56257

ИНФОРМАЦИОННЫЕ И АНАЛИТИЧЕСКИЕ ЖАНРЫ РАДИОЖУРНАЛИСТИКИ

Конспект

Педагогика и дидактика

В передачах же, ставящих своей целью эмоциональную подачу материала, стоящих где-то на грани между радиоинформацией и радиоисследованием, необходимо говорить о публицистическом методе. Этот метод, как известно, охватывает основные элементы радиожурналистики...

Русский

2014-04-03

1 MB

18 чел.

В. Н. ШЕИН

ИНФОРМАЦИОННЫЕ И АНАЛИТИЧЕСКИЕ ЖАНРЫ РАДИОЖУРНАЛИСТИКИ

Курс лекций

Минск

БГУ

2003

СОДЕРЖАНИЕ

стр.

Введение ………………………………………………………………

3

Лекция 1. Современные тенденции в подаче радиоинформации …

Лекция 2. Информация на радио ……………………………………

Лекция 3. Формы радиовещания и жанры радиожурналистики ….

Лекция 4. Информационное сообщение …………………………….

Лекция 5. Радиообзор печати ………………………………………..

Лекция 6. Информационная корреспонденция …………………….

Лекция 7. Интервью как метод получения информации и как жанр радиожурналистики …………………………………………………..

Лекция 8. Информационный радиорепортаж ………………………

Лекция 9. Аналитические жанры ……………………………………

Лекция 10. Радиобеседа ……………………………………………...

Лекция 11. Радиокомментарий ………………………………………

Лекция 12. Аналитическое интервью ……………………………….

Лекция 13. Выразительные средства в радиовещании …………….

Рекомендуемая литература …………………………………………..

ВВЕДЕНИЕ

Еще в те дни, когда наши далекие коллеги писали на восковых дощечках свои «Acta diurna publica populi Romani», журналистика прежде всего была информатором. Обо всем и отовсюду. Чем быстрее – тем лучше. Такова во все времена была главная задача прессы. Критерием при оценке журналистских материалов являлась степень новизны сведений, ибо от нее зависело восприятие. Без новостей нет и прессы. Чем больше информация содержит жизненно важных сведений, т. е. чем она актуальней, тем острее окажется внимание потребителей, тем большим будет коэффициент полезного действия прессы.

Информационная служба нашего радио в основном находится на высоте современных требований. Она сообщает о важнейших событиях путем прямых сообщений в ту же минуту и с того же места, где происходит само событие. Однако во многих документальных радиопередачах, независимо от того, называются ли они радиорепортажами, интервью, зарисовками, зачастую нет оригинальности в подаче материала, ни свежести точки зрения. Лучшего и большего надо желать и в публицистическом раскрытии смысла передачи. Кстати, в процессе работы над материалом в корзину брака попадает порой самое ценное в радиодокументалистике – непосредственное дыхание жизни. И место простой человеческой искренности очень часто, к сожалению, заменяет пенящееся многословие.

Например, короткие репортажи (микрорепортажи) создаются по методу, обычному при подаче информационных материалов. Они предельно концентрированы, в центре их внимания – самый важный факт, но в них мало остается времени для описания обстановки, людей, для публицистических рассуждений.

В передачах же, ставящих своей целью эмоциональную подачу материала, стоящих где-то на грани между радиоинформацией и радиоисследованием, необходимо говорить о публицистическом методе. Этот метод, как известно, охватывает основные элементы радиожурналистики: живые бестекстовые беседы, репортажные описания (с помощью фонов передается обстановка, подтверждается ее подлинность, создается настроение), музыка. К этому перечню можно присоединить чтение репортером или ведущим публицистических текстов, служащих для лучшего раскрытия документальных записей. Автор такой передачи имеет в своем распоряжении, можно сказать, все употребляемые в современной радиопублицистике формы отражения действительности.

За последние годы радиожурналистика претерпела значительные перемены: изменился формат и функционально-содержательное наполнение государственного радиовещания: появились новые авторские программы; полифоничный эфир пополнился FM-радиоголосами. Мы можем слушать разные радиоканалы, отдавая предпочтение оперативной информации, анализу актуальных событий, компетентному мнению специалиста, музыкально-развлекательным передачам.

В практике современного радиовещания существует много типов программ, и все они собирают конкретные журналистские произведения в определенное целое. Часто используемое нами на практике слово «программа» – это своего рода звуковая мозаика, насыщенная самыми разными формами и жанрами творчества. Именно программа отражает лицо и концепцию вещательного канала, отношение редакции к событиям, к удовлетворению потребностей и запросов аудитории. В свою очередь все многообразие нашей действительности радиожурналистика отражает с помощью различных жанров. То есть жанр является тем «кирпичиком» программной пирамиды, в котором воплощается конкретное произведение, и который составляет основу всего «строения».

Следует знать, что когда мы говорим о структуре программы, необходимо различать «формы радиовещания» и «жанры радиожурналистики».

По мнению известного исследователя радиожурналистики В. Н. Ружникова, форма радиовещания лежит в сфере программной деятельности радио, относится к построению вещательной программы1. Форма радиовещания – это составная часть программы, имеющая в известной мере самостоятельное значение. Различные формы передач – это различные способы выделения и организации части вещательного материала внутри программы.

Более того, каждому виду вещания – общественно-политическое, художественное, музыкальное – соответствуют и свои определённые формы передач – радиогазета, радиожурнал, радиообозрение и т. д. Исходя из этого, постараемся вывести определение.

Форма – это составная часть радиопрограммы вещательного дня, скомпанованная из отдельных журналистских произведений, выполненных в различных жанрах, объединённых тематическим единством и функцией.

И ещё, теория радиожурналистики не выделяет привычные для нас слова «радиопрограмма», «радиопередача» как понятие формы радиовещания. Термины радиопрограмма, радиопередача чаще всего бытует в практике радиожурналистов как безотносительное название отдельных выпусков, например, тематических, дифференцированных на определённую категорию радиослушателей и т.д. Также, например, как понятие «передача» предполагает любую из форм радиовещания. Так, в эфире мы слышим слова диктора, ведущего:  -- А теперь послушайте передачу для школьников. И в эфире звучит передача в форме радиогазеты.

Понятие «жанр радиожурналистики» относится к процессам журналистского творчества и воздействия произведений журналистики на слушателей, то есть лежит в сфере создания и функционирования произведений радиожурналистики.

Жанр – это определенный тип произведения. Жанры различаются между собой по методам освоения и описания действительности, а также по способу коммуникации, контакта со слушателем (для радиорепортажа, например, характерен так называемый эффект присутствия – именно этому жанру присущий способ коммуникации).

Идею о системном характере жанров, функционирующих в сфере радиовещания неоднократно высказывали и развивали в своих многолетних исследованиях такие известные практики и теоретики радиожурналистики как Ю. Летунов, Л. Маграчев, Ю. Бараневич, В. Ружников, В. Ярошенко, А. Ревенко.

В наши дни исследователю жанров радиожурналистики В. Смирнову довелось, на наш взгляд, успешно систематизировать накопившиеся, очень часто противоречивые, высказывания о природе жанров звучащей журналистики и, таким образом, по словам Всеволода Николаевича Ружникова, «решить или хотя бы поставить многие серьезные проблемы теории современной радиожурналистики» в своей новой книге (См. Смирнов В. В. Жанры радиожурналистики. М., 2002 г.).

Понятие «система» по самому общему определению – есть целостность, все элементы которой составляют некое единство и подчинены выполнению общей функции.

Эволюция жанров – сложный процесс, он зависит не только от исторических условий, закономерностей внутреннего развития жанра, но обусловливается и жанровым окружением в своём канале коммуникации, а также воздействием других, соседних каналов. Еще Владимир Ярошенко указывал, что жанры в печати, на радио, телевидении родственны2. Их объединяет общность основной функции журналистики – отражение и формирование общественного мнения, которую каждая из систем передачи информации решает своими средствами, определёнными природой и спецификой коммуникационного канала. В печати это – написанное слово и запечатлённое изображение (фотография, рисунок, репродукция живописной картины), на телевидении – звукозрительное отражение действительности. Но в каждом коммуникационном канале некоторые жанры приобретают свои характерные особенности: оперативность, достоверность, выразительность и т. д., которые обусловлены техническими возможностями канала и их творческим использованием.

Жанры и формы вещания на радио развивались под влиянием самых разных факторов: устной пропаганды, эстрады, речевых форм общения, газетных текстов, читаемых в микрофон, освоения собственной специфики. Сыграли свою роль кино и театр. Но всё-таки наибольшее влияние на вещание, особенно на первых порах становления радиопрограмм и жанров, оказала газета. В. Н. Ружников характеризует эволюцию радиожанров, как процесс движения «от газетных жанров, через радиогазетные – к жанрам современной радиожурналистики».

Определённое воздействие на становление, развитие системы жанров радиожурналистики оказали и «живые» передачи (лекции, беседы, доклады общественных деятелей, выступления у микрофона писателей, учёных, специалистов), а позже – внестудийные формы (радиомитинги, радиособрания, радиопереклички).

Развитие внестудийных передач, как отмечал Ю. А. Летунов, объяснялось не только поиском наиболее действенных форм и жанров вещания, поиском, который определялся внутренним законом развития радиожурналистики: «Внестудийные передачи были вызваны к жизни и общественно-политическими причинами, надо было добиться высокой оперативности и главное – максимальной убедительности передач».

Мы не рассматриваем здесь художественное вещание, но оно также оказывало заметное влияние на документальную радиопублицистику.

Итак, можно сказать, что в периоды становления регулярного и массового вещания система жанров вбирала в себя и перерабатывала сообразно политическим задачам и своим внутренним возможностям несколько потоков: газетные тексты, устное речевое общение и формирующиеся собственные жанры. Позже радиовещание испытывало влияние и телевидения. Наличие параллельного, родственного по природе канала коммуникации, работавшего на одну и ту же аудиторию – со своими средствами, способами отражения действительности, способствовало более активному использованию радиовещанием своих выразительно-изобразительных возможностей.

Изучение жанров, их возможностей, характерных признаков особенно важно для журналистов, так как именно жанры определяют во многом своеобразие их творчества и профессиональной деятельности. В жанрах проявляется содержание вещания, его проблематика, формы общения с аудиторией, приемы и методы воздействия на аудиторию. Образно говоря, жанр – это «мастерок» в руках опытного каменщика, а строители радиопередачи – это журналисты.

Основная задача курса «Информационные и аналитические жанры радиожурналистики» – теоретическая подготовка и практическая профессионализация студентов, выработка навыков аналитического мышления и опыта практической работы в различных жанрах.

Занятия по курсу «Информационные и аналитические жанры радиожурналистики» рассчитаны на два этапа. На начальном этапе студент знакомится с основными формами передач службы информации, современными форматами информационного государственного и коммерческого (FM-формата) вещания.

Студент на этом этапе осваивает основные методы работы радиожурналиста – совершенствует свои навыки работы с профессиональной техникой в студии, на компьютерном монтаже звукозаписи, познает методику аналитического чтения учебной литературы и документов, осваивает речевое общение, развивает наблюдение, а также овладевает информационными жанрами радиожурналистики, такими как хроникальное сообщение и информационная заметка, обзор прессы и радиоотчет, оперативный рассказ журналиста у микрофона и информационное интервью, хроникальный репортаж. Главным здесь является умение подходить к отбору и подаче фактов с позиций объективного исследования жизни, оперативно, точно и лаконично описать факт, осветить то или иное событие, профессионально овладеть современными методами сбора и подачи информации.

На втором этапе занятий главной задачей становится овладение аналитическими жанрами радиожурналистики. Такими как радиобеседа, радиокомментарий, беседа за «круглым столом», проблемное или аналитическое радиоинтервью. Изучаются выразительные средства радио. Здесь на первый план выдвигается развитие у студентов способности к рассуждению, комментированию, выявлению и проведению логических связей между фактами, аргументами, развитию системы идей с привлечением фактов как опоры рассуждения. Студент должен уметь ярко и убедительно выстроить цепь доказательств своего тезиса.

Лекция 1. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ПОДАЧЕ РАДИОИНФОРМАЦИИ

- Эволюция информационного вещания на радио в современных условиях.

- Развитие новых направлений в информационном вещании.

- Информационная служба радиостанции «Сталіца».

Анализ практики

- Утренний информационный блок.

- Информационный час на Первом канале.

- Организация работы службы информации.

- Корреспондентская сеть.

Эволюция информационного вещания на радио

в современных условиях

В процессе формирования новых политических, социальных и общественных структур нашего общества наряду со старыми устоявшимися каналами информации появлялись новые: политические партии, общественные формирования, формальные и неформальные группы, легализированная церковь и т.д.

В различных общественных системах различен и набор средств, каналов и методов идеологического воздействия на сознание личности. Выбор их зависит от целей, направленности и сущности общественного воспитания. Но не подлежит никакому сомнению, что наиболее оперативным, доходчивым и действенным каналом формирования общественного мнения являются – печать, телевидение, радиовещание.

Для нормального функционирования социально-политической системы необходим непрерывный поток информации. Он соответственно ориентирует каждую личность и держит ее в состоянии информационной насыщенности. В процессе политической борьбы, как известно, не существует информационного вакуума, а если такой и появляется, то его заполняет более сильный и ухищренный политик. Каждый нормальный человек постоянно находится в информационно-идеологическом потоке. Ибо только при условии непрекращающегося информационного общения с внешним миром человек способен производительно мыслить и активно действовать.

Возникла необходимость говорить о неоднородности информационно-идеологического потока. О чем раньше не говорили вообще или говорили вполголоса. На политической арене появились два основных компонента: организованная (официальная) и неорганизованная (неофициальная, неформальная) информация.

Организованной информации пришлось потесниться и дать место неофициальным каналам. Последние и сейчас занимают весомое положение в насыщении информационного потока. Граница между этими двумя компонентами потока очень подвижна, диалектична. Значение, эффективность официальной информации прямо пропорциональны ее актуальности, объективности, социальной направленности и т. д. Если официальные сообщения не дают ответа на интересующие личность вопросы, роль неформальной информации возрастает, и наоборот.

В контексте складывающейся  социально-политической системы каналов информации аудиовизуальные СМИ Беларуси внедряли и прогнозировали новые пути и формы. В частности, служба информации Белорусского радио разработала и ввела в 1991 году новую сетку информационного радиовещания. Отказавшись от малоэффективной информационно-музыкальной передачи «Крыніца», звучавшей по второй общесоюзной программе (закрывала передачи «Маяка»), решено было использовать время чистого текстового вещания на 1 программе. Планировалось создать контактную одночасовую информационную программу в утренние часы по типу информационной «Панорамы «Маяка». Для этого уже был творческий задел и опыт. Прежде всего отработан бригадный метод подготовки выпусков «Последних известий». Каждая из таких репортерских групп уже квалифицированно выходила в прямой эфир.

Как в сложившихся условиях информационного потока бороться за слушателя, за аудиторию? Вопрос для редакционного коллектива оказался архисложным. Не были изжиты целиком сковывающие инициативу журналиста стереотипы – сообщения по схеме «выполнили – не выполнили», «ударники – отстающие». С большим трудом избавлялись от указаний «сверху», от десятилетиями сложившейся верстки, робко, но уже появлялись в зачине информационного выпуска то прогноз погоды, то выступление священнослужителя. К счастью, жизнь научила радиослушателей не только созерцательности, но и аналитичности. Они начали чувствовать себя не просто потребителями информации. Человек желает и должен влиять на ее отбор. Это его право, и не считаться с ним недопустимо.

На какой информации воспитывать слушателя? Для многих радиожурналистов было открытием, что их сообщение о трудовых буднях коллективов, мягко говоря, не вызывают того эффекта, на который они рассчитывают.

Никто не был против подобной информации в принципе. Но слушателей не устраивало то, что еще несколько лет назад было нормой. Их интересовало: что стоит за цифрой? Почему ситуация сложилась так, а не иначе? Порассуждайте, поспорьте, требуют они. Дайте верное направление в оценке явлений. Согласитесь, в конце концов. А если соглашаетесь, то аргументируйте точку зрения. Мы же послушаем, сопоставим с собственной.

Характер передач «Последних известий» заметно менялся. Это относилось и к выбору тем, и к формам их подачи. От простой информации редакция перешла к аналитическим размышлениям. Скучные и длинные выступления заменили монологи неравнодушных людей. Сложные по форме, но интересные радиопереклички, интервью с компетентными собеседниками, репортажи о социальных проблемах республики.

На задворках вчерашнего дня оставались материалы, пересказывающие технологию производства, сугубо технические проблемы. На первый план вышел специалист с его пониманием этих вопросов. Переступается та грань, где кончается власть бумаги, указания и начинается живая работа с людьми.

Перспектива виделась за прямым вещанием, доверительным разговором. Когда журналист сядет у микрофона, отложит в сторону текст, возьмет блокнот с тезисами и выйдет в прямой эфир: назовет свою фамилию, прокомментирует последние сообщения агентства, поделится впечатлениями от собственной командировки в глубинку, потом подключит к разговору собственного корреспондента.

Пока у журналистов Белорусского радио, в сущности, не было конкурентов, потому что, поочередно «потесняя» друг друга, они работали на одной программе с московскими коллегами. Скоро была введена специальная республиканская радиопрограмма и жители Беларуси стали вольны в выборе – слушать передачи из Москвы или из Минска. Это обстоятельство тоже стимулировало работу мысли местных радиожурналистов.

Развитие новых направлений в информационном вещании

За последнее десятилетие в политике радиовещания стран постсоветского пространства, в том числе и в Беларуси, произошли значительные изменения в формах и средствах работы журналистов в эфире.

Среди основных тенденций развития вещания стала децентрализация, демонополизация и сокращение деятельности центральных программ. С 1993 года в Беларуси стал развиваться FМ-диапазон: первым было радио «Би-Эй», которое стало вещать в музыкально-информационном формате. В этом же формате в Минске сейчас вещает девять станций: восемь коммерческих и одна государственная.

Возникновение реальной конкуренции между радиостанциями обусловило появление следующих тенденций: идеи персонификации (усиление роли журналиста и личностного субъективного начала в радиопублицистике), перехода многих их программ в режим прямого эфира, развитие жанров диалогизации.

Особенно бурно проявилось явление персонификации: дикторов, с их стандартно-безликими голосами, у микрофона заменили журналисты, которые стали сами высказывать свои мысли, не доверяя посредникам. Это позволило радиовещанию достичь большей эмоциональности и живости. Процессы демократизации общества в нашей стране повлияли на рождение ведущего «нового типа», ведущего-личности, ведущего-индивидуальности, применяющего новые работы и творческие методы.

С появлением FМ-рынка и развитием конкуренции в радиовещательном пространстве появился новый подход в понимании работы радиоведущего и необходимости разработки новых творческих методов их работы: радиопублицистика стала невостребована на «современных» станциях, журналист в большой мере не мог найти себе применения на FМ-радио. На FМ-станциях наступило время ди-джеев, с их главной задачей – веселить и развлекать слушательскую аудиторию любыми (порой не радиофоничными) средствами: музыкальной мозаикой, сексапильными голосами ведущих, импровизациями и подготовленными шоу, телефонными розыгрышами, плоскими шутками и анекдотами, играми на раздевание, откровенными разговорами про «это» и т. д. Всё, что звучало в эфире, – это фантазия, ум, талант ведущего, непосредственно это и является составляющими имиджа ди-джея. У каждого ведущего должно быть что-то свое, что бы его отличало от других: голосовые данные, умение играть голосом, глубокие знания музыки, свой, оригинальный, эфирный облик, запас так называемых спонтанных замечаний и шуток. Использование тех или иных творческих методов каждым ведущим во многом зависит и от вещательной политики станции и от требований учредителя.

На развитие новых творческих методов, принципов и подходов к работе в эфире повлияла реструктуризация республиканского вещания: некоторые программы Белорусского радио-1 перевели в режим «живого эфира».

Однако объем прямых эфирных передач еще оставался незначительным, и большая часть радиопередач выходила в записи, что объяснялось требованиями широкого формата вещания и спецификой подготовки информационно-аналитических программ, которые преобладали на Республиканском радио. Программы Белорусского радио-1 отличались от «FМ-овских» большей срежиссированностью и подготовленностью, они были классичны и публицистичны.

Функционируя в качестве основной формы информационного вещания Белорусского радио, «Последние известия» способствовали созданию новых моделей, которые отвечают изменившимся социальным и экономическим условиям. Сформировались те звенья подсистемы, которые составляют сегодня общую единую информационную систему государственного радио. Попробуем наметить только некоторые важные направления развития информационного вещания и его форм.

Сформировалось три типа программ информационного вещания:

1) собственно «Последние известия» – оперативно-информационная служба в рамках первой белорусской общественно-социальной программы;

2) информационно-музыкальное вещание, которое составляет самостоятельную часть второй национальной программы;

3) информационные блоки социального вещания протяженностью 20-30 минут, которые включают информационные выпуски, следом за которыми передаются озвученные комментарии о важнейших событиях дня.

Эволюция «Последних известий» и однотипных им информационных программ шла за счет развития функциональных принципов радиовещания. С изменением общественно-политической системы некоторые функции утратили свою роль.

Постараемся обозначить направления, по которым в современных социально-политических условиях, на наш взгляд, выявился поиск путей развития информационного вещания.

Первое направление – создание передач, которые составляются из реальной информации, приближенной к интересам и потребностям людей, без умалчивания острых проблем, с полным отражением вопросов экономических, политических и социальных задач.

Второе направление – честность и искренность в отношении слушателей, с пониманием, что любая фальшь, подтасовка фактов или их умалчивание, немедленно вызывают ответную реакцию – недоверие к журналисту, неприятие информации.

Третье направление – формирование общественного мнения. Мнение многих людей – явление объективное и его отражение средствами массовой информации – жизненная необходимость.

Четвертое направление – укрепление обратных (интерактивных)  связей со слушателями. К традиционным формам – письмам в редакцию, социологическим исследованиям – добавились прямые телефонные каналы связи со студией.

Всем этим направлениям отвечает форма прямого эфира. Именно такую форму используют сейчас новостные программы «Радиофакт» и «Постфактум», которые насыщены информацией и оперативными звуковыми материалами.

Идея создания часовой информационно-музыкальной программы «Радиофакт» была не новой. По такому принципу уже работала «Утренняя панорама» радиостанции «Маяк». Но для белорусского информационного радиовещания это был настоящий прорыв, первая попытка каждодневного часового вещания в прямом эфире. И вот 4 марта 1991 года в 7 часов утра впервые в эфире прозвучали позывные «Радиофакта», а в студии первым работал ведущий Александр Шевко.

Начинали вести «Радиофакт» три бригады: Александра Шевко, Александра Титовца и Елены Швайко – трех ведущих «Радиофакта». Надо сказать, что сложностей на начальном этапе становления программы было много, но она выстояла, потому что конечной целью всей этой работы был эфир. За очень короткий промежуток времени «Радиофакт» нашел своего слушателя.

Феномен популярности программы прост. Очень верно была создана концепция «Радиофакта». За основу была взята классическая схема построения информационной передачи. Известный исследователь в области радиожурналистики Д. Любосветов описал ее в своей книге «По законам жанра». «Поскольку память слушателя где-то в первые 5-10 минут воспринимает информацию в среднем процентов на 70, для радио это очень хороший показатель, то именно в начало передачи надо включить главные новости, наибольшее количество цифр, фактов, имен. До конца  передачи проблемность материала должна падать, а занимательность повышаться. Культурная хроника, новости спорта, погода – это традиционно «конечные» темы вместе с полезной информацией несут эмоциональную разрядку для слушателя»3.

Очень важную роль в популярности этой программы сыграл стиль каждого ведущего. Слушатель лучше воспринимает информацию по радио, когда ему импонирует ведущий. И еще один немаловажный момент, дело даже не симпатии или антипатии, а в том, что слушатель понимает, что ведущий такой же человек, как и он. Он готов простить ему несущественные оговорки и ошибки в эфире.

Также значительную роль в популярности программы сыграло правильное создание имиджа «Радиофакта»: интересная информация, неизменное время эфира, позывные, отбивки, «шапки» (лицо программы), популярная музыка, поиск неизбитых форм. Тому примером служит появление в «Радиофакте» новых рубрик: «Репортер читает новости», «Утренний звонок «Радиофакта», «Утренний гость «Радиофакта» и так далее.

Что касается жанровой палитры в утренней информационной программе, то она представлена достаточно широко. Тут и интервью, и выступление, и комментарии, и отчеты с заседаний парламента, с пресс-конференций, и репортажи. Всегда интересные и актуальные встречи с собеседником в прямом эфире. Попытка создания современной ежедневной информационно-музыкальной программы увенчалась успехом.

Наравне с «Радиофактом» существует не менее известная вечерняя информационно-музыкальная программа «Постфактум». Исходя из того, что передача вечерняя, то ее концепция отличается от «Радиофакта». В программе кроме информации есть и анализ, и короткий комментарий событий дня. В «Постфактуме» существует итог, как бы подводится черта всему информационному дню. Построение программы мало чем отличается от «Радиофакта», та же классическая пирамида: анонсы и все главные события подаются в начале выпуска, потом идет зарубежная информация, о культуре, спорте и погода.

Долгое время «Постфактум» не замечали и редакторы передачи старались привнести в программу что-то новое, некую изюминку. И изюминка нашлась, ей стала программа-сателлит «Место встречи – «Постфактум-радио». Она входит в третий тип программ информационного вещания службы информации радио – информационно-аналитические программы общественно-политического направления. Концепция передачи такова – на прямой эфир приглашается гость, специалист в какой-либо области проблем, который вместе с ведущим анализирует определенную актуальную тему. В структуру программы введена интерактивная модель радиовещания, то есть любой слушатель может позвонить в прямой эфир передачи, высказать свое мнение, задать вопрос.

Пятое направление, в котором стремится развиваться информационное вещание – это аналитичность. Слушателю необходим факт комментированный, качественная его оценка, что, в свою очередь, требует жанрового расширения подачи информации.

Утрата информационными жанрами аналитических черт – одна из проблем современного информационного вещания.

Шестое направление развития национального информационного вещания – увеличение доли собственной информации, это значит создание сети собственных корреспондентов, не только на территории республики, но и за ее пределами.

Одним из перспективных направлений дальнейшего развития национальной службы информации стало создание программ, способных составить конкуренцию популярным коммерческим радиостанциям, таким как «Радио Би-Эй», «Радио-Рокс», «Альфа-радио», «Авто-радио» и др. Показательными в этом смысле являлись структурные и качественные изменения в редакции Минского областного радио, которая в своей работе соединила как эфирный опыт Белорусского радио-1, так и FМ-станций с их музыкально-информационным форматом. С 1998 года «Сталіца» стала единственным белорусскоязычным радио в FМ-диапазоне. С началом вещания в новом формате на «Сталіцы» было организовано два отдела: служба информации и отдел модераторов и авторских программ. За основу вещания радиостанция взяла музыкально-информационный программный тип, где 70 % составляет музыка и 30 % информация, разработав модель вещания, согласно своей эфирной политики. В начале каждого часа сотрудники службы информации предлагали слушателям выпуск новостей, который содержал не только «голые» новости, но и пленочные материалы (достаточно нехарактерный элемент для других белорусских радиостанций FМ-формата). Переход в режим прямого эфира радиостанции «Сталіца» обусловил рост диалогических жанров и соответствующих творческих методов. Начал развиваться жанр диалогического монолога (радиобеседы), так называемого метода «с глазу на глаз» (ведущий все время обращается к слушателям), метод импровизации, в эфире увеличился объем разговорных форм: жанра интервью, интерактивного общения ведущих со слушателями в прямом эфире посредством телефонных звонков (программы «Праздник каждый день», «Извините, пожалуйста!», «Давайте познакомимся»).

Перед открытием нового эфира на радиостанции была проведена большая подготовительная работа: создана современная компьютерная сеть, студии оснащены современной техникой.

Новости «Сталіцы» слушают по всей территории республики. Тем не менее «Сталіца» не стала аналогом традиционных музыкально-развлекательных программ. Современная действительность показала возросшую потребность населения страны в получении не только информации о событиях, но и в аргументированном рассуждении журналиста, специалиста на злобу дня. Таким образом 40 процентов эфирного времени занимают передачи с содержанием аналитических материалов, созданных на основе оперативных событий, а также авторские программы. При этом основной упор делается на белорусские новости, в первую очередь отражающие жизнь Минска и столичной области. В перспективе – создание при радиостанции собственного информационного агентства позволит поставлять слушателям оригинальные новости. И наконец, «Сталіца» открывает широкие возможности для контакта «ведущий – слушатель». Ее новые программы основаны на двусторонней телефонной связи.

Информационная служба радиостанции «Сталіца»

Радиостанция «Сталіца» входит в структуру Национальной государственной телерадиокомпании и вещает с 6.00 до 19.00 в FM-диапазоне, а с 18.00 до 19.00 ее передачи можно услышать по Первой программе Республиканского радио. Несмотря на то, что в эфире звучит много музыки, новостные выпуски здесь играют первостепенную роль.

Какова же структура «Новостей»?

В начале каждого нового часа на протяжении дня звучат 5-7-минутные информационные сборники. Утром, с 6.00 часов, и вечером, с 18.00 часов, по будням на волнах радиостанции «Сталіца» идут новостные часовые передачи. Таким образом, начинается вещание с информационного блока и таким же блоком заканчивается. Их можно охарактеризовать как цикловые передачи, так как они выходят в эфир в определенное время, с постоянным форматом звучания. Чаще всего именно оттуда слушатели получают оперативную информацию, интересные факты, полезные сведения. И поэтому радиостанция «Сталіца» придает особое значение радиоинформации. Надо сказать, что накоплен уже большой опыт в организации и подготовке «Новостей».

За каждой заметкой, интервью, комментарием, репортажем стоит большой, творческий труд их авторов. От журналистов же требуется хорошее знание аудитории, психологии людей, умение оперативно ориентироваться в событиях, фактах, о которых речь идет в материалах.

Анализ практики

Утренний информационный блок. Именно с него начинается вещание радиостанции «Сталіца». Ведут этот выпуск модератор и редактор службы информации.

Начинается «час» с напоминания об основных событиях прошедшего дня в виде звучащих в эфире «пленок», а также со знакомства с новыми фактами дня сегодняшнего. Таким образом, наиболее важные и интересные материалы в этом выпуске находят свое место.

Продолжает эфир подробный прогноз погоды дежурного синоптика Белгидрометцентра. Он знакомит с погодой на текущий день, рассказывает, чего следует ждать в ближайшее время.

Далее следует рубрика «Цэнтр увагі», где журналисты в аналитической форме рассматривают вопросы, наиболее волнующие слушателей. Материал в этой рубрике звучит всего 4-5 минут. Но за это время журналист подробно раскрывает тему, дает конкретными аргументами и фактами подтверждение всей ее важности. Это авторское мнение и личный взгляд каждого, кто делает такой материал. Надо отметить, что подготовка его всегда лежит только на сотрудниках службы информации. Так, на летучках, накануне нового дня обсуждается, заглавная тема рубрики «Цэнтр увагі». После выхода в эфир выпуск, обсуждают модератор и редактор службы информации. Если выявилось, что тема очень важная, то в следующих выпусках к ней возвращаются вновь.

Отдельным блоком идет краткий обзор российской и белорусской прессы, который готовится заранее выпускающим редактором совместно с журналистами периодических изданий. Это информация о материалах, которые нашли свое место в этот день на полосах газет. Как же проходит этот процесс? Из разноплановых газет, которые просматривает редактор, выбираются наиболее, на его взгляд, интересные и важные публикации. Надо отметить, что белорусские издания с большим желанием помогают своим коллегам на радио в подготовке обзора прессы: накануне предоставляют макеты газет*. Так, налажено сотрудничество с редакциями «Советская Белоруссия», «Народная газета», «Белорусская нива», «Звязда», «Знамя юности», «Рэспубліка». Обзор российской прессы готовится по материалам Интернета. В обзоре освещаются политические, социальные, экономические и культурные темы. И слушатель на основе обзора газет всегда может сделать свой выбор среди печатных изданий.

На протяжении информационного часа слушатели могут познакомиться с ценами на бензин, положением на дорогах столицы, автомагистрали Брест – Москва, дорожной обстановкой в областных центрах, а также с прогнозом погоды специально для автолюбителей. Надо отметить, что эта информация ранее шла в более позднее время, но по многочисленным просьбам водителей она была перенесена на ранний час.

В 7.50 в эфире радиостанции «Сталіца» звучит рубрика «Сустрэнемся сёння», где каждый может послушать анонс о предстоящих культурных событиях, что произойдет в этот день либо в ближайшее время как в Минске, так и в других городах республики. Выставки, театральные премьеры, концерты известных артистов – все это оперативно подготовлено тем журналистом, за которым закреплен блок. Можно сказать, что еще в начале дня слушатель радиостанции «Сталіца» уже в курсе всех культурных событий.

Вот пример, как освещался Международный музыкальный фестиваль «Золотой шлягер». Редактор выпуска обязан был не только каждое утро давать подробную текстовую информацию обо всех концертах фестиваля, но и обеспечивать эфир «пленками». В каждом выпуске нового дня рассказывалось о всех мероприятиях, которые происходили и в нашей столице, и в других городах республики в рамках фестиваля. Примечательно то, что слушатели оперативно по телефону указывали на то, что их интересовало, из проходящих событий. Таким образом почти все культурные события находили свое место в рубрике «Сустрэнемся сёння».

Надо отметить, что у этого блока своя предыстория. В начале «Сустрэнемся сёння» существовала как отдельная программа, которая выходила по Первой программе Республиканского радио. После выхода радиостанции в FM-диапазон она исчезла из эфира. Но это длилось недолго. Когда создавалась «Раніца Сталіцы», конечно, не могли оставить в стороне и не вспомнить эту популярную программу. И она была включена, но уже начала «жить» другой жизнью, а именно – как часть информационного блока. Эта рубрика как нельзя кстати дополняет утренний выпуск. А так как радио «Сталіца» имеет информаторов не только по всей республике, но и за ее границами, то можно услышать в этом блоке и культурные новости из соседних государств.

В начале нового информационного часа (8.00) следует выпуск «Новости», в котором подробно анонсируются события предстоящего дня. В 8.15 следуют «Новости спорта». Это обзорный пятиминутный выпуск спортивной хроники. А более подробно обо всем ценители и любители спорта могут узнать в ближайших «Новостях» в 10.00.

8.20 – рубрика «Што было». Ее готовит модератор. Он рассказывает обо всех значительных событиях наступившего дня (даты рождения выдающихся людей, знаменательные события, юбилеи и т. п.). Одним словом, модератор решает, что действительно важно и что следует включить в рубрику.

Не остается в стороне и жизнь белорусской глубинки, ее люди и события. В половине девятого звучат «Народные новости», которые готовит сотрудник службы информации. Рубрика говорит сама за себя. В передаче затрагиваются всевозможные темы, в том числе подсказанные самими слушателями. Она состоит из информации о жизни людей: простые житейские будни являются темой обсуждения и обнародования. Поднимаются различные вопросы, начиная от погасшей лампочки в подъезде, сломанного лифта, воплей соседской кошки, заканчивая радостными, приятными новостями, например, удачная сдача экзамена, и наоборот – курьезная ситуация.

В 8.45 идет уже более подробная информация для водителей (цены на бензин, положение на дорогах столицы, Гродно, Могилева и других областных центров, а также, где работают в Минске в этот день на маршрутах контролеры). Подводя итог утреннему выпуску, надо отметить: он, по отзывам слушателей, «соответствует их интересам». Чем именно? Своей разноплановостью, живостью, оперативностью. Собираясь на работу, на учебу, каждый найдет время послушать то важное, что ему  необходимо.

В 9.30 звучат материалы рубрики «Крымінал. Закон. Бяспека. Гарачая лінія», которую готовит журналист службы информации. Эта рубрика с «уклоном» на аналитику. Большая часть ее отводится вопросам профилактики правонарушений. Основная задача – вызвать резонанс в обществе, заставить задуматься над поставленной проблемой. Как известно, правоохранительные органы не очень охотно идут на общение с журналистом. Но авторам удается их, как говорят, «раскрутить», разговорить. Но это на самом деле не так и просто. У этой рубрики есть свои слушатели, а также специальные информаторы в ГАИ, ГУВД, пожарных частях, прокуратуре, судах.

В 10.00 в эфире радиостанции «Сталіца» – «Спортивные новости». Ведут и готовят их тоже специальные журналисты службы информации. Так, на протяжении недели они знакомят слушателей с событиями в мире спорта. Как и во всех выпусках, тут используется различная текстовая информация, и пленочные материалы, которые готовят только редакционные репортеры, а при освещении крупных и значимых спортивных мероприятий эти журналисты выходят в прямой эфир. Это в отделе новостей практикуется давно и достаточно успешно. Надо сказать, в эфирных трансляциях ощущается атмосфера тех событий, которые происходят на стадионах, на трассах или спортивных площадках. Часто используется в прямых репортажах очень эффектный прием, когда участники спортивных состязаний помогают журналисту в их освещении в эфире. Надо отметить, что все выпуски этих «Новостей» тоже звучат 7-10 минут, но за это время его авторы полностью успевают раскрыть и показать то, чем отмечен был этот день в спорте.

В эфире радиостанции «Сталіца» звучат кроме текстовой информации пленочные материалы, которые готовят журналисты службы информации. На репортеров ложится большая нагрузка как по отбору сведений, нахождению компетентных людей, способных подробно осветить перед микрофоном тему, так и по обработке магнитофонной записи перед выпуском, которая включает в себя редактирование и последующий монтаж. Такая «пленка», как правило, состоит из рассказа выступающего и комментария к нему журналиста. Весь сюжет необходимо вложить в одну минуту, не более. Также журналист обязан подготовить «подводку» к кадру для ведущего.

На протяжении эфирного дня в отделе новостей работают 2 «бригады», которые являются ответственными за информационные выпуски. Возглавляют творческие бригады выпускающие редакторы. Они занимаются непосредственно подготовкой «Новостей»: сбором и обработкой информации, распределением заданий и обсуждением тем репортажей, а также ведут эфир. И, безусловно, они должны обладать для этого большими профессиональными навыками, глубоким пониманием проблем, с которыми им приходится сталкиваться в процессе работы. Ответственные редакторы также следят за программной дисциплиной выхода в эфир информационных выпусков: чтобы все шло строго по времени, следят за хронометражем «пленок». В их обязанности входит и связь с дежурным синоптиком Белгидрометцентра. Они готовят на протяжении дня обзор цен на Комаровском рынке, столичных автозаправочных станциях, ситуации на автодорогах. Также следят за сбором материалов для рубрики «Рэха Сталіцы», чтобы к определенному времени все было готово. Выпускающий редактор первой смены записывает сообщения корреспондентов из столиц соседних государств, при необходимости, готовит включение собственных корреспондентов радиостанции «Сталіца», которые находятся за пределами Минска. Надо отметить, что процесс сбора и обработки информации в отделе ведется постоянно, включая выходные и праздничные дни, а поэтому сотрудники работают по скользящему графику.

В будние дни на связь с радиостанцией «Сталіца» в 14 часов выходит дежурный синоптик Белгидрометцентра, который в рубрике «Все о погоде» знакомит с прогнозом на ближайшие сутки как по республике, так и по странам ближнего и дальнего зарубежья. А в выходные дни в это время здесь звучит и информация для автолюбителей.

В 16 часов корреспонденты из соседних стран знакомят слушателей с политическими событиями и культурной жизнью столиц этих государств (Санкт-Петербург, Москва, Киев, Вильнюс, Рига, Варшава). Это позволяет радиослушателям всегда находиться в центре крупнейших событий, ориентироваться в ситуации, которая складывается на данный час в той или иной стране. В каждой столице радиостанция имеет по несколько внештатных корреспондентов, которые собирают, обрабатывают и готовят материалы к передаче их на редакционные компьютеры.

В 17.00 в эфире звучит финансовый выпуск, в котором размещаются  новости с финансового рынка о наличии валюты, цены на нее, котировка. Здесь речь идет в основном о трех денежных единицах: долларе США, евро и российском рубле. Торги на рынке – эта тема тоже затрагивается в выпуске. Информацию предоставляет агентство «Экспресс», вся ссылка идет на него.

Информационный час на Первом канале

С выходом на FM-диапазон, естественно, появилась необходимость ввести дополнительные информационные выпуски. Но их материалы можно услышать (как говорилось раньше) также и по Первой программе Республиканского радио. Этот информационный блок выходит с 18.00 до 19.00. И к нему журналисты готовятся весьма серьезно. Так, этот час открывается кратким 5-7-минутным обзором тех событий, что произошли днем, сюда входят «пленки», текстовые информации, отбирается самое главное, представляющее особый интерес, а также дается анализ свершившихся событий. В обзоре газеты «Вечерний Минск» можно познакомиться с разными печатными материалами этого периодического издания, речь в которых идет о важных событиях, интересных и неординарных людях. В 18.10 – «Тайм-аут», выпуск спортивных новостей. В нем также подводится итог событий, но уже из жизни спортивного мира. После этого на связь выходит дежурный синоптик Белгидрометцентра, который знакомит с погодой на завтра, рассказывает про интересные факты и сведения из истории метеонаблюдений. Завершает 20-минутку выпуск для автолюбителей: информация про цены на бензин, ситуация на дорогах столицы, погода и работа контролеров на автобусных маршрутах.

В 18.20 в эфире занимают место авторские передачи. Каждый день недели закреплен за определенной из них, а это: «Пазіцыя», «Крымінал. Закон. Бяспека», «Сталічны адвакат», «Авацыя», «У базарны дзень». Здесь журналисты затрагивают разные житейские вопросы и поднимают темы, которые, как правило, подсказывают слушатели «Сталіцы».

Заканчивает этот эфирный час информационный блок «Рэха «Сталіцы», в котором радиослушателей знакомят с интересными фактами, событиями, людьми города и области. Выбор сюжетов для «Рэха «Сталіцы» проходит тщательно: может попасть туда только самая важная информация. Их много, 4-5, и звучат они не минуту, как обычно, а от 3 до 4 минут. Каждый материал идет под определенной рубрикой. Например, «Анонс дня», «Апытанне дня», «Афіша дня», «Ашуканне дня», «Здарэнне дня», «Клопат дня», «Надзея дня», «Недарэчнасць дня», «Непрыемнасць дня», «Падарожжа дня», «Падзея дня», «Парады дня», «Перамога дня», «Праблема дня», «Праваслаўны каляндар», «Прыгоды дня», «Радасць дня», «Сустрэча дня», «Сюрпрыз дня», «Узнагарода дня», «Усмешка дня», «Цэны дня», «Юбілей дня», «Чалавек дня». Также в «Рэха «Сталіцы» обязательно включают обзор цен Комаровского рынка на самые ходовые товары. Кстати, это один из самых слушаемых блоков (его выпуск повторяют утром следующего дня, в 6.40, и тот, кто не успел послушать информацию вечером, всегда это может сделать утром).

Завершает информационные выпуски всей недели цикловая программа  «Час і ўлада», которую готовят также сотрудники службы информации. Это подборка лучших интервью, комментариев, репортажей за неделю. Передача рассказывает также о работе и деятельности Мингорисполкома (командировки, приемы, совещания). Это информационно-аналитическая программа, в которой подводится итог тех событий, о которых говорилось раньше, в течении недели.

Организация работы службы информации

Рабочий день службы информации радиостанции «Сталіца» начинается с «летучки», на которой обсуждается прошедшие выпуски, а «утренняя смена» рассказывает о тех событиях, которые считает нужным осветить. Между журналистами службы информации распределяются задания и оговаривается время, к которому должны быть готовы материалы, если в этом есть необходимость, рассматриваются нерешенные вопросы или изменения в программе. После этого каждый журналист заниматься своим делом: «добывает» информации по заданию выпускающего редактора, созванивается с нужными людьми и договаривается о записи. Это все происходит предельно оперативно, так как служба информации работает под девизом: «Сегодня – на сегодня», то есть материал пишется и звучит в эфире в тот же день. Хотя, нужно сказать, сделать это не просто. Вызвонить, договориться, подготовиться к интервью, после этого прослушать и отобрать необходимое, отмонтировать фонограмму записи на компьютере, написать текст подводки выпускающему редактору, также продумать свой комментарий к записи – все это должно быть сделано в сжатые сроки. Бывает, что, готовя один материал, журналист вынужден вести работу, касающуюся еще и другого оперативного задания, так как событий, которые необходимо осветить, очень много.

Надо сказать, что большинство журналистов специализируются по теме, которую они изучили лучше всего и, которая им ближе по духу. Поэтому, когда поступает информация о событиях, которые входят в сферу интересов определенного журналиста, то ее, как правило,  обязательно отдают ему.

На радиостанции «Сталіца» развито взаимодоверительное сотрудничество между репортерами и редакторами программ. То есть либо непосредственно выпускающий редактор дает конкретное задание журналисту, либо сам корреспондент, имея подходящий материал, предлагает его ведущему.

Корреспондентская сеть. Так как в рубрике «Рэха «Сталіцы» обязательно должны быть авторские сюжеты из других регионов, журналисты службы информации радиостанции часто отправляются в командировки, чтобы провести репортаж с места происшествия, объективно оценить события, воочию убедиться в происходящем, взять интервью по свежим следам события. Иногда корреспонденты организовывают коллективные поездки, приуроченные к какому-либо мероприятию. Уже закрепились тесные связи со многими районами Минской области, руководство которых всегда с готовностью помогает репортерам. Местные жители также с нетерпением ожидают журналистов, рассказывают о своих проблемах и трудностях, делятся хорошими новостями. Такие встречи расширяют кругозор корреспондентов, позволяют им узнать новое из самых разных областей жизни.

За каждым журналистом службы информации закреплен определенный район Минской области, областной центр или столица соседнего государства. Выглядит это таким образом:

  1.  Миноблисполком.
  2.  Горисполком, Горсовет.
  3.  Бобруйск, Логойский, Смолевичский, Борисовский районы.
  4.  Пинск, Мядельский, Любаньский, Солигорский районы.
  5.   Москва, Молодеченский, Вилейский районы.
  6.  Киев, Воложинский, Минский районы.
  7.  Рига, Копыльский, Узденский районы.
  8.  Варшава, Березинский, Червенский районы.
  9.  Вильнюс, Клецкий, Крупский районы.
  10.  Могилев, Стародорожский, Слуцкий районы.
  11.  Брест, Несвижский район.
  12.  Гродно, Столбцовский район.
  13.  Гомель, Пуховичский район.
  14.  Витебск, Дзержинский район.

Каждый журналист в службе информации работает в определенной сфере проблематики – экономической, социальной или общественной; связь с зарубежными странами, международные отношения; администрация Президента Республики Беларусь, юридические органы; молодежные и благотворительные организации; торговля, профсоюзное движение; промышленность, наука, охрана окружающей среды; Национальное собрание, Министерство обороны; Совет Министров, финансы и предпринимательство; областная исполнительная и законодательная власть; криминал, чрезвычайные ситуации и общественная безопасность; городская исполнительная и законодательная власть, общественные объединения и политические партии; спорт; культура и образование; медицина и охрана здоровья. Если журналист по уважительной причине не может заняться своей темой, то в службе информации найдется всегда замена.

Существует также сотрудничество между радиостанцией «Сталіца» и журналистами областных городов республики и районов Минщины. Если у них происходит важное, значимое событие, то внештатные авторы заранее подготавливают свое выступление. Надо отметить, что некоторые выступления корреспондентов заранее записывает редактор смены, иные же сразу начинают работать в прямом эфире. География информационных сообщений не замыкается на событиях Минска и области, несмотря на то, что радиостанция является областным радио. Некоторые новости являются в какой-то мере эксклюзивными, так как освещаются только в новостных выпусках «Сталіцы».

Вопросы для самоконтроля

 

  1.  Охарактеризуйте основные тенденции развития информационного вещания за последнее десятилетие на белорусском радио.
  2.  Как вы понимаете идею персонификации информационного вещания?
  3.  Форматы FM-программ. Дайте оценку информационным выпускам этих радиостанций.
  4.  Назовите основные характерные особенности работы информационной службы новостей Первой программы Белорусского радио.
  5.  По каким принципам ведется типология информационных выпусков радио «Сталіца»?

ЛИТЕРАТУРА:

Дмитриев Л. А. Искусство информации: Учебник для самообразования и заочного обучения тележурналистике. В 2 ч. М., 1996.

Радиожурналистика. Учебное пособие. М., 2000.

Смирнов В. В. Практическая журналистика. РнД, 1997.

Теленовости: Секреты журналистского мастерства (реферат книги И. Фэнга «Теленовости, радионовости», Сент-Пол, 1985). В 2 ч. М., 1997.

Лекция 2. ИНФОРМАЦИЯ НА РАДИО

  •  Определение «новости». Основные требования к новостям
  •  Характер новости на радио
  •  Факт и комментарий в новостях
  •  Факты как исходный материал для сообщения
  •  Проблемы коммуникативности радиоинформации

Определение «новости». Основные требования к новостям

Природу новостей нельзя понять в отрыве от понятия информации. Новости существуют не сами по себе, а как часть целого – информации. Информация в журналистике – это сведения, которые собирает и использует в своей работе журналист и которые может извлечь из его произведения слушатель, зритель, читатель. Эти сведения могут быть старыми и новыми. В объем понятия «новость» входят только новые сведения, знать и понимать которые необходимо или важно, полезно или интересно каждому человеку. Понятие «новость», таким образом, прямо и непосредственно вытекает из понятия «информация».

Что касается конкретной новости, то в журналистике ее следует понимать как определенную совокупность отобранных, упорядоченных и воплощенных в соответствующую форму сведений, которые относятся к чему-то единичному и которые ранее не были известны слушателям, читателям, зрителям. Каждая такая новость, отражая новые факты, данные, знания, выступает движущей силой наших представлений о природе и обществе, помогает людям принимать правильные решения и соответствующим образом корригировать свое общественное поведение.

Среди характерных черт новостей, прежде всего следует выделить:

Скоротечность. Новость, как явление жизни, пользуясь математической терминологией – величина постоянная, так как появление новых сведений – объективно существующая закономерность. Но как частный факт, как данная конкретность, новость – величина переменная, потому что жизнь никогда не стоит на месте, и каждый день приносит что-то новое, до этого неизвестное. Поэтому то, что сегодня считается новостью, завтра чаще всего уже перестает быть ею.

Высокая притягательность. Эта черта новостей объясняется способностью их удовлетворять познавательную потребность людей, которая, как известно, является одной из древнейших потребностей человека. Благодаря своему содержанию – всегда свежему, часто неожиданному и непредвиденному, новости сравнительно легко «пробивают» разнообразные «фильтры» и «барьеры» в сознании людей и фиксируются их памятью.

Способность новостей сравнительно легко проникать в сознание, закрепляться в нем, запечатлеваясь следами пережитого опыта.

Проникая в сознание, новости несут с собой не только конкретные имена, цифры, факты, но и определенные их характеристики, оценки, мыли и суждения о них.

В особом характере воздействия новостей заключается их четвертая характерная черта. Сопутствующий новостям комментарий, воспринимаясь людьми, в дальнейшем оказывает влияние на их социальное поведение. Именно поэтому некоторые исследователи считают новости «троянским конем пропаганды» и склонны рассматривать их как вариант известного в психологии процесса внушения.

Характер новости на радио

Специфические особенности новостей на радио обуславливаются спецификой самого радио как канала массовой информации:

Они воспринимаются на слух и несут в себе большее количество дополнительной информации, чем те же новости в газете. Эта дополнительная или как ее еще называют «несмысловая информация» передается слушателям с помощью интонаций, ударений, изменения интенсивности голоса, его высоты, тембра. Поэтому звучащие новости влияют на ум и чувства людей активней по сравнению с печатными.

Они более оперативны, чем газетные, а во многих случаях и телевизионные. Слова «сегодня», «только что», «час назад», «сейчас, когда вы слушаете выпуск» особенно характерны для новостей по радио.

Они могут быть восприняты только в момент их передачи, так как слушатель не имеет возможности возвращаться к передаваемому сообщению. В большинстве случаев это обстоятельство приводит к тому, что процесс осмысления воспринятой на слух новости как бы сокращается или задерживается и главной становится не рациональная, а эмоциональная сторона восприятия.

Они не требуют специальной концентрации внимания и могут быть восприняты «между делом».

Они адресуются одновременно всем, но воспринимаются ограниченной аудиторией – чаще всего в семейном кругу или же индивидуально.

Они могут быть восприняты в любом месте – дома, на прогулке, в автомобиле, туристском походе и т.п.

Объектом журналистского внимания новости становятся тогда, когда ход событий, который они отражают, достигает определенной степени завершенности и проявляется в открытом общественном факте. Именно этот факт в большинстве случаев и знаменует собой рождение новости, отражает диалектический скачок, сигнализирует о появлении информационного повода – права и возможности довести новость к сведению слушателей в ее наилучшем качестве.

Новости – явление социальное. С точки зрения разных классов, партий, социальных групп, сословий, интересов государств они являются важным инструментом управления обществом и формирования массового сознания. Отсюда берет начало тенденциозность в их отборе и толковании. Так они становятся важным оружием классовой борьбы и начинают выступать как весомый фактор идеологического и организаторского влияния на людей. Поэтому ограничивать поле функционирования новостей только агитационным моментом нельзя. Новости – это также и пропаганда, и организация.

В рамках этой триединой функции новости выполняют ряд важных задач:

- первыми отражают важнейшие в нашей стране и за рубежом;

- ежедневно воспитывают массовую аудиторию на живых конкретных примерах и образцах всех областей жизни.

Факт и комментарий в новостях

Факт и комментарий – два основных компонента информации. Бывает, факт сам по себе настолько красноречив и убедителен, что комментарий не нужен. Более того, иной раз комментарий как бы размывает ударный эффект факта.

Вполне понятным и оправданным является стремление журналистов «Радиофакта» и «Постфактум-радио» показать слушателям масштабность тех или иных событий и фактов, поставить единичное в связи с общим. Однако возникает впечатление, что не всегда при этом соблюдается чувство меры, другими словами, комментарий явно завышает значение новости. Задача информационной журналистики – дать толчок самостоятельному мышлению людей, оставить им возможность самим проделать часть мыслительной работы на пути к выводу, конечно, при условии точного отбора и мастерской подачи фактов, подталкивающих к выводу. Соотношение факта и комментария – это в сущности, вопрос доверия редакции к мыслительным способностям аудитории, ее умение самостоятельно проводить параллели, делать верные выводы.

Факты как исходный материал для сообщения

Факты в переводе с латинского – «сделанное», это – исходное сырье, из которого журналист готовит свои материалы. Но почему у одних из одного и того же «сырого» факта в эфир идет правда, а у других ложь?

Вопрос: как и почему в журналистике, намертво прикованной к фактам жизни, рождается и правда, и ложь, – мучил человечество еще задолго до появления на земле пишущей братии, и до сих пор во множестве книг исчерпывающего ответа на этот вопрос нет.

Да если бы он и был, люди по-прежнему продолжали бы творить образ мира и общества по законам, увы, своего далеко не безупречного сознания.

Что же такое факт? Утверждение, что «факты говорят сами за себя», не верно. Говорят не факты, а люди, и каждый человек, – даже самый беспристрастный – говорит «за себя», то есть в своих собственных интересах. Журналистика имеет дело с фактом-событием, фактом-поступком, фактом-высказыванием, фактом-явлением.

Радиожурналистика использует не только научный, но также и образный, обыденный подходы к общественной жизни, которые всегда пристрастны. Погруженная в злобу дня, радиожурналистика нацелена на оперативное освещение происходящего и на активное формирование общественного мнения. С каким бы материалом ни соприкасался журналист, тот материал уже запечатлен или в памяти людей, или разного рода документах, включая прессу. Журналист поначалу имеет дело все же не с фактами, а с разнообразной информацией о случившемся, которая уже заключает в себе чью-то предварительную работу и, значит, чье-то субъективное восприятие (даже в самом, казалось бы, беспристрастном документе есть частица такого восприятия). И первая задача журналиста состоит в том, чтобы из сведений, которыми он располагает, путем их сопоставления, документальной сверки, друг с другом, и со своими личными впечатлениями, отобрать то, что на его взгляд наиболее достоверно. И когда автор осуществит эту операцию, перед ним окажется уже не сырье, лежащее неразобранной грудой, а полуфабрикат, из которого он в меру своего мастерства сооружает готовую к эфиру информацию.

Проблемы коммуникативности радиоинформации

В теории радиожурналистики сложилось положение, при котором цепь понятий «коммуникатор – сообщение – канал – аудитория – эффект воздействия» исследована лучше в своих начальных звеньях. Основательно разработана специфика радио. В последнее время улучшилось изучение аудитории, принесшее новые, удивительно полезные вести о той стороне вещания, которая длительное время была мало изучена. Социологические замеры дали теоретикам и практическим работникам определенные, пусть еще и недостаточные материалы об аудитории, ее составе, интересах, популярности тех или иных передач и жанров радиовещания.

Статистические методы исследования аудитории позволяют определить оптимальное время передачи, выяснить, когда и что лучше воспринимается слушателями, что им нравится, а что нет. Но они не показывают реального эффекта вещания. Человек может слушать радио, но запоминать, включать в свой духовный мир, непропорционально мало. А это значит, что эффективность передач низка. Из двух одинаковых по размеру заметок, переданных в информационном выпуске, одна может произвести глубокое впечатление, а вторая, вообще не затронуть внимания. Поэтому необходимо, чтобы все факторы были приспособлены к особенностям восприятия слушателя: размер материала для радио, количество заложенной в нее информации, способ формулировки, речевые акценты, язык.

Отношения аудитории к сообщению определяются рядом объективных и субъективных факторов. К объективным факторам относятся само содержание и форма сообщения, особенности звуковой интерпретации и т. д. К субъективным – индивидуальный опыт слушателя, особенности его восприятия, представления, профессиональное и общее образование.

Что же определяет эффективность восприятия информации по радио, какие моменты в устном сообщении повышают его эффективность? Это вопросы, на которые пока можно дать только частичный ответ, поскольку они мало исследованы.

Возможно, причиной того, что научные попытки в этой области были редкими, является сложность комплексного исследования. Кроме того, существует точка зрения, что при отборе. восприятии и запоминании радиосообщения не играют определенной роли индивидуально-психологические склонности слушателей. По мнению некоторых специалистов, намного большее значение имеют факторы социально-демографические: пол, возраст, образование, общественное положение.

Исследование восприятия и усвоения радиосообщений слушателями является сегодня актуальным делом, ибо без этих знаний трудно достигнуть дальнейшего повышения эффективности радиопропаганды.

Для того, чтобы радиопрограммы создавались с учетом научно обоснованных принципов, полезно было бы для основных типов программ (аналитических, информационных, образовательных и т. д.) разработать психологические модели с учетом психологии индивидуального слухового восприятия. Особенно важно это для передач, несущих слушателям огромный заряд смысловой информации (аналитических, информационных).

Специфика слухового восприятия сообщений по радио. Установлено, что 70 процентов времени человек проводит в речевых отношениях. Между четырьмя видами речевой деятельности это время распределяется следующим образом: чтение – 16 процентов, письмо – 9, разговоры – 30, слушание – 45 процентов.

Значит, большую часть активного дня человек проводит в речевых отношениях, а наибольший удельный вес здесь составляет слушание.

Между тем, проблема восприятия и понятия устной речи сравнительно недавно стало предметом широкого научного обсуждения. Появился даже специальный термин «аудирование», что обозначает слушанье с понятием.

Восприятие звука – только одна из двух сторон, составляющих процесс аудирования. Вторым является понятие звучащей речи. Понятие – составной процесс анализирующей и систематизирующей работы мышления, имеющий конечный результат – включать познание в существующий запас представлений, понятий и мыслей.

У слушателя он осуществляется в таком порядке:

1. Распознаются звуки, мысли, факт.

2. Услышанное осмысливается.

3. Делается разграничение нового и известного.

4. Новое соотносится с прошлым опытом.

5. Идет интерпретация услышанного в сознании.

6. Наконец, нехватка материала домысливается на основе услышанного. На основе контекста заполняются бреши.

Понятие, отмечают психологи, характеризуется обобщением предметов и явлений, которые мы воспринимаем, соотношением только познанного материала, прошлого опыта с новой информацией.

Рассматривая похожесть и разницу слушания и чтения, можно отметить, что общим у них является цель. Читать, как и слушать, можно с целью получить какую-нибудь информацию, знания или для удовлетворения эстетического чувства. Основная разница заключается н в цели, а в условиях деятельности.

При этом стоит подчеркнуть такую важную особенность, как неизбирательность слуха. Мы не способны «отвести уши» от чего-то, как можно отвести глаза Всякие побочные раздражители не только мешают, но иногда делают совершенно невозможным целенаправленное аудирование того или иного сообщения.

Внимание слушателей вообще намного менее устойчиво, чем внимание читателя. Более высокая концентрация внимания читателя , основанная на физической деятельности – необходимости переносить взгляд с одной строки на другую, перелистывать страницы – вызывает дополнительную активность в восприятии, тогда как слово доходит до слушателя без активных усилий с его стороны.

Обычно выделяют следующие типы слушания радио:

1. Поисковое – когда слушатель, крутя ручку настройки приемника, старается найти какую-нибудь конкретную передачу.

2. Сосредоточенное – когда слушается все сообщение или группа сообщений. Даже при наличии специальной заинтересованности оно требует от слушателя определенных усилий и составляет очень малую часть всего его времени в течение суток.

3. Избирательное, или селекционное – когда воспринимается только часть сообщения или программы.

4. Фоновое – когда радио или телепередача является элементом окружения и только частично затрагивает сферу сознаний слушателя. Мощные речевые, музыкальные стимулы, смена темы или формы материала в ходе материала в ходе передачи способны активизировать внимание аудитории и перевести осознанное. Но неправильно было бы считать, что фоновое слушание не оставляет никакого следа в сознании. Не полностью осознанное не означает полностью потерянное для слушателя. «Получая из внешнего мира огромный приток информации, человеческий мозг доводит до уровня сознания примерно тысячную часть этого притока. Неужели остальная часть просто отбрасывается как ненужная? Нет, мозг аккумулирует и еще часть информации, оставляя ее за порогом сознания. Эта информация накапливается, перерабатывается, чтобы в один прекрасный момент «выйти на поверхность» и стать основой для решения проблем, которые не поддавались решению при оперировании осознанной информации.

Охарактеризованные типы слушания радио не всегда просто выделить в чистом виде. Восприятие человеком радиопередачи то поднимается к пику, то падает до нуля. Фоновое слушание радиопрограммы может через минуту превратиться в селективное, или сосредоточенное, а еще через некоторое время так же стремительно пойти в обратном направлении. Под воздействием многих факторов одну и ту же передачу слушают по-разному.

В качестве существенного момента стоит все же подчеркнуть радиожурналисту приходится считаться как с объективным фактом, что слушание радио очень часто является для аудитории не единственным, если не второстепенным занятием.

Отсюда вывод: степень доходчивости радиосообщения должна быть высоко. Газету можно прочесть трижды, но что для газеты плохо, то для радио – катастрофа.

Эксперименты показывают, что довольно низкая пропагандистская ценность текста, в котором много цифр, имен, географических названий, если они не подаются образно, в сравнении, не работают на раскрытие основного смысла сообщений. А если еще слушателю надо напрягать внимание, чтобы услышанное поставить в определенные логические связи, то с уверенностью можно сказать – сообщение не даст эффекта. Более того, оно может помешать восприятию следующих материалов, поскольку слушателю приходится останавливать внимание и додумывать, домысливать сообщение в ходе беспрерывной передачи новых сообщений.

Каковы же научные критерии продуктивного слухового восприятия? Социологические исследования здесь мало помогут. Ответ может быть найден путем глубинных психологических анализов процесса восприятия звукового сообщения. Так. например, установлено, что эффективно воспринимает звуковую информацию тот, кто способен:

  •  удержать в памяти детали прослушанного сообщения;
  •  отличить главные сообщения от второстепенных;
  •  связать между собой по смыслу главные сообщения;
  •  сделать обоснованные выводы;
  •  соответственно услышанному выработать систему своего поведения.

Изучению особенностей передачи, восприятия и переработки информации придает сейчас огромное внимание инженерная психология. Это вызвано тем, что проблема пропускной способности сознания человека как особого отдельного звена в системе «машина – оператор – машина» приобрела в условиях научно-технического прогресса особое значение.

Существенное значение для работников радио и телевидения имеют, в частности, выводы инженерной психологии относительно допустимого качества информации. Темп передачи информационных сигналов должен определяться пропускной способностью его сознания. Увеличение темпа передачи допустимо только до определенных границ.

Полезным может быть и вывод о том, что с ростом информативного содержания сигналов закономерно растет и время реакции. Что это означает? Память слушателя имеет свои границы. Вначале сообщения она относительно легко содержит в себе переданные сигналы. Но постепенно заполняется до той поры, пока не доходит до предела и дальнейшее восприятие становится невозможным. Это касается не только полных сообщений, но и отдельных их фраз. Чем больше информации несет фраза, тем труднее она воспринимается.

Исследователи, анализируя радиопереговоры между диспетчерами аэропортов и экипажами самолетов, показали, что они интуитивно избегают длинных фраз, ибо полностью сообщение в такой фразе восприниматься не будет. Но и коротких фраз у них в переговорах употребляется не много, потому что условия труда требуют передачи большого объема информации.

Какие же положения этого опыта могут быть полезными для работников радио и телевидения?

1. Ориентация слушателей на начало фраз: начальные элементы фраз воспринимаются лучше, чем срединные и конечные.

2. Длина фраз не имеет особенного значения примерно к уровню 11 слов. С удлинением фраз за эту границу возникают ошибки в восприятии.

3. Сжатость сама по себе не гарантирует лучшего понимания. В некоторых случаях удлинение высказывания приводит к более точному восприятию.

Последний вывод заслуживает особого внимания, ибо он парадоксально противоречит одному устойчивому в теории радиовещания неточному положению. Поскольку вещание устное, утверждает он, отличительной чертой радиоматериалов должны быть простота и ясность. Это так, но слова эти в основном употребляются как синоним сжатости. Сжатость или продолжительность в сообщении многие радиожурналисты, не колеблясь, отдадут преимущество первому. И такой ответ нельзя считать правильным. Ни сжатость, ни продолжительность не являются самыми важными факторами коммуникативности. В некоторых случаях сжатость, так же как и чрезмерная усложненность мысли, ведет к неправильному или неполному понятию речевого сообщения.

Как мы отметили, слуховое внимание очень неустойчивое, в этой связи доходчивость того или иного материала определяется тем, насколько он позволяет слушателю, пользуясь контекстом, заполнить пропущенные элементы в содержании того или иного сообщения. Явление, когда сигналы могут быть лишними для понимания основного содержания материала, называется в теории информации чрезмерностью.

Значение чрезмерности можно показать на примере наших собраний. Много говорят – информации почти никакой. Однако встречаются и другие случаи: выступающий говорит так сжато и коротко, что слушать его трудно из-за постоянного напряжения внимания. Что-то помешало – и потерял логику. Это потому, что чрезмерность выступления малая, а контекст очень сжатый, не помогает восстановить пропущенное.

Мешает восприятию шум в канале передачи, а также окружающий звуковой фон. Это то, что один не хотел бы передать, а второй не хотел бы слышать.

Исследуя слуховое восприятие, французский ученый А. Молль вырезал с магнитной записи отдельные звуки, части слов или целые слова, затем эту пленку давали прослушать участникам эксперимента. Выяснилось, что максимум текста, который можно было выбросить, чтобы в целом сообщение понимали слушатели, превышал 50 процентов. Это была чрезмерность текста. В записях импровизированных устных высказываний, также в репортажных передачах чрезмерность была еще большей.

Однако всегда ли следует выбрасывать «лишний» текст, особенно при устном восприятии? Сложность (и беда) в том, что в редакциях доводка материала проходит чаще всего по тексту, а не по фонограмме. Между тем некоторая чрезмерность необходима.

Нельзя ждать от радиослушателей постоянного напряжения памяти или внимания при восприятии передачи. И тут очень кстати повторы, некоторая чрезмерность для того, чтобы выделить и закрепить в сознании аудитории то, что должно быть усвоено в первую очередь. (Повторы заголовков новостей, повторы анонсов, повторы музыкальных тем в произведениях).

Цели пропаганды имеют много общего с целями преподавания, дидактики, обучения. В особенности это характерно для радиовещания, у которого, как у преподавателя, основной «инструмент» воздействия – устное слово. Один из принципов дидактики – повторение – находит своеобразное использование в пропаганде в форме повторения ею основанных тем, периодического возвращения к определенным пропагандистским направлениям на новом, измененном материале. В практике радио этот принцип должен вести также и к повторению ключевых материалов внутри программных единиц. Таким путем в памяти слушателя создаются опорные пункты, своеобразные острова в море фактов, вокруг которых группируется материал запоминания. Дидактика подтверждает, что таким путем легче закрепляется материал.

Вместе с тем при использовании повторов следует иметь в виду следующие правила:

- повторы могут быть почти дословными или в сокращенном виде;

- повтор может формулироваться по-новому;

- сущность материала может доноситься подчеркиванием ключевых слов, которые символизируют идею в целом;

- стереотипы, которые еще не стерлись, из-за своей новизны более подходящие для повторения.

Каким же должен быть ответ на вопрос: «Сжатость или чрезмерность в радиосообщении?» По-видимому, такой: оптимальная сжатость в сочетании с необходимой степенью чрезмерности, чтобы слушатель усвоил тот минимум информации, который хочет передать редакция. Иными словами: словам тесно – мыслям просторно.

Вопросы для самоконтроля:

1. Дайте определение «новости» как необходимой составляющей информационного вещания.

2. Постарайтесь дополнить общепринятые характеристики новости на радио своими, на ваш взгляд, не получившими внимания особенностями.

3. Что такое «факт» в журналистике? В чем состоят особенности подготовки информации на радио.

4. В чем состоит специфика слухового восприятия сообщений на радио?

ЛИТЕРАТУРА:

Андроников И. Слово написанное и сказанное. Я хочу рассказать вам. М., 1965.

Бараневич Ю. Д. Жанры радиовещания: Проблемы становления, формирования, развития. Киев, Одесса, 1978.

Гаспарян В. В. Работа радиожурналиста. Технология творчества. М., 2000.

Руководство для создателей передач Би-Би-Си. М., 1997.

Смирнов В. В. Актуальные проблемы журналистики. Ростов-на-Дону, 2000.

Лекция 3. ФОРМЫ РАДИОВЕЩАНИЯ И ЖАНРЫ РАДИОЖУРНАЛИСТИКИ

 

- Понятие «форма».

- Формы информационного вещания: становление, развитие.

- Понятие «жанр».

- Виды жанров радиожурналистики.

Понятие «форма»

В современной радиожурналистике существует два понятия, касающихся создания программы радиопередач – это

- форма радиовещания;

- жанр радиожурналистики.

Прежде всего поясним, что мы имеем в виду, говоря о формах информационного вещания. Пояснение тем более необходимо, что в некоторых работах по радиожурналистике понятие «форма радиовещания» (информационный сборник, радиогазета, радиожурнал и т. д.) нередко ставится в один ряд с другим понятием «жанр радиожурналистики» (заметка, интервью, репортаж, комментарий и т. д.). Между тем эти понятия, несмотря на некоторое внешнее сходство, вовсе не однородны – они принадлежат к различным системам понятий.

Следовательно, когда мы говорим о структуре радиопрограммы, целесообразно различать «формы радиовещания» и «жанры радиожурналистики». По мнению известного исследователя радиожурналистики В. Н. Ружникова, форма радиовещания лежит в сфере программной деятельности радио, относится к построению вещательной программы5. Форма радиовещания – это составная часть программы, имеющая в известной мере самостоятельное значение. Различные формы передач – это различные способы выделения и организации части вступительного материала внутри программы.

Более того, каждому виду вещания – общественно-политическое, художественное, музыкальное – соответствуют и свои определённые формы передач – радиогазета, радиожурнал, радиообозрение и т.д. Исходя из этого, постараемся вывести определение.

Форма – это составная часть радиопрограммы вещательного дня, скомпанованная из отдельных журналистских произведений, выполненных в различных жанрах, объединённых тематическим единством и функцией.

И ещё, теория радиожурналистики не выделяет привычные для нас слова «радиопрограмма», «радиопередача» или понятие формы радиовещания.

Термины радиопрограммы. Радиопередача чаще всего бытует в практике радиожурналистов как безотносительное название отдельных выпусков, например, тематических, дифференцированных на определённую категорию радиослушателей и т.д. Также, например, как понятие «передача» предполагает любую из форм радиовещания. Так, в эфире мы слышим слова диктора, ведущего:  

– А теперь послушайте передачу для школьников.

И в эфире звучит передача в форме радиогазеты.

Понятие «жанр радиожурналистики» относится к процессам журналистского творчества и воздействия произведений журналистики на слушателей, то есть лежит в сфере создания и функционирования произведений радиожурналистики.

Жанр – это определённый тип произведения. Жанры различаются между собой по методам освоения и описания действительности, а также по способу коммуникации, контакты со слушателем (для радиорепортажа, например, характерен так называемый эффект присутствия – именно этому жанру присущий способ коммуникации).

Уместна здесь такая аналогия из области печати. Известны понятия «тип издания» – газета, журнал, брошюра и т. д. и «жанр журналистики» – статья, корреспонденция, комментарий. Хотя и то, и другое понятие связано с одной широкой областью духовной культуры – печатью, – они  принадлежат к совершенно различным понятийным рядам. Так тип издания – понятие относится к предмету теории печати, а жанр журналистики – к предмету теории журналистики. Трудно себе представить, чтобы в наши дни кто-нибудь допустил путаницу, поставив эти понятия в один смысловой ряд. А ведь они отстоят друг от друга нисколько не дальше, чем понятия «форма радиовещания» и «жанр радиожурналистики». Поэтому смешение, путаница этих понятий также недопустима.

Формы информационного вещания: становление, развитие

Радиоинформация как вид вещания прошла не столь простой и не столь малый путь развития, как может показаться на первый взгляд, если в особенности при этом исходить из хронологической краткосрочности пройденного пути. Существующий в настоящее время в радиовещании комплекс оперативных информационных передач – выпуски «Новостей», радио «Сталіца», трансляции и репортажи с место событий, специальные информационные программы «Радиофакт», «Постфактум-радио» и другие – сложился в результате длительной и сложной исторической эволюции. Её содержание, её конкретные проявления и формы в разные периоды истории всего советского периода (хотя такие сведения и представляют большой профессиональный интерес) не относятся к предмету нашей лекции, которая посвящена современной радиоинформации.

И всё же один из аспектов этой исторической эволюции должен быть рассмотрен. Если функция оперативной информации присуща радиовещанию как стабильное, постоянное его свойство, то формы осуществления этой функции в советском радиовещании, или, иными словами, формы информационных передач, были различными. Их появление и смена зависели от многих факторов: в первую очередь от тех или иных конкретных исторических условий, в которых функционировало наше радиовещание, от задач, которые выдвигали перед ним партийное и государственное руководство того времени, а также от уровня развития самого радиовещания, его места и роли в системе средств массовой информации и пропаганды.

В этой связи обратимся к некоторым фактам истории вещания.

Первые шаги в развитии радио как средства оперативной массовой информации   относятся к 1917 – 1924 годам. В этот период только начиналась работа по созданию массового радиовещания и радиослушания. Господствующее положение ещё занимал радиотелеграф. Радиотелефонные передачи проходили фазу эксперимента. Лишённое «дара речи», радио пока не могло поддерживать прямого, непосредственного контакта с массовой аудиторией и должно было обращаться к посредничеству печатной техники.

В этот начальный период основной и универсальной формой радиосообщение, которое в форме звуковых сигналов азбуки Морзе посылалось в эфир одной радиостанцией и принималось другой, чтобы только затем, воплотившись в печатный текст – листовку, сводку, объявление, – вступить в контакт с массовой аудиторией.

Здесь перед нами как бы переходная форма, которая уже не совпадает полностью с традиционными формами печатной информации, но в то же время ещё не является полностью формой устной, звучащей информации, подобной другим формам, свойственным зрелому радиовещанию.

Термин «радиограмма», относясь к радиосообщениям вообще и  обозначая их форму, не затрагивал жанровой структуры передаваемых материалов. Но это не значит, что они были лишены жанровых признаков. Анализируя радиограммы по содержанию, по характеру и назначению, можно легко выделить среди них различные типы материалов, то есть различные жанры. Вспомним, что в форме радиограмм передавались самые разнообразные материалы, например: воззвания, обращения, призывы, декреты, директивы, инструкции, информации, сводки, объявления, письма. Конечно, эти жанры не возникли внутри самого радиовещания; это были жанры тех партийно-государственных документов и материалов, которые составляли главное содержание радиопередач первых лет Советской власти. И других жанров наше радио тогда ещё не знало. Именно они явились первыми радиожанрами, предшественниками, своего рода пражанрами современных жанров, первой исторической ступенью на пути становления системы жанров радиожурналистики.

Появление следующей новой универсальной формы информационных радиопередач датируется осенью 1924 года, то есть временем организации в СССР регулярного радиовещания. Такой формой стали радиогазеты. Как известно, первый выпуск первой в нашей стране «Радиогазеты РОСТА» прозвучал в эфире 23 ноября 1924 года. Начиная с этого момента и до августа 1932 года радиогазеты существовали в отечественном вещании в качестве основной, ведущей формы оперативной политической информации.

Возникшее в первой половине 20-х годов словообразование «радиогазета» лаконично, но предельно точно передавало существо и специфику этой новой, дотоле неизвестной формы, синтезировавшей возможности печати и радиовещания. В программном обращении к  слушателям, которое открывало первый номер «Радиогазеты РОСТА», её организаторы писали: «Радиогазета такая же газета, как и всякая другая. В радиогазете есть передовая, фельетон; есть телеграммы РОСТА со всего света, есть события дня в Москве; есть новости науки и техники и т. д. Но вместе с тем радиогазета совсем не похожа на ту печатную газету, которую можно получить по почте… Радиогазета – самая живая газета в мире. Радиогазета не читается, а слушается. Радиогазета написана живым разговорным языком. Радиогазета состоит из живых коротеньких статеек. Живых коротеньких сообщений. Взявший трубку радиоприёмника дослушает радиогазету до конца. Узнает все важнейшие политические и другие события дня6.

Эти слова очень выразительно характеризовали радиогазету, раскрывали своеобразие новой формы.

Исходным пунктом радиогазеты была печатная газета: её опыт и методы, газетные традиции и газетные жанры. Период существования радиогазет в качестве основной формы вещания был для нашей радиожурналистики порой ученичества, временем, когда новый вид журналистики активно осваивал все богатства и ценности, которыми располагала журналистика традиционная – печатная, газетная.

При этом важно подчеркнуть, что образец для подражания и научения был взят «новичком» не случайно, не по принципу: могло быть так, а могло и не так. Радиовещание «проходило свои университеты» именно у газеты потому, что у обоих средств – при всех существенных различиях – общим было главное – присущие им социальная роль, социальные функции. Эту глубокую общность печатной газеты и «газеты без бумаги и «без расстояний» подметил и подчеркнул в своих высказываниях о радио В. И. Ленин.

Примечательно, что первые советские радиогазеты дублировали названия печатных газет того времени. Например: 1) «Крестьянская радиогазета» (начала выходить 1 апреля 1926 г.), 2) «Рабочая радиогазета» (15 мая 1926 г.), 3) «Комсомольская правда» по радио» (19 декабря 1926 г.), 4) «Красноармейская радиогазета» (1 ноября 1927 г.), «Чырвоная змена па радыё», «Беларуская радыёгазета», «Беларуская вёска» (13 марта 1926 г.)7. Само по себе такого рода дублирование многозначительно и помогает на правильно, исторически достоверно понять характер взаимоотношений между печатными газетами и их радиоаналогами. Но ещё более существенным с этой точки зрения представляется тот факт, что первые наши радиогазеты создавались и выпускались на базе одноименных печатных газет. Каждая радиогазета и в творческом, и в производственном отношении была подопечна не только акционерному обществу «Радиопередача» (с осени 1928 года, после ликвидации акционерного общества, – Наркомпочтелю), но и редакции одноименной печатной газеты.

Уже в начальной стадии своего развития советское радиовещание, подобно газете, проявило себя как «коллективный пропагандист, агитатор и организатор». Правда, способ реализации этих главных функций не был и не мог быть одинаков у газеты и радиовещания – он серьёзно зависел от их специфики, от своеобразия их возможностей, их выразительных средств.

Воплотившись в форму радиогазеты и во многом следуя газетному опыту, радио в то же время не повторяло механически этого опыта. В рамках, казалось бы, старой формы непрерывно шёл активный процесс выявления собственных возможностей.

Нельзя не согласиться с выводом, который делал Ю. А. Летунов, отмечая, что «… вёрстка материалов, их краткость, разговорная манера изложения свидетельствуют о том, что с первых шагов журналистика по радио не только брала на вооружение опыт печатных газет, но и нащупывала пути прямого разговора со слушателями»8.

Оба процесса, одинаково характерных для рассматриваемого периода, – освоение газетного опыта и выявление собственной специфики – шли не просто параллельно и одновременно, а тесно переплетаясь, взаимодействуя, взаимовлияя.

Нельзя согласиться с теми исследователями, которые, изымая радиогазету как явление из контекста исторических условий и исходя из более поздних представлений о радиовещании, характеризуют её как изначально неполноценную, неудачную форму радиопередач, справедливо отмечает исследователь радиожурналистики В. Н. Ружников9.

Понять существо и своеобразие радиогазеты, научно определить её место и значение в истории радиовещания, правильно ответить на вопрос, почему такая форма в своё время появилась и в своё время исчезла, можно только с позиций конкретно-исторического анализа. Этот анализ уже начат в исследованиях историков советского радиовещания.

На смену радиогазетам, получившим в 20-е годы повсеместное распространение в советском радиовещании, пришли выпуски «Последних известий».

Постановлением ЦК ВКП(б) в августе 1932 года были ликвидированы радиогазеты. Создаются и складываются в качестве основной формы советских информационных радиопередач «Последние известия» На белорусском радио с 1933 года. Радиовещание как средство массовой информации и пропаганды поднялось на новую, более высокую ступень.

Радио уже показало свою способность передавать больший объём информации, чем это делала та или иная печатная газета, быть более оперативным средством в сборе и распространении информации, чем газета, чем любое печатное издание (абсолютная оперативность), давать более полную, более адекватную картину событий (звуковая атмосфера события, живые голоса его участников), показывать события в их динамике, развитии, естественном течении.

Эти возможности радиовещания как новейшего средства массовой информации достаточно явно обозначились к началу 30-х годов, но господствовавшая в то время форма радиогазеты уже не могла открыть им простор, была тесной и узкой для них – они ещё оставались в основном потенциальными.

Здесь, вероятно, и надо искать причины отказа вещания от формы радиогазеты и перехода к форме «Последних известий».

«Последние известия», в отличие от радиогазеты, в которой оперативная информация сочеталась с материалами неоперативными, представляли собой от начала до конца оперативно-информационную передачу. Сам факт возникновения такой формы свидетельствовал об углублении в советском радиовещании процесса дифференциации программ, о более чётком выделении в программе передач, выполнявших различные общественные функции – информационную, агитационную, пропагандистскую и другие.

«Последние известия», будучи целым комплексом передач в рамках программы каждого вещательного дня (утренний, дневной, вечерний, ночной выпуски), обладали значительно большей информационной площадью, чем любая радиогазета и, следовательно, намного увеличивали общий объём ежедневно передаваемой по радио информации.

Возможности радиогазет в области оперативности информации были ограниченными. Это объяснялось, во-первых, их периодичностью (одна передача в сутки), во-вторых, присущим им способам сбора, обработки и распространения информации, который в основном повторяя способ печатных газет, требовал немалых затрат времени. Естественно, при этом информационная служба радио работала в лучшем случае по правилу: сегодня произошло, завтра сообщается. Такая  степень оперативности10 оптимальна для газеты.

Новая форма – «Последние известия» – резко повышали степень оперативности радиоинформации. Сообщения, поступавшие в радиокомитет непрерывно в течение суток, выпуск за выпуском передавались в эфир. Теперь была исключена возможность для информации помногу часов лежать на выпуске в ожидании выхода в эфир очередного номера радиогазеты. Всё более явственно в работе информационной службы радио утверждалось правило: в «Последних известиях» сообщать о том, что произошло сегодня. Это обеспечивало новой форме информационных передач такую степень оперативности, которая была  недосягаема для радиогазет.

Развитие информационной службы на радио в этот период отмечено ещё одной чрезвычайно важной тенденцией. В структуре оперативных радиопередач, в том числе «Последних известий», с начала 30-х годов всё более утверждается такой элемент, как прямые передачи с мест событий – трансляции и репортажи. В составе отдела «Последних известий» была создана специальная редакция «актуальных передач» – так в то время назывались прямые репортажи с мест событий и трансляции.

В этих передачах с огромной силой проявилось уникальное свойство радиовещания как новейшего средства информации – его абсолютная оперативность, то есть способность сообщать о событии в то самое время, когда событие происходит, и при этом пересылать информацию любому числу людей на любые расстояния.

Созданные 70 лет назад «Последние известия» (или просто «Новости») и сегодня живут и здравствуют. Не следует, однако, впадать в заблуждение. Эта традиционная и несомненно весьма устойчивая форма не стояла на месте, не застыла в своём изначально-неизменном виде. Она непрерывно развивалась, совершенствовалась, подвергалась большим и малым переменам.

Год от года в программах радио возрастал общий объём информации, увеличивалось количество выпусков «Последних известий», сокращались промежутки времени между выпусками, повышалась в целом оперативность радиоинформации. «Последние известия» в комплексе с другими оперативными передачами давали всё более полную панораму дня.

В процессе дифференциации всего информационного вещания уточнялся содержательный (и жанровый) профиль каждой передачи. Выпуски «Последних известий» всё более отчётливо становились формой, которая несла в себе краткие оперативные сообщения. Более крупные по объему и менее оперативные передачи выделялись либо в качестве самостоятельных элементов программы (репортажи с мест событий, комментарии на внутренние или международные темы), либо в качестве составных частей других передач.

На базе «Последних известий» как универсальной формы возникло несколько модификаций. Среди них отметим экстренные выпуски «Последних известий», специальные выпуски «Последних известий» (например, арктический выпуск «Последних известий»), тематические выпуски информации (например, «Спортивные известия», в последние годы – «Спортивный дневник»).

Все отмеченные изменения оставляли непоколебимым положение «Последних известий»; они происходили как бы внутри этой универсальной формы. Такая «монополия» сохранялась в нашем вещании до августа 1964 года, когда рядом с «Последними известиями» и как бы в помощь им появилась ещё одна качественно новая форма – специальная общесоюзная музыкально-информационная программа «Маяк», созданная 24 июня 1964 года и белорусская информационно-музыкальная программа «Крыніца» (1 октября 1972 г.).

Содержание и профиль нового канала определялись так: информационно-музыкальная радиопрограмма должна содержать оперативную информацию (не реже двух выпусков в час) о важнейших событиях экономической, политической и культурной жизни в стране и в зарубежных странах, краткие комментарии на тему дня, новости спорта, репортажи, интервью, создавать путём тщательного отбора и продуманного повторения наиболее важных новостей политически верную картину событий внутренней и международной жизни.

Радиопрограмма должна состоять также из коротких передач симфонической и народной музыки, народных, советских и зарубежных песен, номеров эстрады, коротких рассказов и композиций.

Организация информационно-музыкального канала была крупным качественным сдвигом в развитии советского информационного радиовещания. По сравнению с традиционной системой выпусков «Последних известий» новая форма обладала рядом существенных особенностей и преимуществ.

Впервые задача оперативной информации возлагалась не на отдельную передачу и не на комплекс оперативных передач, а на целую специальную программу. Одной из ведущих форм радиоинформации стала, таким образом, целая программа. «Маяк» был первой в советском вещании круглосуточной программой. «Маяк» превосходил другие программы радио (и другие каналы информации) по степени оперативности. Это обеспечивалось своеобразной структурой программы – выпуски новостей передавались один за другим каждые полчаса. С появлением «Маяка» неизмеримо увеличилась информационная площадь отечественного радио. До августа 1964 года по всем программам Центрального радиовещания передавалось в сутки около 50 выпусков оперативной информации, сразу же после создания «Маяка» число выпусков увеличилось вдвое.

Вышедшая 1 октября 1972 года информационно-музыкальная радиопрограмма Белорусского радио «Крыніца» (планировалась выходить как аналог «Маяка») не смогла повторить успехи и сегодня здравствующего «Маяка». В силу различных идеологических и партийных установок руководства того времени белорусская «Крыніца» не смогла выйти на уровень круглосуточного вещания. В основном программа дублировала информационное вещание Первого общенационального канала, а с выходом в эфир на Первой программе (быстро завоевавшей огромную популярность) утренней информационно-аналитической передачи «Радиофакт» и аналитической итоговой программы «Апошніх паведамленняў» – «Постфактум-радио», интерес радиоаудитории к передаче «Крыніца» снизился и программа была реорганизована во второй общенациональный канал вещания Радио-2.

Понятие «жанр»

Жанр – это определенный тип произведения, в переводе с французского обозначает «вид», «род». Однако в каждой сфере творческой деятельности существуют свои подходы к определению этого понятия, но они базируются на общей основе – практике функционирования разных видов искусств на протяжении определённого времени. Специфика же разных видов искусств вносит свои коррективы в толкование жанров. Например, в литературе «жанр – это исторически сложившийся тип литературного произведения», в теоретическом понятии о жанре обобщаются черты, свойственные более или менее обширной группе произведений какой-либо эпохи, данной нации или мировой культуре вообще. Это довольно общее определение. Следует заметить, что внутри литературоведения существуют разные толкования понятия «жанр». Так, оно из них читает публицистику тоже жанром.

В определении жанров в журналистике, особенно в последнее время, в большей степени учитывается их функциональная направленность, так как журналистика – такой вид творческой деятельности, который связан с задачами открытого публицистического воздействия на общество.

Первостепенное в понимании жанра, его признаков – функция, но она не существует сама по себе. Как только появляется задача, возникает и предмет, который она предопределят, на который она направлена, чтобы воплотиться. Поэтому речь идёт о функционально-предметном подходе к жанру.

А теперь разложим «по полочкам» творческий процесс журналиста и уясним, как каждый этап его творчества влияет на природу жанра.

Потребность общества определяет задачу и цель, которая ведёт к её решению и удовлетворению потребности:  в таком случае все действия будут подчинены поиску необходимых материалов, набору «инструментов», способов работы, выполнению определенных операций.

Задача – это набор представляемых операций, которые должны воплотиться в творческом действии для удовлетворения определённых потребностей, обусловленных путём их достижения.

Цель – рубеж, фокусирующий в себе потребность и обозначающий путь её достижения.

Слово «функция» трактуется в иностранных словарях как деятельность, роль, назначение, круг обязанностей, с помощью которых выполняются целевые действия для решения поставленной задачи. Радиожурналистика осуществляет разные функции одновременно, то есть она полифункциональна.

Предмет – конкретный материал для изучения, воплощающийся в журналистское произведение, это информационная база, необходимая для решения журналистской задачи: факты, события, явления, ситуации, отношения между ними, процесс их развития, это сведения, порождающие мысли человека.

Метод – набор способов, приёмов для решения задачи, овладения предметом (наблюдение, изучение, осмысление и т. д.), написание материала.

Содержание и форма – творчески воплощённая задача в определённом тексте, готовый результат, выраженный в законченном журналистском произведении. Под текстом понимается не «газетный фрагмент», а принятое в современной науке воплощённое в форму содержание (музыкальный текст, телевизионный текст и т. д.)11.

Итак, функция, предмет, метод, содержание и форма находятся в теснейшем взаимодействии, так как создание произведения есть творческий процесс.

Любая задача требует для своего решения определенных средств, формообразующих, композиционных лексических, акустических. Каждый жанр призван отражать действительность с необходимой глубиной, охватом документального материала, поэтому жанры отличаются между собой и масштабом отражения и обобщения. Решая разные по сложности задачи, журналист оперирует разным временем и пространством. Объем материала – тоже одно из существенных качеств жанра. Чем больше объем произведения, тем сложнее его композиция, внутренние связи всех его компонентов.

И еще, в жанре проявляется не только отраженный материал, но и сам автор, его отношение к фактам, событиям, явлениям. Поэтому каждый жанр имеет разную степень самовыражения автора.

Как уже подчеркивалось, особенности жанров радиожурналистики обусловливаются, спецификой радиоканала и формой воплощения речевого общения. Они оперируют живым словом. Многие жанры радиожурналистики, призванные решать полифункциональные задач воздействия на слушателей, пришли в эфир из обычного бытового общения. Они видоизменились под влиянием литературного творчества, стали сложнее, многограннее. Но направленность на аудиторию, обращенность к слушателю в радиожанрах остались в опосредованной форме и проявляются разными способами: от прямого обращения до ведения в текст различных регулятивных приёмов. Жанры речевого общения на радио приобрели и новое качество – художественные средства организации текста.

Мы уже говорили о том, как важно интонационное проявление в живой речи. Векторы функционального проявления разных жанров включают в себя широкий спектр варьирования интонаций, обусловленного задачами конкретного материала.

В информационных жанрах тональность радиосообщения, интервью, репортажа определены задачей: сообщить новость, рассказать о событии, быть посредником между человеком, владеющим актуальными сведениями, компетентным мнением и аудиторией.

Диапазон интонационных возможностей более широк в аналитических и разговорных (термин «разговорные жанры» ввел Бараневич Ю. Д. Жанры радиовещания. – К., 1978 г.) жанрах, так как они призваны открыто воздействовать на слушателей. Отсюда вытекают и особенности тонального обращения к аудитории. Хорошо известно воздействие ораторской публицистики – оно было одним из составляющих радиопрограмм ещё на заре становления отечественного вещания. Оно определяется не только смыслом, содержанием текста, приёмами полемики, риторики, но и в значительной степени тем, как произносится речь: темпераментом личности, артистизмом, знанием психологии аудитории и конкретного настроения тех её групп, к которым обращено выступление.

Определенными возможностями активного воздействия на радиослушателей располагает и интонация интимности, на которой строятся некоторые типы бесед и разговоры по душам со слушателями.

Документально-художественные жанры, включающие разнообразные элементы разных текстов, обладают огромным спектром тональности. Интонации речевых фрагментов, зависящие от множества факторов конкретного высказывания в контексте определённого общения, практически безграничны в своих эмоционально-смысловых проявлениях.

Чем сложнее задачу выполняет речевой жанр, чем объёмнее его внутренняя структура. Тем ярче и разнообразнее проявляются возможности интонационного раскрытия личности в речевом общении.

Таким образом, эта несколько упрощённая схема помогла понять механизмы жанра, его внутренне устройство и отразить его главные характеристики и признаки.

Творческий процесс, который был описан выше, един. Деление его на этапы произведено нами условно, чтобы теоретически осмыслить технологию работы журналиста.

Необходимо еще раз подчеркнуть особенность жанров. Они очень подвижны и зачастую не имеют чётких границ, что ставит иногда в затруднение при жанровом определении конкретного материала. Такая динамика и размытость очертаний объясняются спецификой публицистического творчества, разнообразием его методов и индивидуальными подходами журналистов к созданию произведения.

Специфика современных радиожанров такова, что требуется еще одно существенное дополнение: жанры функционируют не изолированно, а в системе. Каждый жанр в процессе своего развития проходит определённую эволюцию в соседстве с другими. И это взаимодействие жанров накладывает свой отпечаток на их развитие и внутреннее устройство.

Вопросы для самоконтроля:

1. Что такое «жанр»?

2. В чём состоит особенность речевых жанров?

3. Каково взаимодействие функции и предмета в процессе работы журналиста?

4. В чём заключается специфика жанров радиожурналистики?

5. Перечислите основные категории жанра, определяющие творческий процесс создания произведения.

6. Послушайте различные передачи по радио. Охарактеризуйте их жанровую принадлежность.

ЛИТЕРАТУРА:

Радиожурналистика. М., 2000.

Смирнов В. В. Аналитическая журналистика: Жанры радиовещания в контексте массовых коммуникаций. Теория и практика. Ростов-на-Дону, 1999.

Смирнов В. В. Формы вещания. М., 2002.

Ружников В. Н. От «Радиовестников РОСТА» до информационной программы «Маяк». (Вместо предисловия) В. Н. Ярошенко. Информационные жанры радиожурналистики. М., 1976.

Радкевіч Я. Р. Беларускае радыё. Гісторыя, перспектывы развіцця. Мн., 1983.

Ружников В. Н. Так начиналось. Историко-теоретический очерк советского радиовещания. 1917 – 1928 гг. М., 1987.

Летунов Ю. О развитии документальной радиожурналистики. М., 1966.

Радкевич Е. Г., Шеин В. Н. Радиопередача, ч. I, 1988.

Виды жанров радиожурналистики

Идею о системном характере жанров, функционирующих в сфере радиовещания неоднократно высказывали и развивали в своих многолетних исследованиях такие известные практики и теоретики радиожурналистики как Ю. Летунов, Л. Маграчев, Ю. Бараневич, В. Ружников, В. Ярошенко, А. Ревенко.

В наши дни исследователю жанров радиожурналистики В. Смирнову довелось, на наш взгляд, успешно систематизировать накопившиеся, очень часто противоречивые, высказывания о природе жанров звучащей журналистики и, таким образом, по словам Всеволода Николаевича Ружникова, «решить или хотя бы поставить многие серьезные проблемы теории современной радиожурналистики» в своей новой книге (См. Смирнов В. В. Жанры радиожурналистики. М., 2002 г.).

Понятие «система» по самому общему определению – есть целостность, все элементы которой составляют некое единство и подчинены выполнению общей функции.

Эволюция жанров – сложный процесс, он зависит не только от исторических условий, закономерностей внутреннего развития жанра, но обусловливается и жанровым окружением в своём канале коммуникации, а также воздействием других, соседних каналов. Еще Владимир Ярошенко указывал, что жанры в печати, на радио, телевидении родственны12. Их объединяет общность основной функции журналистики – отражение и формирование общественного мнения, которую каждая из систем передачи информации решает своими средствами, определёнными природой и спецификой коммуникационного канала. В печати это – написанное слово и запечатлённое изображение (фотография, рисунок, репродукция живописной картины), на телевидении – звукозрительное отражение действительности. Но в каждом коммуникационном канале некоторые жанры приобретают свои характерные особенности: оперативность, достоверность, выразительность и т. д., которые обусловлены техническими возможностями канала и их творческим использованием.

Исследователь природы жанров Ю. Д. Бараневич в своей книге «Жанры радиовещания»13 отметил, что система жанров в каждом коммуникационном канале складывалась исторически. Их эволюция была тесно связана с политической жизнью общества, т. е. теми задачами, которые решали журналисты в различные периоды жизни страны. В электронных средствах они во многом зависели от развития техники. Так, появление звукозаписи в начале 30-х годов было настоящей революцией в радиовещании. Возможность записи передачи на плёнку, консервирование её, монтирование оказало благотворное воздействие на жизнь жанров, появление среди них новых жанров и их разновидностей. Именно в это время стал в полной мере применяться монтаж в самых разных его проявлениях, в первую очередь в художественной организации текста. Изобретение и использование видеозаписи имело не меньшее значение для телевидения.

Жанры и формы вещания на радио развивались под влиянием самых разных факторов: устной пропаганды, эстрады, речевых форм общения, газетных текстов, читаемых в микрофон, освоения собственной специфики. Сыграли свою роль кино и театр. Но всё-таки наибольшее влияние на вещание, особенно на первых порах становления радиопрограмм и жанров, оказала газета. В. Н. Ружников характеризует эволюцию радиожанров, как процесс движения «от газетных жанров, через радиогазетные – к жанрам современной радиожурналистики».

Определенное воздействие на становление, развитие системы жанров радиожурналистики оказали и «живые» передачи (лекции, беседы, доклады общественных деятелей, выступления у микрофона писателей, учёных, специалистов), а позже – внестудийные формы (радиомитинги, радиособрания, радиопереклички).

Развитие внестудийных передач, как отмечал Ю. А. Летунов, объяснялось не только поиском наиболее действенных форм и жанров вещания, поиском, который определялся внутренним законом развития радиожурналистики: «Внестудийные передачи были вызваны к жизни и общественно-политическими причинами, надо было добиться высокой оперативности и главное – максимальной убедительности передач».

Мы не рассматриваем здесь художественное вещание, но оно также оказывало заметное влияние на документальную радиопублицистику.

Итак, можно сказать, что в периоды становления регулярного и массового вещания система жанров вбирала в себя и перерабатывала сообразно политическим задачам и своим внутренним возможностям несколько потоков: газетные тексты, устное речевое общение и формирующиеся собственные жанры. Позже радиовещание испытывало влияние и телевидения. Наличие параллельного, родственного по природе канала коммуникации, работавшего на одну и ту же аудиторию – со своими средствами, способами отражения действительности, способствовало более активному использованию радиовещанием своих возможностей.

Известный исследователь радиожурналистики В. Смирнов характеризует систему современных жанров как их совокупность, динамические связи которых (как внутренние, так и внешние) определяются следующими доминантами – это: потребностями отражения социальной жизни с целью информирования, воздействия на общественное мнение; функционированием радиожурналистики в системе массовых коммуникаций; единым типом творчества – публицистическим; функциями жанров, внутренними закономерностями их развития, их взаимодействием.

Действительно, система жанров – подвижная, гибкая, меняющаяся структура. Для неё характерно взаимодействие, взаимовлияние, взаимопроникновение жанров, их модификация, сообразно постоянно меняющимся задачам отражения жизни общества.

Общепринято считать, что журналистика решает триединую задачу, выражающуюся: в сообщении фактов; в оценке, анализе, интерпретации фактов, событий, явлений; в изображении фатов, событий, явлений.

Эти три основные задачи формируют и три группы жанров: информационные; аналитические; документально-художественные.

Основываясь на мнении ряда исследователей и опыте функционирования белорусской радиожурналистики можно остановиться на следующей приближенной к современным требованиям и реальностям обобщенной системы радиожанров.

По функционально-предметным признакам, в основе которых лежит рассмотрение содержания журналистского произведения, жанр распределяются по видам так:

Информационные жанры:

информационное сообщение;

радиообзор печати;

радиоотчёт;

информационная корреспонденция;

хроникальное интервью;

хроникальный репортаж.

Аналитические жанры:

аналитическая радиокорреспонденция;

радиокомментарий;

радиобеседа;

дискуссия за «круглым столом»;

аналитическое радиоинтервью;

аналитический радиорепортаж;

журналистское расследование.

Документально-художественные жанры:

радиозарисовка;

радиорассказ;

радиоочерк;

радиофельетон;

радиокомпозиция;

радиофильм.

Как видим, жанры в своей совокупности представляют собой некую условную «цепочку». Расположение жанров в каждом из названных видов определяется движением от более простых форм к более сложным в структурном отношении, постепенным обогащением своего фактического материала и приобретением в связи с этим иного функционально-предметного качества. Особенно ярко эти свойства проявляются у информационных жанров, например, радиокорреспонденция, радиоинтервью, радиорепортаж, жанры в своей основе информационные, тяготеют к аналитическому виду и при определённом насыщении элементами оценок переходят в соседнюю категорию.

По методу коммуникации в эфире жанры можно классифицировать на текстовые и разговорные, где последние, на наш взгляд, следует подразделить на две категории: монологичные и диалогичные.

Текстовая группа:

Монологическая группа:

информационное радиосообщение;

радиокорреспонденция;

радиообзор печати;

радиокомментарий;

радиоотчёт.

радиобеседа;

радиозарисовка;

радиоречь.

Диалогическая группа:

Радиоинтервью;

Радиобеседа;

Радиодискуссия.

Многие исследователи выделяют отдельные, наиболее сложные жанры, в так называемую «синтетическую группу» в силу того, что в них используются все звуковые средства вещания. А следовательно можно ее представить таким образом:

радиокорреспонденция (рассказ корреспондента);

радиорепортаж;

радиозарисовка;

радиорассказ;

радиофельетон;

радиоочерк;

радиокомпозиция;

радиофильм.

Заметим, что некоторые жанры не закреплены жёстко в своих группах. Эта подвижность определяется, как уже подчёркивалось, изменением задач выступления, смещением функциональных акцентов: на информационное отражение фактов или их анализ, или на их изображение.

Как отмечали раньше, между жанрами нет жёстких границ. Элементы одних жанров могут входить в другие, более сложные в структурном отношении. Это связано с тем, что при решении конкретной задачи журналист сталкивается с необходимостью обращения к разным методам, которые чаще используются в других жанрах. Видоизменение задачи трансформирует методы, их практическое применение. Вообще многие взаимоотношения функции, предмета и метода подвижны, многообразны и взаимообусловлены.

Вместе с тем каждый жанр в системе самостоятелен. Вступая в определенные отношения с другими жанрами, он дифференцирует среду отражения и выполняет только свойственные ему функции. Говоря о взаимодействии жанров, подчеркнем характер влияния одних жанров на другие. Никогда новый жанр, рождаясь на свет, не отменяет и не заменяет уже существующих жанров. Всякий новый жанр только дополняет старые, только расширяет круг уже существующих жанров. Ведь каждый жанр имеет свою преимущественную сферу, по отношению к которой он незаменим.

Но в то же время каждый существенный и значительный жанр, однажды появившись, оказывает воздействие на весь круг старых жанров: новый жанр делает старые жанры, так сказать, более сознательными, он заставляет их лучше осознать свои возможности и границы». Кроме того, появление нового жанра влияет на связи между старыми жанрами.

Однако «живая» жизнь жанров настолько подвижна, что требует рассмотрения второго, внутреннего плана их взаимодействия. Все категории жанра находятся  диалектическом взаимодействии, которое подчинено динамике решения определённой задачи, воплощению замысла всеми необходимыми публицистическими и художественными средствами в ходе творческого процесса.

Вопросы для самоконтроля:

1. Что объединяет жанры радиожурналистики в систему?

2. Чем предопределяется деление жанров на три основных вида?

3. Перечислите признаки жанров, входящих в информационную группу.

4. В каких случаях журналист обращается к элементам анализа, работая над информационными жанрами?

5. В чём состоят особенности аналитических радиожанров? Как используются в них факты?

6. Как соотносится факт, анализ, художественное изображение в текстах документально-художественных жанров?

7. Проанализируйте программу передач «Радиофакт», «Цитата дня» с точки зрения жанрового наполнения. Обратите внимание на то, как она формируется, какие принципы положены в основу использования разных жанров в её контексте?

ЛИТЕРАТУРА:

Бараневич Ю. Д. Жанры радиовещания: проблемы становления, формирования, развития. Киев, Одесса, 1978.

Смирнов В. В. Жанры радиожурналистики. М., 2002.

Ярошенко В. Н. Информационные жанры радиожурналистики. М., 1976.

Лекция 4. ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

  •  Хроникальное сообщение.
  •  Развернутое сообщение.
  •  Комментированное сообщение.
  •  Информационная заметка.
  •  Специфика написания новостей.

Творческая лаборатория радиожурналиста.

  •  Начало. Первая фраза информационной заметки.
  •  Сообщение подробностей события.
  •  Окончание. Последняя фраза в информационной заметке.

Метод радиожурналистики – это способы и приемы приведения в определенный порядок звукового материала. Звуковой материал получается в процессе чтения текста у микрофона или в результате магнитофонной записи, а также при непосредственной передаче в эфир импровизированных передач.

Звуковой материал выступает в эфире в виде радиопроизведений, оформленных в определенные жанры радиожурналистики.

Информационные передачи на радио создаются из оперативных сообщений. Например, выпуск «Новостей» состоит из информационных заметок, корреспонденций, комментариев, зарисовок, репортажей, т. е. различных жанров. Каждый жанр обладает рядом постоянных, устойчивых признаков. Например, информационная заметка отличается событийностью, краткостью изложения факта, корреспонденция – присутствием анализа и выводов, репортаж – динамизмом и достоверностью. Каждый жанр имеет свое конкретное назначение.

Знание особенностей жанров позволяет более творчески использовать возможности радиожурналистики.

Рассмотрим три типа кратких радиосообщений: хроникальное, информационное и комментированное.

Возникновение этих типов сообщений связано с объективной потребностью повышения познавательно-воспитательного значения новостей. Эта потребность вынуждает журналистов прибегать к развертыванию, углублению смысла новости, насыщении ее дополнительными деталями. В выпусках последних известий развертывание новостей осуществляется преимущественно в рамках коротких радиосообщений, лаконично изложенной версии новости, продолжительность звучания которой в эфире чаще всего не превышает 0,5 минуты. Как правило, эти сообщения готовятся в тексте для чтения. Иногда, однако, в их составе встречаются краткие выдержки из чьей-либо речи или характеризующие факт цитаты.

Хроникальное радиосообщение констатирует новость, требуя ответы на вопросы что? где? когда?

1. Сегодня шествием тружеников села в Мозыре открылся республиканский фестиваль-ярмарка «Дажынки-2002». На торжества прибыли делегации тех хозяйств, которые названы лучшими по уборке урожая.

2. Сегодня несколько сотен рабочих Белорусского тракторного завода перекрыли одну из центральных улиц Минска, требуя выплатить им зарплату.

3. В парижском аэропорту Орли проходит срочная эвакуация пассажиров и персонала. Это связано с полученным сообщением о готовящемся теракте.

В большинстве случаев ответ на вопросы укладывается в 2-3 строчки, что, конечно, не позволяет автору с надлежащей полнотой раскрыть причины появления новых фактов, широко их осветить и прокомментировать. И в этом сущность природы хроникального сообщения, его особенность, его специфика, т. к. хроника – это только свежие факты, свежие впечатления, а вовсе не рассуждения, не оценка.

Хроникальные сообщения чаще всего сводятся в подборки (информационные блоки), объединенные общей рубрикой. При этом можно выделить два типа подборок: сообщения на одну тему и разнотемные сообщения. 

Первый тип позволяет широко осветить события в какой-либо одной области жизни или деятельности.

Второй – шире охватить географию событий, внести разнообразие в тематику выпуска.

Развернутое сообщение, в отличие от хроникального, обогащает новость деталями и подробностями, делает ее более яркой и полной. Достигается это путем фиксации важных деталей и подробностей, которые раскрывают суть новости, вызывают интерес слушателей.

Только что получена информация – еще один аэропорт французской столицы – «Монпелье» -- эвакуирован вслед за «Орли». Все рейсы были отложены на неопределенное время. Агентство «Франс-пресс» сообщает, что телефонные угрозы касались еще и аэропорта Тулузы. Поиски взрывного устройства пока результатов не дали.

Информационное сообщение считается полным, если оно дает ответ на вопросы что? где? когда? как? почему? кто? Однако вовсе не обязательно, чтобы были ответы на все эти вопросы. На практике мы нередко наблюдаем случаи нарушения правила «шести вопросов». Так, в информационном сообщении часто опускается ответ на вопрос почему?, если ответить кратко на него бывает затруднительно. В нем также могут отсутствовать ответы и на другие вопросы, если они недетально характеризуют новость, не добавляют к ней ничего существенного.

Природе информационного сообщения противопоказаны открыто выраженные авторские эмоции, оценки и комментарии. Его стиль – лаконизм, сдержанность, формальная нейтрализация авторского «я». Продолжительность звучания информационного сообщения, как правило, зависит от масштаба события и количества важных подробностей, без которых новость не может быть воспринята как логически завершенный рассказ.

1. Сегодня таможенная служба Беларуси отмечает свое десятилетие. Создавалась она на базе четырех таможен: Минской региональной, Гродненской, Брестской и таможни «Западный Буг». Сегодня белорусская таможенная служба – это крупная государственная структура. Как считается, эффективным критерием оценки деятельности таможенников за истекшие десять лет может служить ежегодно формируемая ими четверть дохода госбюджета.

2. В субботу в Минске пройдет акция велосипедистов «День без автомобиля», организованная по частной инициативе группы экологов.

Как сообщил БелаПАН, в Беларуси велосипедное движение не развито, поэтому основная цель акции – объединение любителей езды на велосипедах, роликовых коньках и скейтбордах.

Комментированное сообщение толкует новость, помогает слушателям понять ее значение. Поэтому в дополнение к ответам на вопросы хроникального и информационного сообщения оно отвечает еще на вопросы: что значит описанная новость?, каково ее значение?

Сегодня утором прибывший накануне в Ереван с визитом папа Римский Иоанн ІІ встретился с главой Армении Робертом Кочаряном и возложил венок к памятнику жертвам геноцида армян в Османской империи. Папа Римский также освятил дерево, которое было посажено на аллее почета.

Посещение папой Римским памятника жертвам геноцида в Ереване еще раз привлечет внимание цивилизованного мира к этому преступлению прошедшего века, чтобы никогда не допустить его повторения. Мир уже увидел трагические последствия замалчивания таких преступлений – они породили новые подобные злодеяния, -- заявил глава Армянского государства.

Комментированное сообщение, следовательно, стремится не только сообщить новость, развернуть ее в деталях и подробностях, но и одновременно интерпретировать ее, связать единичную новость с общим, свести многообразие сведений к какой-то логической оценке. Этим самым оно как бы заменяет знание единичной новости знанием более высокого порядка.

Достигнуть этого на общедоступном уровне нелегко и не так просто, как кажется с первого взгляда. Для этого мало просто умения зафиксировать новость, хотя бы с наибольшим количеством подробностей. Здесь нужны и основательные знания метода познания социальной действительности, и задатки комментатора-аналитика, умение вести углубленный поиск. За обычной, на первый взгляд, рядовой новостью журналист должен видеть широкую перспективу или непреходящее значение достигнутого

Сегодня в нашей республике отмечается День танкистов. Белорусские танкисты являются наследниками славных традиций, доставшихся им от предшественников. За мужество и героизм, проявленные в годы Великой Отечественной войны, более ста танковых бригад получили почетные наименования. Более тысячи воинов-танкистов удостоены звания Героя Советского Союза.

Сегодня белорусская армия имеет на вооружении современные боевые машины. На оборонных предприятиях создаются приборы прицеливания и комплексы огневого управления.

Опыт свидетельствует о том, что успех комментированной передачи новостей зависит главным образом от умения автора делать правильные обобщения, находить яркие сравнения или же излагать факты таким образом, чтобы новость комментировалась как бы сама собой. Ее смысл и значение становятся более понятными для слушателей и в том случае, если новости сопутствует краткая предыстория события, историческая, географическая или биографическая справка.

Чтобы получить путевку в эфир, новости должны отвечать ряду требований.

Требования – это устоявшиеся нормы и правила, согласно которым осуществляется отбор, оформление и распространение новостей.

Условно все требования можно разделить на две группы. К первой из них относятся те, которые определяют преимущественно характер содержания новостей, их направленность. Это – общественная значимость, актуальность, целенаправленность, точность и интересность. В состав второй входят требования, которые касаются методики изложения новостей, выбора целесообразных форм и методов из подачи. Здесь основными являются требования оперативности, доступности, лаконичности, выразительности, эмоциональности, логичности и эвфоничности.

Важное преимущество информационных сообщений состоит в том, что они первыми доставляют слушателям новости и, следовательно, первыми влияют на общественное мнение. И эту роль они выполняют тем успешнее, чем оперативнее и квалифицированней готовятся краткие радиосообщения.

Рассмотрим некоторые особенности подготовки кратких радиосообщений.

Информационная заметка – это сообщение о событии, фактах или явлениях, которые имеют важное политическое значение, представляют широкий общий интерес для радиослушателей, изложенное в самой сжатой форме.

Сегодня наша республика в восьмой раз отмечает День белорусской письменности. Успев стать традиционным, праздник прошел по знаменитым центрам белорусского просвещения, -- Полоцк, Туров, Новогрудок, Несвиж, Орша, Пинск и Заславль. В этом году эстафету принял Мстиславль. В рамках Дня белорусской письменности пройдут выставка фотографа Анатолия Клещука «Беларусь – земля святая», музыкальный спектакль из жизни Евфросиньи Полоцкой, открытие памятника Петру Мстиславцу.

Событийность – важнейшая особенность жанра информационной заметки.

Достоверность – главное требование к информации: она должна представлять самые важные факты, характеризующие событие.

Оперативность – необходимое качество информации.

Специфика написания новостей

Начиная готовить новость, необходимо учитывать, что она должна легко восприниматься на слух, что информация тогда хороша, когда слушатель может ее повторить. В газете читатель видит заметку, может перечитать ее, остановиться на непонятном, а затем идти дальше. На радио этого нет. Здесь нет возможности «перечитать» неясное или вернуться к предыдущему. Поэтому заметка, безупречная с точки зрения газеты, может плохо восприниматься на слух, и ее необходимо будет переделывать для радио. Так что, начиная писать информацию, главное внимание надо обращать на то, чтобы она хорошо и понятно звучала, была «слушаемой».

Второе замечание касается правил написания информации. Любая новость, будь то экономическая, политическая или научная, строится по одним и тем же законам. В различных сообщениях может быть различное содержание, но «каркас» из логического построения один и тот же, подобно тому, как любое здание должно стоять на фундаменте, иметь стены и венчаться крышей. Поэтому неверно думать, что информацию можно начать с чего угодно, продолжить как угодно и закончить как угодно. Каковы же особенности построения информации?

В каждом предложении только одна идея.

Этот принцип не нов, но он получил широкое распространение как способ делать ясным написание новостей. В качестве примера подобного ограничения в американском учебнике по журналистике приводится фраза из досье ранних призеров Пулитцера:

Самая большая тень в мире – 235 тысяч миль высоты, 105 миль ширины и 75 миль толщины в своей самой темной части – упала сегодня на Сан-Диего, тень Луны, когда она пересекала солнечный диск.

Так начиналось классическое описание солнечного затмения Магнера Уайте, опубликованное в газете «Сан Диего Сан» 10 сентября 1923 года.

Такое описание события можно найти не часто в новостях. Однако все захватывающие предложения в кратком введении или в тексте новостей редко бывают необходимы.

В идеальном случае последние известия должны постараться ответить на вопросы что? где? когда? если? Они вполне уместны, но никогда – в одном предложении. Конечно, нет правила, которое обязывало бы репортера сваливать все в одну «кучу малу», в кратком введении. Фактически, самые действенные краткие введения – те, которые приковывают интерес слушателей к основной части сообщения.

Лучший метод. Осторожные журналисты стараются ограничить себя одной идеей в предложении. Особенно это необходимо при подаче сложных, быстро развивающихся событий, где необходима ясность.

Сообщение первое:

Трагедия на юге Франции.

Более десяти человек погибли, около 200 ранены в результате взрыва на нефтехимическом заводе в Тулузе.

Скорее всего, там произошла технологическая авария. Из-за выброса в атмосферу токсичных веществ местным жителям рекомендовано не выходить на улицы.

Как видим, репортер осторожен в передаче цифр и причины катастрофы.

Сообщение второе:

Трагедия на юге Франции.

Более 16 человек погибли, около 240 ранены в результате взрыва на нефтехимическом заводе в Тулузе. Скорее всего, там произошла технологическая авария. Из-за выброса в атмосферу токсичных веществ местным жителям было рекомендовано не выходить на улицы.

Репортер подкрепляет идею конкретными цифрами, но сдержан в констатации причины аварии.

Сообщение третье:

По последним данным, в результате взрыва на химическом заводе в Тулезе погибли 16 человек.

Как сообщает НТВ, ранения в результате взрыва получили 200 человек, 50 из которых находятся в тяжелом состоянии.

В настоящее время некоторые меры безопасности, принятые в Тулузе сразу после взрыва, отменяются: жителям разрешено выходить на улицу и употреблять воду из-под крана.

Между тем, Президент Франции Жак Ширак, который, как и премьер-министр страны Лионель Жоспен, прибыл на место аварии, расценил этот взрыв  как «ужасный и драматичный».

Взрывом полностью разрушены два заводских здания, длиной по 100 метров каждое. Его сила была такова, что образовалась воронка глубиной 50 метров и во многих домах вылетели стекла.

В итоговом сообщении каждое предложение (с уточненными фактами) несет свою законченную смысловую нагрузку, свою идею.

Разумеется, это правило распространяется не на все предложения в новостях; да и не желательно, чтобы так оно и было. Искусные журналисты, знающие как пользоваться языком, хорошо разбираются в том, как строить предложение и новости в целом. Нет никакого сомнения, что правило – одна идея на каждое предложение, там где оно применяется, усиливает понимание текста. Особенно это относится к радиожурналистике.

Никто не выступает за пропаганду детсадовского стиля и письма: «О, я вижу кота. Это серый кот. У него зеленые глаза». Слушатели обычно способны улавливать сложную идею, но требовать, чтобы они одновременно поглощали сложные предложения, значит, требовать слишком многого.

Разделение на абзацы

Краткость абзацев новостей не редко ставит в затруднение неопытного журналиста. Он привык к традиционному литературному параграфу, который может растянуться на целую страницу, но никогда не вмещался в одно предложение.

Абзац в журналистике не редко – просто способ держать внимание.

Начинайте абзацы по-разному (обратите внимание на начало абзацев в предыдущей информационной заметке).

Как только новичок в журналистике поймет эту мысль, его охватывает желание начинать каждый абзац по-разному.

Там, где разнообразия можно достичь без казенного языка, это желательно. Но часто неопытные журналисты, которые стараются разнообразить начало своих абзацев, приходят к выводу, что они делают мешанину из своих историй или сообщений. Предложения должны естественно следовать одно за другим. Если несколько предложений не без основания начинаются одинаково, никому до этого нет дела, если рассказ интересный.

Блок абзацев. Когда информационное сообщение написано в стиле блок-абзацев, каждый абзац, за исключением первого, можно теоретически отделить от остальных, «перетрясти в шляпе» и затем присоединить к остальным, не слишком влияя на содержание рассказа. Это прекрасная, но далеко не практическая теория. Лишь не многие сообщения могут быть написаны подобным способом, даже для информационных служб. Один абзац в новостях обычно находится в зависимости от предшествующего абзаца. Считается, что блок абзацев является таким приспособлением, с помощью которого можно легко «отрезать» заметку снизу.

Слухи и сообщения. Использование слухов в информационных сообщениях причиняет бесконечные неприятности, даже если слухи оказываются не без оснований. Мудрый репортер, поддерживаемый опытным редактором, редко обращается к практике пропускать слух в сообщения «на удачу»: «Никто не заметит, если это не подтвердится». Подобная практика дискредитирует журналистику как профессию и подрывает ответственность перед обществом.

Что такое сообщение? Существует огромная разница между использованием неподтвержденного материала, такого как слухи, и сообщениями, которые несомненно правдивы, но не могут получить сиюминутного официального подтверждения. Такие «мягкие» новости называются сообщением – журналистское использование слова, имеющее специфическое значение, когда его относят к незаконченным событиям. Журналистская форма сообщения отличается от традиционного (обычного) сообщения которое, как правило, описывает какой-либо документ.

В качестве примера можно привести многочисленные достоверные сообщения из официальных источников БелаПАН , БелТА, ИТАР-ТАСС.

Другое обычное использование термина – например, циркуляция вполне надежных сообщений о том, кто будет награжден Нобелевской премией, распространяемых за 24 часа полуофициальными источниками. Подобные сообщения неизбежно предшествуют официальным извещениям о наградах.

Слухи. Журналистская семантика, не имея арбитра, используется подчас свободно. А иногда и безответственно. Слухам придают вид доверительного сообщения, чтобы сделать материал более весомым, чем он есть на самом деле.

Ученики одной румынской школы изучают строение человека по скелету бывшего директора.

Этот человек умер в середине 50-х годов и в завещании указал, что отдает свое тело на нужды образования. Скелет благородного директора хранится в специальном стеклянном ящике. Несмотря на то, что по нему выучилось несколько поколении школьников, он прекрасно сохранился.

При этом учительница биологии из этой школы, считающейся самой бедной в округе, говорит, что не знает, сколько лет этому скелету и кому он принадлежит.

Внимательное прочтение документации для так называемых сообщений раскрывает во многих случаях и ее фундаментальную несостоятельность, подчас оказывается, что не следовало бы украшать яркими «одеждами» слух и использовать его в качестве новости.

Ни одно уважающее себя вещание не использует материал, в котором сообщается сомнительная безадресная версия, когда единственным основанием для этого сообщения были коридорные слухи или плоские шутки.

ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ РАДИОЖУРНАЛИСТА

Начало. Первая фраза информационной заметки

Народная мудрость гласит: «Хорошее начало – половина дела». Так и в журналистском материале – половина его успеха.

Бездомный пес парализовал на целые сутки работу сразу трех отделений Сбербанка России в Нижнем Новгороде.

Животное свалилось в коммуникационный колодец и, видимо, от голода начало грызть магистральный кабель оптоволоконной связи.

После этого отделения банка оказались отрезанными от центрального компьютера, через который проходили коммунальные платежи. Как сообщает ИТАР-ТАСС, причину обрыва кабеля удалось установить лишь после тщательной проверки всех колодцев во всех трех районах города.

Удачное начало – это своеобразный магнит, притягивающий внимание слушателей к динамику и одновременно иголка, с помощью которой в сознание людей протягивается ниточка пропаганды.

Удачное начало пробуждает интерес слушателей и создает благоприятные условия для того, чтобы привлечь внимание к дальнейшему изложению. Хорошими и правильными поэтому можно считать такое начало, в котором сразу же излагается сущность события или его самая характерная особенность. Начало становится более эффективным, если на первом месте во вступительном предложении называется субъект новости или употребляется специфическое интересное слово, при объяснении которого раскрывается содержание новости, или же когда начало связывает субъект новости с предыдущими, текущими и будущими событиями.

При творческой обработке собранных сведений начало может быть интригующим, впечатляющим, вопросительным, восклицательным, цитатным, зарисовочным. Оно может содержать пословицу, крылатое выражение, поэтическую строфу, связывать событие с историческими, литературными или мифологическими героями, сразу же называть адрес события и т.д.

Анализ информационных материалов дает, к сожалению, немало оснований утверждать, что некоторые радиохроникеры напрочь забыли обязательные требования, предъявляемые к информации как жанру. Такие, скажем, как поиск «повода» – этого своеобразного ключа к сообщению. За рубежом, а в последние годы и у нас, его называют «лидом» (от английского глагола «to lead» – вести). Это первая или несколько первых логически объединенных фраз сообщения, раскрывающих его содержание, выносящих на первое место новость. Он не просто важный, а совершенно необходимый элемент заметки. От его качества во многом зависит судьба материала. Поводом может быть и яркая новость, и короткое резюме события, и деталь, интересующая слушателя-читателя, и неожиданное сопоставление фактов. Неплох, скажем, и такой зачин сообщения:

Неожиданный вывод сделали австралийские ученые – все мужчины на планете в перспективе могут исчезнуть.

Предельная простота сочетается в нем с социальной оценкой факта, дает представление о значимости, масштабности события. После такого «лида» легко ложатся любые подробности, расширяющие и углубляющие сообщение:

Дело в том, что так называемая мужская Игрек-хромосома постепенно уменьшается в размерах и вскоре может вообще прекратить существование. Что касается женских хромосом, то они за последние 130 миллионов лет совсем не изменились. Поэтому велика вероятность того, что постепенно мужчина как биологический вид исчезнет.

Эффектен такой, например, повод:

В Кашмире пастух, отправивший на поиски своей овцы, случайно нашел древний индусский храм, и теперь ему положено крупное денежное вознаграждение.

После этой интригующей фразы идет обязательное в таких случаях объяснение:

В поисках потерявшейся в горах овцы пастух забрел в небольшую пещеру, где нашел статуэтку бога Шива. Министерство туризма Кашмира пришло в восторг от этой находки, потому что эта пещера может стать местом массового паломничества.

Вот еще примеры удачного начала:

Повышение температуры – не бедствие, а благо. В этой необычной формуле – результат многолетних исследований белорусских биологов, о которых сегодня доложил на симпозиуме…

Этот робот не похож на тех, о которых пишут фантасты. Он не умеет ни читать, ни говорить, ни играть в шахматы. Он умеет только работать сварщиком, за что и зачислен с сегодняшнего дня в штат цеха…

Итак, первая фраза информационной заметки должна отвечать на вопрос «что произошло нового?» и содержать в себе суть явления, концентрированное выражение того, о чем пойдет речь. То есть, в первом предложении мы сразу приступаем к главному. Это как бы «реклама» новости, привлекающая к ней внимание.

Если событие сравнительно простое, то и начало определяется сразу. Вот несколько примеров того, как открывается информация:

Новый путепровод под улицей Козлова открыт для движения в заводском районе нашей столицы.

В сообщениях об официальных событиях: сессиях, митингах, конференциях главное – это не факт их открытия, а решения, которые на них принимаются. Поэтому новости такого типа не надо начинать шаблонно, например: «Открылось совещание (собрание, митинг)…» исключение составляют крупнейшие политические события, факт открытия которых сам по себе представляет интерес. Утро:

Неделя знаний проходит в Беларуси с 1 по 7 сентября. В ее рамках состоятся встречи известных ученых, политиков, специалистов, ветеранов войны и труда с педагогическим коллективами и учащимися. Кроме того, в течение этой недели в регионах страны пройдут научно-практические конференции, посвященные развитию образования в Беларуси. А в школах – родительские собрания на тему «О развитии школьного образования  в период до 2005 года».

Надо стараться давать меньше общих фраз и больше деталей по существу. Иначе сообщение превращается в сухое перечисление имен и вопросов.

Не следует начинать информационную заметку издалека, иначе слушатель будет недоумевать: «Где же сама новость?» Кроме того, информация в таком случае получается рыхлой и нединамичной.

Пример пассивного начала:

В городе Молодечно открыт памятник композитору, автору всемирно известного полонеза ля-минор «Прощание с Родиной», графу Михалу Клеофасу Огинскому. Участие в церемонии открытия памятника приняли представители творческой интеллигенции и родственники композитора.

Лучше так:

Памятник графу Михаилу Огинскому, автору знаменитого полонеза «Прощание с Родиной» открыт в городе Молодечно.

Бронзовая фигура Огинского в полный рост отныне будет украшать центр, через который проходит дорога, связывающая Минск со Сморгонью, где в поместье Залесье некоторое время жил композитор.

Если какое-то событие происходит в развитии и мы имеем цепь последовательных действий или явлений (приезд иностранной делегации в город, деловые переговоры, многодневные спортивные соревнования), то новость надо начинать с того, что произошло в последний момент, и лишь потом изложить более ранние события.

Вот информационная заметка:

В течение двух дней в Минске находилась делегация ассоциации ветеранов Польши. За это время гости посетили Государственный музей Великой Отечественной войны, мемориальный комплекс Хатынь. Сегодня делегация отбыла в Москву.

Лучше начать ее так:

Делегация ассоциации ветеранов войны из Польши отбыла в Москву после двухдневного визита в Минск. За это время гости… и т. д.

Сообщение подробностей события

После того, как первая фраза информационной заметки сообщила новость, следует изложить подробности (что было за событие, почему так получилось, в чем причина, каков резонанс). Обратите внимание на второе предложение информационной заметки:

Сегодня авторитетная комиссия приняла внедренную на тракторном заводе комплексную автоматизированную систему управления качеством труда и продукции. Тракторостроители первыми в машиностроительной отрасли приступили к ее освоению, а в республике завод стал центром по изучению применения подобных систем на других предприятиях.

Когда начинаете излагать подробности событий, помните, что следует по ходу пояснять то, что может быть непонятным. Это касается и технических терминов, и различных научных проблем, и подчас сложных названий подразделений производства.

Особо следует остановиться на вопросе об употреблении (не только в информационной заметке, но и в любой радиопередаче) различных сокращений. Известных каждому сокращений типа ООН, ОБСЕ, ИТАР-ТАСС не много, значительно больше таких, содержание и значение которых для многих слушателей неизвестно. В подобных ситуациях все сокращения следует расшифровывать.

Пример:

Сегодня в Минске начала работу математическая школа по теории операторов в функциональных пространствах. Ее проводит Национальная академия наук Республики Беларусь.

Пример подготовительного для передачи в эфир информационного сообщения. Оно явно перегружено малопонятными сокращениями:

Победители открытого международного тендера на получение второй лицензии на общеевропейскую систему связи стандарта GSM в Беларуси стала российская компания «Мобильные ТелеСистемы» (МТС).

Участие в тендере приняли пять компаний, в том числе три российские, и также австрийская и компания из Саудовской Аравии.

По условиям тендера, МТС сформирует СП с участием унитарного предприятия «Международная связь», причем доля белорусского партнера составит 51 процент.

Известно, с каким трудом воспринимаются на слух и запоминаются цифры. Поэтому при подготовке информационной заметки опытный редактор старается освободить ее от цифр. Он оставляет в тексте только самые важные цифры, если есть уверенность, что их легко поймут и усвоят слушатели.

Цифра, поданная без осмысления, может сыграть и злую шутку с автором. В пространственном сообщении о радостных переменах, случившихся на Гомельщине в период между президентскими выборами, корреспондент восторженно пишет: «Только в прошлом году на строительство жилья в селах области израсходовано более ста миллионов рублей».

Если прикинуть, что дом усадебного типа стоит 18-20 миллионов рублей, то всего в области возвели 5 домов. Много это или мало?

Итак, в средней части сообщения автор излагает детали и подробности новости. Их главная задача – наполнить новость фактами, сделать ее более полной и убедительной, удовлетворить интерес людей. В кратком радиосообщении детали и подробности питают собой новости, как корни питают ствол и листья растения.

Нередко в этой же части сообщения указывается и источник информации, ссылка на который повышает достоверность новости.

Мастера исчезающего искусства собрались на международной выставке в мексиканском городе Гвадалахара.

Дело не в сиюминутности самого искусства, а в особенностях материала, которым является человеческая кожа. Речь идет о мастерах татуировки. Работы 120 профессионалов из разных стран были представлены на самих моделях. Как сообщает «Эхо Москвы», их стиль был весьма разнообразен. Художники уверяют, что татуировка – это не вульгарное увлечение, а высокое искусство.

Окончание. Последняя фраза в информационной заметке

Правильно и интересно окончить информационную заметку так же важно, как и начать. Обычно это делается путем подведения какого-то итога. Это может быть разъяснение той роли, которую играет описанное событие в жизни коллектива, города, страны. В концовке может содержаться описание конечных результатов события. В ней также может говориться о перспективном значении явления. В любом случае в последней фразе должен присутствовать итог, вывод, обобщение.

Новое оборудование внедрено в производство на новополоцком объединении «Нафтан», которое реализует одобренную правительством Беларуси программу реконструкции этого крупнейшего в республике предприятия нефтехимического комплекса. Целью программы является выход на более эффективный уровень развития объединения.

Всего за 7 месяцев этого года на реконструкцию «Нафтана» было более 25 миллионов долларов.

Японское агентство будет торговать путевками в космос. Спецотдел компании будет предлагать всем желающим полный перечень «внеземных» услуг – от 10-минутных до орбитальных полетов до недельного пребывания на орбите с проживанием в космическом отделе.

По мнению Sunday Telegraph, Россия вряд ли составит серьезную конкуренцию на рынке космического туризма, хоть она первой предоставила возможность совершить полет на МКС непрофессиональному космонавту – американцу Дениссу Тито.

Конец сообщения закрепляет позиции, которые автор завоевал в ходе предыдущего изложения новости. Он должен подвести итог сказанному, включить описанную новость в причинно-следственную цепь жизненных событий, показать ее настоящий смысл и значение. Конец – это как последний музыкальный аккорд, как точка в предложении. Поэтому и над концом сообщения опытные репортеры работаю с такой же тщательностью, как и под началом, добиваясь того, чтобы он был масштабным по сообщениям, логически оправданным.

После того как вы написали информационную заметку и смысловая обработка завершена, еще раз следует обратить внимание на ее стиль.

Все изложенное должно быть понятно радиослушателям. Сложные и незнакомые слова и выражения следует заменить общепонятными. Фразы информационной заметки должны быть краткими и содержать, как правило, не более 10-15 слов. Но это не значит, что следует слепо придерживаться трафарета. Написание информационного материала – процесс сложный, творческий, требующий внимания и терпения.

В заключении еще раз подчеркнем возрастающую в наше время роль новостей по радио. Это самое подвижное  и оперативное оружие журналистики. Они первыми отражают изменения в общественной практике и первыми влияют на сознание людей, формирование их политических убеждений, взглядов и норм поведения. Преимущество радио в скорости распространения новостей – в моменте, казалось бы чисто техническом – есть на самом деле его преимущество политическое, обеспечивающее первенство идеологического влияния на сознание масс.

Вопросы для самоконтроля:

1. Что такое хроникальное и развернутое радиосообщение? Чем они отличаются?

2. Назовите основные требования к комментированному радиосообщению.

3. В чем состоит специфика написания новости для передачи по радио?

4. Что такое «лидо» в информационном сообщении? Приведите примеры «лидо».

5. Чем определяются характер подбора, верстки и подачи новостей в разных радиожурналах?

ЛИТЕРАТУРА:

Бараневич Ю. Д. Жанры радиовещания: проблемы становления, формирования, развития. – Киев, Одесса, 1978.

Барноу Э. Как писать для радио и телевидения. – М., 1960.

Основы радиожурналистики. – М., 1984.

Радкевич Е. Г., Шеин В. Н. Радиопередача. Ч. 1. – Мн., 1988.

Радиожурналистика. – М., 2000.

Смирнов В. В. Практическая журналистика. Информационные жанры радиовещания. – РнД., 1997.

Смирнов В. В. Жанры радиожурналистики. – М., 2002.

Лекция 5. РАДИООБЗОР ПЕЧАТИ

  •  Общий обзор
  •  Тематический обзор
  •  Рекламный обзор

Информация об информации – обзор печати – один из самых старых жанров радиожурналистики. Радио и печать взаимодействуют между собой в различных формах с самого начала вещания. Прежде всего радио и печать роднит то, что это параллельные коммуникации, выполняющий общие социальные функции. Радио использовало и использует обзоры газет для расширения своего информационного диапазона, обогащения своих информационных источников. Газета помещает программы радиопередач, привлекая к ним внимание читателей.

Цель обзора печати – познакомить слушателей с главными сообщениями, опубликованными на страницах крупнейших, популярных изданий, привлечь внимание к их содержанию. Предмет – события, попавшие в печать и представляющие значительный общественный интерес.  Методы – обзор информации под определённым углом зрения, монтаж переработанных сведений в радиовыпуске, краткое цитирование, аннотирование наиболее важных мыслей, выделение из массива прессы главных аспектов.

В советское время обзоры печати в радиовещании были подчинены усилению пропагандистского начала. Обзор партийных газет, особенно «Правды», – это была своего рода установка парткомам, направляющая их конкретную работу. Газеты, радио и телевидение не были конкурентами в освещении главнейших событий, их оценке, подаче, ориентации на аудиторию. Источниками информации были в основном органы партийной и советской власти. Поэтому обзоры строились по одному шаблону, в вариантах допускались лишь незначительные колебания.

Белорусское радио передавало обзоры партийных, советских, молодёжных изданий республики. И это тоже были своего рода установки на решение различных конкретных проблем всех сфер республики, областей, районов.

В наши дни с появлением огромного количества газет и журналов, рассчитанных на всевозможные интересы и обращённых к различным группам читателей, с изменением подходов к освещению событий самим вещанием изменились и формы взаимодействия газет и радио. Появились проекты совместных выступлений в эфире различных газет, выступления в эфире редакторов и журналистов.

Изменилось и содержание обзоров печати. Теперь задача журналиста состоит в умении выделить самое существенное, значительное, интересное и умело скомпоновать информацию. Таким образом, радиообзор печати дополняет собственные информационные, информационно-аналитические передачи.

Задачи обзора могут быть различными: расширить спектр информации, представленный всевозможными источниками, привлечь внимание к позиции той или иной газеты, дать панораму мнений в нескольких обзорах. Поэтому обзор печати, его содержание, тематика, построение зависят от концепции вещания радиостанции, её политических предпочтений (это влияет на выбор газет для обзора), от типа газет, от представлений радиоредакции об ожиданиях и интересах аудитории.

Обзоры печати можно типологически подразделить на следующие виды: общий, тематический, рекламный.

В общем обзоре даётся картина наиболее актуальных событий, произошедших в стране и за рубежом и попавших на страницы периодических изданий. Обычно в таких обзорах излагается краткая характеристика важнейших материалов.

Газеты в отличие от радиопрограмм дают более углубленный и развёрнутый анализ текущих событий, крупных проблем. Спектр газет, обращённых к различным группам слушателей, очень широк, поэтому они значительнее, полнее, шире, разнообразнее освещают то, что происходит в стране и мире.

В тематическом обзоре рассматриваются экономические, политические, финансовые вопросы. Его готовят по страницам специальных изданий: экономических, спортивных, а также посвящённых вопросам культуры. К этому виду можно отнести и обзоры специальных журналов. Но они идут в эфире гораздо реже, особенно если это ежемесячные издания. Некоторые радиостанции, в первую очередь коммерческие, дают обзоры иностранной прессы.

Рекламные обзоры готовят сами редакции газет, выделяя наиболее острые темы публикаций, привлекающие, по их представлению, внимание читателей (и слушателей). Нередко в таких обзорах используется в качестве композиционного  элемента интрига: даётся описание публикации или её завлекательное начало, а затем оно прерывается и тем самым возбуждает интерес к анонсируемому материалу.

Что касается функционального назначения, то обзоры бывают информационными и информационно-аналитическими (содержащими элементы оценок как самих материалов, так и проблем, рассматриваемых на их страницах). Но чаще всего анализ переходит в текст обзора из газетных публикаций.

По убеждению зарубежных радиожурналистов, в частности немецких, обзор печати вообще не должен включать оценки радиоредакций, и чтобы избежать их, он должен строиться в основном на цитировании.

Таким образом, для обзора прессы на радио характерны краткость, пересказ тематики и проблематики публикаций, их перечисление. Радиообзор как бы отправляет читателя к той или иной газете. Если в задачи журналиста входит более полное знакомство слушателей с самыми значительными публикациями, он прибегает к цитированию. Причём, цитата может обрываться на самом интересном месте. Этот приём используется в радиоверсии газеты «Аргументы и факты». Редакция предлагает фрагменты магнитофонных записей со своими героями и доводит звучание до «точки кипения» интереса слушателей.  

Роль журналиста в подготовке обзоре печати многосторонняя. Если редакция радио готовит обзоры сама, то поручает их квалифицированным авторам, постоянно следящим за событиями и за тем, как их отражает газета. В таком случае важно отслеживать и ход отражения радиоканалом новостей, проблем в собственных информационных выпусках. Работа над обзором поручается тому, кто не только хорошо знает «политику» своей газеты, но и умеет ненавязчиво использовать и провести её с учётом интересов слушателей.

Опытный журналист часто высказывает в эфире свою точку зрения, оценку в виде коротких реплик, элементов комментария материалов, попавших в поле его зрения. Так выражается и позиция радиоредакции, и мнение самого журналиста. Как правило такие различия носят не принципиальный, а частный характер. Здесь важно расположить материалы в определённой последовательности, расставить акценты, не искажая сущность публикации.

Тематический обзор может строиться на перечислении интересных публикаций с их аннотацией. Их группировка подчиняется сюжету текста ведущего, который связывает все компоненты обзора краткими репликами, оценками, ассоциациями.

Подготовка общего обзора требует от журналиста хорошей ориентации в политической жизни и умения выбрать самые главные публикации. Работа над тематическими обзорами также требует отслеживания процессов, происходящих в разных сферах социальной жизни.

Одно из важных качеств журналиста, специализирующегося на обзорах прессы, – умение ёмко, интересно изложить содержание большого материала, точно ввести цитату в свой текст. Всё это связано с одним из кардинальных качеств журналистики вообще – отбором фактов, т.е. их осмыслением.

Рекламные обзоры предполагают более активную роль журналиста. Здесь его функции разнообразнее и подчинены главному: пропаганде своего издания через актуальный материал отдельного номера.

Каждая радиоредакция строит свою политику по отношению к информации, опубликованной на страницах периодических изданий, в зависимости от ряда факторов: политических и экономических в первую очередь. Одни газеты она поддерживает (родственные по политическому духу), другие замалчивает, третьи – критикует, разумеется, средствами обзора.

Казалось бы, жанр обзора печати довольно узок по своим формальным возможностям. Но в современном эфире существует немало разновидностей, отличающихся наполнением содержания. Это яркий пример того, как жанр, сохраняя свои функционально-предметные особенности, с успехом наполняет их разнообразным содержанием, модифицируя их по подходам к материалу и по использованию творческих методов обзора.

Радиостанция «Радио Рокс» утром даёт спарринг-обзор, условно назовем его «пресса по диагонали». Отношения между блоками зависят не столько от содержания газет, сколько от отношения к ним журналиста, готовящего обзор. В свободе выбора текстов проявляется широкое маневрирование темами, проблемами.

Первый и второй блок подразумевают знакомство слушателей с самыми важными событиями. Но так как в поле зрения находятся самые популярные, ведущие центральные издания, перед журналистом – огромное поле для отбора. И никакая «диагональ» не даст более или менее полного представления о всех, даже самых существенных публикациях.

Рассмотрим один из примеров.

Корреспондент: -- Что может быть лучше утренней чашечки кофе в сочетании с чтением свежей газеты? О том, какое именно издание лучше всего сочетается с утром, кофе и процессом пробуждения, я, Ирина, вам и расскажу.

Начнём, пожалуй, с серьёзного.

Сотрудники Управления Комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией по городу Гродно совместно с оперативниками УВД задержали по подозрению в неоднократном получении взяток заместителя директора «Гродноторгсервиса». Именнро это акционерное общество, в котором 51 % акций принадлежит местному исполкому, занималось выделением мест на рынках города. Как удалось узнать корреспонденту «Белорусской деловой газеты», пока заместителю директора инкриминируется шесть эпизодов получения взяток от индивидуальных предпринимателей за предоставление им торговых мест на рынках города. Все подробности – в свежем номере «БДГ».

Конец прошлой недели ознаменовался серьёзными кадровыми изменениями в белорусских силовых ведомствах. Глава государства освободил от должности начальника Академии МВД Апанасевича, начальника экспертно-криминалистического центра МВД Кудрявцева. От должности начальника управления военной контрразведки КГБ был освобождён Константин Хрущёв. Комментарий к последним отставкам и назначениям также читайте в свежей «Белорусской деловой газете».

О причинах и следствиях изоляции Беларуси от футбольного мира рассказывают «Аргументы и факты». В свежем номере читайте материал «Большой нефутбол» Виталия Чуясова. По его мнению, недавние события ещё раз подтвердили: большой футбол – большая политика.

«Зато кардиологи у нас талантливые», – так утверждает в своей статье Маргарита Полежаева. Болезни сердца, оказывается, лучше всего лечат в Беларуси. А ещё Беларусь по количеству и качеству общественных туалетов обогнала страны Азии и Африки и держит курс на страны Евросоюза. О первых шагах в развитии «туалетной культуры» сообщает Юрий Туз в материале «Удобства на улицах». Также сегодня в «Аргументах и фактах» вы найдёте  колонку юриста – Павел Плесков разъясняет – Можно ли считать разведенную женщину одинокой и полагаются ли ей какие-либо льготы. Ваших вопросов также ждут две прямые линии. Первая, посвящённая призывной кампании, с представителями Минобороны, а вторая – прямая линия с врачом-стоматологом. Все подробности, напомню, в «Аргументах и фактах».

«Комсомолка» попыталась узнать, не вредно ли есть мороженое с растительными маслами и консервантами. В Госстандарте сказали, что сегодня стандартов на мороженое в Беларуси нет. Они в стадии разработки и будут готовы к новому году. Корреспондент «Комсомолки» отправился по торговым точкам столицы, чтобы узнать, какое мороженое больше всего любят минчане и как часто они обращают внимание на его состав.

Скоро во всех странах Евросоюза будут введены единые стандарты одежды. Европейское агентство по стандартам CEN  разрабатывает новые стандарты при участии национальных правительств и производителей одежды. Ожидается, что проект будет принят в конце этого года или начале следующего. Таблоид Daily Mail уже называет женщин «новыми мученицами метрической системы» -- размеры многих из них увеличатся с «успокаивающих» цифр 38-29-39 дюймов до «неприятных» 97-74-99 сантиметров. Все подробности – также читайте в известиях.

На этом у меня всё. Постарайтесь во всём этом разнообразии всё-таки найти чтение себе по вкусу. Приятного вам чтения и удачного дня, служба информации.

Такой обзор «по диагонали» не столько даёт представление, как и о чём пишут газеты, сколько демонстрирует главные темы дня. Эти сообщения напоминают «Лиды». Работа журналиста заключается в умении сжать тему до одной-двух фраз. Некоторые газеты группируются вокруг наиболее важных проблем.

Из этого обзора мы видим – радио интересует не информация, а обсуждение проблем. Обзор фокусирует важнейшие из них в один информационный «пучок», давая слушателям и читателям проблемную картину центральных периодических изданий.

Через полчаса обзор в повторе выглядит уже иначе: некоторые элементы обзора будут даны теперь в развёрнутом виде.

Корреспондент: – На первом месте сегодня кадровые перестановки в Правительстве, пенсионная реформа.

Теперь – подробнее. Отметим, какие средства использует автор для привлечения внимания слушателей и читателей. Говорит о том, о чём, якобы, не пишут другие газеты. Строит свои сообщения на элементах интриги, подогревая предполагаемый интерес, выбирая темы, которые могут быть любопытными для читателя.

Как уже говорилось, позиция журналиста существенно влияет на оценки и предпочтения при подготовке обзора. Например, некоторые обзоры радио «Би-Эй» носят явный сенсационный «уклон». Большая часть одного из таких выпусков была посвящена сообщениям о Клеопатре…

Рассмотрим, как подаётся сенсация на двух примерах. Один из них рассказывает о результатах исследований египтологов.

Невообразимая сенсация в газете «Сегодня». Оказывается, легендарная Клеопатра не была красавицей. Сотрудники Британского музея исследовали прижизненные скульптуры египетской царицы и выяснили, что Клеопатра к концу своей 38-летней жизни была довольно полной, коренастой женщиной с плохими зубами. Роста она была небольшого – один метр 52 сантиметра, имела довольно длинный нос. Очень грустно: ведь миф о красоте Клеопатры вдохновлял писателей и художников веками.

Такая сенсационная «новость» как и информация о различных судебных делах входит в ряд новостей, обычно привлекает внимание слушателей. Разрушение статуи Будды и возможности её восстановления, правда о портрете царицы Клеопатры – новости, также рассчитанные на определённый интерес.

Но вот ещё одно сообщение, сенсационное, о схватке с волком в деревне средь бела дня. Оно уже стало хрестоматийным, а когда-то его привел в качестве примера «черного пиара» Смирнов В. В.14.

В «Комсомолке» – история о том, как два приятеля победили волка, который искусал половину села Громова Калининградской области. Хищник напал на людей средь бела дня и искусал ребятишек. А на их крики из дома выскочили два друга Юрий Соловьёв и Григорий Дундученко. Они-то и порешили хищника – голыми руками. Кто-то сразу высказал гипотезу, что волк бешеный. Наших героев отвезли в районную больницу. Туда же попали все, кого зверь искусал. А дальше герои-волкодавы выкинули номер: для лечения в больницу прихватили с собой, как вы понимаете, ну, её родненькую, причём, в изрядном количестве, и подлечились, да так, что медики вызвали наряд милиции и пришлось приятелям убежать из больницы.

У нас есть возможность сравнить текст в газете с той информацией, которую «выудил» из него радиожурналист.

«Комсомольская правда» (27.03.2001 г.) под рубрикой «Знай наших» опубликовала материал собкора газеты по Калининградской области А. Выползова «Волк сразу кинулся мне на горло…». «Лид»: «Два безоружных приятеля победили взбесившегося хищника, который искусал полдеревни. Фотографии: морда хищника с оскаленной пастью (взята, конечно, из другого источника), искусанные мальчишки, которые совсем не выглядят как пострадавшие. И «волкодавы» – мужики с малышом на руках.

Село Громово Калининградской области окружено непролазными болотами и березняком. Всюду натыкано щитов «Заказник», «Охота запрещена!». Зверья в тех дебрях, говорят, видано-невидано.

Громовцы – народ тёртый, с малых лет порох в двустволках нюхают. Но волка испугались, потому что пришёл он в село и стал кидаться на людей впервые.

«Я сидела дома и вдруг услышала визг ребятишек, -- рассказывает Татьяна Рычкова, бабушка двух покусанных внуков. – Выскочила, смотрю, пацанята в крови, оба кричат. А тут из кустов выбежал волк! И прямо на меня. Тут наша кошка прыгнула ему на морду. Волк стал её трепать. Я и завопила: «Волк детей рвёт!»

– Мы сидели, праздновали день рождения кореша – кочегара, -- продолжает сосед Юрий Соловьёв. – Слышим со двора крики. Выбежали, ё-моё – волк!

– Он сразу мне на горло кинулся, – вступает в разговор Григорий Дундученко. – Годовалый волчара, чуть больше собаки и ноги подлиннее. Вцепился когтями за грудки, а я ему тоже по морде.

Юра Соловьёв тем временем схватил зверя за горло и давай кричать: «Нож тащите!» Из избы кубарем скатился третий собутыльник Паша Кудряшов. Он хищнику горло и перерезал.

Кто-то сразу гипотезу выдвинул: мол, волк бешеный. В сельсовете распорядились всех покусанных и тех, кто вступил в «контактное единоборство» с хищником, доставить в районную больницу. Убитого волка отправили тем же рейсом в ветлечебницу для экспертизы на бешенство.

А дальше герои-волкодавы выкинули номер:

-- Мы же с собой литр самогонки прихватили для лечения, -- смеются Соловьёв с Дундученко. – Ну и подлечились… медики вызвали наряд милиции, чтобы нас утихомирить. Пришлось бежать из больницы.

Газетный текст построен по законам сенсации, им же следует радиожурналист, готовящий обзор. Каковы законы сенсации? В первую очередь – преувеличение, выделить один-два факта, привлекающих внимание. Такими фактами в корреспонденции из деревни Громово являются: «Волк искусал полдеревни» и «Два безоружных приятеля победили взбесившегося хищника». Во-первых, конечно же, – не полдеревни: в материале не говорится, сколько человек там проживает. Во-вторых, не вдвоём, а втроём, и не безоружные, а с ножом. И, наконец, неизвестно, взбесившийся ли это был волк.

Автор обзора всё это включает в свой материал, отбрасывая подробности и тоже «берёт волка за горло».

При сравнении двух материалов – газетного и эфирного – хорошо видно, как использует радиожурналист газетную основу, как «сжимает» печатный текст.

Вот так реалии финансовой жизни, борьба за читателя и слушателя влияют на содержательное наполнение жанра на радио.

Взаимодействие радио, газет и телевидения всё активнее осуществляется и в Интернете, собирающем интересную, актуальную информацию. Интернет консервирует её, расширяет круг аудитории, объединяет читателей, слушателей и зрителей.

В FM-вещании получил довольно широкое распространение новый вид обзора – не текущей прессы, а всевозможных печатных источников, связанных с отражением прошедших событий: календарей, временников, энциклопедий, дат: исторических, биографических, культурных.

Такие обзоры несут в значительной степени познавательный характер, рассказывают о датах рождения и смерти выдающихся людей, оставивших яркий след в истории цивилизации, о значительных событиях, повлиявших на ход всемирной истории. Они звучат в эфире в кратком, перечислительном, чисто информационном виде, и в развёрнутом, с деталями, подробностями, с оценкой журналиста, готовящего подобный обзор.

Отбор фактов  в таких обзорах более жёстко детерминирован, чем в обзорах печати, а вот их подача различается вариантами, предоставляющими автору некоторый простор для собственных высказываний, своего отношения, мнения по поводу их роли, значения в развитии наук, культуры, искусства.

Вопросы для самоконтроля:

1. Каково назначение обзора печати?

2. Перечислите виды обзоров печати. Укажите их различия.

3. Запишите с эфира выпуск одного из обзоров. Проанализируйте его. Разберите структуру выпуска и способы подачи информации. Найдите номер обозреваемой газеты. Прочтите его. Обратите внимание на то, какие статьи, комментарии, интервью взяты для обзора по радио. Выясните для себя, почему этим материалам отдано предпочтение и какая информация из них взята для обзора, как скомпонована.

4. Возьмите номера последних выпусков газет (центральных или местных). Прочтите и проанализируйте их содержание. Отберите наиболее значительные и интересные. Составьте краткие информационные сообщения на их основе. Подготовьте выпуск обзора отдельной газеты, нескольких газет.

5. Сравните обзоры газет, передаваемые разными радиостанциями.

Лекция 6. ИНФОРМАЦИОННАЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ

- Определение жанра и его функции

- Особенности информационной радиокорреспонденции

Информационная корреспонденция в отличие от хроникального радиорепортажа ориентировано не столько на изложение хода события, сколько на его характеристику.

Сообщения о происходящих событиях, звучащие в эфире, имеют разную степень важности. Наиболее значительные из них требуют дополнительной информации и даже анализа. Поэтому ее можно отнести и к информационным и к аналитическим жанрам. Обобщения и выводы в корреспонденции гораздо шире, чем в информационной заметке.

Корреспонденция очень широка по своим функциям. Это и обмен информацией между людьми и сообщения с мест, полученные от корреспондента. Для нас интерес представляет именно эта функция – возможность рассказать о конкретном событии, случившемся в определённом месте, в определённое время. Это – локальный жанр. Между развёрнутым радиосообщением и небольшой радиокорреспонденцией нет жёстких границ. Их отличает объём материала, элементы авторской оценки и выводы, которые присущи такой корреспонденции. Автора корреспонденции интересует конкретный материал, который составляет существо события, отношения между людьми в определённой ситуации, коллективе, складывающиеся в результате их деятельности. При подготовке корреспонденции журналист последовательно проходит этап за этапом: изучение ситуации, сбор материала на месте из разных источников, отбор наиболее важных и значительных фактов, раскрывающих суть дела, их описание, записи людей, которые находятся в поле зрения автора в связи с исследованием ситуации, рассказы очевидцев, монтаж всех компонентов в единый текст. Этот жанр не выделяется разнообразием форм. Простейший вид информационной радиокорреспонденции – сообщение подробностей события с элементами его комментария. Такие материалы часто звучат в выпусках новостей. Информационная программа требует лаконичности, жёсткого отбора фактов, деталей. Все дополнительные сведения должны раскрывать то, что произошло, помогать слушателю получить более полное представление о случившемся. Журналист здесь занимает наиболее активную позицию, особенно в корреспонденции аналитической. Кроме того, что он композиционно выстраивает материал, он непосредственно высказывает своё отношение к тому, о чем рассказывает. У микрофона, как правило, выступает сам автор, поэтому в радиожурналистике этот жанр ещё называют «рассказ корреспондента».

В радиокорреспонденции, посвящённой рассказу о происшествии, журналист работает по горячим следам события. Магнитофонная запись с места, в которой звучат мнения людей, усиливает документальную основу материала. В корреспонденции важен не только принцип, подход к раскрытию фактов, их отбор, но и их объединение, монтаж. Авторский текст связывает эти компоненты и одновременно несет большую смысловую нагрузку. В рассказе корреспондента, в сравнении с кратким хроникальным радиосообщением по-иному раскрывается пространство и время, в котором не только названо «когда», но и дополнено указанием на место, «где» произошло событие. Дополнительные сведения придают времени и месту события, происшествия иной объём – в описании подробностей, обстановки, характеристики участников действия. Этой характерной чертой информационная радиокорреспонденция может приобретать репортажный или зарисовочный характер, но в любом случае – основу материала составляет информационное наполнение. Но не всегда радиокорреспонденция «привязана» к конкретному времени. Поводом ее появления может быть самая разная привязка ко времени. Таким примером может послужить корреспонденция «Юрьевский вернисаж», прозвучавшая в информационно-аналитической радиопрограмме «Радиофакт».

На уютном пятачке между Музеем истории Великой Отечественной войны и Дворцом культуры профсоюзов расположилась выставка-продажа «Минский вернисаж». Это незатейливое название – предмет критики некоторых столичных историков. Больше всего им не нравится то, что оно никак не напоминает про существовавшую на этом месте историческую улицу – Юрьевскую, где когда-то кипела торговля. Оставим это на совести тех, кто именно так назвал нынешнее место торговли, и посмотрим, что тут продают.

Корр.: -- У самого входа посетителей встречают ряды с изделиями народных промыслов. Тут есть богато украшенные орнаментом и резьбой деревянные дудочки, керамические колокольчики, национальные куклы… Интересуются ценами только что вышедшие из экскурсионного автобуса иностранные туристы. Некоторые из них приобретают аж по два мешка матрёшек. Берут также пасхальные яйца с белорусским пейзажем, лаковые шкатулки под палех, незатейливые игрушки с клюющими зёрна курочками. Такими, наверное, развлекались в детстве ещё наши деды. Приобретают западные гости и небольшие картины с деревенским колоритом: жёлтыми стогами сена, колосящейся рожью, виднеющимися на горизонте избами…

Лики матрёшек с изображением Путина, Буша и президентов других стран иностранцы долго рассматривают, но не покупают. Матрёшки с внешностью Александра Лукашенко не оказалось. За президентским портретом здешние торговцы мне советуют сходить в Галерею искусств, что на проспекте Франциска Скорины, недалеко от главпочтамта.

По словам одного из туристов, выручка  от прибывших в этот день туристов будет не слишком велика. Приехали голландцы. А они, как и немцы, которые здесь бывают чаще, не любят расставаться с капиталом. Самые дорогие вещи на выставке обычно покупают американцы и … белорусы. Оказывается, на подарки мы денег не жалеем.

На вернисаже работают в основном художники, мастера «резного» творчества, бывшие педагоги, филологи… Некоторые из них раньше сдавали свои поделки и произведения искусства в магазины. Но высокий комиссионный сбор заставил выйти на улицу. Нынешнее место считают не самым лучшим. Более удачным вариантом завсегдатаи «Минского вернисажа» ностальгически называют прежний адрес – площадь Свободы.

Радиокорреспонденцию у микрофона, как правило, читает сам автор. Это придает произведению личностную окраску, усиливая эмоциональное воздействие на аудиторию. Такая радиокорреспонденция может включать в себя элементы репортажа, интервью, комментария, зарисовки. Проиллюстрируем сказанное примером из аналитической радиопередачи «Цитата дня».

Корр.: Проезд в общественном транспорте недавно опять подорожал. Но у пассажиров претензии к транспортникам остаются, потому как с каждым повышением цен явного улучшения его работы мы не наблюдаем.

К примеру, на днях в редакцию обратилась с жалобой девушка. Она не смогла сесть на остановке на свой маршрут из-за того, что автобус просто промчался мимо. А транспортники ссылаются на свои проблемы. О них я решила поинтересоваться у заместителя директора автобусного парка № 6 Александра Тишкевича.

-- Александр Александрович, часто ли такое случается, что водитель автобуса не останавливается в положенном месте? Как на подобные нарушения реагируют в вашем автопарке?

-- Нет, такие случаи – редкость. Если мы их выявляем, то привлекаем водителя к ответственности.

-- Как это можно зафиксировать?

-- Многое зависит от наших внештатных контролёров. Мы проверяем на линии именно те маршруты, где от пассажиров поступает больше всего жалоб. В рейды выезжают и в первую, и во вторую смены начальники колонн, механики.

-- А вообще, водители строго придерживаются установленного графика? Ведь немало претензий у людей вызывает то обстоятельство, что приходится томиться на остановках в долгом ожидании.

-- В пути, конечно, могут быть всякого рода задержки, поэтому водителям разрешено отклоняться от графика. Но только на две-три минуты. Мы даже изменили порядок начисления премии. С этого года, например, при поощрении учитываем точное выполнение графика.

Словом, ситуацию стараемся держать под контролем, хотя внутренних проблем у нас тоже выше крыши. Один из болезненных вопросов – возраст техники. В среднем она эксплуатируется десять лет. В автопарке выходят на линию 170 машин, отслуживших свой срок. Работают они потому, что новые пока не получаем. Транспорт закупает Мингорисполком. Для этого нужны средства. В текущем году, к примеру, новые автобусы не поступали. В прошлом парк получил 18 машин Минского автомобильного завода, а 24 единицы списали. В общем-то, поломки – не редкость. Ежедневно из-за этого с линии съезжают 20- 30 автобусов.

-- А на запчасти тоже средств нет?

-- Денег на приобретение запчастей выделяют минимум. Проводить техобслуживание и ремонт практически нечем. Ежегодно подаём заявки на перечень запчастей, пишем письма в вышестоящие организации. Решают проблемы процентов на двадцать. Сейчас вот надо готовить подвижной состав  к зимнему сезону, однако нет ни шин, ни аккумуляторов на замену.

-- Какой же выход из трудного положения?

-- Ищем разные способы, чтобы самим заработать деньги. Оказываем услуги по ремонту автобусов и других автомобилей, оформляем заказы на перевозку грузов, продаём проездные билеты и талончики. За это покупаем те запчасти, которые нужны в первую очередь, а также топливо.  

Корр.: – Что же, транспортникам не позавидуешь. А как быть нам, пассажирам? Ведь не хочется, заплатив за проезд в октябре больше, чем, скажем, в июле, испытывать те же неудобства. Но гарантии, что этого не случится, никто, похоже, дать пока не может.

«Симбиоз» корреспонденции и интервью актуализирует материал, поворачивая его к тем слушателям, которые следят за ходом развития события. Таким образом, радиокорреспонденция открывает новые возможности для своего использования, связанные с диалогизацией эфира.

Очевидно, что каждый жанр имеет определённый «запас» для внутреннего саморазвития. Он связан с решением усложняющихся задач и привлечением дополнительных содержательных и выразительных ресурсов. Движение корреспонденции направлено от простейших задач: сообщения дополнительных подробностей о событии через раскрытие обстоятельств той или иной ситуации к первоначальному, ещё не глубокому исследованию внутренних связей между фактами, выявлению причин, ведущих к постановке проблем. В этом движении информационная корреспонденция, оперируя новыми фактами, авторским отношением к отражаемому, изучаемому факту, событию, наполняется различными формами анализа, даёт краткие выводы, базирующиеся на изучении разнообразного информационного материала, приходит к аналитической корреспонденции, которая выходит уже и на обобщения.

В свое время информационные и аналитические корреспонденции занимали заметное место в таких информационных выпусках как «Дзень нашага жыцця», «Мінскія навіны». Они рассказывали обо всём интересном, значительном, что происходило в областях республики, в ее столице, создавая тем самым звуковую панораму конкретных дел и свершений, обозначая и поднимая проблемы экономики, социальной жизни, культуры. В современном эфире корреспонденция по-прежнему активно используется в информационных программах, аналитическая же – в таких радиожурналах, как «На хвалі часу», «Цытата дня». Как и раньше, это один из самых распространённых жанров местного радиовещания.

Информационная корреспонденция, описывая события, включает в себя, как уже говорилось, элементы оценок людей, самого автора. Они связывают фактический материал логикой, помогают полнее представить ситуацию.

Вопросы и задания для самоконтроля:

1. Опишите жанровые признаки радиокорреспонденции.

2. Чем определяется и как проявляется роль автора в корреспонденции?

3. На основе известного вам события напишите информационное радиосообщение. Затем, привлекая дополнительную фактуру, разверните его в радиокорреспонденцию.

4. Запишите из эфира корреспонденцию. Расшифруйте её текст. Выберите из него самую важную информацию и подготовьте радиосообщение. Остальные подробности в виде комментированной новости.

5. Запишите на плёнку выпуск новостей, в котором есть корреспонденция. Разберите информационные связи между текстом информационного радиосообщения и радиокорреспонденцией.

6. Запишите на плёнку радиокорреспонденцию. Подчеркните в расшифрованном тексте оценки автора. В чём они проявляются, какими средствами выражены (прямые, опосредованные)?

7. Как соотносятся между собой информационная и аналитическая корреспонденции по радио?

ЛИТЕРАТУРА:

Любосветов Д. И. По законам эфира: О специфике творчества радиожурналиста. М., 1979.

Радкевіч Я. Р. Беларускае радыё. Гісторыя, перспектывы развіцця. Мн., 1983.

Радиожурналистика. М., 2000.

Смирнов В. В. Жанры радиожурналистики. М., 2002.

Лекция 7. ИНТЕРВЬЮ КАК МЕТОД ПОЛУЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ И КАК ЖАНР РАДИОЖУРНАЛИСТИКИ

  •  Определение жанра радиоинтервью
  •  Научиться творчески общаться
  •  C чего начать интервью?
  •  Как вести интервью?
  •  Разновидности жанра интервью

Определение жанра радиоинтервью

В журналистике известны три метода сбора информации – изучение документов, наблюдение, опрос. Изучение документов является опосредованной и «безличной» формой соприкосновения с действительностью. Не нужно забывать, что документы не могут объективно отражать реальные факты, поэтому журналист, изучающий их, должен помнить, что имеет дело с определенными формами отражения социальных явлений, но не с самими социальными явлениями.

Метод наблюдения принято делить на два вида: включенное и не включенное. Не включенное – наблюдение со стороны, наблюдатель не является участником группы, процесса, явления, за которым ведется наблюдение. Включенное наблюдение состоит в том, что наблюдатель участвует в деятельности исследуемой группы, иногда скрывая свои цели и профессию.

Третьим методом называют опрос. В журналистике это прежде всего интервью – опрос «лицом к лицу», устная беседа, хотя иногда применяется и другая разновидность опроса – анкетирование.

И все-таки один из самых распространенных методов получения сведений – есть интервью, получение информации в личном общении, но при этом журналиста может интересовать и личность собеседника, его мнения, вкусы, пристрастия.

Слово «интервью» в радиожурналистике имеет другое значения – как «жанр». Между тем получение сведений посредством интервью может не ставить целью создание произведения определенного жанра.

Всякая беседа предполагает обмен мнениями, положение собеседников при этом равнозначно. Интервью же – это не обмен мнениями, а получение информации от одного лица – опрашиваемого. В отличие от беседы, роли участников интервью совершенно различны: опрашиваемый выступает как объект исследования, другой – как субъект.

Рассмотрим интервью как жанр, основываясь на той мысли, что интервью в той или иной форме присутствует в большинстве радиопрограмм. Обратим внимание на некоторые психологические моменты интервьюирования.

Интервью на радио можно назвать жанром всепроникающим, потому что различные формы интервью используются в репортаже и радиорассказе, зарисовке и радиобеседе, информационном выступлении и радиоочерке. Метод интервью помогает глубже раскрыть индивидуальные черты личности героя радиопередачи, отчетливее обрисовать его характер, заглянуть в его внутренний мир. По силе убедительности, по степени эмоциональной окраски звучащей информации, по своей «слушаемости» – жанр интервью стоит на одном из первых мест в арсенале рабочих произведений радиожурналиста. Умелое исследование интервью повышает действенность любого радиовыступления.

Цель интервью – познавательная, информационная и воспитательная.

Назначение информационного интервью, звучащего по радио – всесторонне, правдиво, с документальной точностью сообщить наиболее важные сведения; осветить какой-либо факт, существенное событие, или явление; отразить общественное мнение по важным вопросам социальной жизни; рассказать радиослушателям о достижениях науки и техники, о творческих планах деятелей литературы и искусства; изложить суждения общественных деятелей по вопросам внутренней и внешней политики; привлечь внимание к актуальной проблеме, прокомментировать факты.

Особенность радиоинтервью состоит в том, что успешное решение всех вышеперечисленных задач в огромной степени зависит от личности интервьюируемого, от того, насколько живо, убедительно, эмоционально будут звучать на пленке его ответы. Ведь слушая человеческий голос, мы воспринимаем не только то, что он говорит, но и – как он говорит.

В жизни мы можем открывать все новые и новые черты личности, а на пленке степень ее раскрытия всегда ограничена, мы не можем узнать о человеке больше, чем нам о нем скажут или что и как он скажет о себе сам. Расширить границы раскрытия человеческой личности методом интервью – в этом одна из самых сложных и важных проблем радиожурналистики.

Практика радио настолько богата, индивидуальные различия журналистов столь велики, что вряд ли возможны готовые рецепты ведения беседы и постановки вопросов. Однако существует общепризнанные правила, которые мы вначале сформулируем в самых общих чертах. Придерживаясь их, вы сможете вполне квалифицированно строить беседу у микрофона.

Прежде всего журналист должен проявлять компетентность – в самом вопросе должен заключаться элемент знания обсуждаемого предмета. Кроме того, необходимо прямо или косвенно выразить интерес к личности собеседника, интерес не только к его официальному статусу, общественному положению, социальной роли, но и к его индивидуальности, к реальному человеческому характеру. Далее. Следует позаботиться о создании для собеседника психологически комфортных условий, учитывая особенности его характера, его душевное состояние во время разговора, постараться активизировать духовную энергию своего героя путем постановки спорных вопросов, втягивающих в дискуссию; сохранять двусторонность общения; проявлять умение не только говорить, но и слушать, т.е. верно понять и верно оценить сказанное, вовремя подхватить оригинальную мысль, яркий факт, убедительный аргумент с целью направить беседу в нужное русло, не подавляя собеседника, а напротив, всячески помогая ему. Важно также сориентировать разговор на те сферы жизни, которые наиболее знакомы собеседнику, чтобы он говорил «о своем», близком ему, умело использовать вопросы разного типа – открытые и закрытые, прямые и косвенные, личные и безличные, основные и контрольные, зондирующие и наводящие, уточняющие и подсказывающие.

Научиться творчески общаться – одно из условий получения информации.

«Ты, Сократ, прекрасно спрашиваешь, а тем, кто хорошо спрашивает, мне и отвечать приятно», – говорил Платон. В наше время это звучит для журналиста, как заповедь: «каков вопрос – таков ответ». Правильно сформулировать вопрос – такая проблема стоит перед журналистом всегда, в особенности – перед начинающим.

Можно с уверенностью сказать, что именно вопросы – главный инструмент интервьюера. Творческая природа общения журналиста явственно обнаруживается в умении поставить такие вопросы, которые оптимально соответствовали бы содержанию будущего произведения, а также учитывали качества личности собеседника, позволяли предвидеть логику беседу, вносили в нее живость и непосредственность.

Вопрос – это прежде всего форма движения мысли, – указывал известный исследователь радиожурналистики Д. И. Любосветов. Момент перехода от незнания к знанию, от неполного, неточного знания – к знанию полному и точному. В психологическом плане вопрос для интервьюера существенен, как попытка налаживания контакта с собеседником, как поиск понимания и сочувствия. С помощью вопросов журналист стремится не только узнать нечто новое, но и устанавливает отношения сотрудничества и взаимопонимания с собеседником, помогает ему свободнее раскрыться.

Продумывая содержание будущего разговора, журналист составляет для себя несколько основных, программных вопросов. Они представляют собой программу интервью, намечают путь к достижению цели, дисциплинируют. Заставляют мысленно проследить всю цепочку предстоящего разговора: завязку, создающую нужную атмосферу общения, повороты темы и логическое завершение.

Многие люди при встрече с интервьюером просят сообщить заранее, перед включением магнитофона, о чем будут спрашивать. Некоторые журналисты считают, что собеседнику стоит сообщить лишь в самой общей форме содержание будущих вопросов, потому что, заучив на память ответ на заранее известный вопрос, человек говорит зачастую слишком скучно и гладко; теряется естественность реакции, живость разговора. А сложные, несколько неожиданные, в меру острые вопросы мобилизуют интеллектуальные ресурсы собеседника, помогают ему представить в наиболее выигрышном свете. Нет большого греха, если интервьюируемый даже немного растеряется вначале, переспросит, задумается – это только придаст естественность голосу, непосредственность и искренность интонации.

Держа в уме список вопросов, журналист не должен становиться рабом собственного замысла. Нередко бывает, что собеседник случайно отклонится от темы и такое отклонение приводит порой к самому интересному. Интервьюер, умеющий слушать и находить ценное в том, что, на первый взгляд, не очень важно, «зацепится» за последнюю фразу и в соответствии со сложившейся ситуацией разговора.

Если же интервьюер чувствует, что направление беседы надо менять, он должен во время вставить направляющий вопрос, предусмотренный планом журналиста. Но ни в коем случае нельзя грубо обрывать собеседника, показывая всем своим видом, что он говорит «не то». Нетактичность может привести (и приводит) к потере контакта, к неуверенности собеседника и – как следствие – к провалу всей записи.

Умение слушать и быстро ориентироваться в разговоре позволяет вовремя задать и уточняющие вопросы, которые для живого интервью не менее важны, чем программные или направляющие. Иногда уместны и самый простой вопрос: «Почему?» или «То есть?», такой вопрос переводит интервью от констатации фактов к их анализу, заставляет вскрывать причинную связь вещей. Часто дает нужный эффект и мгновенный повтор слов собеседника, но с вопросительной интонацией, что заставляет его подробнее развернуть свою мысль или изложить дополнительные сведения. Хорошо, если интервьюер как бы подытоживает сказанное собеседником, в то же время развивая его мысль, – это иногда становится необходимым, когда собеседник стремится говорить «красиво» и готов запутаться в придаточных предложениях и причастных оборотах. Интервьюер помогает «разрубить» этот словесный узел, подсказывая, что о том же самом можно говорить проще.

Помогают раскрыть человека ситуационные вопросы, мысленно ставящие собеседника в положение, которые заставляет его действовать, что-то предпринимать. (Например: если бы Вас назначили директором завода?; если бы вы нашли клад? или Чем бы вы занимались на необитаемом острове?). Такие вопросы заставляют человека забыть, что он перед микрофоном, ему даже интересно задуматься над тем, о чем никогда не думал. Он познает сам себя и часто раскрывает перед микрофоном такие черты характера, о которых и сам не подозревал до этого.

Между тем, для радиожурналиста особенно важно, чтобы уже в самой интонации, с которой задается вопрос, звучал искренний, неподдельный интерес к ответу интервьюируемого. Журналист дает понять собеседнику, что интересуются им не просто как объектом, заключающим в себе нужную информацию, но и как личностью.

Потребность высказаться есть, вероятно, у каждого человека, только иногда она глубоко запрятана и одной искренней интонацией голоса трудно бывает вызвать собеседника на откровенный разговор. Еще необходима и основательная подготовка перед беседой.

С чего начать интервью

Вопрос достигает цели, если в нем заключается элемент знания по обсуждаемой проблеме. Особенно важен первый вопрос, который зачастую определяет, насколько успешным будет дальнейший разговор. Вряд ли уместно, скажем, при разговоре начинать интервью с безликого вопроса: «Как идут дела?» Почти наверняка такой вопрос повлечет за собой столь же безликий, бессодержательный ответ: «Нормально». Или что-нибудь в этом роде. С собеседника, и в ответе тотчас проскальзывают нотки равнодушия и разочарования, а нередко – к снисходительности. И все это безжалостно фиксируется микрофоном.

Гораздо эффективнее начать беседу, например, так:

«Как Вам удается сохранять летом, в период отпусков, обычный рабочий ритм? У соседей – ваших конкурентов – в это время снижается и производительность, и качество. Число рабочих у вас же одинаковое, а доходы разные. В чем секрет?»

Несомненно, такая постановка вопроса в сочетании с заинтересованной интонацией вызовет у собеседника желание рассказать об успехах, объяснить причины создавшейся ситуации.

Одно из непременных условий успешного интерьюирования – компетентность журналиста. С другой стороны, абсолютная тождественность знаний о предмете снимает саму потребность в общении, в то время как частичная неосведомленность журналиста, в общем-то неизбежная в современном мире, играет положительную роль, побуждая собеседника к активности, вызывая у него желание, поделиться своими мыслями и соображениями.

Думаю, что не сделаем большого открытия, если выскажем, на наш взгляд, очень важную для радиожурналиста мысль. Прежде чем журналист оказывается способным к отражению других людей во всем богатстве признаков он сам, как личность, должен пройти большой путь развития. Иными словами, богатство внутренней, духовной жизни журналиста значительно влияет на течение диалога с собеседником, на уровень и характер общения и, в конечном счете, на то, насколько собеседник раскроется перед интервьюером.

Уже в силу необычности своей профессии, радиожурналист зачастую вызывает откровенный интерес собеседника. И чтобы поддержать этот интерес, добиться подлинно творческого общения с человеком, журналисту нужно немало знать, во многом разбираться, всегда «быть в курсе», аккумулировать множество различных сведений, уметь ими пользоваться, обладать подвижным мышлением, сообразительностью и т. д.

Чтобы избавить себя и собеседника от ощущения некоторой неловкости при разговоре у микрофона, от журналиста требуется активное внимание и искренне участие в разговоре, словно микрофона нет, а есть лишь интересный собеседник и ничего больше.

Как вести интервью

Первый вопрос интервьюера часто бывает длинным: он формирует какую-либо исходную позицию, выдвигает аргумент, приглашая развить его или опровергнуть. Причем в большинстве случаев при монтаже пленки этот длинный вопрос-рассуждение убирается. Но он необходим для того, чтобы после включения магнитофона человек успел сбросить внутреннее напряжение, вслушаться в последние слова корреспондента (в них обычно и заключается суть вопроса) и сказать не то, что случайно придет в голову в необычной для него обстановке, а что он действительно думает и чувствует.

Вот как начал одно из своих интервью мастер диалога у микрофона радиожурналист Лазор Маграчев: «…Вот Вы смотрите на меня и, поди, думаете: что же тебе, мил человек, от меня надобно?...».

Первый вопрос – начало контакта у микрофона, и задача радиожурналиста состоит здесь в том, чтобы создать для собеседника психологически приемлемые условия. Создание таких условий возможно лишь в том случае, если журналист не только знает предмет, но и подготовлен к общению психологически, способен правильно понять собеседника, разобраться в мотивах его поведения, в профессиональных и чисто человеческих качествах.

Имеет значение и место, где происходит разговор.

Для большинства людей самым неудобным местом для откровенной беседы является студия. Поэтому гораздо лучше, когда интервьюер приходит туда, где его герой работает, живет, отдыхает.

Но где бы радиожурналист ни брал интервью, микрофон в его руках всегда является в какой-то мере «отпугивающим» элементом, поскольку он настраивает собеседника не на обычный разговор, а на разговор для записи. И между тем, иногда слышишь подлинную исповедь, записанную на пленку. Как же это удается радиожурналистам?

Разновидности жанра интервью

Слушая выпуск новостей у некоторых начинающих журналистов создается мнение, что сделать информационное интервью элементарно просто: «Задал несколько вопросов – соответственно получил ответы». Так ли это?

Действительно, краткое информационное интервью по форме выглядит несколько упрощенней, нежели насыщенное деталями и психологическими элементами интервью в репортаже или радиоочерке. Поэтому его и называют чаще классическим или протокольным, в котором лаконичные, конкретные вопросы предполагают не менее лаконичные и четкие ответы. Но это не значит, что информационное интервью не подчиняется всем ем требованиям и законам его подготовки и проведения, о которых мы говорили выше.

В зависимости от разновидности выполняемого журналистом интервью он стремится реализовать в разговоре с интервьюированным соответственно различные цели и задачи. Так, при создании хроникального интервью последовательность вопросов и возможных вариантов ответов журналист должен тщательно продумать, соотнести с целью и композицией планируемого материала. Формулировать вопросы нужно таким образом, чтобы исключить односложные ответы типа «да» или «нет».

Вот пример начала информационного интервью с личностного вопроса. Репортер беседует с тренером итальянских прыгунов в воду К. Дибиаси, который привез свою команду в Минск на турнир «Весенние ласточки». В процессе всего интервью мы наблюдаем развитие беседы от частного к общему, он, на первый взгляд, сугубо личного вопроса – к важным проблемам в развитии этого вида спорта.

Корр.: – Что легче, выступать самому или быть тренером?

Дибиаси: Конечно же, выступать самому. Собственные возможности знаешь, как свои пять пальцев, а вот учеников…

(продолжение ответа)

Корр.: Как, по-вашему, в чем прогресс прыжков в воду?

Дибиаси: Сейчас многие спортсмены включили композицию немало новых, оригинальных элементов…

(продолжение ответа)

Корр.: Перед уходом из активного спорта вы назвали своими приемниками российского спортсмена Алейкина и американца Луганиса. Сбылись ли предсказания?

Дибиаси: Думаю, что да…

(продолжение ответа)

Корр.: Существует ли, на ваш взгляд, возрастной потолок для прыгунов в воду?

Дибиаси: По-моему, ограничений нет. Я соревновался до 30 лет, мой отец еще дольше…

(продолжение ответа)

Корреспондент, адресуя вопросы своему собеседнику, демонстрирует хорошее знание предмета разговора, удачно подчеркивает это отдельными деталями, чем, безусловно, располагает к себе интервьюируемого. И заканчивает журналист беседу традиционным вопросом, обращенным к гостю белорусской столицы.

Корр.: Ваши впечатления о Минске, о турнире «Весенние ласточки»?

Дибиаси: С Минском я не успел познакомиться, а вот его жители, заполнившие трибуны бассейна, мне понравились…

(продолжение ответа)

Можно предположить, что у начинающего журналиста появилось бы искушение начать это интервью не с личностного вопроса, а с завершающего, последнего, т.е. желание поскорее узнать мнение известного в прошлом иностранного спортсмена о традиционном турнире «Весенние ласточки». Подобная поспешность была бы равносильна проигрышу шахматной партии в дебюте, когда в погоне за ложным быстрым успехом шахматист не потрудится продумать несколько ходов вперед.

Задав этот вопрос, журналист мог бы исчерпать им тему разговора, так как на общий вопрос последовал бы общий в таких случаях традиционно-вежливый ответ. И переходить после этого на детали и проблемы было бы просто нелогично.

Итак, в приведенном варианте информационного интервью репортер, задав несколько «программных» вопросов, получил исчерпывающую его и радиослушателей информацию.

Другая разновидность этого жанра – интервью-анкета может строиться по двум направлениям. Первое, когда журналист для сбора мнения по интересующей его проблеме задает один вопрос отдельным лицам не связанным работой, учебой и т. д. Подобным образом создается оперативный коллективный отклик на событие или явление, где на первый план выступают не личности, а их социальные роли: это мнение рабочего, служащего, студента и т. д.

Второе направление создания интервью анкета – коллективного интервью, когда один основной вопрос (и последующие, направляющие диалог вопросы) задается социальной группе людей, например, группе рабочих, учащихся и т. д. Как правило, эта разновидность интервью требует от журналиста более тщательной подготовки, глубокого изучения аудитории, создания условия психологической совместимости интервьюера и интервьюируемого.

В плане создания психологического момента в интервью показательна беседа студента-практиканта факультета журналистики «Папа, мама и я» в радиопрограмме для старшеклассников. Радиоинтервью начинающего радиожурналиста не лишено погрешностей, но в целом оно еще раз утверждает тезис: в общении с избранными для беседы людьми корреспондент не должен быть сторонним наблюдателем. Откровенность в разговоре возникает только в ответ на откровенность, на сопереживание, на понимание аудитории.

В этой передаче журналист, на первый взгляд, ставит простую цель: получить у ребят из одного класса ответ, какие у них взаимоотношения с родителями. Проще всего было получить однозначный – положительный ответ. Но по логике вещей такого быть не может. Журналисту хотелось добиться большего – выяснить отношения между поколениями в семьях. Это неисчерпаемая и часто болезненная тема – «отцов и детей». И в разговоре на эту тему растущее поколение могло раскрыться чрезвычайно глубоко.

Постараемся восстановить кратко наиболее примечательные в психологическом плане моменты общения журналиста с аудиторией накануне и в ходе записи беседы на пленку.

Двенадцать одноклассников собрались в классе после уроков и задержались до самого вечера. Журналист понимал, что добиться настоящей «исповеди» от стольких человек сразу – непросто, поэтому долго не включая магнитофон, говорил с ребятами обо всем – о школе, о кино, о собаках (трое были увлеченными собаководами), как будто пришел просто пообщаться, узнать о них побольше и рассказать о себе, о своей работе, увлечениях. И когда был уже плотный контакт, когда ребята ему уже доверяли, включив магнитофон, рассказал о своих родителях, немного пожаловался: не всегда, мол, понимают, отношения порой не ладятся, хотелось бы большей близости… Лед тронулся. Все заговорили о том же, всем действительно было что сказать. Это было не просто интервью, это было интервью-откровение. Многие самые драматичные фрагменты разговора из этических соображений журналисту пришлось потом убрать. Например, когда Сергей Н. Сказал: «раньше отец меня бил. Сейчас не трогает – у меня собака».

И в интонациях других ребят не было ни нотки равнодушия, это чувствуется даже в тексте фрагментов передачи.

Корр.: -- Кто для тебя твои родители: друзья, советчики, внимательные товарищи и помощники? Или все же ощущается между вами возрастной барьер? И тон приказа, требование беспрекословного послушания единственный способ взаимоотношений?

Дима: -- Мои родители… Я не знаю… Наверное, помощники. Иногда они меня не понимают, иногда я их. Но все-таки помощники. Они мне помогают выбрать свой путь в жизни, советуют. Как сделать лучше, как не нужно делать. Мать хочет, чтобы я поступил в высшее учебное заведение, имел диплом. Но не всегда этого хочет сын. У нас это единственный конфликт – с выбором учебы.

Корр.: -- Куда бы ты хотел поступить и чего хочет мама?

Дима: -- Мать хочет, чтобы я пошел в университет и получил диплом инженера. А я хочу в военное училище. Но оно далеко от Минска и мать не хочет меня отпускать.

Корр.: -- А как на это смотрит отец?

Дима: -- Отец? Он мне доверяет больше, считает меня взрослым. Мы с ним товарищи. Самое любимое наше занятие с ним – ездить в лес на природу.

Света: -- Что касается мамы, то я ею очень довольна. Раньше, год назад, мы с ней часто, правда, ссорились, но она меня поняла. Я представила себя на ее месте и хорошо ее поняла. И сейчас с ней делюсь всем, она меня очень хорошо понимает и часто советует. С папой дела обстоят похуже. Не всегда понимает. Даже лучше сказать, что почти всегда не понимает. Не хочет думать, что я все-таки подрастаю, не такой уж ребенок. Иногда даже применяет физическую силу. Я бы желала, чтобы отец лучше меня понимал.

Корр.: -- Ну а в чем выражается его непонимание?

Света: -- Он просто не хочет понять всех моих запросов. На счет общения у нас тоже не очень. Молчим всегда, хотя он, в основном, дома.

Корр.: -- Из-за чего, по-твоему, эта отчужденность?

Света: -- Трудно сказать… Я считаю, что ему есть чем быть недовольным. Учусь я не очень хорошо. Могла бы намного лучше с моими способностями, и учителя все говорят.

Мне бы хотелось быть в лучших отношениях с отцом, я бы хотела его видеть более понимающим мой возраст. Надо только вспомнить свой собственный такой же возраст.

Корр.: -- А ты сама делала реальные шаги к сближению?

Света: -- Пробовала. И чаще всего иду на примирение первой я. Начинаю разговаривать. Иногда нас мама мирит.

Корр.: -- Ты не задумывалась: ведь ты закончишь школу, пойдешь работать и уйдешь из семьи. С отцом будешь встречаться реже. Жалеть обо всем не будешь?

Света: -- Не знаю. Страшно даже думать иногда. Конечно, будет жаль, что не смогла примириться с родным отцом.

Рита: -- Для меня мои родители друзья. Правда, они очень поздно приходят с работы и мы мало бываем вместе. Но все равно они друзья. Я с ними делюсь всеми своими впечатлениями, радостями. Они стараются научить меня всему тому, что знают и умеют сами. У нас как-то больше дружба с отцом. Мы с папой на выходные вместе едем на дачу. Я учусь всему, что он знает. По профессии он слесарь, но умеет делать так много разных вещей! Вообще-то специальность для мальчишки больше подходит, но мне нравится: я научилась рубанок в руках держать, напильник, и даже штукатурить.

Миша: -- Всю свою жизнь я живу с дедушкой, бабушкой и мамой. В нашей семье целых три поколения. Иногда неприятно слышать о существовании некой пропасти между поколениями, потому что мать, дедушка и бабушка – мои лучшие друзья. Пусть иногда они меня не понимают – вот, например, когда хочешь пойти на какой-то самостоятельный шаг, они преувеличивают опасность. Но все это они делают из лучших чувств ко мне. И вот иногда, наедине с собой, я начинаю заниматься самобичеванием – почему, например, иногда груб с ними, почему иногда приходится нервничать моему 86-летнему деду?

Корр.: -- А у тебя часто бывает, что груб, невежлив, поступаешь непокорно?

Миша: -- Не часто, но и не так уж редко. Иногда думаю, почему я мало помогаю по дому, почему мать чистит клетку, где живут мои птицы? Я хочу научиться так строить свою жизнь, чтобы быть помощником в семье.

Корр.: -- Наверное, дедушка немного заменяет тебе отца?

Миша: -- Ну конечно, вот когда я был меньше – где-то до школы и даже уже в школе, он ходил со мной все время повсюду, помогал мне во всем. Был даже защитой, несмотря на возраст.

Корр.: -- Ты говоришь, у вас нередко возникают конфликтные ситуации. Из-за чего?

Миша: -- Чаще всего – не понимают, что мне уже шестнадцатый год и что я многое могу уже делать сам. Например, если поехать за грибами, то в их воображении, вероятно, встают хулиганы, и тому подобное.

Корр.: -- То есть, они слишком уж…

Миша: (перебивая) мнительны.

Корр.: -- Слишком боятся за тебя?

Миша: -- Ну, конечно, я у них один – это можно понять. Не знаю, настолько ли я хорош, что за меня нужно так бояться. Но они боятся, и за это я не могу не любить и не уважать их.

Корр.: -- Ты не пробовал ставить себя на их место?

Миша: -- Пробовал, конечно. Вот даже на место деда. Но у меня связи между моими мыслями и его  не получилось: нас разделяют 70 лет. Он участвовал в Отечественной войне. Ему есть о чем вспомнить, есть какая-то база для размышлений. А мои мнения меняются, что ни день.

Многие журналисты хранят в памяти «исповеди», ими услышанные. И помнят, что откровенные разговоры получались только в тех случаях, когда люди им верили, ни на секунду не сомневаясь в их высокой человеческой порядочности, в доброте их намерений, в их способности доверять и доверяться.

И еще одна беседа.

Прозвучала она в радиорассказе молодой журналистки «Навела пра музыку».

Цель передачи определена самим названием. Это рассказ про песни партизан; но ведь у солдат и у военных песен одна судьба. Потому-то это рассказ и про партизанские будни.

В передаче три действующих лица – корреспондент, бывший отрядный гармонист дед Николай и его боевой друг дед Александр. Как-то сразу в разговоре определился лидер – Александр. Почему именно он? Наверное, потому, что самому гармонисту Николаю неудобно рассказывать про себя. Но по мере развития разговора становится ясно, что не только про отрядного гармониста этот разговор. Выясняется и лидерство Александра: это человек более общительный, чем Николай, очевидно, он был «первой скрипкой» и в их боевом дуэте.

Гармонист за все время передачи произносит несколько фраз. Но он «прослушивается» в эфире. Пожалуй, потому, что и журналист и друг гармониста постоянно помнят про него, апеллируют к нему: «Так, Коля, было?.. Ты помнишь?…» – постоянно повторяет Александр. Характерная молчаливость Николая, партизанские мелодии, которые он наигрывает, создают индивидуальный образ партизана. Своеобразность Александра подчеркивается, наоборот, его общительностью, говорливостью.

Журналистка слушает не только в силу своих профессиональных функций. Она олицетворяет образ человека, человека нового молодого поколения. Она – представитель слушателей, просит рассказать о том, что интересно молодым. Автор пытается петь с ветеранами партизанские песни. Пожалуй, они и расценивают ее именно так: «своя», забыв, что перед ними журналист, которому в конце затянувшейся встречи старый партизан после исполнения партизанских частушек, сказал: «Видишь, как хорошо получилось, милая моя!».

Уже одно то, что микрофон находится в руках журналиста, как конкретного собеседника, принимающего активное участие в разговоре, во многом снимает с интервью налет искусственности, формализма, позволяет строить его по привычным для каждого законам общения. Чтобы узнать человека, каков он есть, надо создать для него ситуацию диалога, чтобы говорил человек не для записи, а для внимательного, сочувствующего, умного и благодарного слушателя – интервьюера.

Раскрытие личности собеседника становится главной задачей в интервью-зарисовке. Московский исследователь Г. Кузнецов эту разновидность жанра называет «психологическим интервью», потому что нередко здесь преимущественное значение получают социально-психологические, эмоциональные характеристики собеседника, а затем уже – как бы сквозь них – логическая, словесная информация. В данном интервью личность собеседника выдвигается на передний план, и тщательное изучение его во время подготовки передачи является первостепенным условием успеха.

Вот, например, герой передачи «Земное притяжение» Николай – яркая личность, представитель новой сельской формации, фермер. В интервью-зарисовке он показан как рачительный хозяин. Над «прижимистостью» Николая даже посмеивались в деревне. Но, обратим внимание как четко и в то же время с интригующим смыслом в концовке был задан вопрос и как в коротеньком монологе раскрылся характер этого человека.

Корр.: … Почему в прошлом году в сложнейших условиях в вашем хозяйстве были созданы такие запасы кормов, что ими даже делились с соседями, продавали лишнее?

Николай: ну, дело в том, что не продавали. Я бы корма никогда и никому не продавал. Мы это делали ради того, чтобы и у нас был, так называемый страховой фонд. И мы уже имеем опыт хранения кормов на 2 года. Ну, а случись, что в беде оказались соседи. У них вообще все сгорело. Ну, не дать же погибнуть. Там скот. Это же наше, крестьянское, не чужие…

На первый план выходит искусство общения, умение задавать вопросы не тривиально, акцентировать внимание на главном, поддерживать собеседника или наоборот полемизировать с ним, т.е. всячески помогать ему раскрыться. Все это имеет несравненно большой смысл, т.е. чтобы он был предельно искренним, чувствительным к предмету своего рассказа, к собеседнику – журналисту.

Одной раскованности, разговорчивости героя мало. Это только первая ступенька в раскрытии его характера. надо сказать, что важнейшие, определяющие черты героя проявляются (если иметь в виду их радийное воплощение) не столько в поступках, которые к моменту беседы уже в прошедшем, сколько в кульминационных точках самой беседы.

Журналист в прямом эфире

В качестве вступления возьмём отрывок из курсовой работы студентки факультета журналистики. Прежде всего, это облегчит сделать акцент в лекции на отдельные вопросы, а, во-вторых, освежит новым взглядом «старую» проблему: каким должен быть прямой эфир:

«В нашей республике сейчас достаточно радиостанций, которые называют себя коммерческими. Это и «Альфа-радио», и радио «Би-Эй» и радио «Рокс» и другие. И рядом работает государственное радио. И у тех и у других теперь в «моде» прямой эфир.

Можно заметить, что главное различие в том, что на государственном радио работают люди с многолетним опытом, они делают свою работу как журналисты, а не как люди, показывающие непрофессиональное шоу.  У них уже устоявшиеся взгляды, опыт и, к сожалению, налицо неспособность к приспособлению к новому. А это тормозит работу и развитие радио.

Конечно, традиции государственного радио очень ценны, но следует заметить, что иногда бывает так, что журналист просто подчинён, творчески ограничен. Это влияет на дальнейшее развитие радио и воспитание молодого поколения журналистов.

На коммерческое радио приходят те же молодые люди, эмоциональные, с новыми взглядами на жизнь. Они свободнее общаются в эфире, легко находят общий язык с молодёжью (которая теперь главный их слушатель). Таким ведущим легче работать потому, что для них самих важны те вопросы и проблемы, по которым им звонят и просят выслушать.

Темы их передач интереснее, актуальнее для молодёжи. С такими ведущими легче общаться в прямом эфире, так как они понимают и принимают твои радости, проблемы с позиции друга, поколение же старших журналистов слушает тебя как мать или отец. Их подход ведения диалога в прямом эфире назидательный, советующий, а не сопереживающий и участвующий. А современной молодёжи больше не хватает друга, чем родителей.

Контакт с аудиторией один из самых трудных вопросов, ведь никогда не знаешь, кто может позвонить в эфир. Очень неприятно, когда дозваниваются люди, которым сказать нечего, которые могут мало того, что журналиста оскорбить, так ещё и массу гадостей сказать. В таких ситуациях журналист должен показать свой профессионализм: не растеряться, если это возможно, пошутить, и, конечно, вывести такого слушателя из эфира.

Здесь очень важен такой аспект, как слаженная работа коллектива. Каждый должен чётко знать и выполнять свою работу».

На наш взгляд, разговор о прямой эфирной передаче (её ещё называют «классической») следует вести в двух аспектах:

- Прямая эфирная радиопрограмма, скомпанованная из разноплановых разносюжетных материалов, главную роль в которой играет ведущий (ди-джей). Как правило, это передачи FM-формата.

- Прямой эфирный репортаж или синтезированная сиюминутная трансляция события, главную роль в которой «исполняет» журналист-репортёр.

Творческие особенности подготовки и ведения прямой эфирной радиопрограммы

Ведущий в прямом эфире – это человек, сидящий на минах: никогда не знаешь, что тебя ждёт, – примерно так высказываются профессионалы радиожурналистики, работающие с прямым микрофоном.

Прямой эфир имеет много положительного в сравнении с записью, но, конечно, и много неудобств. Работа в прямом эфире позволяет раскрыть все возможности радио, т.к. происходит прямое общение журналиста и слушателя.

Здесь стоит сказать о том, что под прямым эфиром следует понимать как работу в студии без записи, так и ведение репортажа прямо с места события. Пока мы рассматриваем именно первое.

Чтобы журналист успешно провёл свою прямую передачу, он должен заранее подготовиться, особенно, если его выступление – это прямое общение, звонки радиослушателей. Ведь никогда невозможно точно угадать, кто позвонит в студию, что скажет человек, а эфир требует реакции, комментария журналиста.

«Успех передачи определяется не только ёмкостью и оперативностью информации, Её оценкой слушателями, признанием правоты журналиста, -- но и умением ведущего найти форму искреннего разговора и желанием выслушать. Именно здесь смыкаются или расходятся точки зрения, Здесь возникает уже не радиовещание, а радиообщение, когда журналист и радиослушатель, – равные партнёры», – говорится в учебнике «Радиожурналистика»15. Прямой эфир не позволяет никаких фамильярностей или жеманничества. В эфире есть только тема и то, что хочет сказать и услышать слушатель.

Слушатель, дозвонившись на радио, должен найти понимающее лицо в журналисте. Почувствовать себя на равном уровне с говорящим и понять, что в студии сидит живой человек, а не машина.

Иногда человек звонит в прямой эфир в надежде пообщаться, потому что ему тяжело в данный момент и журналист просто обязан продемонстрировать не только свои человеческие качества, но и знание психологии.

Конечно, радио нельзя назвать скорой психологической помощью, но существует ряд передач, целью которых является именно помощь людям. Задача журналиста – пригласить в студию компетентного собеседника, который будет отвечать на вопросы слушателей чётко и ясно. Журналист же должен проявлять уважение к каждому дозвонившемуся.

Журналист в прямом эфире должен быстро уметь распознать по общим чертам характер человека, его настроение и, уже исходя из этого, строить общение с ним.

«Говоря о необходимости на радио постоянно поддерживать интерес к потоку звучащей речи от первой фразы до последней, надо учитывать то обстоятельство, что, по сведениям психологов, через две с небольшим минуты после начала программы у слушателя часто наступает определённый спад внимания»16 значит, журналист должен уметь построить свою речь, чтобы она не звучала монотонно однотипно.

Где-то нужно изменить тон голоса, где-то сказать эмоциональней и, конечно, саму программу стоит строить так, чтобы держать слушателя в постоянном контакте и заинтересованности, если даже рассказываешь о самом обычном событии, например, о некоем гражданине, который сумел отремонтировать свой антикварный автомобиль.

«Если вам хочется разбудить в ком-то злость … разрешите себе подпустить в его адрес немного ядовитой критики – неважно, заслуживает человек её или нет»17, -- говорит известный психолог Д. Карнеги.

Очень часто на радио в прямом эфире можно услышать критику, здесь невозможно что-то вырезать и загладить конфликт. Вот и получается что журналист за свои ошибки платит потом очень дорого. Если критикуешь слушателя, он просто не будет слушать радио, на котором его оскорбляют.

Если оскорбляют журналиста в прямом эфире, он должен уметь корректно, не нарушая границы дозволенного в прямом эфире, ответить слушателю на его реплику. Нужно учитывать и здоровую критику журналиста. Один человек не может нравиться всем, ведь каждому из нас особо симпатичны люди, которые умеют восхищаться нами. Каждому журналисту приятно и полезно слышать, когда его хвалят за проделанную работу в эфире.

«Настрой на общение – решающее качество, которое необходимо вырабатывать в себе ведущему прямого эфира, ибо никто не захочет слушать человека, не заинтересованного в поддержании процесса взаимодействия с аудиторией»18.

По голосу ведущего (мы без затруднений определяем качество человеческих голосов, говорим о них как о красивых, обыкновенных, резких) можно без затруднений определить, заинтересован ли журналист в теме, которую он предлагает, или нет.

Интересно слушать человека, который знает раскрываемую проблему, участвует в ней: рассказывает своим слушателям так, как будто переживает всё вместе с героями передачи или, раскрывая проблему, ищет пути выхода, что-то придумывает вместе со своими слушателями.

Заинтересованность проблемой можно понять не только по тексту, но и по голосу. Поэтому так важно для журналиста использовать тембр своего голоса. Человек может иметь прекрасную дикцию, но слишком высокий голос – слушать его не будут. Тем более, что журналист, работающий в прямом эфире, должен уметь контролировать свой голос и знать его.

Некоторые журналисты очень легко воздействуют на аудиторию, им достаточно пары фраз, чтобы публика влюбилась в их голос, мысли и рассуждения, некоторые же строят общение так, что невозможно воспринимать голос из динамиков. Большую роль в работе журналиста играет не только профессионализм, но и личные качества. Например, его жизненные позиции, взгляды на определённые проблемы и события, играют немаловажную роль рассказы журналиста о себе, как делают это журналисты на «Альфа-радио». Они приоткрывают завесу тайны и впускают слушателя в свой мир. Этим они удивляют, располагают к себе. Слушатель понимает, что журналист – это простой человек со своими проблемами и тревогами, от этого, не зная человека, становишься ближе к нему.

В итоге сделаем вывод: стремясь к максимальной насыщенности и точности языка, нужно помнить, что слушатель всегда оценивает не только характер события и его составляющие, но и самого журналиста именно в силу важнейшего свойства специфики радио – его личностного характера воздействия на аудиторию.

Поговорим ещё об одном важном требовании. Журналист должен всегда чувствовать ответственность за то, что он делает. Ведь от его работы зависит очень многое. Люди слушают радио, получают информацию и верят ей, потому что уверены, что за пультом сидит человек мало того, что знающий, так ещё и ответственный за свои слова.

Журналист должен очень аккуратно относиться к своей речи в прямом эфире. Многие радиокомпании мира требуют от журналиста осторожности и точности. Особенно это касается радио, которое основано в первую очередь на слове.

Ни в коем случае недопустимы просторечия, жаргонная лексика, а тем более бранные слова, как это иногда себе позволяют ведущие радио «Би-Эй». Нужно учитывать, что для молодёжи радио – это не только средство получения информации, но и учитель, наставник, воспитатель. То, что молодые люди слышат по радио, они переносят в повседневную жизнь.

В прямом эфире часто бывает и так, что журналист творит прямо в ходе какого-нибудь события, он участвует в процессе, знает проблему и старается сделать тему ещё интереснее. Тогда слушатель входит в атмосферу происходящего, чувствует ситуацию и следит за ней вместе с журналистом. Так создаётся необходимый для общения «эффект присутствия».

Если журналист профессионально владеет словом, он может перенести слушателя на место события и даст услышать и даже представить то, что он сам слышит и видит.

Прямой эфир имеет много достоинств, одно из них – это то, что человек может рассказать всё, никто не порежет плёнку. То есть у человека есть максимальные возможности для самовыражения. Но и каждый прямой эфир для журналиста как первый. Здесь журналист должен сделать всё профессионально, чтобы показать, что его можно посылать на задания, и он выполнит их на максимальный балл.

Поводом для прямого эфира может служить любое событие. Журналист должен быть на месте этого события, чтобы рассказать своим слушателям интересно и достоверно. Ведь нельзя рассказать о прыжке с парашютом интересно и достоверно, если ты не прыгал. Журналист не может полагаться на чьи-то слова, особенно при работе в прямом эфире. Например, в передаче «Адкрытая пляцоўка» очень часто можно услышать репортажи с выставок, концертов. Убеждаешься, что журналист прорабатывал тему, готовился к ней.

В прямом эфире журналист должен быть готов к любой экстренной ситуации, это требует от него хороших, крепких нервов, находчивости, живости ума и компетентности. Прямой эфир – это всегда фиксация мгновения, описание ситуации устами ведущего-журналиста. Отсюда неизбежна субъективная форма изложения, когда автор с полным правом говорит от первого лица о своём видении события и о своём впечатлении.

Позицию журналиста зачастую формирует, вернее, направляет специфика радиостанции, на которой он работает. Например, мы никогда не услышим в прямом эфире передачи «Адкрытая пляцоўка» новостей политики, это молодёжная передача.

Журналист должен понимать, что под словом ответственность он должен подразумевать ещё и слово долг. Профессиональный долг журналиста в прямом эфире – это подача грамотной, актуальной и оперативной информации без искажений и ошибок. Долг журналиста – правильная речь в сумме с интересной новостью и оригинальной подачей этой новости.

«Объективную основу содержания категории «профессиональная ответственность» составляет реально существующая зависимость между результатом профессиональной деятельности и теми последствиями, которые он может иметь для общества, для конкретных людей. Исходно всякая профессиональная деятельность ориентирована на удовлетворение тех или иных общественных потребностей и, следовательно, стремится к тому, чтобы её результат устраивал общество19.

В журналистской профессии всегда присутствует риск вместе с ответственностью. Можно понять, что люди все разные, а прямой эфир не застрахован от ошибок, поэтому бывают разные казусы, но немногие люди способны воспринимать их легко.

Ошибочно думать, будто проявление профессиональной ответственности зависит только от его морального согласия быть ответственным. Дело гораздо сложнее: требуется ещё и высокий уровень гражданской зрелости, а также профессионализма, чтобы заблаговременно определять, чем жизнь может ответить на наше слово, чем наше слово отзовётся… Профессиональную ответственность надо не только воспитывать в себе, но и учиться ей. Быть профессионально ответственным – значит гарантировать обществу качественное исполнение своего профессионального долга и уметь находить возможности для этого в любых обстоятельствах.

Творческое «Я» журналиста должно быть всегда творческим, наполненным, обременённым идеями. Без творчества не существовало бы журналистики как одной из самых творческих профессий. Журналист должен больше видеть, тонче чувствовать, чётче слышать. Мы должны быть везде и знать всё. Журналист в прямом эфире имеет возможность показать свой творческий потенциал, как нигде. Ведь если твоя передача идёт в прямом эфире, ты по ходу выпуска можешь вносить коррективы, которые будут лучше восприниматься, лучше запоминаться.

Творческое «Я» журналиста должно всегда выходить наружу, не оставаясь внутри. Ведь благодаря творческому началу журналист может творить.

Человек с микрофоном может начать свою передачу так, что она останется на долгие дни, а может, и годы в памяти у людей. Как это сделать? Включить свой творческий потенциал и творить, не забывая о реальности. Ведь тему своей передачи или репортажа можно рассмотреть с разных сторон и найти такой способ подачи материала, который можно будет назвать оригинальным.

Задумайтесь, и вы вспомните какой-то определённый журналистский материал или даже целую передачу, которая была оригинальной, интересной, вы запомнили её. А всё потому, что журналист сумел найти какую-то изюминку.

АНАЛИЗ ПРАКТИКИ

Можно заметить, что прямой эфир на государственном радио очень отличается от прямого эфира коммерческого радио. Во-первых, это различие тематики. На государственном радио передачи продуманы, проработаны, а на коммерческом радио трудно назвать конкретно тематику программ. Коммерческое радио в понимании многих слушателей – это развлекательный эфир, заполненный шутками и песнями. На государственном радио в эфир идёт больше серьёзной, познавательной информации, аналитических материалов.

Неоспорим тот факт, что новости намного профессиональнее и оперативнее на государственном радио. Здесь через каждый час мы получаем оперативную информацию, часто выходят экстренные выпуски.

Рассмотрим некоторые особенности и недостатки прямого эфира на примере передачи «Цитата дня».

Программа выходит каждый день в прямом эфире в утренний час (с 8.20 до 9.58).

Что же предлагает нам эта передача, какая её специфика? Начинается эта программа с короткого выпуска блока новостей.

Ведущая начинает работу с постановки проблемы, темы дня. Например, тема одной из передач была о детях – это главная тема, которой уделялось основное внимание: в разговоре с компетентными людьми у прямого микрофона говорилось о детской беспризорности, о матерях-отказницах, о проблемах специальных детских учреждений, об ответственности общества и государства за растущее поколение.

Журналист в прямом эфире должен поставить перед собой определённую тему и раскрыть её как можно полнее. Раскрыть её со всех сторон, чтобы слушатели по возможности имели представление обо всём, что связано с данной темой. Тем более, если посвящать определенной теме всю передачу, то нужно и придерживаться до конца такого курса.

В эфире этой передачи, как правило, присутствует интервью с гостем программы. Нельзя сказать, что вопросы всегда задаются профессионально. Иногда создаётся впечатление, что ведущая хочет просто поговорить, а не раскрыть тему. Ведь вопросы должны вытекать и из ответа интервьюируемого, где-то нужно больше времени уделить ответу, заострить внимание на «горячих» фактах.

Прямой эфир требует присутствия в студии, как мы отметили выше, журналистов с большим опытом, живым умом и лёгкой мыслью, чтобы они имели возможность выйти из любой ситуации легко и непринуждённо. Нужно относиться к своему собеседнику с интересом. Здесь вступают в силу принципы и законы психологии, которых мы касались в предыдущем разговоре.

Интервьюеры в основном люди интересные в этой передаче, они высказывают компетентное мнение, люди им верят, звонят, советуются, спрашивают.

В этой передаче есть материалы в записи, монтаж которых не отличается качеством, создаётся эффект прыгающей дорожки. Недопустимое упущение для эфирной аналитической передачи.

Когда в студии раздаются звонки, это, конечно, радует, но некоторые из них невозможно ни разобрать, ни услышать. Создаётся впечатление, что журналисты просто боятся услышать каверзный вопрос. А ведь организаторы прямого эфира должны предоставлять людям возможность поговорить с гостем (он ведь для этого приглашался в студию), задать ему вопрос и получить ответ.

Зачастую гости программы выходят за рамки обозначенной темы, и создаётся впечатление, что беседа становится неуправляемой, вот-вот может случиться такое, что гость будет говорить не то, что нужно или вообще замкнётся в себе и будет отвечать односложно. А чтобы впредь этого не случалось, нужна тщательная подготовка.

Тест-контроль

Тема: ИНТЕРВЬЮ КАК МЕТОД ПОЛУЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ

 Проведем закрепление лекционного материала по теме «Интервью как метод получения информации».

Научиться творчески общаться – одно из условий получения информации. «Ты, Сократ, прекрасно спрашиваешь, а тем, кто хорошо спрашивает, мне и отвечать приятно», – говорил Платон. В наше время это звучит для журналиста как заповедь: «каков вопрос – таков ответ».

Умение правильно сформулировать вопрос – такая проблема стоит перед журналистом всегда, в особенности – перед начинающим.

Продумывая содержание будущего разговора, журналист составляет для себя несколько основных, т. е. программных вопросов, требующих ответа ЧТО, КОГДА и ГДЕ происходило (происходит). Они создают как бы костяк, конструкцию беседы. В ходе интервью журналист широко использует вспомогательные вопросы: наводящие, уточняющие, мгновенные, интуитивные, ситуационные, направляющие и т. д.

Даем задание: в интервью корреспондента «Мои друзья – змеи» провести классификацию вопросов, т. е. выбрать правильное название поставленного корреспондентом вопроса из следующего ряда:

1. Наводящий.

2. Направляющий.

3. Программный.

4. Личностный.

5. Уточняющий.

6. Ситуационный.

7. Интуитивный.

Итак, интервью «Мои друзья – змеи».

Корр.: – Я хочу сразу уточнить насчет дружбы. Жаль, но похвалиться дружбой со змеями я не могу. Тем не менее название моего рассказа соответствует его содержанию. Он действительно о змеях и о необычной дружбе с ними – дружбе человека.

Знакомьтесь, Борис Яковлевич Магалиф. Живет в Витебске. Преподает в музыкальном училище.

Когда к вам пришло увлечение змеями?

Пожалуйста, классифицируйте этот вопрос:

1. Наводящий.

2. Направляющий.

3. Программный.

4. Личностный.

5. Уточняющий.

6. Ситуационный.

7. Интуитивный.

Отвечая, обведите цифру, которая соответствует ответу.

Верный ответ – 3.

Типовые ошибки:

Нельзя классифицировать как направляющий, т. к. данные вопросы возникают уже в процессе беседы и вытекают из ранее полученных ответов.

Ответ змеелова: – Интересоваться змеями я начал с самого детства, потому что мне пришлось бывать во многих зоопарках. И там я обратил внимание, что это очень интересное, красивое и, конечно, пока мало изученное животное.

Змей у меня каждый год бывало много. Были и ядовитые, даже рожали детенышей. Были такие, как «стрела» из Средней Азии. И более серьезные, как говорится, змеи. А сейчас, поскольку я живу в семье, предпочитаю ядовитых змей дома не держать. Все змеи, их у меня сейчас семь, они не ядовитые. Это полозы различных пород: узорчатый полоз, разноцветный полоз, четырехполосые есть. И удавчики из Средней Азии. Самая, я бы сказал, внушительная змея – ее зовут Юлька – она уже почти шесть лет у меня живет. Я ее поймал под Одессой. Ее длина метр восемьдесят. все змеи у меня ручные, знают меня.

Корр.: – Борис Яковлевич, а случалось ли такое, что они вас кусали?

Пожалуйста, классифицируйте этот вопрос.

1. Наводящий.

2. Направляющий.

3. Программный.

4. Личностный.

5. Уточняющий.

6. Ситуационный.

7. Интуитивный.

Верный ответ – 6.

Типовые ошибки:

Нельзя классифицировать как уточняющий, т. к. вопрос ничего не уточняет, он возник неожиданно (по ситуации) из последней фразы; не личностный, т. к. не характеризует личность, т. е. змеи могут укусить и труса и смелого человека.

Ответ змеелова:– Ядовитые меня не кусали. А неядовитые кусали и не раз. Ничего страшного в этом нет. Может быть только местное небольшое воспаление – так это от любого укуса может быть Был случай, когда меня укусила довольно крупная змея, тоже неядовитая, и это наблюдал один старик, который ходил потом за мной буквально целыми неделями и говорил: «Это ж змея?…» Я говорю: «Змея». – «Она тебя укусила?» – «Укусила». – «Ну, что ж ты теперь будешь делать?» Я говорю: «Ничего». А он все думал, что я знаю какое-то слово – «заговор», как это в народе говорят. И никак не мог поверить, что укусы змей могут быть неопасны.

Что касается опасности змеиных укусов, надо иметь в виду, что змеи кусаются только в порядке самозащиты, когда их преследуешь. Кусает, например, змея и тогда, когда вы собираете в лесу грибы или ягоды; она лежит под кустом – отдыхает (она у себя дома находится), а вы не посмотрели, как следует, руку туда сунули, и она вас, конечно, может укусить. Поэтому надо быть просто осторожным и не забывать, что вы в лесу в гостях, а она – дома.

Корр.: – А змеи считают вас своим другом, как вы думаете?

Пожалуйста, классифицируйте этот вопрос:

1. Наводящий.

2. Направляющий.

3. Программный.

4. Личностный.

5. Уточняющий.

6. Ситуационный.

7. Интуитивный.

Верный ответ – 4.

Ответ змеелова: – Вы знаете, я ощущаю, что змеи, которые живут у меня подолгу, становятся ласковыми… просто ласковыми. Во всяком случае, они ведут себя мирно, я их купаю в ванне, позволяю им ползать по дивану, по столу, чуть ли не по всей комнате.

Корр.: – А где они у вас живут?

Пожалуйста, классифицируйте этот вопрос:

1. Наводящий.

2. Направляющий.

3. Программный.

4. Личностный.

5. Уточняющий.

6. Ситуационный.

7. Интуитивный.

Верный ответ – 5.

Ответ змеелова: – Змеи у меня живут в специальных помещениях – они называются террариумы. Это помещение для содержания мелких животных. А крупные змеи, конечно, в таком ящичке жить не могут – им будет тесно, как говорится, ноги некуда вытянуть будет. Они могут себя поранить. Стараются вылезти и, невзирая на боль, носом пытаются продолбить сетку, наносят себе раны и могут даже погибнуть. Для них я приспособил шкафы. У них там есть обогреватель. Змеи любят тепло. Там у них песочек, пещера есть, чтобы они могли прятаться.

Корр.: – Интересно, а вы пробовали держать белорусских змей – ну, ту же гадюку?

Пожалуйста, классифицируйте этот вопрос:

1. Наводящий.

2. Направляющий.

3. Программный.

4. Личностный.

5. Уточняющий.

6. Ситуационный.

7. Интуитивный.

Верный ответ – 2.

Ответ змеелова: – Были у меня… Как раз гадюка у меня рожала. У меня есть фотография, где она у меня по руке спокойно ползает. Никаких зубов я ей не вырывал, потому что все зависит от отношения к ней. Она чувствует, что к ней спокойно и с уважением относишься.

Корр.: – Значит, змеи ваши друзья?

Пожалуйста, классифицируйте этот вопрос:

1. Наводящий.

2. Направляющий.

3. Программный.

4. Личностный.

5. Уточняющий.

6. Ситуационный.

7. Интуитивный.

Верный ответ – 3. (Завершаем беседу).

Ответ змеелова: – Да, я считаю, что змеи – мои друзья.

Конец занятия.

Вопросы для самоконтроля

1. Каковы жанровые признаки радиоинтервью?

2. Чем отличается понятие «метод интервью» от понятия «жанр интервью»?

3. В чем состоит отличие беседы от интервью?

4. Какое значение имеет выбор места проведения интервью? Чем мотивирован этот выбор?

5. Каковы психологические особенности ведения интервью?

6. Какую функцию играют вопросы в интервью?

7. Какую роль выполняют элементы интервью в практике создания других жанров?

8. Какими бы новыми видами вы могли бы дополнить предложенные преподавателем разновидности информационного интервью?

ЛИТЕРАТУРА:

Любосветов Д.И. По законам эфира. О специфике творчества радиожурналиста. – М., 1979.

Маграчев Л. Встречи у микрофона. – М., 1959.

Маграчев Л. Сюжеты, сочиненные жизнью. – М., 1972.

Маккой К. Вещание без помех. Пер. с англ. – М., 2000.

Радиожурналистика. – М., 2000.

Радкевич Е.Г., Шеин В.Н., радиопередача. Ч. 1. – Мн., 1988.

Смирнов В.В. Практическая журналистика. Информационные жанры радиовещания. – РнД, 1997.

Ярошенко В.Н. Информационные жанры радиожурналистики. – М., 1976.

Лекция 8. ИНФОРМАЦИОННЫЙ РАДИОРЕПОРТАЖ

- Что такое радиорепортаж? Анализ практики.

- Каким должно быть начало. Первая фраза в репортаже.

- Как строить репортаж? В чём состоит его драматургия.

- Как научится «публично мыслить»?

- Что важнее: слово или шум?

- Как вести запись: по тексту или без текста?

- Каждый ли может выступать по радио?

- Собеседник и микрофон: как достичь их совместимости?

- Этика репортёра.

Если вы научились профессионально брать интервью, свободно и непринуждённо беседовать с людьми, импровизировать вслух свои мысли, можно попробовать себя и в более сложном жанре – радиорепортаже.

Наш разговор об этом удивительном жанре мы построим на вопросах, которые касаются методов подготовки и создания репортажа и ответов на них как опытных мастеров микрофона, так и начинающих репортёров, для которых каждый шаг в радиожурналистике – это поиски и открытия.

Прежде всего попытаемся разобраться в вопросе, который неизменно возникает у начинающих и как кажется бывалым журналистам в нём они давно разобрались.

Что такое радиорепортаж?

Вопрос этот не столько теоретический, как может показаться поначалу, сколько практический. И не зря, видно, такие мастера радиорепортажа как Лазарь Маграчев, Юрий Летунов, Аркадий Ревен, Юрий Гальперин, Владимир Щербатюк стремились в своих исследованиях и монографиях определить природу репортажа, его особенности и его место среди других жанров, его творческие границы.

Надо ли определять, надо ли устанавливать границы? Ведь ещё из школы мы вынесли истину: «В природе ничто не существует в чистом виде». И так ли нам необходимо искать этот «чистый» репортаж?

Да, необходимо. Иначе, как можно научиться делать и при том делать хорошо радиорепортаж, не зная, что это такое? «Чистые» жанры – это вроде элементов периодической системы (без глубокого и всестороннего знания их невозможны ни «синтезы» этих жанров, ни поиски новых). Кстати, о синтезе жанров.

Тенденция к слиянию, к совмещению отдельных жанров на радио подчас мешает установить точные границы между ними. В радиорепортаже, например, часто встречаются элементы радиоочерка, зарисовки, комментарии.

Однако та или иная доля «примеси» не меняет природы жанра. И поэтому при определении его надо исходить не из того, что в нём может быть, а из того, без чего он немыслим, что составляет его основу.

Многие репортаж считают чисто информационным, событийным жанром. Нет события – нет репортажа. Но практика показывает, что репортаж выходит за пределы информации и становится аналитическим. Всё чаще и чаще мы можем слышать несобытийный репортаж, повод для него – актуальная проблема.

Но это, как говорится, ещё один оттенок современного репортажа. Что же, однако, составляет его суть, его основу?

«Характерными признаками репортажа являются: динамичность изложения, звуковая характеристика событий»20 – так определяет репортаж один исследователь.

«Репортаж – это такая форма радиожурналистики, которая включает беседы, описание действий и событий, непосредственные  акустические эффекты и, наконец, собственные мысли и суждения репортёра, объединяющего всё в единое целое»21, -- уточняет второй исследователь.

Достаточны ли эти определения? Не совсем. Как нам кажется, радиорепортаж – это информационно-публицистический жанр, отражающий конкретную действительность с помощью рассказа очевидца о событии или явлении на актуальную тему, рассказа участников этого события или явления, «звуковой картины», создающей «эффект присутствия».

И в этом смысле задача репортёра: за фактами найти суть, найти типичное.

Классификацией репортажа занялись буквально с момента его зарождения. Поначалу пытались виды репортажа определять по тематическому принципу. Так появились праздничный, производственный, спортивный, критический репортажи. Несостоятельность этой классификации очевидна: сколько тем, столько и видов.

Исследователи радиожурналистики предлагали и такое разделение:

  1.  «классический» или «живой» репортаж, передаваемый с места событий;
  2.  репортаж-комментарий, или иллюстрированный репортаж;
  3.  репортаж-лекция;
  4.  репортаж-композиция, или инсценированный репортаж;
  5.  репортаж в форме коллективной беседы или дискуссии;
  6.  репортаж-очерк.

Таким образом, была сделана попытка классифицировать репортажи по тому, элементы какого жанра присутствуют в них, т.е. по доли «примеси».

Это характеризовало только композицию репортажа.

Интересно решает задачу классификации радиорепортажа известный радиожурналист Владимир Щербатюк.

О считает, например, что существуют два основных вида радиорепортажа:

  1.  событийный.
  2.  несобытийный.

К «событийным» относятся репортажи с митингов, всенародных празднеств, встреч правительственных делегаций, стартов космических кораблей, крупных спортивных соревнований, фестивалей, репортажи о пуске предприятий, каналов, электростанций и т. д.»22.

В этом виде репортажа в свою очередь рассматриваются две разновидности:

а) эфирный (передаваемый с места событий),

б) записанный на плёнку.

Несобытийные – это репортажи из лабораторий, заводских цехов, с различных выставок, репортажи о людях, а также на другие актуальные темы, не связанные с событиями дня. Такие репортажи передаются в эфир, как правило, в предварительной записи на плёнку.

Исходя из того, какую цель преследует репортаж (показывает, пропагандирует новое, передовое или служит делу просвещения радиослушателей), следует выделить две разновидности радиорепортажа:

а) проблемный,

б) познавательный.

Радиорепортаж – всегда нечто большее, чем информация, чем просто рассказ о событии или явлении. Каждый такой материал имеет сверхзадачу: утверждение политических, гражданских, нравственных позиций на основе новых знаний. И открытие музея или стадиона, и встреча с героями войны, и события школьной жизни – есть подтверждение общего, закономерного, необходимого.

АНАЛИЗ ПРАКТИКИ

Каким должно быть начало, первая фраза в репортаже?

На этот вопрос отвечает известный радиожурналист Ю. М. Бокач:

– Кому не знакомы «муки» первой фразы? «Труднее всего начало, именно первая фраза. Она, как в музыке, даёт тон  всему произведению, и обыкновенно её ищешь очень долго», -- на всю жизнь запомнил это Горьковское изречение. И считаю, что для репортажа важно сразу привлечь слушателя, «включить его внимание».

Вот как это выглядит в одном из моих первых репортажей «Мои друзья – змеи».

 Корр.: Я хочу сразу уточнить насчёт дружбы. Жаль, но похвалиться дружбой со змеями я не могу. Тем не менее, название  моего рассказа соответствует его содержанию. Он на самом деле о змеях и о необычной дружбе с ними – дружбе человека.

Так начинался рассказ об одном любителе-змеелове, который дома держит целый террариум. Понятно, что сам факт привлекает внимание, но начни автор репортаж тривиально: с разговора о пользе животных или о любви человека к ним, то, вероятно, была бы потеряна часть внимания.

Но вот тема – менее привлекательная, даже совсем обычная: рассказ о школьных занятиях. Как его начать? «Включить» внимание радиослушателей можно интересной фонограммой. Эту фонограмму журналист попробовал сделать в девятом классе одной из минских школ. И репортаж начался так:

(шум класса, корреспондент обращается к ученикам)

Корр.: Казалось, всё просто. Это обязанность, которая выработана в вас жизнью. Вы с первого класса привыкли, что мама поднимает вас в определённое время, кормит и отправляет в школу. Вы приходите. Для вас это обязанность. Вы, наверное, никогда не задумывались над этим.

Итак, для чего вы учитесь?

Голос: Я даже не знаю, для чего.

(смех, шум)

Голос: Просто интересно.

Голос: Ну, надо учиться.

Голос: Чтобы иметь место в жизни.

Голос: Не могу ответить на этот вопрос. Надо подумать

Начало репортажа должно содержать максимум информации обо всём материале. Надо не просто привлечь слушателя, но заинтересовать его темой, интересным решением её. Не следует «держать» внимание необычной, но непонятной фонограммой, интригующим, но не о чём не говорящем повествовании. Надо вовремя «раскрыть карты».

Вот как начинался репортаж о малолетнем преступнике:

Корр.: Мы о нём уже рассказывали: Юра Лебедев, пятнадцатилетний подросток, привлекается к судебной ответственности за кражу мотоциклов. И вот наша вторая встреча с Юрой…

Ежедневно звучит много репортажей. Начинаются они по-разному: рассказом очевидца, диалогом, аплодисментами, песней, шумом моторов, пением птиц, плеском волн и т.д. и т.п. Пусть говорят, что хорошие начала уже прозвучали – надо искать.

Как строить репортаж? В чём состоит его драматургия.

Репортаж – это маленькое произведение, имеющее свой сюжет, слово, свою «архитектонику».

«Обсуждая наши работы, их идейную сторону и полезность, надо с той же требовательностью относиться и к форме, к оригинальности передачи подачи, свежести приёмов, и т. е. ко всему тому, что мы вкладываем в понятие «интересно»23… Это говорил Лазарь Маграчев, один из старейших репортёров Советского радио. Его материалы всегда были необычны и привлекательны.

Сюжеты и композиция, или «ключ» и «ход» радиорепортажа не менее важны, чем тема и содержание его, чем увлекательный рассказ корреспондента.

Нам кажется, удачно был найден «ход» автором репортажа «Дело Юры Лебедева». И найти его помогла маленькая деталь (она стала началом репортажа).

Корр.: -- Во дворе озябшие первоклашки месят песок. Один из них прижимает к глазам осколок стекла и вертит головой: смотрит на дом, на деревья, на своих же дружков, снова на дом.

-- Что у тебя? – спрашиваю.

Он быстро прячет в кулак осколок, потом узнаёт меня, подходит.

-- Хочешь подарю? В нём – праздник. – И протягивает жёлтенькое стёклышко. Я смотрю через него: жёлтый дом, деревья жёлтые, жёлтый забор – всё жёлтое, солнечное – праздник!

Потом шёл рассказ о Юре Лебедева, малолетнем преступнике, о разговоре с ним, которому предшествовала вот эта встреча с первоклассниками.

Заканчивался репортаж так:

-- На дворе всё так же пасмурно и холодно.  Я беру со стола подаренный мальчишкой осколок жёлтого стекла и смотрю сквозь него в окно: всё светлеет, дома жёлтые, небо, машины – всё праздничное.

Но где взять такое стёклышко для дела Юры Лебедева, где найти такое утешение, сквозь которое и в сегодняшнем Юрином дне рассмотреть светлое и радостное? Нет его, и пока не может быть. Праздник и радость Юра ещё должен заслужить, заработать.

Настоящие радиорепортажи строятся по законам драматических произведений – говорит известный журналист Ю. Летунов. – Если эти законы нарушаются, то нарушается и достоверность24. Это видно в тех репортажах, где пытаются рассказать обо всём: или репортёр «захлёбывается» в обилии фактов или пытается «вытащить» материал, задавая неразговорчивым собеседникам не связанные темой вопросы.

В репортаже корреспондент и выступающие – равноправные участники, тогда – это разговор, а не допрос. Уметь построить беседу так, чтобы ещё не «подталкивали» вопросы, а чтобы они сами вытекали из только что сказанного.

Одним из показателей с точки зрения создания драматургии является репортаж из Брестской крепости-героя, который вели корреспонденты «Последних известий» А. Жук и М. Король много лет тому назад в день открытия мемориала, и который хранится в золотом фонде радио.

(плёнка)

(надрывное гудение пикирующих самолётов, воющий свист падающих бомб)

Корреспондент поясняет, что эта фонограмма возвращает нас к незабываемым героическим событиям раннего утра 22 июня 1941 года, когда шквал огня обрушился на крепостные сооружения, на первые метры советской земли.

– Гарнизон крепости встретил врага героическим сопротивлением – продолжает он. – Подвиг защитников Брестской крепости золотыми буквами вписан в летопись Отечественной войны. Этот подвиг увековечен ныне величественным мемориальным комплексом, который является гимном советским воинам-победителям.

Будоражащая душу фонограмма, взволнованный голос репортёра сразу же приковывают внимание слушателя. Его интерес к передаче ещё более возрастает после того, как корреспондент сообщает, что речь пойдёт о важном событии – открытии мемориального комплекса, увековечивающего подвиг тех, кто в жестокой схватке с врагом пал смертью храбрых.

Место у микрофона занимает второй корреспондент. Сообщив, что в этот день журналисты встретились с группой создателей памятника-комплекса, он приглашает к микрофону главного архитектора проекта, Георгия Васильевича Сысоева и архитектора Виктора Матвеевича Волчика.

Сысоев: -- В этом монументе, в этом комплексе, во всём нам хотелось выразить идею мужества, несгибаемой воли, непреклонного боевого духа нашего народа. Нам хотелось эту первую, в какой-то степени трагическую страницу Великой Отечественной войны Брестскую оборону выразить в духе победы, несгибаемого мужества в этой страшной схватке с врагом…».

Бумага этого, к сожалению, не передаёт, каким взволнованным, эмоциональным был этот рассказ.

Архитектор Виктор Матвеевич Волчик поведал слушателям о некоторых интересных архитектурных особенностях созданного комплекса: все объекты мемориального комплекса и крепостных сооружений подсвечены декоративным освещением. Вместе с архитектурной и пластической формой это способно вызвать у присутствующих возвышенные эмоции. В синтезе со светом работает и музыкальное оформление…

В этот момент откуда-то издалека доносится известная песня Лебедева-Кумача «Священная война». На её фоне корреспонденты продолжают вести репортаж.

Корр. 1.: -- Мы ведём репортаж из Брестской крепости-героя. В этот вечерний час над цитаделью висит лёгкий туман. Высоко в небо устремлён ярко освещённый штык-обелиск. А рядом – огромная скульптурная композиция главного монумента.

Образ воина-героя запечатлён  страшной схватке с врагом. Над ним развёрнутое боевое знамя с серпом и молотом. Багряным светом озарены руины гарнизонного клуба, кольцевых казарм. На всём этом фоне, словно наяву, видишь истекающего кровью бойца, тянущегося к реке, чтобы ценой собственной жизни добыть по глотку воды для товарищей.

Корр. 2: -- Экскурсант, туристы, гости… Много их в этот в этот вечерний час в крепости. Они проходят через главный вход, звёздную арку, высеченную в монолите.

Вот сейчас направляется в очередной наряд воинское подразделение Брестского гарнизона. Чеканят шаг наследники боевой славы героев минувшей войны, идут защитники мира, надёжные часовые западных рубежей нашей Родины.

(Слышим, как, постепенно удаляясь, проходит воинское подразделение)

(конец плёнки)

Рассказывая о таком знаменательном событии, как открытие  мемориального комплекса, корреспонденты сумели выбрать из многочисленных фактов самые яркие, самые запоминающиеся и создать из  них яркую картину исторического события.

Начало репортажа, его фабула, концовка, словом, «архитектоника» репортажа – дело сложное и творческое. Не просто тащить слушателя за своими мыслями, и вести изящно, тонко, умело – вот тогда репортаж приближается к художественному произведению.

Как научиться «публично мыслить»?

Мастера журналистики говорят: «Сейчас хорош пишет не тот, кто хорошо пишет, а тот, кто хорошо мыслит». Хороший радиожурналист, добавим, это тот, кто хорошо мыслит вслух.

Радиорепортаж должен рождаться «на глазах» у слушателей, тогда он достоверен. Если репортер будет думать у микрофона, он увлечет и своих собеседников, и слушателей. Думать – это значит рассуждать, спорить, беседовать. Формирование мыслей у микрофона – это поиск слова и рождение интонации.

Репортер-рассказчик, непринужденный и спокойный, репортер-собеседник, внимательный и интересный, – вот непременные качества радиожурналиста. Они во многом определяют мастерство «публично мыслить».

«Радиожурналист не может быть просто свидетелем событий, как художник не может быть фотографом, – подчеркивает Л. Маграчев. – Надо быть участником событий, тактичным, скромным, но обязательно участником».

Много лет тому назад студент нашего факультета журналистики В. Семенчик привез с учебной практики с Сахалина репортаж «За сельдью – в Татарский пролив». Это было необычным событием для факультета.

На пленке запечатлелись крики чаек и плеск волн за кормой, заглушаемый гулом двигателя, уверенный голос старпома капитана сейнера, который тут же на вахте рассказывает о своей работе. А за «пленкой» осталась бессонная ночь молодого журналиста, разговор «обо всем на свете» с экипажем сейнера, боязнь проворонить начало лова, долгие размышления о том, что же сказать, когда начнется самое важное и интересное – обнаружат косяк и начнут ставить невод. Дадим слово молодому журналисту:

-- Рыбаки – народ очень дружный, сдержанно добрый, влюблённый в свою нелёгкую профессию. И мне хотелось рассказать не только об успехах экипажа, но и самих рыбаках, раскрыть лучшие черты рыбацкого характера. Мне кажется, в интервью со старпомом это неплохо удалось. До записи мы успели подружиться – о многом, чисто житейском поговорить, приоткрыть друг другу тайны наших профессий. И поэтому его голос на пленке был обращен не к микрофону и даже не ко мне, как к интервьюеру, а ко мне, как хорошо знакомому, своему человеку. До сих пор удивляюсь, какая правда может звучать в самых простых словах: «… Я не считаю, что у меня есть что-то трудное в работе. Потому что я очень люблю эту специальность, эту работу. Мне она страшно нравится, и больше никакой работы не хочу. А если работа нравится, то трудного ничего не может быть в ней.

Предлагаем текст этого репортажа с некоторыми сокращениями.

(пленка)

(шум моря, механизмов судна…)

Корр.: – Наш микрофон находится на судне Александровского рыбозавода, МРС-236. Сейчас на вахте самый молодой член экипажа Владимир Неборский, старший помощник капитана.

Неборский: – Наше судно находится в поисках сельди иваси. В этом районе промысла в основном держится эта рыба.

Корр.: – Расскажите немного о вашей поисковой работе…

Неборский: – Ну, в чем заключается сам поиск скопления рыбы? Мы стараемся поиск вести круглые сутки, собирать всю информацию их данного района промысла, чтобы, обработав ее, сделать какой-то вывод: где именно, в какой точке и в какое время искать скопление рыбы. Ищем, пока не найдем и не поймаем.

Корр.: – Владимир, что в вашей работе самое трудное, в работе рыбака?

Неборский: – Самое трудное в работе… Нет, я не считаю, что у меня есть что-то трудное в работе. Потому что я очень люблю эту специальность, Эту работу. Мне она страшно нравится, и я больше никакой работы не хочу. А если работа нравится, то трудного ничего не может быть в ней.

Корр.: – Ну, а что самое интересное?

Неборский: – Самое интересное… Я подхожу к этому вопросу так. Если человек идет на работу с радостью, то все в этой работе ему интересно. И все важно, конечно.

Корр.: – Наш разговор продолжает капитан сейнера Юрий Алексеевич Попов – один из лучших капитанов Александровского рыбзавода. Юрий Алексеевич, расскажите о вашем экипаже.

Попов: – Экипаж у нас с весны сложился хороший, дружный. Можно только хорошее сказать о ребятах из палубной команды: молодые специалисты, отлично себя показали.

Корр.: – А выполнение плана зависит только от удачи?

Попов: – Нет, конечно, нет! Необходима сплоченность, слаженность экипажа, особенно здесь, когда в основном ночные заметы на кошельковом неводе.

Корр.: – Ну, а в поиске необходимо еще и везение, да?

Попов: – Да, но нужно и хорошо знать район лова. Грунт отлично нужно знать в районе промысла. Тогда и удача будет.

Корр.: – Всю ночь сейнер вел поиск. И всю ночь стоял на вахте старший помощник Владимир Неборский. Он следил за приборами: локатором, эхолотом. И, вот, наконец, на ленте эхолота над черной линией дна появилась другая черная линия. Это косяк рыбы. Раздался сигнальный звонок, и весь экипаж через минуту дружно опускал кошельковый невод. Все нужно делать быстро и слаженно, чтобы рыба не ушла, чтобы взять ее полностью.

Капитан отдает четкие и ясные команды. Очень быстро весь невод оказывается за бортом, и вдали мелькают красные огоньки сигнальных буйков. Юрий Алексеевич, улов обещает быть богатым?

Попов: – Улов будет порядка десяти-двенадцати тонн. Хороший улов.

Корр.: – А по каким признакам вы замечаете?

Попов: – Хорошая запись на эхолоте, отличная. И сейчас хорошо в кошельке рыба гуляет. Так что 10-12 тонн обеспечено.

Корр.: – Экипаж сейнера дружно выбирает невод. Сейчас рассвет, и вода за кормой переливается голубыми и зелеными бликами.

(вдалеке крик чаек)

В неводе и в самом деле кое-где уже мелькает испуганная рыба. А над неводом реют чайки и хватают зазевавшуюся рыбешку. Юрий Алексеевич, сейчас, когда рыба уже в кошельке, что осталось сделать?

Попов: – Будем заниматься выливкой улова в трюм. Рыба никуда не уйдет, рыба уже в неводе, все. Сейчас подсушим и пойдем сдавать на базу.

Корр.: – После того, как выбрали невод, в трюме плескалось тонн 9-10 серебристой сельди иваси. Владимир, это хороший улов или не очень?

Неборский: – Это, пожалуй, средний улов. Иногда вылавливаем и 30-40 тонн, но ты на борт ее всю не берешь, делишься с другими суднами. Правда, редко бывают такие уловы. Средний улов, стабильный на наших судах – это 12 – 15 тонн.

Корр.: – Владимир, как вы считаете, профессия рыбака – это профессия молодых или все-таки людей постарше?

Неборский: – Ну, во-первых, море требует, чтобы на нем работали люди здоровые. Нужно быть и физически сильным, нужно иметь и закалку. Я начинал работать, у меня были учителя – они отдали морю по 30-40 лет. Нельзя сказать, что море только для молодежи. Море – для всех возрастов. Но – для людей сильных.

В море быстро человека видишь и узнаешь, кто он есть, видит всю его душу. Это на берегу можно с ним жить год – и не поймешь, кто он такой. А здесь – недели две, и уже видишь, что это за человек, чем он дышит, чем он живет.

Корр.: – Владимир, профессия ваша романтичная очень. Море, сопки вокруг здесь, красиво очень. Со временем к этой красоте не привыкаешь, не становится она для тебя обыденной?

Неборский: – Есть такое выражение… Некоторые люди говорят: море красиво с берега. Я не считаю, что люди сейчас ходят в море только ради романтики. Естественно, каждый человек пытается иметь и заработок. А для меня здесь сочетается и заработок, и романтика.

Корр.: – Над проливом в это утро расстилался плотный туман и сейнер возвращался в Александровск по локатору. По-прежнему эхолот ощупывал дно – рыбаки собирали нужную информацию. Но вот из тумана вынырнули сопки, а вслед за ними и бухта, где причаливают к пирсу суда. Несколько часов сейнер потратит на сдачу улова, и снова в море.

(конец пленки)

Что важнее: слово или шум?

У меня в архиве хранится магнитофонная запись – «ошибка», на которой я учился. Это небольшая фонограмма, секунд двадцать. Содержание ее такое: издали доносится стук телеги, он ближе, ближе, проползает мимо, и где-то далеко отчаянно кричат петухи.

Сделал я эту запись в деревне Снов Несвижского района. Сделал тогда, когда, казалось, все было готов для репортажа из этой обновленной деревни с двухэтажными домами и асфальтовыми улицами: записал я уже и выступление председателя о будущем Снова. Но чувствовал: что-то не нашел, нет «ключика» в моем рассказе. А так как я считал звуковую характеристику (фонограммы, шумы) первоосновой любого репортажа (так, впрочем, многие считают), то и пошел я искать что-нибудь «звучащее». И вот нашел: грохочет телега, кричат петухи. И решил репортаж построить так: наплывает стук телеги, а я рассказываю о том, как обычно представляешь себе путь в деревню вот на таком дедовском транспорте. А дальше шел репортаж, записанный в Снове. Кончался же он – опять грохочет телега, стук ее затихает, и я говорю, что, как этот старый воз, ушла в прошлое грязная, забитая белорусская деревня, а на ее месте рождаются такие прекрасные, как Снов.

Довольный, возвращаюсь в редакцию. Репортаж принимают – слова не выбросили. А вот фонограмму сняли, посмеялись и сняли: «Возьми сохрани ее, потом сам поймешь, в чем ошибка».

Теперь я вижу, в чем моя ошибка, и как ее можно избежать:

1. Не надо придумывать «звуковую картинку», «иллюстрировать» без необходимости.

2. Слово и фон (звуки, шумы) должны дополнять друг друга, а не повторять.

Однако мое прежнее уважение к звуковому содержанию репортажа осталось почти неизменным. Мне кажется, что в репортаже (и именно в репортаже) слово и фон равнозначны. Как без интересного, содержательного текста, так и без ясной «звуковой картины» невозможен хороший репортаж.

Репортаж «Слушайте весну!» почти целиком состоял из фонограмм. Здесь просто «звучали» улицы: легкий городской шум, какая-то звонкость весеннего воздуха, когда все слышно далеко-далеко, пение птиц, девчонки прыгают через скакалку, стучат каблучки по уже просохшему асфальту. Потом микрофон «подслушивал» разговор болельщиков на еще пустом стадионе. А вот малыш доской гребет лужу. Включаю микрофон, подхожу:

(плеск воды)

Корр.: – Ты что это делаешь?

Мальчик: – Ручеек подгоняю.

(плеск воды)

Это не придумал, не «подучил» мальчика. И вот вам: «слушайте весну»!

Стремление создать ясную звуковую картину, найти звучание репортажа во многом определило качество двух моих работ: «Урок мужества» (о юных парашютистах Лунненской школы) и «Красавица Валя» (о крановщице Вале Кузьменковой). Фон в них был не только «иллюстрационным», местами он выполнял задачу эмоционального воздействия на слушателя.

Вот фрагмент репортажа «Урок мужества».

(слышны пение птиц, шум самолета)

Корр.: – Вот прыгают! Первый… второй… третий… четвертый… А, красиво!

Сейчас они приземляются и я попробую с кем-нибудь из них поговорить, пока пульс у них еще сто двадцать…

Кто ближе?.. По-моему, Юра Семак. Бегу к нему. Правда, разговор будет на ходу: отсюда должен взлететь самолет со второй группой ребят.

Корр.: – Ну, как там наверху?

Юра: – Очень хорошо!.. Это чувство просто не объяснить.

Корр.: – А если попробовать?

Юра: – Все равно… И волнение, и радость, и в то же время какое-то приятное ощущение.

(шаги, звук шагов, когда высокая трава цепляется за ноги, какой-то радостный и приятный звук: «земля!»)

Юра: – Мы уже два дня ждали прыжков.

Корр.: – И что – не было погоды?

Юра: – Низкая облачность. Так уже не везло. Даже расстроились.

(шаги)

Звучание репортажа. Оно во многом определяет успех или неудачу материала. Один и тот же текст, прочитанный в студии, в жилой комнате со множеством вещей, в пустом школьном классе, на улице, в лесу, звучит по-разному. Вот оно – «звучание помещения». Когда мы пренебрегаем им и потом «дописываем» к репортажу свой текст или еще одного выступающего, то и получаются «скачки», «провалы», «рваные места» в репортаже.

Константин Ретинский на встрече с журналистами белорусского радио рассказывал, как он «нашел» звучание репортажа из пушкинского села Михайловского: просто ходил по дому Пушкина, выходил во двор, шел по аллее к могиле поэта и все это время читал его стихи. И вместе со стихами «звучали» комнаты, в которых жил великий Пушкин, «звучало» Михайловское.

Итак, слово или фон? И то, и другое. Потому что радиорепортаж – это слово, произнесенное не в тишине студий, а на заводе, в поле, в лаборатории, в театре, музее, в школе – там, где «звучит» жизнь.

Как вести запись: по тексту или без текста?

Ю. М. Бокач: – Однажды мне предложили подготовить репортаж из одной школы, с которой был дружен известный педагог Василий Александрович Сухомлинский. Прихожу к директору этой школы – заслуженному учителю республики, кандидату педагогических наук, образованному человеку, прекрасному собеседнику:

– Михаил Афанасьевич, хочу, чтобы вы мне рассказали о своем друге и коллеге – Сухомлинском.

– Хорошо, сейчас напишу, – привычно берет лист бумаги, карандаш.

– Нет, – объясняю, – мне ваш рассказ нужен, не выступление.

– Я и расскажу по бумаге.

И как я его не убеждал (мол, все и без бумаги получится), все равно написал и прочитал. И хоть прочитал хорошо, как будто бы рассказал, ни я, ни он не были удовлетворены.

По тексту или без текста? Я исключаю тот случай, когда собеседник является официальным лицом, и ему приходится излагать важную проблему, точно и кратко формулируя свои мысли. Я беру «обыкновенный репортаж».

Когда-то один мой старший и более опытный коллега брался быстро и хорошо научить меня делать репортажи по тексту: пишешь «заготовку» (тему материала, о чем хочешь говорить, что будешь спрашивать у собеседников), на месте, сообразно речевой стилистике выступающих, готовишь им текст, некоторое время на репетицию и добиваешься «живой» интонации. «Репортаж» готов.

И хотя мне приходилось делать репортажи и по тексту, примером для подражания, вершиной для меня всегда оставался Маграчев, его принципы работы:

«Мы должны помнить, что никакое, даже очень хорошо написанное выступление, не может заменить простой человеческой речи с интонацией, присущей данному человеку, с его особым словарем и если можно так выразиться, особым голосовым почерком»25.

Живая разговорная интонация делает любой радиоматериал достоверным и убедительным, он глубже проникает в сердца и мысли людей, быстрее «находит» слушателя.

Вот фрагмент разговора с десятиклассником Сашей:

Корр.: – Как ты думаешь, что такое «счастье»?

Саша: – Счастье? .. (раздумывая, медленно). Это встретить человека… (быстро, решительно). Встретить такого человека, которого рисуешь в своем воображении.

Корр.: – А какой он – «этот» человек?

Саша: (усмехаясь): – Это она!

Корр.: – Я понимаю.

Саша: (смущенно): – О! (пауза). Умная (пауза). Красивая, конечно (смеется, пауза). И чтобы мы… без слов понимали друг друга.

Вероятно, сам по себе этот фрагмент мало говорит о десятикласснике Саше, но как составная часть рассказа о нем – юном и способном поэте, выпукло и правдиво рисует образ вдумчивого, открытого, красивого юноши.

По тексту или без текста? Без текста. Это не значит, что без подготовки. Наоборот, при самой тщательной, при самой кропотливой подготовке, когда можно что-то выписать, сделать закладку в книге. Но без текста.

Потому что «если автор здесь и может говорить сам, написанный текст становится при общении помехой»26. А радио – это всегда общение.

Начинающие репортеры, как правило, не любят тщательно готовиться к записи и решительно берутся за микрофон в надежде: «Авось получится!» Но хорошая, содержательная безтекстовая запись при таком отношении к репортажу – большая редкость, а случайно попасть на разговорчивого собеседника – великая удача.

Каждый ли может выступать по радио?

В принципе, да. Так же, как и о каждом человеке можно написать книгу. Только об одном эта книга будет интересная, о другом – менее.

Итак, каждый может выступать по радио (я беру, конечно, тот случай, когда есть что рассказать, и исключаю, разумеется, выступающего, у которого дефекты речи). Мне в журналистской практике приходилось записывать разных людей: колхозников, рабочих, ученых, школьников. Разные взгляды, разный уровень образования, разная манера говорить, разный речевой словарь. Из всех этих встреч врезались в память немногие. Не потому, что другие были менее содержательные или менее полезные. Нет. Запомнились «рассказчики» – люди, обладающие какой-то особой «радиогеничностью». Она, эта радиогеничность, не зависит от тембра голоса, от образования, от возраста человека, его профессии. Она зависит от какого-то внутреннего скандала, от способности «излучать», располагать к себе, увлекать. Именно поэтому незабываемы встречи с капитаном первого ранга Романовым, крановщицей Валей Кузьменковой, старым бойцом, партизаном дедом Синявским.

Вот маленький фрагмент рассказа деде Синявского, который стал солдатом еще в первую мировую. Конечно, надо слышать, как рассказывает этот неграмотный, почти восьмидесятилетний дед, какие интонации, как оттеняет он голосом свое повествование, диалоги. Но и в этом отрывке видно, что Синявский – незаурядный рассказчик.

(Дело происходит в сорок первом году, когда дед Синявский находит в лесу оружие и решает его «на всякий случай» припрятать дома. Но тут…)

Синявский: – Заходят четверо. Немцы.

– Ты коммунист?

– Нет. Партийный, панночки. Партийный: вот женка и дети – моя партия.

Как переводчик им сказал, они сразу: ха-ха, ха-ха! Ай, рогочут! Аж кончаются!

– А тогда мы знаем, что ты – коммунист! Распрощайся со своей «партией», и мы выведем тебя за бревна (Юшки Александра лежали бревна ля хаты) и расстреляем!

А моя баба из автомата по ним: чик-чик, чик-чик! Готовы! И все.

Встреча с дедом Синявским – давняя, но и я сегодня «слышу» его воспоминания, эти «живые», непридуманные, несыгранные, никем не подсказанные интонации, этот «многоголосый» рассказ, где каждый персонаж имеет свою звуковую характеристику, где есть «автор», где есть «герой», где все жизненно и правдиво.

А что может сказать начинающий журналист? Вот что написал студент в своем отчете о практике:

– Я считаю, что выступать по радио может только увлеченный своим делом человек, независимо от профессии. Правда, профессия, как возраст, накладывает отпечаток на личность человека, и это тоже характеризует его в репортаже.

Так, герой репортажа «Я в сапожники пошел…» работал в ателье по ремонту и реставрации обуви, если шире – в сфере обслуживания. «Что главное в этом человеке?» – думал я перед встречей с ним. Ведь он работает не просто с обувью, обувь в очинку приносят люди, значит, он работает, в первую очередь, с людьми. Он должен быть не только мастером своего дела, но и вежливым и внимательным человеком, уметь создать хорошее настроение своим клиентам. Все эти предполагаемые качества мне и хотелось раскрыть в своем герое Владимире Матюхе.

Человеком он оказался простым и искренним, говорить с ним было легко. И даже когда я попытался его немного спровоцировать, рассуждая таким образом: «С одной стороны, хорошо, что обувь не ломается, ее не несут вам. А с другой стороны: для вас это плохо. И в вашей работе появляется такой парадокс: если вы сделаете свою работу как можно лучше, то вам работы достанется потом меньше». Владимир остудил меня очень просто: «Все равно надо делать, как лучше. Иначе нельзя». Мне кажется, в этом рассказе личность героя не осталась загадкой для слушателя.

Способных, увлекательных рассказчиков, спокойных, непринужденных собеседников не так много, как хотелось бы радиожурналисту. И все-таки по радио может выступать почти каждый. Надо только помочь ему. И, как ни парадоксально, обыкновенно «затрудняет» выступающего не сам предмет разговора (говорят ведь о вещах ему понятных и знакомых), а человеку трудно говорить в микрофон, и говорить так, как он привык, т. е. в разговоре оставаться самим собой. Микрофон часто меняет «природу» человека: спокойный, рассудительный вдруг становится суетливым, неуверенным; веселый, разговорчивый сникает и замыкается. Выступающий начинает осознавать огромную ответственность за каждое сказанное слово, за весь разговор. И уже не сам разговор, не вопросы корреспондента волнуют человека, а эта маленькая железная штучка – микрофон. Происходит вроде как «поединок» между ними – собеседником и микрофоном.

Собеседник и микрофон. Как достичь их совместимости?

Как победить микрофон? Как сделать, чтобы он был для выступающего только «карандашом и блокнотом» радиожурналиста?

Первое, что говорят репортеру при встрече герои его репортажей – это: «Спрячьте микрофон! Он меня смущает». Предположим, спрятали микрофон. Но все равно вы остаетесь корреспондентом и собеседник прекрасно помнит, зачем сюда пришли и задаете вопросы. Получается просто самообман.

Одно время среди журналистов шел разговор о «скрытом» микрофоне. Этот прием осуждали, его приветствовали. «Вправе ли репортер записывать выступление, не спрашивая вас? По-моему, вправе. Не возражаем же мы, когда фотограф щелкает своим затвором в момент, когда мы меньше всего этого ожидаем. Другой вопрос, что такую запись автор должен визировать». Это мнение И. Андроникова27.

Так поступил журналист, когда готовил репортаж «Дело Юры Лебедева». Согласитесь, что человек, которого привлекают к судебной ответственности, плохой собеседник. Тем более, когда его спрашивают о друзьях, о книгах: зачем это? Какое имеет отношение к делу? Поэтому, прежде чем говорить с Юрой Лебедевым, корреспондент замаскировал микрофон среди предметов на столе следователя. После разговора дал Юре послушать запись, и тот согласился на передачу ее в эфир.

Если относительно несложно «уладить» этическую сторону «скрытого» микрофона, то вот техническая – оказывается сложнее. Трудно сделать качественную запись закрытым микрофоном.

Тогда журналисты идут на другую хитрость.

Корреспондент ведет разговор с мужественным человеком – инструктором юных парашютистов, мастером спортом. Пусть он с ним встречался раньше, знает, что это веселый, словоохотливый человек. Но только тот увидел микрофон, тут же поднял руки: «О, эту штуку я боюсь!». «Ладно, – соглашается журналист – я магнитофон включать не буду, давайте пока так поговорим». Но в свою очередь осторожно нажимает кнопку «запись» и старается, как можно небрежнее держать микрофон. Беседа сначала не получается, но потом слово за слово – разговорился собеседник. Журналист с удовольствием прислушивается к тихо гудящему микрофону: «Обманул!»

По-разному добываются «живые», интересные рассказы. И все-таки самый верный, самый честный и самый надежный способ –  это «разговорить» человека, заинтересовать его темой и самим разговором, показать, что ты приятный собеседник и что тебя занимает не то как «поймать» слово микрофоном, а содержание беседы.

Вот мы и подошли к следующему вопросу.

Этика репортера

Человек с микрофоном не просто сотрудник той или иной редакции, не просто журналист – он «полномочный представитель» слушателей. Поэтому этика репортера, порядочного, тактичного, культурного человека – вопрос важный и необходимый.

Журналист не должен «добывать» записи, факты любыми средствами. Но иногда бывает иначе. Вот пример.

Готовят критический материал. Необходимо записать выступления тех, кто не так, как надо, работает, словом, кого надо «пропесочить». А чтобы получилось «хлестко», проходят к выступающим с невинным» видом: мол, хотим рассказать о вашей работе. Записывают, говорят: «Большое спасибо!» Уходят. А в материале разносят: «Хорошим прикидывается, видите, даже хвалит себя!»

Пример этот, возможно, не типичный. Но случается видеть и таким образом «сделанные» материалы. А ведь здесь задача журналиста – не поймать человека на слове, но помочь ему разобраться, а если надо, то и заставить исправить ошибки.

Еще пример. Записывают для репортажа выступающего. После прослушивания оказывается, что выступающий говорит дельно, но очень монотонно. Как исправить это? И в текст выступления «вставляют» вопросы корреспондента. Материал «оживился». А выступающий помнит, что никто ему вопросов не задавал и что корреспондент с ним вовсе не беседовал. Вот здесь нарушена этика репортера. То, что к министру за интервью не пойдешь в майке,  а в поле не пойдешь в смокинге – общепонятно. Но о том, что радиожурналист с магнитофонными записями не волен обращаться как угодно, подчас забывают. Не только то, каким получается материал, но и то, как он делается, должно волновать репортера.

У одного журналиста, как правило, получаются живые, интересные репортажи, особенно о детях. Он умело ведет их, причем обыкновенно ему помогают вести репортажи дети – они равноправные участники бесед, интервьюеры. Всем импонирует, как вовремя ребята находят нужный вопрос, как интересно построены эти вопросы. Случайно коллеги по редакции услышали «черновую» неотмонтированную запись репортажа: говорит выступающий, рассказывает увлеченно, но вот у корреспондента возникает вопрос. И он, извинившись, (он – человек вежливый) перебивает выступающего и просит кого-нибудь из своих юных помощников задать этот вопрос. Мальчик или девочка повторяет за корреспондентом вопрос и «разговор» продолжается.

Даже эта «маленькая» «неправда» непозволительна для настоящего радиожурналиста.

Вопросы для самоконтроля:

1. Дайте определение информационного репортажа.

2. Какие разновидности жанра репортажа можно отнести к современным и какие утратили свою актуальность?

3. Назовите жанровые признаки радиорепортажа.

4. Опишите, ссылаясь на характерные примеры, как вы представляете себе методы создания «эффекта присутствия» в репортаже.

ЛИТЕРАТУРА:

Андроников И. Я хочу рассказать вам. М., 1971.

Гальперин Ю. М. Человек с микрофоном. М., 1971.

Летунов Ю. А. Время. Люди. Микрофон. М., 1974.

Маграчев Л. Сюжеты, сочиненные жизнью. М., 1972.

Радиожурналистика. М., 2000.

Радкевич Е. Г., Шеин В. Н. Радиопередача. Ч. 1. Мн., 1989.

Смирнов В. В. Жанры радиожурналистики. М., 2002.

Щербатюк В. Радиорепортаж. М., 1970.

Лекция 9. АНАЛИТИЧЕСКИЕ ЖАНРЫ

- Анализ как метод журналистского расследования

- Выбор темы для аналитического выступления

- Понятие «тема»

- Актуальность и эффективность аналитического выступления

Анализ как метод журналистского исследования

Аналитическая журналистика предлагает аудитории рассмотрение событий, пропущенных через отношение к ним журналиста. Она может оказывать прямое воздействие на общественное мнение. Ядро аналитики составляет аргументация, система доказательств, направленных на подтверждение определенной точки зрения. Анализ предполагает наличие собственной токи зрения на предмет исследования, основанного на изучении всех возможных обстоятельств события.

Слово «анализ» в переводе с греческого значит – разложения, расчленение. Это разложение какого-то предмета на части с целью изучения внутренних связей между элементами и его составляющими, чтобы увидеть этот предмет в ином качестве. Анализ – это один из основных путей познания, метод научного исследования, который используют многие науки и в каждой из них – в математике, химии, физике, биологии и т. д. – особенности его определяются спецификой предмета и задачами его изучения.

В журналистике под термином «анализ» понимается изучение фактов, событий, основанных на личностной оценке. Публицистический анализ предопределяется задачами журналистки. Его виды разнообразны и включают в себя эмпирические, научно-теоретические методы исследования, наблюдение, изучение документов, обстоятельств взаимоотношений, обобщения…

Уже значение основных терминов, которыми пользуется журналист: оценка, суждение (суждение – судить, определять меру, соотношение разных сторон «предмета», «оценивать» – значит вводить в контекст соотношение с другими «предметами», «размышление» – разные мысли, «осмысление» – включаться в процесс обдумывания, опять-таки иметь дело с разносторонним подходом к изучаемому предмету).

Аналитическая радиожурналистика, в основе которой лежит анализ, не может обходиться без синтеза. Журналист обобщает, подводит итоги, делает заключение, выводы, т. е. выводит мысль на новый уровень. В основе анализа всегда лежит мысль, высказанная прямо или лежащая в основе подбора фактов, аргументов. Аргумент – это факт или мысль, введенные в систему логических, эмоциональных связей с другими фактами и суждениями, усиленный этим контекстом и в свою очередь повышающий совокупное действие всей этой системы фактов. Аргумент – форма доказательств в споре, дискуссии, столкновении мнений.

Приемы и способы аргументации также разнообразны. Среди них можно назвать прямую оценку (мнение, суждение), интерпретацию, аналогию, противопоставление, привязку к опыту той или иной группы аудитории, демонстрацию примеров, обращение к личному опыту, ссылки на статистику, цитирование, обращение к авторитетному мнению известного человека (специалиста, эксперта), использование клише, пропагандистских штампов, введение в полемику новых мыслей, оригинального авторского подхода к объяснению событий, развитие мысли, утверждение, опровержение, полемика с оппонентами, акцентирование внимания на самых значительных, по мнению автора, фактах, пояснение, истолкование, прогноз, обобщение, довод и контрдовод и т. д.

Эти приемы свойственны аналитической журналистике вообще, они проявляются в разных жанрах, конкретных журналистских произведениях сообразно задаче выступления, опыту, профессиональной квалификации, подготовке.

Глубина анализа зависит не только от задач конкретного выступления, профессионализма эксперта, журналиста, но и от объема радиотекста, времени работы в эфире, которые позволяют автору «развернуться». Они помогают лучше увидеть сам сценарий использования аргументации, подходы к осмыслению проблемы.

Выбор темы для аналитического радиовыступления

Объект журналистского исследования приводит к смыканию двух элементов, составляющих произведение искусства и публицистики – материала и личности автора. Журналист, вынося на суд общественности какое-либо жизненное явление, тем самым уже дает оценку этому явлению и ответственен не только за сходство изображения с действительностью, но и за свой личный комментарий.

«В талантливом произведении все особенности личности творца вплавлены в каждую написанную им строку, – утверждает  известный писатель С. Антонов. – И чем эти особенности явственней проступают сквозь текст, тем ценней произведение»28.

На материале конкретных фактов радиожурналист должен создать произведение, поднять актуальную проблему, нарисовать портрет человека, живую картину нашей жизни с определенной степенью типизации, возведения события в ранг социальный. Эта степень находится в строгой зависимости от мастерства и подготовленности журналиста, или лучше сказать, от слитности и взаимопроникаемости этих двух понятий, ибо мастерство – «это и совершенное понимание цели дела, полное и точное чувство назначения создаваемого предмета; это и совершенное понимание и чувство материала, из которого предмет создается; это и совершенное владение орудиями труда, различными, необходимыми для достижения цели инструментами»29. В определении известного литературоведа Б. И. Бурсова представлен перечень основных слагаемых журналистского мастерства. Попытаемся развернуть их более широко и по возможности конкретизировать.

На первом месте, как видим, находится «совершенное понимание цели дела, полное и точное чувство назначения создаваемого предмета». Выше мы  говорили как об одном из решающих факторов функциональности передачи – о ясном понимании коммуникатором задач и целей радиосообщения. Вспомним еще одно заключение, выведенное из анализа журналистской практики: слушатель особенно четко реагирует на три основных момента радиосообщения: на его тему, на ситуацию или обстановку, в которой ведется передача, что, в общем-то, идентично понятию формы, и на личность автора, коммуникатора.

Понятие «тема»

Учитывая все эти факторы, предопределяющие успех или неуспех передачи, выделим первый из них, а именно: понятие темы журналистского выступления. Как определить ее наилучшим образом, как выбрать самую актуальную и волнующую из множества других, которые подсказывает окружающая нас жизнь – эти вопросы занимают не только начинающих журналистов, но всегда остро стоят в ряду практических задач, постоянно решаемых редакторскими коллективами. Как не ошибиться в выборе темы, как найти такую, чтобы волновала многих слушателей и, в первую очередь, самого журналиста? Попытаемся ответить на этот вопрос, обратившись к опыту практиков, а также к трудам теоретиков журналистики.

Прежде всего, о самом термине «тема». Научное определение ее таково: «Круг вопросов, избранных автором для исследования, выяснения, выражения в научных, публицистических, художественных произведениях, в изобразительном искусстве и раскрытых на конкретном жизненном материале»30. Выбор темы, указывается далее, определяется особенностями современной автору жизни, его мировоззрением и гражданской позицией.

Нетрудно убедиться, что на выбор темы влияет два рода факторов: объективные – особенности современной автору жизни, и субъективные – мировоззрение и гражданская позиция автора. Как отмечают исследователи, это определяет существование двух пониманий термина тема: в широком и узком смысле31. Широкое понимание подразумевает обозначение темы как объекта действительности, какой-то сферы общественной, духовной, научно-технической деятельности, избранной журналистом для отображения, исследования. Скажем, темой в широком смысле для журналиста может стать студенческая жизнь, экономика, спорт, политика, искусство и так далее.

Тема в широком смысле как объект действительности, существующий независимо от субъекта, в нашем случае, автора, журналиста, самой своей масштабностью, крупностью, значимостью в общественном организме заявляет право на освещение средствами массовой информации, и выбор ее как предмета журналистского освещения предопределяется требованиями полноты отражения действительности и проистекает как бы извне, помимо личных пристрастий журналиста. Так, не может орган массовой информации, стремящийся не отстать от жизни, совершенно игнорировать тему студенческой жизни в широком ее понимании. Другое дело, что освещать эту тему он станет с учетом своей специфики, своего профиля. И таким образом любой журналист, работающий в органе массовой информации, независимо от своего желания, в силу производственной необходимости может получить задание заняться темой студенческой жизни. И вот здесь-то должны проявиться многие субъективные качества журналиста, то есть его мировоззрение, гражданская позиция, степень компетентности, личной заинтересованности в наилучшей разработке темы, наконец, его талант литератора, репортера, хроникера или же публициста.

Значит, избрать тему в узком смысле – это не что иное, как реализовать свои субъективные журналистские качества, проявить необходимый уровень понимания, достаточную глубину постижения объективной действительности в конкретном ее восприятии и последующем отражении в журналистском произведении. Как объект реальности, тема студенческой жизни обладает множеством конкретных граней, подробностей, проявлений. В этом смысле – в узком понимании термина «тема» – можно говорить о студенческой успеваемости, общественной активности и пассивности, воспитании профессиональных качеств и эстетических вкусов, чувства коллективизма, и как антипода их – проявлений эгоизма, высокомерия, а более обобщено – тем нравственности студенческой среды и т. д. Перечень тем в узком смысле бесконечен, неисчерпаем, и выбор их находится в строгой зависимости от журналистского чутья, от индивидуальности автора.

Говоря образно, тема в широком смысле – это некое жизненное пространство, данное журналисту силою обстоятельств или же волею самостоятельного выбора, тема в узком смысле – это конкретное место, участок, избираемый журналистом с целью сооружения некоего здания. И если выбор темы в широком смысле всегда детерминирован объективными обстоятельствами: потребностью момента, профилем издания, компетентностью автора, внутриредакционной ситуацией, то выбор темы в узком смысле представляет автору большую самостоятельность  определяется многими субъективными факторами, связанными с личностью автора, его творческими пристрастиями.

Одним из главных требований выбора темы в широком смысле является требование компетентности автора. Степень компетентности будет от начала до конца влиять на качество журналистского произведения. Высокий уровень компетентности позволит журналисту ставить пере собеседниками глубокие и точные вопросы, вызывая уважение и доверие со стороны собеседника, отбирать наиболее ценные сведения, квалифицированно их истолковывать, затрагивать наиболее острые и значительные проблемы.

Компетентность приобретается путем кропотливой подготовки журналиста к освещению того или иного вопроса, а также общим уровнем образованности. Вот почему студентам факультета журналистики следует обращать самое серьезное внимание на изучение всех дисциплин, преподаваемых в университете, а также на необходимость постоянно обогащать запас знаний, чтобы быть в курсе всех более или менее значительных событий, происходящих в мире.

Выбор темы зависит также от целей журналистского выступления. Если ставится задача проинформировать аудиторию об интересных событиях последних дней, чем обычно занимаются информационные службы радио, то тему подскажет сама «крупность», значимость события. С другой стороны, требуется учет интересов аудитории, для которой предназначено сообщение, профиля коммуникативного канала – это следующее важное требование к выбору темы в широком смысле.

Выбор же темы в узком смысле обусловлен требованием ее остроты, актуальности.

Актуальность и эффективность аналитического выступления

Возникает вопрос: что такое актуальность? Обратимся к примеру их близкой нам студенческой жизни. Если, скажем, у студента Н. за неделю до сессии остается незавершенной курсовая работа, то самая актуальная проблема для студента Н. в данный момент – как за оставшуюся неделю закончить курсовую и получить допуск к сессии. Исходя из этого нарочито приземленного, бытового примера, можно сказать, что актуальная проблема – это проблема жизненно важная для данного момента, а если мы говорим о жизни общества, то употребим выражение «для данного исторического момента». Или говоря иначе, актуальная проблема – это некий комплекс вопросов, требующий настоятельного разрешения. Завершение в краткий срок курсовой работы – актуальная проблема только для студента Н., общественного интереса она не представляет и не может стать поводом для журналистского выступления. И в то же время, если несвоевременная сдача курсовых работ и в результате спешки – невысокое их качество становится типичным для данного факультета, курса, группы, то, разумеется, это явление должно стать темой для студенческой стенной печати, многотиражной газеты или же для передачи вузовского радио. Степень актуальности темы зависит от степени распространенности того или иного явления.

Журналистика, представляя собой сферу общественной деятельности, наиболее эффективную форму высказывания и организации общественного мнения, затрагивает все более или менее важные для общества стороны жизни, выявляет и ставит общественно значимые проблемы, ищет пути их скорейшего разрешения, побуждая к тому отдельных граждан или объединения их – и в том видит свое предназначение. Следовательно, понятия актуальности проблем, а также выбора их для освещения в прессе наполняется конкретным смыслом в зависимости от тех общественно-политических условий, в которых действует журналист, от той политической, экономической, нравственной и культурной ситуации, которая складывается в данный момент в обществе. И для того, чтобы правильно понять, какие же проблемы являются актуальными в тот или иной момент, журналист, как минимум, должен обладать достаточно острым политическим, гражданским чутьем, должен видеть явления и факты в широком социальном контексте и в таком контексте уметь их анализировать. Как максимум, – журналист должен уметь видеть и чувствовать не только то, что бурлит в недрах общества и заявляет о себе, настоятельно требует разрешения, но и то, что еще только зарождается в недрах общественного организма, что заявит о себе во всеуслышание только завтра и только завтра станет острейшей проблемой. В таком случае, выбирая темой для выступления «завтрашнюю» проблему, журналист помогает обществу яснее и скорее понять зарождающееся новое, обращает внимание современников на него, разъясняет глубинный исторический смысл происходящего и осуществляет роль разведчика, первопроходца, если хотите, провидца.

Вопросы для самоконтроля

1. Что такое анализ? В чем существо, особенности публицистического анализа?

2. Какое место занимают аналитические жанры в системе жанров радиопублицистики?

3. Какова связь между информационными и аналитическими жанрами?

4. Каких профессиональных качеств требует работа журналиста-аналитика?

5. В чем заключаются особенности досье комментатора, обозревателя?

ЛИТЕРАТУРА:

Мастерство журналиста. М., 1977.

Радиожурналистика. М., 2000.

Смирнов В. В. Аналитическая журналистика: Жанры радиовещания в контексте массовых коммуникаций. Теория и практика. Ростов-на-Дону, 1999.

Смирнов В. В. Жанры радиожурналистики. М., 2002.

Лекция 10. РАДИОБЕСЕДА

- Жанровые особенности радиобеседы

- Анализ практики

- Беседа «за круглым столом»

- Радиобеседа ток-шоу

Жанровые особенности радиобеседы

Как и в ряде других жанров, например интервью, репортаже, комментарии, в радиобеседе используется только одно главное выразительное средство радиожурналистики – звучащее слово. Назначение беседы на радио во многом сходно с назначением различных жанров научно-популярной литературы. Научные идеи, сложные проблемы политики, экономики, искусства в беседе излагаются популярно, с расчётом на активное восприятие содержания беседы разнообразной по составу массовой аудитории.

Общеизвестно, что лекция в зале почти всегда предназначается для определённого круга людей, специально интересующихся данной темой, обладающих определёнными общими представлениями и знаниями в этой области, знакомых со специальной терминологией.

Вместе с тем радиоаудитория, слушающая беседу по радио, как правило, представляет самые разные слои населения, различающиеся по своим запросам и интересам, по уровню общих и специальных знаний.

Всякая беседа предполагает особую ситуацию речевого общения-собеседования, то есть разговора, в котором принимают участие собеседники. Рассматриваемый нами здесь жанр радиожурналистики потому и получил своё название – радиобеседа, что ему свойственна эта ситуация, однако не в обычной форме (как это имеет место в бытовой или деловой беседе), а в преобразованном виде.

Своеобразие радиобеседы состоит, во-первых, в том, что собеседники не присутствуют физически в одном месте, а отделены друг от друга пространством – часто многими сотнями километров. Во-вторых, в процессе радиособеседования один из собеседников – автор – находится у микрофона и действительно обращается к другому – радиослушателю, который мыслится как активный участник этого двустороннего контакта. Пожалуй, некоторую аналогию этому процессу можно обнаружить в таком жанре эпистолярной литературы, как письмо. Автор письма также ведёт мысленный разговор с человеком, которому адресовано письмо. Так и популярная беседа на бытовую или познавательную темы – это не просто описание и оценка явления или события. Нередко она бывает вызвана определённым оперативным поводом, например, беседа врача об эпидемии гриппа, или беседа работника ГАИ об оперативном состоянии на дорогах в гололед. Автор привлекает к участию в анализе своего материала слушателей. Слушатели с самого начала и в течение всей беседы должны чувствовать ход мыслей автора. Этот процесс можно было бы назвать параллельным мышлением, сопереживанием, когда слушатель одновременно с выступающим у микрофона оказывается перед проблемой и вместе с ним на основе им обоим известных фактов приходит к определённым правильным выводам. Это требует от беседы последовательного, логического развития одной главной идеи. Отступления, которые возможны и часто неизбежны в беседе, должны лишь подтверждать, иллюстрировать, усиливать развитие главной идеи.

Опыт радиожурналистики свидетельствует о том, что подобный процесс параллельного мышления чаще возникает у слушателя тогда, когда автор беседы говорит у микрофона без текста, выступает с импровизированной беседой. Именно естественный процесс мышления, который обязательно отражается в эмоциональной окраске беседы, в живой разговорной интонации, больше, чем что-нибудь иное, вовлекает слушателя в собеседование, заражает его предметом разговора. Устность синтаксиса, непосредственное обращение к слушателю (однако не такое, как с трибуны в зале,  подобное обращению к слушающему нас собеседнику) создают тот эффект присутствия, который считался привилегией внестудийных передач, в основном репортажа.

Возникает справедливый вопрос: почему только для внестудийных передач, для радиорепортажа этот эффект характерен? Думаем, что создание эффекта присутствия должно быть целью каждой передачи (а не только внестудийной), в каком бы жанре она ни была решена.

Если в репортаже микрофон переносит нас на место события, превращает слушателя в его участника, то в других жанрах, например в беседе, этот эффект достигается благодаря тому, что автор, выступающий у микрофона, «приходит» к слушателю домой и говорит с ним в привычных для него условиях. Решающую роль в данном случае играет слово – форма его подачи, интонация. Слушающий в процессе восприятия передачи  должен забыть о том, что с ним говорит радио, а не конкретный пришедший к нему домой человек. Только в этом случае передача создаёт эффект присутствия. Только при этом передача по-настоящему волнует и увлекает слушателей, а личность выступающего становится им небезразличной. Помехой для установления контакта говорящего со слушателем является, как это ни парадоксально, использование таких, казалось бы, естественных для радиовещания слов, как «радиослушатели», «микрофон», «плёнка». Эту помеху можно, да и нужно устранить из радиобеседы. Ибо психология общения с помощью  радиоприёмника совсем не требует, а, наоборот, исключает постоянное напоминание о том, что беседа происходит посредством радио.

Создать атмосферу общения журналисту помогут актуальность рассматриваемой в беседе темы, такие качества передачи, как занимательность, оригинальный сюжет, живое начало. К сказанному приведем примеры названий популярных рубрик радиостанции «Мир»: «Радиопосредник», «Зеленая волна», «Затерянный мир», «Сердечный коммутатор», «Поверия наши».

Нередко уже само название передачи предопределяет интерес к ней, и чем удачнее выбрана тема, тем меньше необходимость в её пространной мотивировке.

Решающим фактором для возбуждения интереса к беседе может быть и личность выступающего. Ибо одно имя автора, его компетентность в той области, которой посвящена данная беседа, могут сами по себе привлечь внимание слушателя.

Монологическая беседа по радио отличается от непосредственной живой беседы или интерактивного общения по телефону слушателей с автором в студии тем, что слушающий не в состоянии прервать выступающего, задать ему вопрос, переспорить. Поэтому выступающий должен предвидеть возможные вопросы и отвечать на них так, как он отвечал бы в «живой» аудитории.

Для того чтобы контакт говорящего и слушающего был действительно прочным, устойчивым, полезно употреблять формы прямого обращения к слушателям. Это, на первый взгляд, формальное требование психологически глубоко обосновано. В самом деле, если автор решит использовать слово «вы», он обязательно должен будет ответить на вопрос, какое отношение к слушателю имеет предмет беседы. Иначе говоря, будет вынужден объяснить слушателю важность для него, слушателя, обсуждаемого предмета. И если ему это удаётся, слушатель примет беседу близко к разуму и сердцу, она затронет его мысли и чувства, глубоко заинтересует его.

Анализ практики

Приведём в качестве примера фрагменты беседы из цикла «Здоровье». Общиё объём беседы 9 минут. Она посвящена профилактике нервных заболеваний. Её автор – заслуженный врач:

«… Надо сказать, что люди, у которых только-только начинаются невротические расстройства, редко обращаются к врачу. Они объясняют их просто плохим настроением, усталостью. И только тогда, когда такие болезненные состояния переходят в ярко выраженный невроз, они, наконец, обращаются к врачу.

Что же главное в профилактике нервных заболеваний? Отвечая на этот вопрос, хочу ещё и ещё раз подчеркнуть – правильный режим жизни. Он касается труда, отдыха, питания, сна.

Нормальный, достаточно продолжительный сон – важная форма пассивного отдыха. В состоянии сна человек проводит приблизительно треть жизни. Достаточный сон ограждает человека от развития невроза и его последствий – гипертонии, язвенной болезни, холецистита и других заболеваний. Как говорится, нормальный сон – это здоровье…

… Многочисленные факты свидетельствуют, что эмоциональное состояние, то есть то, что в быту, в жизни называют обычно настроением, оказывает первостепенное влияние на работоспособность. Горе и радость, грусть и веселье, страх накладывают отпечаток на трудовую деятельность человека.

Эмоция – это выражение жизни. Проблема эмоций в физиологии до сих пор остаётся одной из наименее изученных. Это объясняется сложностью самой проблемы и тем, что не так легко найти методы, которые бы полностью раскрыли происходящие в организме под влиянием эмоций физиологические сдвиги. Но вы можете спросить, можно ли управлять эмоциями? Воспитывать их, трезво оценивать случившееся? Да, эмоции поддаются воспитанию и тренировке. Воспитание эмоций – это воспитание чувств, воспитание умения преодолевать отрицательные эмоции, ослаблять их, закалять силу воли, воспитывать выдержку, твёрдость характера.

Если речь идёт о разочаровании, раздражении, связанных с невозможностью достигнуть поставленную цель или выполнить какие-либо планы, -- убедите себя, что данная цель – не единственная, что достижение её не так уж много дало бы вам. Вы увидите, что чувство неудовлетворённости исчезнет. Другой способ – увлечение новым делом. Когда вы поставите перед собой новую цель, важность прежней покажется вам уже меньшей.

Практический опыт показывает, что отрицательные эмоции снижают работоспособность, приводят к нарушению регулирующего влияния коры головного мозга на деятельность внутренних органов, могут вызвать и нервные заболевания. Эмоции же положительные воодушевляют человека. Под влиянием положительных эмоций человек спокоен, уравновешен, без заметной усталости выполняет любую работу.

Вот почему так важно, повторяю, уметь управлять своими эмоциональными реакциями, не допуская развития отрицательных эмоций. Вот почему у людей и здоровых и больных следует пробуждать эмоции положительные. Достигается это многими способами. Одному человеку может поднять настроение музыка, другому -- -прогулки на свежем воздухе, третьему – хороший, спокойный сон и так далее.

Очень важное значение для сохранения нервной системы, для поднятия настроения имеет обстановка в доме, в рабочем коллективе. Слишком дорогой ценой расплачиваются люди за хамство, грубость, невоспитанность. «Ничто не даётся так дёшево и  не ценится так высоко, как вежливость», -- говорится в известном изречении, и в этом большая правда.

Вы знаете по себе, как легко и приятно работать, когда обстановка в коллективе товарищеская, когда уважительно относятся друг к другу, когда ваш начальник – справедливый, внимательный человек.

Хотя беседе, как жанру, присущи широкие обобщения, она, как правил, бывает удачной лишь тогда, когда в ней рассматривается одна основная, можно сказать, сквозная тема. Взаимосвязь событий порой вызывает соблазн показать эту широкую взаимозависимость. Но здесь автора подстерегает опасность многотемья, а следовательно, поверхностного, торопливого, мимоходного разговора обо всём понемногу. В беседе целесообразно последовательное рассмотрение новых фактов и явлений. Каждый новый термин, который может быть неизвестен слушателю, должен быть пояснён через понятия, уже известные ему. В беседе допустимо минимальное использование цифр, да и то при условии их наглядности, сравнимости.

Беседа – один из тех жанров, которые могут выступить как самостоятельная передача.

Беседа «за круглым столом»

Удобной формой общения со слушателями стала передача «Беседа за круглым столом». В данном случае  многосторонний анализ проблемы выигрывает от различных подходов к её решению, к анализу её различными специалистами по данному вопросу. Сопоставление их мнений, за которым обычно следует признанный всеми участниками беседы вывод, значительно глубже и больше убеждают слушателя в его закономерности, поскольку проблема обсуждается группой ведущих специалистов по проблеме.

Один из участников «Беседы за круглым столом» выполняет роль ведущего модератора. Он обычно ставит вопросы, предоставляет слово другим участникам, сводит воедино их мнения и делает обобщающие выводы.

Подготовка «Беседы за круглым столом» отличается немалым своеобразием. Тексты выступлений участников беседы, как правило, не пишутся. Это в полном смысле слова живая бестекстовая беседа. В то же время в большинстве случаев такие беседы предварительно записываются на плёнку. Это позволяет участникам вести разговор более легко, свободно, непринуждённо, не опасаясь неудачно выраженных мыслей, оговорок. При необходимости они могут быть вырезаны, а отдельные фрагменты беседы можно записать на плёнку снова.

Одну из разновидностей «Беседы за круглым столом» представляет собой широко используемая в общественно-социальном вещании передача, которая ведётся в форме ответов на письма радиослушателей. Например, «Cпрэчкі і меркаванні» на Первом канале Белорусского радио. В такой передаче, как и в обычной беседе за круглым столом, три-четыре участника, один из них – ведущий. Он открывает передачу, знакомит слушателей со своими коллегами, читает вопросы слушателей, называя при этом их фамилии и адреса, и предоставляет слово для ответа на письма, иногда дополняет своих собеседников, подытоживает сказанное и делает общие выводы. Участие ведущего в такое передаче, его вопросы, реплики, дополнения активно помогают поддерживать контакт со слушателями, способствуют возникновению «эффекта собеседования».

Анализ практики

Как готовится эта передача? Обычно вначале редакция отбирает интересные вопросы, которые касаются разных сфер – политики, экономики, быта. Иногда, чтобы сделать передачу более живой, занимательной, в этот перечень включают один-два смешных или даже курьёзных вопроса. Вопросы отпечатываются и раздаются участникам передачи за несколько дней до записи. Каждый из них готовит ответы на все вопросы без исключения. Причём в процессе подготовки участники не консультируются друг с другом. Передача никогда не репетируется и сразу же записывается на плёнку. Участники передачи имеют лишь планы ответов или краткие заметки для памяти, но ни в коем случае не пишут предварительно текстов. Так как каждый обдумывает ответы на все вопросы, он всегда может по ходу передачи дополнить своего коллегу. Ответ на каждый вопрос занимает не больше одной-двух минут и касается самого главного. Быстрое чередование ответов, частая смена голосов усиливают динамичность обсуждения. Эта передача никогда не идёт в эфир в «живом» варианте. Она записывается на плёнку, и если возникает необходимость, то любая её часть переписывается.

На примере ответов на письма радиослушателей видно, насколько обогащает передачу, усиливает её эмоциональное воздействие звучание живой человеческой речи, голосов участников передачи. Интересные вопросы радиослушателей, бестекстовая импровизированная беседа, элементы обсуждения, дискуссии, естественные разговорные интонации – всё это делает передачу особенно убедительной и действенной. К тому же её можно записать таким образом, чтобы она по объёму точно соответствовала выделенному для неё отрезку времени в программе, и при этом ни один из вопросов, которые хотят обсудить участники передачи, не будет упущен.

В зависимости от объёма предоставленного времени каждый участник беседы строит свою часть так, чтобы добиться нужного эффекта. Если времени мало, его выступление будет напоминать тезисы комментария, если больше, например, четыре-пять минут – собственно комментарий.

Успех беседы на радио зависит от таких условий, как правильный учёт психологии, характера аудитории, её основных нужд и проблем, удачный выбор темы, использование специфики общения по радио.

Радиобеседа ток-шоу

Дальнейшим шагом в развитии жанра беседы «за круглым столом» стало появление в 90-х годах на FM-радиостанциях полифоничной радиобеседы ток-шоу.

Ее отличие от уже описанного выше «круглого стола» изначально создатели новой формы радиопередачи видели в том, что в ток-шоу слушатели могли вести диалог по телефону с ведущими, таким образом обеспечивалось активное участие аудитории в радиоразговоре, гарантировалась возможностью для любого участника высказать свое мнение, задать вопрос. Подобное ток-шоу, идущее в эфире в жанре радиобеседы может быть практически любой тематики: остро-злободневной, касающейся проблем экономики, культуры, спорта; развлекательной или просветительной. К ток-шоу впрямую примыкают радиоигры и викторины такие, например, радиошоу «Третий не лишний» на Межгосударственной телерадиокомпании «Мир», которое ведут известный шоумен Кирилл Слука и его коллега Татьяна Полянко. Остановимся на этой популярной передаче более подробно.

Интересен джингл к этой программе. Он задает тон радиошоу, а также определяет имидж ведущих. Слука – романтик, Татьяна – «удачное изобретение радиостанции «Мир»; у нее всегда все получается, она – центр внимания, острая на язычок, иногда излишне говорливая, веселая и озорная, но всегда радушная хозяйка FM-эфира.

Название программы заставляет задуматься: «Кто такой этот третий? Почему он не лишний?» Третий – это слушатель, дозвонившийся в эфир, чтобы ответить на очередной вопрос викторины. Он – полноценный участник программы, в чем-то даже соавтор. Ведь именно от его реакции, его ответа, его звонка зависят поведение и реакция ведущих, их реплики, шутки, вообще сама программа, построенная на звонках в прямой эфир. Между звонками и вопросами в эфире звучит музыка. Поэтому эту программу можно назвать музыкально-развлекательной. Часто в студию приходят гости. Как правило, это молодые белорусские певцы и музыканты. Получается живой разговор, эмоциональный, активный. Структурно его можно разделить на четыре части: вступление, основная часть, звонки слушателей и заключение. Во вступлении ведущие представляют артистов, вводят в тему разговора. Основная часть – собственно беседа. Но это не классическое интервью типа «вопрос – ответ», а живой разговор, т. е. интервью-беседа. Заметим, что все интервью, звучащие в эфире радиостанции «Мир», построены в форме беседы. Ведущие не ограничиваются лаконичными вопросами, а спорят с собеседниками, комментируют их ответы, высказывают свою точку зрения. Такие интервью всегда получаются живыми и содержательными и потому оказываются диалогом двух, трех, а иногда и четырех, если в студию дозвонился слушатель, равных собеседников. Слушатели тоже принимают участие в беседе. Они всегда могут задать вопрос, поблагодарить музыкантов, поздравить их с выходом нового альбома, высказать свое мнение о новой песне и т. д. В заключении ведущие предлагают послушать самые свежие хиты этих исполнителей, а также благодарят за встречу. Так, в эфире побывала новая белорусская команда «Апотом», известная всем своим солистом и капитаном сборной КВН БГУ Кириллом Папакулем.

Оригинальное познавательное радиошоу Кирилла Слуки «Звездный бой», также построенное на диалогах в прямом эфире представляет слушателям уникальную возможность «пострелять» по отечественным исполнителям. Для эфира автор-ведущий подготавливает кроссворд об отечественной эстраде, в котором зашифрованы фамилии белорусских певцов, композиторов и музыкантов. Для всех предусмотрено одинаковое количество вопросов. Дозвонившийся в эфир слушатель выбирает цифру по горизонтали или вертикали. Тогда ведущий задает вопрос. За правильный ответ «зашифрованный» исполнитель получает один балл, а слушатель – возможность участвовать в игре дальше, получить сувенир или передать привет. Артист, на вопросы о творчестве которого будет больше всего получено правильных ответов, становится победителем.

По структуре такие диалогические радиобеседы в прямом эфире (а они идут только в прямом эфире) могут представлять собой и жесткое противостояние ведущего и слушателей в течение всей передачи, и своеобразный акустический калейдоскоп, в котором диалог со слушателями сменяется музыкальными, литературными заставками, а также документальными заранее подготовленными записями, непосредственно связанными с проблематикой такой передачи.

Вопросы для самоконтроля

1. Дайте определение жанра аналитической беседы на радио.

2. Что такое «процесс параллельного мышления» в монологической радиобеседе?

3. Дайте характеристику известным вам передачам, построенным по методу беседы «за круглым столом».

4. Какова роль журналиста при создании беседы на радио?

5. Чем характеризуется радиобеседа ток-шоу?

ЛИТЕРАТУРА:

Лазутина Г. В. Технология и методика журналистского творчества. М., 1988.

Летунов Ю. А. Время, люди, микрофон. М., 1974.

Любосветов Д. И. По законами эфира. О специфике творчества радиожурналиста. М., 1979.

Радиожурналистика. М., 2000.

Смирнов В. В. Жанры радиожурналистики. М., 2002.

Смирнов В. В. Аналитическая журналистика: Жанры радиовещания в контексте массовых коммуникаций. Теория и практика. Ростов-на-Дону, 1999.

 

Лекция 11. РАДИОКОММЕНТАРИЙ

- Типологические особенности жанра радиокомментария

- Хроникальный или оперативный комментарий

- Комментарий-реплика

- Проблемный комментарий

Устойчивые композиционно-стилистические признаки комментария во многом отличают его от информационного выступления, несмотря на кажущуюся общность формы. Слушателей выступление интересует как встреча с участником событий, первоисточником информации. Выступающий предстает перед ними в неразрывной связи со своим делом.

Комментатор – штатный сотрудник радио или компетентный в определенной области человек. Комментирование – это специальность. Первая ли, вторая – слушателям все равно. Для них комментатор – главный специалист в обсуждаемом вопросе.

Интерес слушателей питается открытым процессом мышления, глубоко продуманной аргументацией, последовательностью умозаключений. Убедительная сила комментария – в непреложных фактах, вскрывающих сущность явления.

Комментарию предшествует скрупулезное изучение материала. Ясность позиции комментатора обеспечивает ясность изложения, дает простор для личностной характеристики, способствует персонификации. В разъяснении, толковании фактов комментатор обязан опираться на определенные знания слушателей в обсуждаемом вопросе. Комментарий должен способствовать качественному накоплению слушателями информации.

Комментарий должен быть не только точным, верным, научно обоснованным, но интересным по форме и индивидуальным по манере подачи.

Из всего сказанного можно сделать определение жанра: Комментарий – это мнение компетентного человека, журналиста или специалиста, о событии, явлении, факте. В отличие от интервью, где журналист выступает как представитель группы слушателей и предлагает компетентному лицу ответить на те вопросы, которые, как он предполагает, интересуют аудиторию, в комментарии журналист или специалист высказывает свое мнение, сообразуясь с тем, что он сам считает важным в событии и о чем, по его мнению, необходимо проинформировать слушателя.

По способу включения комментария в программу вещательного дня можно выделить два его вида: комментарий, являющийся самостоятельной передачей (или определенной законченной структурной частью программы), и краткий комментарий, входящий как составной элемент в ту или иную сложную передачу (например, в выпуск новостей, или в «Спортивный дневник», или в обозрение, подытоживающее наиболее важные события прошедшего дня32 («Постфактум»). Начнем со второго.

В выпуски новостей, такие как «Радиофакт», обычно включается краткий оперативный комментарий. Хотя такой комментарий звучит всего одну-три минуты, он сохраняет все признаки, присущие этому жанру. Его назначение – более обстоятельно, чем это можно сделать в информационной заметке, осветить и оперативно проанализировать важнейшие события дня. В оперативном комментарии информация находит свое дальнейшее развитие. Получив из текущих информационных сообщений краткие сведения о происходящих или происшедших событиях, радиослушатели узнают затем об их значении, причинах взаимосвязи с другими событиями и фактами.

Важной особенностью конкретно-событийного (оперативного) комментария является то, что его приходится готовить в предельно сжатые сроки, часто в течение одного-двух часов. Это условие определяет специфику работы журналиста-комментатора. Он должен обладать широким политическим кругозором, большим и постоянно пополняющимся объемом знаний, осведомленностью и отличной профессиональной реакцией. Ему, безусловно, необходимы специализация в пределах конкретной тематики, мастерское владение оперативными жанрами радиожурналистики. В этом случае стираются грани оперативного и проблемного комментариев.

Приведем пример оперативного отклика редакции «Радиофакт» на очередное повышение цен за проезд в г. Минске в общественном транспорте. В начале 2003 года после опубликования в «Вечернем Минске» решения Минского городского совета о новом тарифе на городской транспорт информационно-аналитическая программа выступила с кратким оперативным комментарием:

Когда речь заходит о низком качестве услуг, которые предоставляет минчанам городской транспорт, обычно дается такое объяснение: пассажиры оплачивают только часть стоимости проезда, а у государства не хватает средств, чтобы полностью компенсировать затраты. Такой же довод выдвигают в качестве основания для непрекращающегося повышения цен на билеты. Но, на мой взгляд, с этим можно поспорить. Хорошо платим. А как ездим? Транспорт ходит нерегулярно. В «Икарусах» зимой впору околеть, а в хваленых МАЗах летом можно одуреть от жары, когда снизу так и пышет жаром, а зимой «эта система отопления» почти холодная. Нередко случаи, когда автобус останавливается, и водитель, сославшись на неисправность, высаживает пассажиров. И никто не возвращает денег. И невольно задаешься вопросом: не являются ли такие непродуманные цены при безобразных условиях обслуживания моральным оправданием безбилетного проезда?

Подобная модификация жанра, соединяющая качества событийного и проблемного комментария, получила название реплика. В настоящее время она распространилась в связи с развитием независимых коммерческих радиостанций, где особенно ценится эфирное время. Реплика занимает в эфире максимум 1,5 – 2 минуты (менее одной страницы машинописного текста). Она всегда посвящена животрепещущей проблеме и окрашена в откровенно сатирические тона. Как правило, с репликой выступают авторитетные публицисты, умело соединяющие остроту стиля и бескомпромиссный подход к проблеме.

В приведенном комментарии несомненно прежде всего улавливается знание радиожурналистом темы и критическая направленность его краткого выступления.

Теперь уместно сказать, что назначение расширенного проблемного комментария несколько иное. А именно – цель проблемного комментария – рассмотреть важную социальную проблему, затрагивающую интересы большого количества людей, а может быть, и всей страны; исследовать широкую панораму событий, действий отдельных граждан, государственных учреждений, при этом глубоко анализируя факты.

Без всякого сомнения хлесткая комментированная заметка-реплика в «Радиофакте» побудила радиослушателей включиться в процесс обсуждения животрепещущей темы. И в редакцию «посыпались» звонки. Следующим шагом Белорусского радио, как и следовало ожидать, стало более обоснованное и аргументированное выступление. И в аналитической программе «Цитата дня» появляется проблемный комментарий «Так значит мало мы платим?» Приведем в качестве примера расшифрованную фонограмму, исключив некоторые детали:

Начнем с того, что подавляющее большинство населения добросовестно вносит налоги и таким образом через бюджет возмещает заявленный недостаток средств. Да и платим мы немало. Сегодня билет стоит 180 рублей, а с учетом того, что в пункт назначения приходится добираться несколькими его видами, одна поездка с двумя пересадками обходится в 540 рублей, что близко к тарифу маршрутного такси. Сейчас через весь город из Уручья до ул. Ландера на нем можно добраться за 600 рублей. Такое соотношение цен выходит далеко за рамки здравого смысла. В маршрутном такси едут около 10 человек, и этот вид транспорта считается весьма рентабельным, а для транспортного хозяйства, где автобусы, троллейбусы, трамваи, поезда метро перевозят во много раз больше пассажиров, денег не хватает?

Кроме того, вызывают возражения такие «творческие» решения для взимания денег с пассажиров, как изменение сферы действия проездных документов, вида, характера маршрута, порядка движения.

Для аргументации и выводов комментатор вправе привлекать значительно больше информации, чем в оперативном комментарии. Это определяет и структуру проблемного комментария. Если для событийного комментария характерны изложение одной основной, ведущей идеи и обычно единый подход к ее анализу, то в проблемном комментарии при одной основной теме возможна разноплановая аргументация. В прямой зависимости от такой более сложной структуры находится и объем проблемного комментария, который занимает 5 – 10 минут.

Вспомним. Еще недавно проездные действовали по всей Беларуси. Отменили.

Существовал проездной для всех видов транспорта (автобус, троллейбус, трамвай, метро), который был действителен и для проезда в экспрессном автобусе. Видоизменили. В метро стала использоваться магнитная карточка, которая еще входила в состав проездного для всех видов.

Этим летом единого проездного не стало. Для метро ввели отдельный. Таким образом в очередной раз подняли плату за проезд.

Так же поступили и с экспрессным маршрутом. И здесь стали действовать свой проездной и свой талон, вдвое превышающие номинальную стоимость обычного. Пассажиру, имеющему проездной на автобус, в случае пользования экспрессным маршрутом приходится платить тройную цену. Из-за особенностей нынешней схемы движения многие просто вынуждены это делать.

Построение любого комментария может быть различным. В одном случае комментатор, высказывая свое мнение о факте, начинает с общего вывода, подкрепляя его аргументами и объяснениями; в другом – вывод дается в конце как результат рассуждений, сравнений и сопоставлений различных аргументов, приведенных автором. Необходимые элементы комментария – мотивировка темы, анализ фактов и выводы.

И вообще, что такое автобусы-экспрессы? Они практически ничем не отличаются от обычных и порой по комфортности даже уступают им, а движутся иногда медленнее. К обычному номеру добавили цифру 5, убрали некоторые остановки на маршруте, увеличили цену вдвое – и «экспресс» готов. Но востребован ли он пассажирами? Вот обычная картина: скопление людей на остановке, среди них немало пожилых. Ожидаемого транспорта нет. Некоторым надо проехать две-три, а то и одну остановку. Появляется «экспресс» и… отправляется далее полупустой.

По-моему, налицо значительное снижение числа пассажиров на этих маршрутах. Иногда в огромном автобусе едут лишь единицы. Но появляются «экспрессы» выходного дня. Длина их маршрута сокращается, а стоимость проезда возрастает. Так, из автобусного маршрута № 84 спокойно делают № 584 и пускают его только о автовокзала «Восточный». Такое впечатление, что постепенно скоростные» маршруты начинают преобладать, что вынуждает граждан платить более высокую цену.

Нетрудно подсчитать, во что обходится поездка на небольшие расстояния, например, в Малиновке-7. Там по ул. Слободской, что у кольцевой дороги, в выходные дни через довольно большие интервалы ходит только один обычный автобус № 7, остальные – это экспрессы №№ 517, 584.

Давно уже ясно, что простое повышение цен не всегда дает увеличение прибыли. В нашем случае это привело к тому, что люди перестали ездить автобусом, идущим с окраины к Комаровскому рынку. Манипуляции с ценами затрагивают прежде всего жителей окраин, тех, кто чаще других ездит в давке, толчее да еще и платит больше всех.

Кто волею судьбы сегодня вынужден пользоваться всеми видами транспорта при покупке проездных, заплатит более 30 тыс. рублей (автобус – троллейбус – трамвай – 12600, метро – 8100, «экспресс» – 108000, всего – 31500).

Обратим внимание, что вначале упоминается непосредственный повод комментария, которым, как правило, является событие, имеющее широкое общественное звучание. О нем журналист говорит для того, чтобы можно было, принимая данное событие за основу, развить и углубить сообщение. Основная часть материала в каждом конкретном случае строится по усмотрению автора. В заключительной части автор, по существу, дает ответы на вопросы, затронутые в вводной части. Иными словами, если в вводной части, в мотивировке темы он ставит задачу комментария, то в заключительной – дает ее решение.

Вопросы для самоконтроля

1. Что характеризует жанр «радиокомментарий»?

2. В чем состоит отличие оперативного комментария от аналитического?

3. Назовите виды комментариев. Чем обусловлено такое видовое деление?

4. Чему подчинена система аргументов в радиокомментарии?

5. Допустимо ли использование в радиокомментарии звуковой записи? Если да, то в каких случаях это делается?

ЛИТЕРАТУРА:

Васильева Т. В. Публицистические жанры радио. С.-П., 1992.

Пока микрофон не включен. (Из опыта немецких радиожурналистов / Пер. с немецкого. М., 1991.

Радиожурналистика. М., 2000.

Смирнов В. В. Жанры радиожурналистики. М., 2002.

Смирнов В. В. Аналитическая журналистика. Теория и практика. Ростов-на-Дону, 1999.

Звуковой мир. Книга о звуковой документалистике. М., 1979.

Лекция 12. АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИНТЕРВЬЮ

  •  Жанровые особенности аналитического интервью.
  •  Разговор собеседников у микрофона должен быть обращен к аудитории.
  •  Анализ практики

Аналитическое интервью, пожалуй, одно из самых сложных среди всех разновидностей интервью. Если в информационном интервью журналист прежде всего – добытчик разного рода сведений, то в информационном позиция журналиста нередко служит активизирующим началом совместного поиска истины, предпринимаемого в интересах аудитории в «присутствии» радиослушателей.

Разумеется, весьма редко журналисту удается «поставить точку над «i» в той или иной проблеме. Важно, что проблемное интервью, как и любое другое аналитическое произведение, способствует формированию общественного мнения по обсуждаемой проблеме, выявляет различные ее аспекты, призывает к практическим действиям.

Аналитическое интервью разрабатывается журналистом, как шахматная партия гроссмейстера. Автор заранее продумывает основные тезисы беседы, выстраивает на бумаге драматургию будущей передачи: свои вопросы и суждения, возможные контраргументы собеседников, варианты их реакции на вопросы и своей реакции на их ответы. Как правило, привлекается обширный фактический материал: личные наблюдения, статистика, высказывания известных людей, примеры из литературы, документы (в том числе документальные записи).

Таким образом, для того, чтобы журналисту с успехом вести такого рода диалоги, бесспорно, необходима основательнейшая подготовка, до знания основ рассматриваемой проблемы, скрупулезное изучение материалов, связанных непосредственно с темой предстоящего разговора.

Подготовка к интервью заключается в следующих неразрывно связанных и неотделимых на практике этапах: общая подготовка; конкретная подготовка; психологическая подготовка.

Общая подготовка состоит из общей интеллектуальной подготовленности журналиста, общепрофессиональной, в том числе из углубленного знания вопросного метода поиска знаний. Правильная постановка вопросов требует прежде всего истинности  их предпосылок, а это в первую очередь обеспечивается исходными позициями автора, его мировоззрением. Во всяком интервью происходит процесс восприятия и оценки собеседниками друг друга. И этот момент особенно важен для проблемного интервью, где журналист выступает на равных с собеседником, а не как пассивно слушающий и воспринимающий информацию человек. Психологи установили, что воспринимающий субъект делает заключения о познаваемости личности на основании собственного опыта, имеющихся знаний. Вот почему интеллектуальное развитие интервьюера, накопление им разносторонних знаний в самых различных областях человеческой деятельности – необходимое профессиональное требование.

Уместным вопросом представляет специализация журналиста. Нужна ли интервьюеру специализация, совершенствование знаний в какой-то области жизни, например, экономике, культуре, политике и т. д.? На него нет однозначного ответа. Нам кажется, что журналисту, по сравнению со специалистом, нужны знания иного качества, более широкие, на основании которых он бы мог заметить изменения, появление нового, тенденцию развития происходящего в данной области, понимать психологию работающих в ней людей, но в то же время, журналиста не должны называть дилетантом.

Конкретная подготовка к аналитическому интервью складывается из следующих моментов: определение цели исследования и характера необходимых для этого сведений; изучение предмета интервью и собеседника; предварительное обдумывание хода беседы, составление рабочей гипотезы; выбор встречи, места, времени интервью.

Решая вопрос о выборе метода, следует подумать о том, какие сведения нужны. Как их можно добыть, является ли в данном случае интервью наиболее быстрым и, главное, надежным способом их получения. Т. В. Шумилина в своей работе о методах интервью в журналистике утверждает, что стадия определения цели (в зависимости от проблемы, темы, жанра и ряда других характеристик) присутствует всегда, но она может приходить свернуто, и здесь от интервьюера требуется еще более острая интуиция, проницательность, чтобы определить, какие сведения ему нужны, как построить беседу, в каком направлении руководить ею33.

Аналитическое интервью по форме – это беседа, а по существу, это маленькое исследование, поэтому, как уже говорилось, журналист должен быть человеком эрудированным, обладать развитыми интеллектуальными знаниями в той области, в которой он специализируется. Однако это не освобождает его от необходимости каждый раз изучать тот предмет, по поводу которого он собирается беседовать, тем больше журналист будет знать о предмете интервью, тем больше информации он получит в самом интервью, не только потому, что знания позволят ему проникнуть вглубь проблемы, но и потому, что и сам он будет чувствовать себя увереннее и собеседник отнесется к нему с большим уважением и серьезностью. Журналист должен  знать свой предмет, а не стараться произвести впечатление, что он знает.

Вместе с изучением темы и предмета беседы журналист стремится выяснить все, что возможно, о будущем собеседника: его взгляды, позицию, занимаемую им по проблемам беседы; факты его биографии; его личные качества привычки, особенности характера, которые могут повлиять на ход беседы.

Таким образом, журналисту важно знать не только индивидуальную психологию будущего собеседника, но и психологию социальную, психологию той группы, к которой он принадлежит, тех ценностей, которые ею разделяются, того типа поведения, которое ею принимается за подобающее.

Как опытный актер перед выходом на сцену «прокручивает» в уме предстоящую сцену, так и журналист «перебирает» перед ответственной встречей план будущей беседы. Каким он будет – с заранее сформулированными, четко продуманными вопросами или только в виде схемы-наброска тех главных проблем, которые можно решить, зависит от целей интервью, от вкусов и привычек самого журналиста. Иногда наличие старого списка вопросов обязательно, например, когда журналист идет к официальному лицу беседовать по какой-то четко определенной программе. У него должна быть заготовлена рабочая гипотеза, то есть представление о проблеме, ее развитии, ее месте в изучаемом вопросе. Рабочая гипотеза – это, по существу, обдумывание конкретных целей интервью на новом уровне, то есть нужно конкретизировать цели, вооружившись изучением предмета. Для решения какой-либо сложной проблемы в материале необходим драматургический стержень. Это тот центральный элемент беседы, который помогает объединить интересы журналиста и интервьюируемого. Он позволяет разговорить собеседника, заставляет его высказаться серьезно, не стереотипно, увлеченно. Часто таким стержнем выступает столкновение идей, момент дискуссии, который заставляет собеседника возражать, доказывать, раскрываться в споре.

Разговор собеседников у микрофона должен быть обращен к аудитории

Сама природа радиовещания, обстановка, в которой воспринимается передача, предопределяют необходимость контакта говорящего и аудитории. Радиоречь можно назвать диалогом, потому что она обращена к каждому слушателю в отдельности и рассчитана на его реакцию. С помощью различных средств активизации внимания слушателя можно поддерживать его интерес к рассматриваемой проблеме и побуждать принять заочное участие в ее обсуждении.

Известно, что рассказ о научном эксперименте, поиске активизирует внимание, если же сообщить одни результаты, внимание притупляется. Рассмотрим два отрывка из программы на актуальную научную проблему. Вот типичный пример констатации итогов: «Произведенные нами теоретические расчеты показали, что возможно получение более чистого металла, чем он был получен на сегодняшний день. Для этого нами были применены комбинированные методы очистки с использованием контейнерных и бесконтейнерных методов». В этом случае смысл усваивается с трудом. Но когда журналист, повествуя о ходе исследования, как бы вводит слушателя в лабораторию, он помогает ему «увидеть» и понять результаты.

Этой цели – активизировать внимание аудитории – служит прямое обращение к радиослушателям. В одной из передач, объясняя, что глюкоза – универсальный сахар, годный в пищу и человеку, и животным, и микроорганизмам, ученый Национальной академии наук говорит: «Вы можете на этой глюкозе делать любые аминокислоты, скажем, аминокислоты, нужные, допустим… для введения в кровь человека, который сильно заболел… Вы можете на глюкозе выращивать микроорганизмы, продуцирующие антибиотики».

Но какие бы приемы ни использовались, они не гарантируют успеха, если не учитывать образовательные, профессиональные, наконец, психологические особенности тех, к кому обращаются участники передачи. Аналитическая разработка той или иной темы в журналистском выступлении на радио должна учитывать ее конкретный адрес, то есть особенности определенных структурных групп аудитории.

В теории популяризации современная потенциальная аудитория делится на четыре группы. К первой относятся лица, не получившие систематического образования. Во вторую можно включить особо интересующихся данной областью знания и в порядке самообразования получивших о ней некоторое представление. Третью группу составляют специалисты отдаленного профиля, четвертую – специалисты смежного профиля.

Различны причины, побудившие каждую из групп обратиться к передаче, в которой популярно рассказывается о науке и технике. Различна и сфера применения полученных сведений. Они могут пригодиться для повышения общего образовательного уровня. Их можно использовать в профессиональной деятельности, наконец, воспринятая информация может стать импульсом собственного творчества радиослушателей.

Разумеется, обращаясь к миллионам, чрезвычайно трудно определить конкретный адрес радиопередачи в целом. Но чем точнее суждения о характере аудитории, тем эффективнее обеспечивается целенаправленность выступления, вернее определяются принципы отбора материала и система объяснений.

Рассмотрим несколько характерных для аналитических радиопередач примеров. Вот, на наш взгляд, не совсем правильно выбран автором-журналистом подход к оценке степени подготовленности широкой аудитории восприятия специалиста в его проблемном интервью.

Материал – об изготовлении роботами станков – может быть понят только специалистами этого профиля. Он перегружен терминами, оставленными без объяснений («прецизионные станки», «обрабатывающий центр», «хонинговальные станки»). И радиослушателю не легче от того, что звучит это все из уст специалистов (как и в большинстве приводимых примеров). Уж лучше журналисту пожертвовать документальной звукозаписью и дать собственный пересказ. Ведь иначе – и это вполне естественно – малоподготовленный слушатель потеряет интерес к передаче.

Но совершенно другой материал «Диагноз с первого взгляда» предназначен как раз неискушенному радиослушателю. В этом легко убедиться уже по вступительным словам корреспондента: «Известно утверждение, что глаза – зеркало души. Но они же и «раскрытая книга» состояния нашего здоровья. Только нужно уметь ее прочесть. Шифр к этой книге ищут офтальмологи. Сотрудники республиканского центра микрохирургии глаза приступили к созданию банка цветных слайдов, на которых запечатлены радужные оболочки глаз пациентов, страдающих недугами сердца, сосудов, желудка».

Преследуя цель – максимально расширить свою аудиторию и в то же время повысить эффективность аналитического, проблемного выступления автор вправе обращаться к любой группе слушателей. Но структура таких передач в целом, последовательность материалов должны обеспечивать стабильность аудитории. Между тем анализ показывает, что иногда выпуски радиопрограмм на популярную и проблемную тематику делаются без учета его адреса.

А ведь от особенности аудитории, ее подготовки зависит весь ход объяснений, что умеют учитывать наиболее опытные корреспонденты. Вот начало обращения к слушателю корреспондента: «Готовясь к записи этого репортажа из Технологического института, я мысленно подытожил запас своих знаний об аргоне, поскольку именно этому газу предстояло, образно говоря, быть, что ли, главным действующим лицом в передаче». Ненавязчиво, очень тактично корреспондент напоминает слушателю сведения, которые необходимы для контакта с учеными института. «Итак, что же я знал об аргоне? Ну во-первых, что это газ инертный, что он, во-вторых, применяется для наполнения ламп накаливания, чтобы уменьшить скорость испарения вольфрамовых нитей, что он используется в стеклянных трубках для световых реклам. Они украшают город по вечерам своим голубым сиянием. Ну еще знал я, что имя свое газ получил от греческого слова аргос, что буквально означает недеятельный. Но явно недооценили рабочие свойства аргона, когда назвали его недеятельным. Это я смело могу утверждать сейчас, после того как побывал в лаборатории кафедры криогенной техники и послушал, что рассказал об аргоне доцент кафедры, кандидат технических наук Леонид Алексеевич Акулов».

Нетрудно заметить: обобщая все, что он знал об аргоне, корреспондент как бы отождествлял себя со слушателем, побуждая и его восстанавливать свои знания, а затем сумел обострить интерес аудитории, противопоставив все эти сведения тому, что известно специалистам.

Как правило, в передаче участвуют профессионал-журналист и специалист другой области, часто не имеющий опыта выступлений по радио. И роль корреспондента становится определяющей в постановке проблемы, направлении беседы, установлении контакта со слушателем. К тому же именно корреспондент должен помочь специалисту выйти за рамки ведомственных интересов.

Кажется, давно уже интервьюеры отказались от трех стандартных вопросов: каковы ваши успехи? Над чем вы работаете? Ваши планы на будущее? – которые некогда избавляли журналистов от подготовки к беседе в любом учреждении, на любом предприятии и так губительно сказывались на самих интервью. Но и сейчас нет-нет да и прозвучит слегка закамуфлированный вариант этих стандартных вопросов, на которые следует зачастую и формальный ответ.

На кого рассчитаны такие сведения, если для специалиста это – элементарно, а неподготовленный слушатель навряд ли уяснит смысл и ценность технического достижения, научного поиска? Но вот из экспериментальной научно-исследовательской лаборатории металлорежущих станков ведет корреспондент свой репортаж. Благодаря его вопросам и комментарию слушатель может довольно полно судить о достоинствах нового токарного станка с числовым программным управлением и даже зрительно представить то, что видит корреспондент. Его собеседник говорит, что станок имеет малые габариты и малый вес. Корреспондент добавляет: «За стеклянной крышкой я вижу шпиндель, в нем укреплена та деталь, которая сейчас будет обрабатываться. Эта деталь напоминает миниатюрную шахматную пешку… Можно посмотреть процесс обработки детали в действии?» Рассказав и об этом, корреспондент спрашивает, какова производительность станка, сколько времени требуется для обработки одной детали и т. п.

Контакт же со слушателем окажется плодотворным лишь при учете его образовательных, профессиональных, психологических особенностей. Определять и учитывать их нелегко. Но только соблюдая эти условия, можно рассчитывать на разговор со слушателем. А в освещении проблем науки и техники без этого не обойтись. Искусство популяризации – особая область журналистики. Его принципы универсальны и содержат вполне определенные рекомендации для начинающих радиожурналистов.

Анализ практики

Среди различных видов интервью в информационном вещании Белорусского радио можно выделить интервью-мнение. Это развернутый комментарий к факту, событию, проблеме. Нередко использование интервью как жанра критики. Это случается, когда корреспондент отправляется в командировку и на месте в ходе интервью выясняет, в чем истоки, причины проблемы, возможности ее решения. В практику Белорусского радиовещания прочно вошли пресс-конференции, которые представляют собой групповое, массовое интервью. Пресс-конференции на радио по существу мало чем отличаются от аналогичной формы в газете. Только на радио мы имеем дело с еще более достоверным документом-звукозаписью. На этих конференциях хорошо осведомленное лицо или несколько лиц информируют журналистов о том или ином событии, отвечают на их вопросы. Например, проводимые Национальным пресс-центром пресс-конференции дают не только конкретный, авторитетный материал, но и аргументированно информируют журналистов о текущих делах в Правительстве, Белорусском парламенте и событиях в стране, помогают им быть в курсе международных событий.

За последние годы в информационных выпусках «Радиофакта» жанр интервью, который раньше считался «сухим», приспособленным главным образом для сообщения новостей, обрел публицистичность, стал жанром проблемным, жанром больших мыслей, раздумий, требующим незаурядного литературного мастерства.

Успех интервью прежде всего зависит от самого журналиста. К такому заданию нужно подходить очень ответственно, не обольщаясь внешней легкостью: спроси – ответят. «Я, например, заметил, – говорит руководитель и ведущий программы «Радиофакт», – чем тщательнее готовлюсь к предстоящей беседе, чем больше «перелопачиваю» при этом материала, тем интереснее и свежее по фактам получаю ответы на свои вопросы. В известной степени это можно объяснить психологически: интервьюер как бы благодарен, что ты так глубоко вник в его профессию, достижения, жизнь. Но это, пожалуй, не самое главное. Владея темой, вы позволяете собеседнику говорить с собой, если не на равных, то уже во всяком случае и не на уровне школы. Ты можешь не знать всех тонкостей, всех деталей проблемы – он, специалист, тебе все объяснит, но ты обязан знать, что таковые существуют, и твоя подготовленность поможет вырулить в нужное русло».

Сначала в теме необходимо разобраться самому, потом подобрать стоящего собеседника, если это не конкретно предложенный герой события. И о чем спрашивать, обдумать заранее, но журналисту надо быть готовым к иным поворотам разговора.

Жанр интервью – эффективная форма не только информации, но как показывает практика современного радиовещания и убеждения. Комментарий, оценка хорошо информированного авторитетного собеседника придают выступлению у микрофона большую силу убедительности.

В разговоре с собеседником журналист обязан внимательно, заинтересованно слушать своего собеседника и всегда помнить, что именно он, интервьюируемый, скажет, должен сказать то самое интересное и важное, ради чего происходит это интервью. Внимательно слушать нужно для того, чтобы у отвечающего было желание продолжать разговор. Это помогает интервьюируемому сосредоточиться, отвлечься от микрофона. Это нужно и самому журналисту для того, чтобы в ходе беседы творчески корректировать свой план, не задавать, например, «планового» вопроса, если собеседник, по существу, уже дал на него ответ.

Интервью-диалог, пожалуй, наиболее распространенная разновидность интервью в информационных программах «Радиофакт» и «Постфактум». Главное его преимущество – документальность, оперативность, большая смысловая нагрузка, которая сочетается с особой эмоциональностью самого звучащего диалога. Как правило, в интервью с участием журналистов службы информации и специалиста, часто не имеющего опыта выступления на радио, роль корреспондента становится определяющей в постановке проблемы, направлении беседы, установлении контакта со слушателем. К тому же именно корреспондент помогает специалисту выйти за рамки ведомственных интересов.

«Вести беседу – говорит один из ведущих программы «Место встречи «Постфактум-радио» Олег Михалевич – большое искусство. Если корреспондент поверхностно изучил обсуждаемую проблему, он может выпустить нить беседы из рук. А хорошо подготовившись к ней, он не вправе демонстрировать это, иначе собеседнику останется односложно подтвердить сказанное журналистом или повторить услышанное. И при этом неотступно приходится помнить о «присутствии» еще одного участника беседы – радиослушателя, ради которого, собственно, и состоялась встреча у микрофона».

Всякий журналист, такова уж специфика его труда, должен уметь наблюдать, интересоваться, быть «ненасытным» на новые знания, сведения, факты. И очень важно, чтобы среди тех многочисленных вещей, которые интересуют журналиста, постоянно находились вопросы его профессионального мастерства.

Вопросы для самоконтроля

1. В чем состоит различие информационного и аналитического интервью?

2. В чем состоит суть понятия «рабочая гипотеза» предстоящего интервью?

3. В чем заключается «фактор аудитории» при создании аналитического интервью?

4. Выберите темы проблемных интервью. Разработайте вопросы для раскрытия проблемы.

ЛИТЕРАТУРА:

Любосветов Д. И. По законам эфира. О специфике творчества радиожурналиста. М., 1979.

Радиожурналистика. М., 2000.

Радкевич Е. Г., Шеин В. Н. Радиопередача, ч. I, Мн., 1988.

Смирнов В. В. Аналитическая журналистика: Жанры радиовещания в контексте массовых коммуникаций. Теория и практика. Ростов-на-Дону, 1999.

Шумилина Т. В. Не смогли бы вы рассказать… Метод интервью в журналистике. М., 1976.

Лекция 13. ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА В РАДИОВЕЩАНИИ

- Формообразующие средства в радиовещании.

- Стилеобразующие средства радиожурналистики.

- Выразительные средства FM-радиостанций и «Радио-1».

Анализ практики.

Журналистов, пишущих для радио, всегда интересует вопрос, насколько возрастает эффективность радиопередачи, мера ее воздействия на аудиторию при наиболее точном мастерском выборе комплекса выразительных средств, накопленных в арсенале радиожурналистики. Известно, что успех программы зависит не только от того, насколько содержательно журналист рассказывает о событии или об окружающем мире, но и от того, насколько эмоциональным является его рассказ.

В разные годы в практике вещания прослеживались разные тенденции. Кто-то ратовал за наименьшее использование выразительных средств в программах, кто-то – за умеренное введение их в ткань передач, «дабы не дискредитировать содержание». Лишь по прошествии некоторого времени началась существенная борьба с монотонностью радиосообщений. К основным выразительным средствам (слово, музыка, шумы, монтаж) добавились такие, как голосовой грим, звуковая мизансцена, приём «буратино», реверберация и другие. Все они ориентированы прежде всего на слуховое восприятие, воздействуя на воображение человека, возбуждая фантазию, стимулируя чувства и тем самым дают работу и мышлению, и неосознанным эмоциям. В силу своей природы радио тяготеет к образному общению со слушателями.

В связи с этим необходимо определить, что такое "звуковой образ». В учебнике «Радиожурналистика» под редакцией А. А. Шереля дается следующее определение. «Звуковой образ – это совокупность звуковых элементов (речи, музыки, шумов) создающих у слушателя посредством ассоциаций представление (в обобщенном виде) о материальном объекте, жизненном событии, характере человека»34. Поиск оптимального сочетания этих элементов в каждом конкретном случае и составляет суть творчества радиожурналиста, его индивидуальность, неповторимость, профессионализм. Путь формирования звукового образа – процесс эволюции радиовещания начался с банального деления «на голоca» – мужской и женский. Это был первый шаг, положивший начало борьбы с монотонностью. Затем в ткань передачи стали вводить музыку и шумы. Следующий этап – усложнение драматической композиции, создание в определенных пропорциях элементов различных жанров, относящихся к документальному и художественному видам вещания, становление радиорежиссуры как профессии.

Специалисты выделяют две группы выразительных средств, находящихся в неразрывной связи друг с другом: 1) формообразующая; 2) стилеобразующая.

Формообразующая группа выразительных средств стабильна (её ещё называют природной), не подвержена количественным изменениям. В её состав входят четыре элемента: 1) слово (речь); 2) музыка; 3) шумы или звуковые эффекты (реальные, жизненные или студийные, т. е. имитированные при помощи различных приспособлений), или звуковой фон; 4) документальные записи, сделанные вне студии. Они также включают в себя: речь, музыку, различные звуки, но в отличие от первых в отдельную передачу они чаще всего могут вводиться или в комплексе, или в сочетании с дописанными в студии речевыми комментариями.

Вторая группа, стилеобразующая, мобильна, потому что зависит от воли и творческой индивидуальности автора передачи. Входящие в неё выразительные средства называются стилеобразующими, или техническими. К ним относятся: 1) монтаж; 2) голосовой грим; 3) звуковая мизансцена; 4) ряд технических способов звукообразования и др.

Число стилеобразующих средств может меняться. Это зависит от новых технологий и творческой фантазии авторов произведений. Рассмотрим более подробно каждое яз выразительных средств.

Формообразующие средства в радиовещании

В работе со словом перед журналистом возникают сразу три задачи:

1) слова должны точно описывать событие, которое является объектом журналистского внимания, достоверно передавать его атмосферу. Важно не просто правильно найти слово, но найти его точно по отношению к сути происходящего; 2) журналист должен найти наиболее точную интонацию, которая часто несет ничуть не меньше информации, чем само содержание материала. Нужно стремиться к тому, чтобы человеку достаточно было послушать информацию и представить картину происходящего; 3) поиск логических и экспрессивных акцентов (ударений). Ударение охарактеризовано Станиславским как элемент смысловой точности речи. Правильное использование ударений заключается не только в умении поставить его на том слове, где ему надлежит быть, но и в том, чтобы снять его с тех слов, на которых ему надо быть.

Юрий Летунов в книге «Время. Люди. Микрофон» замечает, что микрофон обладает чудесным свойством фиксировать слово в момент его рождения, иначе говоря, даёт возможность следить за рождением мысли. Микрофон схватывает все звуки, а следовательно, все чувства и переживания в непосредственной близости35.

Необходима «скульптурная отточенность каждого слова», потому что она компенсирует невидимость говорящего, а следовательно, его мимику и жест, а также потому, что радио доносит слово в дом каждого из миллионов людей одновременно, и оно должно быть понятно и эмоционально выразительно. Слушатель получает продукцию бесплатно «с доставкой на дом» в течение круглых суток, простота включения и выключения радиоприемника позволяет ему быть свободным и решительным в вопросах выбора.

Одно из золотых правил техники повествования на радио – начать рассказ с конкретного, чтобы затем перейти к абстрактному. Заинтересовать слушателя гораздо проще конкретным примером, чем общими рассуждениями. Удержать внимание слушателя важнее всего в первые минуты программы, пока ему не захотелось выключить радио или переключить канал.

В книге «Десять заповедей журналиста» Эрик Фихтелиус36 даёт несколько советов журналисту по поводу выступления у микрофона: 1) выступая перед камерой или микрофоном, репортёр должен оставаться самим собой, независимо от того, с кем беседует; 2) нужно уметь рассказывать слушателю, а не считывать свой текст с бумажки слово в слово; 3) важно уметь импровизировать; 4) язык радиорепортера должен отличаться разнообразием; 5) любые повторы раздражают слушателя, потому их следует избегать; 6) сложные понятия и неточные описания усложняют понимание; 7) порядок слов в предложения должен быть прямой; 8) текст не должен содержать поводов для ошибочного восприятия информации; 9) радиорепортер должен научиться говорить экспромтом, уметь спонтанно описать события или место, где он находится; 10) речь необходимо очистить от модных словечек, пустых слов и слов-паразитов, которые имеют тенденцию пускать корня в языке радио; 11) нужно осторожно обращаться с оценочными выражениями; 12) необходимо убрать все лишние слова я ненужные предложения из текста.

Помимо словарных, синтаксических и других особенностей радиоречь обладает и своеобразными невербальными речевыми средствами, которые несут так называемую «несмысловую информацию». К ним относятся темп речи, сила звука, высота тона, ритм, пауза, ударение, тембр голоса. Роль невербальной информации меняется в зависимости от жанра и содержания передачи, степени её эмоциональной окрашенности, наконец, от личности информатора, однако во всех случаях оказывается достаточно существенной.

Вспомним слова И. Л. Андроникова: «Что делает устную речь такой непохожей на письменную? Прежде всего интонация, которая дает возможность безгранично придать слову обратный смысл. В устной речи, как человек сказал превращается в то, что человек сказал»37. Конечно, высказывание это в какой-то мере категорично. И относится больше к актерской манере в подаче текста. В документальной передаче эти «что» и «как» не могут стоять на разных полюсах. Но речь идет не столько о возможностях интонации, сколько о ее первоприроде – отношении между людьми. Интонация – это ответная реакция на собеседника, отношение к нему как к участнику разговора. Интонация в интервью, беседе выступает как бы в двух измерениях. Во-первых, документально зафиксированной пленкой интонации беседы. Это живая, подлинная интонация во многом и создает образ, укрупняет характер героя. Фрагмент из радиорассказа «Хозяйка» («Нв хвалі часу») наглядно передает интонационный диапазон такой беседы. Говорят корреспондент и его собеседница.

КОРР.: – Валентина Ефимовна, вот смотрю я – достаток у вас, уют такой притягательный, даже уходить не хочется… А ведь не сразу все это пришло, наверно? Как и каждая семья с вилки-ложки начинали?

ДРОЗДОВА: – Да, начинали с этого. Ой, даже трудно себе представить, как, бывало, зарплату принесешь и думаешь, что в первую очередь купить, что необходимо? А потом еще родился ребенок, пришлось уволиться, год не работала. Но все равно пережили.

КОРР.: – Эта теплота, этот ют – он ведь сплачивает семью…

ДРОЗДОВА: – Да, уют, теплота, сплачивают, мне кажется. Когда чистота, порядок даже в самой скромной квартире – это уже говорит о многом. Вот и я стараюсь. У меня даже соседи спрашивали: ну чем вы моете окна, почему они у вас всегда блестят? Собственно, самый простой способ – тряпкой с водой и потом газетой протираю до блеска.

КОРР.: – И не раз в год…

ДРОЗДОВА: – Вот в том-то и дело. Хотя бы раз в месяц.

КОРР.: – И как важно все-таки быть талантливой хозяйкой…

ДРОЗДОВА: – Вы знаете, когда смотришь на неряшливого мужчину, то как-то сразу думаешь о его жене. У хорошей хозяйки муж всегда будет опрятным. Не то, что она сама все делает, она его приучит. Она не сможет видеть его с оторванной пуговицей, в неотглаженных брюках, в нечищенных туфлях.

КОРР.: – Валентина Ефимовна, пожалуй, самое большое испытание для семьи – испытание бытом. О него, как говорится, разбиваются многие семьи. А я вот слушаю вас – и выходит, что не в тягость он вам, а в радость. Как вы его сумели создать?

ДРОЗДОВА: – Вы знаете, когда все понемножку берут нагрузку на себя, тогда он не утомительный быт. Но когда муж пришел с работы, взял газету, а жена тоже пришла с работы уставшая, начинает уборку, стирку, а потом она уже злая к вечеру – из-за этого и весь раздор в семье.

КОРР.: – То есть, дело в нас самих. Вот почему бы, скажем, не рассудить по-другому: да, я не люблю мыть полы, но в твоей комнате… или Я ненавижу мыть посуду, но для тебя… Ведь легче всего собственные недостатки свалить на этот самый быт.

ДРОЗДОВА: – Да, да, все надо делать рационально.

КОРР.: – Вы об этом и пишете в своей книге. Выходит, это целая наука – правильно вести домашнее хозяйство? И постичь ее не так просто. Я думаю, женщины очень признательны вам за этот сборник полезных советов. Вон здесь: и уход за собой, и кулинарные премудрости, и как ухаживать за одеждой, квартирой, мебелью. Я считаю себя весьма посредственной хозяйкой, поэтому с удовольствием послушаю ваши добрые советы.

ДРОЗДОВА: – Вот, чтобы отварить свеклу, нужно два, два с половиной часа. Не всегда есть время. Можно сделать по-другому. Варить ее час, а потом поставить под струю холодной воды. И минут через 10-5 она уже готова. Я так и делаю. Теперь вот такой еще совет. Тоже не все его знают, но тоже очень удобный. Когда печете блинчики, нужно каждый раз подмазывать сковородку. Сколько чаду в квартире, правда? А я в тесто ложку растительного масла выливаю. Размешаю и без всякой подмазки жарю блины. Они вкусу не вредят абсолютно и никакого запаха нет. Вот, казалось бы, мелочь. А она экономит время и в кухне свежо.

КОРР.: – А вот многие считают, что если следовать всем этим советам, времени не напасешься…

ДРОЗДОВА: – Нет, это неправда. При желании всегда время найдется. Когда у нас народился второй сын, я все время работала во вторую смену. С утра я встаю, все сделаю по хозяйству: и обед, и уборку, и выстираю. Муж приходит с работы, я бегу. Вот так растили. Может, поэтому прожили 36 лет и до сих пор жалеем друг друга.

КОРР.: – Что ж, Валентина Ефимовна, мне пора. Спасибо вам за добрые советы. Счастья вашему дому.

Важный смысл имеет интонация авторская, т. е. отношение не как к герою, а как к участнику беседы. Подлинность этой интонации столь же важна.

Работая со словом необходимо помнить, что оно основной, но не единственный элемент передачи. Для эффективного воздействия на аудиторию важным часто оказывается не только прямое значение слова, но и его способность к контакту с музыкой и шумами.

Музыка и звуковой фон события

Рассматривая тональную окраску и ритмическую структуру различных звуков, сопутствующих тем или иным явлениям природы или цивилизации, – рев океанского прибоя, плеск речных волн, свист ветра, шум работающих станков, шелест листьев, постукивание колёс поезда, топот лошадей, гул автомобильных моторов, звон капель, падающих с весел лодки плывущих по тихой реке – все эти звуки, с которыми сталкивается человек, обладают своеобразной ритмической пульсацией и нередко приобретают значение своеобразной музыки. Поэтому нет необходимости говорить о музыке и звуках жизни по отдельности.

Как выразительные средства радиовещания музыку и различные звуковые эффекты можно рассматривать в двух направлениях: 1) как дополнение к слову; 2) как самостоятельную часть сюжетной конструкции.

Если говорить о музыке, как о звуковом фоне, наиболее существенную роль она играет в документально-художественных жанрах. Наиболее универсальным по комплексу принимаемых выразительных средств является радиоочерк. Музыкальное произведение или его часть могут служить фоном для характеристики всего рассказа. При этом музыкальная тема совпадает с темой радиоочерка. Музыка может служить для характеристики и отдельного героя очерка, тогда она характерна и созвучна образу героя. Наконец, музыка в очерке может служить средством характеристики конкретных (лирических, героических, драматических) ситуаций.

Музыка и звуковой фон в структуре радиопередачи могут выступать как самостоятельные элементы композиции, равноценные друг другу и слову. Они способны уточнять, дополнять и развивать как идейную, так и эстетическую информации, высказанные словом, нести важные логическую и эмоциональную нагрузки, необходимые для движения сюжета.

Отбивки и заставки с музыкальным сопровождением – неотъемлемая часть любой современной передачи или канала в целом. Эти элементы необходимы, ведь зачастую на любимую программу человек спешит, услышав знакомую мелодию.

Также стало популярным заканчивать любую программу песней или инструментальной композицией. Этот приём способствует созданию наиболее яркого впечатления от прослушанной передачи. Плюс удачно подобранная под тему передачи мелодия в начале программы настраивает слушателя на ещё лучшее восприятие информации.

В информационном вещании использование звуковых эффектов осложняется тем, что они подчас воспринимаются слушателем как искусственный фон. А искусственность не привлекает, а отталкивает. К тому же подложенная под текст фонограмма нередко перебивает речь говорящего.

По словам Эрика Фихтелиуса, использование музыки в информационных материалах – вопрос деликатный. Музыка, не записанная на месте событий как элемент обстановки, является средством манипулятивного воздействия. Музыкальное сопровождение порой может радикально изменить интерпретацию фрагментов репортажа. Звуки могут подсказать о приближающейся опасности, передать трагизм напряжённостью мелодии, на фоне которой идет рассказ о неординарной судьбе человека.

Наиболее часто звуковой фон используется в таком жанре радиожурналистики, как репортаж. Слово и шумы – неотъемлемая его часть. Радиорепортаж, как мы уже говорили в предыдущих лекциях, немыслим без звуковой картины происходящего события. Никто не поверит репортёру в том, что он ведёт репортаж с праздничного парада, если его рассказ прозвучит в полной тишине или в сопровождении инородных звуков.

Следует знать, что шумы не должны заглушать или перекрывать слова репортёра. Перед репортажем следует провести пробу, записать свои слова на пленку и правильно сбалансировать уровни голоса и шумов. Если уровень шумов в зале или на стадионе не достаточен, репортёр увеличит расстояние между собой и микрофоном, повысит уровень записи. И наоборот, если уровень шумов в зале очень высок, они могут заглушать голос, репортёр будет говорить прямо в микрофон с очень небольшого расстояния при минимальном уровне записи по шкале на панели репортера. Это уменьшит уровень шумов и усилит уровень звучания его голоса.

Известный радиожурналист Ю. М. Бокач выводит два основных правила использования шумов: 1) не надо придумывать «звуковую картинку», «иллюстрировать без необходимости»; 2) слова и фон (звуки и шумы) должны дополнять друг друга, а не повторять38.

Что касается использования шумов, то в радиожурналистике и радиоискусстве появилось интересное направление, которое получило название «арт-акустика». Сюжетные передачи основываются на использовании всевозможных шумов, с которыми мы сталкиваемся в реальной жизни или которые ассоциативно восстанавливают определенные исторические обстоятельства. В такой передаче нет ни одного слова – человеческая речь приравнивается шуму, когда слова разобрать невозможно, и остаётся по интонации и ритму речи узнавать оратора, известного поэта и т. д. То есть звуки используются как символы.

Заменяя человеческую речь, музыка и шумы могут выполнять следующие функции: 1) обозначение места и времени действия; 2) обозначение перемещения действия во времени и пространстве; 3) выражение эмоционального характера описываемого события; 4) выражение психологического состояния участников события или самого журналиста.

Опыт показывает, что мера смыслового и эстетического воздействия любой радиопередачи в значительной степени зависит от цельности и интонационной структуры, от точности в соотношении всех его звуковых элементов – слова, музыки и шумов.

Как уже отмечалось ранее, документальные записи включают в себя человеческую речь, музыку и шумы, отражающие реальную звуковую атмосферу жизни в том или ином конкретном месте, в то или иное конкретное время.

Они могут выступать в двух формах: 1) как выразительное средство, помогающее корреспонденту наиболее достоверно рассказать о происходящем событии; 2) как фонодокумент, выступающий самостоятельным или дополнительным аргументом для доказательства подлинности фактического материала.

Назовём наиболее распространённые способы включения текстового документа в передачу, а именно введение одного или нескольких документов: 1) для придания содержанию передачи большей достоверности и масштабности; 2) в качестве сюжетно-смысловой основы радиосообщения; 3) в качестве одного из двух структурообразующих элементов (по принципу параллельного сюжета); 4) в качестве материала для инсценирования.

Наиболее сложным является вопрос об использовании фонодокумента как материала для инсценирования. Художественную организацию материала вообще и обработку документа в процессе его включения в ткань передачи, нельзя смешивать с встречающейся в практике подменой реальных событий вымышленными фактами и обстоятельствами. В этом случае искажается сам принцип документализма, лежащий в основе радиопублицистики. Документ может быть «разыгран», чтобы конкретный факт поднялся до обобщения, но вымысел не может выдаваться за документ.

Стилеобразующие средства радиожурналистики

Выше уже отмечалось, что стилеобразующие средства радиожурналистики непостоянны, могут меняться как из-за технической оснащённости, так и из-за особенностей творческой индивидуальности журналиста. Поэтому раскроем наиболее распространённые из них.

Реверберация – с помощью пульта управления процессом звукозаписи журналист может придать звучанию голоса или записи события дополнительную объёмность, эффект «эха». Этот приём часто используется для того, чтобы сконцентрироватъ внимание слушателя на речи персонажа, на какой-либо фразе журналиста или звуковой детали события.

Приём «буратино» получил своё название после того, как впервые был использован при записи детского радиоспектакля «Золотой ключик, или приключения Буратино». Он был открыт режиссёром Розой Иоффе. С помощью этого приёма были созданы и обаятельная скороговорка маленького деревянного человечка, грубые вопли и стоны Карабаса, и звонкие голоса кукольных артистов, и многое другое. А всё это был голос одного актёра. Приём состоит в том, что убыстрение или замедление хода магнитофонной плёнки может из «технического брака» превратиться в сильнейший художественный приём. Это позволяет подчеркнуть ироническое отношение корреспондента к речи какого-либо из интервьюируемых.

Звуковая мизансцена – положение микрофона по отношению к участникам события, о котором идёт речь в эфире. Микрофон можно установить так, чтобы всех было слышно одинаково, можно передавать его из рук в руки или приближать и отдалять от работающего механизма, создавая эффект присутствия на событии в самом общем представлении. Также можно выбрать для микрофона такую точку, чтобы какой-то один звук или чей-то один голос выходит на первый звуковой план. Этот звук или голос тогда будет сюжетным, смысловым и эмоциональным стержнем передачи.

Голосовой грим – это выразительное средство было позаимствовано радиожурналистами у радиотеатра. Это придание речи журналиста эмоциональных красок и ритмических особенностей, передающих атмосферу события. Об одном и том же можно рассказать по-разному. Найти нужный тон для передачи атмосферы – грустный или весёлый, быстрый или замедленный – всё это творческая задача, которую помогает решить точно найденный голосовой грим.

Главное место в группе стилеобразующих средств занимает монтаж. Монтаж – это специфический радийный процесс отражения окружающей нас действительности, порождающий в сознании слушателя цепь мыслей и представлений, – отмечает И. Триккель в своей работе «Специфика и её критерии», – монтаж подчиняется идейному замыслу. С помощью монтажа автор придаёт, проблеме свою интерпретацию – метод художественного мышления, который вытекает из психологии восприятия радиопередачи. Вышеизложенная мысль требует одного уточнения: монтаж не является специфическим радийным процессом. Он существует и на телевидении. Как известно, кинематограф стал искусством только благодаря монтажу.

На радио монтаж наиболее ярко проявляется в документальных жанрах. В радиорепортаже монтаж служит методом творчества. Он понимается при этом не как простое механическое соединение частей передачи или первичная обработка плёнки, а как метод творчества, подчиняющихся в соответствия с замыслом автора либо хронологии развития событий, либо логике его мысли, стремлению столкнуть, противопоставить противоречивые его части и т. д.

В процессе работы над передачей автор чаще всего обращается именно к тем стилеобразующим средствам, которые способны стать организующим началом эмоциональной среды данного конкретного радиосообщения. А наибольшие возможности в этом смысле представляет акустический монтаж – процесс, позволяющий соединять на плёнке отдельные звуковые элементы или звуковые фрагменты радиосообщения в целостную композицию, а также система взаимосвязи содержания и звуковой структуры – систему, выполняющую функцию драматургической конструкции.

При параллельном монтаже объединение событий различных по времени и месту происходит главным образом в зависимости от желания автора; звуковые фрагменты сами по себе не имеют директивной власти с точки зрения последовательности их включения в ткань сообщения.

Параллельный акустический монтаж не требует чётко выстроенной звуковой монтажной фразы. В отличие от него последовательный монтаж как раз и заключается в построении чётко развивающегося смыслового и эмоционально завершённого звукового фрагмента, сохраняющего самостоятельность и внутреннюю присущую ему логику и вне контекста всего радиосообщения.

Если раньше монтаж плёнки делался вручную с помощью клея и ножниц, то новая цифровая техника намного облегчает и упрощает не только процесс монтажа, но и создание обновленных версий. Запись-оригинал загружается в компьютер, после чего может по-разному обрабатываться любым сотрудником редакции неограниченное количество раз. Однако некоторые основополагающие правила монтажа являются общими для работы как с компьютером, так и с монтажной установкой.

Микширование

Фрагменты одного сюжета могут быть записаны в разные дни в различной обстановке. В живом интервью много документальных шумов, которых нет в студийной записи. Отличие в фоновых звуках при прямом монтаже будет резать слушателю ухо. Поэтому фрагменты с разными фонами лучше микшировать. Окончание одного куска постепенно переходит в начало другого. Атмосфера перед тем, как репортёр начнёт читать свой текст в студии, постепенно заглушается. Микширование смягчает переходы от одного куска к другому, делая их более естественными, поэтому репортёру, работающему с репортажем, в котором есть внестудийная запись, следует всегда записывать фон-атмосферу, которая царит вокруг. Также записи можно использовать в качестве монтажных переходов.

Резать на согласный

Резать запись интервью или текста легче на твёрдый согласный, чем на мягкий или гласный звуки. Произнесите вслух небо. Трудно определять, где слово начинается. Сравните его со словом туча. Твердый согласный в начале слов придаёт чёткость звучанию, что облегчает поиск на обычной плёнке или записи, загруженной в компьютер.

Избегать двойных вздохов

Подготавливая отдельные куски для их микширования в записи, вы сталкиваетесь с риском двойного вздоха – тот, кто заканчивает говорить, вдыхает в лёгкие воздух, так же, как и тот, кто начинает говорить. Поэтому нередко получается так, что интервью на вдохе заканчивается, а следующий за ним текст журналиста иди другое интервью с вздоха начинается. Слушателю кажется, что кто-то из собеседников в порыве гнева, неуверенности или смятения судорожно заглатывает воздух. Оставляйте лишь один вдох. Не имеет значения чей, лучше менее отчётливый, если, конечно, он не используется вами в качестве эффекта.

Избегайте столкновений голоса

Голос в тексте, записанный репортёром в студии, нельзя состыковывать с его же голосом во внестудийной записи. Также столкновения неестественно звучат и режут ухо. Риск этого явления, которое принято называть «голос на голос» возникает, когда журналист монтирует эпизод из интервью, размещая его сразу после куска с записью в студии.

Toн

Тон или голос того, кто рассказывает что-то интересное и намерен продолжить свой рассказ, как правило, повышается. В таких местах сложно сделать монтаж, поскольку слушатель по тону рассказчика ожидает продолжения. Резать лучше на том участке плёнки, где голос говорящего понижается. Если такой возможности нет, то следует смонтировать два куска так, чтобы у слушателя создалось впечатление, что рассказчика, к сожалению оборвали на полуслове, после чего он продолжил своё повествование. Лучше так, чем оставлять высказывание "повисшим» в воздухе.

Выразительные средства FМ-радиостанции и «радио-1»

Анализ практики

 На наш взгляд, обо всех различиях государственного радио и радио на FМ-частотах можно говорить только с учётом специфики каждого из них. Ведь понятно, что они различны, и различия эта проявляются во многих аспектах. Они ориентированы на разную аудиторию, ставят перед собой различные пели, используют разные технические приемы. То, что приемлемо для FM-радиостанций, не всегда можно использовать на государственном радио. Если принцип организации работы на коммерческом радио можно определить тремя словами: «целесообразность», «окупаемость», «мобильность», то для «Радио-1» эти слова не всегда являются определяющими. Главными функциями государственного радио всегда были информационная и культурно-просветительская. Исходя из этого, можно судить о том, что одни и те же выразительные средства используются неодинаково. Первое и наиболее существенное различие проявляется в манере поведения ведущего у микрофона. Специфика радио такова, что здесь речь является устной, что отличает ее от письменной, газетной. Однако существует и такое понятие, как разговорная речь. Долгое время мы говорили именно об устной речи, когда дело касалось языка радио. Но на сегодняшний день все большее и большее количество людей склоняются к мнению о господстве на радио разговорной речи. Так оно по большому счету и происходит на FМ-радиостанциях. Ди-джеи в эфире непринужденно общаются друг с другом и радио слушателями, устраивают всевозможные конкурсы, розыгрыши, приглашают звонить на радиостудию и дают в эфир телефонные голоса с музыкальными заявками, а то и просто с веселой болтовней. Обычно это разговоры «ни о чем». Они максимально приближаются к речи, которая возникает при личном, непосредственном общения. Слово «радио» у современного человека ассоциируется именно с подобными музыкальными станциями на FM-частотах. С молодёжью общаются непринуждённо, без лишней официальности. Без сомнения, молодым людям это нравится. Нередко ди-джеи употребляют сленговые слова, типа «тусовка», «прикалываться», «фишка» и т. д., что свойственно разговорной речи в молодежных компаниях. Некоторой официальности ведущие придерживаются лишь в коротких новостных выпусках.

«Радио-1» имеет противоположные характеристики, Разговорная речь в её "чистом" виде применима в весьма ограниченных пределах – в художественном, литературно-драматическом вещании, воспроизводящем живую бытовую речь, а также в бестекстовых документальных записях подлинной разговорной речи. Ведущие в студни по возможности должны говорить «без сучка, без задоринки» четко выверенный текст. Ни одного лишнего всхлипа, вздоха, заикания. Здесь мы говорим о понятии «устная речь». И всё-таки радио – это своеобразный диалог, взаимодействие говорящего человека в студии с радиослушателями. Одна из особенностей радио заключается в том, что вещание ведётся на многомиллионную аудиторию и на каждого человека в отдельности. И чтобы создать видимость разговора, ведущие используют целый комплекс средств диалогизации речи: 1) обращение к радиослушателям; 2) широкое употребление вопросительных и восклицательных предложений; 3) употребление неполных предложений, эллиптических и вставных конструкций; 4) использование вводных слов и словосочетаний, утвердительных и отрицательных слов-предложений, инверсий, групп синонимов и т. д.

Иногда эти приемы действительно создают лишь видимость диалога. Вместо того, чтобы убедить слушателя в чём-либо, наигранность производят обратное впечатление.

Ещё одна особенность FM-радиостанций в том, что большинство из них работает в прямом эфире. Все, что говорится у микрофона в ту же секунду прослушивается у радиоприёмника. Работа в прямом эфире предусматривает некое равенство между ведущим и аудиторией. Здесь в первую очередь важна искренность и желание выслушать своего оппонента. Ди-джеи FM-радиостанций в течение дня проводят различные конкурсы, предлагая слушателям звонить на эфирные телефоны, принимают заявки на исполнение любимых песен. Ведущий общается со своими слушателями, т. е. возникает уже не радиовещание, а радиообщение. По количеству звонков в студию и переданных сообщений на пейджер иногда можно судить о популярности той или иной радиостанции.

Что касается «Радио-1», то прямой эфир здесь можно услышать не столь часто. Практически все передачи выходят в записи, что позволяет во многом избежать неточностей, иногда возникающих в прямом эфире. Давать материал в записи проще: не приходится постоянно следить за ходом мысли собеседника, решая на ходу, на какие не заданные ещё вопросы уже ответил собеседник, не стоит ли отказаться от некоторых запланированных вопросов из-за того, что в процессе интервью, например, возникли новые, появились какие-то другие повороты темы, о которых журналист и не догадывался ранее. Плёночный материал всегда можно смонтироватъ, «очистить» от лишних вздохов, слов, предложений.

Нельзя не заметить то, что вещание «Радио-1» ведётся на белорусском языке, а FM-радиостанция, за исключением «Сталіцы», вещают на русском. Хотелось бы заметить, что вещание в FM-диапазоне тоже можно осуществлять на белорусском языке, что это отлично демонстрируют ведущие «Сталіцы».

На информационно-музыкальных станциях основой эфира является музыка. Все остальные элементы: рекламные ролики, джинглы, представление ведущих – соответствуют музыкальному формату радиостанция. Формат – это концепция, включающая в себя содержание, ритмы вещания, эстетические нормы программирования, манеру работы ведущих и другие особенности организации передач, а также структурирование программных элементов в соответствии с потребностями целевой аудитории. По существу, формат – это подбор и расположение программных элементов в последовательности, способной привлечь и удержать тот сегмент аудитории, в котором заинтересована станция. Музыка на современном радио подбирается по двум принципам: 1) на основе выбранного музыкального направления; 2) произвольно, по принципу «свободного музыкального эфира».

На сегодняшний день наиболее характерен произвольный выбор музыкальных композиций. Поклонники различных направлений могут послушать в радиоэфнре любимые мелодии.

С другой стороны, люди, которые не приемлют какой-либо стиль музыки, предпочитают специализированные каналы, которые сосредотачиваются на определенном музыкальном направлении. Неподготовленный слушатель, настроившись на такой канал, обязательно скажет, что вся музыка «на один лад».

Если переключаться с одной частоты на другую, можно заметить, что одна и та же композиция иногда звучит в течение дня несколько раз на разных станциях. У не искушенного слушателя создаётся впечатление, что музыкальный стиль и вкус этих станций абсолютно одинаковый. Так считать вполне правомерно, ведь массив музыки, используемый в эфире, – общий для многих каналов. Разница заключается лишь в ограничениях на ту или иную музыкальную продукцию, обусловленных форматом.

В плане использования музыки «Радио-1» значительно отличается от информационно-музыкальных радиостанций. Здесь музыка является отнюдь не основным фактором. И даже не второстепенным.

Долгое время в нашей стране на государственном радио практиковался принцип «тематической заставки», когда песни для передач или заполнения промежутков между ними подбирали так, чтобы тему рассказа подкрепляла мелодия. Например, после передачи о подготовке к празднованию 9 мая могла звучать песня «День победы». До сих пор этот принцип существует (хотя использовать его стали значительно реже) на «Радио-1».

Элементы «оформления» эфира выступают также и в качестве структурирующих темпообразующих элементов сетки вещания. Например, с помощью позывных можно ускорять или замедлять темп вещания. Если «отбивать» каждую песню позывными, а после каждой третьей давать сигналы точного временя, то вещательный час разбивается на еще более мелкие отрезки и создается впечатление, что станция работает в «ускоренном режиме». Если же «отбивать» позывными только каждую пятую песню и при этом давать сигналы точного времени один раз в час – у слушателей будет складываться впечатление, что станция работает в замедленном темпе, но дает больше музыки.

Говоря об использовании в качестве выразительных средств звуковых эффектов (шумов), то «Радио-1» превосходит FМ-радиостанции по количеству введения их в ткань передачи. Наиболее часто шумы используются в радиорепортажах, радиоочерках и радиоинтервью, т. е. там, где необходимо для максимальной убедительности воссоздать звуковую картину события.

FM-радиостанции также используют шумы. Наиболее часто их можно услышать в мини-репортажах и рекламных роликах. Например, в рекламе моторного масла фон может быть заполнен звуком проезжающей на большой скорости машины.

Среди стилеобразующих средств на радио наиболее часто применяется монтаж. Опять же в основном для первичной обработки плёнки или как простое механическое соединение частей передачи.

С точки зрения технической стороны монтаж на FМ-радиостанциях гораздо проще. В основном там используется компьютерная техника. Также следует заметить, что подобные станции к монтажу прибегают достаточно редко, потому что работают в прямом эфире, а новостные блоки практически не используют записанной на плёнку информации.

На «Радио-1» монтаж находит своё применение гораздо чаще. С технической точки зрения он на много сложнее, потому что до некоторых пор на государственном радио не было компьютерной техники. Но уже в конце осени 2002 года там стали появляться компьютеры, а вскоре они полностью заменят пленку. Монтаж там был механический, что значительно усложняло процесс создания передачи. Кроме первичной обработки пленки и механического соединения частей передачи, монтаж, как мы отмечали, также может подчиняться замыслу автора или хронологии развития событий, либо логике его мыслей, стремлению столкнуть, противопоставить противоречивые его части и т. д. Именно такой монтаж лежит в основе публицистических и художественных передач на «Радио-1».

Из всего изложенного уже можно сделать выводы, что, окрашенное эмоциями звучащее человеческое слово обладает несравненно большей энергией, большей активностью, большей способностью привлечения умов и сердец, чем слово, просто прочитанное в эфире с листа бумаги. Использование музыки в радиопередаче позволяет создать наиболее благоприятный режим восприятия информации, усиливать те или иные эмоциональные стороны, делать акценты на наиболее важные части программы. Удачное использование звукового фона события делает передачу объемнее, ярче, нагляднее. Оно помогает как можно точнее передать атмосферу происходящего. Документальные записи, включённые в ткань передачи, подтверждают подлинность фактического материала.

Стилеобразующие средства радиожурналистики формируют стиль программы, индивидуальные особенности манеры журналистского изложения материала, ритм рассказа и т. д.

Борьба с монотонностью радиосообщений, с единообразием передач была и остаётся одним из основных стимуляторов развития радио как средства массовой информации. Наряду с государственным радио в этом процессе участвуют и FM-радиостанции, которые максимально используют всевозможные выразительные средства. Информационно-музыкальные станции построены чаще на использовании музыки, чем слова. В любом случае практически все произносимые слова в студии, звучат в эфире на музыкальном фоне. Также одна из особенностей таких радиостанций – использование не устной, а разговорной речи.

Вопросы для самоконтроля

1. Что такое звуковой образ в радиодокументалистике и какими средствами он создается?

2. Какова природа выразительных средств радиовещания?

3. В чем заключаются психологические особенности восприятия слова, произнесенного у микрофона?

4. Какова роль музыки в радиовещании?

5. Как взаимодействуют в документальной передаче слово и звуковое отражение события?

6. Охарактеризуйте функции документальных шумов в звучащей документалистике?

7. В чем заключаются особенности монтажа как выразительного средства?

ЛИТЕРАТУРА:

 

Мастерство журналиста. М., 1977.</