающее его зависимость от конкретных условий существования (В. А. Василенко, Б, И. Додонов). Однако зависимость показывает лишь, какие отношения существуют между организмом и внешней средой, но не отражает сущности потребностей.

Следует отметить, что приведенные выше два определения потребностей являются наиболее распространенными. Однако, наряду с ними, имеются и другие взгляды.

Потребность как отношение. В этом случае потребность понимается как отношение между субъектом и миром (Д. А. Леонтьев), Это скорее философский подход к пониманию потребностей, чем психологический. Но при этом исчезает собственно психологическое содержание потребностей.

Потребность как отсутствие блата. Состояние отсутствия блага - это и есть потребность (В. С. Магун). Предметом потребности при этом является отсутствующее благо. Если в предыдущем определении психологический подход заменялся философским, то в этом случае - социально-экономическим.

Потребность как отклонение от уровня адаптации. Потребность определяется как отклонение некоторой реальности, внутренней или внешней, от сложившихся ожиданий относительно этой реальности (Д. К. Мак-Клелланд). Человек, например, привык к определенному общению или получает удовольствие от данного вида еды, или определенной обстановки. Отклонение от этого привычного для человека уровня вызывает у него потребность в восстановлении ожидаемого состояния. Другие примеры; привычная обстановка вызывает скуку, которая переживается как потребность в новизне. Достигнутый результат перестает удовлетворять человека, что активизирует потребность в достижении.

Потребность как состояние (И. А. Джидарьян, В. Н. Мясищев, К. Обуховский). Действительно, переживание нужды свидетельствует об изменениях в состоянии организма и личности. Другое дело, является ли это состояние единственным выражением потребности.

Само по себе потребностное состояние лишь сигнализирует о том, что удовлетворение потребности натолкнулось на трудности. Поэтому потребностное состояние заставляет человека лишь искать причину страдания.

Потребность как динамическое состояние (К, Левин). Курт Левин понимал под потребностью динамическое состояние (активность), которое возникает у человека при осуществлении какого-либо намерения, действия. Очевидно, что всякая потребность стремится к удовлетворению. Процесс удовлетворения состоит в разрядке динамического напряжения. Таким образом, потребность - это некая напряженная система (намерение), которая возникает в определенной ситуации, обеспечивает деятельность человека и стремится к разрядке (удовлетворению). Отсюда вытекает, что динамическое состояние, напряжение является решающим фактором, детерминирующим поведение человека.

Анализ приведенных определений потребностей показывает, что все  они содержат в себе факты, которые необходимо учитывать для понимания сути потребностей.

Во-первых, становится очевидным необходимость разделения потребностей на потребности организма и потребности личности. При этом потребности организма (нужды) можно разделить на неосознаваемые (неощущаемые) и осознаваемые (ощущаемые), Потребности личности всегда осознаваемы либо на уровне ощущений (биологические потребности), либо на уровне понимания (социальные потребности).

Во-вторых, очевидно и то, что потребность тесно связана с нуждой. Однако нужда организма в чем-то отражает его объективное состояние, а потребность личности связана с осознанием нужды, т. е. имеет субъективную сторону.

В-третьих, понятно, что из потребности личности невозможно исключить потребностное состояние, отражаемое в сознании субъекта и сигнализирующее о необходимости удовлетворения возникшего желания.

Наконец, в-четвертых, само возникновение потребности является механизмом, запускающим активность человека на достижение цели, способную удовлетворить его потребность.

Учет перечисленных фактов позволяет Е. П. Ильину определить потребность личности как "переживаемое человеком состояние внутреннего напряжения, возникающее вследствие отражения в сознании нужды и побуждающее психическую активность, связанную с целеполаганием".

                       Этапы формирования и функции потребностей. Процесс сознания потребности предполагает его стадиальный характер. Это хорошо было показано на примере развития у мужчин полового влечения (В. М. и И. В. Ривиных).

1-я стадия - латентная или стадия формирования потребности, в течение которой происходит специфическая настройка чувствительности к внешним раздражителям.

2-я стадия - неосознаваемая модальность нужды (мотивации). Для нее характерно возникновение у субъекта ощущения какого-то нового для себя состояния. Психологически это переживается как усиливающееся чувство тревоги. Энергия мотивации пока неспецифична, что может мотивировать любое иное поведение,

3-я стадия - стадия осознания потребности. Она характеризуется появлением сексуального влечения. Отчеты испытуемых свидетельствовали о появлении приятных ощущений, мыслей, мечтаний и планов сексуального характера.

Функции потребностей.  Выделяют две основные функции потребностей личности: сигнальную и побуждающую.

Первая состоит в том, что возникновение потребности сигнализирует человеку о появлении дефицита, изменении состояния (физического или психического), нужности чего-то. Именно измененное состояние, осознаваемое либо неосознаваемое человеком, является сигналом, запускающий деятельность.

Вторая функция состоит в побуждении активности, деятельности для удовлетворения потребности, с целью устранения или усиления потребностного состояния. Потребность выступает как источник активности, побудитель деятельности, поведения человека,

Классификация и  виды потребностей. Как в отечественной, так и в зарубежной психологии личности существует множество классификаций потребностей. Предыдущий анализ сущности потребности, выявивший неоднозначность подходов, объясняет и множество классификаций потребностей. Некоторые авторы, например, Мюррей, насчитали более 140 потребностей человека. Тем не менее, и в отечественной и в западной психологии сложились определенные традиции в классификации потребностей.

Можно выделить две классификации потребностей. В первой из них все потребности разделяются на биологические (материальные), социальные и идеальные (духовные).

Реализация биологических потребностей обеспечивает индивидуальное и видовое существование человека. Это потребности в пище, одежде, сне, жилище, безопасности, сексуальные потребности, потребность экономии сил.

Социальные потребности отражают потребности человека принадлежать к какой-либо группе, в признании, доминировании, лидерстве, самоутверждении, внимании и привязанности окружающих, в уважении и любви, дисциплинированности, независимости-зависимости.

Идеальные потребности - это потребности познания окружающего мира, смысла своего существования, самоуважении и самореализации, собственно познавательные потребности, эстетические потребности.

Другая классификация делит все виды потребностей на два больших класса: потребности сохранения (нужды) и развития (роста).

Первый класс включает в себя:

физиологические (голод, жажда, сон, активность,, секс) (по А. Маслоу);

потребность в безопасности (по А. Маслоу) и сохранении (по К. Обуховскому);

изобилия (полнота удовлетворения биологических потребностей) (по Р. Акоффу);

биологические (по П. В. Симонову);

материальные (по Ф, М. Достоевскому).

Второй класс потребностей - это:

потребности в уважении и любви,

самоуважении,

самоактуализации (по А. Маслоу),

познавательные, в том числе и познания смысла жизни,

потребности в эмоциональном контакте, (по К. Обуховскому),

социальные и идеальные потребности (по П. В. Симонову).

Таким образом, видно, что почти одни и те же потребности перетасовываются между собой в зависимости от способа их классификации. Приведенные классификации позволяют выделить наиболее значимые с точки зрения практического поведения личности потребности.

Потребность в достижении (успехе). Она выражает стремление человека к улучшению результатов деятельности, Потребность в достижении наиболее тесно связана с успешностью в деятельности. Как правило, эта потребность наиболее полно удовлетворяется среди лиц с высоким уровнем мастерства. У женщин данная потребность выражена сильнее, чем у мужчин.

У людей со слабой потребностью в достижениях слабо выражена внутренняя мотивация деятельности. При этом они больше побуждаются защитной мотивацией (мотивация избегания неудачи: не получить плохую оценку, не быть отчисленным или уволенным и т. п.). Потребность в достижении прямо и положительно коррелирует с активностью в научной работе.

Потребность в аффиляции (межличностном общении). Данная потребность предусматривает высокий уровень эмпатии. Следует отличать эту потребность от потребности в покровительстве, помощи, признании со стороны других. Все это - разные стороны потребности в аффиляции.

Экспериментальное изучении данной потребности выявило следующие факты. При среднем уровне потребности в аффиляции у студентов наблюдается положительное ее влияние на успеваемость. Сильный уровень - отрицательно связана с успешностью. У женщин этот вид потребности выражен сильнее, чем у мужчин. Кроме того потребность в аффиляции значимо влияет на степень удовлетворенности студентов учением. Причем у мужчин это влияние сильнее, чем у женщин. В то же время потребность в аффиляции практически не оказывает влияния на облегчение учебной деятельности. Более того, у лиц с высоким уровнем этой потребности несколько возрастают трудности учения. С возрастом потребность в аффиляции уменьшается. Установлено, что она положительно коррелирует с тревожностью.

Потребность в доминировании - возникает и удовлетворяется в процессе общения. Наряду с этой потребностью говорят о потребности в самоутверждении, в лидерстве, в независимости, ответственности. По мнению Ю.М. Орлова - все это различные потребности, весомая компонента в которых принадлежит потребности в доминировании.

Данные экспериментального изучения этой потребности выявили ее противоречивое влияние на успеваемость. Например, стремление к доминированию вне связи с другими потребностями снижает учебную успешность студентов. Чем сильнее потребность в доминировании, тем меньше вероятность сдать сессию на отлично. Вместе с тем вероятность сдать сессию не ниже, чем на хорошо, уже не зависит от степени развития потребности доминирования.

Положительная связь этой потребности с потребностью в достижении оказывает положительное влияние учебную успешность. Студенты с высоким уровнем потребности в доминировании испытывают меньше трудностей в учении. По-видимому, этот вид потребности повышает общий уровень мотивации, способствуя тем самым облегчению учебной деятельности. У женщин влияние доминирования на облегчение учения выражено сильнее. При этом эффект облегчения возрастает с ростом успеваемости.

Потребность в познании. Интересно, что познавательная потребность, во всяком случае у студентов медвузов, обладает меньшей стимулирующей способностью, чем потребность в достижении. Показано, что вероятность учиться на отлично под влиянием познавательной потребности повышается в 1,5 раза, а под влиянием потребности в достижении в 2 раза! Интересно и то, что у студентов со средним уровнем познавательной потребности наблюдается наибольшая удовлетворенность учением. Студенты с высоким уровнем этой же потребности удовлетворены учением меньше. Зато познавательная потребность оказывает существенное влияние на облегчение учения: чем выше потребность, тем легче учиться.

Проведенные исследования показывают, что одна и та же потребность может повышать один показатель эффективности и снижать другой. Кроме того, видно, что направление и интенсивность влияния различных потребностей на один и тот же показатель деятельности различны, Все это свидетельствует о много- многозначных взаимоотношениях между потребностями и стимулируемыми ими деятельностями.

3. Мотивы личности.

Приступая к изложению этой сложной психологической темы, выделим ее основные проблемы. К ним относится проблема собственно мотивов, мотивации и мотивационной сферы личности.

Вообще, проблема мотивов и мотивации поведения - одна из стержневых и наиболее трудных в психологии. "Трудность здесь состоит в том, - писал Б. Ф. Ломов, - что в мотивах и целях наиболее отчетливо проявляется системный характер психического; они выступают как интегральные формы психического отражения". В свое время Гегель так выразил свое понимание человека: "Субъект есть деятельность удовлетворения влечений". Не случайно поэтому многие психологи подчеркивали, что потребности и мотивы составляют ядро личности человека.

Несмотря на выдающуюся значимость самой проблемы, психологи по сей день не способны даже определиться в понятиях и соотношениях между ними.  Дело порой доходит до того, что предлагается вообще снять с повестки дня ту или иную психологическую категорию. Поэтому А, Н, Леонтьев с грустью констатировал в свое время, что проблема мотивации и мотивов напоминает ему мешок, куда ссыпали самые разные понятия.

Когда ищут ответ на вопрос, "что же такое мотивы", нужно помнить, что это одновременно ответ на вопросы: "зачем", "для чего", "почему", "отчего человек ведет себя именно так, а не иначе"? Чаще всего бывает так, что то, что принимают за мотив, позволяет ответить только на один или два из перечисленных вопросов, но никогда на все. Это снижает объяснительный потенциал даваемого определения, и психологи приступают к поиску другого, более адекватного поставленной задаче.

Действительно, в качестве мотива назывались самые различные психологические феномены. Это - намерения, представления, идеи, чувства, переживания (Л. И. Божович); потребности, влечения, побуждения, склонности (X. Хекхаузен); желания, хотения, привычки, мысли, чувство долга (П. А. Рудик); морально-политические установки и помыслы (Г. А. Ковалев); психические процессы, состояния и свойства личности (К. К. Платонов); предметы внешнего мира (А. Н. Леонтьев); установки (А, Маслоу); условия существования (К. Вилюнас); побуждения, от которых зависит целенаправленный характер действий (В, С. Мерлин); соображение, по которому субъект должен действовать (Ф. Годфруа), Вообще-то подобное многообразие взглядов не должно удивлять, если согласиться с тем, что само поведение человека весьма многообразно.

Тем не менее большинство психологов сходятся на том, что чаще всего мотив - это либо побуждение, либо цель (предмет), либо намерение, либо потребность, либо свойство личности, либо ее состояние.

 

Мотив как цель (предмет). Распространенность этой точки зрения обусловлена тем, что принятие цели (предмета) в качестве мотива отвечает на вопросы "зачем" и "для чего" осуществляется поведение, т. е. объясняется целенаправленный, произвольный характер поведения человека.

Именно предмет придает целенаправленность побуждениям человека, а самим побуждениям смысл. Отсюда вытекает и смыслообразующая функция мотива (А. Н. Леонтьев). Однако, как подчеркивает Л. И. Божович, если и можно согласиться с этой точкой зрения, то только в той ее части, что предмет может стать побудителем потребности, но не деятельности человека, Кроме того, этот взгляд на мотив на отвечает на вопрос: "почему выбрана именно эта цель и этот способ ее достижения?"

Мотив как потребность. Эта точка зрения на мотив, высказанная Л. И. Божович, А, Г. Ковалевым, К. К. Платоновым, С. Л, Рубинштейном, дает ответ на вопрос "почему осуществляется активность человека", поскольку в самой потребности содержится активное стремление человека на преобразование среды с целью удовлетворения нужды. Таким образом, объясняется источник энергии для волевой активности, однако невозможно получить ответы на вопросы "зачем" и "для чего" человек проявляет эту активность.

Мотив как намерение. Зная намерения человека, можно ответить на вопросы: "чего он хочет достичь?", "что и как хочет сделать?" и тем самым понять основания поведения. Намерения тогда выступают в качестве мотивов, когда человек либо принимает решение, либо когда цель деятельности отдалена и ее достижение отсрочено. В намерении присутствует влияние потребности и интеллектуальной активности человека, связанная с осознанием средств достижения цели. То, что намерение обладает побудительной силой - очевидно, однако оно не раскрывает причины поведения.

Мотив как устойчивое свойство личности. Подобный взгляд на мотив особенно характерен для западных психологов, которые полагают, что устойчивые черты личности обусловливают поведение и деятельность человека той же мере, что внешние стимулы. Р. Мейли относит к мотивационным чертам личности тревожность, агрессивность, уровень притязаний и сопротивляемость фрустрации. Подобной точки зрения придерживается и ряд отечественных психологов, в частности, К. К. Платонов, М. Ш. Магомед-Эминов, В. С. Мерлин. Однако, принятие за мотив устойчивых свойств личности не решает проблему целиком, поскольку в этом случае можно получить ответ на вопрос: почему выбрана именно эта цель, этот способ достижения, но нельзя получить ответы на другие, сформулированные выше вопросы.

Мотив как побуждение. Наиболее распространенной и принимаемой точкой зрения является понимание мотива в качестве побуждения. Поскольку мотивация детерминирует не столько физиологические, сколько психические реакции, то она связана с осознанием стимула и приданием ему какой-либо значимости. Поэтому большинство психологов считают, что мотив - это не любое, а осознанное побуждение, отражающее готовность человека к действию или поступку. Таким образом, побудителем мотива является стимул,  а побудителем поступка - внутреннее осознанное побуждение. В этой связи В. И. Ковалев так определяет мотив: мотивы - это осознанные побуждения поведения и деятельности, возникающие при высшей форме отражения потребностей, т.е. их осознании.

Из данного определения вытекает, что мотив - это осознанная потребность. Побуждение рассматривается как стремление к удовлетворению потребности.

Понятно, что принятие в качестве мотива побуждения раскрывает его энергетическую сторону, но не дает ответы на иные вопросы. Понятно и то, что попытка найти при определении мотива одну единственную детерминанту - это тупиковый путь, поскольку поведение как системное образование обусловлено системой детерминант, в том числе и на уровне мотивации. Поэтому монистические подходы к пониманию сущности мотива не оправдывают себя, что вынуждает заменить его плюралистическим,

В этой связи, как подчеркивает Е. П. Ильин, "все перечисленные психологические феномены ... могут влиять на формирование конкретного мотива, но ни один из них не может подменить мотив в целом, так как они являются лишь его компонентами". Неслучайно поэтому в последнее время все чаще звучит мысль о том, что детерминация поведения человека осуществляется не отдельными, пусть и весьма существенными, но разрозненными факторами, а их совокупностью.

Поэтому для правильного понимания психологического содержания мотива необходимо использовать все перечисленные выше психологические феномены, как бы это ни казалось громоздким и неудобоваримым, При таком понимании правомерно рассмотрение мотива в качестве сложного интегрального психологического образования.

Следовательно, мотив личности - это и потребность, и цель, и намерение, и побуждение, и свойство личности, детерминирующие поведение человека.

Каковы же структура, параметры и функции мотива?

Структура, характеристики и функции мотива.

Структура каждого конкретного мотива выступает как основание действия, поступка человека, Е. П, Ильин выделяет в структуре мотива 3 блока:

потребностный блок, включающий в себя биологические, социальные потребности и долженствование;

блок внутреннего фильтра, который включает в себя предпочтение по внешним признакам, предпочтение внутреннее (интересы и склонности), декларируемый нравственный контроль (убеждения, идеалы, ценности, установки), недекларируемый нравственный контроль (уровень притязаний), оценку своих возможностей (т. е. своих знаний, умений, качеств), оценку своего состояния в данный момент, учет условий своих достижения своих целей, предвидение последствий своих действий, поступков, деятельности в целом;

целевой блок, куда входят потребностная цель, опредмеченное действие и сам процесс удовлетворения потребности.

В состав мотива могут входить один или несколько компонентов из того или иного блока, один из которых может играть главную роль, а другие - вспомогательную, сопутствующую. Таким образом, в структуре мотива находят отражение несколько причин и целей. Кроме того, такое понимание мотива позволяет по новому взглянуть на так называемое полимотивированное поведение человека. По сути, в основании такого поведения лежит не одна, а несколько причин, несколько компонентов, входящих в структуру мотива.

Важнейшими характеристиками мотива являются сила и устойчивость мотива.

Сила мотива выступает показателем непреодолимого стремления личности и оценивается по степени и глубине осознания потребности и самого мотива, по его интенсивности. Сила мотива обусловлена как физиологическими, так и психологическими факторами. К первым следует отнести силу мотивационного возбуждения, а ко вторым - знание результатов деятельности, понимание ее смысла, свобода творчества. Кроме того сила мотива определяется и эмоциями, что особенно ярко проявляется в детском возрасте.

В свое время Дж. Аткинсон предложил формулу для подсчета силы мотива (стремления): М= П х В х 3, где; М - сила мотива, П - мотив достижения успеха как личностное свойство, В - субъективно оцениваемая вероятность достижения поставленной цели, 3 - личностное значение достижения этой цели.

Устойчивость мотива оценивается по его наличию во всех основных видах деятельности человека, по сохранению его влияния на поведение в сложных условиях деятельности, по его сохранению во времени. По сути, речь идет об устойчивости (ригидности) установок, ценностных ориентации, намерений"

В качестве основных функций мотивов выделяют следующие:

побуждающую функцию, которая характеризует энергетику мотива, иными словами, мотив вызывает и обусловливает активность человека, его поведение и деятельность;

направляющую функцию, которая отражает направленность энергии мотива на определенный объект, т. е. выбор и осуществление определенной линии поведения, поскольку личность всегда стремится к достижение конкретных целей. Направляющая функция тесно связана с устойчивостью мотива;

регулирующую функцию, суть которой состоит в том, что мотив предопределяет характер поведения и деятельности, от чего, в свою очередь, зависит реализация в поведении и деятельности человека либо узколичных (эгоистических), либо общественно значимых (альтруистических) потребностей. Реализация этой функции всегда связана с иерархией мотивов Регуляция состоит в том, какие мотивы оказываются наиболее значимыми и, следовательно, в наибольшей мере обусловливают поведение личности.

Наряду с указанными выделяют стимулирующую, управляющую, организующую (Е. П. Ильин), структурирующую (О. К. Тихомиров), смыслообразующую (А. Н. Лентьев), контролирующую (А. В. Запорожец) и защитную (К. Обуховский) функции мотива.

Классификация мотивов. Общепризнано отсутствие единой и удовлетворяющей всех классификации мотивов. Классификаций мотивов ровно столько, сколько существует оснований для их классификации.

Одним из таких оснований может быть содержание потребностей. С этой точки зрения выделяют биологические и социальные мотивы, мотивы достижения и избегания неудачи, самоуважения и самоактуализации.

Выделение личных и общественных мотивов, эгоистических и общественно-значимых, идейных и нравственных значимо связано с установками личности.

Различают мотивы по видам деятельности: мотивы общения и игры, учения и профессиональной деятельности; по времени проявления: постоянные (действующие на протяжении длительного отрезка жизни), ситуативные (обусловленные содержанием и длительностью ситуации) и кратковременные (в течение ограниченного интервала времени).

По силе проявления мотивы разделяют на сильные, умеренные и слабые, а по степени устойчивости на сильно-, средне- и слабоустойчивые.

Мотивационные образования и мотивационные черты личности. И в обыденной жизни, и в психологической литературе наряду с понятием мотивы мы часто говорим о наших желаниях, влечениях, намерениях, различных интересах личности, которые также побуждают человека к деятельности и нередко принимаются за мотивы его поведения. Все они так или иначе характеризуют мотивационную сферу личности и входят в группу так называемых мотивационных образований личности.

По мнению Е. П. Ильина, мотивационные образования представляют собой результат степени осознания причин возникшего побуждения, а также степени удовлетворения потребности (достижения цели) поскольку и то и другое может быть разной степени выраженности, постольку и существуют различные мотивационные образования лИЧНОСТИ.

К ним относят мотивационные установки (намерения), влечения желания и хотения, а также разнообразные интересы личности.

"Мотивационная установка - это запланированное, но отсроченное намерение, которое будет осуществлено при появлении нужной ситуации, повода". По сути - это "латентное состояние доминанты, готовность к удовлетворению потребности, реализации намерения" (Е. П. Ильин). Ее отличительными чертами являются отдаленность цели деятельности и  невозможность непосредственного ее удовлетворения. Вот почему понятие мотивационной установки спадает с намерением.

Влечения, желания, хотения. Существует два подхода к определению этих понятий. Первый из них пытается отдифференцировать их друг от друга, найти в каждом свое собственное психологическое содержание. В наиболее яркой форме этот подход представлен в работах С. Л. Рубинштейна.

По его мнению "влечение - это органическая потребность, отраженная в органической (интероцептивной) чувствительности". Оно имеет соматический источник - раздражение, идущее "изнутри организма". Таким образом, влечение - это одна из форм проявления потребностей, начальный этап в ее осознании,

По мере осознания субъектом своей потребности, потребность переходит в желание. С. Л. Рубинштейн подчеркивает, что в желании отражается его предметная определенность, т. е. происходит осознание предмета удовлетворения потребности, Таким образом, желание включает в себя знания субъекта о цели действия.

Хотение - это устремленность субъекта на овладение предметом желания, т. е. на достижение цели. Хотение, по мнению С. Л. Рубинштейна, возникает тогда, когда желанна не только цель, но и действие, которое к ней приводит. Эта точка зрения разделяется другими психологами: П. И. Ивановым, К. К. Платоновым, П. А. Рудиком.

Другие исследователи считают, что влечение, желание, хотение - это скорее синонимы, выражающие различные стороны и оттенки одних и тех же переживаний, и поэтому предлагают пользоваться термином - влечение (В. С. Дерябин). Е. П. Ильин, подытоживая результаты анализа этих понятий, заключает, что попытки разграничения этих понятий не очень продуктивны, особенно в отношении желаний и хотений. Более того, по его мнению "желание (хотение) скорее всего выступает как собирательный, обобщенный термин для обозначения различных мотивационных образований". Влечение же можно рассматривать как разновидность желания.

Мотивационные свойства (черты) личности.

Под мотивационнымии свойствами (чертами) личности принято понимать закрепившиеся и предпочитаемые способы формирования мотивов.

Уровень притязаний определяется степенью достижения субъектом целей, которые он сам ставит перед собой и которых стремится достичь. Уровень притязаний побуждает активность субъекта, с ним связана его самооценка, он обусловливает не только поведение, но и влияет на формирование характера.

Впервые это психологический феномен был обнаружен Фердинандом Хоппе в школе К. Левина. Им был обнаружен ряд определенных закономерностей:

1) деятельность прекращается после успеха, если нарастание уровня притязаний из-за достигнутой границы возможностей или из-за структуры самого задания невозможно;

2) деятельность прекращается после ряда неудач, если потеряна малейшая возможность прийти к успеху;

3) единичный успех после многих неудач ведет к прекращению деятельности, если неудачи доказали невозможность успеха при более высоких уровнях притязания.

В целом, было показано, что уровень притязаний повышается после успеха и снижается после неудачи. Экспериментально показано, что у тревожных (интровертированных) людей уровень притязаний соответствует их реальному интеллектуальному уровню.

Ригидные, мало пластичные, а также экстравертированные личности чаще неадекватно оценивают свои способности, склонны либо завышать, либо занижать свой уровень притязаний. Например, неврастеники, в сравнении с нормальными людьми, ставят перед собой более высокие задачи, а истероидные личности - минимальные, в сравнении со средним уровнем своих достижений.

Мотив достижения как устойчивое стремление личности достичь максимально высокого результата, желание выполнить работу хорошо и быстро. Впервые был выделен Мюрреем. Впоследствии он был дифференцирован на мотив успеха и мотив избегания неудачи.

При выраженном мотиве успеха люди, как правило, ориентируются на успех, предпочитая при этом средние по трудности задания, т. е. рискуют весьма расчетливо. Таким людям присущи: большая активность, уверенность в себе, высокая самооценка, женщины более высоко ценят свои деловые качества и стремятся к достижению в значимой для них деятельности, а мужчины больше ценят качества общественного деятеля и стремятся к признанию и соперничеству.

В случае выраженности мотива избегания неудачи люди выбирают либо легкие для себя задания, гарантирующие им успех, либо очень трудные (в этом случае неудача не воспринимается как личный неуспех, а как следствие привходящих и независящих от личности обстоятельств).

Мотив аффиляции (стремление человека быть в обществе других людей). Высокая степень выраженности этого мотива формирует непринужденный, уверенный, открытый стиль общения. Этот мотив положительно связан со стремлением человека к одобрению со стороны окружающих, с желанием самоутверждения. Такие люди активны и инициативны в общении, отношения с другими строятся на основе взаимного доверия.

Обратной стороной этого мотива является мотив отвергания, т. е. боязнь человека быть отвергнутым другими людьми, вследствие чего у человека преобладают неуверенность, скованность, неловкость.

Мотив власти, понимаемый как потенциал влияния, О доминировании этого мотива говорят тогда, когда человек получает удовлетворение от контроля над другими людьми, от возможности судить, устанавливать нормы и правила поведения.

В основе этого мотива лежит комплекс превосходства, который, по мнению А. Адлера, является врожденным и фундаментальным мотивом человеческой жизни. Впервые это стремление к превосходству начинает осознаваться ребенком на 5-м году жизни, когда начинает формироваться жизненная цель. Будучи неясной и, в основном, неосознанной в начале жизни, эта цель со временем становится источником мотивации, силой, организующей нашу жизнь и придающей ей смысл. По мнению А. Адлера, превосходство как цель может принимать как деструктивное, так и конструктивное направление. Деструктивное направление характерно для плохо адаптирующихся к обществу людей, что вынуждает их в борьбе за превосходство над другими прибегать к эгоистичному поведению. Хорошо приспосабливающиеся люди проявляют свое превосходство в конструктивном направлении, так, чтобы оно соотносилось с благополучием других людей.

Некоторые исследователи, в частности Р. Мейли, к мотивационным чертам личности относят тревожность, агрессивность и сопротивляемость фрустрации. Строго говоря, все эти свойства скорее относятся к психодинамическим параметрам индивида, поскольку они определяют динамику психической деятельности. Тем не менее трудно оспаривать их мощное влияние на поведение человека, особенно в детском, подростковом и юношеском возрасте, когда психической деятельности все еще присущи черты непроизвольности.

Тревожность личности понимается как повышенная склонность испытывать беспокойство в различных жизненных ситуациях. Для тревожной личности характерно постоянно испытываемое чувство напряженности и тяжелые предчувствия, представления о своей социальной неспособности, приниженности по отношению к другим, повышенная озабоченность критикой в свой адрес, нежелание вступать в социальные контакты без гарантий понравиться, уклонение от социальной или профессиональной деятельности, связанной с интенсивными и значимыми социальными контактами, сверх чувствительность в отношении отвержения и критики.

Тесно связана с тревожностью другая мотивационная черта личности - агрессивность, рассматриваемая как реакция человека на фрустрацию.

 

Мотивация личности. В настоящее время существуют два подхода к определению мотивации.

Первый из них рассматривает мотивацию как структурное образование, как совокупность факторов или мотивов. Его придерживаются многие психологи как отечественные, так и иностранные. "Мотивация - это совокупность факторов, определяющих поведение. Это понятие описывает отношение, существующее между действием и причинами, которые его объясняют или оправдывают" (Ж. Годфруа).

Более определенно высказывается В. И, Ковалев: "Под мотивацией нами понимается совокупность мотивов поведения и деятельности". Все точки над 1 в рамках этого подхода расставляет В. Д. Шадриков. Согласно его схеме мотивация обусловлена потребностями, целями личности, уровнем притязаний, идеалами, условиями деятельности (как объективными, так и субъективными - знаниями, умениями, способностями, характером), мировоззрением, убеждениями, направленностью личности и т. д. С учетом этих факторов человек принимает решение.

В рамках второго подхода мотивация рассматривается как динамичное образование, как процесс, поддерживающий психическую активность человека на определенном уровне. Он также имеет своих многочисленных сторонников.

"Мотивация - это процесс психической регуляции, влияющий на направление деятельности и количество энергии, мобилизуемой для выполнения этой деятельности", - пишет В.Н. Куницына.

По мнению В. И. Ковалева, процесс возникновения мотива разворачивается следующим образом, Возникновение потребности => осознание потребности => встреча потребности со стимулом --=-> трансформирование (обычно посредством стимула) потребности в мотив => осознание мотива. В процессе осознания мотивы поведения выстраиваются в определенную иерархию. Одни их них занимают более значимое, другие - менее значимое положение.

А, Г. Ковалев следующим образом описывает процесс мотивации. Ощущение голода вызывает в сознании образ предмета, который бы мог стимулировать потребность. Под влиянием этого образа у субъекта возникает побуждение (импульс) к действию, которое соотносится с ситуацией (внешними условиями), с установками личности (внутренние условия), что, в конечном счете, приводит к постановке цели и выработке плана действия.

Е. П. Ильин предлагает более развернутую схему мотивационного процесса (когда стимулом является нужда организма), результатом которого оказывается мотив.

1 стадия - это стадия формирования первичного (абстрактного) мотива. Суть ее в формировании потребности личности и побуждения к поисковой деятельности.

Для того, чтобы органическая потребность (нужда) превратилась в потребность личности, субъект должен ее принять как личностно значимую. В этом случае она начнет переживаться человеком, что выражается во внутреннем напряжении и стремлении человека от него избавиться.

На этой стадии предмет удовлетворения потребности максимально обобщен (например, мне нужно поесть, но пока не знаю, что конкретно я хочу или буду есть), т. е. возникает так называемая абстрактная цель.

Ее появление ведет к формированию побуждения и поиску конкретного предмета удовлетворения потребности. Появление побуждения означает окончание формирования первичного мотива, в структуру которого входят потребность, цель, побуждение к поиску конкретной цели.

2 стадия - это поисковая внешняя или внутренняя активность. В случае, если человек попадает в незнакомую обстановку или не обладает требуемой информацией, он вынужден

заняться поиском реального объекта во внешней среде ("что подвернется, то и съем").

Внутренняя поисковая активность связана с мысленным перебором конкретных предметов удовлетворения потребности. По сути, это стадия интеллектуальной обработки потребности и воплощения ее в план, цель. Задача этой стадии - в определении субъективной вероятности достижения успеха.

На 3-й стадии осуществляется выбор конкретной цели и формирование намерения ее достижения. На предыдущей стадии цель была определена. При этом она предстает в виде образа будущего результата. Хорошо известно, что самая мучительная для человека процедура - это процедура выбора. Поскольку любая цель характеризуется и своим уровнем (каким должен быть результат: высоким или низким), то выбор цели обусловлен уровнем притязания, в частности, потребностью достижения или избегания неудачи,

Таким образом, на этой стадии возникает намерение достичь цели, выражающееся в сознательном преднамеренном побуждении к действию. Именно это побуждение приводит к действию человека и с; его возникновением заканчивается формирование конкретного мотива.

Таким образом, в представлении Е. П. Ильина мотивация предстает как процесс формирования мотива.

Однако, наряду с таким пониманием возможно и другое - мотивация - это совокупность мотивов поведения и деятельности. В этом случае для оценки мотивации используются те же параметры - сила и устойчивость, что и при оценке мотива. Наряду с ними используются и другие - множественность, структурность, иерархичность.

Множественность характеризует развитость содержания, т. е. достаточное число мотивов. Структура мотивации оценивается по тому, как эти мотивы связаны между собой в рамках одного уровня. Иерархичность определяется на основе доминирования разных групп мотивов.

Выразительным примером тому служит известная иерархия мотивов А. Маслоу, которая открывается физиологическими потребностями, включает в себя потребность безопасности, потребность любви, самоуважения и завершается потребностями самоактуализации.

4. Проявление направленности в интересах человека.

Одним из мотивационных образований, побуждающих поведение человека, является интерес. Каково его психологическое содержание, его специфическое отличие от других мотивационных образований?

Анализируя психологическое содержание интереса психологи, как правило, выделяют в них потребности и положительное переживание этой потребности. В этой связи Б. И. Додонов выделяет процессуальные и процессуально-целевые интересы. В процессуальных интересах подчеркивается наслаждение переживаниями от определенных видов деятельности. Однако, чисто процессуальные интересы занимают незначительное место в жизни человека, Человек стремится не только к переживанию приятных эмоций, наслаждению ими, но и удовлетворению при этом своих потребностей. Поэтому в процессуально-целевых интересах происходит одновременное удовлетворение значимых для человека потребностей и наслаждение от переживаемых при этом приятных эмоций. "Удовлетворяя свой процессуально-целевой интерес, пишет Б. И. Додонов, человек действует и ради получаемого наслаждения, и ради собственной цели". Автор заключает, что интерес "это особая психологическая потребность личности в определенных предметах и видах деятельности как источниках желанных переживаний и средствах достижения желанной цели.

Не случайно А. Маслоу отмечал, что достижение интересов награждает человека "вершинными переживаниями", во время которых он чувствует великий экстаз, благоговение, восторг.

Литература:

1. Аверин В.А. Психология личности: Учебное пособие. - СПб,. 2001.

2. Грановская Р. М. Элементы практической психологии. - СПб., 1997.

3. Дружинин В. Н. Психология общих способностей. - М., 1995.

4. Ильин Е. П. Мотивы человека: теория и методы изучения. - Киев, 1998.

5. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПб., 2000.

6. Мерлин В. С. Психология индивидуальности. - Москва-Воронеж, 1996.

7. Психология. Учебник. Под ред. А. А. Крылова. - СПб., 1998.

8. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. В 2-х т. - М., 1989.

9. Фресс Я., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. Выпуск V. - М., 1975.

10.  Фромм Э. Бегство от свободы. - М., 1995.

11.  Фромм Э. Человек для себя. - Минск, 1992.

12. Холодная М. А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. - Москва-Томск, 1997.

13.  Шадриков В. Д. Деятельность и способности.  М., 1994.

14.  Юнг К. Психологические типы. - Минск, 1998.

Лекция 6. Самосознание личности.

План лекции:

1. Понятие самосознания и Я-концепции личности.

2. Структура Я-концепции.

3. Самоотношение и самооценка личности.

4. Я-концепция в различных психологических теориях.  

1. Понятие самосознания и Я-концепции личности.

Самосознание есть особая форма сознания,  которое, также как и сознание,  имеет отражательную природу. Только сознание направлено на весь объективный мир,  а объектом  самосознания  является сама личность,  ее внутренний мир. В самосознании личность выступает в качестве и субъекта, и объекта познания.

Самосознание -  это прежде всего процесс, с помощью которого человек познает себя и относится к самому себе,  но оно также характеризуется своим продуктом - Я- концепцией.

Это различение процесса и продукта в психологии было введено У. Джемсом в виде различения "чистого Я" (познающего) и   "эмпирического Я" (познаваемого). Познает, конечно, не сознание, а человек,  обладающий сознанием и самосознанием, при этом он пользуется целой системой внутренних средств: представлений, образов, понятий,  среди которых важную роль играет представление человека о себе самом,  о своих личностных чертах,  способностях, мотивах. Представление о себе, являясь продуктом самосознания, одновременно является и его существенным условием, моментом этого процесса.     

В психологической литературе "Я" как субъект мышления,  рефлексирующее "Я" обычно называют активным, действующим, субъектным или  экзистенциальным "Я" (" Эго"),  а "Я" как объект восприятия и внутреннего чувства -  объектным, рефлексивным,  феноменальным, категориальным "Я" или "образом Я",  "понятием Я",    "Я-концепцией" и т. п.

Р. Бернс определяет  "Я концепцию" как совокупность всех представлений индивида о себе, сопряженную с их оценкой.

Следующее определение принадлежит К. Роджерсу (1951): "Я-концепция складывается из представлений о собственных характеристиках и способностях индивида, представлений о возможностях его взаимодействия с другими людьми и с окружающим миром, ценностных представлений, связанных с объектами и действиями, и представлений о целях или идеях, которые могут иметь позитивную или негативную направленность. Таким образом, это - сложная структурированная картина, существующая в сознании индивида как самостоятельная фигура или фон,  и включающая как собственно Я, так и отношения, в которые оно может вступать, а также позитивные или негативные ценности, связанные с воспринимаемыми качествами и отношениями Я - в прошлом, настоящем и будущем".

Другое определение принадлежит Дж. Стейнсу (1954): "Я-концепция -  существующая в сознании индивида система представлений, образов и оценок, относящихся к самому индивиду. Она включает оценочные представления, возникающие в результате реакций индивида на самого себя, а также представления о том, как он выглядит в глазах других людей; на основе последних формируются и представления о том, каким он хотел бы быть и как он должен себя вести".

2. Структура Я-концепции.

Выделение описательной и оценочной составляющих позволяет Р.Бернсу  рассматривать  "Я концепцию"     как  свойственную каждому индивиду набор установок,  направленных на самого себя. В большинстве определений установки подчеркивается три главных элемента:

1. Убеждение, которое может быть как обоснованным, так и необоснованным (когнитивная составляющая установки).

2. Эмоциональное отношение к этому убеждению (эмоционально-оценочная составляющая).

3. Соответствующая реакция, которая, в частности, может выражаться в поведении (поведенческая составляющая).

Применительно к Я-концепции эти три элемента установки можно конкретизировать следующим образом:

1. "Образ Я"     -   представление индивида о самом себе.

2. Самооценка -  аффективная оценка этого представления, которая может обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты "Образа Я"     могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их принятием или осуждением.  

3. Потенциальная поведенческая реакция, то есть те конкретные действия, которые могут быть вызваны "образом Я" и самооценкой.

 Кроме того, Р. Бернс описывает строение "Я концепции" в виде иерархической структуры,  на  вершине  которой располагается  глобальная "Я концепция", включающая всевозможные грани индивидуального  самосознания.  Глобальную  "Я концепцию" он рассматривает как совокупность установок индивида, направленных на самого себя.  По его мнению существует по крайней мере три основные модальности самоустановок:     

1. Реальное  Я -  установки, связанные с тем, как индивид воспринимает свои актуальные способности,  роли,  свой актуальный статус, то  есть  с его представлениями о том,  каков он на самом деле.     

2. Зеркальное (социальное) Я -  установки, связанные с представлениями индивида о том, как его видят другие.    

 3. Идеальное  Я  -   установки, связанные с представлениями индивида о том, каким он хотел бы стать.     

В каждой из модальностей Р.Бернс выделяет следующие их аспекты: физическое Я,  социальное Я,  умственное Я,  эмоциональное Я.      

Когнитивная составляющая Я-концепции. Описывая какого-либо человека, мы обычно прибегаем к помощи прилагательных: надежный, общительный, сильный, совестливый и т.п. То же происходит, когда мы пытаемся описать самих себя. Эти характеристики нашего привычного самовосприятия могут включать в себя любые атрибутивные, ролевые, статусные, психологические характеристики, а также описание его имущества, жизненных целей и т.д. Все эти характеристики входят в Образ-Я с разным удельным весом: одни представляются индивиду более значимыми, другие - менее. Причем значимость элементов самоописания и их иерархия может меняться в зависимости от значимости ситуауции, жизненного опыта и просто под влиянием момента.

Оценочная составляющая Я-концепции. Я-концепция - это не только описание черт своей личности, но и вся совокупность их оценочных характеристик и связанных с ним переживаний. Даже эмоционально нейтральные на первый взгляд характеристики собственной личности обычно содержат в себе скрытую оценку. Например, такая характеритсика, как местожительство,  может в некоторых случаях приобретать оценочное звучание, связанное, с "престижностью" данного района в глазах определенной социальной группы. Или, например, достижение 40-летнего возраста одни считают порой расцвета а другие - началом старения. Рост 170 см одни мужчины воспринимают как приемлемый, другим он кажется недостаточным и т.д.

Поведенческая составляющая Я-концепции.  Я-концепция как средство обеспечения внутренней согласованности личности.

Если новый опыт, полученный индивидом, согласуется с существующими представлениями о себе, он легко ассимилируется, входит внутрь некой условной оболочки, в которую заключена Я-концепция. Если же новый опыт не вписывается в существующие представления, то оболочка срабатывает как защитный экран, не допуская чужеродное тело внутрь этого сбалансированного организма.

Представления, чувства или идеи, вступающие в противоречие с другими представлениями, чувствами или идеями индивида, приводят к дегармонизации личности, к ситуации психологического дискомфорта. Вслед за Л. Фестингером (1957) психологи называют такое состояние когнитивным диссонансом. Испытывая потребность в достижении внутренней гармонии, человек готов предпринимать различные действия, которые способствовали бы восстановлению утраченного равновесия.

В психоаналитической литературе описаны различные защитно-психологические механизмы, среди которых можно назвать следующие. Отрицание: если реальная действительность для человека преподносит неприятности, то он "закрывает глаза" и прибегает к отрицанию ее существования. Например, распространенная форма отрицания - неприятие критики в свой адрес со стороны других людей.

Рационализация: это способ разумного оправдания любых поступков и действий, противоречащих нравственным нормам и вызывающих беспокойство. Например, оправдание своей неспособности что-либо сделать нежеланием это делать; оправдание совершенного нежелательного действия "объективно" сложившимися обстоятельствами.

Например, приятели подбили 10-летнего мальчика на совместную кражу сигарет. Чтобы его представления о себе как о "хорошем мальчике" не пошатнулись, он находит способ защитить их, убеждая себя в собственной невиновности, поскольку сигареты фактически взял не он, а его товарищ, что другие мальчики втянули его в это дело, что этот опыт многому его научил, так как, выкурив одну из украденных сигарет, он почувствовал дурноту и решил не курить больше никогда.

Р. Бернс описывает такой случай из собственной практике. У девочки показатель теста на интеллект был выше среднего, но она училась плохо и объясняла это тем, что она "не обладает большим умом". Психотерапевт пытался возразить, выдвигая в качестве аргумента ее высокмй уровень IQ.  При следующей встрече, проходившей через несколько месяцев обнаружилось, что ее IQ упал до уровня ниже среднего. То есть девочке понадобилось снизить IQ, чтобы достичь личностного равновесия: высокий показатель интеллекта никак не согласовывался с ее убежденностью в собственной глупости.    

Проекция: люди чаще всего неохотно или совсем не признают существование в своей личности нежелательных черт и свойств. Механизм проекции заключается в том, что собственные отрицательные качества человек бессознательно приписывает другому лицу, причем, как правило, в преувеличенном виде.

4. Самоотношение и самооценка личности.

Самооценка -  эмоционально окрашенное отношение к себе в разных конкретных ситуациях и разных видах деятельности. Под самоотношением понимается целостное, относительно постоянное  эмоциональное отношение к себе, мера принятия или непринятия индивидом самого себя. Самооценка может измениться после только что достигнутого успеха или постигшей неудачи,  т.е. она может меняться от ситуации к ситуации, в то время как самоотношение остается относительно постоянным и синтезирует много прошлых и настоящих самооценочных моментов.  

Постулат У. Джемса гласит о том,  что наша самооценка зависит от того, кем бы мы хотели бы стать, какое положение хотели бы занять  в  этом мире;  это служит точкой отчета в оценке нами собственных успехов и неудач. Поэтому низкая самооценка предполагает  неприятие себя,  самоотрицание,  негативное отношение к своей личности.  

С.Р. Пантелеев пытается проанализировать категорию самоотношения, как она описывается отечественными и зарубежными психологами. Анализ литературы привел его к такому определению: "самоотношение может пониматься как обобщенное одномерное образование, отражающее более или менее устойчивую степень положительности или отрицательности отношения индивида к самому себе".

Тем не менее, анализируемое понимание самоотношения как некоторого универсального и устойчивого чувства самоуважения, которое зафиксировано в определениях глобальной самооценки, оказывается далеко не однозначным.

Л. Уэлс и Дж. Марвел, проанализировавшие различные концепции обобщенной самооценки, пришли к выводу, что "грубое обозначение самооценки как ценностного аспекта представления о себе, не дает нам адекватного знания о том, что же это такое".

По литературным данным они выделяют три основные понимания терминов самоотношения (self regard) или самочувствия (self-feeling), каждое из которых имеет свое коннотативное значение:

1) любовь к себе (self-love),

2) самоприятие (self-acceptance),

3) чувство компетентности (sense of competence).

Одним из различий между любовью к себе и самоприятием является глубинность. Самоприятие - это более феноменальный процесс, в котором подчеркивается сознательность или, по крайней мере, предсознательность выражающих самоотношение суждений. Любовь к себе рассмаривается как более глубинный и, возможно, даже более "мистический" процесс, включающий интенсивные драйвы и энергии (в психоаналитических теориях) или базисные (онтологические) небезопасности (в экзистенциально ориентированных теориях).

В понимании самоотношения в терминах компетентности акцент делается на оценивании, то есть сравнении объекта или события с некоторыми эталонами, имущественной характеристикой. Основой такого оценивания является переживание успеха или неудачи. При этом основой переживания является чувство уверенности в себе или своих силах.

В подходах к самоотношению с точки зрения самоприятия последнее часто определяется как возникавшее чувство на основе самооценки субъекта по отношению к некоторому идеалу.

К. Роджерс разделяет общее отношение к себе на самооценку (отношение к себе как носителю определенных свойств и достоинств) и самоприятие (приятие себя в целом, вне зависимости от своих свойств и достоинств). Механизм формирования этих сторон отношения к себе совершенно различен. Самооценка по какому-либо качеству основывается чаще всего на сравнении своих достижений с достижениями других людей. Самоприятие же является не столько оценкой, сколько стилем отношения к себе, общей жизненной установкой, формирующейся в процессе онтогенеза, а также путем сознательных усилий.

Таким образом, если в обзоре Уэлса и Марвела представлено различное понимание содержания глобальной самооценки, которая при этом рассматривается как единое и целостное образование, то . Роджерс рассматривает самоприятие и самооценку как два аспекта самоотношения, которое оказывается обладающим более сложное строение, включающим по крайней мере две подсистемы: самооценочную и эмоциональную.

В русле концепции о личностном смысле "Я" В.В. Столин предложил оригинальную модель строения самоотношения.  По его мнению "самоотношение может быть понято как лежащее на поверхности сознания, непосредственно-феноменологическое выражение (или представленность) личностного смысла "Я" для самого субъекта. При этом специфика переживания смысла "Я" производна от реального бытия субъекта, его объективной позиции в социуме". Согласно его модели макроструктурой самоотношения являются эмоциональные компонентя или измерения, образующие эмоциональное пространство, в котором разворачиваются соответствующие действия-установки: самоуважение, аутосимпатия, близость к себе (самоинтерес)..

Наконец, наиболее общим образованием структуры является недифференцированное общее чувство "за" или "против" своего "Я", являющееся суммой позитивных и негативных компонентов по трем эмоциональным осям.

"Симпатия-антипатия" связана с непосредственным переживанием приязни или неприязни, безоценочной положительной или отрицательной эмоции расположенности или нерасположенности. Измерение "уважение - неуважение" также относится к эмоциональной сфере отношения, но фиксирует более оценочный компонент отношения, предполагающий сравнение или внутреннее обоснование. Ось "близость-отдаленность" отражает переживание внутренней межличностной дистанции, субъективную близость к объекту отношения.

Пантелеев С.Р.  анализирует далее категории самооценка и самоотношение в рамках концепции  А.Н. Леонтьева и его ученика В.В. Столина. Его рассуждения строятся в следующей последовательности.

1) Самоотношение есть личностное образование, а поэтому его строение и содержание может быть раскрыто лишь в контексте реальных жизненных отношений субъекта, "социальных ситуаций его развития" (Л.С. Выготский) и деятельностей, за которыми стоят мотивы, связанные с самореализацией субъекта как личности.

Каждая конкретная социальная ситуация развития задает иерархию ведущих деятельностей и соответствующих им основных мотивов и ценностей, по отношению к которым индивид осмысливает собственное "Я", наделяют его личностным смыслом.

2) В этой связи воспользуемся различением мотивов, выведенных А.Н. Леонтьевым:  мотивы, побуждающие деятельность, и вместе с тем придающие ей личностный смысл, будем называть смыслообразующими мотивами. Другие, сосуществующие с ними, которые выполняют роль побудительных факторов (положительных или отрицательных, порой остро эмоциональных, аффективных) лишены смыслообразующей функции, мы будем их условно называть мотивами-стимулами.

3) Самооценки в первую очередь связаны с эмоциями, сигнализирующими о том, способствуют ли те или иные особенности субъекта успешности или возможности успешной реализации деятельностей, побуждаемых мотивами-стимулами.

Эмоционально-ценностное отношение к себе в своей основе определяется смыслообразующими мотивами. Таким образом, самоотношение как выражение смысла "Я" включает в себя две подсистемы: подсистему самооценок и подсистему эмоционально-ценностных отношений. Подсистема самооценок, за которой стоят мотивы-стимулы, более подвержена защитным психическим процессам.

Так, например, на основе такого подхода можно объяснить, почему человек, обладающий устойчивой низкой самооценке, может хорошо к себе относиться, вопреки этой самооценке, и наоборот.

4. Я-концепция в различных психологических теориях.

Исследования, связанные с Я-концепцией, так или иначе опираются на теоретические положения, которые сводятся к четырем основным источникам.

1. Основополагающие подходы У. Джемса.

2. Символический интеракционизм в работах Ч. Кули и Дж. Мида.

3. Представления об идентичности, развитые  Э. Эриксоном.

4. Феноменалистическая психология в работах К. Роджерса.

Я-концепция обсуждалась и в других теоретических работах. Однако система понятий, разработанная в рамках перечисленных выше концептуальных подходов, является пока наиболее продуктивной.

Уильям Джемс первым из психологов начал разрабатывать проблематику Я-концепции. Глобальное, личностное Я (Self) он рассматривал как двойственное образование, в котором соединяются Я-сознающее (I) и Я-как-объект (Ме). Это - две стороны одной целостности, всегда существующие одновременно.

Одна из них являет собой чистый опыт (Я-сознающее), а другая - содержание этого опыта (Я- как объект). Личностное Я - это всегда одновременно и Я-сознающее, и Я- как объект. У. Джемс использовал зафиксированные в языке структуры для того, чтобы различить познаваемое и познающего как разные аспекты единого интегрального Я, то есть самой личности. Таким образом, то, что предложено Джемсом, является гипотетической моделью структуры личностного Я.

По мысли Джемса, Я- как объект - это все то, что человек может назвать своим. В этой области Джемс выделяет четыре составляющие и располагает их в порядке значимости: духовное Я, материальное Я, социальное Я и физическое Я.

Постулат Уильяма Джемса. В развитом обществе человек имеет возможность выбора целей. Мы можем сами устанавливать себе цели, связанные с различными компонентами нашего Я, и оценивать успешность наших жизненных проявлений относительно этих целей. Из этого и вытекает "постулат Джемса": наша самооценка зависит от того, кем мы хотели бы стать, какое положение хотели бы занять в этом мире; это служит точкой отсчета в оценке нами собственных успехов или неудач.

Наверное, всем людям свойственно стремление максимально развить всевозможные грани своего Я, однако ограниченность способностей человека, ограниченность его существования в пространстве и во времени в принципе заставляют каждого подходить реалистически - выбирать лишь отдельные аспекты личностного развития и ставить по отношению к ним конечные цели, с достижением которых человек связывает свой жизненный успех. Коль скоро такой выбор сделан, самооценка отсчитывается уже относительно притязаний: она повышается, если они реализуются, и понижается, если человеку не удается их реализовать.

Например, когда человек, считающий себя первоклассным теннисистом, проигрывает подряд целый ряд матчей, перед ним открывается несколько возможностей: а) каким-то образом объяснить свои поражения, прибегнув к рационализации; б) снизить уровень своих притязаний; в) заняться другой деятельностью, которая обещает принести больший успех. В конечном счете мы сами создаем свои притязания и связываем их с определенными уровнями личностного развития. То, что для одного является безусловным успехом, другой воспринимает как неудачу.

Символический интеракционизм.  В первые десятилетия нашего века изучение Я-концепции временно переместилось из традиционного русла психологии в область социологии. Главными теоретиками здесь стали Ч. Кули и Дж. Мид - представители символического интеракционизма. Ими был предложен новый взгляд на индивида - рассмотрение его в рамках социального взаимодействия.

Символический интеракционизм опирается на три основные посылки. 1) люди реагируют на окружающую среду в зависимости от тех значений, которыми они наделяют элементы своего окружения; 2) эти значения являются продуктом социального взаимодействия; 3) эти социокультурные значения подвержены изменениям в результате индивидуального восприятия в рамках такого взаимодействия.    "Я" и "другие" образуют единое целое, поскольку общество, представляющее собой сумму поведений составляющих его членов, накладывает социальные ограничения на  поведение индивида. Хотя чисто теоретически и возможно отделить Я от общества, интеракционизм исходит из того, что глубокое понимание первого неразрывно связано со столь же глубоким пониманием второго - в том, что касается их взаимозависимого отношения.

Чарлз Кули. Первоначально точка зрения Кули заключалась в том, что индивид первичен по отношению к обществу. Однако позже он пересмотрел этот взгляд и в большей степени акцентировал роль общества, утверждая, что личность и общество имеют общий генезис и, следовательно, представление об изолированном и независимом эго-иллюзия (1912).

Экспериментально можно показать, что главным ориентиром для Я-концепции является Я другого человека, то есть представление индивида о том, что думают о нем другие. Как .неоднократно было показано (Ширер, 1949; Бернс, 1975), "Я-каким-меня-видят-другие" и "Я-каким-я-сам-себя-вижу" весьма сходны по своему содержанию. Кули первым подчеркнул значение субъективно интерпретируемой обратной связи, получаемой нами от других людей, как главного источника данных о собственном Я. В 1912 году Кули предложил теорию "зеркального Я", утверждая, что представления индивида о том, как его оценивают другие, существенно влияют на его Я-концепцию.

Действительно, мало найдется таких людей, кому бы ни разу в жизни не приходилось с предельной остротой осознать свое существование и свой собственный облик как нечто воспринимаемое другими. В сущности, в этом и проявляется предельно обостренное чувство Я. Человек, который находится перед лицом любой аудитории или которому приходится взаимодействовать с другими людьми, может обнаруживать различные признаки волнения, нервного напряжения, растерянности и т. п. Но эти эмоции в большей степени связаны с тем, "что они обо мне подумают", чем с реальной задачей взаимодействия. Такая концентрация на том, как тебя оценивают, может иметь весьма серьезные последствия в деятельности учителей, актеров, журналистов и т. п.

Зеркальное Я возникает на основе символического взаимодействия индивида с разнообразными первичными группами, членом которых он является. Такая группа, характеризующаяся непосредственным общением ее членов между собой, относительным постоянством и высокой степенью тесных контактов между небольшим количеством членов группы, приводит к взаимной интеграции индивида и группы. Непосредственные отношения между членами группы предоставляют индивиду обратную связь для самооценки. Таким образом, Я-концепция формируется в осуществляющемся методом проб и ошибок процессе, в ходе которого усваиваются ценности, установки и роли.

Джордж Мид. В соответствии с концепцией "зеркального Я" Ч. Кули Дж. Мид считал, что становление человеческого Я как целостного психического явления, в сущности, есть не что иное, как происходящий "внутри" индивида социальный процесс, в рамках которого возникают Я-сознающее и Я-как-объект. Далее Мид предположил, что через усвоение культуры (как сложной совокупности символов, обладающих общими значениями для всех членов общества) человек способен предсказывать как поведение другого человека, так и то, как этот другой человек предсказывает наше собственное поведение.

Дж. Мид полагал, что самоопределение человека как носителя той или иной роли осуществляется путем осознания и принятия тех представлений, которые существуют у других людей относительно этого человека. В результате в сознании человека возникает то, что Дж. Мид называл термином Ме, понимая под этим обобщенную оценку индивида другими людьми, то есть "обобщенным (генерализованным) другим", иными словами, то, как выглядит в глазах других "Я-как-объект".

Дж. Мид считал, что Ме образуют усвоенные человеком установки (значения и ценности), а / - это то, как человек в качестве субъекта психической деятельности спонтанно воспринимает ту часть своего Я, которая обозначена как Ме. Совокупность / и Ме образует собственно личностное, или интегральное, Я (Self).

1 трактуется Дж. Мидом скорее как импульсивная неупорядоченная тенденция психической жизни индивида, почти аналогичная фрейдовскому бессознательному. Любое поведение начинается в качестве импульсивно реагирующего /, но далее развивается и заканчивается как Ме,, поскольку оказывается под влиянием социокультурных факторов. I дает импульс к движению психической жизни; Ме направляет его в определенные рамки.

Дж. Мид  объяснял развитие взаимной, межличностной перспективы у ребенка игрой, причем такой, когда ребенок сначала играет один, непосредственно имитируя других, а затем, когда им усвоены правила групповой игры, проигрывая роли участников воображаемого взаимодействия. Ролевая игра дает ему возможность опробовать (или по крайней мере приблизиться к этому) тип ответной реакции, вызываемой у других его действиями, Отсутствие такого репертуара присущих всем установок, чувств и действий может сильно ограничивать общение ребенка с другими людьми. Проигрывание ребенком роли "значимых других" остается именно проигрыванием роли, а не игрой в полном смысле этого слова (предполагающей партнеров) до тех пор, пока он не усвоит правил, которые и делают ее таковой, то есть пока он не научится управлять своим поведением, видя себя со стороны "генерализованного другого".

В такой игре происходит усвоение ребенком важных деталей общей картины социального взаимодействия. Эти постепенные изменения в форме и характере игры сопровождаются развитием образного мышления, речевой деятельности и соответственно формированием Я-концепции. Происходит постепенная интериоризация социальных санкций, требований, норм и моделей поведения, которые преобразуются в индивидуальные ценности и включаются в Я-концепцию.

Так, у индивида развивается способность реагировать на самого себя, формируется установка на себя, сообразная с отношением к нему окружающих. Человек ценит себя в той мере, в какой его ценят другие; он утрачивает свое достоинство в той мере, в какой испытывает отрицательное и пренебрежительное отношение к себе со стороны окружающих. Остается сделать вывод, к которому уже пришел в своей теории Кули: индивид воспринимает себя в соответствии с теми характеристиками и ценностями, которые приписывают ему другие.

Человек для Дж. Мида - не изолированное существо, не "одинокий остров", и психология дает многочисленные подтверждения тому, что именно общество обусловливает форму и содержание процесса формирования Я-концепции.

             

Эрик Эриксон об идентичности.       Подход Э. Эриксона, по существу являющийся развитием концепции Фрейда, обращен к социокультурному контексту становления сознательного Я индивида - эго.   Проблематика Я-концеиции рассматривается Э. Эриксоном сквозь призму эго-идентичности, понимаемой как возникающий на биологической основе продукт определенной культуры. Ее характер определяется особенностями данной культуры и возможностями данного индивида.

Источником эго-идентичности является, по Эриксону, "культурно значимое достижение". Идентичность эго-индивида возникает в процессе интеграции его отдельных идентификаций; поэтому важно, чтобы ребенок общался со взрослыми, с которыми он мог бы идентифицироваться. В теории Эриксона описаны восемь стадий личностного развития и соответствующих изменений эго-идентичности, охарактеризованы присущие каждой из этих стадий кризисные поворотные пункты и указаны личностные качества, возникающие при разрешении этих внутренних конфликтов. Особенно сложным является процесс развития эго-идентичности в пору юности. Поэтому Эриксон  уделяет особое внимание юношескому кризису развития и "размытости" эго-идентичности в этот период.

Э. Эриксон определяет эго-идентичность как заряжающее человека психической энергией "субъективное чувство непрерывной самотождественности" (1968). Более развернутого  определения он нигде не приводит, хотя и указывает, что эго-идентичность - это не просто сумма принятых индивидом ролей, но также и определенные сочетания идентификаций и возможностей индивида, как они воспринимаются им на основе опыта взаимодействия с окружающим миром, а также здание о том, как реагируют на него другие. Поскольку эго-идентичность формируется в процессе взаимодействия индивида с его социокультурным окружением, она имеет психосоциальную природу.

Механизм формирования эго-идентичности, по Эриксону, во многом схож с описанным Кули  и Мидом    действием "генерализованного другого". Однако Эриксон считает, что этот процесс протекает в основном в сфере бессознательного. Он критикует такие понятия, как "самоконцептуализация", "самооценка", "образ Я", считая их статическими, в то время как, по его мнению, главной чертой этих образований является динамизм, ибо идентичность никогда не достигает завершенности, не является чем-то неизменным, что может быть затем использовано как готовый инструмент личности.

Формирование идентичности Я - процесс, напоминающий скорее самоактуализацию по К. Роджерсу; он характеризуется динамизмом кристаллизующихся представлений о себе, которые служат основой постоянного расширения самосознания и самопознания. Внезапное осознание неадекватности существующей идентичности Я, вызванное этим замешательство и последующее исследование, направленное на поиск новой идентичности, новых условий личностного существования,- вот характерные черты динамического процесса развития эго-идентичности. Э. Эриксон считает, что чувство эго-идентичности является оптимальным, когда человек имеет внутреннюю уверенность в направлении своего жизненного пути.

Феноменалистический подход. Феноменалистический подход в психологии (его иногда называют перцептивным или гуманистическим) в понимании человека исходит из впечатлений субъекта, а не из позиций внешнего наблюдателя, то есть как индивид воспринимает самого себя, какое влияние на поведение индивида оказывают его потребности, чувства, ценности, убеждения, только ему присущее восприятие окружающей обстановки.

Поведение зависит от тех значений, которые в восприятии индивида проясняют его собственный прошлый и настоящий опыт. Согласно этому направлению, индивид не может изменить сами события, но может изменить свое восприятие этих событий и их интерпретацию. Именно это является задачей психотерапии: она не снимает проблему, но позволяет человеку, испытывающему психологические затруднения, взглянуть на себя по-новому и более эффективно справиться с той или иной ситуацией.

Центральным понятием феноменалистического подхода является восприятие, то есть процессы отбора, организации и интерпретации воспринимаемых явлений, приводящие к возникновению у индивида целостной картины психологического окружения. Это окружение называют по-разному: перцептивное поле, психологическое поле, феноменологическое поле или жизненное пространство. В сущности, речь идет об индивидуальных значениях, которые формируются в сознании каждого человека и так или иначе определяют его поведение.

Итак, ведущий принцип и когнитивной, и феноменалистической психологии заключается в том, что поведение рассматривается как результат восприятия индивидом ситуации в данный момент. Восприятие, разумеется, отличается от того, что физически существует вовне. Тем не менее то, что человек воспринимает, является для него единственной реальностью, посредством которой он может управлять своим поведением.

Например, ваше восприятие школьной действительности будет сильно различаться в зависимости от того, какого вы мнения о себе как об учителе, директоре, ученике или родителе. В зависимости от Я-концепции ученика экзамен может восприниматься им как положительный стимул или как нечто угрожающее, а первая парта в классной комнате - либо как место "под носом у учителя", либо как место, откуда лучше всего слышны его объяснения.

Карл Роджерс. Феноменалистическое направление в психологии стимулировало разработку К. Роджерсом особого подхода в психотерапии, получившего название "терапия, центрированная на клиенте". Изменения, происходящие с индивидом в ходе психотерапевтического процесса,  К. Роджерс смог объяснить на языке перцептивного подхода.

Личностное Я представляет собой внутренний механизм, который создается рефлексивной мыслью на основе стимульного воздействия. Уже на начальной стадии его формирования вокруг него группируются оценочные и аффективные установки, придавая ему качество "хорошего" или "плохого". Интериоризация этих оценочных моментов осуществляется под воздействием культуры, других людей, а также и самого Я.

Основные положения теории Роджерса (1951, 1959) выглядят следующим образом:

1. Сущность феноменалистической теории личностного Я, представляющей собой часть общей теории личности, заключается в том, что человек живет главным образом в своем индивидуальном и субъективном мире.

2. Я-концепция возникает на основе взаимодействия с окружающей средой, в особенности с социальной. Этот процесс не получает детального описания у К. Роджерса, но, по-видимому, его точка зрения близка к взглядам Ч. Кули и Дж. Мида.

3. Я-концепция - это   система  самовосприятий. Именно Я-концепция, а не некое реальное Я имеет определенное значение для личности и ее поведения.

4. Я-концепция выступает как наиболее важная детерминанта ответных реакций на окружение индивида. Я-концепцией предопределяется восприятие значений, приписываемых этому окружению.

5. Вместе с Я-концепцией  развивается потребность в позитивном отношении со стороны окружающих, независимо от того, является ли данная потребность приобретенной или врожденной. Поскольку К. Роджерс склоняется к тому, что эта потребность возникает в процессе социализации индивида, ее, видимо, можно рассматривать и с точки зрения самоактуализации личности.

6. В соответствии со взглядами Роджерса потребность в позитивном отношении к себе, или потребность в самоуважении, также развивается на основе интернализации позитивного отношения к себе со стороны других. Эту потребность также можно рассматривать с  точки зрения стремления к самоактуализации.

7. Поскольку позитивное отношение к себе зависит от оценок других, может возникнуть разрыв между реальным опытом индивида и его потребностью в позитивном отношении к себе. Так возникает рассогласование между Я и реальным опытом, иными словами, развивается психологическая  дезадаптация.  Дезадаптацию следует понимать как результат попыток оградить сложившуюся  Я-концепцию от угрозы столкновения с таким опытом, который с ней не согласуется. Это приводит к селективности и искажениям в восприятии или к игнорированию опыта в форме неверной его интерпретации.

8. Человеческий организм представляет собой единое целое. Подобно представителям организмических теорий,  К. Роджерс приписывает ему лишь один внутренний мотив - диалектический и самопроизвольный, а именно тенденцию к самоактуализации.

9. Развитие Я-концепции - это не просто процесс накапливания данных опыта,  условных реакций и навязанных другими представлений. Я-концепция представляет собой определенную систему. Изменение одного ее аспекта может полностью изменить природу целого. Таким образом, К. Роджерс использует понятие Я-концепция для обозначения восприятия человеком самого себя. Однако по мере дальнейшего развития своей теории К. Роджерс придает этому понятию и другой смысл, понимая под Я-концепцией механизм, контролирующий и интегрирующий поведение индивида. Но Я-концепция оказывает влияние скорее на выбор им направления своей активности, нежели непосредственно направляет эту активность.

10. Рассматривая понятие идеального Я, Роджерс полагает, что благодаря психотерапевтическому воздействию восприятие идеального Я становится более реалистичным и Я начинает больше гармонировать с идеалом. Таким образом, можно считать, что личностная дисгармония характеризуется существованием нереалистического собственного идеала и/или несоответствием между Я-концепцией и идеальным Я.

Главная проблема в подходе К. Роджерса к пониманию Я-концепции связана с использованием индивидом механизмов психологической защиты, необходимых для того, чтобы преодолеть диссонанс между непосредственным его опытом и Я-концепцией. Поведение рассматривается К. Роджерсом как попытка достичь согласованности Я-концепции.

Реагируя на состояние такого диссонанса как на угрозу, возникающую вследствие переживаний, противоречащих Я-концепции, индивид использует один из двух защитных механизмов - искажение или отрицание. К. Роджерс использует терапию, центрированную на клиенте, как метод, направленный на модификацию состояния Я-концепции, с целью устранения диссонанса между нею и непосредственными переживаниями индивида. В результате невротический синдром у него устраняется и достигается состояние психологической адаптации.

Например, мать, которая не в состоянии признаться в своих агрессивных чувствах по отношению к собственному ребенку, воспринимает его поведение как плохое и заслуживающее наказания. Тогда она может быть с ним агрессивна, не разрушая при этом своего образа "хорошей и любящей матери".

К. Роджерс считает природу человека, по существу, позитивной, движущейся к зрелости, социализации и самоактуализации.

Теории "Я" в гуманистической психологии.

Влиятельным психологом гуманистического направления является Абрахам Маслоу. В его теории "Я" особое значение придается присущей каждому человеку врожденной потребности самоактуализации - полном развитии своего потенциала. Согласно теории Маслоу, потребности самоактуализации могут быть выражены или удовлетворены только после того, как будут удовлетворены "низшие" потребности, такие как потребности в безопасности, любви, пище и крове.

А. Маслоу выстроил человеческие потребности в виде пирамиды. В основании пирамиды лежат основные физиологические потребности выживания; людям, как и другим животным, для того чтобы выжить, нужны пища, тепло, отдых. Уровнем выше находится потребность в безопасности; людям необходимо избегать опасности и чувствовать себя защищенными в повседневной жизни. Они не могут достичь более высоких уровней, если живут в постоянном страхе и тревоге. Следующей насущной потребностью становится потребность в принадлежности. Людям необходимо любить и чувствовать себя любимыми, находиться в физическом контакте друг с другом, общаться с другими людьми, входить в состав групп или организаций. После того, как этого уровня удовлетворены, актуализируется потребность в уважении к себе; людям нужны положительные реакции окружающих, начиная с простого подтверждения их основных способностей до аплодисментов и славы. Все это дает человеку ощущение благополучия и довольства собой.

А. Маслоу считал, что потребность в самоактуализации играет для человека не менее важную роль, чем перечисленные базисные потребности. "Человек должен стать тем, кем он может стать", - утверждает А. Маслоу. В известном смысле потребность в самоактуализации никогда не может быть полностью удовлетворена.

А. Маслоу предпринял обширное исследование самоактуализирующихся людей с целью выявить характерный комплекс их психологических особенностей. В результате были выделены следующие 15 основных черт, присущих самоактуализирующимся людям:

1. Более адекватное восприятие действительности, свободное от влияния актуальных потребностей, стереотипов и предрассудков, интерес к неизведанному.

2. Принятие себя и других такими, какие они есть, отсутствие искусственных защитных форм поведения и неприятие такого поведения со стороны других людей.

3. Спонтанность проявлений, простота и естественность. Такие люди соблюдают установившиеся ритуалы, традиции и церемонии, но относятся к ним с должным юмором. Это не автоматический, а сознательный конформизм лишь на уровне внешнего поведения.

4. Деловая направленность. Такие люди заняты обычно не собой, а своей жизненной задачей или миссией. Обычно они соотносят свою деятельность с универсальными ценностями и склонны рассматривать ее под углом зрения вечности, а не текущего момента. Поэтому все они в какой-то степени философы.

5. Они нередко склонны к одиночеству и для них характерна позиция отстраненности по отношению ко многим событиям, в том числе событиям собственной жизни. Это помогает им относительно спокойно переносить неприятности и быть менее подверженным воздействиям извне.

6. Автономия и независимость от окружения; устойчивость под воздействием фрустрирующих факторов.

7. Свежесть восприятия; нахождение каждый раз нового в уже известном.

8. Предельные переживания, характеризующиеся ощущением исчезновения собственного "Я".

9. Чувство общности с человечеством в целом.

10. Дружба с другими самоактуализирующимися личностями: узкий круг людей, отношения с которыми весьма глубокие. Отсутствие проявлений враждебности в межличностных отношениях.

11. Демократичность в отношениях. Готовность учиться у других.

12. Устойчивые внутренние моральные нормы. Самоактуализирующиеся люди ведут себя нравственно, они остро чувствуют добро и зло, они ориентированы на цели, а средства всегда подчиняют этим целям.

13. "Философское" чувство юмора. Они относятся с юмором к жизни в целом и к самим себе, но никогда не считают смешной чью-либо ущербность или невзгоы.

14. Креативность, не зависящая от того, чем человек занимается, и проявляющаяся во всех действиях самоактуализирующейся личности.

15. Они не принимают безоговорочно ту культуру, к которой они принадлежат. Они не конформны, но и не склонны к бездумному бунтарству. Они достаточно критично относятся к своей культуре, выбирая из нее хорошее и отвергая плохое. Они не идентифицируются со всей культурой. Ощущая себя в большей степени представителями человечества в целом, чем представителями своей страны. Поэтому они нередко оказываются в изоляции в той культурной среде, которую они не желают принять. (Цит. по кн.: А.Г. Асмолов. Психология личности. - М., 1990. - С. 358 - 360).

Литература

1. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание/ Пер. с англ. -  М.: Прогресс, 1986. -  422 с.      

2. Кон И.С. Проблема "Я" в психологии// В кн. Психология самосознания. Хрестоматия. - Самара: Издательский Дом "БАХРАХ-М", 2000. - С.45-97.

3. Пантелеев С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система. - М., 1991.

4. Пантелеев С.Р. Самоотношение // В кн .:Психология самосознания. - Самара, 2000. - С. 208 - 242.

5. Столин В.В.  Самосознание личности. -  М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. -  286 с.    

6. Хьелл Л.,  Зиглер Д. Теории личности ( Основные положения, исследования и применение).  -  СПб.:  Питер Пресс. -  1997. -  608 с.      

7. Чеснокова И.И.  Проблема самосознания в психологии.  -  М.: Наука, 1977. -  143 с.      

Лекция 7. Развитие личности.

План лекции:

1. Концепции развития.

2. Теории развития личности:

     2.1.Эпигенетическая концепция развития Э. Эриксона.  

     2.2. Гипотетическое построение периодизации развития зрелой личности в ходе жизни (В.Ф. Моргун, Н.Ю. Ткачева).

     2.3. Концепция когнитивного развития (Ж. Пиаже).

     2.4. Концепция нравственного развития (Л. Колберг).

3. Индивидуальное развитие личности и ее жизненный путь (А.Г. Асмолов, Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн).

1. Концепции развития.

Термин  "развитие" указывает на изменения, которые со временем происходят в строении тела, психике и поведении человека в результате биологических процессов в организме и воздействий окружающей среды. Развитие происходит в трех областях: физической, когнитивной и психосоциальной.

К физической области относятся такие физические характеристики, как размеры и форма тела и органов, изменения структуры мозга, сенсорные возможности и моторные (или двигательные) навыки. Когнитивная область включает психические процессы, имеющие отношение к мышлению и решению проблем. Охватывает изменения, происходящие в восприятии, памяти, рассуждении, творческом воображении и речи. Психосоциальная область охватывает развитие личности и межличностных отношений. Эти две сферы развития взаимосвязаны и охватывают, с одной стороны, изменения Я-концепции, эмоций и чувств, а с другой - формирование социальных навыков и моделей поведения.

Одной из влиятельных на сегодняшний день моделью человеческого развития стала  (модель, предложенная американским псхологом Ури Бронфенбреннером. Согласно его модели экологических систем, развитие человека - это динамический, идущий в двух направлениях процесс, включающий в качестве взаимодействующих элементов непосредственное окружение индивидуума, социальную среду, а также ценности, законы и традиции той культуры, в которой индивидуум живет.

Развитие взрослого человека можно описать в контексте трех самостоятельных систем, которые соотносятся с различными аспектами его Я. Они включают развитие личного Я, Я как члена семьи (взрослый ребенок, супруг (а) или родитель) и Я как работника. Эти системы взаимосвязаны. Например, исследования показали, что чем больше удовлетворение приносит отцу трудовая деятельность, тем выше его самоуважение и тем вероятнее, что ему будет свойственен принимающий, любящий и поощряющий стиль родительского поведения.

Личностный рост - понятие широкое, охватывает все многообразие жизни человека на протяжении всех отпущенных ему лет, начиная от рождения и кончая смертью. Н. Р. Битянова   предлагает рассмотрение роста личности через явление саморазвития как непрерывного процесса, в рамках которого человек приобретает способность управлять текущими событиями, формировать хорошие и открытые отношения с другими людьми, мужественно и последовательно защищать свои взгляды, воспринимать жизнь во всей своей красе.

Можно выделить отличительные черты развитой личности, которая берет на себя ответственность за свои действия:

- удовлетворяет свои нужды без ущерба для других людей;

- достигает значительного успеха в деятельности, так как она служит для них объектом самовыражения;

-  демонстрирует энергию и жизнестойкость в своей повседневной жизни;

-  открыта профессиональным переменам и новому жизненному опыту.

Саморазвитие - это творческое отношение индивида к самому себе, создание им самого себя в процессе активного воздействия на внешний и свой внутренний мир с целью их преобразования.

С точки зрения Н.Р. Битяновой существует три основных элемента техники самореализации: первый включает приемы организационно-управленческого характера, второй - направлен на интеллектуальное развитие, третий - на саморегуляцию психических состояний.

2. Теории развития личности.

2.1. Эпигегенетическая концепция развития Э. Эриксона.  

Свою концепцию психологического развития личности  Э. Эриксон рассматривает как вариант эпигенетического учения о развитии. Центральным  для теории развития Э. Эриксона является положение о том, что человек в течение жизни проходит несколько универсальных для всего человечества стадий. Процесс развертывания этих стадий регулируется в соответствии c эпигенетическим принципом созревания. Эти стадии являются результатом эпигенетически  развертывающегося "плана личности", который наследуется генетически.

Эпигенетическая концепция развития Э. Эриксона базируется на следующих положениях:

1) каждая стадия жизненного цикла наступает в определенное

для нее время  ("критический период");

2) полноценно функционирующая личность формируется только путем прохождения в своем развитии последовательно всех стадий;

3) каждая психосоциальная стадия сопровождается кризисом - поворотным моментом в жизни индивидуума, который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости и социальных требований, предъявляемых к индивиду на этой стадии;

4) каждая из восьми стадий характеризуется ("фазо-специфической") эволюционной задачей - проблемой в социальном развитии, которая предъявляется индивидууму, но не обязательно находит свое разрешение.

Характерные модели поведения обусловлены тем, каким образом разрешается каждая из этих задач или как преодолевается кризис. Э. Эриксон особо подчеркивает, что кризис означает "не угрозу катастрофы, а поворотный пункт, и тем самым онтогенетический источник как силы, так и недостаточной адаптации". Задача состоит в том, чтобы человек адекватно разрешал каждый кризис, и тогда у него будет возможность подойти к следующей стадии более адаптивной и зрелой личностью.

Этапы развития личности по Э. Эриксону:

Стадия

Возраст, лет

Психосоциальный  кризис

Сильная сторона

Орально-сенсорная

0-1

Базальное доверие-базальное недоверие

Надежда

Мышечно-анальная

1-3

Автономия – стыд и сомнение

Сила воли

Локомоторно-генитальная

3-6

Инициативность-вина

Цель

Латентная

6-12

Трудолюбие-неполноценность

Компетентность

Подростковая

12-19

Эго-идентичность-ролевое смешение

Верность

Ранняя зрелость

20 – 25

Интимность - изоляция

Любовь

Средняя зрелость

26-64

Продуктивность - застой

Забота

Поздняя зрелость

65 и выше

Эго-интеграция - отчаяние

Мудрость

Зрелость личности Э. Эриксон понимает как ее идентичность . Это очень обобщенное понятие, которое включает в себя проявление психического здоровья человека, принимаемый им образ самого себя и соответствующую окружающему миру форму поведения. Идентичность связана с чувством личной тождественности  и исторической непрерывности. Идентичность придает психической жизни ее целостность как форму, которая будет сохранять и направлять все динамические изменения, вызываемые условиями, которые всегда конкретны и исторически обусловлены.

В определении идентичности , данном Э. Эриксоном, можно выделить три элемента:

1) молодые люди должны постоянно воспринимать себя "внутренне тождественными самим себе". В этом случае у индивидуума должен сформироваться образ самого себя, сложившийся в прошлом и смыкающийся с будущим;

2) значимые другие люди также должны видеть "тождественность и целостность" в индивидууме, то есть юным нужна  уверенность в том, что выработанная ими внутренняя целостность будет принята другими людьми, значимыми для них;

3) молодые люди должны быть уверенными, что внутренние и внешние планы этой целостности согласуются между собой. Их восприятие себя должно подтверждаться опытом межличностного общения посредством обратной связи.

Неспособность юных достичь личной идентичности приводит к тому, что Э. Эриксон назвал кризисом идентичности. Кризис идентичности или ролевое смешение характеризуется неспособностью выбрать карьеру или продолжить образование. Э. Эриксон подчеркивает, что жизнь - это постоянные изменения. Благополучное разрешение проблем на одной жизненной стадии не дает гарантии, что они не появятся вновь на следующих стадиях или что не будет найдено новое решение старых проблем. Эго-идентичность - это борьба "на всю жизнь".

В отечественной психологии дается следующее определение кризисы возрастные - особые, относительно непродолжительные во времени (до года) периоды онтогенеза, характеризующиеся резкими психологическими изменениями [9, C. 180].

В детском возрасте обычно выделяют "кризис первого года жизни", "кризис трех лет", "кризис 6-7 лет" и "подростковый кризис (10-11 лет). Для периодов кризисов в детстве характерны процессы перехода к новому типу взаимоотношений детей со взрослыми, при котором учитываются новые, возросшие возможности ребенка, изменение "социальной ситуации развития", смена деятельности, перестройка всей структуры сознания ребенка (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин и др.).

Процессы  перехода детей на новую возрастную ступень связаны с разрешением нередко весьма острых противоречий между сложившимися у них ранее формами взаимоотношений с окружающими людьми, с одной стороны, и своими возросшими физическими и психологическими возможностями и притязаниями, с другой. Негативизм, упрямство, капризность, состояние повышенной конфликтности  и другие негативные поведенческие проявления обостряются в случае игнорирования взрослыми новых потребностей ребенка в сфере общения и деятельности и, напротив, смягчаются при правильном воспитании.

Значительно менее изучены возрастные кризисы зрелых периодов жизни и старости. Известно, что такие поворотные пункты возникают заметно реже, чем в детстве, и протекают, как правило, более скрытно, без выраженных изменений в поведении. Происходящие в это время процессы перестройки смысловых структур сознания и переориентации на новые жизненные задачи, ведущие к смене характера деятельности и взаимоотношений, оказывают глубокое влияние на дальнейший ход развития личности.

2.2. Гипотетическое построение периодизации развития зрелой личности в ходе жизни ( В.Ф. Моргун, Н.Ю. Ткачева).

Авторы периодизации исходят из того, что для периодизации развития зрелой личности нужны не новые образования, а переиерархизация и более детальное рассмотрение старых.

По мере становления личности, по мере того, как индивид из "объекта" формирования превращается в сознательное саморегулируемое существо, то есть становится зрелой личностью, значимость критериев периодизации оборачивается, и на первый план выступают личностные новообразования.

Иерархия критериев в детском возрасте имеет следующий вид:

1) социальная ситуация развития;

2) ведущая деятельность;

3) личностные новообразования.

Иерархия критериев в зрелом возрасте имеет следующий вид:

1) личностные новообразования;

2) ведущая деятельность;

3) социальная ситуация развития.

Таким образом, то, что раньше было определяемым (личность ребенка), становится определяющим (личность взрослого).

Авторы периодизации выделили три переломных возраста (около 30, около 40 и около 50 лет) и связали их с переходами между эпохами: молодостью, расцветом и зрелостью. Динамика  стабильных и переходных периодов зрелой личности не настолько отчетлива, как в детстве, поэтому вопрос о времени наступления и длительности того или иного периода очень сложен.

Зрелая личность - это самовоспитывающаяся система, осуществляющая переход от объекта воспитания к субъекту воспитания, осознающая себя целостностью, включенной в систему общества, в систему деятельности.

Зрелость начинается с этапа юности.  I. Юность (18-23 года) можно охарактеризовать следующими особенностями:

1) социальную ситуацию развития можно назвать порогом взрослой жизни. Именно с этого возраста начинается развитие личности как настоящее саморазвитие, как сознательное самосовершенствование;

2) это возраст реализации потребности в самореализации, но не в таком обобщенном виде, как у подростков.

Эпоха юности делится на два периода:

На первом этапе происходит преимущественное личностное самоопределение через установление дружеских связей, поиск "alter ego", слияние своего "я" с "ты" в межличностном общении. На втором этапе ведущей деятельностью является конкретное профессиональное самоопределение: выбор специальности, места работы. Основной смысл этого периода - самоопределение, поиск своего места в жизни.

II. Молодость (24 - 30 лет). Первый этап - "время путешествий", поиска себя, выработки индивидуальности, окончательного осознания себя как взрослого человека со всеми правами и обязанностями, переход от "кочевого" образа жизни к "оседлости" (женитьбе), то есть ко второму периоду.

Ведущая деятельность - профессиональная.  Профессиональная деятельность ставит перед личностью задачу специализации в избранной профессии, приобретения мастерства. В более сложных ситуациях человек решает профессию, вуз.

Переход к расцвету (около 30 лет) характеризуется у ряда авторов как сильнейший нормативный кризис). На этом этапе представления о жизни, сложившиеся между 20 - 30 годами, оказываются не совсем верными, жизнь перестает казаться легкой и понятной, иногда рушатся основы образа жизни, перестраивается вся личность.

Социологические данные свидетельствуют, что если молодой человек не найдет в достаточно ограниченный период времени супруга, то позже это сделать будет намного труднее (повышается требовательность к другому, появляется привычка к одиночеству и т. п.).

III. Расцвет (31 - 40 лет). Это этап середины жизни, "золотой возраст", период огромной работоспособности и отдачи, как бы возврат отрочества. Это период высокопродуктивного творчества. К 30-35 годам личность приобретает богатый жизненный опыт, становится полноценным специалистом, семьянином. В это время появляется потребность передавать то лучшее, что накоплено, потому что обучая другого, сам лучше постигаешь смысл своей жизни. В плане профессиональной деятельности человек впервые задумывается над вопросом: "Что останется людям ?"

Переход к зрелости (около 40 лет) характеризуется как кризис "середины жизни", появляются мысли, что жизнь проходит зря, осознается утрата молодости.

IV. Зрелость (40-50 лет). Эпоха зрелости - вершина жизненного пути личности. Человек достигает к этому времени вершин профессионального мастерства, определенного положения в обществе; накапливается профессиональный опыт и опыт общения, появляется потребность передать опыт, которая реализуется в "сотворении ученика".

Во втором периоде зрелости коллективное творчество приобретает статус ведущей деятельности, возникает вопрос смысла жизни в форме подведения итогов прожитых лет.

Переход к старости (50-55 лет) характеризуется нормативным кризисом, который связан с поворотами социальной ситуации развития и возрастными перестройками организма.

V. Старость: пожилой возраст (55-75 лет), старческий (75-90 лет), долгожительство (свыше 90 лет).

Ведущей потребностью этого периода является потребность передать другим накопленный жизненный опыт, которая реализуется в деятельности и общении. Ведущей деятельностью является деятельность по самообслуживанию.

Гипотетическая модель периодизации развития зрелой личности В.Ф. Моргуна и Н.Ю. Ткачевой ставит ряд теоретических проблем, требующих дальнейшего разрешения.

2.3. Теория когнитивного развития личности Жана Пиаже.

Подход, предложенный Жаном Пиаже, значительно отличается от теории развития личности З. Фрейда и Э. Эриксона. Жан Пиаже исследовал когнитивное развитие, или процесс обучения мышлению. Согласно его теории, на каждой стадии когнитивного развития формируются новые навыки, определяющие пределы того, чему на данной стадии можно научить человека. Дети проходят эти стадии в определенной последовательности, хотя необязательно с одинаковой скоростью и результатами.

Первый период, от рождения до двух лет, называется сенсомоторной стадией. В это время у детей формируется способность надолго сохранять в памяти образы предметов окружающего мира. До этой стадии им, по всей вероятности, кажется, что предмет перестает существовать, когда они на него не смотрят. Существование данной стадии может подтвердить любая приходящая няня, которая знает, как пронзительно кричат младенцы, видя, что родители уходят, а через полгода, прощаясь с родителями, они весело машут им ручкой.

Второй период, от двух до семи лет, называется предоперациональной стадией. В это время дети учатся различать символы и их значения. В начале данной стадии дети расстраиваются, если кто-то разрушает построенный ими замок из песка, символизирующий их собственный дом. В конце этапа дети понимают разницу между символами и предметами, которые они обозначают.

В возрасте от 7 до 11 лет дети учатся мысленно совершать действия, которые раньше они выполняли только руками. Пиаже называет этот период стадией конкретных операций. Например, если на данной стадии детям показывают ряд из шести палочек и просят взять такое же количество палочек из лежащего рядом комплекта, они могут выбрать их, не прикладывая каждую палочку из комплекта к палочке из ряда. Дети меньшего возраста, еще не научившиеся считать, чтобы получить нужное число, кладут палочку к палочке.

В возрасте примерно от 12 до 15 лет дети вступают в последнюю стадию, называемую стадией формальных операций. На этом этапе подростки могут решать абстрактные математические и логические задачи, осмысливать нравственные проблемы, а также размышлять о будущем. Дальнейшее развитие мышления совершенствует умения и навыки, усвоенные на этой стадии.

2.4. Теория нравственного развития Лоренса Колберга.

Фрейд считал, что Суперэго осуществляет нравственную функцию, поощряет и наказывает Эго за его поступки. Гарвардский психолог Лоренс Колберг (1963), придававший большое значение нравственному развитию детей, разработал еще один подход к проблеме, в котором чувствуется сильное влияние теории Ж. Пиаже.

Л. Колберг выделил шесть стадий нравственного развития личности, которые сменяют одна другую в строгой последовательности аналогично познавательным стадиям у Пиаже. Переход от одной стадии к другой происходит в результате совершенствования когнитивных навыков и способности к сопереживанию (эмпатии). В отличие от Ж. Пиаже Л. Колберг не связывает периоды нравственного развития личности с определенным возрастом. В то время как большинство людей достигают по крайней мере третьей стадии, некоторые на всю жизнь остаются нравственно незрелыми.

Две первые стадии относятся к детям, которые еще не усвоили понятий о хорошем и плохом. Они стремятся избежать наказания (первая стадия) или заслужить поощрение (вторая стадия). На третьей стадии люди отчетливо осознают мнения других и стремятся действовать так, чтобы завоевать их одобрение. Хотя на данной стадии начинают формироваться собственные понятия о хорошем и плохом, люди в основном стремятся приспосабливаться к окружающим, чтобы заслужить социальное одобрение. На четвертой стадии люди осознают интересы общества и правила поведения в нем. Именно на этой стадии формируется нравственное сознание: человек, которому кассир дал слишком много сдачи, возвращает ее, потому что "это правильно". Как считает Л. Колберг, на последних двух стадиях люди способны совершать высоконравственные поступки независимо от общепринятых ценностей.

На пятой стадии люди осмысливают возможные противоречия между различными нравственными убеждениями. На этой стадии они способны делать обобщения, представлять себе, что произойдет, если все будут поступать определенным образом. Так формируются собственные суждения личности о том, что такое "хорошо" и что такое "плохо". Например, нельзя обманывать налоговое управление, ведь если бы все так поступали, наша экономическая система развалилась бы. Но в некоторых случаях может быть оправдана "ложь во спасение", щадящая чувства другого человека.

На шестой стадии у людей формируются собственное этическое чувство, универсальные и последовательные нравственные принципы. Такие люди лишены эгоцентризма; они предъявляют к себе такие же требования, как и к любому другому человеку. Наверное, Махатма Ганди, Иисус Христос, Мартин Лютер Кинг и были мыслителями, достигшими этой высшей стадии нравственного развития.

Экспериментальные исследования выявили некоторые недостатки теории Л. Колберга. Поведение людей часто не вполне соответствует той или иной стадии: даже находясь на одной и той же стадии, они могут вести себя по-разному в сходных ситуациях. Кроме того, возникли вопросы относительно шестой стадии развития личности: правомерно ли считать, что несколько выдающихся деятелей в истории человечества достигли какого-то особого уровня развития своей личности? Быть может, дело скорее в том, что они явились на определенном историческом этапе, когда их идеи обрели особое значение. Однако, несмотря на критику, труд Л. Колберга обогатил наше понимание развития нравственности.

3. Индивидуальное развитие личности и ее жизненный путь.

С.Л. Рубинштейн трактовал жизненный путь человека не только как движение его вперед, но и движение вверх, к высшим, более совершенным формам и лучшим проявлениям человеческой сущности, достижению личностного совершенства. Кроме того, С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев считают, что жизненный путь личности - это путь становления ее индивидуальности. Чтобы понять закономерности развития индивидуальности личности, необходимо увидеть личность еще в одной проекции - "личность как субъект деятельности" (А.Г. Асмолов). По  его мнению при изучении проявлений личности как субъекта деятельности могут быть выделены два плана анализа: продуктивный и инструментальный.

Под продуктивными проявлениями личности прежде всего имеются в виду те процессы активности личности, в которых личности приходится осуществлять выбор между различными мотивами, позициями и ролями, отыскивать, а иногда и создавать приемы и средства для овладения своим поведением, использовать различные защитные механизмы и средства для разрешения и перестройки приводящих к отклонению от нормативно заданной линии поведения ситуаций.

К продуктивным проявлениям личности как субъекта деятельности также относятся те преобразования, те "личностные вклады" (В.А. Петровский), которые личность своими действиями вносит в смысловую сферу других людей и культуру. Продуктом первых проявлений личности как субъекта деятельности является прежде всего преобразование себя, а второго - преобразование других.

К инструментальным проявлениям личности как субъекта деятельности относятся характер и способности. При этом характер понимается как фиксированная форма смыслового опыта, смысловых установок личности, актуализирующихся в присущем данной личности индивидуальном стиле действования, посредством которого достигаются те или мотивы деятельности. Мотивы задают стратегию жизни личности, а характер - тактику поведения личности, действующей ради достижения своих мотивов. Способности определяют меру успешности и эффективности деятельности, а тем самым в конечном итоге и степень продуктивности проявлений личности как субъекта деятельности.

При анализе развития индивидуальности личности различают функциональную динамику ее развития, наиболее явно проявляющуюся в проблемно-конфликтных ситуациях (например, стресс, фрустрация, конфликт, кризис), и изменения ее психологического возраста в ходе жизненного пути.

При решении вопроса о движущих силах развития происходит переход от рассмотрения личности как объекта общественного развития к изучению мотивации развития и различных проявлений активности личности.

Принцип стремления к равновесию как методологическая предпосылка изучения движущих сил развития личности роднит между собой различные направления, к которым относятся ортодоксальный и современный психоанализ, необихевиоризм и когнитивная психология (А. Адлер, К. Левин, Л. Фестингер). Лишь другим лицом принципа стремления к равновесию, а не его антиподом, является принцип стремления к напряжению как методологическая предпосылка  изучения движущих сил развития личности в теориях, так или иначе связанных с персонологическим подходом к личности (А. Маслоу, Г. Олпорт).

В советской психологии учение о движущих силах развития личности строится на следующих положениях:  1) о роли борьбы противоположностей как движущей силы развития личности (Л.И. Анцыферова, Б.В. Зейгарник); 2) о существовании источника саморазвития деятельности в самом процессе движения деятельности (А.Н. Леонтьев,  С.Л. Рубинштейн).

Введение Д.Н. Узнадзе представления о функциональной тенденции как источнике саморазвития может служить теоретической основой для конкретных разработок проблемы движущих сил развития личности ребенка, проведенных Л.И. Божович и М.И. Лисиной.

Психологический возраст личности. Представления о специфике "психологического возраста", идущие от Л.С. Выготского, во многом пересекаются со взглядами Б.Г. Ананьева, который неоднократно подчеркивал, что "психологический возраст" и зрелость выступают как параметры особого исторического времени, в котором и ведется летоисчисление жизненного пути личности.

Наряду с поиском конкретно-исторических характеристик зрелости личности появляются исследования, в которых ставится вопрос о собственно психологических критериях зрелости личности. П.Я. Гальперин отмечает, что личностью может считаться лишь общественно ответственный субъект, т. е. в качестве критерия зрелости выделяется ответственность личности за свои поступки. В процессе жизненного пути развитие ответственности формируется в направлении от "объективной ответственности" к "субъективной ответственности".

Б.С. Братусь считает, что одним из критериев зрелости личности является искусство разводить идеальные и реальные цели или осуществление личностью свободного личностного выбора.

Три грани социализации личности. В основе преобразования социальных отношений между людьми в индивидуальные отношения личности лежит механизм интериоризации - экстериоризации, функционирующей в процессе совместной деятельности. В понятии "интериоризация" необходимо выделить три различные грани.

Первая грань - это "индивидуализация". Раскрытие этой грани позволило Л.С. Выготскому отразить основной генетический закон культурного развития: от интерпсихического, социальной коллективной деятельности ребенка к индивидуальному, интрапсихическому, собственно психологическим формам его деятельности. Например, процесс превращения внешней социальной речи, речи-для-других", во внутреннюю речь - "речь-для-себя".

Вторая грань понятия "интериоризация", отражающая переход от "МЫ" к "Я", лучше всего передается посредством термина "интимизация". При изучении этой грани разрабатываются проблемы самосознания личности (И.С. Кон, В.В. Столин и др.). Для иллюстрации этого аспекта интериоризации можно привести пример С.Л. Рубинштейна, который в простом факте названия двухлетними детьми себя в третьем лице (Петя, ваня, т. е. так, как зовут их другие люди), затем лишь в первом лице ("Я") видит начало осознания детьми своего "Я".

Третья, наиболее изученная, грань понятия "интериоризация" - это интериоризация как производство внутреннего плана сознания (П.Я. Гальперин, В.В. Давыдов, Н.Ф. Талызина). А.Г. Асмолов приводит пример на основе изменений во внешней речи при переходе ее во внутреннюю. Во внутренней речи человек на осознаваемом и неосознаваемом уровне знает мотивы собеседника, так как в качестве собеседника выступает сам, его "Я". Отсюда и предельная индивидуализированность внутренней речи. Во внутренней речи нет необходимости договаривать слова до конца, так как известно по самому намерению, что должно быть произнесено.

Б.Г. Ананьев.  "Жизненный путь человека - это история формирования и развития личности в определенном обществе, современника определенной эпохи и сверстника определенного поколения. Вместе с тем фазы жизненного пути датируются историческими событиями, сменой способов воспитания, изменениями образа жизни и системы отношений, суммой ценностей и жизненной программой - целями и смыслом жизни, которыми данная личность владеет" (Б.Г. Ананьев. Человек как предмет познания. - Л., 1968. - С. 104 -105).

Генетическая психология личности - одно из примечательных явлений современного исследования так называемой социализации личности, становления ее отношений, установок и свойств в ходе общественного воспитания и обучения, в зависимости от смены общественных ролей и общностей. По мнению Б.Г. Ананьева можно вычленить три основных генетических подхода к человеческому развитию.

Первым из них является онтогенетика человека, исследующая метрические и топологические свойства времени индивидуальной жизни человеческого организма, процесс ее становления в определенной последовательности смены состояний или фаз развития (возрастов).

Вторым, более поздним по времени и лишь оформляющимся в наше времени является генетический подход к эволюции личности как общественного индивида. Этот подход можно условно обозначить как генетическую персоналистику, представляющую собой теорию и метод биографического исследования жизненного пути человека, основных событий, конфликтов, продуктов и ценностей, развертывающихся на протяжении жизни человека в данных общественно-исторических условиях. Биографический метод является одним из исторических  в исследовании, применяемый в области психологии личности.

Третий генетический подход ориентирован на изучение истории развития деятельности той или иной конкретной личности, продуктов этой деятельности, то есть созидаемых личностью материальных и духовных ценностей.

Б.Г. Ананьев попытался определить критерии зрелости человека. Зрелость человека как индивида - соматическая и половая - определяется по биологическим критериям. Однако если у всех животных физическая зрелость означает глобальную зрелость всего организма - его жизнедеятельности и механизмов поведения, то у человека нервно-психическое развитие не укладывается полностью в рамки физического созревания и зрелости. Ананьев определяет умственную, гражданскую трудовую зрелость. Наступление зрелости человека как индивида ("физическая" зрелость), личности ("гражданская"), субъекта познания ("умственная" зрелость) и труда ("трудоспособность") во времени не совпадает и подобная гетерохронность зрелости сохраняется во всех формациях. Гетерохронность различных форм индивидуального развития человека (онтогенетической, личностно-биографической, субъектно-практической) является  одним из показателей внутренней противоречивости этого развития и его полифакторной обусловленности.

Литература:

1. Ананьев Б.Г. Психологическая структура личности и ее становление в процессе индивидуального развития человека// В кн.: Психология и проблемы человекознания. - Москва- Воронеж, 1996. - С. 196 - 279.

2. Асмолов А.Г. Психология личности: Учебник. - М.: Изд-во МГУ, 1990. - 367 с.

3. Битянова Н.Р.  Психология личностного роста. -  М.: Международная педагогическая академия,  1995. -  64 с.      

4. Крэйг Г. Психология развития. - СПб.: Издательство "Питер", 2000. - 992 с. - (Серия "Мастера психологии").

5. Моргун В.Ф.,  Ткачева Н.Ю. Проблема периодизации развития личности в психологии. -  М.: Изд-во МГУ, 1981. -  81 с.      

6. Психология. Словарь/ Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского.

a. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Политиздат, 1990. - 494 с.

7.  Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии - СПб.: Питер Ком, 1999. -

a. 720 с. (Серия "Мастера психологии").

8. Смелзер Н. Социализация: основные проблемы и направления исследований //В кн.: Социальная психология: Хрестоматия: Учебное пособие для студентов вузов/ Сост. Е.П. Белинская, О.А. Тихомадрицкая. - М.: Аспект Пресс, 2000. - С. 327 - 349.

9. Хьелл Л.,  Зиглер Д. Теории личности.  -  СПб.:  Питер Пресс. -  1997. -  608 с.    

Лекция 8. Психоаналитические теории.

1.  Теория З. Фрейда.

1.1. Основные понятия.

1.2. Структура личности.

1.3. Психосексуальные фазы развития.

1.4. Психоанализ: теория.

2. Аналитическая психология К.Г. Юнга.

2.1. Основные понятия.

2.2. Теория типов личности.

2.3. Психологический рост: индивидуация.

3. Индивидуальная психология А. Адлера.

3.1. Основные понятия.

3.2. Основные принципы теории А. Адлера.

3.3  Психологический рост.

1. Теория З. Фрейда.

1.1. Основные понятия.

В основе размышлений Фрейда лежит допущение того, что тело человека является единственным источником всей психической энергии. Он предположил, что душевная жизнь человека характеризуется непрерывностью и что всякая мысль и всякое поведение имеют значение. Он утверждал, что "пустота" носит случайный характер и менее всего свойственна психическим процессам. Существует повод, даже многочисленные поводы, для каждой мысли, чувства, воспоминания или действия. Всякое явление вызывается сознательными и бессознательными намерениями и определяется событиями, которые  ему предшествовали. Кажется, что многие психические явления возникают самопроизвольно; однако Фрейд начал исследовать и описывать скрытые связи, которые соединяют одно сознательное явление с другим.

Фрейд описывал психическую организацию как бы разделенной на три компоненты: сознательное, бессознательное и предсознательное.

Сознательное. Сознательное является лишь небольшой частью психической организации; оно включает в себя только то, что мы осознаем в данный момент времени. Хотя Фрейд интересовался механизмами работы сознания, его больше привлекали наименее  раскрытые и изученные области сознания, которые он обозначил как предсознательное и бессознательное.

Бессознательное. Иногда мысль или чувство, возникающие в сознании, кажутся не имеющими отношения к мыслям и чувствам, которые им предшествовали. Фрейд предположил наличие взаимосвязей, но на бессознательном уровне. Раз наличие бессознательных связей установлено, то разрешаются сомнения по поводу кажущегося отсутствия последовательности.

Во внутренних пределах бессознательного находятся инстинктивные элементы, которые никогда не сознаваемы и никогда не доступны сознанию. Кроме того, существует материал, который отделен - подвергнут цензуре и вытеснен - из области сознания. Этот материал не забыт и не потерян, но он никогда не вспоминается. Мысль или воспоминание, тем не менее, воздействуют на сознание, но косвенным образом.

Предсознательное. Предсознательное - это часть бессознательного, которая легко может стать сознательной. Те участки памяти, которые доступны, являются частью предсознательного. К этой области можно отнести, например, вспоминание всего, что человек делал вчера, имен, уличных адресов, даты завоевания Англии норманнами, любимой еды, запаха костра из опавших листьев и необычной формы пирога, съеденного на праздновании десятого дня рождения.

Влечения. Влечение иногда неправильно переводится в некоторых руководствах как "инстинкт". Влечения, или побуждения, вынуждают действовать в направлении определенных целей без участия сознательного размышления. Фрейд обозначил физические аспекты влечений как потребности и психические аспекты влечений как желания. Эти потребности и желания побуждают людей совершать поступки.

Все влечения имеют четыре составных элемента: источник, цель, стимул и объект. Источником, то есть местом, где происходит возникновение потребности, может быть какая-то часть или тело человека в целом. Цель должна ослаблять потребность до такой степени, что отпадает необходимость в действии; это дает организму удовлетворение его актуальных желаний. Стимул - это количество энергии, сила или давление, которое используется для удовлетворения влечения. Объект влечения - это любая вещь или действие, позволяющее удовлетворить исходное желание.

Фрейд предположил, что нормальная, здравомыслящая модель поведения заключается в стремлении уменьшить состояние напряжения до приемлемого уровня. Человек, у которого имеется в наличии некая потребность будет продолжать заниматься поисками путей, которые смогут ослабить первоначальное состояние напряжения. Завершенный цикл поведения - от релаксации к напряжению, действие и обратно к релаксации - назван моделью напряжения-ослабления. Напряжение снимается при помощи возвращения физического тела к состоянию равновесия, которое существовало до того, как возникла потребность.

Множество кажущихся полезными мыслей и моделей поведения в действительности не ослабляют напряжения; напротив, они могут вызывать и поддерживать состояние напряжения, стресса или тревоги. По Фрейду, такие мысли и модели поведения указывают на то, что открытое проявление влечения искажено или блокировано.

Основные влечения. Фрейд раскрыл два вида основных влечений. Его ранняя модель описывала две противоположные силы: сексуальную (в более широком смысле эротическую или доставляющую физическое удовольствие) и агрессивную, или деструктивную. Позднее он описал эти силы более масштабно: одну в качестве силы, поддерживающей жизнь, другую в качестве силы, потворствующей смерти (и разрушению). Обе формулировки подразумевают биологическую, поведенческую и неразрешенную пару противоречий.

Проявление этого основного антагонизма необязательно для душевной жизни человека, поскольку большинство наших мыслей и поступков вызваны действием этих инстинктивных сил, но не каждой в отдельности, а в их единой комбинации. Фрейд был поражен разнообразием и сложностью, присущими поведению человека, которое является результатом взаимодействия основных побуждений. Фрейд отметил, что объектом сексуального влечения может быть множество вещей. Сексуальное желание, например, может удовлетворяться посредством сексуальной активности, но также и при просматривании эротических фильмов, разглядывании изображений, чтении соответствующей литературы, фантазировании, а также, как показали исследования, во время еды, питья и даже при выполнении физических упражнений. Влечения - это каналы, по которым может течь энергия, но эта энергия подчиняется своим собственным законам.

Либидо и агрессивная энергия. Каждое из этих обобщенных влечений имеет свой особый источник энергии. Либидо (лат. libido - страстное влечение, сильное желание) - это энергия, которая наличествует у влечения к жизни.

Одной из характеристик либидо является его "мобильность" - это та легкость, с которой оно может переключаться с одной зоны внимания на другую. Фрейд изобразил изменчивую природу эмоциональной восприимчивости в виде потока энергии, устремляющегося к областям непосредственного интереса и вытекающего из них.

Агрессивная энергия, или влечение к смерти, не имеет специального названия. Предположительно ее основные свойства такие же, как и у либидо, хотя Фрейд не дал четкого описания.

Катексис. Катексис - это способ, посредством которого имеющаяся в наличии либидозная, психическая энергия привязывается или вкладывается в какого-то человека, идею или вещь. Либидо в состоянии катексиса больше не мобильно и больше не может перейти к новым объектам. Причина этого кроется в той области психики, которая притягивает и удерживает его (либидо).

Немецкое слово Besetzung, которое Фрейд использовал для обозначения этого понятия, имеет как значение "захватывание", так и значение "вкладывание". Если вы представите ваш запас либидо как некое данное количество денег, то катексис - это способ их вложения. Раз уж какая-то часть денег инвестирована или вложена, она остается там, позволяя вам инвестировать то, что осталось, в другом месте.

Психоаналитическая теория связана с пониманием того, где либидо "привязалось" (cathected) неподходящим образом. Когда эта энергия освобождается и перенаправляется, тогда она становится пригодной для удовлетворения других имеющихся потребностей. Необходимость высвобождения пограничных энергий (bound energies) обнаруживается в идеях К. Роджерса и А. Маслоу , а также в буддизме и суфизме. Каждая из этих теорий приходит к различным выводам относительно источника психической энергии, но все согласны с утверждением Фрейда о том, что идентификация и направленность психической энергии - это главный вопрос в понимании личности.

1.2. Структура личности.

Фрейд предложил выделить в структуре личности три основные компоненты психической организации: ид (Id), эго (Ego) и суперэго (Superego). Id просто означает "оно", Ego означает "я" и Superego означает "сверх-я".

Ид. Ид - исходная суть для остальных проявлений личности. Оно является биологическим по своей природе и содержит в себе источник энергии для всех инстанций в структуре личности. Несмотря на то, что другие области сознания развивались исходя из ид, ид само по себе примитивно и неорганизованно. Кроме того, ид не модифицируется по мере развития и достижения зрелого возраста. Ид не меняется под воздействием жизненного опыта, так как оно не находится в контакте с внешним миром. Его задача заключается в ослаблении состояния напряжения, усилении удовольствия и доведении до минимума состояний дискомфорта. Ид старается выполнить это при помощи рефлекторных действий (автоматических реакций, таких, как чихание или мигание) и при помощи психологических процессов в других областях психики.

Содержание ид почти полностью бессознательно. Оно включает в себя примитивные мысли, которые никогда не осознаются, и мысли, которые сознание отвергает и обосновывает для себя как неприемлемые. Согласно Фрейду, переживания, которые отвергаются или подавляются, все же обладают способностью воздействовать на поведение человека с неослабевающей интенсивностью и без участия какого-либо контроля сознания.

Эго. Эго - структурный компонент психики, который находится в контакте с реальностью внешнего мира. Оно развивается из ид по мере того, как ребенок начинает осознавать свою собственную индивидуальность, удовлетворять и умиротворять повторяющиеся требования ид. Для того чтобы выполнить это, эго, подобно коре дерева, защищает ид, но также питается его энергией. Его задача заключается в обеспечении жизнеспособности личности, безопасности и здоровой психики. Фрейд постулировал, что эго имеет особые функции как по отношению к внешнему миру, так и по отношению к внутреннему миру, чьи побуждения оно старается удовлетворить.

Его основные свойства включают контроль над произвольными движениями и ту сторону деятельности, которая направлена на самосохранение. Оно осознает события внешнего мира, соотнося их с прошедшими событиями, затем через активность либо избегает определенных обстоятельств, адаптируется к ним, либо изменяет реалии внешнего мира, чтобы сделать их безопаснее или комфортнее. Деятельность эго заключается в регулировании уровня напряжения, создаваемого внутренними или внешними раздражителями. Увеличение напряжения ощущается как состояние дискомфорта, тогда как уменьшение напряжения - как состояние удовольствия. Поэтому эго стремится к удовольствию и ищет пути, чтобы избежать и преуменьшить страдание.

Таким образом, эго изначально сотворено ид в попытке справиться со стрессом. Однако, чтобы выполнить это, эго должно, в свою очередь, контролировать или модулировать влечения, исходящие от ид, так, чтобы индивид мог следовать реалистическому подходу к жизни.

Суперэго. Последний компонент структуры личности образуется не из ид, а из эго. Суперэго служит судьей или цензором поступков и мыслей эго. Это хранилище моральных норм, стандартов поведения и тех образований, которые формируют запреты для личности. Фрейд описал три функции суперэго: совесть, самонаблюдение и формирование идеалов. В качестве совести супер-эго выполняет роль по ограничению, запрещению или осуждению деятельности сознания, а также бессознательных действий. Бессознательные ограничения - это не прямые ограничения, а  проявляющиеся в виде принуждений или запрещений.

Суперэго разрабатывает, развивает и утверждает моральные нормы личности. "Суперэго ребенка в действительности базируется не на образах родителей, а на их суперэго. Ребенок поэтому узнает не только реальные жизненные ограничители в любой ситуации, но также нравственные убеждения родителей, прежде чем быть в состоянии действовать для получения удовольствия или для уменьшения напряжения.

Взаимосвязь между тремя подструктурами. Высшая цель психической деятельности заключается в том, чтобы поддерживать тот приемлемый уровень динамического равновесия, который предельно увеличивает удовольствие в результате уменьшения напряжения; используемая энергия создается ид, которое имеет примитивную, инстинктивную природу. Эго, развивающееся из ид, существует, чтобы рассматривать реалистически основные побуждения, исходящие от ид. Оно также выступает посредником между силами, которые оказывают влияние на ид, суперэго и требованиями реальности внешнего мира. Суперэго, развиваясь на основе эго, выполняет роль нравственного тормоза или контрсилы по отношению к практической деятельности эго. Оно выставляет ряд установок, которые определяют и ограничивают гибкость эго.

Ид полностью бессознательно, тогда как эго и суперэго только отчасти таковые. Главная задача психоанализа, выражаясь этим языком, заключается в том, чтобы усилить эго, сделать его независимым от чрезмерно строгого отношения со стороны суперэго и повысить его способность к рассмотрению материала, ранее вытесненного или скрытого в ид.

1.3. Психосексуальные фазы развития. По мере того как младенец становится ребенком, ребенок подростком, а подросток взрослым человеком, происходят характерные изменения в том, что является предметом желания и как эти желания удовлетворяются. Эти сменяющие друг друга способы получения удовольствия и физические аспекты удовольствия представляют собой основные элементы в описанных Фрейдом фазах развития. Фрейд использовал термин фиксация для описания того, что имеет место в том случае, когда человек не развивается нормально от фазы к фазе, а остается на какой-то определенной фазе развития. Человек, фиксированный на определенной фазе, имеет тенденцию искать удовлетворение своих потребностей более простыми способами, скорее как ребенок, чем как взрослый человек при нормальном развитии.

Оральная фаза. Оральная фаза начинается с момента рождения, когда и потребности, и их удовлетворение предполагают участие губ, языка и, немного позднее, зубов. Основной стимул младенца не социальный и не межличностный: просто получить пищу и ослабить состояние напряжения от голода и жажды. Во время кормления ребенка также успокаивают, прижимают к себе и убаюкивают. Ребенок ассоциирует как удовольствие, так и ослабление напряжения с процессом кормления.

Рот - это первая зона тела, которую ребенок может контролировать, большая часть либидозной энергии направлена туда или сфокусирована на этой зоне. По мере созревания ребенка развиваются другие части тела. Однако некоторое количество энергии остается перманентно прикрепленным или "заряженным" по отношению к способам орального удовлетворения. Во взрослом состоянии существует множество усовершенствованных привычек и сохраняется интерес к поддержанию оральных удовольствий. Поглощение пищи, сосание, жевание, курение, кусание, облизывание или чмоканье губами являются физическими выражениями этих интересов. Те, кто постоянно грызет что-то, курильщики и те, кто часто переедает, могут быть частично фиксированными на оральной фазе; это люди, чье психологическое созревание, возможно, не завершено.

Поздняя оральная фаза, после того как у ребенка появляются зубы, содержит в себе удовлетворение агрессивных инстинктов. Кусание груди, вызывающее у матери боль и приводящее к фактическому удалению от груди, является примером этого рода. Сарказм взрослого, вырывание силой чьей-то пищи и сплетничание описываются как имеющие отношение к этой фазе развития.

Сохранение некоторого интереса к оральным удовольствиям - это нормальное состояние. Оральное удовлетворение может рассматриваться как патологическое в том случае, если это доминирующий способ удовлетворения, то есть если человек зависит от оральных привычек для ослабления состояния беспокойства или напряжения.

Анальная фаза.  По мере того как ребенок растет, в осознание вносятся новые зоны напряжения и удовлетворения. В возрасте между двумя и четырьмя годами ребенок в основном учится управлять анальным сфинктером и мочевым пузырем. Ребенок уделяет особое внимание мочеиспусканию и дефекации. Обучение туалетным навыкам вызывает естественный интерес к самоузнаванию. Повышение физиологического контроля ассоциируется с осознанием, что такой контроль является новым источником удовольствия.

Кроме того, дети быстро учатся тому, что возрастающий контроль приносит им внимание и похвалы со стороны родителей. Неудача при обучении туалетным навыкам, вызывающая искреннее огорчение родителей, позволяет ребенку требовать внимания как в случае успешного контроля, так и в случае ошибки.

Характерные черты взрослого человека, связанные с частичной фиксацией на анальной фазе, - это аккуратность, бережливость и упорство. Фрейд заметил, что эти три черты характера обычно бывают заложены одновременно. Он упоминает сочетание "анальный характер", при котором манеры поведения тесно связаны с тяжелыми переживаниями, испытанными во время этого периода в детстве.

Фаллическая стадия. Начиная с трехлетнего возраста ребенок переходит в фаллическую фазу развития, которая сфокусирована на гениталиях. Фрейд утверждал, что эта фаза характеризуется как фаллическая, так как в этот период ребенок начинает осознавать, есть у него пенис или нет. Это первая фаза, в которой дети начинают понимать различия полов.

Фрейд пытался понять напряженные состояния детских переживаний во время сексуального возбуждения, то есть удовольствия от стимуляции в области гениталий. Это возбуждение, в детском понимании, связано с близким физическим присутствием родителей. Удовлетворить стремление к такому контакту становится для ребенка все более затруднительным; он борется за близость, которую родители разделяют друг с другом. Эта фаза характеризуется детским желанием лечь в постель с родителями и возникающей ревностью из-за внимания, которое родители уделяют друг другу. Фрейд заключил из своих наблюдений, что во время этого периода как у мужчин, так и у женщин развиваются страхи, связанные с сексуальными проблемами.

Фрейд увидел, что дети в фаллической фазе развития реагируют на своих родителей как на потенциальную угрозу для осуществления их потребностей. Таким образом, для мальчика, который хочет быть близким к своей матери, отец приобретает некоторые черты соперника. В то же самое время мальчики хотят любви и привязанности со стороны отца, из-за чего мать выглядит как соперница. Ребенок в такой ситуации находится в противоречивом состоянии желания и боязни обоих родителей.

Для мальчиков Фрейд назвал этот конфликт эдипов комплекс в честь героя трагедии древнегреческого драматурга Софокла. В известной версии этого мифа Эдип убивает своего отца, а затем женится на матери (не зная ни того, ни другого родителя). Когда он в конце концов осознал, кого он убил и на ком женился, Эдип выколол себе глаза. Фрейд считал, что каждый ребенок мужского пола переживает подобную внутреннюю драму. Он хочет владеть своей матерью и для достижения этой цели убрать отца как соперника. Он также боится своего отца и опасается, что он, ребенок, будет кастрирован отцом и останется лишенным пола. Тревога, связанная с кастрацией, страх и любовь к отцу, а также любовь и сексуальное желание по отношению к матери никогда не могут быть полностью разрешены. В детстве весь этот комплекс подавляется. Среди первых задач развивающегося суперэго - удержать этот нарушающий душевное равновесие конфликт вытесненным из сферы сознания, чтобы защитить ребенка от его воздействия.

Для девочек существует аналогичная проблема, но ее выражение и решение  принимают другие формы. Девочка хочет обладать своим отцом и видит в матери главную соперницу. Мальчики подавляют свои чувства частично из за страха кастрации. У девочек это выглядит по-другому. Подавление их же ланий переживается менее тяжело и не в такой полной мере. Отсутствие напряженности позволяет девочке "оставаться в эдиповой ситуации в течении неопределенного периода времени. Она только откладывает ее на более поздний период своей жизни, оставляя ее неразрешенной". Взгляды Фрейда на природу женщины и ее психологическое развитие подвергались постоянным критическим нападкам.

Латентный период. Какую бы форму разрешения конфликтов мы ни рассматривали, оказывается, что большинство детей видоизменяют свои привязанности к родителям и сосредоточиваются на отношениях со сверстниками, на учебе в школе, спорте и других занятиях. Эта фаза, длящаяся с 5 или 6 лет и до начал подросткового возраста, названа латентным периодом. Это время, когда не разрешенные сексуальные желания фаллической фазы не рассматриваются  эго, а успешно подавляются суперэго.

С этого момента и до половой зрелости сексуальность не развивается; напротив, сексуальные устремления ослабляются и многое из того, что дети знали или практиковали до этого, забрасывается и забывается. В этот период, после того как ранние цветы сексуального развития увядают, закладываются такие основы в структуре эго, как стыд, отвращение и нравственное поведение, предназначенные для противостояния бурям периода половой зрелости и управления недавно пробудившимися сексуальным желаниями.

Как для родителей, так и для детей это относительно спокойный, небогатый событиями период.

Генитальная фаза. Заключительный этап биологического и психологического развития, он имеет место с наступлением половой зрелости и является результатом возвращения либидозной энергии к сексуальным органам. Теперь мальчики и девочки вынуждены осознать свои сексуальные различия и начинают искать пути удовлетворения своих эротических и межличностных запросов. Фрейд полагал, что гомосексуализм на этой стадии есть результат" отсутствия адекватного развития и что гетеросексуальность есть свойство здоровой личности (позиция, которой до сих пор придерживаются в некоторых странах, несмотря на современное понимание многообразия проявлений нормального сексуального развития).

1.4. Психоанализ: теория.

Психоанализ - это название 1) методики исследования душевных процессов, которые не поддаются исследованию другими способами, 2) метода (базирующегося на научном исследовании) для лечения невротических расстройств и 3) системы психологических знаний, полученных по этим направлениям, которая постепенно аккумулируется в новую научную дисциплину.

Фрейд полагал, что бессознательное содержание остается бессознательным только при значительном и постоянном расходе энергии либидо. Когда это содержание становится доступным, освобождается энергия, которая может использоваться эго для более полезных устремлений личности. Освобождение заблокированного содержания может свести к минимуму саморазрушительные тенденции. Потребность быть наказанным или потребность в чувстве неполноценности могут быть переоценены посредством осознания тех ранних событий или фантазий, которые привели к такой потребности. Тогда люди могут освободиться от страданий, которые они постоянно доставляют сами себе. Например, многие американцы обеспокоены своей сексуальной недостаточной привлекательностью: пенис слишком короткий или слишком тонкий; грудь слишком маленькая или, наоборот, большая, не такой красивой формы и так далее. Большинство этих убеждений возникает во время подросткового периода или ранее. Бессознательные следы таких убеждений проявляются в беспокойствах по поводу сексуальной адекватности, желательности, преждевременной эякуляции, фригидности и множества других связанных с подобными проблемами беспокойств. Если эти неопределенные страхи изучить, выявить и освободиться от них, то можно повысить уровень имеющейся в наличии сексуальной энергии, а также снизить состояние напряжения в целом.

Теория психоанализа предполагает, что достижение соглашения с требованиями ид возможно, но трудновыполнимо. Психоанализ стремится преодолеть естественное сопротивление и вернуть болезненные, подавленные мысли и воспоминания из ид обратно в область сознательного. Задачи психоанализа, как описано у Фрейда, допускают, что, если мы освобождаемся от репрессивных влияний со стороны бессознательного, эго устанавливает новые уровни удовлетворения во всех областях деятельности. Таким образом, устранение состояний тревоги, укоренившейся в раннем детстве, высвобождало блокированную или смещенную энергию для более реалистичного и полного удовлетворения потребностей индивида.

Сновидения и деятельность сновидения. В работе "Толкование сновидений" (1890) Фрейд описал, каким образом сновидения помогают психике защищать себя и достигать чувства удовлетворения. Разного рода препятствия и желания наполняют повседневную жизнь человека. Сновидения достигают своего рода равновесия, как в физическом, так и в психологическом плане, между инстинктивными побуждениями и ограничениями, которые ставит реальная жизнь. Сновидения - это способ высвобождения неосуществленных желаний человека посредством его сознания без пробуждения физического тела.

Мыслительные структуры, в большинстве своем достаточно сложные, которые постепенно выстроились за день, но не привели к решению каких-то насущных вопросов или проблем, - эти так называемые дневные переживания упорно преследуют человека в течение ночи и доводят его до состояния, при котором возможно расстройство сна. Дневные переживания трансформируются в сновидение посредством деятельности сновидения, и таким образом сновидение является невинной платой за возможность сна.

Почти каждое сновидение может быть понято как  осуществленное желание. Сновидение - это альтернативный путь для удовлетворения требованиям бессознательного. Во время бодрствования эго стремится усилить удовольствие и ослабить напряжение. Во время сна неосуществленные желав отбираются, комбинируются и выстраиваются таким образом, что последовательность событий или образов сновидения позволяет достичь чувства дополнительного удовлетворения или уменьшить напряжение. Для бессознательного не имеет значения, достигается ли удовлетворение в физической, осязаемой реальности или во внутренней, воображаемой реальности сновидения В обоих случаях происходит высвобождение накопившихся энергий. В сновидении участвуют по крайней мере два уровня: это текущие проблемы, не решенные на данный момент, и некоторая часть более важных давних проблем, которые никогда не были решены ранее.

В контексте психоанализа терапевт помогает пациенту в толковании сновидений, чтобы содействовать раскрытию у него бессознательных мотиваций. Фрейд сделал определенные обобщения, касающиеся отдельных видов сновидений (сновидения о разного рода падениях, полетах, плаваниях, сновидец с участием огня). Фрейд подчеркнул, что общие правила подхода к сновидениям не всегда имеют силу. Индивидуальные ассоциации, возникающие: поводу собственных сновидений, являются более важными, чем любой предвзятый набор руководств по их толкованию.

Природа тревоги. Главная проблема для психики заключается в том, как справиться с состоянием тревоги. Тревога вызывается ожидаемым или предугадываемым усилением состояния напряжения или раздражения; она может развиться в любой ситуации (реальной или воображаемой), когда физическая или психическая угроза слишком велика, чтобы ее проигнорировать, справиться с ней или избегнуть.

Потенциальные события, которые вызывают состояние тревоги, могут включать в себя, но не ограничиваться следующими:

1. Потеря желаемого объекта - например, ребенок лишился отца или матери, близкого друга или любимого животного.

2. Потеря любви - например, в случае отказа или неспособности вернуть любовь или расположение со стороны того, кто имеет для вас значение.

3. Потеря личной индивидуальности, страх кастрации, потери собственного лица или страх публичного осмеяния.

4. Потеря любви к себе - например, суперэго осуждает черты характера или особенности собственной личности, а также поступки, что приводит к чувству вины или чувству ненависти к себе.

Существуют два основных способа ослабления состояния тревоги. Первый заключается в том, чтобы непосредственно рассмотреть ситуацию. Мы преодолеваем препятствия, или сталкиваемся с неприятностями лицом к лицу, или избегаем их, тем самым разрешая свои проблемы, или же вступаем с ними в соглашение для того, чтобы свести к минимуму их воздействие. Такими способами мы действуем, чтобы устранить трудности, снизить вероятность их повторения, а также уменьшить перспективы возникновения тревоги в будущем. Перефразируя слова Гамлета, мы "беремся за оружие против бесчисленных бед, сражаясь с ними до конца".

Альтернативный способ защиты от состояния тревоги осуществляется посредством искажения или отрицания самой реальной ситуации. Эго может защищать индивид в целом от угрозы, фальсифицируя природу угрозы. Способы, с помощью которых совершаются искажения, названы защитными механизмами. Они полностью описаны Анной Фрейд (1936) и трактуются как неотъемлемые части основополагающих понятий психоанализа.

Ограничения психоанализа. Психоанализ, как практиковали его Фрейд и его ближайшие последователи, подходил не для каждого случая. Фрейд говорил: Область применения психоаналитической терапии лежит в переносе (в трансфере) неврозов - разного рода фобий, истерии, неврозов навязчивых состояний и отклонений в характере, вызванных этими заболеваниями. Все отличное от этого - нарциссизм и психотические состояния - не подходит в большей или меньшей степени.

Некоторые психоаналитики говорят о том, что люди, здоровые сами по себе и имеющие здоровую и неповрежденную психическую структуру, становятся самыми лучшими кандидатами для психоанализа. Как и любая другая форма лечения, он имеет присущие ему ограничения, которые обсуждаются исходя из разных точек зрения. Его можно сравнить с буддизмом, потому что как буддизм, так и психоанализ предоставляют человеку возможности для облегчения его страданий.

Психоанализ - это реальный метод лечения, как и любой другой. Он имеет свои достижения и свои поражения, свои трудности, ограничения и показания...

Идеи Фрейда продолжают влиять на психологию, литературу, искусство, антропологию, социологию и медицину. Многие из его воззрений, такие, как важность сновидений и энергия бессознательных процессов, являются общепризнанными. Другие аспекты его теории, например взаимоотношения между эго, ид и суперэго или роль эдипова комплекса в юношеском развитии, широко дискутируются. Однако некоторые его работы, включая анализ женской сексуальности и теорию о происхождении цивилизации, так же широко критикуются. Его идеи являются не менее актуальными на сегодняшний день, чем они были при его жизни. Те, кто хочет изучать душевную жизнь человека или попытаться понять других людей, должны руководствоваться основным утверждением Фрейда, что этого можно достичь, изучая свою собственную внутреннюю жизнь.

Вне зависимости от времени, Фрейд - это фигура в психологии, с которой следует считаться.

Основные выводы:

1. Тело является первоосновой сознания в целом.

2. Пустота носит случайный характер и менее всего свойственна индивидуальным психическим процессам. Всякая мысль и всякое поведение имеют значение.

3. Сознательное - это лишь небольшая часть психики. Бессознательное и предсознательное представляют собой другие компоненты сознания, менее раскрытые и изученные. Психический процесс называется бессознательным в том случае, когда о его существовании делают вывод по результатам его воздействий. Предсознательное - это часть бессознательного, которая содержит доступные воспоминания.

4. Влечения человека не предопределяют исход действия. Описываются два основных вида влечений: сексуальные (поддерживающие жизнь) и агрессивные (потворствующие смерти).

5. Структура личности состоит из ид (оно), эго (я) и суперэго (сверх-я). Высшая задача психики состоит в поддержании приемлемого уровня динамического равновесия, который предельно увеличивает удовольствие, воспринимаемое как снижение напряжения. Главная задача психоанализа заключается в том, чтобы усилить эго, сделать его независимым от чрезмерно требовательного внимания со стороны суперэго и увеличить его способность к рассмотрению ранее вытесненного или скрытого содержания. Фрейд предложил описание психосексуальных фаз развития. Способы удовлетворения желаний и физические зоны удовлетворения изменяются в каждой фазе. Индивид последовательно проходит через оральную, анальную и фаллическую фазы развития. Проблемы, связанные с эдиповым комплексом, имеют место во время фаллической фазы. Латентный период продолжается до тех пор, пока индивид не вступает в генитальную фазу развития. Фиксация происходит тогда, когда человек чрезмерно "застревает" на какой-то определенной фазе.

6. Фрейд, после того как признался, что он не вполне понимает природу женщины, предложил биологическое основание для чувства неполноценности, которое описывали женщины при проведении психоаналитической процедуры. Его теория относительно того, что женская сексуальность представляет собой "разочаровавшуюся" мужскую сексуальность, подвергалась резкой критике с момента ее опубликования.

7. Сновидения используются в психоанализе как вспомогательное средство для раскрытия бессознательного содержания. Сновидения не случайны и не беспорядочны, они рассматриваются как один из способов удовлетворения неосуществленных желаний. Состояние тревоги является главной психологической проблемой душевной жизни человека. Если не существует прямой угрозы для тела или для психики, то вступают в действие механизмы защиты. Расход энергии, необходимой для поддержания эффективной защиты, ограничивает гибкость и силу эго.

8. Понятие потока энергии занимает центральное место в теоретических предположениях Фрейда, связывая такие понятия, как бессознательное, психологическое развитие, личность и неврозы. Ответные реакции на состояние напряжения могут быть как психического, так и физического плана. Либидозная энергия производится из физической энергии. Основные побуждения возникают из соматических источников.

9. Опыт раннего детства оказывает значительное влияние на характер взаимоотношений, складывающихся в подростковом периоде, в молодости и зрелости. Отношения, которые имеют место в родной семье между родителями и детьми, являются определяющими на протяжении всей последующей жизни человека. Мы, прежде всего, не рациональные животные. Скорее, мы часто побуждаемы могущественными эмоциональными силами, которые могут нам предоставить средства для избавления от напряжения и понимания удовольствия и помогают удерживать определенные воспоминания вне области осознания.

10. Данные противоречия являются неизбежным результатом влияния внешнего окружения, суперэго и неумолимых инстинктивных требований со стороны ид. Цель психотерапии состоит в том, чтобы помочь установить наилучший из возможных уровень функционирования эго.

11. Роль психотерапевта заключается в воскрешении в памяти, возвращении в осознание и реинтегрировании бессознательных содержаний таким образом, чтобы жизнь пациента могла приносить ему большее удовлетворение.

Ключевые понятия теории З. Фрейда: Агрессивная энергия. Анальная фаза развития. Тревога. Катексис. Деятельность сновидения. Влечения, побуждения. Эго (Я). Фиксация. Генитальная фаза развития. Ид (оно). Латентный период развития. Либидо.  Неврозы. Эдипов комплекс. Оральная фаза развития. Зависть к пенису. Фаллическая фаза развития. Психоанализ. Суперэго (сверх-я). Перенос, "трансфер". Осуществленное желание.

2. Аналитическая психология К.Г. Юнга.

2.1. Основные понятия.

2.2. Теория типов личности.

2.3. Психологический рост: индивидуация.

2.1. Основные понятия.

Юнгом была сформулирована теория личного и коллективного бессознательного. Личное бессознательное состоит из забытых воспоминаний, подавленного опыта и сублимированных восприятий. Такая концепция сродни фрейдовскому понятию бессознательного.

Содержание коллективного бессознательного, известного также как безличное или трансперсональное бессознательное, является универсальным и не имеет корней в нашем личном опыте. Эта концепция является, вероятно, величайшим отступлением Юнга от Фрейда и его наиболее значительным вкладом в психологию.

Личное бессознательное. Материалом для формирования личного бессознательного становится прошлое индивида. Эта формулировка аналогична фрейдовскому понятию бессознательного. Личное бессознательное состоит из болезненных и подавленных воспоминаний, а также незначительных воспоминаний, просочившихся из области сознания. Личное бессознательное содержит в себе часть личности, которые никогда не доходят до сознания.

Коллективное бессознательное. Коллективное бессознательное - это самое смелое и самое спорное понятие из предложенных Юнгом. Юнг идентифицирует коллективное, или трансперсональное, бессознательное с ядром всего психического материала, который не проходит через личный опыт. Его составляющие и образы появляются, распределяясь между людьми всех временных периодов и всех культур. Некоторые психологи, например Скиннер, безоговорочно приняли, что каждый человек рождается как "чистая доска", следовательно, психическое развитие возможно только через их личный опыт. Юнг постулирует, что психика ребенка уже хранит структуру, определяющую и каналы всего дальнейшего развития, и способы взаимодействия со средой. Эта базовая структура является, по существу, одинаковой у всех детей. Хотя мы развиваемся по-разному и становимся уникальными индивидами, коллективное бессознательное является общим для всех людей и, следовательно, едино.

Согласно Юнгу, мы рождены с психологическим наследством, так же как с биологическим. Оба являются важными детерминантами поведения и опыта.

Архетипы. Архетипы - это наследуемые склонности отвечать миру определенными способами. Они являются изначальными образами, воспоминаниями об инстинктивных энергиях коллективного бессознательного.

Юнг постулировал идею архетипа, изучив рассказы своих пациентов. Ряд пациентов Юнга описывали сны и фантазии, включавшие удивительные идеи и образы, содержание которых не могло быть прослежено из прошлого опыта индивида. Юнг предположил, что в коллективном бессознательном есть уровень образности. Юнг также открыл тесную связь между содержанием снов пациентов и мифическими и религиозными темами, найденными им в разных культурах.

Согласно Юнгу, архетипы являются структурно-формирующими элементами внутри бессознательного. Из этих элементов вырастают архетипические образы, которые доминируют и в существовании личных фантазий, и в мифологиях всей культуры. Архетипы обнажают "готовность продуцировать вновь и вновь одинаковые или сходные мифические идеи". Они имеют тенденцию появляться как основные паттерны - повторяющиеся ситуации и персонажи. Архетипические ситуации включают поиск, который осуществляет герой, путешествие по ночному морю и битву за освобождение от матери. Архетипические фигуры включают божественного ребенка, двойника, старого мудреца и предвечную мать.

С каждым архетипом может быть связано широкое разнообразие символов. Например, архетип матери заключает в себе не только реальную мать каждого человека, но также все материнские фигуры и фигуры воспитанников. Эта группа архетипа включает женщин вообще, мистические образы женщин, такие, как Венера или Девственная Мать и Мать Природа, поддерживающие и воспитывающие символы, такие, как церковь и рай. Архетип матери содержит в себе и позитивные и негативные черты, такие, как угрожающая, доминирующая или душащая мать. В средние века, например, этот аспект архетипа выкристаллизовался в образ ведьмы.

Сами архетипы являются формами без собственного содержания, которые служат для того, чтобы организовывать или направлять в определенное русло психологический материал. Они в чем-то подобны сухим руслам рек, чья форма определяет характеристики реки, когда-то протекавшей по ним. Архетипы являются носителями энергии. Все творчество - архетипический элемент.

Архетипические формы - это инфраструктура психики. Архетипические паттерны подобны паттернам, организованным в кристаллическую структуру. Нет двух совершенно одинаковых снежинок, но каждая снежинка имеет одну и ту же основную кристаллическую структуру. Подобно этому содержание психики каждого индивида, так же как опыта каждого индивида, уникально. Тем не менее общие паттерны, в которые эти опыты вливаются, определяются универсальными параметрами и основополагающими принципами, или архетипами.

Эго. Эго является центром сознания и одним из главных архетипов личности. Эго обеспечивает чувство постоянства и направления в нашей сознательной жизни. Оно противится нарушению хрупкой целостности сознания и пытается убедить нас, что мы должны всегда сознательно планировать и анализировать наш опыт.

Согласно Юнгу, психика в первую очередь состоит из бессознательного. Юнг, как и Фрейд, считал, что эго вырастает из бессознательного и привносит и разнообразный опыт, и воспоминания, продолжая деление между бессознательным и сознанием. В эго нет бессознательных элементов, только сознание содержит в себе выведенное из личного опыта. Мы привыкли верить, что эго является основным элементом психики, и в конце концов игнорируем другую половину психики - бессознательное.

Персона. Наша персона является внешним проявлением того, что мы предъявляем миру. Это характер, который мы считаем приемлемым; через него мы взаимодействуем с другими. Личность включает в себя наши социальные роли, одежду, которую мы носим, и наши индивидуальные способы выражать себя. Термин персона пришел из латыни, означая "маска" или "фальшивое лицо". Маска надевалась актерами в Древнем Риме. Чтобы социально функционировать, мы играем роль, используя приемы, свойственные именно этой роли. Даже тогда, когда мы не можем приспособиться к чему-либо, наши роли продолжают работать. Это роли, выражающие отказ.

Персона имеет и негативные, и позитивные аспекты. Доминирующая персона может подавить человека. Те, кто идентифицируется с персоной, видят себя в основном в границах своих специфических социальных ролей. Юнг назвал персону "согласованный архетипом". Как часть своей позитивной функции, она ограждает эго и психику от различных социальных сил и аттитюдов, которые сталкиваются с ними. Вдобавок персона является ценным инструментом для общения. В античной драме ненадежность человека передавалась с помощью искаженных масок, информируя о личности и о роли, которую играл актер. Персона может быть решающей в нашем позитивном развитии. Когда мы начинаем играть главную роль, наше эго мало-помалу стремится идентифицироваться с ней. Этот процесс является основным в личностном развитии.

Процесс тем не менее не всегда позитивен. В то время как эго идентифицируется с персоной, люди начинают верить, что они являются тем, чем претендуют быть. Согласно Юнгу, мы в конечном счете извлекаем эту идентификацию, чтобы изучить в ходе самореализации, или индивидуации, что же мы собой представляем. Небольшая группа других людей, окружающих нас, содержит проблемы их личностей, из-за культурных предубеждений и социальных срезов их персон.

Персона может быть выражена через объекты, которые мы используем, чтобы закрыть свое тело (одежда или покрывало), и через инструменты нашего занятия (лопата или портфель). Таким образом, обычные предметы становятся символами идентификации человека. Термин символ статуса (машина, дом или диплом) выражает понимание обществом важности имиджа.

Все эти символы могут быть найдены в снах как репрезентации персоны. Например, кто-либо с сильной персоной может появиться во сне как слишком нарядно одетый или стесненный слишком большим количеством одежды. Человек со слабой персоной может появиться голым или в открытой одежде. Одним из возможных выражений неадекватной персоны может быть фигура, не имеющая кожи.

Тень. Тень - это архетипическая форма, состоящая из материала, подавленного сознанием; ее содержание включает те тенденции, желания, воспоминания и опыты, которые отсекаются человеком как несовместимые с персоной и противоречащие социальным стандартам и идеалам. Тень содержит в себе все негативные тенденции, которые человек хочет отвергнуть, включая животные инстинкты, а также неразвитые позитивные и негативные черты.

Чем сильнее становится наша персона, тем более мы идентифицируемся с ней и тем больше отвергаем другие части самих себя. Тень представляет собой то, что мы намереваемся сделать подчиненным в нашей личности, и даже то, чем мы пренебрегаем и чего никогда не развиваем в себе. В снах фигура тени может появиться как животное, карлик, бродяга или любая другая подчиненная фигура.

В своих работах о подавлении и неврозе Фрейд, в первую очередь, рассматривал аспекты того, что Юнг называет тенью. Юнг нашел, что подавленный материал организован и структурирован вокруг тени, которая становится в буквальном смысле негативной самостью, или тенью эго. Тень часто является в опыте снов как темная, примитивная, враждебная или пугающая фигура, так как содержание тени насильственно вытеснено из сознания и антагонистично сознательной точке зрения. Если материал из тени возвращается обратно в сознание, она теряет очень многие из своих примитивных " пугающих черт. Тень наиболее опасна, когда не узнана. В этом случае человек проецирует свои нежелательные черты на других или подавляется тенью, не понимая ее. Образы врага, дьявола или понятие первородного греха являются аспектами архетипа тени. Когда большая часть материала тени становится осознанной, меньшая не может доминировать. Но тень является интегральной частью нашей природы и никогда не может быть полностью уничтожена. Личность, претендующая на то, чтобы не иметь тени, оказывается не сложным человеком, а двумерной карикатурой, отрицающей смесь хорошего и плохого, неизбежно присутствующую во всех нас.

Каждая подавленная частица тени представляет часть нас самих. И пока мы храним этот бессознательный материал, мы сами себя ограничиваем. По мере того как тень становится все более осознанной, мы получаем обратно подавленные части самих себя. Кроме того, тень остается негативной силой в психике. Тень - кладовая значительной инстинктивной энергии, спонтанной и жизненной - является главным источником нашей творческой энергии. Подобно всем архетипам, тень уходит корнями в коллективное бессознательное, и это может открыть доступ к множеству ценного бессознательного материала, отвергаемого эго и персоной.

Анима и анимус. Юнг считал очевидным, что составной частью персоны является некая бессознательная структура, и назвал ее анимой у мужчины и анимусом у женщин. Эта основная психическая структура служит средоточием всего психологического материала, который не согласовывается с тем, как именно человек осознает себя мужчиной или женщиной. Таким образом, насколько женщина осознанно представляет себя в границах того, что свойственно женщинам, настолько ее анимус будет включать те непознанные тенденции и опыт, который она считает свойственным мужчинам.

Для женщины процесс психологического развития влечет за собой начало диалога между ее эго и анимусом. Анимус может патологически доминировать благодаря идентификации с архетипическими образами (например, заколдованного принца, романтического поэта, призрачного любовника или мародерствующего пирата) и/или из-за чрезвычайно сильной привязанности к отцу.

Анимус рассматривается Юнгом как отдельная личность. Когда анимус и его влияние на человека осознаны, анимус берет на себя роль связующего звена между сознанием и бессознательным, пока последнее постепенно не интегрируется в самость. Юнг рассматривает черты этого союза противоположностей (в данном случае, мужского и женского начал) как главную детерминанту выполнения личностью женской роли.

Подобный же процесс происходит между анимой и маскулинным эго у мужчины. Пока наша анима или анимус неосознанны, не приняты как часть нашей самости, мы будем стремиться проецировать их на людей противоположного пола:

Согласно Юнгу, родитель противоположного пола оказывает основополагающее влияние на развитие анимы или анимуса ребенка. Все связи с объектами противоположного пола, включая родителей, подвержены сильному воздействию фантазий анимы или анимуса. Этот архетип является одним из наиболее влиятельных регуляторов поведения. Он проявляется в снах и фантазиях как персонажи противоположного пола и функционирует в качестве важнейшего посредника между процессами сознания и бессознательного. Он ориентирован преимущественно на внутренние процессы, так же как персона ориентирована на внешние. Это источник проекций, источник создания образа и доступ к творчеству. (Креативное влияние анимы видно на примере художников, рисовавших своих муз как богинь.) Юнг еще называл этот архетип и "образом души". Так как он способен приводить нас в соприкосновение с силами нашего бессознательного, то часто является ключом, открывающим нашу креативность.

Самость. Самость - наиболее важный и трудный для понимания архетип. Юнг назвал самость главным архетипом, архетипом психологического строя и целостности личности. Самость - архетип центрированности. Это единство сознания и бессознательного, которое воплощает гармонию и баланс различных противоположных элементов психики. Самость определяет функционирование целостной психики методом интеграции. Юнг открыл архетип самости только после своих исследований других структур личности.

Самость изображается в снах и образах или безлично (как круг, мандала, кристалл, камень), или персонифицированно (как королевская чета, божественный ребенок или другие символы божественности). Великие духовные учителя, такие, как Христос, Магомет и Будда, являются также и символами самости. Это символы целостности, единства, примирения противоположностей и динамического равновесия - целей процесса индивидуации.

Самость - глубокий внутренний руководящий фактор, который может показаться легко отличимым от сознания и эго, если не чуждым им.  "Самость - не только центр, но и периферия, которая охватывает и сознание, и бессознательное: это центр всего, так же как эго - центр сознания" (Юнг,1936).

Символы. Согласно Юнгу, бессознательное выражает себя в первую очередь через символы. Несмотря на то, что нет специфического символа или образа, полностью представляющего архетип (который является формой без специфического содержания), чем больше символ соответствует бессознательному материалу, организованному вокруг архетипа, тем более сильный, эмоционально заряженный ответ он вызывает.

Юнг изучал два вида символов: индивидуальные и коллективные. Под индивидуальными символами Юнг подразумевает "естественные" символы, которые спонтанно продуцируются человеческой психикой, в отличие от образов или рисунков, намеренно созданных художником. В дополнение к личным символам, находящимся в снах и фантазиях человека, существуют важные коллективные символы, которые часто являются религиозными образами, например крест, шестиконечная звезда Давида и буддийское колесо жизни. Символические способы выражения и образы представляют понятия, которые мы не можем полностью определить или целиком понять. Символы всегда имеют дополнительные значения, которые неясны или скрыты

от нас. По Юнгу, за знаком стоит что-то еще, но символ, например дерево, является чем-то сам по себе - динамической, живущей сущностью. Символ может представлять психическую ситуацию человека, и он же является ситуацией в каждый данный момент.

Активное воображения. Юнг расценивал использование активного воображения как способ развития самопонимания через работу с символами. Он поощрял своих пациентов рисовать, лепить или работать с другими видами искусства и считал это способом проникновения в свои внутренние глубины. Активное воображение является не пустой фантазией, а попыткой через символы вовлечь бессознательное в диалог с эго.

Активное воображение относится к любой сознательной цели создать материал, тесно связанный с бессознательными процессами, чтобы ослабить обычный контроль нашего эго, при этом не позволяя бессознательному полностью главенствовать. Процесс активного воображения у каждого свой. Некоторые люди наиболее продуктивно используют рисование или живопись, тогда как другие предпочитают сознательное построение образов, или фантазию, или еще какие то формы выражения.

Сны. По Юнгу, сны играют важную дополнительную (или компенсаторную) роль в психике. Мы подвергаемся огромному числу разнообразных влияний, жизнь стремится сбить нас с толку информировать наше мышление способами, которые часто не подходят нашей личности и индивидуальности. "Общая функция снов, - писал Юнг, - попытаться восстановить наш психологический баланс продуцированием материала сна, который восстанавливает трудноуловимым способом общее психическое равновесие".

Юнг подходил к сновидениям как к живым реальностям. Их надо получить посредством опыта и внимательно наблюдать. Иначе понять их невозможно. Уделяя пристальное внимание форме и содержанию сновидения, Юнг пытался раскрыть значение символов сна и при этом постепенно отходил от свойственного психоаналитикам доверия к свободным ассоциациям в анализе сновидений. "Свободные ассоциации выносят на поверхность все мои комплексы, но всегда тяжело понять значение сна. Чтобы понять значение сновидения, я должен придерживаться, насколько возможно, его образов". Во время анализа Юнг очень часто возвращал своих пациентов к образам сна и спрашивал их: "О чем говорит сон?".

Так как сон связан с символами, имеющими более одного значения, то для его интерпретации не может быть простой механической системы. Любая попытка анализа сна должна предприниматься с учетом  аттитюдов, опыта и биографии сновидца. Это полная риска общность аналитика и пациента. Сновидец интерпретирует сон с помощью аналитика и под его руководством. Помощь аналитика может быть жизненно важна, но в итоге только сновидец может знать, что означает сок.

2.2. Теория типов личности.

Среди всех понятий, предложенных Юнгом, интроверсия и экстраверсия, вероятно, получили самое широкое распространение.

Интроверсия. Выраженный аттитюд личности, которая ориентирована в первую очередь на свой внутренний мир, которой комфортнее в мире чувств и мыслей, чем во взаимодействии с окружающей средой.

Экстраверсия. Выраженный аттитюд личности, ориентированной, в первую очередь, вовне, которой проще с миром других людей и объектов.

Юнг обнаружил, что индивидов можно характеризовать как внутренне или внешне ориентированных. Интроверту комфортнее с внутренним миром мыслей и чувств, тогда как экстраверт чувствует себя "в своей тарелке" в мире объектов и других людей.

Нет чистых интровертов или чистых экстравертов. Юнг сравнивал эти два способа поведения с сердцебиением: есть ритмическое чередование между циклами сокращения (интроверсия) и циклами расширения (экстраверсия). Тем не менее каждый индивид предпочитает один или другой аттитюд и чаще действует в ключе предпочитаемого аттитюда.

Эти же качества определяют баланс между сознанием и бессознательным: в случае экстраверта вы обнаружите, что его бессознательное имеет интровертные черты, потому что все экстравертные проявлены в его сознании, а интровертные оставлены в бессознательном.

Интроверты интересуются в основном своими мыслями и чувствами и, находясь в своем внутреннем мире, могут потерять соприкосновение с миром внешним. Типичный тому пример - рассеянный профессор.

Экстраверты активно включены в мир людей и вещей; они, как правило, более социальны и более осведомлены о том, что происходит в мире вокруг них. Они нуждаются в том, чтобы защищать других, доминируя благодаря внешним обстоятельствам. Но от внутреннего мира они отчуждены. Жестко себя ведущие представители деловых кругов, не понимающие человеческих чувств и отношений, являются классическим примером несбалансированной экстраверсии.

Интроверты видят мир в том ключе, в каком он влияет на них, тогда как экстраверты -больше связаны со своим воздействием на мир.

Функции: мышление, чувства, ощущения, интуиция. Одним из величайших вкладов Юнга в психологию является его теория типов. Юнг обнаружил, что различные люди думают, чувствуют, получают опыт общения с миром фундаментально различными способами. Его теория типов стала мощным инструментом, помогающим нам понять, как живут другие.

Юнг идентифицировал четыре фундаментальные психологические функции: мышление, чувства, ощущения, интуицию. Любая из них существует в интровертной или экстравертной форме. У каждого человека одна из функций является более осознанной, развитой и доминирующей. Юнг назвал эту функцию превосходящей и считал, что она действует из доминантного аттитюда (экстраверсии или интроверсии), а одна из трех оставшихся функций уходит глубоко в бессознательное и менее развита.

Мышление и чувства являются альтернативными способами формирования мнения, принятия решений и развития различных отношений. Мышление связано с объективной реальностью, со взглядами и объективным анализом. Мышление задает вопросы: "Что это значит?". Для него очень ценны содержание и общие принципы. Мыслительные типы (те индивиды, в ком доминирует мыслительная функция) - прекрасные составители планов; они стремятся следовать своим планам и абстрактным теориям даже тогда, когда те опровергаются новыми доказательствами.

Чувства фокусируются на ценности. Она может включать в себя взгляды на то, что хорошо и что плохо, что верно и что неверно, противопоставляемые желанию мышления действовать согласно логическим критериям. Чувство задает вопрос: "Насколько это ценно?".

Юнг классифицировал ощущения и интуицию, объединив их как способы сбора информации, в отличие от способов принятия решений. Ощущения опираются на непосредственный чувственный опыт, восприятие деталей и конкретных фактов: зрением, осязанием, обонянием. Реальный, непосредственный опыт дан прежде его обсуждения или анализа. Ощущение задает вопрос: "Что именно я воспринимаю?" Ощущающий тип имеет тенденцию реагировать на непосредственную ситуацию, он эффективен и продуктивен при любых кризисах и крайностях. Он работает с инструментами и материалами лучше, чем это делает любой другой тип. Интуиция является способом постижения сенсорной информации в терминах возможностей, прошлого опыта, будущих целей и бессознательных процессов. Интуиция задает вопрос: "Что могло бы случиться?". Использование опыта более важно для интуитивистов, чем актуальный опыт сам по себе. Люди с сильной интуицией продуцируют смыслы так быстро, что часто не могут отделить собственные интерпретации от необработанных сенсорных данных. Интуитивисты быстро интегрируют новую информацию, автоматически связывая с непосредственным опытом прошлый опыт и относящуюся к делу информацию. Так как сюда часто включается бессознательный материал, интуитивному мышлению свойственны и озарения, и ограничения.

Менее развитую у индивида функцию Юнг назвал низшей. Она является менее осознанной, наиболее примитивной и недифференцированной. Для некоторых людей она может представлять что-то вроде демонического влияния, потому что они могут лишь в очень малой степени понять ее и совсем не могут контролировать. Например, выраженный интуитивный тип, который не соприкасается со своей функцией восприятия, может расценить опыт сексуальных импульсов как таинственный или даже опасный. Менее представленная в сознании, низшая функция может служить проводником в бессознательное. Юнг говорил, что через нашу низшую функцию, ту, которая менее развита в нас, мы видим Бога. Благодаря борьбе с внутренними препятствиями мы можем ближе подойти к Божественному.

Для индивида комбинация всех четырех функций выражается в четко сформированном подходе к миру: чтобы сориентироваться, мы должны иметь функцию, которая удостоверяет, что что-то находится здесь (восприятие); вторую функцию, которая устанавливает, что именно есть (мышление); третью, устанавливающую, подходит это нам или нет, хотим мы принять это или нет (чувство); и четвертую функцию, которая указывает, откуда это пришло и в каком направлении будет развиваться (интуиция).

К сожалению, ни у кого все четыре функции не развиты одинаково хорошо. Каждый индивид имеет одну доминантную функцию и одну частично развитую вспомогательную функцию. Две другие функции, в общем, бессознательны и действуют со значительно меньшей эффективностью. Развитая и осознанная, доминирующая и вспомогательная функции, их противоположности - все это уходит глубоко в бессознательное (см. рис. 3.1).

Функции одного типа показывают связи силы, слабости и предпочитаемого стиля деятельности. Типология Юнга особенно полезна, когда нам требуется понять социальные связи; она описывает различные способы восприятия и использует разнообразные критерии в создании и формировании мнений. Например, интуитивно-чувствующие ораторы не будут иметь такого же логичного, четко организованного стиля лекций, как мыслительно-ощущающие лекторы. Лекции первых больше похожи на бессвязный разговор, содержащий истории и передающий смысл темы с разных сторон, а не путем систематического развития.

2.3. Психологический рост: индивидуация.

Согласно Юнгу, у каждого человека есть тенденция к индивидуации или саморазвитию. Юнг считал, что психика имеет врожденное стремление к целостности. Эта идея подобна понятию самореализации А. Маслоу, но базируется на более сложной теории психики, чем концепция последнего: "Индивидуация означает становление единого, цельного существа, и так как "индивидуальность" содержит в себе нашу сокровенную, совершенную и несравненную уникальность, индивидуация означает еще и ожидание нашей собственной самости. Мы, следовательно, могли бы интерпретировать индивидуацию как "путь к личности" или "самореализацию"".  

Индивидуация - процесс достижения целостности и, таким образом стремление к большей свободе. Процесс включает развитие динамической связи между эго и самостью с интеграцией различных частей психики: эго, персоны, тени, анимы и анимуса и других архетипов бессознательного. Когда люди становятся более интегрированными, они начинают выражать эти архетипы более тонкими и сложными способами. Индивидуация является развитием самости, а с точки зрения самости, целью является единство сознания и бессознательного.

Основные выводы:

1. Для достижения целостности человеку необходимо установить связь между сознательными и бессознательными процессами.

2. Индивидуация - процесс личностного развития в сторону целостности. Он включает установление связи между эго и самостью, интегрирование различных частей психики.

3. Эго - центр сознания, и самость - центр всей психики, включающей и сознательные, и бессознательные процессы.

4. Мышление, чувства, ощущения и интуиция - четыре фундаментальные психологические функции. Любая из них способна развиваться по экстравертному или интровертному типу. Ведущая функция более осознанна, более развита. Подчиненная - более примитивна и менее осознанна. Она может служить дорогой в бессознательное. Четко очерченный подход к миру является результатом комбинации всех четырех функций.

5. Забытые воспоминания, подавленный опыт и сублимированные ощущения создают личное бессознательное. Содержание коллективного бессознательного не имеет корней в личном опыте, являясь универсальным для всех эпох и культур.

6. Архетипические образы можно увидеть во многих культурах и исторических периодах, что доказывается общими темами в мифах всего мира, народными сказками и легендами.

7. Главными структурами личности являются архетипы: самость, персона, эго, тень, анима или анимус.

8. Символы - первичная форма выражения бессознательного. Есть две формы символов, соответствующие двум формам бессознательных процессов: индивидуальная и коллективная.

9. Функции сновидений состоят в том, чтобы восстановить психологический баланс, общее психическое равновесие человека. К снам следует подходить как к живым сущностям, которые необходимо

внимательно наблюдать и извлекать из них опыт. Только так можно их понять.

10. Психика имеет внутреннее стремление к целостности, и у каждого человека есть тенденция к саморазвитию, или индивидуации.

11. Чтобы объединить данные духовного опыта, Юнг рассматривал весь спектр человеческой мысли и поведения. Мистические религиозные системы веры были для него важным выражением человеческих стремлений и идеалов.

12. Главным вкладом Юнга в психологию стало то, что он признал психологическую важность символов и детальный анализ их интерпретаций.

Ключевые понятия теории К. Юнга: Активное воображение. Анима/Анимус. Архетипы. Индивидуация. Интроверсия. Коллективное бессознательное. Персона. Самость. Тень. Экстраверсия.

 

3. Индивидуальная психология А. Адлера

3.1. Основные понятия.

3.2. Основные принципы теории А. Адлера.

3.3  Психологический рост.

3.1. Основные понятия.

Одним из величайших вкладов Адлера в психологическую науку был его постулат о комплексе неполноценности и нашей потребности компенсировать чувство неполноценности. В системе Адлера процесс борьбы за превосходство явился серьезным переосмыслением ницшеанской концепции воли к власти. Концепции жизненных целей, жизненного стиля  и творческой энергии личности - важнейший вклад холизма в психологию. Выделение Адлером социальных интересов, сотрудничества и отношения общества к различию полов говорит о том, что его теория остается в рамках социальных наук.

Неполноценность и компенсация В своей монографии об органической неполноценности, вышедшей в 1907 году, Адлер сделал попытку объяснить, почему болезни по-разному воздействуют на разных людей. В то время Адлер писал как врач, занимаясь преимущественно физиологическими процессами. Он высказал предположение, что у каждого индивидуума существуют определенные слабые места - органы, особенно подверженные болезням. Адлер также отмечал, что органическая слабость может быть преодолена с помощью усердной тренировки и упражнений. Фактически слабый орган можно развить до такой степени, что он станет самой главной силой человека.

Адлер расширил свое исследование органической неполноценности до изучения психологического чувства неполноценности. Он придумал термин комплекс неполноценности. Согласно Адлеру, на детей глубоко воздействует сознание ими собственной неполноценности, которое является неизбежным следствием размеров ребенка и отсутствия у него власти. Детские впечатления самого Адлера привели его к необходимости выделить эту мысль:

Адлер считал, что жизненный опыт ребенка заставляет его чувствовать свою слабость, несостоятельность  и фрустрацию. Дети относительно малы и беспомощны во взрослом мире. Для ребенка контролировать собственное поведение и вырваться на свободу из-под власти взрослых - наиважнейшая задача. С этой точки зрения сила выглядит как первое добро, а слабость - как первое зло. Борьба за достижение власти - это ранняя детская компенсация чувства неполноценности.

Для Адлера практически весь прогресс есть результат наших стараний компенсировать чувство неполноценности. Это чувство подталкивает нас к более значительным достижениям.

Агрессия и борьба за превосходство. В своих ранних работах Адлер подчеркивал важность агрессии и стремления к власти. Однако он отождествлял агрессию не с враждебностью, а скорее с инициативностью и способностью преодолевать препятствия, например, как в агрессивной тактике продаж. Адлер утверждал, что агрессивные тенденции в человеке являются решающими в индивидуальном и видовом выживании. Агрессия может проявлять себя как воля к власти - фраза Ницше, которой Адлер воспользовался. Адлер отмечал, что и мужчины, и женщины для удовлетворения стремления к власти часто используют сексуальность.

Позднее, развивая свою теорию, Адлер рассматривал агрессию и волю к власти как проявления более общего мотива - цели достичь превосходства или совершенства, то есть стремления улучшить себя, развить своя способности и возможности. Адлер считал, что все здоровые индивидуумы руководствуются стремлением к совершенствованию, к постоянному улучшению: "Стремление к совершенствованию является врожденным в том смысле, что оно - часть жизни, побуждающая сила, нечто, без чего жизнь была бы немыслима" (1956).

Стремление к превосходству может принимать как позитивное, так и негативное направление. Если это стремление связано с социальным интересом и заботой о благополучии окружающих, оно развивается в конструктивном и здоровом направлении. Личность, ведомая такой целью, старается расти, развивать свои навыки и возможности, стремится к конструктивному образу жизни. Однако некоторые люди ищут личного превосходства, стараясь ощутить его, подчиняя себе других, вместо того чтобы становиться более полезными для окружающих. Для Адлера стремление к личному превосходству есть невротический симптом, результат сильного чувства неполноценности и отсутствия социального интереса. Личное превосходство обычно не приносит признания и личного удовлетворения, которого ищет человек.

Цель достижения превосходства имеет свои корни в эволюционном процессе постоянной адаптации к окружающей среде. Все виды должны развиваться в направлении наиболее эффективной адаптации, в противном случае они исчезнут. Таким образом, личность вынуждена искать более гармоничных отношений с окружающим миром.

Жизненные цели. По Адлеру, цель покорения окружающей среды - слишком широкое понятие, чтобы с его помощью логически объяснить, как люди выбирают свою линию в жизни. Поэтому Адлер выдвинул идею, согласно которой личность вырабатывает специфическую жизненную цель, используя ее в качестве ориентира. На жизненную цель человека влияют его личный опыт, его ценности, склонности и личные свойства. Жизненная цель не есть ясная и осознанная цель.

Формирование жизненных целей начинается в детстве как компенсация чувства неполноценности, незащищенности и беспомощности в мире взрослых. Жизненные цели обычно служат защитой от чувства бессилия, мостом из неудовлетворяющего настоящего в яркую, подвластную нам, полноценную будущую жизнь. Потом, когда мы становимся взрослыми, у нас могут появиться четкие, логические причины для нашего выбора карьеры. Однако жизненные цели, которые руководят нами и побуждают нас к действию, формируются в раннем детстве и остаются скрытыми от сознания. В качестве примера Адлер указывал на то, что многие врачи, как и он сам, выбирают свою карьеру в детстве, надеясь таким образом совладать со своими опасениями относительно смерти.

Жизненные цели - всегда нечто нереалистичное, и они могут быть невротически преувеличены, если чувство неполноценности слишком сильно. Для невротика обычно существует огромная пропасть между сознательно поставленными целями и саморазрушительными жизненными целями, поставленными бессознательно. Фантазиям о личном превосходстве и самоуважении уделяется больше внимания, чем целям, приводящим к реальным достижениям. Адлер любил задавать своим пациентам вопрос; "Что бы вы делали, если бы у вас не было этой проблемы?" По ответам на него он обычно обнаруживал, чего стремился избежать пациент, прячась за симптомы своего заболевания.

Стиль жизни. Адлер подчеркивал необходимость анализировать личность как единое целое. Жизненный стиль - это уникальный способ достижения своих целей, избираемый личностью. Это комплекс средств, позволяющих приспособиться к окружающей действительности.

Согласно Адлеру, ключ к пониманию поведения человека находится в скрытых целях, которыми он руководствуется. Эти цели простираются далеко за рамки внешних фактов и ситуаций, например, если я считаю, что мой отец плохо обращался со мной в детстве, и возлагаю на это вину за свою неудавшуюся жизнь, в то время как я сам дирижирую своими поражениями. Неважно, как со мной в действительности обращались. Моя вера в то, что меня подавляли, - психологическая правда. Далее я превращаю плохое обращение в реальность, подходящую для оправдания стиля жизни, выбранного мной, - жизни неудачника.

Как мы уже видели, в первые четыре или пять лет жизни человек формирует единство своего сознания, выстраивает отношения между сознанием и телом. Он использует наследственный материал и впечатления, получаемые от окружающего мира, приспосабливая их к своему стремлению к превосходству. К концу пятого года жизни его личность кристаллизуется. Значение, которое он придает жизни, цель, которую он преследует, способ ее добиваться и его эмоциональные склонности - все фиксируется. Он может это изменить в дальнейшем, но только если освободится от ошибки, допущенной во время детской кристаллизации.

Мозак (1989) перечислил следующие основные составляющие жизненного стиля:

1. Я-концепция - представление человека о себе, кто он есть.

2. Идеал себя - мнение о том, каким он должен быть. (Адлер развивал эту концепцию в 1912 году.)

3. Образ мира - представления о таких вещах, как мир, люди и природа, а также о том, что мир требует от человека.

4. Этические убеждения - личный этический кодекс.

Схема апперцепции. Как часть жизненного стиля, личность вырабатывает представление о себе и о мире. Адлер назвал эти представления схемой апперцепции. Апперцепция - это психологический термин, который относится к восприятию, включая субъективную интерпретацию того, что мы получаем посредством чувств.

Адлер подчеркивал, что это - личная концепция мира, определяющая поведение человека. Если некто верит, что моток веревок в темном углу - змея, то его страх может быть таким же сильным, как если бы змея там и в самом деле была. Схема апперцепции имеет свойство усиливать сама себя. Например, если мы боимся, мы более склонны замечать угрозы в окружающем мире и тем самым усиливаем нашу изначальную веру в то, что окружающий мир угрожает нам. Работа Адлера над схемой апперцепции является важной предпосылкой когнитивной психологии и когнитивной терапии.

Творческая энергия личности. Индивидуальная психология как наука возникла из попыток понять эту таинственную творческую энергию жизни, которая проявляется в желании развиваться, стараться, достигать... Это телеологическая сила, она выражается в стремлении к цели, и в этом стремлении все телесные и психологические усилия призваны действовать вместе. Ядром адлеровской модели человеческой природы является творчество - способность формулировать (сознательно или бессознательно) цели и способы их достижения. Она достигает наивысшего развития в создании жизненного плана, который организует жизнь человека в последовательный жизненный стиль.

По Адлеру, формирование жизненной цели, жизненного стиля и схемы апперцепции, в сущности, есть творческий акт. Творческая сила индивидуума организует и направляет его реакцию на окружающий мир. Адлер приписывал личности уникальность, самосознание и контроль над своей судьбой - качества, которым, по его мнению, Фрейд не уделял должного внимания в своей концепции человеческой природы.

Социальный интерес. Многие критики упрощенно воспринимали мысли Адлера относительно агрессии и стремления к власти, приписывая им слишком большое значение в его концепции. Центральным в позднейшей работе Адлера является понятие социального интереса. Более точным переводом оригинального немецкого термина могло бы служить понятие "общественные чувства (community feelings). Под социальным интересом Адлер понимал "чувство солидарности, связанности человека с человеком... расширенное значение "чувства товарищества в человеческом обществе"". Чувство общности (community feelings) касается участия, которое мы принимаем в делах других людей, не просто ради достижения собственных целей, но из "интереса к интересам" других.

В некотором смысле все поведение человека социально, потому что, как. доказывал Адлер, мы развиваемся в социальном окружении и наши личностные характеристики формируются обществом. Социальный интерес - это нечто большее, чем забота о непосредственном социальном окружении или конкретном обществе. В самом широком смысле он является заботой об интересах "идеального сообщества всего человечества, которое есть основная цель эволюции". Социальный интерес включает в себя чувство родства со всем человечеством и привязанности к жизни в целом.

3.2. Основные принципы теории А. Адлера.

Мозак (1989) выделил основные утверждения адлеровского направления в психологии. Их можно свести к следующему:

1. Все действия человека происходят в социальном контексте. Нельзя изучать людей изолированно.

2. Упор делается на межличностной (тт,егрегзопа1) психологии. Самым важным для индивидуума является развитие у него чувства включенности его в некое более крупное социальное целое в качестве неотъемлемой части.

3. Индивидуальная психология придерживается холистической, а не редукциониетской точки зрения. Все функции подчинены личной цели и стилю жизни.

4. В психологии Адлера термин бессознательное - прилагательное, а не существительное- Бессознательные процессы целенаправлены и служат целям индивидуума, так же как и сознательные процессы.

5. Чтобы понять человека, надо понять его или ее стиль жизни, или когнитивную организацию. Это линза, через которую люди видят себя и свою жизнь.

6. Хотя поведение может меняться, стиль жизни и долговременные пели индивидуума остаются относительно постоянными, пока не изменятся его основные убеждения. Достижение такой трансформации является одной из важнейших задач терапии.

7. Поведение определяется не прошлым, а наследственностью и окружением. Люди движимы целями, выбранными ими самими, которые, по их ощущению, принесут им счастье и успех.

8. Главная движущая сила личности - стремление к совершенству или к превосходству. Это утверждение можно сравнить с концепцией самореализации  К. Хорни или с самоактуализацией   А. Маслоу.

9. Человеку предоставлен широкий выбор различных вариантов жизни. Он или она могут выбрать здоровые, общественно полезные цели или невротические, бесполезные для общества.

10. Психология Адлера концентрируется в первую очередь на процессе. Относительно небольшое внимание уделяется классификации типов личностей.

11. В любом случае смысл нашей жизни определяется тем, как мы относимся к ней. Здоровая концепция жизни включает в себя осознание того, как важно помогать другим людям и работать на пользу общества.

3.3  Психологический рост.

Сущность психологический роста  состоит прежде всего в движении от эгоцентричной цели достичь личного превосходства к позиции конструктивного воздействия на окружающую среду и на развитие общества. Конструктивное стремление к превосходству плюс сильный социальный интерес и кооперация - вот основные черты здоровой личности.

Жизненные задачи. Адлер рассматривал три главные жизненные задачи, стоящие перед человеком: работу, дружбу и любовь. Эти задачи определяются основными условиями человеческого существования:

Эти три главных узла определены тем фактом, что мы живем в одном конкретном месте вселенной и должны развиваться в пределах тех возможностей, которые предоставляют нам обстоятельства; а также тем, что мы живем среди других подобных нам существ, приспосабливаться к которым нам приходится учиться, и еще тем, что мы разделены на два пола и будущее нашей расы зависит от отношений этих двух полов.

Работа включает в себя деятельность, полезную для общества, а не просто те занятия, которые приносят доход. По Адлеру, работа приносит чувство удовлетворения и самоуважения только тогда, когда она полезна для остальных.

Дружба обусловлена нашей принадлежностью к человеческой расе и необходимостью постоянно приспосабливаться к другим существам нашего вида и взаимодействовать с ними. Дружеские отношения позволяют обзавестись жизненно важными связями, так как ни один индивидуум не может быть привязан к обществу абстрактно. Дружеские, совместные усилия есть важный элемент конструктивной работы.

Любовь рассматривается Адлером в смысле гетеросексуальной любви. Она приводит к близкому взаимодействию на физическом и ментальном уровне и порождает высокую степень сотрудничества между людьми противоположных полов. Любовь возникает из интимных отношений, которые необходимы для продолжения нашего рода. Адлер писал, что тесные узы семейных отношений требуют от нас величайшей способности взаимодействовать с другим человеческим существом, а успешный, счастливый брак создает наилучшую обстановку для воспитания в детях общительности и социального интереса.

По Адлеру, эти три компонента (работа, дружба и любовь) взаимосвязаны. Успех в чем-то одном ведет к успеху в других. Фактически, все три задачи являются разными сторонами одной проблемы - как жить конструктивно в окружающем нас мире.

Препятствия росту.

Обсуждая главные препятствия для роста и развития человека, Адлер прежде всего отмечал три негативных обстоятельства, связанных с детством: органическую неполноценность, избалованность и заброшенность. Он подчеркивал, что все неврозы взрослых имеют свои корни в попытках преодолеть чувство неполноценности, которое приводит ко все увеличивающейся изоляции и отчуждению от окружающего мира. Неврозы и фактически все другие психологические проблемы возникают, когда мы стараемся добиться личного превосходства вместо того, чтобы стремиться к здоровому конструктивному поведению.

Органическая неполноценность, избалованность и заброшенность - вот ситуации детства, которые ведут к недостатку социального интереса, изоляции и обособленному стилю жизни, основанному на нереальной цели добиться личного превосходства.

Дети, перенесшие серьезные заболевания, часто становятся крайне эгоцентричными. Из чувства неполноценности и неспособности успешно конкурировать с другими детьми они избегают любого социального взаимодействия. Однако те дети, которые преодолевают свои затруднения, могут, компенсируя свою изначальную слабость, развить способности до уровня выше обычного.

Избалованные или испорченные дети также испытывают трудности в развитии социального интереса и способности сотрудничать с другими людьми. Они теряют уверенность в своих способностях, потому что другие всегда делали за них то, что они могли бы сделать сами. Вместо того чтобы взаимодействовать с другими, они предъявляют односторонние требования к друзьям и семье. Социальный интерес у них обычно минимален, и, как обнаружил 1 Адлер, избалованные дети чаще всего не испытывают особенно теплых чувств  к своим родителям, которыми хорошо манипулируют.

Заброшенность - третья причина, которая может осложнить развитие ребенка. Заброшенные или нежеланные дети не знали любви, не видели сотрудничества в своем доме, и поэтому им необыкновенно трудно развить в себе эти качества. У таких детей нет уверенности в своей способности приносить пользу и завоевать признание и уважение окружающих. Вырастая, они обычно  становятся холодными и жесткими людьми.

Черты нелюбимых детей в их наиболее развитой форме можно наблюдать,  изучая биографии всех величайших врагов человечества. Здесь сразу бросается в глаза то, что, когда они были детьми, с ними плохо обращались взрослые. Поэтому они развили в себе жесткость характера, зависть и ненависть; они не могут выносить, когда другие счастливы.

В результате органической неполноценности, избалованности и заброшенности у детей часто возникает искаженный взгляд на мир, а это порождает жизненный стиль неудачника. И снова Адлер подчеркивает, что это не реальный "опыт" детей, а их восприятие и выводы, которые они извлекают из своего опыта и которые определяют путь, избираемый ими в жизни.

Основные выводы:

Теории Адлера явились сильным толчком для развития гуманистической психологии, психотерапии и теории личности. Многие из его концепций были восприняты другими школами. Выделение Адлером социального интереса сделало психотерапию гораздо более социально-ориентированной. Из его работы с осознанными, рациональными процессами возникла первая эго-психология.

1.   Важнейшим вкладом Адлера в современную психологию является доказательство значения несексуальных факторов в окружающем мире, единства личности, роли власти и агрессии в человеческом поведении, а также понятие комплекса неполноценности.

Адлер подчеркивал уникальность каждого человека и важность понимания того, что личность - единое целое, включенное в социальную систему.

Покорение своего окружения является приоритетной задачей для личности, но это стремление уравновешивается социальным интересом, или чувством общности и сотрудничеством. Как и в бихевиоризме, понятия в психологии Адлера привязаны к конкретному, реально существующему поведению. Акцент делается на доступном для наблюдения поведении и следствиях из него.

Индивидуальная психология занимается отношениями между человеком и окружающей средой, а истечением процессов, происходящих глубоко внутри психики. Практически любой прогресс есть результат стараний личности компенсировать органическую неполноценность или чувство неполноценности, и эти старания лежат в основе наиболее значительных достижений человечества.

Стремление к власти - фундаментальное стремление человеческой души. Более поздняя формулировка этого принципа - стремление к превосходству, здесь учитывается роль развития и творческого роста.

Эволюционный процесс осознанного приспособления к окружающему миру - основа стремления личности к совершенству или наиболее эффективному управлению окружающей средой. Цель достижения превосходства или совершенства подвигает здоровую личность стремиться к постоянному развитию и росту. Такое стремление позитивно, если включает социальный интерес и заботу о благополучии остальных. Оно негативно, если сосредоточено на желании личного превосходства путем преобладания над другими.

Цель каждого человека - стать ценной и значительной личностью. Важнейший закон жизни состоит в том, что ощущение человеком ценности своей личности не должно уменьшаться. Поведение определяется индивидуальной концепцией мира. Обсуждать и лечить психологические и эмоциональные проблемы нужно в контексте жизненных целей и жизненного стиля личности. Единый жизненный стиль человека проявляется в любой черте его поведения и в любом симптоме.

Способность к творчеству, т. е. способность формулировать как цели, так и способы их достижения, - основа личности. Жизненная цель обеспечивает последовательную организацию жизни человека: это его творческий ответ окружающему миру.

Чувство общности, или социальный интерес, - это чувство принадлежности к более крупному социальному целому и привязанности к семье, окружению, обществу и человечеству. Сотрудничество - ключевая составляющая социального интереса. Чувство неполноценности может быть преодолено только через активное участие человека в жизни других людей в качестве полезного и ценного члена общества.

Корень неадаптивных и невротических стилей жизни - неумение сотрудничать и, в результате, ощущение неудавшейся жизни и собственной несостоятельности.

Здоровая личность взаимодействует с другими, для нее характерен сильный социальный интерес и конструктивное стремление к превосходству.

2.   Любой невроз - это попытка достичь ощущения состоятельности и преодолеть чувство неполноценности. Неврозы изолируют человека, они уводят его от взаимодействия с обществом и от решения проблем реальной жизни. Чтобы вылечить невроз, терапевт должен помочь пациенту полностью изменить свою ориентацию, направить пациента обратно в общество.

3.   Те люди, которым недостает уверенности в своей способности эффективно и конструктивно взаимодействовать с другими, ищут личного превосходства. Чувство неполноценности в этом случае преобладает.

4.   Более важно понять последствия поведения человека, чем его внутренние переживания. Настоящее постижение человеческого характера - это не просто абстрактное знание, а понимание, воплощенное в конструктивное действие.

5.   Ядро всех психологических проблем - забота о себе вместо заботы о других.

Ключевые понятия в теории А. Адлера: Апперцепция. Комплекс неполноценности. Жизненная цель. Жизненный стиль. Органическая неполноценность. Схема апперцепции. Социальный интерес.

Литература:

1. Первин Л., Джон О. Психология личности: Теория и исследования/Пер. С англ. М.С. Жамкочьян под ред. С. Магуна. - М.: Аспект - Пресс, 2001. - 607 с.

2. Фрейджер Р., Фейдмен Дж. Личность: теории, эксперименты, упражнения. - СПб.: Прайм - ЕВРОЗНАК, 2002. - 864 с.

3.  Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. - СПб., 1997.

Дополнительная литература:

1. Адлер А. Теория и практика индивидуальной психологии, М.: НПО "Прагма", 1993. 175 с.

2. Блюм Дж. Психоаналитические теории личности: Пер. с англ. - М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга. - 1999. - 224 с.

3. Мадди Сальваторе Р. Теории личности: сравнительный анализ/Пер. с англ. - СПб.: Издательство "Речь", 2002. - 539 с.

4. Тайсон Т., Тайсон Ф. Психоаналитические теории развития. - Екатеринобург, 1998. - 528 с.

5. Томэ Х., Кэхеле Х. Современный психоанализ. Т. 1, 2. - М.: Прогресс, 1996.

6. Фрейд З. Психология бессознательного. М., 1989.

7. Юнг К.Г. Архетип и символ. М., 1991.

Лекция 11. Когнитивное и социально - когнитивное направление в психологии личности

План лекции:

1. Теория личных конструктов Дж. Келли.

1.1. Основные понятия.

1.2. Репертуарный тест ролевых конструктов (Реп-тест).

1.3. Когнитивная сложность-простота.

1.4. Психологический рост.

2. Теория поля К. Левина.

2.1. Основные понятия.

2.2. Психологический рост.

2.3. Некоторые исследования: незавершенных действий; замещающих                     действий; забывания намерений; фрустрации; стилей лидерства.

1. Теория личных конструктов Дж. Келли.

1.1. Основные понятия.

В теории Дж. Келли ключевое структурное понятие, описывающее человека как ученого, - это понятие личного конструкта. Конструкт - это способ конструирования, или интерпретации, мира. Это понятие, которое использует индивид, чтобы разнести события по категориям и наметить курс поведения. По Келли, человек предвосхищает события, наблюдая за их паттернами и повторами. Человек переживает события, интерпретирует их, структурирует и наделяет их значениями. Переживая события, индивид замечает, что некоторые события имеют общие характеристики, которые отличают их от других событий. Индивид различает сходства и контрасты. Он наблюдает, что одни люди - высокие, а другие - низкие, что одни люди - мужчины, а другие - женщины, что есть вещи твердые, а есть - мягкие. Именно это конструирование сходства и контраста и формирует конструкт. Не будь конструктов, жизнь была бы хаотична.

По меньшей мере три элемента необходимы, чтобы сформировать конструкт: два элемента должны восприниматься как похожие друг на друга, а третий элемент должен восприниматься как отличный от этих двух. Конструирование двух элементов как похожих формирует полюс сходства конструкта; их противопоставление третьему элементу формирует контрастный полюс конструкта. Например, наблюдая, как два человека помогают кому-то, а третий бьет кого-то, можно прийти к конструкту "добрый-жестокий", при этом добрый образует полюс сходства, а жестокий - полюс контраста.

Типы конструктов. Келли придавал большое значение когнитивным аспектам человеческого функционирования (Фрейд назвал бы их сознательными), он также принимал во внимание и феномены, описанные Фрейдом как бессознательные. Келли не использовал конструкт "сознательное-бессознательное"; тем не менее он использовал другой конструкт - "вербальный-довербальный", чтобы иметь дело с явлениями, которые иначе пришлось интерпретировать как сознательные или бессознательные. Вербальный конструкт может быть выражен словами, тогда как до-вербальный конструкт - это конструкт, который используется даже в том случае, если у человека нет слов, чтобы выразить его. Довербальный конструкт усваивается еще до того, как у ребенка появляется речь. Иногда один полюс конструкта недоступен для вербализации, тогда он характеризуется как подводный. Если человек утверждает, что люди творят только добро, можно предположить, что другой полюс конструкта как бы утоплен, находится под поверхностью, так как человек в принципе должен осознавать наличие в мире и противоположных поступков, чтобы сформировать "хороший" полюс конструкта. Таким образом, конструкты могут быть недоступны для вербализации, и индивид может быть не способен сообщить обо всех элементах, которые входят в его конструкт, но это не означает, что у индивида есть бессознательное. Несмотря на признание важности довербальных и подводных конструктов, способы их изучения не были разработаны, и в целом эта область осталась неразвитой.

Конструкты, используемые человеком для интерпретации и предвосхищения событий, организованы в систему. Каждый конструкт внутри системы имеет зону применимости и фокус применимости. Зона применимости конструкта охватывает все те события, к которым пользователь считает применение этого конструкта полезным. Фокус применимости конструкта охватывает те специфические события, к которым применение данного конструкта было бы максимально полезным. Например, конструкт "заботливый-не заботливый", который может быть приложим к людям во всех ситуациях, где речь идет о помощи (зона применимости), было бы наиболее полезно использовать в ситуациях, где требуются особая чувствительность к нуждам людей и особое старание им помочь (фокус применимости). Кроме того, некоторые конструкты занимают более важное место в системе конструктов человека, чем другие. Поэтому выделяются центральные (ядерные) конструкты, которые наиболее существенны для человеческой деятельности и могут быть изменены, только вызывая серьезные изменения во всей системе в целом, и периферические конструкты, которые в меньшей степени задевают основы человеческой деятельности и могут быть изменены без серьезных модификаций центральной структуры.

Кроме того, внутри системы конструкты организованы иерархически. Главенствующий конструкт включает другие конструкты в свой контекст, а подчиненный конструкт - это конструкт, который включен в контекст другого (главенствующего) конструкта. Например, конструкты "умный-тупой" и "привлекательный - непривлекательный" могут быть подчиненными по отношению к главенствующему конструкту "хороший - плохой".

Важно понимать, конструкты, входящие в систему конструктов человека взаимосвязаны между собой. В поведении человека, как правило, выражается не какой-то единственный конструкт, а их система, и изменение в одном аспекте системы влечет за собой изменения и в других ее частях. В целом конструкты организованы так, чтобы минимизировать несовместимости и несогласованности. Тем не менее некоторые конструкты в системе могут находиться в конфликте с другими конструктами и, таким образом, порождать у человека напряженность и трудности принятия решений.

Если суммировать все вышеизложенное, то, согласно теории личных конструктов, разработанной Келли, личность индивида образована системой его конструктов. Человек использует конструкты, чтобы интерпретировать мир и предвосхищать события. Таким образом, используемые человеком конструкты определяют его мир.

Люди различаются как по содержанию своих конструктов, так и по их организации в системы. Индивиды различаются по виду конструктов, которые они используют, по количеству доступных им конструктов, по сложности организации систем конструктов и по тому, насколько эти системы открыты изменениям. Два человека похожи друг на друга в той степени, в какой похожи их системы конструктов. Если вы хотите понять человека, то самое важное, что вам надо сделать, - это узнать кое-что о конструктах, которые он использует, о событиях, которые подразумеваются под этими конструктами, о способах функционирования этих конструктов и о способах их организации в систему.

1.2. Репертуарный тест ролевых конструктов (Реп-тест).

Дж. Келли создал свой собственный метод измерения - Репертуарный тест ролевых конструктов (Pen-тест). Pen-тест был создан на основе теории конструктов и предназначен для диагностики личных конструктов.

По сути Pen-тест состоит из двух процедур - составления испытуемым списка лиц (на основе списка названий ролей) и формирования испытуемым конструктов посредством равнения триад из данного списка лиц. В ходе первой процедуры испытуемому дается список названий ролей, которые предположительно являются значимыми для всех людей. Можно привести примеры таких ролей: мать, отец, учитель, который вам нравился, или сосед, которого вам трудно понять. Как правило, предлагается порядка 20-30 ролей, и испытуемого просят назвать подходящего для каждой роли конкретного человека, которого он хорошо знает и который эту роль исполняет. После этого экспериментатор выбирает трех конкретных людей из полученного списка и просит испытуемого указать, чем двое из них похожи и чем они отличаются от третьего. То, что в глазах испытуемого роднит двоих людей из этой триады, называется полюсом сходства конструкта, а то, чем третий от них отличается, называется полюсом контраста конструкта. Например, испытуемого можно попросить сравнить людей, названных им в качестве Матери, Отца и Любимого Учителя. Рассматривая этих троих людей, испытуемый может решить, что люди, ассоциирующиеся с ролями Отца и Любимого Учителя, похожи друг на друга своей общительностью и не похожи на Мать, которая отличается застенчивостью. Таким образом, сформировался конструкт "общительный-застенчивый". Испытуемого просят рассмотреть и другие группы, состоящие из трех персон, обычно бывает от 20 до 30 триад. При каждом предъявлении триады испытуемый генерирует конструкт. Данный конструкт может совпадать с предыдущим, а может быть и совсем новым, еще не использованным.

В этом тесте имеется целый ряд важных допущений. Во-первых, предполагается, что список ролей, предъявляемый испытуемым, репрезентативен, т.е. представляет все наиболее значимые фигуры в их жизни. Во-вторых, предполагается, что конструкты, вербализованные испытуемым, - это действительно те самые конструкты, которые он использует, конструируя мир. Это связано с третьим допущением о том, что испытуемые могут вербализовать свои конструкты и готовы свободно высказываться о них в тестовой ситуации. И наконец, предполагается, что слова, которые испытуемый использует, называя свои конструкты, дают экспериментатору адекватное представление о том, как испытуемые упорядочили свои прошлые события и как они предвосхищают будущее.

1.3. Когнитивная сложность-простота.

Как уже отмечалось, можно описывать людей не только по содержанию конструктов, но и по структурным особенностям их системы. Pen-тест и его модификации и здесь оказываются весьма полезными. Первой попыткой взглянуть на структурные аспекты системы конструктов было исследование Бьери (Bieri, 1955). Бьери полагал, что когнитивная сложность-простота системы конструктов выражается в степени ее расчлененности по уровням иерархии, или в степени ее дифференцированности. Когнитивно сложная система содержит много конструктов и обеспечивает значительную дифференциацию в восприятии явлений. Когнитивно простая система содержит мало конструктов, и дифференциация восприятия при этом будет слабой. Когнитивно сложный человек воспринимает людей очень дифференцированно, полагая, что они обладают большим разнообразием качеств, тогда как когнитивно простой человек воспринимает других людей недифференцированно, вплоть до использования од-ного-единственного конструкта (например, "хороший-плохой"). Применив модифицированный Pen-тест, Бьери сравнил когнитивно сложных и когнитивно простых испытуемых по их точности в прогнозировании поведения других людей и по способности проводить различие между собой и другими. Как и предсказывалось, когнитивно сложные испытуемые оказались более точны в прогнозировании поведения других людей, чем когнитивно простые. Более того, когнитивно сложные испытуемые лучше распознавали различия между собой и другими. По-видимому, большее количество конструктов, доступное когнитивно сложным испытуемым, дает им большие возможности как для более точного прогнозирования, так и для осознания различий.

В одном исследовании, где изучались способы обработки информации, было обнаружено, что испытуемые, имеющие высокий уровень когнитивной сложности, отличались от испытуемых, имеющих низкий уровень когнитивной сложности, своим отношением к противоречивой информации о человеке. Испытуемые, имеющие высокий уровень сложности, при формировании впечатления старались противоречивую информацию использовать, тогда как испытуемые, имеющие низкий уровень сложности, были склонны сформировать согласованное, непротиворечивое впечатление о человеке, отбросив всю информацию, которая этому впечатлению противоречила. В дальнейших исследованиях было также показано, что когнитивно сложные индивиды в большей степени способны смотреть на мир глазами других людей.

1.4. Психологический рост.

Дж. Келли никогда не высказывался определенно об источниках систем конструктов. Он заявлял, что конструкты происходят из наблюдений за повторяющимися паттернами событий. Но он мало занимался разработкой видов событий, которые приводят к различиям, например, между простой и сложной системами конструктов. Комментарии Келли по поводу роста и развития ограничены замечаниями о развитии довербальных конструктов в раннем детстве и интерпретацией культуры как процесса усвоенных ожиданий. Люди принадлежат к одной и той же культурной группе, поскольку они разделяют определенные способы интерпретации событий и имеют одни и те же ожидания, касающиеся поведения.

Исследования развития, связанные с теорией личных конструктов, как правило, подчеркивают два типа изменений. Во-первых, проводились исследования роста сложности системы конструктов по мере взросления человека. Во-вторых, проводились исследования качественных изменений в характере уже сформированных конструктов и в способности детей быть более эмпатичными, или более осведомленными о системах конструктов других людей. Что касается сложности системы конструктов, то обнаруживается, что, по мере того как дети развиваются, увеличивается число доступных им конструктов, они становятся способны к более тонкому различению и демонстрируют большую иерархическую организованность (или цельность) своих конструктов. Что же касается эмпатии, то, становясь старше, дети лучше осознают, что многие события не связаны с их Я, и оказываются все более способны понимать конструкты других людей.

Были опубликованы два исследования, которые ставили вопрос о детерминантах сложных когнитивных структур. В одном исследовании было обнаружено, что уровень когнитивной сложности испытуемых связан с многообразием культурных влияний, которым они подвергались в детстве, в другом - что родители когнитивно сложных детей чаще обеспечивали им автономию и реже проявляли авторитарность, чем родители детей, имеющих низкую когнитивную сложность. Вероятно, возможность наблюдать множество разных событий и испытывать много различных видов опыта благоприятна для развития сложной структуры. Можно также ожидать, что дети, которые переживают длительные и серьезные угрозы со стороны авторитарных родителей, будут формировать узко ограниченные и негибкие системы конструктов.

Вопрос о факторах, определяющих содержание конструктов и сложность их системы, относится к вопросам принципиальной важности. В особенности это касается образования, так как образование, видимо, отвечает за развитие сложных, гибких и адаптивных систем конструктов. К сожалению, сам Келли очень мало высказывался на эту тему, и только теперь исследования начинают восполнять пробел в этой части теории.

Основные выводы:

1.       Теория личных конструктов, разработанная Келли, подчеркивает значение способа, посредством которого человек конструирует, или интерпретирует, события.

2.       Келли рассматривал человека как ученого - наблюдателя событий, который формулирует понятия, или конструкты, чтобы упорядочить воспринимаемые феномены, и использует эти конструкты для предсказания будущего.

3.       В соответствии с позицией конструктивного альтернативизма не существует абсолютной истины. Скорее люди делают выбор из альтернативных интерпретаций и у них всегда есть возможность реинтерп-ретировать события.

4.       Согласно Келли, у теории есть диапазон (зона) применимости, в которую входит все, что охватывается теорией, и фокус применимости, который определяет, в какой точке внутри данного диапазона теория работает лучше всего.

5.       Келли рассматривал человека с точки зрения системы его личных конструктов, т.е. описывал типы конструктов, которые сформировал человек, и их организацию. Конструкты формируются на основе наблюдений за сходством событий. Центральные (ядерные) конструкты образуют основу системы, в то время как периферические конструкты менее важны. Главенствующие конструкты находятся на более высоких уровнях иерархии и включают другие конструкты в качестве подчиненных, тогда как подчиненные конструкты находятся на более низких уровнях иерархии.

6.       Келли разработал Репертуарный тест ролевых конструктов (Реп-тест) для диагностики содержания системы конструктов человека и ее структуры. Pen-тест использовался для того, чтобы изучить степень когнитивной простоты или сложности человека, показывающую, насколько дифференцированно человек может воспринимать мир.

7.       Келли не нуждался в понятии мотива. Вместо этого он полагал, что люди активны по своей природе, и постулировал, что люди предвосхищают события и стремятся предвидеть будущее. Изменения в системе конструктов диктуются стремлением улучшить прогноз событий.

8.       По Келли, человек испытывает тревогу, когда осознает, что события лежат за рамками системы конструктов, переживает страх, когда новый конструкт появляется на горизонте, и чувствует угрозу, когда возникает опасность обширных изменений в системе конструктов.

9.       Некоторые конструкты усваиваются еще до развития языка (довербальные конструкты), но большинство конструктов можно выразить словами. Здоровая, развивающаяся система конструктов становится все более сложной, т.е. одновременно и более дифференцированной, и более целостной. Однако если человек всякий раз чувствует угрозу со стороны иных способов интерпретации жизни, его система конструктов может остаться простой, ригидной и жестко фиксированной.

Основные понятия:

Конструкт; Конструктивный альтернативизм; Зона, или диапазон, применимости;  Фокус применимости; Полюс сходства;  Полюс контраста;  Вербальный конструкт; Довербальный конструкт; Подводный (скрытый) конструкт; Центральный (ядерный) конструкт;  Периферический (второстепенный) конструкт; Подчиненный конструкт; Главенствующий (главный) конструкт; Репертуарный тест ролевых конструктов (Pen-тест); Когнитивная сложность-простота.

2. Теория поля Курта Левина.

2.1. Основные понятия.

Жизненное пространство является ключевым понятием в теории поля Курта Левина. Содержание этого термина включает в себя все множество реальных и нереальных, актуальных, прошлых и будущих событий, которые находятся в психологическом пространстве индивида в данный момент времени. Это могут быть ожидания, цели, образы притягательных (или отталкивающих) объектов, реальные или воображаемые преграды на пути достижения желаемого, деятельность человека и т. д. В общем, все, что может обусловить поведение личности, исходя из этого, поведение - это функция личности и ее жизненного пространства в данный момент времени. Существенно отметить, что Левин признавал наличие влияния непсихических событий на поведение человека. Поэтому даже неосознаваемые человеком влияния, связанные с социально-экономическими и физиологическими факторами, также включаются в анализ его жизненного пространства. Иногда жизненное пространство называют психологическим.

Регионы и границы. Психологическое пространство состоит из разных секторов, регионов, которые графически изображаются разделенными границами. Границы обладают свойством проницаемости. Чем "жестче" граница, барьер, тем толще линия, ее изображающая. Факт жизненного пространства - все. что может быть осознано человеком. Событие - результат взаимодействия нескольких фактов. Количество секторов, регионов определяется количеством фактов, находящихся в данный момент в жизненном пространстве. Чем ближе сектор к личному пространству человека, тем большее влияние он оказывает.

Локомоции. Связь между регионами осуществляется посредством локомоций. Локомоции (действия) могут происходить как в реальном физическом пространстве, так и в нереальном, воображаемом. Функция локомоций заключается в регуляции напряжения в жизненном пространстве человека. Уровень напряжения одного сектора может регулироваться за счет осуществления локомоций в другом секторе. Например, мечты могут являться ирреальными локомоциями, связанными с регуляцией напряжения, вызванного потребностями, которые в данный момент времени невозможно удовлетворить в физическом пространстве. Если мечты не снижают напряжения, человек задействует для разрядки другие регионы. Если локомоций в доступных человеку регионах не снижают уровень напряжения, а остальные регионы характеризуются жесткостью границ "на входе", то поведение человека может описываться как навязчивое.

Валентность. Еще один конструкт, используемый К.Левиным для анализа психических феноменов и входящий в понятийный аппарат теории поля, это валентность. Под валентностью понимается свойство объекта притягивать или отталкивать. То есть речь идет о ценности региона для человека. Притягательный регион имеет положительную валентность, а отталкивающий - отрицательную. Есть регионы, которые имеют для человека нейтральную валентность. Если человек голоден, то гамбургер будет обладать для него положительной валентностью, а если сыт, то отношение к котлете, расположенной между двумя булочками, будет носить нейтральный характер. Если же индивид съел гамбургеров слишком много, тогда детище Макдональдса вызовет у него отторжение и будет иметь отрицательную валентность.

Напряжение, существующее в психологическом пространстве человека, обусловливает силу, действующую на него и направленную в регион, который  призван уровень напряжения понизить. Если на человека действуют несколько сил, то его локомоции направлены в сторону их результирующей. На рисунках, как это принято в физике, сила обозначается вектором. Сила обусловлена величиной валентности, присущей объекту в данный момент времени.

На основании конструкта валентности К. Левин интерпретирует феномен конфликта. По его словам, конфликт психологически определяется как противодействие приблизительно равных сил поля. Для движущих сил (то есть для сил, связанных с положительной и отрицательной валентностями) он выделяет три основных разновидности внутреннего конфликта (Левин К., В1980).

1. Человек находится между двумя положительными валентностями. Ему необходимо выбрать между двумя привлекательными объектами. Колебание вызвано тем, что после осуществления выбора цель может выглядеть гораздо менее привлекательно, чем в ситуации конфликта.

 

2. Конфликт между двумя отрицательными валентностями (например, между необходимостью выполнения неприятной работы и угрозой наказания). Энергетические затраты в таком случае значительно повышаются, даже если работа достаточно легкая.

 

3. Столкновение с объектом, который имеет одновременно положительную и отрицательную валентности ("и хочется и страшно"). Поведение человека в данной ситуации носит характер "челнока": приближение-удаление от объекта.

 

Таким образом, согласно теории поля Левина, поведение человека в конфликте связано с валентностью объектов, расположенных в его психологическом поле.

2.2. Психологический рост.

Развитие личности К. Левин описывал как движение от одного региона к другому, являющемуся новым для индивида. Специально темы развития личности Левин не касался, но в своей статье, посвященной подростковому возрасту, писал: "Сам факт, что человек находится в состоянии движения от одного региона А к новому региону В и поэтому он оторвался от региона А, но еще не утвердился прочно в регионе В, ставит его в менее прочное положение и делает его более способным к развитию". Следовательно, личностное развитие можно понимать как включение в жизненное пространство какой-то новой неизвестной зоны, движение к которой реорганизует все пространство в целом.

Еще один конструкт, который использует Левин для описания развития личности,-это дифференцированность личностного пространства. Чем больше дифференциация, тем на более высокой ступени развития находится личность. Дифференциация характеризуется широтой и степенью (Левин К., 2000, с. 271). Поэтому развитие можно описать как:

1) увеличение широты жизненного пространства в отношении а) того, что является частью психологического настоящего; б) временной перспективы в направлении психологического прошлого и психологического будущего; в) измерения реальность-ирреальность;

2) растущую дифференциацию каждого уровня жизненного пространства на множество социальных связей и областей деятельности;

3) растущую организацию жизненного пространства;

4) изменение общей подвижности или жесткости жизненного пространства.

Препятствия на пути личностного роста.

Видимо, невозможность достичь равновесия на другом, новом уровне жизненного пространства может быть препятствием на пути к развитию человека. Когда Левин описывает механизмы регрессии, он касается феноменов, являющихся в той или иной степени помехами в человеческом развитии. Он пишет:

1. Любая фиксация достаточно большой части целого в неизмененном состоянии должна вести к регрессии. Насыщение может возникать в ситуации, в которой одна и та же деятельность повторяется снова и снова, то есть когда определенные области человека удерживаются в более или менее неизмененном состоянии.... Приятные, так и неприятные виды деятельности быстрее насыщаются, чем нейтральные.

2. Мы должны ожидать регрессию, если уменьшается прочность границ.

3. Ограничение вариантов паттернов вызвано двумя группами факторов. Одна группа имеет отношение к степени дифференциации, диаметру целого и прочности границ секторов. Вторая группа касается диапазона состояний, которые может иметь регион, не исчезая. Левин полагал, что в отношении первой группы факторов изменения происходят у взрослых, а в отношении второй - у детей.

Таким образом, препятствиями личностного роста являются фиксация на отдельном регионе, насыщение, низкая прочность границ и недифференцированность жизненного пространства.

Некоторые исследования в школе Курта Левина.

Исследование незавершенных действий. Левин полагал, что существует состояние равновесия между человеком и его психологическим окружением. Когда это равновесие нарушается, возникает напряженность, которая побуждает к определенным изменениям, ведущим к восстановлению баланса. Поведение представляет собой чередование циклов возникновения напряженности и последующих действий по его снятию. Поэтому всякий раз, когда у человека возникает некая потребность (состояние напряженности), он своими действиями старается "снять" это напряжение и восстановить внутреннее равновесие. Если по какой-то причине напряжение не снижается, система остается неразряженной.

Б. В. Зейгарник (1981) вспоминает случай в ресторане, когда Левин, подозвав официанта, который еще не выполнил заказ, попросил того вспомнить, что нужно подать к определенному столику. Несмотря на то что официант обслуживал несколько столиков, он безошибочно воссоздал в своей памяти тот заказ, который еще не выполнил. Когда же К. Левин попросил его вспомнить, что заказывала покидающая ресторан пара, официант весьма сбивчиво смог вспомнить, какие блюда он принес для уходящих посетителей. И это после того, как он несколько раз подходил к ним, приносил и уносил тарелки. Объяснить этот феномен можно было только тем, что в основе воспроизведения лежит напряженная система. Если система "разряжена", потребность вспоминать заказ пропадает. Теперь это предположение необходимо было проверить экспериментально.

Б. В. Зейгарник, ученица Левина, осуществила экспериментальную проверку вышеизложенной гипотезы. В 1927 году она провела опыт, в процессе которого участникам предлагался некоторый набор задач. После того как они решали несколько из них, работа искусственно прерывалась. Таким образом, участники не решали весь намеченный набор задач. Гипотезы этого исследования были следующими:

o Напряженное состояние возникает тогда, когда человек получает задание для выполнения.

o Когда задание выполнено, напряжение снижается.

o Когда задание не закончено, сохранение напряженности повышает вероятность того, что оно сохранится в памяти.

То есть основная гипотеза заключалась в следующем: незавершенные действия будут запоминаться лучше, чем завершенные.

После эксперимента Зейгарник попросила воспроизвести содержание заданий. Анализ ответов испытуемых показал, что воспроизведение незаконченных действий превышает воспроизведение завершенных действий в 1,9 раза. Эта закономерность получила название эффекта Зейгарник. Итак, незаконченные  действия запоминаются почти в два раза лучше, чем завершенные.

На основании эксперимента можно сделать вывод о том, что мнемоническая деятельность (то есть деятельность, связанная с запоминанием) определяется не закрепившимися в прошлом опыте ассоциациями, не количеством  повторений, а наличием намерения сделать что-то в данный момент времени. Наличие напряженной (заряженной) системы, направленной на выполнение действия в будущем, приводило к установлению цели и обусловливало реальную деятельность данного момента - воспроизведение. Но при изменении  цели деятельности лучшее воспроизведение незавершенных действий не наступает. Действенными потребностями оказываются те, которые в проблемной ситуации приводят человека к принятию решения.

М. Овсянкина, так же как и Б. Зейгарник, российская студентка Левина, решила проверить предположение о сохранении напряженности в психологической среде, если действие не завершено, следующим образом. Ее гипотеза состояла в том, что человек склонен возвращаться к выполнению незавершенных заданий.

Испытуемым предлагался ряд заданий. Под различными предлогами экспериментатор прерывала выполнение каждого из них. Затем делала вид, что не наблюдает за испытуемыми. В 86% участники эксперимента возвращались к выполнению незавершенных заданий. Таким образом, гипотеза подтвердилась. Результат этого эксперимента напоминает одну комичную ситуацию. Девочка занимается на фортепиано. Ей необходимо поупражняться в гаммах до определенного времени, скажем, до шести часов. Рядом с ней сидит папа и читает газету. Девочка множество раз подряд проигрывает одну и ту же гамму, но ровно в шесть часов вскакивает с кресла и убегает на улицу, не доиграв две ноты. Через некоторое время папа начинает проявлять признаки легкой нервозности, а затем встает, подходит к инструменту, доигрывает те самые недоигранные две ноты и успокоенный садится обратно читать газету. Почему же девочка не доиграла до конца? Видимо, ее деятельность не была связана с гаммами. Скорее всего она считала минуты до того момента, когда можно будет пойти погулять.

Понятно, что в описанных выше экспериментах очень важна роль экспериментатора. Он должен был владеть определенными актерскими данными. Не каждому удавалось под различными предлогами прерывать выполнение заданий, чтобы испытуемые не заподозрили чего-нибудь (Зейгарник, 1981). Левин особо подчеркивал, что ситуация эксперимента не может быть стерильной, свободной от любого социального влияния.

Исследование замещающих действий. Если мы вспомним опыт М. Овсянкиной, то отметим, что не все испытуемые вернулись к выполнению прерванных заданий. Некоторые из них "разрядили" напряжение, созданное в системе, выполнив другие задания, которые стали для них своего рода замещением.

А. Малер и К. Лиссиер повторили опыт М. Овсянкиной, но после прерывания заданий предлагали вместо них однородные. Гипотеза была следующей: однородные задания носят характер замещающих действий, то есть действий, разряжающих напряжение в системе.

Гипотеза подтвердилась - процент возврата к незавершенным заданиям был совсем невысок. Согласно теории Левина, это объясняется тем, что квазипотребности могут находиться в состоянии коммуникации, при которой энергия из одной системы переходит во вторую. Для дифференцированной психики взрослого человека характерна высокая степень коммуникации квазипотребностей (заряженных систем). Что же касается детей и умственно отсталых людей, чья психика не обладает значительной дифференцированностью, то они часто возвращаются к незавершенным заданиям, даже если те были заменены однородными. Это объясняется затруднением процесса коммуникации между напряженными секторами, расположенными в их внутреннем пространстве поля. Согласно теории К. Левина, динамические процессы могут также разряжаться в нереальном, то есть в воображаемом плане: мечтах, фантазиях.

На изучение замещающих действий был направлен эксперимент Слиосберг (Зейгарник Б. В., 1981). Детям давалось лакомство (шоколадка, конфетка). Через некоторое время экспериментатор предложил детям "поесть" искусственные конфетки из папье-маше. На это они реагировали агрессией и непониманием. Но когда экспериментатор перед тем, как предложить несъедобные конфетки, ввел в ситуацию игровой момент ("как будто вы пришли ко мне в гости"), то эффект "понарошку" привел к тому, что дети стали "есть" ненастоящие конфеты. Следовательно, замещение может наступать в нереальном плане, что подтверждает еще одно предположение К. Левина   Чем старше ребенок, тем легче это замещение наступает. Из приведенных опытов можно сделать выводы:

o Замещение зависит от степени напряженности системы. Именно сила напряженности определяет эффективность замещения.

o    Недостижимость цели приводит к символическому замещению (по К.  Левину, замещению в "ирреальной сфере").

Были выделены следующие типы замещения:

1. Эквивалентные. Напряжение устраняется, насыщаясь схожим по цели действием. Например, вместо того чтобы воспользоваться автобусом, человек решил поехать на метро.

2. "Pars pro toto". Человек действует в направлении первоначальной цели, но целевое действие так и не совершается. Например, человек намерен зайти в магазин, но, забыв о намерении, тем не менее проходит по улице, на которой расположен магазин. *

3. Нереальные символические решения. Возникают, когда в реальности решение недостижимо.

Для исследования последнего типа замещения Т. Дембо провела следующий эксперимент. Испытуемому, находящемуся в меловом квадрате, нужно достать цветок, находящийся вне зоны досягаемости человека. Сделать это нужно непременно рукой и ни в коем случае не выходя из квадрата. Неподалеку стоит стул, на котором расположены различные предметы (палочки, деревянные кружки). В реальности существует два решения. Первое состоит в том, чтобы поставить стул в квадрат, встать на него коленями и, нагнувшись, достать цветок. Второе также связано с использованием стула. Он стоит вне квадрата, но испытуемый, оставаясь ногами в квадрате, облокачивается на стул и достает цветок. Испытуемым же говорится, что существует третье решение. После некоторых попыток приходит время ирреальных вариантов. Например, предложение налить в комнату воды, и тогда цветок сам приплывет в зону досягаемости.

Человек может успокоиться на замещающей деятельности, которую можно рассматривать как символ первоначального действия. Например, М. А. Карева (1976) исследовала девушек, больных нервной анорексией (отказ от принятия   пищи). Эти девушки вызывали у себя рвоту, если их кормили насильно, считали, что они ужасно располнели, хотя объективно можно было говорить о дистрофии. Тем не менее подавляющему большинству из них было свойственно замещающее действие, связанное с едой. Они любили ходить по магазинам, готовить. Родственники говорили, что девушки их просто "закармливали". Такое   поведение - характерный пример замещающего действия.

Для замещения большую роль играет уровень реальности второй (замещающей) деятельности. Чем реальнее ее уровень, тем выше эффективность замещения. Эффективность замещения связана с достижением внутренней цели Я деятельности (но не внешней!). Поэтому социальные факторы очень существенны для определения реального или нереального характера события.

Внешне теория замещающих действий напоминает концепцию психологических защит 3. Фрейда. У Фрейда этот термин означает замещение либидозной (подсознательной) потребности. Для К. Левина замещающее действие - это переструктурирование энергетической системы. С психоаналитической точки зрения потребность биологически детерминирована, а с точки Я зрения теории поля потребность порождается окружением. Как и основное, Я так и замещающее действие вызвано социумом. В теории К. Левина замещающее действие несет в себе функцию регуляции, а не защиты. Хотя, несомненно, общие моменты присутствуют в этих двух теориях.

Исследование забывания намерений. В связи с темой замещения интересно рассмотреть вопрос о забывании намерений. То есть гипотеза состоит в следующем: намерение забывается в случае замещения его схожим. Проверка этой гипотезы была осуществлена в 1931 году Г. В. Биренбаум.

Испытуемые выполняли серию различных заданий, каждое из которых Я нужно было подписать. В одном из заданий от испытуемых требовалось изобразить свою монограмму. В результате почти всегда намерение (поставить подпись) забывалось при выполнении монограммы, то есть при выполнении родственного действия. Правда, если монограмма была художественно оформлена, подпись испытуемые не забывали ставить.

На основании анализа результатов эксперимента также были выявлены Я следующие факторы, влияющие на действенность намерения:

1. Значимость намерения. Значимое намерение сложнее заместить.

2. Эмоциональная окрашенность намерения. Эмоционально окрашенное намерение становится значимым, и его поэтому трудно заместить.

3. Степень связи с основной деятельностью. Если намерение связано с основной деятельностью, то его труднее заместить.

4. Наличная ситуация (психологическое поле). На забывание намерений могут оказать факты жизненного пространства в данный момент времени.

5. Личностные особенности испытуемых.

Если намерение связано с основной деятельностью, то оно не забывается. Забывание такого намерения происходит при деструкции деятельности.

Исследование уровня притязаний. Ученик К. Левина Фердинанд Хоппе положил начало исследованию уровня притязаний. Он предположил, что деятельность человека зависит не от объективных характеристик сложности работы, а от его оценки собственных возможностей в решении проблемы, то есть от уровня притязаний. Эксперимент Хоппе заключался в следующем. Участникам предлагалась серия от 14 до 18 заданий. Испытуемые знали, что задание тем сложнее, чем выше его порядковый номер, и имели возможность сами выбирать трудность выполняемого задания. По ходу решения заданий они могли менять последовательность их выполнения и, когда сочли бы нужным, закончить работу. В результате выявилось, что выбор степени трудности задания зависит от успешного или неуспешного выполнения предыдущего задания, а само переживание успеха или неуспеха зависит от отношения испытуемого к цели.

На основании анализа результатов эксперимента были сделаны следующие выводы:

1. Деятельность прекращается после успеха, если наблюдается нарастание ( уровня притязаний, который из-за достигнутой границы возможностей или из-за структуры самого задания невозможно удовлетворить. То есть если человек решил задание, но чувствует, что более сложное ему не осилить, он, прочтя условие этого последнего задания, принимает решение о прекращении работы.

2. Деятельность прекращается после ряда неудач, если потеряна малейшая I возможность прийти к успеху.

3. Единичный успех после многих неудач ведет к прекращению деятельности, если неудачи доказали невозможность успеха при более высоком уровне притязаний.

Итак, каждое действие испытуемого получает свой смысл только в свете  стремления к более высокой (идеальной) цели.

Исследование фрустрации.  В 1941 году К. Левин совместно с учениками, Барнером и Дембо,  изучал поведение детей в ситуации фрустрации. Он решил проверить свою так называемую дедифференционную гипотезу. Суть ее можно сформулировать  следующим образом: в условиях фрустрации поведение становится более дедифференцированным, то есть менее разнообразным, менее гибким. Напомним, что, согласно теории поля, как внутреннее пространство человека, так  и его жизненное пространство состоит из ряда секторов. Определенное количество таких секторов во внутренней части некоторым образом обеспечивает I гибкость в поведении человека, а следовательно, возможность реагировать на  изменения в жизненном пространстве. Согласно гипотезе К. Левина, в ситуации фрустрации внутреннее пространство ограничивается сектором, связанным с более ранними (а следовательно, и менее конструктивными) формами поведения. В процессе эксперимента психологи наблюдали за играющими детьми 2-6 лет. Как известно, в каждом возрасте игра имеет свои особенности, и по тому, как и во что ребенок играет, можно определить его возраст. В ситуации фрустрации (исчезновение игрушки и пр.) дети в среднем регрессировали до возраста семнадцати месяцев, что подтвердило гипотезу Левина (Hothersall, D., 1995).

Исследование стилей лидерства. Исследования стилей руководства берут свое начало с эксперимента Липпита, ученика Левина, проводившегося с участием десятилетних детей. Ребята встречались 11 раз после школьных занятий для того, чтобы делать театральные маски. Липпит поделил их на две группы, в которых играл разные роли - соответственно авторитарному и демократичному стилям руководства. В первой группе он единолично принимал решения и заставлял детей их выполнять. Вторая же группа имела возможность выбора вида деятельности и участия в принятии решений. Наблюдения за поведением детей показали, что в группе с авторитарным стилем руководства ребята чаще ссорились и проявляли друг к другу враждебное отношение. Сталкиваясь с проблемами, члены такой группы чаще были склонны находить "козлов отпущения", а не искать выход из затруднительного положения. В группе с демократичным стилем руководства дети были более дружелюбны друг к другу, легче находили решения возникавших проблем (Hothersall D., 1995).

В том же 1939 году Левин с коллегами (Липпитом и Уайтом) решили провести схожий эксперимент с расширенным числом участников. Они сформировали четыре клуба, в которых десятилетние мальчики занимались различными видами деятельности. К двум стилям (авторитарному и демократичному) они добавили еще третий: попустительский ("laissez-faire" - невмешательство, попустительство). Это произошло почти случайно. Один из экспериментаторов стал вести себя слишком мягко, предоставив все решать самим детям. Левин, наблюдавший за ходом эксперимента, сразу же это отметил и предложил выделить третий стиль.

Через каждые шесть месяцев в группах менялся лидер и соответственно стиль руководства. В результате исследователи сделали следующие выводы. Авторитарный стиль руководства был причиной повышения агрессии и жестоких шуток. Увеличение агрессии отмечалось и при переходе от авторитарного к попустительскому стилю. Но все группы предпочитали демократичный стиль двум другим. Переход от авторитарного стиля к демократичному занимает больше времени, чем наоборот - от демократичного к авторитарному. Именно на основании этого исследования Левин, как вспоминает его ученик и коллега Марроу, сказал: "Автократия присуща человеку, а демократии нужно учиться".

Руководитель может действовать в группе в качестве эксперта, катализатора, дирижера и образца участника. Классификация, предложенная Левиным и коллегами, сейчас является самой популярной, но, как это часто бывает, мало кто помнит, кому она принадлежит.

Основные выводы:

  Курт Левин-создатель психологической теории поля, которая является методом "анализа причинных соотношений и построения научных конструкций".

o   Эвристическая ценность теории поля заключается в том, что ее использование стимулирует становление и развитие новых концепций, проверку новых экспериментальных гипотез и выявление новых психологических феноменов.

o   Метод анализа психологических явлений, разработанный Куртом Левиным, включает в себя определенный понятийный аппарат. Среди терминов, необходимых для анализа жизненного пространства в данный момент времени, такие как: временная перспектива, психологическая валентность, вектор, локомоция, регион и граница.

Ключевые понятия: Вектор;  Валентность;  Временная перспектива;  Граница; Дедифференционная гипотеза; Дифференцированность жизненного пространства;  Жизненное пространство;  Забывание намерений ; Замещающее действие;  Конфликт;  Локомоция; Напряженность; Психологическое пространство;  Регионы;  Сила; Стили лидерства; Теория поля;  Уровень притязаний; Фрустрация; Эффект незавершенных действий (Зейгарник).

 

Основная литература:

4. Первин Л., Джон О. Психология личности: Теория и исследования/Пер. С англ. М.С. Жамкочьян под ред. .С. Магуна. - М.: Аспект - Пресс, 2001. - 607 с.

5. Фрейджер Р., Фейдмен Дж. Личность: теории, эксперименты, упражнения. - СПб.: Прайм - ЕВРОЗНАК, 2002. - 864 с.

6.  Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. - СПб., 1997.

Дополнительная литература:

1. Келли Дж. Теория личных конструктов. - Спб., 2000.

2. Зейгарник Б.В. Теория личности К. Левина. М., 1981.

3. Левин К. Теория поля. - СПб., 2000.

4. Левин К. Разрешение социальных конфликтов. - СПб.,                              2000.

 

ЧАСТЬ II

Лекция 6. Самосознание личности и теории "Я"

План лекции:

5. Понятие самосознания и Я-концепции личности.

6. Структура Я-концепции.

7. Самоотношение и самооценка личности.

8. Я-концепция в различных психологических теориях.  

4. Понятие самосознания и Я-концепции личности.

Самосознание есть особая форма сознания,  которое, также как и сознание,  имеет отражательную природу. Только сознание направлено на весь объективный мир,  а объектом  самосознания  является сама личность,  ее внутренний мир. В самосознании личность выступает в качестве и субъекта, и объекта познания.

Самосознание -  это прежде всего процесс, с помощью которого человек познает себя и относится к самому себе,  но оно также характеризуется своим продуктом - Я- концепцией.

Это различение процесса и продукта в психологии было введено У. Джемсом в виде различения "чистого Я" (познающего) и   "эмпирического Я" (познаваемого). Познает, конечно, не сознание, а человек,  обладающий сознанием и самосознанием, при этом он пользуется целой системой внутренних средств: представлений, образов, понятий,  среди которых важную роль играет представление человека о себе самом,  о своих личностных чертах,  способностях, мотивах. Представление о себе, являясь продуктом самосознания, одновременно является и его существенным условием, моментом этого процесса.     

В психологической литературе "Я" как субъект мышления,  рефлексирующее "Я" обычно называют активным, действующим, субъектным или  экзистенциальным "Я" (" Эго"),  а "Я" как объект восприятия и внутреннего чувства -  объектным, рефлексивным,  феноменальным, категориальным "Я" или "образом Я",  "понятием Я",    "Я-концепцией" и т. п.

Р. Бернс определяет  "Я концепцию" как совокупность всех представлений индивида о себе, сопряженную с их оценкой.

Следующее определение принадлежит К. Роджерсу (1951): "Я-концепция складывается из представлений о собственных характеристиках и способностях индивида, представлений о возможностях его взаимодействия с другими людьми и с окружающим миром, ценностных представлений, связанных с объектами и действиями, и представлений о целях или идеях, которые могут иметь позитивную или негативную направленность. Таким образом, это - сложная структурированная картина, существующая в сознании индивида как самостоятельная фигура или фон,  и включающая как собственно Я, так и отношения, в которые оно может вступать, а также позитивные или негативные ценности, связанные с воспринимаемыми качествами и отношениями Я - в прошлом, настоящем и будущем".

Другое определение принадлежит Дж. Стейнсу (1954): "Я-концепция -  существующая в сознании индивида система представлений, образов и оценок, относящихся к самому индивиду. Она включает оценочные представления, возникающие в результате реакций индивида на самого себя, а также представления о том, как он выглядит в глазах других людей; на основе последних формируются и представления о том, каким он хотел бы быть и как он должен себя вести".

5. Структура Я-концепции.

Выделение описательной и оценочной составляющих позволяет Р.Бернсу  рассматривать  "Я концепцию"     как  свойственную каждому индивиду набор установок,  направленных на самого себя. В большинстве определений установки подчеркивается три главных элемента:

5. Убеждение, которое может быть как обоснованным, так и необоснованным (когнитивная составляющая установки).

6. Эмоциональное отношение к этому убеждению (эмоционально-оценочная составляющая).

7. Соответствующая реакция, которая, в частности, может выражаться в поведении (поведенческая составляющая).

Применительно к Я-концепции эти три элемента установки можно конкретизировать следующим образом:

1. "Образ Я"     -   представление индивида о самом себе.

2. Самооценка -  аффективная оценка этого представления, которая может обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты "Образа Я"     могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их принятием или осуждением.  

6. Потенциальная поведенческая реакция, то есть те конкретные действия, которые могут быть вызваны "образом Я" и самооценкой.

 Кроме того, Р. Бернс описывает строение "Я концепции" в виде иерархической структуры,  на  вершине  которой располагается  глобальная "Я концепция", включающая всевозможные грани индивидуального  самосознания.  Глобальную  "Я концепцию" он рассматривает как совокупность установок индивида, направленных на самого себя.  По его мнению существует по крайней мере три основные модальности самоустановок:     

1. Реальное  Я -  установки, связанные с тем, как индивид воспринимает свои актуальные способности,  роли,  свой актуальный статус, то  есть  с его представлениями о том,  каков он на самом деле.     

2. Зеркальное (социальное) Я -  установки, связанные с представлениями индивида о том, как его видят другие.    

 3. Идеальное  Я  -   установки, связанные с представлениями индивида о том, каким он хотел бы стать.     

В каждой из модальностей Р.Бернс выделяет следующие их аспекты: физическое Я,  социальное Я,  умственное Я,  эмоциональное Я.      

Когнитивная составляющая Я-концепции. Описывая какого-либо человека, мы обычно прибегаем к помощи прилагательных: надежный, общительный, сильный, совестливый и т.п. То же происходит, когда мы пытаемся описать самих себя. Эти характеристики нашего привычного самовосприятия могут включать в себя любые атрибутивные, ролевые, статусные, психологические характеристики, а также описание его имущества, жизненных целей и т.д. Все эти характеристики входят в Образ-Я с разным удельным весом: одни представляются индивиду более значимыми, другие - менее. Причем значимость элементов самоописания и их иерархия может меняться в зависимости от значимости ситуауции, жизненного опыта и просто под влиянием момента.

Оценочная составляющая Я-концепции. Я-концепция - это не только описание черт своей личности, но и вся совокупность их оценочных характеристик и связанных с ним переживаний. Даже эмоционально нейтральные на первый взгляд характеристики собственной личности обычно содержат в себе скрытую оценку. Например, такая характеритсика, как местожительство,  может в некоторых случаях приобретать оценочное звучание, связанное, с "престижностью" данного района в глазах определенной социальной группы. Или, например, достижение 40-летнего возраста одни считают порой расцвета а другие - началом старения. Рост 170 см одни мужчины воспринимают как приемлемый, другим он кажется недостаточным и т.д.

Поведенческая составляющая Я-концепции.  Я-концепция как средство обеспечения внутренней согласованности личности.

Если новый опыт, полученный индивидом, согласуется с существующими представлениями о себе, он легко ассимилируется, входит внутрь некой условной оболочки, в которую заключена Я-концепция. Если же новый опыт не вписывается в существующие представления, то оболочка срабатывает как защитный экран, не допуская чужеродное тело внутрь этого сбалансированного организма.

Представления, чувства или идеи, вступающие в противоречие с другими представлениями, чувствами или идеями индивида, приводят к дегармонизации личности, к ситуации психологического дискомфорта. Вслед за Л. Фестингером (1957) психологи называют такое состояние когнитивным диссонансом. Испытывая потребность в достижении внутренней гармонии, человек готов предпринимать различные действия, которые способствовали бы восстановлению утраченного равновесия.

В психоаналитической литературе описаны различные защитно-психологические механизмы, среди которых можно назвать следующие. Отрицание: если реальная действительность для человека преподносит неприятности, то он "закрывает глаза" и прибегает к отрицанию ее существования. Например, распространенная форма отрицания - неприятие критики в свой адрес со стороны других людей.

Рационализация: это способ разумного оправдания любых поступков и действий, противоречащих нравственным нормам и вызывающих беспокойство. Например, оправдание своей неспособности что-либо сделать нежеланием это делать; оправдание совершенного нежелательного действия "объективно" сложившимися обстоятельствами.

Например, приятели подбили 10-летнего мальчика на совместную кражу сигарет. Чтобы его представления о себе как о "хорошем мальчике" не пошатнулись, он находит способ защитить их, убеждая себя в собственной невиновности, поскольку сигареты фактически взял не он, а его товарищ, что другие мальчики втянули его в это дело, что этот опыт многому его научил, так как, выкурив одну из украденных сигарет, он почувствовал дурноту и решил не курить больше никогда.

Р. Бернс описывает такой случай из собственной практике. У девочки показатель теста на интеллект был выше среднего, но она училась плохо и объясняла это тем, что она "не обладает большим умом". Психотерапевт пытался возразить, выдвигая в качестве аргумента ее высокмй уровень IQ.  При следующей встрече, проходившей через несколько месяцев обнаружилось, что ее IQ упал до уровня ниже среднего. То есть девочке понадобилось снизить IQ, чтобы достичь личностного равновесия: высокий показатель интеллекта никак не согласовывался с ее убежденностью в собственной глупости.    

Проекция: люди чаще всего неохотно или совсем не признают существование в своей личности нежелательных черт и свойств. Механизм проекции заключается в том, что собственные отрицательные качества человек бессознательно приписывает другому лицу, причем, как правило, в преувеличенном виде.

3. Самоотношение и самооценка личности.

Самооценка -  эмоционально окрашенное отношение к себе в разных конкретных ситуациях и разных видах деятельности. Под самоотношением понимается целостное, относительно постоянное  эмоциональное отношение к себе, мера принятия или непринятия индивидом самого себя. Самооценка может измениться после только что достигнутого успеха или постигшей неудачи,  т.е. она может меняться от ситуации к ситуации, в то время как самоотношение остается относительно постоянным и синтезирует много прошлых и настоящих самооценочных моментов.  

Постулат У. Джемса гласит о том,  что наша самооценка зависит от того, кем бы мы хотели бы стать, какое положение хотели бы занять  в  этом мире;  это служит точкой отчета в оценке нами собственных успехов и неудач. Поэтому низкая самооценка предполагает  неприятие себя,  самоотрицание,  негативное отношение к своей личности.  

С.Р. Пантелеев пытается проанализировать категорию самоотношения, как она описывается отечественными и зарубежными психологами. Анализ литературы привел его к такому определению: "самоотношение может пониматься как обобщенное одномерное образование, отражающее более или менее устойчивую степень положительности или отрицательности отношения индивида к самому себе".

Тем не менее, анализируемое понимание самоотношения как некоторого универсального и устойчивого чувства самоуважения, которое зафиксировано в определениях глобальной самооценки, оказывается далеко не однозначным.

Л. Уэлс и Дж. Марвел, проанализировавшие различные концепции обобщенной самооценки, пришли к выводу, что "грубое обозначение самооценки как ценностного аспекта представления о себе, не дает нам адекватного знания о том, что же это такое".

По литературным данным они выделяют три основные понимания терминов самоотношения (self regard) или самочувствия (self-feeling), каждое из которых имеет свое коннотативное значение:

1) любовь к себе (self-love),

2) самоприятие (self-acceptance),

3) чувство компетентности (sense of competence).

Одним из различий между любовью к себе и самоприятием является глубинность. Самоприятие - это более феноменальный процесс, в котором подчеркивается сознательность или, по крайней мере, предсознательность выражающих самоотношение суждений. Любовь к себе рассмаривается как более глубинный и, возможно, даже более "мистический" процесс, включающий интенсивные драйвы и энергии (в психоаналитических теориях) или базисные (онтологические) небезопасности (в экзистенциально ориентированных теориях).

В понимании самоотношения в терминах компетентности акцент делается на оценивании, то есть сравнении объекта или события с некоторыми эталонами, имущественной характеристикой. Основой такого оценивания является переживание успеха или неудачи. При этом основой переживания является чувство уверенности в себе или своих силах.

В подходах к самоотношению с точки зрения самоприятия последнее часто определяется как возникавшее чувство на основе самооценки субъекта по отношению к некоторому идеалу.

К. Роджерс разделяет общее отношение к себе на самооценку (отношение к себе как носителю определенных свойств и достоинств) и самоприятие (приятие себя в целом, вне зависимости от своих свойств и достоинств). Механизм формирования этих сторон отношения к себе совершенно различен. Самооценка по какому-либо качеству основывается чаще всего на сравнении своих достижений с достижениями других людей. Самоприятие же является не столько оценкой, сколько стилем отношения к себе, общей жизненной установкой, формирующейся в процессе онтогенеза, а также путем сознательных усилий.

Таким образом, если в обзоре Уэлса и Марвела представлено различное понимание содержания глобальной самооценки, которая при этом рассматривается как единое и целостное образование, то . Роджерс рассматривает самоприятие и самооценку как два аспекта самоотношения, которое оказывается обладающим более сложное строение, включающим по крайней мере две подсистемы: самооценочную и эмоциональную.

В русле концепции о личностном смысле "Я" В.В. Столин предложил оригинальную модель строения самоотношения.  По его мнению "самоотношение может быть понято как лежащее на поверхности сознания, непосредственно-феноменологическое выражение (или представленность) личностного смысла "Я" для самого субъекта. При этом специфика переживания смысла "Я" производна от реального бытия субъекта, его объективной позиции в социуме". Согласно его модели макроструктурой самоотношения являются эмоциональные компонентя или измерения, образующие эмоциональное пространство, в котором разворачиваются соответствующие действия-установки: самоуважение, аутосимпатия, близость к себе (самоинтерес)..

Наконец, наиболее общим образованием структуры является недифференцированное общее чувство "за" или "против" своего "Я", являющееся суммой позитивных и негативных компонентов по трем эмоциональным осям.

"Симпатия-антипатия" связана с непосредственным переживанием приязни или неприязни, безоценочной положительной или отрицательной эмоции расположенности или нерасположенности. Измерение "уважение - неуважение" также относится к эмоциональной сфере отношения, но фиксирует более оценочный компонент отношения, предполагающий сравнение или внутреннее обоснование. Ось "близость-отдаленность" отражает переживание внутренней межличностной дистанции, субъективную близость к объекту отношения.

Пантелеев С.Р.  анализирует далее категории самооценка и самоотношение в рамках концепции  А.Н. Леонтьева и его ученика В.В. Столина. Его рассуждения строятся в следующей последовательности:

1) самоотношение есть личностное образование, а поэтому его строение и содержание может быть раскрыто лишь в контексте реальных жизненных отношений субъекта, "социальных ситуаций его развития" (Л.С. Выготский) и деятельностей, за которыми стоят мотивы, связанные с самореализацией субъекта как личности.

Каждая конкретная социальная ситуация развития задает иерархию ведущих деятельностей и соответствующих им основных мотивов и ценностей, по отношению к которым индивид осмысливает собственное "Я", наделяют его личностным смыслом.

2) в этой связи воспользуемся различением мотивов, выведенных А.Н. Леонтьевым:  мотивы, побуждающие деятельность, и вместе с тем придающие ей личностный смысл, будем называть смыслообразующими мотивами. Другие, сосуществующие с ними, которые выполняют роль побудительных факторов (положительных или отрицательных, порой остро эмоциональных, аффективных) лишены смыслообразующей функции, мы будем их условно называть мотивами-стимулами.

3) Самооценки в первую очередь связаны с эмоциями, сигнализирующими о том, способствуют ли те или иные особенности субъекта успешности или возможности успешной реализации деятельностей, побуждаемых мотивами-стимулами.

Эмоционально-ценностное отношение к себе в своей основе определяется смыслообразующими мотивами. Таким образом, самоотношение как выражение смысла "Я" включает в себя две подсистемы: подсистему самооценок и подсистему эмоционально-ценностных отношений. Подсистема самооценок, за которой стоят мотивы-стимулы, более подвержена защитным психическим процессам.

Так, например, на основе такого подхода можно объяснить, почему человек, обладающий устойчивой низкой самооценке, может хорошо к себе относиться, вопреки этой самооценке, и наоборот.

4. Я-концепция в различных психологических теориях.

Исследования, связанные с Я-концепцией, так или иначе опираются на теоретические положения, которые сводятся к четырем основным источникам.

1. Основополагающие подходы У. Джемса.

2. Символический интеракционизм в работах Ч. Кули и Дж. Мида.

3. Представления об идентичности, развитые  Э. Эриксоном.

4. Феноменологический подход в работах К. Роджерса.

Я-концепция обсуждалась и в других теоретических работах. Однако система понятий, разработанная в рамках перечисленных выше концептуальных подходов, является пока наиболее продуктивной.

Уильям Джемс первым из психологов начал разрабатывать проблематику Я-концепции. Глобальное, личностное Я (Self) он рассматривал как двойственное образование, в котором соединяются Я-сознающее (I) и Я-как-объект (Ме). Это - две стороны одной целостности, всегда существующие одновременно.

Одна из них являет собой чистый опыт (Я-сознающее), а другая - содержание этого опыта (Я- как объект). Личностное Я - это всегда одновременно и Я-сознающее, и Я- как объект. У. Джемс использовал зафиксированные в языке структуры для того, чтобы различить познаваемое и познающего как разные аспекты единого интегрального Я, то есть самой личности. Таким образом, то, что предложено Джемсом, является гипотетической моделью структуры личностного Я.

По мысли Джемса, Я- как объект - это все то, что человек может назвать своим. В этой области Джемс выделяет четыре составляющие и располагает их в порядке значимости: духовное Я, материальное Я, социальное Я и физическое Я.

Постулат Уильяма Джемса. В развитом обществе человек имеет возможность выбора целей. Мы можем сами устанавливать себе цели, связанные с различными компонентами нашего Я, и оценивать успешность наших жизненных проявлений относительно этих целей. Из этого и вытекает "постулат Джемса": наша самооценка зависит от того, кем мы хотели бы стать, какое положение хотели бы занять в этом мире; это служит точкой отсчета в оценке нами собственных успехов или неудач.

Наверное, всем людям свойственно стремление максимально развить всевозможные грани своего Я, однако ограниченность способностей человека, ограниченность его существования в пространстве и во времени в принципе заставляют каждого подходить реалистически - выбирать лишь отдельные аспекты личностного развития и ставить по отношению к ним конечные цели, с достижением которых человек связывает свой жизненный успех. Коль скоро такой выбор сделан, самооценка отсчитывается уже относительно притязаний: она повышается, если они реализуются, и понижается, если человеку не удается их реализовать.

Например, когда человек, считающий себя первоклассным теннисистом, проигрывает подряд целый ряд матчей, перед ним открывается несколько возможностей: а) каким-то образом объяснить свои поражения, прибегнув к рационализации; б) снизить уровень своих притязаний; в) заняться другой деятельностью, которая обещает принести больший успех. В конечном счете мы сами создаем свои притязания и связываем их с определенными уровнями личностного развития. То, что для одного является безусловным успехом, другой воспринимает как неудачу.

Символический интеракционизм.  В первые десятилетия нашего века изучение Я-концепции временно переместилось из традиционного русла психологии в область социологии. Главными теоретиками здесь стали Ч. Кули и Дж. Мид - представители символического интеракционизма. Ими был предложен новый взгляд на индивида - рассмотрение его в рамках социального взаимодействия.

Символический интеракционизм опирается на три основные посылки. 1) люди реагируют на окружающую среду в зависимости от тех значений, которыми они наделяют элементы своего окружения; 2) эти значения являются продуктом социального взаимодействия; 3) эти социокультурные значения подвержены изменениям в результате индивидуального восприятия в рамках такого взаимодействия.    "Я" и "другие" образуют единое целое, поскольку общество, представляющее собой сумму поведений составляющих его членов, накладывает социальные ограничения на  поведение индивида. Хотя чисто теоретически и возможно отделить Я от общества, интеракционизм исходит из того, что глубокое понимание первого неразрывно связано со столь же глубоким пониманием второго - в том, что касается их взаимозависимого отношения.

Чарлз Кули. Первоначально точка зрения Кули заключалась в том, что индивид первичен по отношению к обществу. Однако позже он пересмотрел этот взгляд и в большей степени акцентировал роль общества, утверждая, что личность и общество имеют общий генезис и, следовательно, представление об изолированном и независимом эго-иллюзия (1912).

Экспериментально можно показать, что главным ориентиром для Я-концепции является Я другого человека, то есть представление индивида о том, что думают о нем другие. Как .неоднократно было показано (Ширер, 1949; Бернс, 1975), "Я-каким-меня-видят-другие" и "Я-каким-я-сам-себя-вижу" весьма сходны по своему содержанию. Кули первым подчеркнул значение субъективно интерпретируемой обратной связи, получаемой нами от других людей, как главного источника данных о собственном Я. В 1912 году Кули предложил теорию "зеркального Я", утверждая, что представления индивида о том, как его оценивают другие, существенно влияют на его Я-концепцию.

Действительно, мало найдется таких людей, кому бы ни разу в жизни не приходилось с предельной остротой осознать свое существование и свой собственный облик как нечто воспринимаемое другими. В сущности, в этом и проявляется предельно обостренное чувство Я. Человек, который находится перед лицом любой аудитории или которому приходится взаимодействовать с другими людьми, может обнаруживать различные признаки волнения, нервного напряжения, растерянности и т. п. Но эти эмоции в большей степени связаны с тем, "что они обо мне подумают", чем с реальной задачей взаимодействия. Такая концентрация на том, как тебя оценивают, может иметь весьма серьезные последствия в деятельности учителей, актеров, журналистов и т. п.

Зеркальное Я возникает на основе символического взаимодействия индивида с разнообразными первичными группами, членом которых он является. Такая группа, характеризующаяся непосредственным общением ее членов между собой, относительным постоянством и высокой степенью тесных контактов между небольшим количеством членов группы, приводит к взаимной интеграции индивида и группы. Непосредственные отношения между членами группы предоставляют индивиду обратную связь для самооценки. Таким образом, Я-концепция формируется в осуществляющемся методом проб и ошибок процессе, в ходе которого усваиваются ценности, установки и роли.

Джордж Мид. В соответствии с концепцией "зеркального Я" Ч. Кули Дж. Мид считал, что становление человеческого Я как целостного психического явления, в сущности, есть не что иное, как происходящий "внутри" индивида социальный процесс, в рамках которого возникают Я-сознающее и Я-как-объект. Далее Мид предположил, что через усвоение культуры (как сложной совокупности символов, обладающих общими значениями для всех членов общества) человек способен предсказывать как поведение другого человека, так и то, как этот другой человек предсказывает наше собственное поведение.

Дж. Мид полагал, что самоопределение человека как носителя той или иной роли осуществляется путем осознания и принятия тех представлений, которые существуют у других людей относительно этого человека. В результате в сознании человека возникает то, что Дж. Мид называл термином Ме, понимая под этим обобщенную оценку индивида другими людьми, то есть "обобщенным (генерализованным) другим", иными словами, то, как выглядит в глазах других "Я-как-объект".

Дж. Мид считал, что Ме образуют усвоенные человеком установки (значения и ценности), а / - это то, как человек в качестве субъекта психической деятельности спонтанно воспринимает ту часть своего Я, которая обозначена как Ме. Совокупность / и Ме образует собственно личностное, или интегральное, Я (Self).

1 трактуется Дж. Мидом скорее как импульсивная неупорядоченная тенденция психической жизни индивида, почти аналогичная фрейдовскому бессознательному. Любое поведение начинается в качестве импульсивно реагирующего /, но далее развивается и заканчивается как Ме,, поскольку оказывается под влиянием социокультурных факторов. I дает импульс к движению психической жизни; Ме направляет его в определенные рамки.

Дж. Мид  объяснял развитие взаимной, межличностной перспективы у ребенка игрой, причем такой, когда ребенок сначала играет один, непосредственно имитируя других, а затем, когда им усвоены правила групповой игры, проигрывая роли участников воображаемого взаимодействия. Ролевая игра дает ему возможность опробовать (или по крайней мере приблизиться к этому) тип ответной реакции, вызываемой у других его действиями, Отсутствие такого репертуара присущих всем установок, чувств и действий может сильно ограничивать общение ребенка с другими людьми. Проигрывание ребенком роли "значимых других" остается именно проигрыванием роли, а не игрой в полном смысле этого слова (предполагающей партнеров) до тех пор, пока он не усвоит правил, которые и делают ее таковой, то есть пока он не научится управлять своим поведением, видя себя со стороны "генерализованного другого".

В такой игре происходит усвоение ребенком важных деталей общей картины социального взаимодействия. Эти постепенные изменения в форме и характере игры сопровождаются развитием образного мышления, речевой деятельности и соответственно формированием Я-концепции. Происходит постепенная интериоризация социальных санкций, требований, норм и моделей поведения, которые преобразуются в индивидуальные ценности и включаются в Я-концепцию.

Так, у индивида развивается способность реагировать на самого себя, формируется установка на себя, сообразная с отношением к нему окружающих. Человек ценит себя в той мере, в какой его ценят другие; он утрачивает свое достоинство в той мере, в какой испытывает отрицательное и пренебрежительное отношение к себе со стороны окружающих. Остается сделать вывод, к которому уже пришел в своей теории Кули: индивид воспринимает себя в соответствии с теми характеристиками и ценностями, которые приписывают ему другие.

Человек для Дж. Мида - не изолированное существо, не "одинокий остров", и психология дает многочисленные подтверждения тому, что именно общество обусловливает форму и содержание процесса формирования Я-концепции.

             

Подход Э. Эриксона. Данный подход по существу является развитием концепции Фрейда, но обращен к социокультурному контексту становления сознательного "Я" индивида - эго.   Проблематика Я-концеиции рассматривается Э. Эриксоном сквозь призму эго-идентичности, понимаемой как возникающий на биологической основе продукт определенной культуры. Ее характер определяется особенностями данной культуры и возможностями данного индивида.

Источником эго-идентичности является, по Эриксону, "культурно значимое достижение". Идентичность эго-индивида возникает в процессе интеграции его отдельных идентификаций; поэтому важно, чтобы ребенок общался со взрослыми, с которыми он мог бы идентифицироваться. В теории Эриксона описаны восемь стадий личностного развития и соответствующих изменений эго-идентичности, охарактеризованы присущие каждой из этих стадий кризисные поворотные пункты и указаны личностные качества, возникающие при разрешении этих внутренних конфликтов. Особенно сложным является процесс развития эго-идентичности в пору юности. Поэтому Эриксон  уделяет особое внимание юношескому кризису развития и "размытости" эго-идентичности в этот период.

Э. Эриксон определяет эго-идентичность как заряжающее человека психической энергией "субъективное чувство непрерывной самотождественности" (1968). Более развернутого  определения он нигде не приводит, хотя и указывает, что эго-идентичность - это не просто сумма принятых индивидом ролей, но также и определенные сочетания идентификаций и возможностей индивида, как они воспринимаются им на основе опыта взаимодействия с окружающим миром, а также здание о том, как реагируют на него другие. Поскольку эго-идентичность формируется в процессе взаимодействия индивида с его социокультурным окружением, она имеет психосоциальную природу.

Механизм формирования эго-идентичности, по Эриксону, во многом схож с описанным Кули  и Мидом    действием "генерализованного другого". Однако Эриксон считает, что этот процесс протекает в основном в сфере бессознательного. Он критикует такие понятия, как "самоконцептуализация", "самооценка", "образ Я", считая их статическими, в то время как, по его мнению, главной чертой этих образований является динамизм, ибо идентичность никогда не достигает завершенности, не является чем-то неизменным, что может быть затем использовано как готовый инструмент личности.

Формирование идентичности Я - процесс, напоминающий скорее самоактуализацию по К. Роджерсу; он характеризуется динамизмом кристаллизующихся представлений о себе, которые служат основой постоянного расширения самосознания и самопознания. Внезапное осознание неадекватности существующей идентичности Я, вызванное этим замешательство и последующее исследование, направленное на поиск новой идентичности, новых условий личностного существования,- вот характерные черты динамического процесса развития эго-идентичности. Э. Эриксон считает, что чувство эго-идентичности является оптимальным, когда человек имеет внутреннюю уверенность в направлении своего жизненного пути.

Феноменологический подход. Феноменологический подход в психологии (его иногда называют перцептивным или гуманистическим) в понимании человека исходит из впечатлений субъекта, а не из позиций внешнего наблюдателя, то есть как индивид воспринимает самого себя, какое влияние на поведение индивида оказывают его потребности, чувства, ценности, убеждения, только ему присущее восприятие окружающей обстановки.

Поведение зависит от тех значений, которые в восприятии индивида проясняют его собственный прошлый и настоящий опыт. Согласно этому направлению, индивид не может изменить сами события, но может изменить свое восприятие этих событий и их интерпретацию. Именно это является задачей психотерапии: она не снимает проблему, но позволяет человеку, испытывающему психологические затруднения, взглянуть на себя по-новому и более эффективно справиться с той или иной ситуацией.

Центральным понятием феноменологического подхода является восприятие, то есть процессы отбора, организации и интерпретации воспринимаемых явлений, приводящие к возникновению у индивида целостной картины психологического окружения. Это окружение называют по-разному: перцептивное поле, психологическое поле, феноменологическое поле или жизненное пространство. В сущности, речь идет об индивидуальных значениях, которые формируются в сознании каждого человека и так или иначе определяют его поведение.

Итак, ведущий принцип и когнитивной, и феноменологической психологии заключается в том, что поведение рассматривается как результат восприятия индивидом ситуации в данный момент. Восприятие, разумеется, отличается от того, что физически существует вовне. Тем не менее то, что человек воспринимает, является для него единственной реальностью, посредством которой он может управлять своим поведением.

Например, ваше восприятие школьной действительности будет сильно различаться в зависимости от того, какого вы мнения о себе как об учителе, директоре, ученике или родителе. В зависимости от Я-концепции ученика экзамен может восприниматься им как положительный стимул или как нечто угрожающее, а первая парта в классной комнате - либо как место "под носом у учителя", либо как место, откуда лучше всего слышны его объяснения.

Карл Роджерс. Феноменологическое направление в психологии стимулировало разработку К. Роджерсом особого подхода в психотерапии, получившего название "терапия, центрированная на клиенте". Изменения, происходящие с индивидом в ходе психотерапевтического процесса,  К. Роджерс смог объяснить на языке перцептивного подхода.

Личностное Я представляет собой внутренний механизм, который создается рефлексивной мыслью на основе стимульного воздействия. Уже на начальной стадии его формирования вокруг него группируются оценочные и аффективные установки, придавая ему качество "хорошего" или "плохого". Интериоризация этих оценочных моментов осуществляется под воздействием культуры, других людей, а также и самого Я.

Основные положения теории Роджерса (1951, 1959) выглядят следующим образом:

1. Сущность феноменологической теории личностного Я, представляющей собой часть общей теории личности, заключается в том, что человек живет главным образом в своем индивидуальном и субъективном мире.

2. Я-концепция возникает на основе взаимодействия с окружающей средой, в особенности с социальной. Этот процесс не получает детального описания у К. Роджерса, но, по-видимому, его точка зрения близка к взглядам Ч. Кули и Дж. Мида.

3. Я-концепция - это   система  самовосприятий. Именно Я-концепция, а не некое реальное Я имеет определенное значение для личности и ее поведения.

4. Я-концепция выступает как наиболее важная детерминанта ответных реакций на окружение индивида. Я-концепцией предопределяется восприятие значений, приписываемых этому окружению.

5. Вместе с Я-концепцией  развивается потребность в позитивном отношении со стороны окружающих, независимо от того, является ли данная потребность приобретенной или врожденной. Поскольку К. Роджерс склоняется к тому, что эта потребность возникает в процессе социализации индивида, ее, видимо, можно рассматривать и с точки зрения самоактуализации личности.

6. В соответствии со взглядами Роджерса потребность в позитивном отношении к себе, или потребность в самоуважении, также развивается на основе интернализации позитивного отношения к себе со стороны других. Эту потребность также можно рассматривать с  точки зрения стремления к самоактуализации.

7. Поскольку позитивное отношение к себе зависит от оценок других, может возникнуть разрыв между реальным опытом индивида и его потребностью в позитивном отношении к себе. Так возникает рассогласование между Я и реальным опытом, иными словами, развивается психологическая  дезадаптация.  Дезадаптацию следует понимать как результат попыток оградить сложившуюся  Я-концепцию от угрозы столкновения с таким опытом, который с ней не согласуется. Это приводит к селективности и искажениям в восприятии или к игнорированию опыта в форме неверной его интерпретации.

8. Человеческий организм представляет собой единое целое. Подобно представителям организмических теорий,  К. Роджерс приписывает ему лишь один внутренний мотив - диалектический и самопроизвольный, а именно тенденцию к самоактуализации.

9. Развитие Я-концепции - это не просто процесс накапливания данных опыта,  условных реакций и навязанных другими представлений. Я-концепция представляет собой определенную систему. Изменение одного ее аспекта может полностью изменить природу целого. Таким образом, К. Роджерс использует понятие Я-концепция для обозначения восприятия человеком самого себя. Однако по мере дальнейшего развития своей теории К. Роджерс придает этому понятию и другой смысл, понимая под Я-концепцией механизм, контролирующий и интегрирующий поведение индивида. Но Я-концепция оказывает влияние скорее на выбор им направления своей активности, нежели непосредственно направляет эту активность.

10. Рассматривая понятие идеального Я, Роджерс полагает, что благодаря психотерапевтическому воздействию восприятие идеального Я становится более реалистичным и Я начинает больше гармонировать с идеалом. Таким образом, можно считать, что личностная дисгармония характеризуется существованием нереалистического собственного идеала и/или несоответствием между Я-концепцией и идеальным Я.

Главная проблема в подходе К. Роджерса к пониманию Я-концепции связана с использованием индивидом механизмов психологической защиты, необходимых для того, чтобы преодолеть диссонанс между непосредственным его опытом и Я-концепцией. Поведение рассматривается К. Роджерсом как попытка достичь согласованности Я-концепции.

Реагируя на состояние такого диссонанса как на угрозу, возникающую вследствие переживаний, противоречащих Я-концепции, индивид использует один из двух защитных механизмов - искажение или отрицание. К. Роджерс использует терапию, центрированную на клиенте, как метод, направленный на модификацию состояния Я-концепции, с целью устранения диссонанса между нею и непосредственными переживаниями индивида. В результате невротический синдром у него устраняется и достигается состояние психологической адаптации.

Например, мать, которая не в состоянии признаться в своих агрессивных чувствах по отношению к собственному ребенку, воспринимает его поведение как плохое и заслуживающее наказания. Тогда она может быть с ним агрессивна, не разрушая при этом своего образа "хорошей и любящей матери".

К. Роджерс считает природу человека, по существу, позитивной, движущейся к зрелости, социализации и самоактуализации.

Теория "Я" в гуманистической психологии.

Влиятельным психологом гуманистического направления является Абрахам Маслоу. В его теории "Я" особое значение придается присущей каждому человеку врожденной потребности самоактуализации - полном развитии своего потенциала. Согласно теории Маслоу, потребности самоактуализации могут быть выражены или удовлетворены только после того, как будут удовлетворены "низшие" потребности, такие как потребности в безопасности, любви, пище и крове.

А. Маслоу выстроил человеческие потребности в виде пирамиды. В основании пирамиды лежат основные физиологические потребности выживания; людям, как и другим животным, для того чтобы выжить, нужны пища, тепло, отдых. Уровнем выше находится потребность в безопасности; людям необходимо избегать опасности и чувствовать себя защищенными в повседневной жизни. Они не могут достичь более высоких уровней, если живут в постоянном страхе и тревоге. Следующей насущной потребностью становится потребность в принадлежности. Людям необходимо любить и чувствовать себя любимыми, находиться в физическом контакте друг с другом, общаться с другими людьми, входить в состав групп или организаций. После того, как этого уровня удовлетворены, актуализируется потребность в уважении к себе; людям нужны положительные реакции окружающих, начиная с простого подтверждения их основных способностей до аплодисментов и славы. Все это дает человеку ощущение благополучия и довольства собой.

А. Маслоу считал, что потребность в самоактуализации играет для человека не менее важную роль, чем перечисленные базисные потребности. "Человек должен стать тем, кем он может стать", - утверждает А. Маслоу. В известном смысле потребность в самоактуализации никогда не может быть полностью удовлетворена.

         А. Маслоу предпринял обширное исследование самоактуализирующихся людей с целью выявить характерный комплекс их психологических особенностей. В результате были выделены следующие 15 основных черт, присущих самоактуализирующимся людям (цит. по кн.: А.Г. Асмолов. Психология личности. - М., 1990. - С. 358 - 360):

16. Более адекватное восприятие действительности, свободное от влияния актуальных потребностей, стереотипов и предрассудков, интерес к неизведанному.

17. Принятие себя и других такими, какие они есть, отсутствие искусственных защитных форм поведения и неприятие такого поведения со стороны других людей.

18. Спонтанность проявлений, простота и естественность. Такие люди соблюдают установившиеся ритуалы, традиции и церемонии, но относятся к ним с должным юмором. Это не автоматический, а сознательный конформизм лишь на уровне внешнего поведения.

19. Деловая направленность. Такие люди заняты обычно не собой, а своей жизненной задачей или миссией. Обычно они соотносят свою деятельность с универсальными ценностями и склонны рассматривать ее под углом зрения вечности, а не текущего момента. Поэтому все они в какой-то степени философы.

20. Они нередко склонны к одиночеству и для них характерна позиция отстраненности по отношению ко многим событиям, в том числе событиям собственной жизни. Это помогает им относительно спокойно переносить неприятности и быть менее подверженным воздействиям извне.

21. Автономия и независимость от окружения; устойчивость под воздействием фрустрирующих факторов.

22. Свежесть восприятия; нахождение каждый раз нового в уже известном.

23. Предельные переживания, характеризующиеся ощущением исчезновения собственного "Я".

24. Чувство общности с человечеством в целом.

25. Дружба с другими самоактуализирующимися личностями: узкий круг людей, отношения с которыми весьма глубокие. Отсутствие проявлений враждебности в межличностных отношениях.

26. Демократичность в отношениях. Готовность учиться у других.

27. Устойчивые внутренние моральные нормы. Самоактуализирующиеся люди ведут себя нравственно, они остро чувствуют добро и зло, они ориентированы на цели, а средства всегда подчиняют этим целям.

28. "Философское" чувство юмора. Они относятся с юмором к жизни в целом и к самим себе, но никогда не считают смешной чью-либо ущербность или невзгоы.

29. Креативность, не зависящая от того, чем человек занимается, и проявляющаяся во всех действиях самоактуализирующейся личности.

30. Они не принимают безоговорочно ту культуру, к которой они принадлежат. Они не конформны, но и не склонны к бездумному бунтарству. Они достаточно критично относятся к своей культуре, выбирая из нее хорошее и отвергая плохое. Они не идентифицируются со всей культурой. Ощущая себя в большей степени представителями человечества в целом, чем представителями своей страны. Поэтому они нередко оказываются в изоляции в той культурной среде, которую они не желают принять.

Литература:

8. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание/ Пер. с англ. -  М.: Прогресс, 1986. -  422 с.      

9. Пантелеев С.Р. Самоотношение // В кн .:Психология самосознания. - Самара, 2000. - С. 208 - 242.

10. Столин В.В.  Самосознание личности. -  М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. -  286 с.    

11. Хьелл Л.,  Зиглер Д. Теории личности ( Основные положения, исследования и применение).  -  СПб.:  Питер Пресс. -  1997. -  608 с.      

Лекция 7. Развитие личности.

План лекции:

4. Понятие  развития в различных психологических концепциях.

5. Теории развития личности:

     2.1.Эпигенетическая концепция развития Э. Эриксона.  

     2.2. Гипотетическое построение периодизации развития зрелой личности в ходе жизни (В.Ф. Моргун, Н.Ю. Ткачева).

     2.3. Концепция когнитивного развития (Ж. Пиаже).

     2.4. Концепция нравственного развития (Л. Колберг).

6. Индивидуальное развитие личности и ее жизненный путь (А.Г. Асмолов, Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн).

2. Понятие  развития в различных психологических концепциях.

Термин  "развитие" указывает на изменения, которые со временем происходят в строении тела, психике и поведении человека в результате биологических процессов в организме и воздействий окружающей среды. Развитие происходит в трех областях: физической, когнитивной и психосоциальной.

К физической области относятся такие физические характеристики, как размеры и форма тела и органов, изменения структуры мозга, сенсорные возможности и моторные (или двигательные) навыки. Когнитивная область включает психические процессы, имеющие отношение к мышлению и решению проблем. Охватывает изменения, происходящие в восприятии, памяти, рассуждении, творческом воображении и речи. Психосоциальная область охватывает развитие личности и межличностных отношений. Эти две сферы развития взаимосвязаны и охватывают, с одной стороны, изменения Я-концепции, эмоций и чувств, а с другой - формирование социальных навыков и моделей поведения.

Одной из влиятельных на сегодняшний день моделью человеческого развития стала  (модель, предложенная американским псхологом Ури Бронфенбреннером. Согласно его модели экологических систем, развитие человека - это динамический, идущий в двух направлениях процесс, включающий в качестве взаимодействующих элементов непосредственное окружение индивидуума, социальную среду, а также ценности, законы и традиции той культуры, в которой индивидуум живет.

Развитие взрослого человека можно описать в контексте трех самостоятельных систем, которые соотносятся с различными аспектами его Я. Они включают развитие личного Я, Я как члена семьи (взрослый ребенок, супруг (а) или родитель) и Я как работника. Эти системы взаимосвязаны. Например, исследования показали, что чем больше удовлетворение приносит отцу трудовая деятельность, тем выше его самоуважение и тем вероятнее, что ему будет свойственен принимающий, любящий и поощряющий стиль родительского поведения.

Личностный рост - понятие широкое, охватывает все многообразие жизни человека на протяжении всех отпущенных ему лет, начиная от рождения и кончая смертью. Н. Р. Битянова   предлагает рассмотрение роста личности через явление саморазвития как непрерывного процесса, в рамках которого человек приобретает способность управлять текущими событиями, формировать хорошие и открытые отношения с другими людьми, мужественно и последовательно защищать свои взгляды, воспринимать жизнь во всей своей красе.

Можно выделить отличительные черты развитой личности, которая берет на себя ответственность за свои действия:

- удовлетворяет свои нужды без ущерба для других людей;

- достигает значительного успеха в деятельности, так как она служит для них объектом самовыражения;

-  демонстрирует энергию и жизнестойкость в своей повседневной жизни;

-  открыта профессиональным переменам и новому жизненному опыту.

Саморазвитие - это творческое отношение индивида к самому себе, создание им самого себя в процессе активного воздействия на внешний и свой внутренний мир с целью их преобразования.

С точки зрения Н.Р. Битяновой существует три основных элемента техники самореализации: первый включает приемы организационно-управленческого характера, второй - направлен на интеллектуальное развитие, третий - на саморегуляцию психических состояний.

2. Теории развития личности.

2.1. Эпигегенетическая концепция развития Э. Эриксона.  

Свою концепцию психологического развития личности  Э. Эриксон рассматривает как вариант эпигенетического учения о развитии. Центральным  для теории развития Э. Эриксона является положение о том, что человек в течение жизни проходит несколько универсальных для всего человечества стадий. Процесс развертывания этих стадий регулируется в соответствии c эпигенетическим принципом созревания. Эти стадии являются результатом эпигенетически  развертывающегося "плана личности", который наследуется генетически.

Эпигенетическая концепция развития Э. Эриксона базируется на следующих положениях:

1) каждая стадия жизненного цикла наступает в определенное

для нее время  ("критический период");

2) полноценно функционирующая личность формируется только путем прохождения в своем развитии последовательно всех стадий;

3) каждая психосоциальная стадия сопровождается кризисом - поворотным моментом в жизни индивидуума, который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости и социальных требований, предъявляемых к индивиду на этой стадии;

4) каждая из восьми стадий характеризуется ("фазо-специфической") эволюционной задачей - проблемой в социальном развитии, которая предъявляется индивидууму, но не обязательно находит свое разрешение.

Характерные модели поведения обусловлены тем, каким образом разрешается каждая из этих задач или как преодолевается кризис. Э. Эриксон особо подчеркивает, что кризис означает "не угрозу катастрофы, а поворотный пункт, и тем самым онтогенетический источник как силы, так и недостаточной адаптации". Задача состоит в том, чтобы человек адекватно разрешал каждый кризис, и тогда у нег