56585

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

Дипломная

Медицина и ветеринария

Проблема применения принудительных мер медицинского характера относится к числу комплексных междисциплинарных проблем науки и практики. Существует как минимум три аспекта правового регулирования принудительных мер медицинского характера

Русский

2014-05-10

281 KB

9 чел.

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………..3

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА…………………………………………………9

1.1 История вопроса о принудительных мерах медицинского

      характера…………………………………………………………………9

1.2 Понятие и юридическая природа принудительных мер

       медицинского характера………………………………………………13

ГЛАВА 2. ОСНОВАНИЯ И ЦЕЛИ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР…………………………………………………………………………………22

         2.1 Основания применения принудительных мер………………………...22

2.2 Цели и содержание принудительных мер медицинского характера...30

ГЛАВА 3. ВИДЫ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР И ИХ ПРИМЕНЕНИЕ…….….37

         3.1 Виды принудительных мер медицинского характера………………...37

         3.2 Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у

               психиатра………………………………………………………………...40

         3.3 Принудительное лечение в психиатрическом стационаре…………...43

         3.4 Принудительное  лечение, соединенное с исполнением наказания…50

ГЛАВА4. ПРОИЗВОДСТВО ПО ПРИМЕНЕНИЮ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА И ПРОБЛЕМЫ ЕГО ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ..54

4.1 Предварительное расследование……………………………………….54

4.2 Судебное разбирательство………………………………………………60

4.3 Продление, изменение и прекращение применения принудительных

     мер медицинского характера…………………………………………...66

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………….……....70

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ…………..76

ВВЕДЕНИЕ

Создание целостной концепции принудительных мер медицинского характера – одна из наиболее актуальных и далеко не решенных проблем в области правовой науки и юридической практики. Её значимость обусловлена тенденциями построения правового государства, расширения диапазона взаимоотношений человека и государства, развития общественного сознания, совершенствования российского законодательства, а также потребностями следственной и судебной практики в комплексном, межотраслевом подходе к изучению причин преступности.

Выработка целостной концепции принудительных мер медицинского характера связана с решением ряда вопросов, имеющих самостоятельное значение для конструирования и применения уголовно-правовых институтов, к которым относятся:

– правовая природа и содержание принудительных мер медицинского характера;

– характер правоотношений, возникающий в связи с применением принудительных мер медицинского характера;

– содержание принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, которые страдают психическим расстройством, не исключающим вменяемости;

– вопросы предупреждения преступлений и общественно опасных деяний, совершаемых лицами, страдающими психическими расстройствами, и др.

Эти вопросы исследованы недостаточно: одни из них, по-прежнему, остаются дискуссионными, другие – лишь обозначены, третьи – получили неточную трактовку.

Проблема применения принудительных мер медицинского характера относится к числу комплексных междисциплинарных проблем науки и практики. Существует как минимум три аспекта правового регулирования принудительных мер медицинского характера: уголовно-правовой, уголовно-процессуальный и уголовно-исполнительный. Специальную правовую регламентацию имеет принудительное лечение и в судебно психиатрической сфере.

В уголовном праве рассматриваются основания применения принудительных мер медицинского характера, их цели, виды и особенности применения. Уголовно-процессуальное право исследует применение принудительных мер медицинского характера, определяемое общими и специальными правилами уголовно-процессуального закона. Предметом уголовно-исполнительного права в части, касающейся принудительного лечения, является порядок исполнения соответствующих мер соединенного с исполнением наказания. Судебная психиатрия в правовом и медицинском аспектах рассматривает основы назначения и организации проведения принудительного лечения, выбор видов такого лечения, осуществление лечебно-реабилитационных и профилактических мер в отношении лиц, направленных на принудительное лечение.

Выяснение проблем принудительных мер медицинского характера необходимо науке уголовного права для более глубокого проникновения в сущность этого правового института, а, в конечном счете, эта необходимость обусловлена потребностями более эффективного использования и дальнейшего совершенствования уголовного законодательства.    

Во вступившем с 1 января 1997 года в действие Уголовном кодексе РФ специальный раздел посвящен принудительным мерам медицинского характера. В Уголовном Кодексе РФ закреплены новые виды мер медицинского характера. Более того, ст. 21 УК РФ несколько иначе определила понятие невменяемости,  по сравнению с тем, которое было закреплено в ст. 11 УК РСФСР.

Принудительные меры медицинского характера не являются мерами уголовного наказания. Они не содержат элементов кары, не преследуют цели исправления и перевоспитания, поскольку применяются в отношении больных лиц, совершивших общественно опасные деяния. Они применяются, с одной стороны, в целях излечения этих лиц или такого улучшения их психического состояния, при котором они перестают представлять общественную опасность. С другой стороны, эти меры направлены на предупреждение совершения указанными лицами новых общественно опасных деяний.

Принудительный характер этих мер выражается в том, что они применяются независимо от желания больного и даже его близких родственников или законных представителей. Они связаны с определенными ограничениями личной свободы больного и назначаются только по постановлению суда.

Принудительное лечение – это особый вид государственного принуждения, особая мера социальной защиты от действий душевнобольных. В принудительном лечении нуждается до 83 % душевнобольных, совершивших преступление или иное общественно опасное деяние.

В связи с тем, что применение принудительного лечения затрагивает права личности, проблема применения принудительных мер медицинского характера имеет не только юридическое, но и общественное значение. Об этом свидетельствуют имевшиеся в недалеком прошлом факты злоупотребления принудительными мерами медицинского характера в отношении инакомыслящих, в частности помещение диссидентов в специальные психиатрические больницы системы МВД СССР.

Во многом значение проблемы применения принудительных мер медицинского характера определяется как необходимостью ее теоретического осмысления, так и потребностями практики применения принудительных мер медицинского характера по отношению к невменяемым, ограниченно вменяемым, алкоголикам и наркоманам, совершившим преступления.

После принятия нового Уголовного кодекса РФ отдельные вопросы применения принудительных мер медицинского характера нашли отражения в работах А.В. Наумова (1996), М.Н. Голоднюк (2001), Г.В. Назаренко (2003), В. Сверчкова (2000), С. Достовалова (2000), С.В. Полубинской (1997), Б.А. Спасенникова, Р.И. Михеева, Б.А. Базарова (2002) и других авторов. Вместе с тем до настоящего времени в уголовном праве отсутствуют монографические исследования этой проблемы, что свидетельствует о недостаточно глубокой разработке теоретических и прикладных вопросов принудительного лечения в материально-правовом аспекте.

В учебной литературе, принудительные меры медицинского характера, также являются наименее освещенным институтом уголовного права. В учебниках и учебных пособиях по уголовному праву разделы, посвященные принудительному лечению, представлены в недостаточном объеме, зачастую без каких либо попыток рассмотреть проблемные вопросы.

На мой взгляд, можно выделить две основные причины актуализовавшие проблему создания и развития института принудительных мер медицинского характера.

Во-первых, выявляется всё больше количество лиц, привлекаемых к уголовной ответственности и обнаруживающих психические расстройства, не исключающие вменяемости, которые оказывают влияние на интеллектуальную сферу, порождают дефекты мышления и воли. При этом субъект полностью не лишен возможности сознательности и произвольности для права поведения, но по сравнению с общепринятой нормой она существенно уменьшена.

Во-вторых, в местах лишения свободы оказывается несоразмерно большое количество лиц, страдающих хроническими психическими расстройствами, слабоумием, иными расстройствами психики. Этот показатель в некоторых исправительных учреждениях достигает 25%.

Проблема развития института принудительных мер медицинского характера характеризуется обширностью и многосторонностью. В связи с проведением в стране уголовно-правовой реформы, в научный оборот введён большой объём нового материала, который требует анализа именно с современных позиций системного использования актуальных положений юридической науки. Это определяет своевременность и актуальность моего исследования.

Цель данной дипломной работы состоит в исследовании и изложении многообразных, прежде всего, недостаточно разработанных либо недостаточно аргументированных вопросов, касающихся института принудительных мер медицинского характера, их применения  в уголовно-правовом аспекте.

В соответствии с указанной целью мной были поставлены задачи:

–  показать применения принудительных мер медицинского характера в исторической ретроспективе;

– исследовать правовую природу этих мер, основания и цели их применения;

– рассмотреть категории лиц, к которым могут быть применены указанные меры и особенности их применения в отношении различных категорий психически больных лиц, совершивших преступления либо общественно опасное деяние.

В процессе исследования и изложения проблем назначения и применения принудительных мер медицинского характера использовалась литература по общей и судебной психиатрии, уголовному, уголовно-процессуальному и уголовно-исполнительному праву, истории права, законодательные и ведомственные акты.

Данная дипломная работа представляет собой попытку исследовать и изложить в систематизированном сжатом виде институт принудительных мер медицинского характера, показать и исследовать особенности их применения, дать полное представление о принудительном лечении, применяемом  в отношении лиц, предусмотренных уголовным законом.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

1.1 История вопроса о принудительных мерах медицинского характера

Принудительные меры медицинского характера по сравнению с наказанием новый институт уголовного права. Дело в том, что осознание необходимости разделения наказания лиц, совершивших преступления, и лечения лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, появилось в России только в первой половине XIX века. До этого душевнобольные, как и малолетние, причинившие смерть другому человеку, признавались невиновными, но о лечении душевнобольных в законе не упоминалось.

Первые упоминания о душевнобольных в русском законодательстве относятся к XII в. В Судном законе князя Владимира Мономаха в главе “О завещании” содержалось указание об исключении ”бесных” из числа свидетелей. Соборное уложение 1649 г. и Новоуказные статьи о тяжбах, разбойных и убийственных делах 1669 г. освобождали психически больных от ответственности за убийство, но лечение таких лиц законодательством не предусматривалось.

Русская судебная хроника XVIII века знает целый ряд случаев осуждения заведомо душевнобольных на смертную казнь, пожизненное или длительное тюремное заключение.1

Но в России преследования душевнобольных никогда не были так широко распространены, как в Западной Европе, где упомянутых лиц обвиняли в колдовстве или признавали одержимыми бесом, что влекло за собой жестокие пытки и мучительную казнь на костре.

На Руси чаще всего душевнобольные, совершившие те или иные правонарушения, помещались в принудительном порядке в монастыри. Опасных душевнобольных заковывали при этом в кандалы и цепи. Такое положение существовало до 1776 г., когда Екатерина II специальным указом предписала содержать душевнобольных преступников в Суздальском монастыре нескованными и обращаться с ними ”с возможною по человечеству умеренностью”. Принятие указа не означало того, что в действительности отношение к душевнобольным стало соответствовать требованиям гуманности. Обращение с душевнобольными лицами, даже не совершившими никаких правонарушений, в “сумасшедших домах” царской России еще спустя столетие после этого указа отличалось жестокостью и было направлено не на лечение, а на усмирение.

В последующее время правовое положение психически больных лиц, совершивших преступление, получило более определенное законодательное закрепление.

В Своде законов (1832 г.) речь шла об освобождении от уголовной ответственности лиц, совершивших ”в состоянии безумия или сумасшествия” не только убийство, но и любое преступление. В Своде впервые говорилось о принудительном лечении, но только лиц, причинивших смерть человеку. О других общественно опасных деяниях не упоминалось. Лицо, причинившее смерть другому человеку в состоянии безумия или сумасшествия, подлежало водворению в дом сумасшедших для содержания и лечения в особых (от прочих умалишенных) отделениях. Если в течение “пяти лет кряду” у больного не будет замечено припадков сумасшествия, он, говорилось в Своде, может быть освобожден из больницы под поручительство семьи или посторонних лиц, но в каждом случае с разрешения министерства внутренних дел. При этом должно быть установлено полное доверие к лицу-поручителю.

Более полно вопросы принудительного лечения решались в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. В нем ближе к современным понятиям формулируется невменение в вину «преступления», совершенного безумным от рождения или сумасшедшим, когда эти лица по своему состоянию в тот момент не могли иметь понятия о противозаконности и самом свойстве деяния. Принудительному лечению подвергались лица, совершившие убийство, покушение на собственную жизнь (покушение на самоубийство по Уложению было уголовно наказуемо) или поджог, даже в том случае, если родственники были согласны взять на себя обязанность смотреть за ними и лечить их. В Уложении был регламентирован порядок принудительного лечения упомянутых лиц, сроки их содержания и условия освобождения. Лица, совершившие названные выше деяния, подвергались «освидетельствованию и испытанию» согласно требованиям Устава уголовного судопроизводства.

Принудительное водворение лица в дом умалишенных и установление опеки над его имуществом производилось по определению окружного суда или судебной палаты. За лицом, помещенным в дом умалишенных, предписывалось осуществлять ”неусыпное наблюдение и смотрение”, чтобы исключить повторное совершение преступления. Срок обязательного пребывания лица в доме умалишенных устанавливался в два года, в течение которых не должно быть припадков сумасшествия. Этот срок мог быть сокращен при отсутствии опасности больного. Во всех случаях освобождаемое лицо передавалось на поруки заслуживающим доверие людям по решению упомянутых судебных инстанций.

Шаг вперед в развитии понятия невменяемости как обстоятельства, исключающего возможность привлечения к уголовной ответственности, сделало Уголовное уложение 1903 г. Определение невменяемости здесь приближено к современному. “Не вменяется в вину, — гласит ст. 39 Уголовного уложения, — преступное деяние, учиненное лицом, которое во время его учинения не могло понимать свойства и значения им совершаемого или руководить своими поступками вследствие болезненного расстройства душевной деятельности, или бессознательного состояния, или же умственного неразвития”.

В советское время принудительное лечение осуществлялось по решению суда в отношении лиц, совершивших «преступление в состоянии невменяемости», когда суд считал их пребывание на свободе опасным для общества (УК РСФСР 1922 г.). Аналогичная норма содержалась в УК РСФСР 1926 г.

Более подробно принудительные меры медицинского характера были регламентированы в УК и УПК РСФСР 1960 г. Здесь впервые говорилось о принудительном лечении не лиц, совершивших преступления, а лиц, совершивших общественно опасные деяния. Предусматривалось лечение таких лиц в больницах общего или специального типа в зависимости от характера заболевания, опасности личности для общества и тяжести совершенных общественно опасных действий; устанавливался порядок помещения в психиатрическую больницу, а также назначения, изменения или прекращения принудительного лечения.

Впоследствии появилась неизвестная Уголовному кодексу норма о применении принудительных мер медицинского характера к алкоголикам и наркоманам, совершившим преступления.

После 1960 года порядок применения принудительных мер медицинского характера регулировался Инструкцией о порядке применения принудительного лечения и других мер медицинского характера в отношении психически больных, совершивших общественно опасные деяния, утвержденной Минздравом СССР по согласованию с Верховным судом, Прокуратурой и МВД СССР 14 февраля 1967 г.

Довольно ясно сформулированы основания применения принудительных мер медицинского характера в Уголовном кодексе РФ 1996 г. в отличие от Уголовного кодекса 1960 г., где такие основания прямо не назывались, хотя и указывалось, к какому контингенту лиц упомянутые меры относятся.

Уголовный кодекс РФ 1996 г. содержит принципиально важную норму о том, что принудительные меры медицинского характера назначаются, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения данными лицами существенного вреда себе или другим лицам. В Уголовном Кодексе предусматривается также новая принудительная мера медицинского характера, не связанная с помещением лица в стационарное психиатрическое учреждение, –  амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

1.2 Понятие и юридическая природа принудительных мер медицинского характера

Права человека, как здорового, так и больного, – высшая ценность общества, а их защита – главная обязанность государства, признающего высокую ценность для каждого человека здоровья вообще и психического здоровья в особенности. Психиатрическая помощь лицам, страдающим психическим расстройством, гарантируется государством и осуществляется на основе принципов законности, гуманности и соблюдения прав человека и гражданина. Психическое расстройство может изменить отношение человека к жизни, самому себе и обществу, а также отношение общества к человеку. Отсутствие должного правового регулирования психиатрической помощи может быть одной из причин использования ее в не медицинских целях, наносить ущерб здоровью, человеческому достоинству и правам граждан, а также международному престижу государства.2

При применении принудительных мер медицинского характера лицо имеет право на уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого достоинства, получение информации о своих правах, психиатрическую помощь, помощь адвоката или законного представителя в порядке, установленном законом.     

В соответствии с действующим уголовным законодательством РФ, принудительные меры медицинского характера являются принудительным психиатрическим лечением, которое предусмотрено уголовным законодательством, и применяются судом, на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы, к лицам, страдающим определенными психическими расстройствами и совершившими деяния, предусмотренные статьями Особенной части Уголовного кодекса. Эти меры применяются к указанным лицам вместо уголовного наказания или наряду с ним.

Действующее уголовное законодательство не содержит определения понятия принудительных мер медицинского характера. Поэтому в правовой литературе даются различные определения этого понятия, которые с разной степенью полноты раскрывают существенные признаки указанных мер, подчеркивая их юридическое и медицинское содержание.3

Представляется неприемлемым определение принудительных мер медицинского характера, как мер безопасности. Подобная терминология содержится в Уголовном кодексе Республики Беларусь, где раздел IV, посвященный принудительным мерам медицинского характера, получил название “Принудительные меры безопасности и лечения”.

Определение принудительные мер медицинского характера как социально-правовых и медико-реабилитационных мер безопасности имеет место и в монографии Михеева Р.И., Беловодского А.В. и др.4 Подобное определение весьма пространно и нечетко излагает сущность института принудительных мер медицинского характера.

“Меры безопасности” не являются уголовно-правовым понятием. Применение такого термина противоречит ч. II ст. 2 УК РФ, где в качестве средств осуществления задач Уголовного кодекса РФ наряду с наказанием называются иные меры уголовно-правового характера, а принудительные меры медицинского характера именно к таким мерам и относятся.

Авторы указанной выше работы не считают меры безопасности мерами государственного принуждения, полагая, что эти понятия принципиально отличаются, что также нельзя признать правильным, поскольку меры медицинского характера применяются принудительно на основании постановления суда.

Действующий Уголовный кодекс РФ в ст. 2 устанавливает, что за совершение преступлений применяется не только наказание, но также иные меры уголовно-правового характера. Данное положение является новеллой уголовного законодательства, поскольку ранее действовавший Уголовный кодекс РСФСР 1960 года нормативно закреплял возможность применения к лицам, совершившим преступления, лишь наказания. К сожалению, законодатель не раскрывает содержание понятия “иные меры уголовно-правового характера”, равно как и не указывает, какие это меры и каким образом они соотносятся с уголовным наказанием. Поскольку уголовная ответственность реализуется посредством тех или иных мер принуждения, в юридической литературе справедливо отмечается, что с помощью данного термина “обозначают собственно уголовную ответственность, различные формы ее реализации”.5 Я разделяю эту точку зрения и полагаю, что формами реализации уголовной ответственности помимо наказания являются иные меры уголовно-правового характера, под которыми понимаются принудительные меры воспитательного воздействия и принудительные меры медицинского характера. Следует отметить, что данная позиция является спорной и в юридической литературе разделяется не всеми авторами.

Принудительные меры медицинского характера в соответствии со ст. 97 УК РФ могут быть назначены трем категориям лиц, которые условно можно объединить в две группы:

1) лица, совершившие деяния в состоянии невменяемости, и лица, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

2) лица, совершившие преступление и страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

К первой категории указанных лиц возможно применение только принудительных мер медицинского характера без назначения наказания. Ко второй категории наказание может применяться, однако в силу их болезненного состояния оно дополняется принудительными мерами медицинского характера. Соответственно принудительные меры медицинского характера являются формой реализации уголовной ответственности только в случае, когда они дополняют наказание.

Под принудительными мерами медицинского характера следует понимать ”предусмотренные уголовным законом меры, применяемые к страдающим психическими заболеваниями лицам, совершившим общественно опасное деяние или преступление, с целью излечения или улучшения их психического состояния, а также предупреждения антиобщественного поведения”.6

Следует отметить, что в юридической литературе выделяют два критерия принудительных мер медицинского характера: юридический и медицинский. К юридическому критерию относят основания, цели, виды, порядок назначения, продления, изменения, прекращения этих мер судом в рамках уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства. К медицинскому — само содержание этих мер, определяемое врачами-психиатрами.

Справедливо подчеркивается, что “хотя юридический аспект в принудительных мерах медицинского характера преобладает, они по своей сути остаются медицинскими и целей уголовного наказания не преследуют”.7

Таким образом, социально-юридическая природа принудительных мер медицинского характера является сложной и неоднозначной. Как уже отмечалось, принудительные меры медицинского характера могут назначаться либо самостоятельно, либо совместно с наказанием.

В первом случае, когда они применяются к лицу, совершившему общественно опасное деяние в состоянии невменяемости (п. “а” ч. 1 ст. 97 УК РФ), либо к лицу, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания (п. “б” ч. 1 ст. 97 УК РФ), уголовно-правовые отношения отсутствуют, поскольку отсутствует само основание уголовной ответственности — совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. Формально принудительные меры медицинского характера облачаются в уголовно-процессуальную форму при их назначении судом, а фактически реализуются исключительно в рамках административно-правовых отношений. В связи с этим нельзя согласиться с мнением, высказываемым в юридической литературе, что принудительные меры медицинского характера следует рассматривать как меры безопасности уголовно-правового характера и с тем, что они применяются “вместо уголовного наказания”.8

Во втором случае принудительные меры медицинского характера применяются совместно с наказанием к лицу, совершившему преступление и страдающему психическим расстройством, не исключающим вменяемость (п. «в» ч. 1 ст. 97 УК РФ) и соответственно рассматриваются как самостоятельная форма реализации уголовной ответственности. Поскольку принудительные меры медицинского характера как дополнительная форма реализации уголовной ответственности не могут применяться без наказания как основной формы, имеет место симбиоз уголовно-правовых и административно-правовых отношений, объединившихся для достижения перспективных целей уголовной ответственности.

Принудительные меры медицинского характера следует отличать от внешне сходных мер безопасности, применяемых в соответствии с Федеральным законом РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”. Данный закон предусматривает, что психиатрическое освидетельствование и госпитализация в психиатрический стационар могут быть осуществлены принудительно с соблюдением особого порядка при тяжелом психическом расстройстве лица, которое обуславливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих;

б) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;

в) существенный вред его здоровью следствии ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Принудительные меры медицинского характера, не будучи уголовным наказанием, имеют с ним некоторое сходство. Во-первых, они являются мерами принуждения. Во-вторых, это меры государственного принуждения, ибо назначаются государственными органами, от имени государства и обеспечиваются принудительной силой государства. В-третьих, меры медицинского характера назначаются судом.

Тем не менее, эти меры имеют принципиальное отличие от мер уголовного наказания. Указанные принудительные меры лишены такого свойства наказания, как кара. Они не выражают отрицательной оценки от имени государства и суда общественно опасных действий лиц, к которым они применяются. Эти меры не преследуют цели исправления указанных лиц, а в соответствии со ст. 98 Уголовного кодекса РФ направлены на их излечение или улучшения их психического состояния, а также на предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса. В отличие от наказания, суд, назначив принудительные меры медицинского характера, не устанавливает их продолжительности, так как не в состоянии определить срок, необходимый для излечения или улучшения состояния здоровья лица.

Глава 15 раздела 6 Уголовного кодекса РФ посвящена принудительным мерам медицинского характера.  В соответствии с частью 1 ст. 97  Уголовного кодекса РФ они могут быть назначены судом, следующим лицам, совершившим деяние, предусмотренные статьями Особенной части Уголовного кодекса:

1) совершившим деяния в состоянии невменяемости;

2) лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

3) совершившим преступления и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Указанным лицам принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения или иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст.97 УК РФ).

Применение принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, означает оказание им психиатрической или иной медицинской помощи. Вместе с тем необходимо помнить, что в не так далеком прошлом реальное применение этих мер представляло собой настоящий позор советской психиатрии, справедливо осуждавшейся международным сообществом в 60-80-х гг. Существовала едва ли не прямая связь между внесудебными репрессиями и психиатрией (в частности применения принудительных мер медицинского характера).9  Диагноз психической болезни и помещение здорового человека в “психушку” были распространенным способом расправы  с инакомыслящими.

В соответствии с ч. 4 ст. 97 Уголовного кодекса РФ в отношении лиц, перечисленных в ч. 1 этой статьи и не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса об их лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

По общему правилу к лицу, которое после совершения преступления или во время отбывания наказания заболело душевной болезнью, лишающей его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (без действия) или руководить ими, после его выздоровления судом может быть применено наказание, если не истекли сроки давности или нет других оснований для освобождения его от уголовной ответственности и наказания.

Если к такому лицу после выздоровления применяется наказание, время, в течении которого применялись меры медицинского характера, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом  стационаре за один день лишения свободы (ст. 103  УК РФ) .

Необходимо отметить, что время в течении которого к лицу,  заболевшему психическим расстройством после совершения преступления, применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре как до вынесения приговора, так и во время перерыва исполнения наказания, в случае его излечения засчитывается в срок наказания из расчета день за день (ст. 103 УК РФ).

ГЛАВА 2. ОСНОВАНИЯ И ЦЕЛИ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР

2.1 Основания применения принудительных мер

Применение принудительных мер медицинского характера к страдающим психическими заболеваниями лицам, совершившим  запрещенное уголовным законом деяние, производится на основании статьи 97 Уголовного кодекса РФ.

Лицо, признанное невменяемым, совершает не преступление, а запрещенное уголовным законом деяние, подпадающее под признаки определенной статьи Уголовного Кодекса, за которое оно не подлежит уголовной ответственности и не может быть подвергнуто уголовному наказанию. В отношении такого лица решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, а не вопрос об отбытии определенного срока наказания. Длительность применения таких мер не обусловливается размером наказания, предусмотренного определенной статьей Уголовного Кодекса, под признаки которой подпадает деяние. Даже если лицо совершило деяние, за которое вменяемое лицо было бы подвергнуто наказанию, не связанному с лишением свободы, все ровно суд должен рассмотреть вопрос о применении к такому лицу принудительных мер медицинского характера.

Если лицо совершило общественно опасное действие, предусмотренное уголовным законом, и есть сомнения в его психической полноценности – оно направляется на судебно-психиатрическую экспертизу. При признании лица невменяемым, суд выносит постановление об освобождении этого лица от уголовной ответственности или от наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Применение принудительных мер медицинского характера к душевнобольным, совершившим  запрещенное уголовным законом деяние, необходимо для восстановления нарушенного психического здоровья этих лиц, ограждение общества от их опасного поведения а также предупреждения новых эксцессов. Таким образом, принудительные меры медицинского характера не являются карой за содеянное, а также и мерой перевоспитания. Они не влекут применение санкций уголовного закона. Их цели принципиально иные, чем цели мер наказания.

Меры медицинского характера признаются принудительными потому, что они:

1) применяются независимо от желания больного и его близких родственников;

2) сопряжены с некоторыми ограничениями личной свободы больного;

3) назначаются, изменяются и прекращаются только по постановлению суда.

Для применения принудительных мер необходимо установить, что лицо совершило деяние, предусмотренное Уголовным Кодексом РФ. Речь идет о совершении этого деяния в состоянии невменяемости. В результате анализа экспертных материалов в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского было установлено, что запрещенное уголовным законом деяние, совершенное психически больным, по характеру мотивов делится на несколько групп:

1) совершаемые под влиянием бредовых мотивов и галлюцинаций – чаще всего это наиболее опасные больные (на пример, до 70% обвиняемых, страдающих шизофренией, совершали убийства под влиянием бреда);

2) совершаемые психически больными и не вменяемыми лицами по недомыслию – это, как правило, олигофрены, неспособные правильно оценить реальные факты и события (для них характерны ражи и хулиганство);

3) совершаемые в результате ослабления контроля над своими интенсивными влечениями (таких больных до 8%, их деяния большей частью связаны с не контролируемыми сексуальными влечениями);

4) совершаемые в результате аффективных нарушений, характеризуемой эмоциональной тупостью – агрессивные действия, такие как убийства, причинение вреда здоровью, хулиганство и т.п. (они составляют по численности  вторую группу после лиц с бредовыми идеями);

5) совершаемые при истинном отсутствии мотивов в состоянии нарушенного сознания: сумеречное состояние при эпилепсии, патологическое опьянение, и иные аналогичные состояния (например, убийство или иное деяние, совершенное импульсивно, иногда может оказаться единым эпизодом в анализе этого человека).10

Уголовный кодекс РФ 1996 г. достаточно определенно сформулировал основания применения принудительных мер медицинского характера. Согласно ст. 97 Уголовного кодекса РФ такими основаниями являются совершение деяния, предусмотренные Особенной частью УК, определенными категориями лиц.

Закон указывает на три основания применения принудительных мер медицинского характера:

1) невменяемость лица к моменту совершения им общественно опасного деяния;

2) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания после осуждения;

3) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Во-первых, к числу таких лиц относятся лица, которые признаны невменяемыми. Эти лица в силу болезненного состояния психики не способны осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 21 УК РФ). Применение наказания к лицам, признанным невменяемыми, было бы несправедливым и нецелесообразным, т.к. своих целей – достижения социальной справедливости, исправления и специального предупреждения – наказание в данном случае не достигает. Судебная практика свидетельствует, что среди лиц, направляемых на принудительное лечение, невменяемые составляют подавляющее большинство.

Во-вторых, согласно п. “б” ч. 1 ст. 97 Уголовного кодекса РФ, принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, которые совершили преступление в состоянии вменяемости, а затем до суда, во время судебного разбирательства либо в период исполнения наказания заболели психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение в отношении них наказания.

Здесь возможны два варианта. Первый – когда лицо после совершения преступления заболело психическим расстройством, которое оказывается неизлечимым. К такому лицу применяется принудительное лечение, как и в отношении лица совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости. Второй вариант – когда лицо после совершения преступления заболело психическим расстройством временно, например, оказался в состоянии алкогольного психоза либо впало в реактивное состояние в связи с возбуждением уголовного дела и угрозой наказания. Как и в первом варианте, производство по уголовному делу приостанавливается, и если болезненное состояние затягивается, то к такому лицу назначается в установленном порядке принудительное лечение.  При его выздоровлении постановление о приостановлении дела отменяется, оно расследуется и рассматривается в общем порядке.

Принудительное лечение может быть назначено и лицу, которое заболело психическим расстройством во время отбывания наказания за преступление, совершенное в состоянии вменяемости. Здесь также возможны рассмотренные выше два варианта: либо лицо не выздоравливает и вместо наказания ему назначается судом принудительное лечение, либо выздоравливает, когда расстройство психической деятельности было временным.

В-третьих, в п. “в”  ч. 1 ст. 97 Уголовного кодекса РФ  к основаниям применения принудительных мер отнесено совершение лицом преступления в состоянии, не исключающем вменяемости, если деяние совершено лицом, страдающим психическим расстройством. Здесь имеются в виду лица с психическими аномалиями, признанными совершившие преступления в состоянии ограниченной вменяемости (ст. 22 УК РФ). К психическим аномалиям, прежде всего, относятся структурные или функциональные отклонения стабильного характера, обусловленные нарушениями дородового развития, например, олигофрения и ядерные или конституциональные психопатии и т.д. Кроме того, среди преступников, имеющих отклонения психики в рамках вменяемости большой удельный вес имеют алкоголики. Встречаются, хотя и значительно реже, наркоманы, которые, однако, не лишены возможности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, они привлекается к уголовной ответственности в общем порядке. Между тем в Уголовном Кодексе прямо закреплено, что психическое расстройство, не исключающее вменяемости, обязательно должно учитываться судом при назначении наказания.11

Лица, совершившие преступление в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, подлежат уголовной ответственности и наказанию, однако их психическое состояние учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера. Принудительное лечение психического расстройства к указанным лицам применяется наряду с уголовным наказанием: к осужденным к лишению свободы – в местах лишения свободы, а к осужденным к иным наказаниям – в учреждениях органов здравоохранения, где им оказывается амбулаторная психиатрическая помощь.

Количество лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, которым суд наряду с наказанием назначил амбулаторное принудительное лечение, в 1999 г. выросло по сравнению с 1997 г. в 3,1 раза, а по сравнению с 1998 г. – на 37, 6%.12

Применение принудительных мер медицинского характера к лицам, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, и учет психических аномалий при назначении наказания является новацией действующего Уголовного Кодекса РФ. К сожалению, закон не раскрывает, каким образом суды должны учитывать так называемую ограниченную вменяемость при назначении наказания, что вызывает трудности в практическом применении ст. 22 Уголовного кодекса РФ. Вероятнее всего предположить, что психические аномалии, не исключающие вменяемость, должны учитываться как смягчающее обстоятельство при назначении наказания. Однако не ясно, как решать вопрос в случае, когда подобные психические расстройства являются следствием антисоциального образа жизни (например, алкоголизма, наркомании) или если совершенное лицом, страдающим таким психическим расстройством, преступление отличается особой дерзостью и жестокостью.

На мой взгляд, можно выделить ещё одну категорию лиц совершивших преступление во вменяемом состоянии, к которым возможно применение принудительных мер медицинского характера – это алкоголики и наркоманы. Действующий Уголовный кодекс РФ к этой категории лиц принудительного лечения не предусматривает, однако, по моему мнению, такие лица, безусловно, подлежат уголовной ответственности с применением принудительного лечения.

Заболевание алкоголизмом или наркоманией подтверждается судебно-психиатрической или судебно-наркологической экспертизой и выражается в наличии физиологического и психического неодолимого влечения к потреблению алкоголя или наркотиков, утрате способности контролировать и ограничивать себя в этом отношении.

Поскольку токсические средства обладают всеми свойствами наркотиков и имеют общие с ними закономерности формирования зависимости, следует подумать о целесообразности распространения принудительных мер медицинского характера и на токсикоманов, совершивших преступление и нуждающихся в лечении.

Принудительные меры медицинского характера трём  указанным категориям лиц назначаются только в случае, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст. 97 УК РФ).

Принудительные меры медицинского характера назначаются, если психическое расстройство обуславливает возможность причинения этими лицами существенного вреда себе или окружающим. В этом случае назначение принудительных мер медицинского характера связывается как с лечебным воздействием на лицо, так и с защитой иных лиц, а также самого этого лица от причинения вреда.

Назначая принудительную меру медицинского характера того или иного вида, учитывается только медицинские показатели и опасность лица для окружающих и для самого себя. Не принимается во внимание характер и тяжесть преступления. Содеянное лицом может учитываться только как симптом, свидетельствующий о состоянии здоровья и опасности лица.

Применение принудительного лечения является правом суда, а не его безоговорочной обязанностью. Суды, решая вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, должны исходить не только из оценки психического состояния лица в момент совершения общественно опасного деяния, но и уметь прогнозировать его поведение с точки зрения потенциальной общественной опасности (или отсутствия таковой).

Принудительные меры могут назначаться судом по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 97 Уголовного кодекса РФ, не только с направлением в психиатрический стационар лиц представляющих общественную опасность по своему психическому состоянию, но и при осуждении к мерам уголовного наказания, когда эти осужденные не представляют опасности, с применением иных медицинских мер.  К последнему случаю относятся и лица, совершившие общественно опасные деяния в состоянии не вменяемости либо вменяемые с психическими аномалиями, совершившие преступления, в отношении которых дело прекращено или вынесен оправдательный приговор. В отношении этих лиц суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о их лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке установленном законодательством РФ о здравоохранении (ч. 4 ст. 97 УК РФ).

Сведения о распространении психических аномалий среди преступников различны и их характеристики колеблются в зависимости от категорий преступлений, за которые они были осуждены, от 20 до 50-60 процентов. Реже психические отклонения встречаются среди осужденных за кражи и хищения, чаще за преступления против личности, особенно за убийства. Психические аномалии в психиатрии характеризуются как пограничные формы нервно - психической патологии и составляют около 80 процентов.13

В соответствии со статьей 103 Уголовного кодекса РФ время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в стационаре за один день лишения свободы. К сожалению, вопрос о зачете пребывания в психиатрическом стационаре в срок наказания, не связанного с лишением свободы, в уголовном законодательстве не регламентирован.

2.2 Цели и содержание принудительных мер медицинского характера

Как и уголовное наказание, принудительное лечение является мерой государственного принуждения. Однако по своему содержанию, сущности и целям принудительное лечение глубоко отлично от наказания.

Наказание применяется только к виновным в совершении преступления. Принудительное лечение назначается в отношении душевнобольных, представляющих опасность для общества в силу своего психического состояния и характера совершенного запрещенного уголовным законом деяния.

Наказание и принудительное лечение преследуют различные цели. Наказание направлено на исправление и перевоспитание осужденных и предупреждения с их стороны новых преступлений. Принудительное лечение имеет иную направленность. С точки зрения самой сути принудительное лечение является особой мерой социальной защиты от общественно опасных действий душевнобольных (представляющих по своему психическому состоянию и характеру совершенного деяния опасность для общества), применяемой в целях:

1) ограждения общества от совершения душевнобольным повторных запрещенных уголовным законом деяний;

2) безопасности душевнобольных от собственных действий;

3) излечения их от психических заболеваний и приспособление к условиям общественной жизни (социальной реадаптации).14

Впервые Уголовный кодекс РФ закрепляет цели принудительных мер медицинского характера. В соответствии со ст. 98 Уголовного кодекса РФ к ним относятся: излечение лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса. Эти цели можно разделить на медицинские и правовые (юридические). Цель медицинского характера определяется альтернативно: “излечение” либо “улучшение психического состояния” психически больных лиц. Целью правового характера является предупреждение совершения ими новых общественно опасных деяний.15

Очевидна иерархия указанных целей: медицинские цели являются ближайшими (задачами), а правовые — перспективными. Подобное разграничение целей имеет важное методологическое значение, необходимое для более глубокого уяснения социального назначения института принудительных мер медицинского характера. Реализованные медицинские цели служат средством достижения правовых целей.

Несмотря на нормативное закрепление целей принудительных мер медицинского характера в Уголовном Кодексе РФ, в науке уголовного права в настоящее время нет единства мнений относительно целей этих мер.

В юридической литературе отмечается, что перечень целей, закрепленный в ст. 98 Уголовного кодекса РФ, является неполным. В частности указывается, что принудительные меры медицинского характера, с одной стороны, направлены на лечение психически больных, а с другой — имеют цель защитить общество от общественно опасных действий, совершаемых этими лицами по болезненным мотивам.16

Рядом ученых высказывается предложение отнести к целям принудительных мер медицинского характера “проведение мер социальной реабилитации” (выработка у больных навыков жизни в обществе) в той мере, в какой это возможно в условиях медицинских учреждений, осуществляющих принудительное лечение.17 Наряду с этим предлагается выделять и такую цель, как “обеспечение безопасности больного для самого себя”, и “обеспечение безопасности общества”.

Цели излечения больных или улучшение их психического состояния достигаются посредством комплекса мер медицинских, педагогических и др., направленных на восстановление или компенсацию нарушенных функций организма и выработку у больных навыков для жизни в обществе.

В связи с этим в перечень целей применения принудительных мер медицинского характера необходимо,  на мой взгляд, добавить еще одну целевую установку – проведение мер социальной реабилитации. Я разделяю точку зрения А.В. Наумова, предлагающего отнести к целям применения принудительных мер медицинского характера “проведения мер социальной реабилитации (выработки у больных навыков жизни в обществе) в той мере, в которой это возможно в условиях медицинских учреждений, осуществляющих принудительное лечение”.18 

На мой взгляд, представляется необходимым разграничение принудительных мер медицинского характера, применяемых самостоятельно и совместно с наказанием, преследующих несколько различные цели в аспекте их соотношения с целями уголовной ответственности.

Цели принудительных мер медицинского характера, не соединенных с наказанием, являются по своему содержанию исключительно лечебными, имеют самостоятельное значение и не соотносятся с целями уголовной ответственности. Представляется, что целями принудительных мер медицинского характера, не соединенных с наказанием, являются излечение лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых запрещенных законом деяний. Как видно, ст. 98 Уголовного кодекса РФ отражает именно эти цели.

Определяя цели принудительных мер медицинского характера, соединенных с наказанием, следует учитывать, что они является ”этапом” в достижении целей уголовной ответственности. Таким образом, при достижении целей уголовной ответственности наказание является основным, а принудительные меры медицинского характера — дополнительным средством ее реализации. Признавая, что наказание направлено на достижение единственной цели — предупреждения преступлений, представляется, что целями принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц или улучшение их психического состояния. Выделение цели предупреждения преступлений в отношении принудительных мер медицинского характера является излишним.

Принудительные меры медицинского характера, применяемые к лицам, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, способствуют и достижению целей уголовного наказания. Поскольку указанные меры всегда применяются в совокупности с наказанием, достаточным является указание на цель предупреждения применительно к наказанию. Обоснованно указывается, что “достижение цели предупреждения новых преступлений со стороны лиц, совершивших преступление и страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, в большей мере применимо к наказанию, которое им может быть назначено наряду с применением принудительных мер медицинского характера”.19

Излечение означает выздоровление лица, то есть полное исчезновение психического расстройства. Это так называемая программа максимум, чего можно добиться с помощью принудительных мер медицинского характера. Термин “излечение” следует понимать более широко, чем выздоровление, так как понятие “принудительное лечение” включает в себя не только лечение как таковое, но и содержание в стационаре с определенным режимом, соответствующим характеру психического заболевания и степени общественной опасности лица. При этом больное лицо неспособно воспринимать реализуемое в отношении его воздействие вследствие утраты обратной связи.

Поскольку в результате лечения далеко не всегда удается достигнуть выздоровления или полного исчезновения психического расстройства, обоснованным является выделение такой цели, как улучшение психического состояния, под которым понимается своего рода “программа минимум” при проведении лечебных мероприятий.20 В этом случае психическое состояние лица изменяется таким образом, что оно становится неопасным для себя и общества, хотя и продолжает страдать тем или иным психическим расстройством.

Цель предупреждения совершения новых запрещенных законом деяний психически больными лицами не тождественна цели предупреждения совершения преступлений, имеющейся у наказания. Это связано с тем, что цель предупреждения преступлений адресована, с одной стороны, лицам, уже совершившим преступление (частная превенция), а с другой — неопределенному кругу лиц, которые могут совершить преступление (общая превенция). В обоих случаях предупредительная функция наказания направлена на всех вменяемых лиц, которые могут осознавать фактический характер своих действий (бездействия) и руководить ими. Что касается цели предупреждения в отношении психически больных лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 97 Уголовного кодекса РФ, то ее содержание не осознается невменяемыми лицами, в отношении которых самостоятельно применяется принудительная медицинская мера, не соединенная с наказанием. В данном случае правовая цель частного предупреждения общественно опасных деяний достигается в зависимости от достижения медицинских целей излечения или улучшения психического состояния.

Предупреждение новых общественно опасных деяний не следует понимать слишком узко. С одной стороны, это достижение такого состояния больного, при котором значительно снижается или исчезает вероятность совершения после отмены принудительной меры новых деяний, предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса РФ, а с другой — это и предупреждение возможности совершения таких деяний в настоящее время.

Таким образом, подводя итог рассмотрению целей принудительных мер медицинского характера, следует отметить, что установленные уголовным законом “иные меры уголовно-правового характера” применяются целенаправленно. Включение в Уголовный кодекс положений, раскрывающих цели принудительных мер медицинского характера, ставит их применение на принципиальную основу, облегчает практическое решение вопросов о назначении и прекращении их применения, позволяет снять противоречия между представителями различных учреждений и служб, принимающих участие в назначении, исполнении и прекращении этих мер.

Несмотря на то, что в соотношении с наказанием доля данных мер как средств, с помощью которых достигаются цели уголовной ответственности, несоизмеримо мала, их значение от этого не уменьшается. Необходимо четко разграничивать случаи, когда указанные меры выступают в качестве форм реализации уголовной ответственности либо в качестве самостоятельных форм государственного принуждения, не связанного с уголовной ответственностью. От решения данного вопроса напрямую зависит целевая направленность этих уголовно-правовых мер. При этом методологическая характеристика целей принудительных мер медицинского характера служит неотъемлемой частью характеристики категории цели в уголовном праве.

ГЛАВА 3. ВИДЫ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР И ИХ ПРИМЕНЕНИЕ

3.1 Виды принудительных мер медицинского характера

При рассмотрении в судебном заседании дела в порядке производства по применению принудительных мер медицинского характера суд решает, установлено ли у данного лица расстройство душевной деятельности, т.е. является ли он душевнобольным. Если к этому моменту лицо выздоровело или у него наблюдается улучшение состояния, то суд прекращает дело или направляет для дальнейшего расследования и разрешения в общем порядке. Дело прекращается также при таком прогрессировании душевной болезни, когда из-за нарастающего распада личности больной стал малоактивным, опустошенным, резко слабоумным, в результате чего перестал представлять опасность для общества. Применение при указанных условиях принудительных мер медицинского характера бесцельно.

Установив наличие душевного расстройства и необходимость его лечения, суд рассматривает вопрос, в каком порядке должно проводиться лечение — в общем или принудительном. Разрешение этого коренного вопроса в отношении невменяемых зависит от психического состояния лица, поскольку принудительные меры медицинского характера могут быть лишь тогда применены к невменяемому, когда он по своему психическому состоянию представляет опасность для окружающих либо для себя, либо установлена вероятность совершения им нового общественно опасного деяния. Отсутствие этих условий исключает возможность применения к невменяемому указанных мер независимо от характера и тяжести содеянного. Например, не следует применять принудительные меры медицинского характера к лицу, совершившему общественно опасное деяние в состоянии кратковременного, исключающего вменяемость расстройства психики, если это лицо затем полностью выздоровело (в частности, при патологическом опьянении).

По отношению к  вменяемому лицу, заболевшему душевным расстройством после совершения преступления, при решении вопроса о применении или неприменении к нему принудительной меры медицинского характера суд одновременно учитывает и его психическое состояние, и характер, и тяжесть содеянного. Факт совершения тяжкого или значительного по тяжести преступления сам по себе свидетельствует о большой общественной опасности преступника и предрешает применение к нему указанной меры, поскольку признано необходимым лечение его душевного расстройства.

“Общественная опасность действия, совершенного психически больным, определяется характером действия, последствиями, способом совершения, средствами, орудиями, которые были использованы”.21 “Признав необходимым назначить душевнобольному принудительную меру медицинского характера, суд избирает ее вид в зависимости от степени общественной опасности данного лица, представляющей собой совокупность: а) психического состояния больного к моменту судебного рассмотрения дела и б) характера и тяжести совершенного общественно опасного деяния (преступления)”.22

Действующее законодательство устанавливает четыре вида принудительных мер медицинского характера:

1) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра — данный вид назначается в том случае, если лицо необязательно помещать в психиатрический стационар;

2) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа назначается лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения;

3) принудительное лечение в стационаре специализированного типа назначается лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения;

4) принудительное лечение в стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением назначается лицу, которое по психическому состоянию представляет опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения.

В историко-правовом аспекте следует уточнить, что Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. (ст.58) предусматривал две принудительные меры медицинского характера: помещение в больницы общего и специального типа, причем первые находились в ведении Министерства здравоохранения, а вторые – Министерства внутренних дел. С 1988 г. предусматривался и третий вид принудительных мер – принудительное лечение в психиатрической больнице с усиленным наблюдением.

В ст. 99 Уголовного кодекса РФ дан исчерпывающий перечень видов принудительных мер медицинского характера. Следует согласится с мнением Н.И. Пикурова, что выбор перечисленных видов принудительного лечения определяет характер ограничений прав и свобод личности – от минимальных при амбулаторном наблюдении до принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением, что связано с существенным ограничением прав и свобод.23

Общее основание для принудительных мер медицинского характера – “опасность для себя или других лиц”, возможность причинения “этими лицами иного существенного вреда”. Применительно к каждому виду принудительных мер медицинского характера это основание имеет свою степень выраженности, т. е. критерием выбора судом вида принудительной меры медицинского характера является психическое состояние больного.

Законность и обоснованность выбора судом вида принудительной меры медицинского характера обеспечивается обязательностью проведения по делу предварительного следствия и судебного разбирательства с учетом предусмотренных процессуальным законом особенностей.       

3.2 Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра

Критерием выбора судом вида принудительной меры медицинского характера, из указанных в ст. 99 УК РФ, является психическое состояние больного, определяющее его опасность для себя и для других лиц, возможность повторного совершения общественно опасных поступков.

Законность и обоснованность выбора судом вида принудительного лечения обеспечивается обязательностью проведения по делу предварительного следствия и судебного разбирательства с учетом предусмотренных УПК РФ особенностей. Весьма важное значение имеет и заключение судебно-психиатрической экспертизы о психическом состоянии лица и прогнозе его поведения. Однако заключение судебно-психиатрической экспертизы не является для суда обязательным и учитывается им в совокупности с другими собранными по делу доказательствами.24

Действующий Уголовный кодекс РФ впервые предусматривает принудительную меру медицинского характера, не связанную с помещением лица в стационарное психиатрическое учреждение, – амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

Предложения о введении такой меры неоднократно высказывались в юридической и судебно-психиатрической литературе.

Определенный положительный опыт применения данной меры накоплен зарубежными странами (например, ФРГ), где эти меры обычно применяются в качестве заключительного этапа стационарного принудительного лечения.

В соответствии со ст. 100 Уголовного кодкса РФ амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено при наличии оснований для применения принудительных мер медицинского характера, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар.

Принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра назначается:

а) страдающим хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным расстройством психики, признанным судом невменяемыми, прошедшим курс стационарного принудительного лечения с положительной динамикой процесса, нуждающимся в продолжении психиатрического наблюдения и лечения с целью профилактики обострения;

б) страдающим хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным расстройством психики, признанным судом невменяемыми, не прошедшим курс стационарного принудительного лечения;

в) лицам, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которым назначено наказание, связанное с лишением свободы;

г) лицам, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которым назначено наказание, не связанное с лишением свободы.

Ранее, в соответствии с Уголовным кодексом РФ в редакции 1996 г., принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра назначалось также и лицам, страдающим алкоголизмом и наркоманией, которым назначено наказание связанное и не связанное с лишением свободы.

Решая вопрос о применении указанной меры, суд, используя данные заключения судебно-психиатрической экспертизы, должен прийти к выводу о том, что лицо по своему психическому состоянию и характеру совершенного деяния не представляет опасности для общества, в силу чего амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра будет достаточно для осуществления целей принудительного лечения данного лица. Суд также обязан установить, что больной в состоянии самостоятельно или с помощью родственников удовлетворить свои основные жизненные потребности.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть применено, в частности, к лицам, свободным относительно правильно оценивать свое психическое состояние, соблюдать назначенный режим, не требующим постоянного контроля со стороны медицинских работников. Этим требованиям в клиническом отношении соответствуют, например, лица, совершившие общественно опасное деяние в состоянии временного расстройства психической деятельности, которое закончилось ко времени производства по делу и не имеет отчетливой тенденции к повторению.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра предполагает регулярное наблюдение лица врачом учреждения, осуществляющего амбулаторную психиатрическую помощь по месту жительства больного или по месту отбывания наказания.

Регулярное наблюдение осуществляется посредством периодического осмотра лица врачом-психиатром, выполнения необходимых лечебных назначений и оказания социальной помощи. Если амбулаторное наблюдение не связано с исполнением наказания в виде лишения свободы, оно имеет несомненное преимущество по сравнению с принудительным лечением в стационаре, т.к. дает возможность сохранить привычный для больного образ жизни.

В случае изменения психического состояния лица, требующего его стационарного лечения, судом по представлению комиссии психиатров может быть изменен вид этой принудительной меры на принудительное лечение в стационаре.

3.3 Принудительное лечение в психиатрическом стационаре

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть назначено лицу при наличии основании применения принудительных мер медицинского характера, если психическое расстройство лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут осуществляться только в психиатрическом стационаре (ч. 1 ст. 101 УК РФ).

Для назначения принудительного лечения в психиатрическом стационаре, помимо наличия оснований, предусмотренных ст. 97 Уголовного кодекса РФ, суд должен установить, что данное лицо нуждается именно в стационарном  психиатрическом лечении. Это означает, что характер психического расстройства лица, в частности, обусловленные этим расстройством нарушения поведения, а также неблагоприятное течение этого расстройства не позволяет обеспечить лечение этого лица, уход за ним, его содержание и наблюдение в иных условиях, кроме стационарных. Необходимость именно в стационарном психиатрическом лечении возникает тогда, когда характер и тяжесть психического расстройства сочетается с опасностью психически больного для себя или окружающих либо возможностью применения им иного существенного вреда и исключает проведение амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра как принудительную меру медицинского характера.

Характер психического расстройства и нуждаемость в стационарном принудительном лечении должны быть установлены судом на основании заключения экспертов-психиатров, в котором указывается какой вид принудительных мер медицинского характера и почему рекомендуется данному лицу. При выборе рекомендуемой для назначения судом принудительной меры экспертные психиатрические комиссии основываются на общем принципе необходимости и достаточности этой меры для предотвращения новых общественно опасных деяний со стороны психически больного лица, а также проведение необходимых именно для него лечебно-реабилитационных мероприятий.

Назначение принудительных мер медицинского характера является исключительной компетенцией суда, и заключение экспертов-психиатров оценивается в совокупности со всеми обстоятельствами дела.

Принимая решение, суд вправе не согласится с рекомендациями экспертов-психиатров по конкретному делу о виде принудительной меры медицинского характера, которую они считают целесообразным применить к данному лицу. В этих случаях суд, исходя их общих правил уголовного судопроизводства, приводит в постановлении мотивы, по которым он отверг выводы экспертов-психиатров.

На основании оценки психического состояния лица, характера его психического расстройства и совершенного им деяния и учитывая заключение судебно-психиатрической экспертизы, суд принимает решение о назначении конкретной принудительной меры медицинского характера и при выборе стационарного принудительного лечения указывает, в стационар какого типа следует направить данное лицо.

Действующее законодательство предусматривает три варианта проведения принудительного лечения в психиатрических стационарах:

1) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

2) принудительное лечение в стационаре специализированного типа;

3) принудительное лечение в стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Условия лечения и определение методов наблюдения в психиатрических стационарах устанавливаются Министерством здравоохранения РФ. К лицам, которым назначено принудительное лечение, применяются те же методы диагностики, лечения, профилактики, а также все необходимые меры социальной реабилитации, которые применяются к любым лицам, страдающим психическими расстройствами, с соответствующим диагнозом заболевания.

Вопрос о выборе типа стационара, необходимого в каждом конкретном случае, решается судом с учетом критерия обеспечения безопасности госпитализированного лица и других лиц, при соблюдении его прав и законных интересов. Психиатрический стационар специализированного типа и психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением предназначен только для проведения принудительных мер медицинского характера. Психиатрический стационар общего типа оказывает квалификационную и специализированную помощь в принудительном, недобровольном и добровольном порядке.

Определяя тип психиатрического стационара, суд учитывает психическое состояние душевнобольного и характер совершенного им общественно опасного деяния, принимает во внимание, какие условия больничного содержания могут быть наиболее эффективными для излечения больного и защиты общества от его опасного поведения, связанного с психическим заболеванием.

Принудительное помещение в психиатрическую больницу общего типа может быть назначено судом в отношении душевнобольного, который с учетом психического состояния и характера совершенного общественно опасного деяния нуждается в больничном содержании и лечении в принудительном порядке, но не требует интенсивного наблюдения.

Необходимость принудительного лечения здесь обусловлена тем, что при относительной быстроте выведения пациента из психотического состояния с помощью медикаментозного лечения все же сохраняется вероятность совершения им повторного общественно опасного деяния либо у больного отсутствует критическое отношение к своему состоянию.

Психиатрические больницы общего типа состоят в ведении Министерства здравоохранения РФ и обслуживают население области (города). В этих больницах находятся на излечении больные, помещенные туда в общем порядке органами здравоохранения, а также по постановлениям суда о применении принудительных мер медицинского характера, причем режим содержания для тех и других лиц фактически одинаков. Различие состоит в том, что больные, находящиеся в больнице по постановлению суда, не могут быть выписаны без решения суда об отмене назначенной принудительной меры медицинского характера.

Надзор за больными здесь осуществляет медицинский персонал больницы. Для больных создаются условия приближенные к домашней обстановке, организуется культурный досуг, производится трудотерапия и учебно-производственные мероприятия.

В психиатрический стационар специализированного типа помещаются душевнобольные, представляющие по своему психическому состоянию и характеру совершенного ими общественно опасного деяния опасность для общества.

Помещение в стационар специализированного типа возможно при следующих сочетаниях психического состояния лица и характера совершенного им деяния:

1) лицо по характеру душевного расстройства представляет большую опасность для окружающих, и совершенное им общественно опасное деяние согласно закону является тяжким;

2) лицо совершившее общественно опасное деяние, не относящееся законом к тяжким, однако по характеру душевного расстройства больной представляет большую (особую) опасность для окружающих;

3) лицо по своему психическому состоянию не представляет большой опасности для окружающих, однако нуждается в больничном содержании и лечении в принудительном порядке, а характер совершенного тяжкого общественно опасного деяния требует содержания лица в условиях усиленного надзора.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа назначается лицу, которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения. В такие больницы попадают пациенты, совершившие общественно опасные деяния и представляющие значительную опасность из-за склонности к совершению новых деяний.  

Организация и структура психиатрических стационаров специализированного типа отличается от психиатрических стационаров общего типа. Помимо медицинского надзора здесь осуществляется внутренняя и внешняя охрана специальным контролерским составом. Обеспечивая условия благоприятствующие лечению, больничный режим, уход и наблюдение за психически больными, предпринимаются меры для исключения возможности совершения нового общественно опасного деяния, побегов.

В психиатрических больницах специализированного типа также используется трудовая терапия, организуются спортивные занятия, культурные мероприятия. Исходя из психического состояния больных, им разрешается свидание с родственниками, переписка, получение продуктовых и денежных передач.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую повышенную опасность для себя или окружающих.

Психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением – самостоятельное лечебное учреждение федерального подчинения. Всего их семь, причем все они располагаются на территории европейской части страны. Каждый из них обслуживает территорию нескольких субъектов Российской Федерации. Особенности деятельности этих учреждений в том, что здесь находятся лица с психическими расстройствами, обусловливающими особую опасность, ярко выраженную агрессивность по отношению к себе и окружающим.

Соблюдение режима обеспечивается специально подготовленным медицинским персоналом, возможность побега предупреждается силами службы обеспечения безопасности психиатрических стационаров. В этих стационарах создаются условия для максимально безопасных условий содержания пациентов. Не только наружная охрана таких стационаров, но и надзор за поведением пациентов внутри отделений осуществляется силами органов внутренних дел. Лечебная работа организуется медицинским персоналом.   

Наиболее часто в больницы специализированного типа помещаются больные шизофренией, которыми, по данным статистики, больше всего совершается тяжких общественно опасных деяний, а также больные, склонные к систематическим повторным общественно опасным деяниям и грубым нарушениям больничного режима (нападение на персонал, побеги и т.п.).

В целях предотвращения социальной дезадаптации психически больных принудительное лечение в стационарах общего типа и в специализированных стационарах проводится по месту жительства пациентов либо их родственников. Что же касается специализированных стационаров с интенсивным наблюдением, то особенности этих учреждений и требования к режиму содержания пациентов не позволяют организовать принудительное лечение в соответствии с названным принципом, и зачастую пациенты таких лечебных учреждений находятся на принудительном лечении в значительном удалении от дома.

Срок принудительного лечения не устанавливается при его назначении. Такое лечение продолжается до выздоровления лица, страдающего психическим расстройством, либо до такого изменения его психического состояния, при котором отпадает необходимость в принудительном лечении. Если психическое состояние лица изменяется и возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера (как менее, так и более строгой), то первоначально назначенный вид принудительного лечения может быть изменен.

Как отмена, так и изменение стационарных принудительных мер осуществляется судом по представлению администрации психиатрического стационара, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

3.4 Принудительное лечение, соединенное с исполнением наказания

Согласно ч. 2 ст. 99 Уголовного кодекса РФ, лицам, осужденным за преступления совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Такие принудительные меры медицинского характера исполняются по месту отбытия лишения свободы. В отношении осужденных к другим видам наказания принудительные меры медицинского характера исполняются в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь. Если суд постановляет считать назначенное наказание условным, назначает лицу принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра, то это лицо направляется под наблюдение психиатра, осуществляющего психиатрическую помощь по месту жительства.

Принудительное лечение ограничено вменяемых применяется судом как мера медицинского характера наряду с наказанием. Наказание преследует цель исправление осужденного ограничено вменяемого, а принудительное лечение заключается в излечении от психической болезни. Поэтому без их излечения либо улучшения психического состояния цели наказания не будут достигнуты в полной мере.

Определенной спецификой отличаются принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания. Они применяются к лицам, совершившим преступление в состоянии вменяемости, но страдающим психическими аномалиями и признанным ограниченно вменяемыми. Указанные лица могут быть осуждены к лишению свободы или к мерам наказания, не связанным с лишением свободы, например, к исправительным работам, ограничению свободы.

Принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания, назначаются судом в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра, поскольку помещение в психиатрический стационар исключает возможность исполнения наказания.

При отбывании наказания в виде лишения свободы исполнение принудительных мер медицинского характера возлагается на администрацию и медицинскую службу исправительного учреждения. В уголовно-исполнительной системе для этих целей организуются лечебно-профилактические учреждения, медицинские части и лечебные исправительные учреждения для лечения осужденных, больных алкоголизмом и наркоманией (ст. 101 УИК РФ).

Принудительное лечение при исполнении наказаний, не связанных с лишением свободы, возлагается на медицинские учреждения органов здравоохранения, оказывающие амбулаторную психиатрическую или наркологическую помощь по месту жительства (психоневрологические или наркологические диспансеры, отделения, кабинеты поликлиники).

Поскольку в соответствии с Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" к этим лицам не применяются недобровольные меры психиатрической помощи, выполнение назначенного им амбулаторного режима лечения не может обеспечиваться медицинскими работниками. Эта обязанность должна выполняться органами, на которые возложено исполнение наказания, и регулироваться нормами уголовно-исполнительного законодательства, которые в настоящее время отсутствуют.

При изменении психического состояния осужденного, требующего стационарного лечения, помещение осужденного в психиатрический стационар или иное лечебное учреждение производится в порядке и по основаниям, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

При отпадении необходимости дальнейшего лечения осужденного в указанных учреждениях он выписывается. Время пребывания в этих лечебных учреждениях засчитывается в срок отбытия наказания.

Из текста ч. 2 и 3 ст. 104 Уголовного кодекса РФ следует, что такое стационарное лечение уже не носит характера принудительной меры, а осуществляется по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации о здравоохранении, в обычном порядке. Осужденные к наказанию, связанному с лишением свободы, помещаются в таких случаях в стационарные лечебные учреждения мест лишения свободы. При этом срок отбывания наказания не прерывается. Госпитализация осужденных к наказанию, не связанному с лишением свободы (обязательные работы, исправительные работы, ограничения по военной службе, ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части), осуществляется соответственно в психиатрические или наркологические стационары органов управления здравоохранением. Время пребывания в стационаре засчитывается в срок таких наказаний.

Прекращение применения принудительных мер медицинского характера, соединенных с исполнением наказания, производится судом по представлению органов, исполняющих наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров или врачей-наркологов. Изменение данной принудительной меры не производится. Продление ее применения судом Уголовным кодексом Российской Федерации не предусмотрено.

Окончание исполнения наказания, с которым соединено принудительное лечение, не влечет автоматического прекращения принудительного лечения, назначенного в соответствии со ст. 104 Уголовного кодекса РФ. Для такого прекращения необходимо отпадение оснований его назначения.

ГЛАВА 4. ПРОИЗВОДСТВО ПО ПРИМЕНЕНИЮ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА И ПРОБЛЕМЫ ЕГО ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ

4.1 Предварительное расследование

Возбуждение уголовного дела в случаях, когда деяние, запрещенное уголовным законом, совершено невменяемым, производится по общим правилам, установленным статьями 140-149 УПК РФ.

Отказ от возбуждения уголовного дела по мотивам невменяемости лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние, недопустим, поскольку вывод о невменяемости может быть сделан только судом на основании материалов уголовного дела, включая заключение эксперта по результатам судебно-психиатрической экспертизы и другие доказательства.

Согласно ст. 433 УПК РФ производство о применении принудительных мер медицинского характера, указанных в пунктах “б” – “г” части первой статьи 99 Уголовного кодекса РФ, осуществляется в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.

Принудительные меры медицинского характера назначаются и в случае, когда психическое расстройство лица связано с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

Расследование дел данной категории проводится только путем проведения предварительного следствия, которое позволяет наиболее полно обеспечить защиту прав и интересов душевнобольных лиц.

Если дело было возбуждено органом дознания, а затем в ходе дознания установлены фактические данные, указывающие на наличие душевного заболевания лица, по поводу запрещенного уголовным законом деяния которого было возбуждено дело, дело незамедлительно передается следователю.

При наличии признаков преступления, по которым производство предварительного следствия обязательно, даже если имеются данные, свидетельствующие о совершении запрещенного уголовным законом деяния невменяемым лицом, орган дознания вправе возбудить уголовное дело, провести по нему неотложные следственные действия в целях установления и закрепления следов преступления, а затем передать его следователю.

Если вопрос о невменяемости впервые возник в ходе судебного разбирательства, например, по делу частного обвинения или по делу, расследованному в форме дознания, суд должен направить его прокурору для производства предварительного следствия.

Согласно ст. 434 УПК РФ при производстве предварительного следствия должны быть выяснены следующие обстоятельства:

1) время, место, способ и другие обстоятельства совершенного деяния;

2) совершено ли деяние, запрещенное уголовным законом, данным лицом;

3) характер и размер вреда, причиненного деянием;

4) наличие у данного лица психических расстройств в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент совершения деяния, запрещенного уголовным законом, или во время производства по уголовному делу;

5) связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

Лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, не может быть привлечено к уголовной ответственности. Поэтому в отношении него не ставится вопрос о доказывании его виновности в совершении преступления, мотивов преступления, обстоятельств, влияющих на степень и характер его ответственности. В этом случае необходимо лишь достоверно выяснить, что общественно опасное деяние совершено данным лицом.

Если в ходе предварительного расследования по уголовному делу о преступлении, совершенном в соучастии, будет установлено, что кто-либо из соучастников совершил деяние в состоянии невменяемости, или у кого-либо из соучастников психическое расстройство наступило после совершения преступления, то уголовное дело в отношении его может быть выделено в отдельное производство в порядке, установленном статьей 154 УПК РФ.

В отношении лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления, подлежат доказыванию все обстоятельства, указанные как в ст. 434 УПК РФ, так и в ст. 73 УПК РФ:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Их выяснение необходимо, поскольку после выздоровления такое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности.

В число обстоятельств, подлежащих установлению по делам данной категории, должны быть включены причины и условия, способствовавшие совершению общественно опасного деяния.

По этим делам обязательно проведение судебно-психиатрической экспертизы.

Согласно ч. 4 ст. 434 УПК РФ направление лица на судебно-психиатрическую экспертизу допускается лишь при наличии достаточных данных, указывающих, что именно это лицо совершило запрещенное уголовным законом деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование.

Для решения вопроса о степени расстройства волевой сферы лица, непосредственно влияющей на его психическое состояние, в состав экспертной комиссии следует включать эксперта-психолога. Недостаточная исследованность психического состояния лица в момент совершения общественно опасного деяния является основанием для отмены судебного решения по делу.

Назначать производство судебно-психиатрической экспертизы целесообразно, как правило, после установления факта совершения запрещенное уголовным законом деяния данным лицом.

 При установлении факта психического заболевания у лица, к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей, по ходатайству прокурора суд в порядке, установленном ст. 108 УПК РФ, принимает решение о переводе данного лица в психиатрический стационар.

Помещение лица, не содержащегося под стражей, в психиатрический стационар производится судом в порядке, установленном ст. 203 УПК РФ.

Если в силу психического состояния производство следственных действий с участием лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние, является невозможным, следователь составляет об этом протокол. Невозможность участия такого лица в производстве следственных действий должна быть подтверждена заключением эксперта или официальной справкой соответствующего медицинского учреждения.

Вместе с тем полностью исключать данное лицо из процесса расследования нельзя. Оно может быть привлечено (с учетом состояния здоровья) к участию в проведении отдельных следственных действий, не требующих от него личной активной деятельности (например, при предъявлении для опознания, освидетельствования, при изъятии образцов для сравнительного исследования и т.п.). Производство следственных действий с участием душевнобольного лица возможно с учетом заключения врача-специалиста по этому поводу. При производстве следственных действий, к которым привлекается данное лицо, обязательно участие защитника.

Признание лица невменяемым или заболевшим психическим расстройством после совершения преступления отражается на реализации прав и обязанностей другими участниками процесса. Например, заявленный гражданский иск о возмещении материального ущерба, причиненного действиями душевнобольного, не может быть рассмотрен в данном деле, а подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно ст. 438 УПК РФ по делам лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяния в состоянии невменяемости, а также лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступления, участие защитника является обязательным.

Защитник допускается к участию в деле с момента вынесения постановления о назначении, в отношении лица, судебно-психиатрической экспертизы, если защитник ранее не участвовал в данном уголовном деле.

Защитник с момента допуска к участию в деле должен иметь возможность ознакомиться с протоколами следственных действий, которые были проведены с подзащитным без его участия. В дальнейшем он участвует во всех процессуальных действиях, которые производятся с участием лица, интересы которого он защищает.

По окончании предварительного следствия, согласно ст. 439 УПК РФ, следователь выносит постановление:

 1) о прекращении уголовного дела – по основаниям, предусмотренным статьями 24 и 27 УПК РФ, а также в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда;

 2) о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.

О прекращении уголовного дела или направлении его в суд следователь уведомляет законного представителя и защитника, а также потерпевшего и разъясняет им право знакомиться с материалами уголовного дела. Ознакомление с уголовным делом, заявление и разрешение ходатайств о дополнении предварительного следствия производятся в порядке, установленном статьями 216-219 УПК РФ.

Постановление следователя о прекращении дела производством, как и постановление о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера к лицу, совершившему запрещенное уголовным законом деяние, должно быть мотивированным. В нем излагаются обстоятельства дела, установленные следствием, приведен анализ собранных доказательств и обоснование принятого решения. Как и любое иное постановление, оно должно состоять из трех частей – вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной.

В постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера излагаются:

1) обстоятельства, указанные в ст. 434 УПК РФ и установленные по данному уголовному делу;

2) основание для применения принудительной меры медицинского характера;

3) доводы защитника и других лиц, оспаривающих основание для  применения принудительной меры медицинского характера, если они были высказаны.

Копия постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера вручается защитнику и законному представителю.

Постановление вместе с делом направляется прокурору, который при согласии с постановлением передает дело в суд, а при несогласии возвращает дело для производства дополнительного расследования. При отсутствии оснований для применения принудительных мер медицинского характера прокурор прекращает дело (п. 5 ч.3 ст. 439 УПК РФ).

Прекращение уголовного дела в отношении лица, у которого наступило психическое расстройство после совершения преступления, допустимо, если оно выздоровело и может нести уголовную ответственность за содеянное.

4.2 Судебное разбирательство

Получив от прокурора дело, судья районного суда знакомится с ним в целях проверки собранных материалов. Обязательно проверяется: подсудность дела данному суду; наличие в действиях лица общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом; проведены ли полностью необходимые следственные действия; нет ли обстоятельств, влекущих прекращение дела.

Судья, получив от прокурора дело о применении принудительной меры медицинского характера, назначает его к рассмотрению в судебном заседании в порядке, установленном главой 33 УПК РФ. При этом он извещает прокурора, защитника и законных представителей лица, совершившего общественно опасное деяние, и вызывает потерпевших, свидетелей.

Судья вправе сделать распоряжение о вызове в судебное заседание лица, о котором рассматривается дело, если этому не препятствует характер его заболевания. Если лицо не может давать показания, участвовать в исследовании доказательств либо представляет опасность для окружающих, нет необходимости вызывать его в судебное заседание.

Принятию такого решения должна предшествовать консультация с врачом-психиатром, а иногда и медицинское обследование душевнобольного.

Судебное следствие начинается с изложения прокурором доводов о необходимости применения к лицу, которое признано невменяемым или у которого наступило психическое расстройство, принудительной меры медицинского характера. Исследование доказательств и прения сторон проводятся в соответствии со статьями 274 и 292 УПК РФ.

В ходе судебного разбирательства по уголовному делу, согласно ст. 442 УПК РФ, должны быть исследованы и разрешены следующие вопросы:

1) имело ли место деяние, запрещенное уголовным законом;

2) совершило ли деяние лицо, в отношении которого рассматривается данное уголовное дело;

3) совершено ли деяние лицом в состоянии невменяемости;

4) наступило ли у данного лица после совершения преступления психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение;

5) представляет ли психическое расстройство лица опасность для него или других лиц либо возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда;

6) подлежит ли применению принудительная мера медицинского характера и какая именно.

Интересы душевнобольного лица в судебном заседании представляют законные представители и защитник.

Законный представитель лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, привлекается к участию в уголовном деле на основании постановления следователя, прокурора либо суда. При отсутствии близкого родственника законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства.

Судья обязан предоставить законному представителю возможность знакомиться с материалами дела, участвовать в исследовании доказательств, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, обжаловать судебные решения. При необходимости в судебном заседании законный представитель может быть допрошен в качестве свидетеля.

В производстве о применении принудительных мер медицинского характера участие защитника является обязательным с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы, если защитник ранее не участвовал в данном уголовном деле.

В судебном заседании должны быть проверены доказательства, устанавливающие или опровергающие совершение данным лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, заслушано заключение экспертов о психическом состоянии обвиняемого и проверены другие обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

Вопрос о применении принудительных мер медицинского характера решается в судебном заседании с вызовом потерпевших, свидетелей и экспертов. При их неявке в судебное заседание вопрос о возможности отложения рассмотрения дела разрешается судом.

Акт судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости, как и иные доказательства, подлежит оценке судом. Суд оценивает также рекомендации экспертов-психиатров о применении к невменяемому принудительной меры медицинского характера.

При судебном разбирательстве о применении принудительных мер медицинского характера слово лицу, в отношении которого рассматривается дело, если оно было вызвано в судебное заседание и заслушано судом, как правило, не предоставляется.

По окончании судебного следствия суд заслушивает мнение прокурора и защитника по вопросам: имело ли место общественно опасное деяние, совершено ли оно данным лицом, вменяемо оно или нет, является ли оно общественно опасным, необходимо ли применить к нему принудительную меру медицинского характера, какую именно.

Согласно ст. 443 УПК РФ суд разрешает дело своим постановлением.

Признав доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости, или что, у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, суд выносит постановление в соответствии со статьями 21 и 81 Уголовного кодекса РФ об освобождении этого лица от уголовной ответственности и о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Назначая принудительную меру медицинского характера, суд избирает ее вид в зависимости от душевного заболевания лица, характера и степени общественной опасности совершенного им деяния.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психического расстройства, не исключающих их вменяемости, и если указанные лица по своему психическому состоянию не нуждаются в помещении в психиатрический стационар.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть назначено, если характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания  и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре. Принудительное лечение может осуществляться в психиатрических стационарах трех видов: общего типа; специализированного типа; специализированного типа с интенсивным наблюдением. Определяемый тип психиатрического стационара зависит от характера наблюдения, который должен быть установлен в отношении лица, страдающего психическим расстройством. Определение больницы, где лицо должно проходить лечение, входит в компетенцию органов здравоохранения.

Если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера. Одновременно суд решает вопрос об отмене меры пресечения.

Суд при наличии оснований, предусмотренных статьями 24-28 УПК РФ, выносит постановление о прекращении уголовного дела независимо от наличия и характера заболевания лица.

При прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным частями 2 и 3 ст. 443 УПК РФ, копия постановления суда в течение 5 суток направляется в орган здравоохранения для решения вопроса о лечении или направлении лица, нуждающегося в психиатрической помощи, в психиатрический стационар.

Признав, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено или что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания, суд своим постановлением возвращает уголовное дело прокурору в соответствии со статьей 237 УПК РФ.

В случае совершения несколькими лицами общественно опасного деяния суд вправе одновременно рассмотреть вопрос о виновности одних и о вынесении определения о применении принудительных мер медицинского характера в отношении других, совершивших указанное деяние в состоянии невменяемости или заболевших психическим расстройством после совершения преступления.

В постановлении обосновывается и мотивируется доказанность совершения лицом деяния, запрещенное уголовным законом, медицинский и юридический критерии невменяемости, избрание соответствующего вида принудительной меры медицинского характера.

Кроме указанных в ст. 442 УПК РФ вопросов, в зависимости от обстоятельств дела, суд разрешает и ряд других вопросов: о судьбе вещественных доказательств; об оплате труда адвоката, участвующего в деле по назначению; о мерах попечения о детях; об охране имущества лица, к которому применена принудительная мера медицинского характера и др.

4.3 Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера

Согласно ст. 445 УПК РФ по подтвержденному медицинским заключением ходатайству администрации психиатрического стационара, а также по ходатайству законного представителя лица, признанного невменяемым, и его защитника суд прекращает, изменяет или продлевает применение к данному лицу принудительной меры медицинского характера.

Основанием для продления принудительных мер медицинского характера является отсутствие оснований для прекращения применения или изменения принудительных мер медицинского характера. Первое продление принудительных мер медицинского характера может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, а последующее – ежегодно. Для этого администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения (ч.2. ст. 102 УК РФ).

Врачам необходимо установить состояние больного на момент освидетельствования и дать прогноз его психического состояния на будущее. При отсутствии данных, говорящих о стойкости его безопасного состояния, врачи рекомендуют продлить применение принудительных мер медицинского характера.

Для прекращения принудительного лечения необходимо, как указано в ч. 3 ст. 102 Уголовного кодекса РФ, чтобы отпала необходимость в применении ранее назначенной меры. То есть должно отсутствовать психическое расстройство, связанное с возможностью причинения иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст. 97 УК РФ). Больной в клиническом отношении должен быть здоров. Но такое встречается сравнительно редко.

Гораздо чаще имеет место не полное выздоровление, а такое изменение психики в результате лечения, при котором отпадает необходимость в дальнейшем применении принудительных мер медицинского характера. Улучшение здоровья должно сопровождаться снижением потенциальной опасности лица. Во всех случаях, если есть основания расценивать происшедшие изменения как достаточно стойкие, ставится вопрос об отмене принудительных мер.

Для изменения принудительных мер медицинского характера необходимо, чтобы не только отпала необходимость в применении ранее назначенной меры, но и возникла необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера. Чаще всего это происходит в результате улучшения состояния больного в результате лечения и восстановительных мероприятий. Если такое состояние оказывается длительным и требует иных условий содержания, можно изменить принудительные меры медицинского характера.

Вопросы о прекращении, об изменении или о продлении применения принудительной меры медицинского характера рассматриваются судом, вынесшим постановление о ее применении, или судом по месту применения этой меры с обязательным участием прокурора (ч. 2 ст. 445 УПК РФ).

Отмена принудительной меры медицинского характера означает прекращение ее применения. Изменение принудительной меры медицинского характера заключается в направлении лица из психиатрического стационара одного типа в психиатрический стационар другого типа (как с менее строгим, так и с более строгим режимом наблюдения).

Изменение или прекращение принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера. Поскольку состояние больного во время принудительного лечения может измениться как в лучшую, так и в худшую сторону, то допускается изменение мер медицинского характера на более мягкие или более строгие. Основанием для прекращения любой принудительной меры медицинского характера является выздоровление лица, т. е. отсутствие общих оснований для применения принудительного лечения, указанных в ч. 2 ст. 97 Уголовного кодекса РФ.

В случае прекращения применения принудительных мер медицинского характера в психиатрическом стационаре суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находящегося на принудительном лечении, органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психиатрическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Поводом для рассмотрения вопроса об отмене принудительной меры медицинского характера может быть: представление администрации стационара, где находится на излечении больной, ходатайство близкого родственника больного, иного законного представителя, защитника.

Кроме прокурора, в судебном заседании обязательно участие защитника. Неявка других лиц не препятствует рассмотрению уголовного дела. Также вызывается лицо, возбудившее ходатайство об отмене или изменении принудительной меры медицинского характера и представитель медицинского учреждения, где находится на излечении лицо, о котором рассматривается дело. Само лицо может быть вызвано, если  болезненное состояние не препятствует участию в заседании.

В судебном заседании исследуются ходатайство, медицинское заключение, выслушивается мнение лиц, участвующих в судебном заседании. Если медицинское заключение вызывает сомнение, то суд по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе может назначить судебную экспертизу, истребовать дополнительные документы, а также допросить лицо, в отношении которого решается вопрос о прекращении, об изменении или о продлении применения принудительной меры медицинского характера, если это возможно по его психическому состоянию.

Рассматривая вопрос об отмене или изменении принудительной меры медицинского характера, суд проверяет обоснованность представления администрации медицинского учреждения или возбужденного ходатайства, выясняет результаты проведенного лечения и условия, в которых лицо будет находиться после отмены принудительной меры медицинского характера, а также необходимость дальнейшего медицинского наблюдения и лечения.

О прекращении, об изменении или о продлении, а равно об отказе в прекращении, изменении или продлении применения принудительной меры медицинского характера суд в совещательной комнате выносит постановление и оглашает его в судебном заседании.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

История возникновения, формирования и развития института принудительных мер медицинского характера свидетельствует о том, что нормы уголовного законодательства, регламентирующие принудительное лечение лиц, совершивших общественно опасные и преступные деяния, имеют глубокие исторические и генетические корни в отечественном законодательстве. В главе 1 показано, что первые нормы о призрении душевнобольных, совершивших преступления, появились задолго до создания кодифицированных уголовно-правовых актов. В дальнейшем произошло их закрепление в рамках уголовного законодательства, а затем структурное обособление и развитие в уголовных актах.

В главе 2 “Основания и цели применения принудительных мер” изложены сведения об основаниях применения принудительных мер медицинского характера и целях их применения. При этом показано, что принудительные меры медицинского характера, применяемые к лицам, совершившим деяния, запрещенные Уголовным кодексом РФ, являются одним из видов психиатрической помощи, предусмотренных Законом РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”.   

Принудительное лечение – это особый вид государственного принуждения, особая мера социальной защиты общества от действий лиц, страдающих психическими расстройствами.

Основаниями для применения принудительных мер медицинского характера могут быть: совершение лицом деяния, предусмотренные особенной частью Уголовного кодекса РФ в состоянии невменяемости; в случае последующего психического расстройства лица, совершившего указанное деяние; совершившим преступление и страдающим психическим расстройством, не исключающими вменяемости; совершившим преступление и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании.

Принудительное лечение применяется в целях: ограждения общества от повторных действий лица, страдающего психическим расстройством; обеспечения безопасности самих этих лиц; излечение их от психического заболевания и приспособление их к условиям общественной жизни.

Разделяю точку зрения А.В. Наумова, предлагающего отнести к целям применения принудительных мер медицинского характера также и меры социально реабилитации в той мере, в которой это возможно в условиях медицинских учреждений, осуществляющих принудительное лечение.

Основными принципами психиатрической помощи при применении принудительных мер медицинского характера являются законность, гуманизм, соблюдение прав человека и гражданина.

К сожалению, действующий Уголовный кодекс РФ не включил в перечень целей применении принудительных мер медицинского характера указание на охрану прав и законных интересов психически больных лиц, что имело место в Теоретической модели Уголовного кодекса. Необходимость включения этого положения в Уголовный кодекс РФ обусловлена еще имеющими место на практике нарушениями такого рода. Не функционирует пока и специальная служба защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах, предусмотренная законом о психиатрической помощи.  

Третья  и четвертая главы данной работы посвящены видам принудительных мер медицинского характера (амбулаторные и стационарные) и исполнению этих мер (принудительное лечение, соединенное и не соединенное с исполнением наказания, его продление, изменение и прекращение, зачет времени принудительного лечения в срок наказания).

Дифференциация принудительных мер медицинского характера осуществляется в соответствии с видами психиатрических учреждений, в которых проводится принудительное лечение. Различают несколько видов такого лечения: 1) вне стационара – амбулаторное принудительное наблюдение и  лечение  у  психиатра;  2)  в  психиатрическом  стационаре:  а) общего типа, б) специализированного типа и в) специализированного типа с интенсивным наблюдением.    

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар, поскольку способно: а) правильно понимать смысл и значение принимаемого лечения; б) руководить своим поведением в процессе такого лечения.

Принудительное лечение в психиатрических стационарах общего и специализированного типа назначается лицам, совершившим общественно опасные деяния, в зависимости от тяжести совершенных преступлений и степени своего психического состояния.

Виды принудительного лечения в психиатрических стационарах общего и специализированного типа различаются между собой в основном степенью строгости режима наблюдения за лицами, которые находятся на принудительном лечении. Сам процесс лечения (то есть выбор методов и средств) не зависит от вида принудительной меры и устанавливается Министерством здравоохранения РФ. К лицам, которым назначено принудительное лечение, применяются те же методы диагностики, лечения и меры реабилитации, которые применяются ко всем психическим больным с соответствующим диагнозом.

У производства по применению принудительных мер медицинского характера имеется ряд особенностей в порядке предварительного следствия, в судебном разбирательстве по уголовному делу, в обжаловании и опротестовании постановления суда, а также в возобновлении дела в отношении лица, к которому была применена принудительная мера медицинского характера.

Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера урегулированы действующим Уголовным кодексом РФ таким образом, что решение этих вопросов осуществляется при ведущей роли судебного контроля.

При вынесении обвинительного приговора ограничено вменяемым, совершившим преступления, суд вправе назначить принудительную меру медицинского характера только в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра, так как стационарное лечение применяется в отношении лиц, не способных в силу тяжести психического расстройства отбывать наказание.

Принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра могут быть назначены при осуждении к любому виду наказания. В зависимости от характера и степени ограничения прав и свобод, предусмотренных наказанием, принудительные меры медицинского характера применяются по месту отбывания наказания либо в учреждениях органов здравоохранения.

Разрешение вопроса о применении судом принудительных мер медицинского характера имеет задачей охрану от подобного рода общественно опасных посягательств:

– закрепленных в Конституции РФ общественного строя, его политической и экономической систем;

– социально-экономических, политических и личных прав и свобод граждан, провозглашенных и гарантируемых Конституцией РФ и другими законодательными актами;

– прав и законных интересов предприятий, учреждений, организаций.

Подводя черту под изложенным в данной работе, можно сделать вывод, что принудительные меры медицинского характера в наше время достаточно сложная и актуальная тема, которая занимают одно из приоритетных мест в уголовном праве.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ

Нормативные акты

  1.  Конституция РФ. // Российская газета. № 237. 25 декабря

3. Уголовный кодекс РФ //

4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2002. С.416.

5. Закон РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” от 2 июля 1992 года. / Ведомости Съезда н/д  и ВС РФ. 1992. № 33.

6. Указ Президента РФ от 6 июля 1995г. “О разработке концепции правовой реформы в РФ” ⁄Российская газета 1995.  12 июля

7. Закон РФ “ Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан” от 22 июля 1993 г. ( в редакции от 27 февраля 2003 г.)  ⁄ Ведомости Съезда н⁄д и Верховного Совета РФ. 1993. №33. Ст.1318.

8. Федеральный закон от 22 апреля 2004 г. №19-ФЗ “О компетентном органе РФ по конвенции о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения”.

Список использованной литературы

1.  Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под. Ред. Лебедева В.М.–М.: Юрайт, 2005. с.920.

2. Комментарий к Уголовному кодексу РФ с постатейными материалами и судебной практикой / Под. Общ ред. Никулина С.И.- М. 2001.

3. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под. Ред.

Скуратова Ю.И. и Лебедева В.М. – М.: НОРМА-ИНФРА, 2004. с.896

4. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под. Ред. Наумова А.В. – М.: Юристь, 2004. с. 608.

  1.  Комментарий к Уголовно – процессуальному кодексу РФ. -

М.: Изд-во Эксмо, 2004. – 928 с.

6. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. – М., 1987.

7. Аргунова Ю.Н. Характер общественно опасных действий лиц с психическими расстройствами // Независимый психиатрический журнал. 2000. IV. С.35.

8. Большой словарь официальных юридических терминов / Сост. Фединский Ю.И. – М.: Экономика, 2001. С.647.

9. Голоднюк М.Н. Некоторые вопросы применения принудительных мер медицинского характера / Уголовное право. 2001. № 4. С.21.

       10. Достовалов С. Цели применения принудительных мер медицинского характера / Законность. 2000. № 1. С.49.

11. Звечаровский И.Э. Меры уголовно-правового характера: понятие, система, виды / Законность. 1999. № 3. С.36.

12. Калашник А.Я. Критерии общественной опасности психически больных / Социалистическая законность. 1970. № 3.

13. Кузнецова Н.Ф. Новое Уголовное право России. Общая часть: учебное пособие. – М.: ЗЕРЦАЛО ТЕИС, 1996.

14. Курс советского уголовного права. Т. 2. – М., 1970. С.245.

15. Курс уголовного права. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. Кузнецовой Н.Ф. и Тяжковой И.М. – М.,1999. Т. 2. С.325.

16. Максимов С.В. Цели принудительных мер медицинского характера // Российский следователь. 2002. № 12.

17. Михеев Р.И., Беловодский А.В. и др. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве – социально-правовые и медико-реабилитационные меры безопасности. Владивосток. 2000. С.24.

18. Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве. Учебное пособие для юридических вузов и факультетов. – М.: Дело, 2000.

19. Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера: Учебное пособие. – М.: Дело, 2003. С.176.

20. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: курс лекций. – М.: БЕК, 1996.

21. Овчинникова А.П. Сущность и назначения принудительных мер медицинского характера. Учебное пособие. – М.: ВЮЗИ, 1977.

22. Орлов В.С. Субъект преступления. – М., 1958, С.246.

23. Протченко Б.А. Принудительные меры медицинского характера. – М.: Юрид. лит. 1976. С.104.

24. Рыжаков А.П. Производство по применению принудительных мер  медицинского характера. – М.: ФИЛИНЪ, 1997. С.120.

25. Сверчков В. Принудительные меры медицинского характера // Законность. 2000. № 7. С.32.

26. Судебная психиатрия. Учебник / Под ред. Дмитриева А.С. и Клименко Т.В. – М., 1998. С.85.

27. Спасенников Б.А. Принудительные меры медицинского характера: история, теория, практика. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С.412.

28. Состояние судебно-психиатрической экспертизы в Российской Федерации / Под ред. Дмитриевой Т.Б. – М., 1997.

29. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Рарога А.И. – М., 1997. С.306.

30. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник / Под ред. Рарога А.И. – М., 2001. С.499.

31. Ушаков Г.К. Пограничные нервно-психические расстройства. – М., 1978.

32. Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. Кутафин О.Е. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2002. С.559.

1 Курс советского уголовного права. Т. 2. – М., 1970. С.245.

2 Закон РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” от 2 июля 1992 года. / Ведомости Съезда н/д  и ВС РФ. 1992. № 33.

3 Комментарий к УК РФ / Под. ред. Кузнецовой Н.Ф. – М., 1998. С.206.

4 Михеев Р.И., Беловодский А.В. и др. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве – социально-правовые и медико-реабилитационные меры безопасности. Владивосток. 2000. С.24.

5 Звечаровский И.Э. Меры уголовно-правового характера: понятие, система, виды / Законность. 1999. № 3. С.36.

6 Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под. ред. Рарога А.И. – М., 1997. С.306.

7 Курс уголовного права. Общая часть: Учебник для вузов / Под. ред. Кузнецовой Н.Ф. и Тяжковой И.М. – М., 1999. Т. 2. С.325.

8 Голоднюк М.Н. Некоторые вопросы применения принудительных мер медицинского характера / Уголовное право. 2001. № 4. С.21.

9 Наумов А.В. Уголовное право. Общая  часть. - М.,  1996.

10 Калашник Я. Критерии общественной опасности психически больных / Социалистическая законность. 1970.  № 3.

11  Рыжов А.П. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. - М., 1997.

12 Аргунова Ю.Н. Характер общественно опасных действий лиц с психическими расстройствами / Независимый психиатрический журнал. 2000. IV. С.35.

13 Ушаков Г.К. Пограничные нервно психические расстройства. - М., 1978.

14 Орлов В.С. Субъект преступления. – М., 1958, С.246.

15 Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве. Учебное пособие для юридических вузов и факультетов. – М., 2000. С.14.

16 Судебная психиатрия. Учебник / Под ред. Дмитриева А.С. и Клименко Т.В. – М., 1998. С.85.

17 Достовалов С. Цели применения принудительных мер медицинского характера / Законность. 2000. № 1. С.50.

18 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Наумова А.В. – М.: Юристъ, 2004. С.243.

19 Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник / Под ред. Рарога А.И. – М., 2001. С.499.

20 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общей ред. Скуратова Ю.И. и Лебедева В.М. – М., 1998. С.205.

21 Протченко Б.А. Принудительные меры медицинского характера. – М.: Юрид. лит. 1976. С.14.

22 Там же.

23 Комментарий к Уголовному кодексу РФ с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. Никулина С.И. – М. 2001. С.302.  

24 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 12. С.6-7.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

34404. Объекты макроэкономического ПиП 26.5 KB
  Система прогнозных расчетов включает прогнозы макроэкономических показателей: валового национального продукта прогнозы показателей эффективности характеризующих качество экономического роста материалоемкости фондоотдачи производительности труда прогнозы структуры экономики. На макроуровне необходимо также осуществлять прогнозные расчеты экономического потенциала занятости спроса на продукцию разрабатывать прогнозы инвестиций экспорта и импорта платежного баланса цен валютного курса инфляции прогнозы государственных операций при...
34405. Прогнозирование и планирование на микроуровне. Методология разработки бизнес-планов 50 KB
  В связи с этим повышается роль прогнозов требуются расширение системы и совершенствование методов прогнозирования с целью повышения точности прогнозных расчетов и реальности проекта. Прогнозирование будущего развития предприятия самый значительный и сложный этап подготовки бизнесплана поскольку на основе результатов прогнозных расчетов определяются рамки проекта и требуемые ресурсы. Причем при реализации проекта в случае отклонения реальных данных от заложенных в проекте или изменения условий можно быстро уточнить расчеты вводя новую...
34406. Система методов ПиП 26 KB
  интуитивные Применяются если 1 объект прогнозия не поддается матем. описанию 2невозможно учесть все факторы объект очень сложный или очень простой 3 в экстремальной ситуации когда требуется быстрое решение 4 отсутствует статистичая выборка К интуитивным методам относятся: мды экспертных оценок используются для получения прогнозных оценок относительно развития производства НТП эффективности использования ресурсов мд исторических аналогий и прогнозия по образцуна основе развития изучаемого процесса в...
34407. Методы экспертных оценок, их сущность. Индивидуальные и коллективные экспертные оценки, их разновидности и характеристика 26 KB
  1метод интервью беседа прогнозиста с экспертом по схеме вопрос – ответ относительно перспектив развития прогнозируемого объекта 2 аналитический мд самостоятельная работа эксперта над анализом развития прогнозируемого объекта. Прогнозный сценарий определяет стратегию развития объекта. Коллективные экспертные оценки предполагают согласованность мнений экспертов по направлениям развития объекта: 1 м. Используется ряд приемов предполагающих систематизированное рассмотрение характеристик объекта.
34408. Методы экстраполяции и их характеристика 28 KB
  Методы экстраполяции относятся к формализованным методам. Методы экстраполяции являются наиболее распространенными и проработанными. Применяются следующие методы: м.
34409. Методы моделирования 32.5 KB
  Моделирование предполагает конструирование модели на основе предварительного изучения объекта или процесса выделения его существенных характеристик или признаков. Прогнозие с использованием моделей включает разработку модели ее экспериментальный анализ сопоставление результатов прогнозных расчетов на основе модели с фактическими данными состояния объекта или процесса корректировку и уточнение модели. Различают: а по уровню управления эконми и соцми процессами: макроэккие...
34410. Экономико- математические методы, используемые в ПиП экономических и социальных процессов 28 KB
  Важнейшими методами являются : метод межотраслевого баланса методы оптимизации симплексметод и др. корреляционнорегрессионный метод. метод межотраслевого баланса базируется на принципах разработки межотраслевого баланса позволяет осуществлять прогнозие развития экономики и ее отраслевой структуры исходя из конечных потребностей.
34411. Метод экономического анализа, его сущность и роль в ПиП 29.5 KB
  При проведении экономического анализа следует соблюдать системный подход. Сущность метода экономического анализа заключается в том что экономический процесс или явление расчленяется на составные части и выявляются взаимная связь и влияние этих частей друг на друга и на ход развития всего процесса. Процесс экономического анализа подразделяется на ряд стадий постановку проблемы определение целей и критериев оценки; подготовку информации для анализа; изучение и аналитическую обработку информации; разработку рекомендаций о возможных вариантах...
34412. Балансовый и нормативный методы ПиП, их взаимосвязь и направления совершенствования 29.5 KB
  В непроизводственной сфере применяются нормы характеризующие необходимый размер общей и жилой площади на 1 жителя потребление воды на 1 человека и др. В практике ПиП применяется система норм и нормативов включая нормы расхода сырьевых и топливноэнергетических ресурсов; нормы затрат труда; нормы и нормативы использования основных производственных фондов; нормативы капитальных вложений и капитального строительства; нормы и нормативы характеризующие эффективность общественного производства; финансовые нормы и нормативы; социальные нормы ....