58748

Уроки информационной войны США против России во время вооруженного конфликта в Южной осетии

Научная статья

Политология и государственное регулирование

Главной особенностью этой войны стал тот факт что несмотря на то что сражения на поле боя велись между российскими и грузинскими войсками в ходе информационного противоборства России пришлось столкнуться со всей мощью пропагандистской машины Соединенных Штатов Америки и целого ряда других союзных им государств. На данный момент сложно говорить о том были ли конкретная дата и сценарий вторжения грузинских войск в Южную Осетию согласованы с американским руководством тем не менее данная агрессия целиком и полностью лежит в русле...

Русский

2014-06-05

202 KB

4 чел.

PAGE   \* MERGEFORMAT 1

Уроки информационной войны США против России во время вооруженного конфликта в Южной осетии

Конуров А.И.

Кандидат философских наук, докторант кафедры политологии Военного университета.

Бюллетень "Проблемы безопасности" № 3 Научно-исследовательского центра «Наука-XXI»

    Одним из главных фронтов современных войн является информационный фронт. В литературе при использовании термина «информационная война» до сих пор наблюдается смешение смыслов. Одни авторы под информационной войной понимают комплекс мероприятий по уничтожению, подавлению или нарушению функционирования систем получения, обработки, хранения и передачи информации противника, а также по защите аналогичных своих систем. Другие этим же термином обозначают мероприятия, направленные на формирование у целевых аудиторий такого восприятия окружающего мира, которое способствовало бы успешному достижению собственных целей войны и препятствовало достижению аналогичных целей противником. Учитывая то, что в первом понятии объектом воздействия является техника, а во втором – человеческая психика, было бы оправданно в первом говорить об «информационно-техническом противоборстве», а во втором – об «информационно-психологическом противоборстве», которые представляют собой два аспекта информационной войны. В данной статье под информационной войной будет пониматься ее психологическая сторона.
    Методы и приемы информационно-психологического противоборства использовались человечеством в войнах с глубокой древности. Однако изначально информационные операции играли глубоко второстепенную, вспомогательную роль, а их влияние на характер войн было незначительным. В дальнейшем повышение роли информационного противоборства в военной стратегии государств было связано с двумя обстоятельствами. Во-первых, ученые все глубже проникали в тайны человеческой психики, выявляя причинно-следственные связи между внешним информационным воздействием и реакцией человека на это воздействие. Во-вторых, происходило совершенствование и увеличение многообразия коммуникаций, т.е. каналов доведения информации до целевых аудиторий. Крупнейшими вехами в развитии концепции информационной войны, во многом сформировавшими ее современный облик, стали изобретение Интернета и создание нейролингвистического программирования. В настоящее время можно с уверенностью констатировать тот факт, что информационное противоборство стало не просто самостоятельным театром современной войны, но таким театром, ход и исход противоборства на котором во многих случаях оказывается более важным, чем ход и исход собственно вооруженного противоборства.
    Важность успеха в информационном противоборстве для победы в войне определяется самой природой войны как сознательной деятельности, осуществляемой для решения определенных проблем той или иной человеческой общности, причем проблем настолько важных, что для их решения данная общность готова идти на массовое физическое уничтожение других людей. Говоря о том, что человеческая деятельность по планированию и ведению войн носит сознательный характер, мы тем самым вплотную подходим к выводу, что содержание процессов, которые происходят в сознании людей, имеющих отношение к подготовке и ведению войны, имеет ключевое значение для ее хода и исхода. Следовательно, в случае успешного решения задачи по воздействию на сознание этих людей в определенном направлении заинтересованная сторона получает возможность направить ход данной войны в выгодное для себя русло и привести его к выгодному для себя исходу.
    Дополнительную ценность для общей военной стратегии информационно-психологическим операциям придает тот факт, что на поле информационной войны отсутствует непосредственный риск несения потерь. К примеру, цель, которая путем боевой операции достигается ценой большого числа убитых и раненых, благодаря эффективно спланированной и проведенной информационной кампании может быть достигнута бескровно, посредством дезорганизации боевых порядков противника, снижения морально-психологического состояния его войск, насаждения среди них панического страха или, наоборот, пацифизма и благодушия. При этом следует отметить, что эффективность воздействия на сознание гражданского населения воюющих, а также нейтральных стран имеет не меньшее значение для успеха информационно-психологического противоборства, чем воздействие на сознание военнослужащих. Информационный фон, складывающийся в обществе во время войны, сказывается на отношении населения к политике своего правительства и действиям вооруженных сил, на комплектовании воюющей армии, функционировании военной экономики и ряде других сфер, влияющих на ход войны. Более того, все усилия командования по защите своих войск от вражеской пропаганды могут в итоге оказаться безрезультатными, если аналогичная работа в собственном тылу не проводится или проводится на недостаточно высоком уровне, так как общественное мнение по поводу войны будет неизбежно транслироваться в вооруженные силы.
    В настоящее время представление о современном характере информационного противоборства может дать исследование соответствующих аспектов так называемой «пятидневной войны» в Южной Осетии между Россией и Грузией 7-12.08.2008 г. Главной особенностью этой войны стал тот факт, что, несмотря на то, что сражения на поле боя велись между российскими и грузинскими войсками, в ходе информационного противоборства России пришлось столкнуться со всей мощью пропагандистской машины Соединенных Штатов Америки и целого ряда других, союзных им, государств. Данный факт объясняется тем, что в настоящее время Грузия как государство находится в полной зависимости от США, которые фактически являются источником легитимности действующего грузинского руководства. Имеются многочисленные подтверждения, в том числе и из западных источников, того, что Соединенные Штаты сыграли большую роль в организации событий, получивших название «революции роз». Так, в частности, в статье Марка Маккиннона «Грузинская революция под маркой Сороса», опубликованной 26.11.2003 в канадской газете Globe&Mail, прямо говорится о том, что «еще в феврале (2003 г. – А.К.) миллиардер Джордж Сорос начал закладывать основу для свержения президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе. Тогда на средства его Института «Открытое общество» 31-летний тбилисский активист Гига Бокерия был направлен в Сербию для встречи с членами движения «Отпор» (Сопротивление) и изучения опыта использования уличных демонстраций для свержения диктатора Слободана Милошевича. Затем летом фонд Сороса оплатил ответную поездку в Грузию активистов «Отпора», которые провели трехдневные курсы на тему, как устраивать мирные революции. Эти курсы посетили более 1000 студентов»
1. Кроме того, в своем первом интервью после отставки, данном английской газете Daily Telegraph, Эдуард Шеварднадзе напрямую обвинил в организации массовых уличных волнений американского посла в Грузии Ричарда Майлза2. В последующем ориентация политики грузинского руководства на интересы Соединенных Штатов также декларировалась практически открыто. «В Тбилиси шутят, что правительство (Грузии – А.К.) живет по вашингтонскому времени»3. Не скрывался также тот факт, что длительное время президент и члены правительства страны получали заработную плату из средств фонда Сороса4.
    После прихода к власти действующего руководства Грузии военное строительство в данной республике также осуществлялось при значительном содействии со стороны США, которые по двум программам – «Обучение и оснащение» и «Поддержание стабильности» вложили в Грузию около 1,3 млрд. долларов, не считая безвозмездной помощи техникой, оборудованием и вооружением
5. На данный момент сложно говорить о том, были ли конкретная дата и сценарий вторжения грузинских войск в Южную Осетию согласованы с американским руководством, тем не менее данная агрессия целиком и полностью лежит в русле геополитического проекта США по вытеснению России из Закавказья. В одном из выпусков новостей CNN 8 августа ведущий Майкл Холмс напрямую спросил аналитика по России американского исследовательского центра Global Insight Наталью Лещенко: «В свете упомянутой Вами западной военной и иной поддержки Грузии, можно ли говорить, по сути, о косвенной войне, если хотите, между Россией и США?», на что был получен ответ: «Да, так оно и есть»6.
    Информационное противоборство между Россией и США, связанное с конфликтом вокруг Южной Осетии, также с самого начала конфликта развернулось в глобальном масштабе. Однако в условиях неоднородности массового сознания населения Земли эффективное выполнение задач, связанных с информационным противоборством, требует проведения сегментирования целевых аудиторий. Тщательный анализ состояния общественного мнения населения в различных регионах планеты, их исходных психологических установок по отношению к данной войне, а также действий, ожидавшихся от них участниками конфликта, позволяет выделить следующие театры информационного противоборства
    1)Грузия;
    2)Россия;
    3)Страны СНГ, Прибалтики и Восточной Европы;
    4)США;
    5)Западная Европа;
    6)Остальные страны мира

*****курсив жирн отступ 1.Грузия
    К моменту начала вооруженного конфликта состояние общественного сознания населения Грузии определялось действием ряда факторов, одни из которых способствовали формированию положительного, а другие – отрицательного отношения к России. С одной стороны, у грузин существует длительный опыт тесных экономических, культурных и даже семейных контактов с Россией. В исторической памяти грузинского народа сохранились воспоминания о том, что Россия неоднократно выступала на защиту Грузии от порабощения Османской империей и Персией. В качестве отдельного мощного объединяющего фактора следует выделить фигуру Сталина, популярность которого находится на высоком уровне как в России, так и в Грузии. Кроме того, в силу общего кризисного состояния грузинской экономики значительное количество населения страны зависит от финансовой помощи родственников, проживающих в России.
    В то же время на протяжении длительного периода грузинский народ находится под воздействием последовательной и широкомасштабной антироссийской пропаганды. После получения Грузией государственной независимости вовлеченность агентов правительства США в формирование негативного образа России стала еще более глубокой. При этом тема Южной Осетии и Абхазии на протяжении всего периода постсоветской истории Грузии была главным направлением пропагандистских усилий руководства страны. Целенаправленное разрушение советской идентичности грузинского народа и актуализация этничности способствовали формированию такого состояния массового сознания, когда негативные чувства, связанные с утратой данных автономий, значительной частью населения Грузии, особенно молодежью, стали ощущаться острее, чем те, что связаны с разрушением Советского Союза. Таким образом, в массовом сознании населения создавался образ Грузии не как агента, а как жертвы сепаратизма.
В целом, учитывая все сказанное выше, можно сделать вывод, что к моменту начала «пятидневной войны» в основной массе населения Грузии сохранились симпатии к России, однако длительное нахождение в деформированном информационном пространстве привело к значительной эрозии этих симпатий и появлению у части грузинского народа, особенно среди молодежи, антироссийских и проамериканских настроений разной степени интенсивности.

--  *****2.Россия
    На протяжении длительного периода российское общественное сознание находилось в состоянии посттравматического шока, связанного с распадом СССР, который сам по себе был новой исторической формой существования Российского государства. Установившийся в результате этого распада общественно-политический строй с самого начала вошел в резкое противоречие с традиционными ценностями российской цивилизации, и его утверждение в России было связано со значительной по масштабам идеологической кампанией, направленной на изменение ее цивилизационных основ. При этом один из главных лозунгов этой кампании заключался в так называемом «отказе от имперских амбиций России», т.е. в примирении с результатами распада СССР, признании границ, сложившихся на момент распада, и отказе от любой активной политики в отношении новых независимых государств, которая могла бы быть воспринята на Западе как вмешательство в их внутренние дела.
    Однако, несмотря на высокую интенсивность пропагандистских усилий по изменению ценностных установок российского населения и господство соответствующих сообщений в информационном поле России, можно с уверенностью констатировать, что эти усилия не привели к планируемому перелому в общественном сознании. Согласно данным различных социологических опросов доля людей, полностью принимающих предлагаемую Западом идеологическую доктрину, на протяжении уже длительного периода остается устойчивой и не превышает 15-20%. При этом такие тенденции, как падение влияния России на международной арене, снижение боеспособности Вооруженных Сил, расширение НАТО на Восток по-прежнему вызывают у основной массы населения тревогу и дискомфорт. Отдельно следует отметить, что в тех случаях, когда военно-политическое руководство России проявляло жесткость, решительность и последовательность в отстаивании национальных интересов страны, как в случае с броском в Косово или во второй чеченской кампании, это всегда сопровождалось сильным эмоциональным подъемом в обществе.
    Таким образом, можно констатировать, что к началу «пятидневной войны» у основной массы российского населения сложился запрос на независимые и решительные внешне- и военно-политические действия государства по защите своих национальных интересов.

*****  3.СНГ, Прибалтика, Восточная Европа
    Главным критерием для включения всех государств региона в единый театр информационной войны послужил тот факт, что на протяжении длительного периода вышеуказанные государства находились в сфере российского влияния. Разрушение СССР и так называемого Восточного блока произошло в результате длительной, интенсивной и широкомасштабной информационно-психологической войны, развязанной Западным блоком под руководством США. При этом одной из главных движущих сил, способствовавших этому разрушению, стал национализм, разжигание которого во всех без исключения республиках СССР и Восточной Европы стало важным направлением западной пропаганды. В ходе информационной кампании по стимулированию национализма Советский Союз и Россия преподносились общественности этих стран как захватчики, угнетатели и носители социального регресса. В результате в этих государствах удалось создать критическую массу населения, проникнувшуюся антироссийскими настроениями и потребовавшую отставки своих правительств, сохранявших верность союзническим отношениям с Россией. В дальнейшем различными способами эти правительства были либо устранены, либо произошло их перерождение.
    В последующий период развитие общественно-политической обстановки в данных государствах происходило под воздействием целого ряда как глобальных, так и местных факторов. Это привело к складыванию на данном театре широкого спектра политических режимов, внешнеполитическая ориентация которых варьируется от последовательно пророссийской до жестко антироссийской и проамериканской. При этом внешняя политика правительств этих стран в целом находится в согласии с общественным мнением их населения, хотя здесь также есть исключения, наиболее наглядным из которых является Украина.
    В целом на момент начала «пятидневной войны» общественное сознание в республиках СНГ, Прибалтики и Восточной Европы характеризовалось актуальностью российской темы, высоким интересом к событиям в России и вокруг нее, а также неоднозначностью отношений к России от страны к стране. В ряде государств присутствовало настороженное отношение населения к российским внешнеполитическим планам, в то же время население других стран было склонно приветствовать инициативы России.

*****  4.США
    Основной чертой общественного сознания США является крайне слабая осведомленность населения о событиях, происходящих за пределами Соединенных Штатов. Общественный интерес к данной проблематике склонен повышаться лишь в тех случаях, когда действия США на международной арене влекут за собой потери американских войск, как это происходит с войнами в Ираке и Афганистане.
    Представления населения о международной обстановке сформировано электронными средствами массовой информации, в первую очередь телевидением, дающим упрощенную трактовку событий, представляя их в ракурсе, соответствующем интересам деловой и политической элиты США. Соответствующие комментарии сопровождаются ярким и красочным видеорядом, что способствует некритичному отношению аудитории к предоставляемой информации, принятию ее на веру без осмысления и, соответственно, делает эту аудиторию уязвимой к манипуляции. Доминирование изображения над текстом приводит к возникновению эффекта «клипового сознания», его примитивизации, что в свою очередь делает сознание невосприимчивым к уяснению сути происходящих событий, требующему мыслительной обработки большого количества фактов.
    В отношении России в сознании среднего американца продолжают господствовать стереотипы и штампы, устоявшиеся со времен «холодной войны», культивирование которых по-прежнему целенаправленно осуществляется ведущими СМИ. Наиболее устоявшимся из этих стереотипов является тот, что Россия – это далекая большая холодная страна, где все пьют водку, а по улицам ходят медведи. Население также осведомлено о том, что у России есть много ядерного оружия, и что это единственная из стран, способная уничтожить США. На основании этого факта России приписываются агрессивные намерения в отношении своих соседей и других государств мира.
    Таким образом, можно констатировать, что к моменту начала боевых действий между Россией и Грузией американское общественное мнение характеризовалось крайне низкой осведомленностью о предпосылках, истории и содержании проблем Южной Осетии и Абхазии. При этом в силу господствующих идеологических установок основная масса населения была психологически предрасположена к тому, чтобы в любом теоретически возможном конфликте занимать сторону противников России.

****   5.Западная Европа
    Психологические установки жителей стран Западной Европы определяются характером эволюции ценностей Европейской цивилизации. Главным направлением этой эволюции является секуляризация сознания, что в условиях Европы означает его дехристианизацию. Это приводит к тому, что важнейшими для европейцев ценностями во становятся материальное благополучие, доступ к потреблению, разнообразие досуга, личная свобода.
    Приоритет потребления делает европейцев подозрительными в отношении государств, руководствующихся в деятельности идеалами, т.е. сознательно сконструированными образами будущего, достижение которых является высшим смыслом государственной политики и по отношению к которым экономические соображения играют подчиненную роль. К таким государствам в Европе принято относить как США, так и Россию. Учитывая то, что российско-американские отношения в последнее время характеризовались обострением противоречий, в Западной Европе это вызывало естественные опасения относительно того, что на определенном этапе она также может быть втянута в конфронтацию. Давней чертой европейского сознания является страх перед Россией, которая ассоциируется с нестабильностью, организованной преступностью, беженцами, а также с агрессивной внешней политикой. При этом в европейской среде существует настороженное отношение и к США, претензии к которым заключаются: в их стремлении к односторонним действиям, использованию европейской территории для внешнеполитических акций, которые могут вовлечь Европу в противостояние с другими мировыми игроками; к навязыванию Европе увеличения военных, что рассматривается в ЕС как угроза материальному благополучию.
    Таким образом, к началу военного конфликта между Россией и Грузией предметом главной озабоченности европейского общественного мнения были перспективы сохранения экономического и социального комфорта. Большинство населения выступало в качестве противников активного вмешательства в конфликты за пределами государств Еврозоны и расширения перечня стран, на которые бы распространялись гарантии безопасности евроатлантических структур. Следует также отметить, что, осуждая ряд действий России, которые в Европе считают экспансионистскими, европейцы в гораздо большей степени испытывали тревогу относительно политики США.

*** 6.Остальные государства мира
    Выделение данной группы государств в качестве отдельного театра войны было произведено по остаточному признаку, после вычленения прочих театров, представлявших собой государства или группы государств, чьи интересы затрагиваются конфликтом между Россией и Грузией. Однако любой военный конфликт находит отклики в самых удаленных от зоны конфликта регионах планеты и по своему резонансу становится глобальным. Особенно большое значение мировой резонанс событий приобретает при вынесении вопросов на рассмотрение руководящих органов Организации Объединенных Наций, в которые входят страны, представляющие все континенты и регионы.
    Среди государств, не имевших очевидной заинтересованности в том или ином исходе данного конфликта, но тем не менее следивших за его ходом, основную массу составляют страны Азии, Африки и Латинской Америки, большая часть которых представляет собой периферию глобального однополярного мира, находится с этим миром в конфронтации либо стремится к формированию собственного мирового полюса. Настроения населения большинства из них склоняются в сторону осуждения американской политики, так как созданная под эгидой США система международной торговли основана на неэквивалентном обмене ценностями, при которой происходит консервация отсталости «третьего мира», усиление его долговой зависимости, лишение его населения жизненных перспектив. Существование такой системы поддерживается за счет коррумпирования местных элит, массированной пропаганды в поддержку США и Запада, а при необходимости – и прямого военного вмешательства.
    В советский период в глазах «третьего мира» Россия представала в качестве символа альтернативы системе несправедливого перераспределения. Несмотря на последующее встраивание России в эту систему, такое восприятие в значительной степени сохраняется и в настоящее время, что дает России возможность напрямую апеллировать к общественному мнению этих стран.
    Таким образом, несмотря на крайнюю неоднородность общественного сознания государств, объединенных в описываемый театр информационного противоборства, большая часть их населения на момент начала «пятидневной войны» не только была настроена положительно по отношению к России, но и ожидала от нее решительных действий на международной арене.

***********Цели информационной войны США против России
    Анализ выступлений представителей американского руководства, американских и зарубежных политических деятелей, дипломатов и экспертов, поддерживающих действия США, а также анализ содержания вещания и публикаций ряда западных СМИ позволяют сделать вывод о том, что в информационной войне против России Соединенные Штаты Америки преследовали следующие основные цели:

*****************1.Внесение раскола в государственное руководство России
    На момент начала войны основным фактором, определявшим состояние российской политической системы, был процесс передачи государственной власти от предыдущего президента Владимира Путина к вновь избранному президенту Дмитрию Медведеву. Специфическим фактором в данном случае стало назначение Владимира Путина на должность председателя правительства.
    При этом западные представления о порядке принятия политических решений в России на современном этапе основываются на сложившейся репутации Путина как сторонника жесткой линии во внешней политике и человека, пользующегося высокой популярностью и неформальным влиянием в органах государственной безопасности и других ведомствах, подчиненных Президенту. В то же время Президент Дмитрий Медведев, обладающий большими конституционными полномочиями, считается более умеренным политиком. Кроме того, действующий Президент рассматривается как ближайший соратник Владимира Путина, непосредственно выдвинутый им на свою должность. В США и других странах Запада господствует мнение, что в силу вышеуказанных обстоятельств премьер-министр продолжает оказывать большее влияние на государственную политику, чем Президент, и что решение о вводе российских войск в Грузию было инициировано именно им.
    Исходя из вышеуказанных представлений, главной линией информационной войны со стороны США было представление Президента России в глазах общественного мнения как слабого и зависимого политика, чья роль заключается в озвучивании решений, принятых премьер-министром. При этом приписываемая Президенту слабость подавалась в настолько тесной связи с вмешательством России в конфликт, что наиболее простым способом доказать обратное для него становились отмена этого решения, отказ от признания независимости Южной Осетии и Абхазии и вывод оттуда российских войск.
    Следует отметить, что разработка данной линии информационного противоборства началась практически сразу после выдвижения Дмитрия Медведева кандидатом в президенты России и продолжается по настоящее время. Содержание мероприятий, проводимых в рамках этой линии, позволяет сделать вывод, что она направлена на изменение всего спектра государственной политики, а не только в отношении грузино-югоосетинского и грузино-абхазского конфликтов. Противопоставление Медведева Путину в информационном пространстве построено на тонких нюансах, которые при этом все сводятся к одному простому лозунгу: «Медведев – ничто, Путин – все». Так, 23 февраля в ходе ток-шоу “Saturday Night Live” на американском телеканале NBC кандидатам в президенты США от Демократической партии Хиллари Клинтон и Бараку Обаме было предложено высказаться относительно приближавшихся выборов президента России. Отвечая на вопрос ведущего Тима Рассерта, Клинтон сказала, что у нее нет никаких сомнений в том, что «даже если все официальные встречи будут проводиться с Президентом, все решения все равно будет принимать Путин», после чего не смогла вспомнить имя и фамилию нового президента России. Барак Обама также сказал, что новый президент «был выбран Путиным, и Путин четко дал ему понять, что он сохранит решающую роль»
7.
    После начала конфликта в Южной Осетии Владимир Путин стал одной из доминирующих фигур в западных СМИ, при этом о Дмитрии Медведеве говорилось вскользь или не говорилось вообще. Так, в первых же выпусках новостей, в которых сообщалось о начале наступления грузинских войск в Южной Осетии, по всем информационным каналам одновременно говорилось о том, что это произошло в момент, когда Владимира Путина не было в стране. В своем выступлении перед журналистами 12 августа Михаил Саакашвили, отвечая на вопрос о том, возможно ли, что якобы имевшие место боевые действия со стороны российских войск после официального объявления Президентом России о прекращении огня вызваны тем, что соответствующий приказ мог до них еще не дойти, начал со следующих слов: «Я хорошо знаю, что российский президент или, по крайней мере (курсив мой – А.К.), премьер-министр Путин, очень хорошо контролируют своих военных»
8. А 2 сентября в видеорепортаже CNN об антироссийской демонстрации в Тбилиси телекамера длительное время крупным планом демонстрировала плакат, находившийся в руках одного из демонстрантов, на котором было написано: «Остановите медведя-мутанта! Остановите Россию!». При этом на плакате был изображен медведь, сочетавший в своем облике черты лица Медведева и Путина, с надписью «два в одном». Это изображение было стрелками соединено с портретами Медведева и Путина, при этом под портретом Путина было написано «Убийца», а под портретом Медведева – «Помощник убийцы»9.
    28 августа в эфир телекомпании CNN вышло интервью с председателем правительства России Владимиром Путиным. В этом интервью премьер-министр РФ специально подчеркнул, что решение о вводе войск в Южную Осетию, как и любые другие военно-политические решения подобного уровня, мог принять только президент страны, Верховный главнокомандующий Вооруженными Силами РФ Дмитрий Медведев. Однако и после этого корреспондент CNN Мэтью Ченс, демонстрируя открытое недоверие сказанному, задает вопрос: «Можете ли Вы гарантировать нам, что Россия больше никогда не применит свои вооруженные силы против своих соседей?»
10.
    Особое внимание обращает на себя тот факт, что для решения этой, как и ряда других задач были привлечены не только западные или грузинские, но и ряд российских СМИ. 9 августа во время передачи «Код доступа» в эфире радиостанции «Эхо Москвы» радиожурналист Юлия Латынина сказала буквально следующее: «Сам факт вмешательства России в войну означает победу в России партии силовиков. Вот вторая чеченская война – это приход к власти Путина. Первая грузинская, первая миротворческая означает, что в России по-прежнему правит премьер Путин»
11.

**************2.Разжигание русско-грузинского межнационального конфликта
    Несмотря на наличие ряда существенных политических разногласий между Россией и Грузией, которые нарастали в последние годы и в конечном счете привели к войне, это не сопровождалось ухудшением отношений между грузинским и российским народом, прежде всего русским. Сохранявшиеся устойчивые человеческие связи между российским и грузинским народами существенно затрудняли проведение грузинским руководством антироссийской политики. Учитывая настроения в среде грузин, Саакашвили был вынужден не только проводить широкомасштабную антироссийскую пропаганду, но и делать заявления о своих дружеских чувствах к России и русскому народу. Так, в интервью журналу «Огонек» он заявил: «Я люблю Россию, русскую культуру, я воспитывался на ней. Говорят, что Саакашвили агент ЦРУ. Это неправда. Русские нам гораздо ближе, чем американцы. Никогда у Грузии не будет большего потенциального друга и союзника, чем Россия»
12.
    Дружественные отношения между российским и грузинским народами являются фундаментальной предпосылкой для восстановления политического союза между двумя государствами после прихода к власти в Грузии другого правительства. Так как безопасность России на Кавказе не может быть обеспечена при сохранении на его территории геополитических плацдармов США, такое развитие событий является наиболее желаемым для российской стороны. Однако эти замыслы находятся в прямом противоречии с геополитическими планами США в регионе, заключающимися в создании канала транспортировки энергоносителей кавказского бассейна на мировые рынки в обход России и Ирана и требующими для своей реализации сохранения в Грузии режима, находящегося в состоянии конфронтации с Россией. При этом одним из главных необходимых условий упрочения социальной базы такого режима является распространение антироссийских настроений на как можно более широкие массы грузинского населения. Этим объясняется тот факт, что одним из главных акцентов информационной кампании, развернувшейся с началом российско-грузинского конфликта в западной и грузинской прессе, была дискредитация России и русских, представление их в грузинском общественном сознании, во-первых, как агрессоров, а во-вторых, как насильников, грабителей и мародеров.
    Как известно, вечером 7 августа президент Грузии Михаил Саакашвили выступил с телевизионным обращением к нации, в котором сказал, что осетины и абхазы являются неотъемлемой частью многонационального народа Грузии; призвал отказаться от попыток решить существующие проблемы силой и начать мирные переговоры. Учитывая тот факт, что предыдущие недели характеризовались крайне сложной обстановкой в регионе Южной Осетии, со множеством перестрелок и взрывов, осетинское население пребывало в крайне нервозном состоянии, ожидая крупномасштабных боевых действий. Как потом признавались сами осетины, обращение Саакашвили оказало на них успокаивающее воздействие
13. Однако с полуночи начался массированный артиллерийский обстрел Цхинвали, за которым последовало наступление на город грузинской пехоты и танков.
    В первых сообщениях грузинских и западных СМИ о начале конфликта говорилось о том, что Грузия была вынуждена начать операцию, так как ответом на ее мирные предложения стали вооруженные провокации сил самообороны Южной Осетии и обстрел грузинских сел Кехви и Тамарашени. При этом комментарии официальных лиц и аналитиков Запада были сдержанными, говорилось, что из зоны конфликта поступает противоречивая информация, и содержались призывы ко всем сторонам конфликта – русским, осетинам и грузинам – прекратить боевые действия и сесть за стол переговоров, при том, что на тот момент Россия, за исключением миротворцев, вообще не принимала участия в конфликте.
    Однако после введения российских войск в Южную Осетию тональность информационных сообщений коренным образом изменилась. Действия России стали называть не иначе как агрессией, которая стала единственным адресатом призывов прекратить войну. В своем выступлении в эфире канала CNN 13 августа Саакашвили заявил, что Грузия начала военные действия только тогда, когда Россия ввела в Южную Осетию 150 своих танков
14. Про телевизионным каналам в основном говорилось о разрушениях грузинских городов и жертвах со стороны грузинского населения. Основное обвинение в адрес России заключалось в несоразмерном применении силы.
    Помимо представления данной войны как несправедливой со стороны России, большое внимание западной и грузинской прессы было уделено якобы имевшим место военным преступлениям со стороны России. Основная роль в проведении этой линии принадлежала президенту Грузии. В каждом своем публичном выступлении Саакашвили говорил, что со стороны российских войск имеют место массовые убийства, изнасилования, грабежи и мародерство. В вышеупомянутом выступлении им было также сказано, что русские солдаты воруют компьютеры, мебель и даже туалетные сиденья. В другом выступлении в эфире этой же телекомпании, 18 октября, Саакашвили заявил, что российские войска держат несколько сотен человек из числа грузинского гражданского населения, преимущественно женщин и детей, в концентрационном лагере, куда не допускаются представители международных гуманитарных организаций
15.
    Особое внимание было уделено якобы имевшим место массовым страданиям грузинского населения в Москве. 18 августа CNN показала репортаж о жизни московских грузин. В репортаже говорится о том, что всем им в настоящее время приходится очень тяжело, потому что они все время ожидают нападения со стороны экстремистов, преследующих выходцев из Кавказа, а также потому, что по телевизору все время показывают российских солдат, оккупирующих их родину. Вот некая Лали Гегулашвили, которую застали молящейся в церкви на Большой Грузинской улице. Она рассказывает, что бежала сюда от войны, которая началась в Грузии. «Я не хотела ехать сюда, - говорит она, - но мой муж взял меня и привез сюда. Я хотела умереть там». Затем показывают Торнике Копелашвили, который на протяжении двадцати лет владеет грузинским рестораном. Сообщается, что после начала войны в Южной Осетии его дела в бизнесе пошли хуже. «Я чувствую себя униженным, - говорит Торнике Копелашвили, - я чувствую, что жить здесь дальше просто невозможно»
16.

***************3.Нагнетание антироссийских настроений в республиках СНГ, Прибалтики и Восточной     Европы
    Основным геополитическим итогом «холодной войны» стало превращение обширной территории Восточной Европы и стран бывшего СССР из сферы безусловного российского влияния в зону так называемого «геополитического плюрализма». К моменту начала российско-грузинского военного конфликта единственным последовательным союзником России на этом пространстве являлась Белоруссия, в то время как направленность внешней политики других государств варьировалась от многовекторности до полной и безоговорочной ориентации на интересы Соединенных Штатов Америки. Однако в последнее время в ряде этих государств стали наблюдаться признаки разочарования населения в смене геополитической ориентации своих правительств, связанного с тем, что надежды на быстрый рост уровня жизни после перехода на сторону США не оправдались. Одними из проявлений такой реакции стали массовые протесты населения Чехии против размещения на территории страны радиолокационной станции стратегической ПРО США и сложный ход переговоров между США и Польшей о размещении в Польше противоракет.
    В этих условиях глобальное лидерство США оказалось под угрозой того, что Россия может частично восстановить свое влияние на территории бывшего Восточного блока. Предотвращение этой угрозы потребовало от Соединенных Штатов предпринять усилия по активизации и актуализации в общественном сознании населения данных государств антироссийских стереотипов и фобий, что заставило бы их искать содействия и защиты в Америке. Поэтому одной из целей информационной войны США против России во время военного конфликта в Южной Осетии стало нагнетание антироссийских настроений в странах СНГ, Прибалтики и Восточной Европы.
    Для достижения этой цели была поставлена задача внедрения в массовое сознание страха перед продолжением российской экспансии. Учитывая тот факт, что становление постсоциалистической государственности подавляющего числа стран бывшего Восточного блока происходило за счет разрыва с Россией и интенсивного обличения исторического периода российского влияния, соответственно, население этих стран длительное время находилось под воздействием иррациональных идеологических мифов, в которых Россия представала главной угрозой для свободы и благополучия этих государств. Так как после распада СССР внешняя и внутренняя политика России также в значительной степени ориентировалась на интересы Запада, то интенсивность антироссийской пропаганды в странах СНГ, Прибалтики и Восточной Европы была несколько ослаблена, однако при любых действиях РФ, которые можно было истолковать, как идущие вразрез с линией американской политики (например, войны в Чечне), вновь происходило наращивание пропагандистских усилий в этом направлении.
    С самого начала войны между Россией и Грузией в западной прессе стали с уверенностью высказываться мнения о том, что Южная Осетия является только первым шагом в агрессивной экспансионистской политике России. Различные аналитики и комментаторы, включая и действующих официальных лиц высокого уровня, публично задавались вопросами о том, какое из государств-соседей России следующим подвергнется военному удару с ее стороны. То, что такой удар последует, считалось как бы само собой разумеющимся и не подлежащим дискуссии. При этом основная масса экспертных мнений сводилась к тому, что Россия с большой вероятностью попытается отобрать у Украины Крым. Также особенно отмечалось, что во всех постсоветских государствах проживает большое количество русского населения, которое характеризовалось как фактор политической нестабильности для этих стран. Смысл таких информационных сообщений сводился к следующему: опасность для стран бывшего СССР заключается в том, что проживающие в них русские могут в любой момент выдвинуть к правительствам этих стран какие-нибудь претензии, которые послужат для России поводом для вторжения (а то, что эти претензии необоснованные, подразумевалось по умолчанию). Россия при этом открыто сравнивалась с гитлеровской Германией, а русское население стран постсоветского пространства – с судетскими немцами.
    Как заявил министр обороны США Роберт Гейтс, своим вмешательством в грузино-югоосетинский конфликт «Россия посылает четкий сигнал во все части бывшего СССР о том, что с ними будет, если они попытаются объединиться с Западом и выйти из сферы российского влияния, в которой они так долго пребывали»
17. Всему миру были продемонстрированы кадры с президентами Украины, Польши, Эстонии и Литвы, а также премьер-министром Польши, стоящими взявшись за руки с Михаилом Саакашвили, на центральной площади в Тбилиси перед многотысячной толпой, протестующей против действий России. В сопровождавшем видеоряд CNN журналистском комментарии Джилл Догерти утверждалось, что все соседи России озабочены тем, что они могут стать следующими жертвами агрессии. 1 сентября лидер Консервативной партии Великобритании Дэвид Камерон сказал в эфире телекомпании BBC: «Если мы согласимся с тем, что Украина, Грузия, Прибалтика – это задний двор России, где она может делать все, что ей захочется, наш мир станет от этого гораздо менее стабильным и безопасным»18. Широкое распространение получили слова премьер-министра Чехии Марека Тополанека, что «русские танки на улицах грузинских городов напоминают нам о вторжении 1968 г. И это не только история. Это вопрос, который по-прежнему актуален: а не попадем ли мы снова в сферу русского влияния?»19.
    Другой сюжетной линией американских СМИ было представление России в качестве угрозы энергетической безопасности своих восточноевропейских соседей. В качестве информационной затравки развития этого направления пропаганды было использовано телефонное интервью секретаря Совета безопасности Грузии Кахи Ломая, в котором он сказал, что несколько российских бомб упали возле нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Далее в новостях стали регулярно появляться комментарии о том, что Россия могла нарочно затеять эту войну, чтобы захватить либо разрушить единственный нефтепровод, по которому нефть из Каспийского бассейна доставляется в Европу в обход России и Ирана. При этом в качестве доказательства данного тезиса преподносился тот факт, что Россия якобы уже давно пытается использовать свои богатые запасы энергоносителей для контроля над своими соседями. Так, например, активно муссировалась информация, что Россия неоднократно перекрывала Украине газ зимой, после того как оранжевая революция 2004 г. вывела страну на западный путь развития. Здесь был использован прямой подлог, так как, во-первых, за этот период газовый конфликт между Россией и Украиной имел место только один раз, в конце 2005 г., а во-вторых, перекрытия газа не происходило даже тогда, потому что сторонам удалось договориться о новой цене до истечения срока предыдущего контракта.
    Если в первые дни после начала войны в Южной Осетии антироссийская пропаганда основывалась на интерпретации событий, непосредственно связанных с войной, то в дальнейшем сама война стала играть роль своеобразного информационного трамплина, отталкиваясь от которого, аналитики, ведущие, эксперты начинали развивать самый широкий спектр тем с антироссийскими коннотациями. Здесь обращает на себя внимание тот факт, что поддержка антироссйиских по сути преобразований в восточноевропейских государствах фактически вменяется в обязанность России, при этом ей отказывают в праве самостоятельно распоряжаться своими природными ресурсами. Различные аспекты энергетического сотрудничества России с другими государствами в интерпретации западных СМИ предстают в преувеличенно политизированном виде, маркером чего является широкое употребление слова «безопасность». Таким образом, в сознании жителей Восточной Европы создается образ России как ответственной за «энергетическую безопасность» их стран, на которую заранее возлагается вина за любые проблемы, связанные с их энергоснабжением.

**************4.Блокирование аналогий с Косово
    Учитывая тот факт, что международное право включает два основополагающих принципа, которые при определенных условиях могут вступить в противоречие друг с другом (право наций на самоопределение и территориальная целостность государств), при разрешении каждого конкретного конфликта с территориальной подоплекой ключевое значение приобретает фактор истолкования международного права. На протяжении более 50 лет после окончания Второй мировой войны принцип территориальной целостности оставался неофициально главенствующим, а образование новых государств происходило либо при распаде договорных федераций, либо требовало для своего юридического оформления признания со стороны державы, на территории которой создавалась новая страна. Несмотря на большое количество сепаратистских движений в мире, многие из которых эффективно контролируют свою территорию, длительное время международное сообщество предпочитало по-прежнему признавать над ними суверенитет центральных правительств, замораживая таким образом эти конфликты до тех времен, пока в будущем не представится возможность разрешить их на взаимовыгодной основе.
    Случай с Косово стал первым, когда группа государств в отсутствие соответствующего мандата Совета Безопасности ООН совершила неспровоцированную агрессию против другого государства – члена ООН, - отторгла от него часть территории, до того момента им эффективно контролировавшейся, и затем признала ее независимость. При этом такая политика не означала перехода приоритетности к принципу права наций на самоопределение, но ознаменовала фактический отказ от следования любым принципам, если они не соответствуют национальным интересам США. Иными словами, Соединенные Штаты посчитали себя достаточно сильными в военном отношении, чтобы в каждом конкретном случае навязывать реализацию именно того принципа из двух, который является для них наиболее выгодным.
    Вмешательство России в Южной Осетии означало ликвидацию монополии США на интерпретацию международного права. При этом с правовой точки зрения выход Южной Осетии и Абхазии из состава Грузии был даже более обоснован, чем выход Косово из состава Сербии. Соответственно, любые аналогии с Косово в этой информационной войне были заведомо проигрышными для США, и они стремились их блокировать.
    Главной тактикой, выбранной для достижения этой цели, стала тактика умолчания. Если до начала войны между Россией и Грузией тема Косово активно обсуждалась в информационном пространстве, что было естественно, учитывая тот факт, что провозглашение независимости Косово и ее признание западными странами произошли относительно недавно, то после ввода российских войск в Южную Осетию упоминание о Косово в передачах ведущих западных телекомпаний (CNN, BBC, Fox News) практически полностью прекратилось. Практически все выступления американских политиков, таких, как Джордж Буш, Кондолизза Райс, Ричард Холбрук, содержали призывы к России уважать территориальную целостность Грузии, и в этих условиях любые смысловые параллели с тем, как эти же руководители и их государства отнеслись к территориальной целостности Сербии, уничтожались умолчанием.
    При этом для отвлечения внимания массового телезрителя от темы Косово происходило навязывание ему других аналогий, позволявших представить в Россию в невыгодном свете. Так, только Саакашвили в своих публичных выступлениях сравнивал действия России с разделом Польши в 1939 г., советско-финской войной 1939-40 гг., введением советских войск в Чехословакию в 1968 г. и в Афганистан в 1979 г., т.е. актуализировал в информационном пространстве темы, в отношении которых у США существует хорошо разработанный антироссийский пропагандистский инструментарий, которыми прочно индоктринировано западное общественное сознание и, в меньшей степени, общественное сознание постсоветских стран. Интенсивное повторение этих аналогий применительно к операции России по принуждению Грузии к миру было призвано способствовать формированию в общественном сознании соответствующего, невыгодного России, смыслового ряда. Особое внимание уделялось сравнению действий Грузии против Южной Осетии с действиями России в Чечне, учитывая, что с момента окончания второй чеченской кампании прошло относительно немного времени. Замалчивание темы Косово позволяла соответствующим комментаторам подчеркивать, что действия России «создают опасный прецедент» для мира. При этом некоторые материалы были направлены на создание у аудитории полной путаницы относительно происходящего. В качестве примера можно привести статью публициста Виктора Шендеровича в «Ежедневном журнале», в которой он поставил в один ряд действия Милошевича, Путина и Саакашвили
20.
    При этом в случаях, когда тему Косово все же не удавалось замолчать, то использовалась тактика передергивания фактов с целью представить ситуацию таким образом, что якобы между конфликтами в Косово и Южной Осетии не существует ничего общего. Главным пунктом всех высказываний на эту тему в американских СМИ было утверждение, что Косово – это уникальный случай, который не должен становиться прецедентом. Самым первым высказался по этому поводу президент Грузии, который в своем выступлении на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности 9.02.2008 заявил: «Косово – это уникальный случай в силу моральных, правовых и исторических причин»
21.
    В качестве обоснования такого утверждения Саакашвили был выдвинут тезис о том, что сепаратисты Косово были жертвами геноцида, в то время как в Абхазии (о Южной Осетии тогда не было сказано) сепаратисты сами осуществляли геноцид. По мнению вице-президента по европейским программам Международной группы по урегулированию кризисов Алена Деллетро, уникальность случая Косово заключается в том, что там признанию независимости предшествовал длительный международный процесс, когда Косово находилось под управлением ООН, а Россия входила в Контактную группу по урегулированию в крае. По словам Деллетро, сначала эта Контактная группа выступала за территориальную целостность Сербии, и только в 2005 г. пять из шести членов группы, кроме России, пришли к выводу, о том, что единственным выходом может быть независимость. «У России была очень сильная правовая позиция, - сказал Деллетро, - что мы не хотим так легко разрушить международное право. И вот несколько месяцев спустя та сторона, которая, с моей точки зрения, тормозила процесс урегулирования на Балканах, вдруг так быстро, одна и без всякого международного процесса признает независимость Южной Осетии и Абхазии. Для меня это была неожиданность»
22. Когда в интервью CNN 26 августа Дмитрий Медведев специально остановился на таком расхождении в толковании природы обоих конфликтов, сказав: «Ваши коллеги неоднократно утверждали, что Косово – это особый случай. Хорошо. Но тогда Абхазия и Южная Осетия – это тоже особые случаи», Мэттью Ченс тут же отыграл эту ситуацию следующим образом: «Вы неоднократно заявляли, что Вы против независимости Косово, потому что это нарушает международное право. Но Ваше признание Абхазии и Южной Осетии нарушает то же самое право. Что это, если не двойные стандарты?»

********5.Предотвращение разочарования американских союзников
    В основе однополярного мира лежала способность США навязывать свою волю подавляющему большинству государств планеты. При этом, учитывая наличие у американского руководства широкого спектра инструментов для такого навязывания, к использованию военной силы не приходилось прибегать слишком часто. С другой стороны, само существование у Соединенных Штатов подавляющей военной мощи делало их оппонентов более восприимчивыми к невоенным средствам доминирования. Привлекательность союзнических отношений с США для многих государств мира, готовность этих стран разместить у себя американские военные объекты во многом определялись соблазном использования американской военной мощи в своих интересах. И хотя США не приходилось воевать с другими ведущими военными державами, само господствующее в мире убеждение в американском военном превосходстве вносило существенный вклад в поддержание политического доминирования США в мире.
    Военное сотрудничество США и Грузии началось в 1993 г. после прихода на должность председателя Объединенного комитета начальников штабов США генерала грузинского происхождения Джона Шаликашвили, однако наибольший размах оно приобрело после «революции роз». Военная помощь США в основном заключалась в поставке вооружений и военной техники, а также в обучении и подготовке грузинской армии. Так, на момент начала «пятидневной войны» на территории Грузии находились 130 американских военных инструкторов.
    После введения российских войск в Южную Осетию выяснилось, что политического и экономического давления США на Россию оказалось недостаточно, для того чтобы вынудить ее прекратить свою операцию. При этом также оказалось, что военная помощь, которая на протяжении ряда лет оказывалась Грузии Соединенными Штатами и рядом других государств, тем не менее не позволила Грузии создать вооруженные силы, способные решить задачу по восстановлению контроля над Южной Осетией и Абхазией в условиях войны с Россией. И, наконец, стало очевидным, что США не станут напрямую вмешиваться в российско-грузинский военный конфликт, несмотря на то, что Грузия была одним из наиболее ревностных их союзников. В этих условиях в среде проамериканских режимов могло возникнуть разочарование в Соединенных Штатах как в глобальном гегемоне, что в свою очередь способно пошатнуть позиции США в мире.
    Таким образом, Соединенным Штатам требовалось создать в глазах мирового общественного мнения впечатление, что они, несмотря ни на что, продолжают оказывать военную помощь Грузии. Однако, учитывая тот факт, что в условиях отсутствия на поле боя американских солдат впечатление от действий США все равно останется смазанным, Америке требовалось выдвинуть и вбросить в массовое сознание убедительное объяснение того, почему их поддержка Грузии носит столь ограниченный характер.
    Тема продолжения военной помощи Грузии отрабатывалась на двух основных сюжетах. Во-первых, максимальное освещение в прессе получил процесс доставки грузинской пехотной бригады численностью в 2.000 человек восемью военно-транспортными самолетами из Ирака, где они выполняли задачи в составе международной коалиции, обратно в Грузию. Предполагалось, что сразу по прибытии на родину эта бригада будет направлена в район боевых действий. В каждом сообщении на эту тему подчеркивалось, что грузинский контингент был третьим по численности в Ираке после американского и английского. Представитель американского командования сообщил при этом, что быстрое и внезапное убытие грузинских войск в краткосрочной перспективе окажет свое отрицательное влияние на обстановку в Ираке, но что в дальнейшем эта ситуация будет исправлена. Таким образом, создавалось впечатление, что страны свободного мира, к которым относятся и США, и Грузия, совместно ведут войну с врагами демократии на многих фронтах и что просто происходит переброска одной бригады с одного фронта на другой.
    Во-вторых, явный пропагандистский уклон имело использование сил ВВС и ВМС США для доставки в Грузию гуманитарной помощи, о чем торжественно заявил президент США Джордж Буш. Первые сообщения о наращивании американской военно-морской группировки в Черном море поступили непосредственно в момент пребывания в Москве президента председательствующей в ЕС Франции Николя Саркози и министра иностранных дел председательствующей в ОБСЕ Финляндии Александра Стабба, которые занимались согласованием условий прекращения огня. Тот факт, что по итогам данного визита удалось выработать шесть пунктов плана мирного урегулирования конфликта, имплицитно преподносился западной общественности в качестве действенности демонстрации военной силы США. Грузия даже сообщила, что США берут под контроль порты и аэропорты страны, что было тут же опровергнуто американским командованием.
    Кроме того, Соединенными Штатами были предприняты значительные пропагандистские усилия, чтобы переложить ответственность за военное поражение Грузии на западноевропейские страны, которые на апрельском саммите НАТО в Бухаресте отказались от предоставления Грузии и Украине так называемого Плана действий по членству в НАТО. 15 августа М. Саакашвили в присутствии государственного секретаря США К. Райс обрушился с резкой критикой в адрес стран Западной Европы, сравнив их действия с Мюнхенским сговором 1938 г. Такая же тональность доминировала в комментариях представителей Восточной Европы, которые высказывались в том духе, что старые члены ЕС слишком связаны с Россией деловыми отношениями и ставят их превыше идеалов и ценностей Западной цивилизации, под которыми в данном случае, очевидно, подразумевается русофобия. При этом когда президента Грузии спросили, есть ли у него претензии к Соединенным Штатам, Саакашвили твердо ответил, что никаких претензий у него нет и что он очень благодарен за ту поддержку, которую он получает от американского правительства и народа.
    14 августа ведущий новостей CNN Хуг Риминтон задал вопрос бывшему послу США в России Джеймсу Коллинзу: «Грузия хотела и по-прежнему хочет вступить в НАТО, и США заверяли ее, что ее туда примут. Если бы Грузия была членом НАТО, то что пришлось бы делать НАТО в этой ситуации? Пришлось бы вступать в войну?». Коллинз ответил: «Я не думаю, что это автоматически означало бы вступление в войну, это не записано даже в Договоре о создании НАТО. Но вообще страны НАТО обязаны выступать на защиту друг друга, и будь Грузия в НАТО, как, например, республики Прибалтики, это была бы совершенно другая ситуация». Таким образом, США пытаются создать в мире впечатление, что проблема отсутствия действенной военной помощи Грузии связана исключительно с тем, что Грузия не является членом НАТО и на нее не распространяются гарантии военной безопасности альянса. При этом замалчивается тот факт, что начиная с середины 90-х гг., НАТО активно участвует в военных действиях за пределами своей непосредственной зоны ответственности, как было в Югославии и сейчас происходит в Афганистане. Кроме того, в прошлом при наличии гарантированного многократного превосходства в силах и средствах США также могли действовать и напрямую, без использования механизмов НАТО. Примером такого одностороннего вмешательства может служить война в Ираке в 2003 г.

****Формы информационной войны
    Ведение информационной войны предполагает создание участвующими сторонами различных информационных сообщений и последующее доведение этих сообщений до целевых аудиторий. В данной статье под формами информационной войны автором понимаются средства доведения информационных сообщений. В связи с этим представляется возможным выделить следующие формы ведения Соединенными Штатами информационной войны против России во время конфликта в Южной Осетии.

    ****1.Телевидение
    Технологические возможности телевизионного вещания определяют главенствующую роль телевидения в формировании и корректировке общественного сознания, так как телевидение в наибольшей степени создает у аудитории эффект присутствия и сопричастности происходящим событиям. На момент начала войны на территории Южной Осетии не было ни одного корреспондента ведущих западных телекомпаний. В эфире западного телевидения демонстрировались видеосюжеты грузинской телекомпании «Рустави-2», а также ряда российских телеканалов, в частности Russia Today, «Россия» и ряда других. Кроме того, использовались материалы, подготовленные так называемыми стрингерами, т.е. частными операторами, которые самостоятельно направляются в места ведения боевых действий (куда телеканалы не направляют своих корреспондентов по соображениям безопасности), снимают там сюжеты, а затем продают их телевизионным компаниям. Первые корреспонденты CNN и BBC попали в Южную Осетию только после окончания активной фазы конфликта, вместе с российскими войсками.
    Телевидение стало главным инструментом создания у мировой общественности представления о России как об агрессоре. Так, в частности, в эфире телекомпании CNN были неоднократно продемонстрированы кадры разрушений в Цхинвали, при этом утверждалось, что это город Гори после бомбардировок российской авиации. Скандальную известность приобрел также случай с осетинской девочкой Амандой Кокоевой, которую по недосмотру пригласили вместе с тетей в прямой эфир телеканала Fox News, чтобы она рассказала о войне в Южной Осетии, которую она застала в Цхинвали. При этом когда девочка стала рассказывать о том, что обстрел города вели грузинские войска, телеведущий тут же объявил уход на рекламу.
****2.Радио
    Война в Южной Осетии привлекла пристальное внимание всех крупнейших мировых радиостанций. При этом в качестве преимущества для США и Запада радиовещания по сравнению с телевидением можно выделить наличие у них готовых каналов выхода на российскую аудиторию, таких, как русские студии радиостанций «Голос Америки» и «Свобода», а также радио «Эхо Москвы», которое в данном конфликте продемонстрировало скрытую солидарность с Грузией и США. В целом российский театр информационной войны стал главным для американских и солидарных с ними радиостанций, так как западное телевидение не имело доступа к российским зрителям по общедоступным каналам, а печатные СМИ проигрывали радио в оперативности освещения событий.
    Хотя основная масса населения России испытывает симпатию к борьбе за свободу народов Южной Осетии и Абхазии, тем не менее в стране также существует активная, консолидированная и тесно связанная с Западом общественная группа, статусу и жизненным перспективам которой любые действия России, направленные на поддержку этой борьбы, могут принести существенный урон и которая, соответственно, активно выступает против любых попыток оказания такой поддержки. Учитывая тот факт, что все российские телевизионные каналы согласованно придерживались позиции, заключавшейся в поддержке действий российских войск в Южной Осетии и осуждении политики Грузии и США в регионе, то представители данной общественной группы, стремясь к получению информации, истолкованной в комфортном для себя ключе, в массе своей использовали в качестве доступных источников такой информации ряд радиостанций, включая указанные выше. Более того, в данных кругах такие информационные предпочтения демонстративно декларируются как подтверждение своей оппозиционности так называемому «массовому милитаристскому имперскому психозу».
    На других театрах информационного противоборства роль радио была вспомогательной из-за широкого охвата населения телевизионным вещанием, излагающим точку зрения американского руководства на конфликт. В то же время следует отметить, что специфической аудиторией радио во всем мире традиционно являются люди, в данный момент передвигающиеся в автомобильном транспорте, что также составляет высокий процент населения.

***3.Печатные СМИ
    Роль газет и журналов в информационной войне вокруг Южной Осетии определялась временными параметрами военного конфликта: скоротечностью, а также тем, что пик боевых действий пришелся на выходные дни, когда большинство печатных СМИ не выходит. Однако, учитывая характер целевой аудитории печатной прессы, а также тот факт, что в данном случае информационное противоборство не закончилось с завершением активной фазы войны, можно с уверенностью говорить о возрастании значения данной категории средств массовой информации для осмысления и истолкования причин, характера и итогов войны в условиях снижения насыщенности информационного пространства, прежде всего телевизионного и радио, данной темой.
    Как правило, читателями газет и журналов являются люди, уровень дохода и образования которых превышает средний по обществу, так как это требует дополнительных финансовых затрат и мыслительных усилий. Соответственно, люди, относящиеся к данной категории, чаще, чем остальные, выступают в качестве референтных групп для окружающих. Это, с одной стороны, означает их большую устойчивость к внушению, а с другой стороны – повышает ценность предпринимаемых в данном направлении усилий, так как высока вероятность того, что проникнувшись той или иной точкой зрения, такой человек может транслировать ее определенному количеству других людей, в кругу которых он считается авторитетом.
    Таким образом, эффективное манипулирование читателями в целях привлечения их симпатий на сторону Грузии и США требовало использования более тонких, в большей степени выстроенных на нюансах пропагандистских приемов, чем те, что применялись на телевидении. Так, например, для захвата аудитории широко применялась неоднозначность оценок, когда в статье признавалась вина Саакашвили в развязывании военного конфликта, но при этом различными способами читатель подводился к мысли, что ответственность России неизмеримо больше.
    Отдельную аудиторию информационной войны составляли читатели «желтой» прессы, публикующей статьи развлекательного и скандального характера. В таких изданиях помещались грубые антироссийские материалы, рассчитанные на примитивное восприятие, например, что в Сухуми российские солдаты устроили импровизированный рынок, на котором продавали местным жителям награбленное в Грузии имущество.

****4.Интернет
    Данное информационное поле отличается наибольшей гетерогенностью, так как в него входят не только сетевые информационные ресурсы, но и электронные версии традиционных СМИ: телевидения, радио, газет и журналов. Другой характерной чертой Интернета является высокая интерактивность, так как размещенные в сети записи телевизионных и радиопередач, а также статьи и интервью затем активно обсуждаются на форумах. Кроме того, значительным сегментом Интернета является блогосфера, то есть сайты, на которых пользователи могут заводить личные страницы и дневники. Интернет также отличается наибольшей плюралистичностью мнений, так как в нем существуют самые низкие барьеры для входа участников, т.е. если для создания собственного телеканала, радиостанции или газеты необходимы значительные вложения капитала, то открытие блога в Интернете практически обходится даром.
    В условиях монополизма традиционных СМИ, их подконтрольности государству или крупному капиталу, отмечается тенденция ухода наиболее думающей части населения в сетевое информационное пространство, где они могут высказывать свое мнение при практически полном отсутствии цензуры. Одновременно с этим фиксируется и рост интереса к данному сегменту со стороны органов информационного противоборства, стремление завоевать авторитет и доверие среди блоггеров, чтобы получить возможность доводить свою позицию по поводу происходящих событий под маской мнений «простых людей» и «очевидцев событий».
    С самого начала войны в Южной Осетии информация об этом появилась в Интернете и стала активно обсуждаться на форумах и в блогах. При этом отдельные сообщения собирали больше тысячи комментариев в сутки, что свидетельствовало о высоком интересе к данной теме. Хотя большую часть участников дискуссий составляли неорганизованные пользователи Интернета, тем не менее специалистами было зафиксировано проведение ряда скоординированных масштабных информационных кампаний, направленных на распространение в обществе ложной информации о войне в Южной Осетии. Так, в частности, в российском сегменте «Живого журнала» был осуществлен вброс информации о якобы имевшей место этнической чистке представителями сил самообороны Южной Осетии грузинских сел, что и вынудило грузинское руководство отдать приказ о начале наступления.

****5.Слухи
    В ходе информационной войны США против России американская сторона активно использовала технологию так называемого «вирусного маркетинга», когда определенная информация вбрасывается в общественное сознание, минуя СМИ, через определенный круг лиц, являющихся идеологическими работниками, которые затем доводят ее до своих знакомых, и в результате складывается ситуация, когда дальнейшее распространение данной информации уже не требует участия инициаторов этого распространения. При этом центрами вброса являются соответствующие информационные структуры, СМИ, неправительственные организации, а также идеологически мотивированные неорганизованные агенты. При этом такая информация подается как строго конфиденциальная, ставшая известной благодаря некоему уникальному случаю; собеседника просят ни в коем случае не проговориться. Первичными адресатами вброса являются люди, склонные к привлечению внимания окружающих, склонные к преувеличениям, относящиеся к психологическому типу «душа компании», способные выдать услышанное за увиденное собственными глазами. В ходе дальнейшей передачи такая информация обрастает специфическими подробностями, что во многих случаях позволяет успешно скрывать сам факт проведения информационной кампании по распространению слухов.
    Так, непосредственно во время войны в Южной Осетии автор находился на отдыхе в военном санатории в г. Пятигорске. Спустя примерно пять дней после начала войны среди отдыхающих санатория и в целом по городу распространилась информация о том, что большое количество военнослужащих российских войск, принимавших участие в операции по принуждению Грузии к миру, постоянно находились в состоянии наркотического опьянения, и водители из-за этого даже путали направления движения, что якобы и привело к расстрелу штабной колонны 58-й армии. В подтверждение этих слов приводился такой факт, что в тех местах, где российские войска останавливались на отдых, все кусты конопли якобы были ободраны. Эта информация преподносилась со ссылкой на какого-то водителя-дальнобойщика, который в самый разгар выдвижения войск к Рокскому туннелю возил грузы во Владикавказ и на которого чуть было не наехал танк с механиком-водителем, находящимся в соответствующем состоянии.

****Методы информационной войны
    В информационной войне против России Соединенными Штатами использовались следующие основные методы.

****1.Отключение исторической памяти
    Под исторической памятью автором понимается систематизированное и рациональное знание о прошлом. Историческая память является одним из факторов, обеспечивающих целостность общества, задающих для него систему координат и позволяющих принимать решения, в максимальной степени способствующих реализации объективных национальных интересов. Отключение исторической памяти, внедрение в общественное сознание искаженной исторической картины способно дезориентировать общество, снизить его устойчивость к манипуляциям и, в конечном счете, использовать его творческий потенциал для обслуживания чуждых ему интересов.
    Превращение Грузии в активного проводника американской политики на Кавказе, которая носит ярко выраженный антироссийский характер, потребовало разрушения исторической памяти грузинского народа, отключения в его сознании надэтнических мобилизующих механизмов, что привело к рассыпанию данной общности и архаизации ее сознания. Затем была предпринята попытка создания на осколках грузинского советского народа новой грузинской нации, free democratic Georgians, с использованием технологии так называемого строительства наций (американский термин “nation building”).
    Главным историческим сюжетом в навязанной грузинскому народу новой картине мира стало непрерывное на протяжении веков угнетение Грузии Россией и борьба грузин за освобождение от российского гнета. Запад при этом традиционно сочувствовал Грузии в ее стремлении к свободе, но до определенного момента, когда Россия была сильна, не имел возможности оказать Грузии действенную поддержку. В качестве одного из самых героических периодов грузинской истории стали преподноситься 1918-21 гг., время существования меньшевистской Грузинской республики, находившейся под полным протекторатом сначала Германии, а затем Великобритании. В настоящее время согласно этой концепции грузинский народ при поддержке США вновь обрел свободу и под руководством демократически избранного президента движется к процветанию. Но Россия не оставила попыток восстановить свою империю и поработить Грузию, поэтому каждый грузин должен быть готов сражаться против российской агрессии.

****2.Выдергивание из контекста
    В сообщениях американских СМИ подоплека конфликта подавалась в упрощенном виде. Южная Осетия называлась сепаратистским грузинским регионом, имеющим тесные связи с Россией, которая поддерживает там напряженность, чтобы не дать Грузии войти в НАТО. Стремление республики выйти из состава Грузии преподносилось как противозаконное, об обстоятельствах выхода Грузии из состава СССР не сообщалось ничего. Происходило сужение контекста конфликта, и ситуация преподносилась так, как будто исконно грузинский регион, подстрекаемый Россией, решил отделиться от Грузии.
    Умалчивалось о том, что Грузия была союзной республикой в составе СССР и в ее состав входила Юго-Осетинская автономная область. 10 декабря 1991 г. парламент Грузии постановил ликвидировать автономию Южной Осетии. В Цхинвали произошли межнациональные столкновения. Грузия ввела чрезвычайное положение в Южной Осетии, туда были введены милиция и национальная гвардия Грузии. Местная милиция и осетинские силы самообороны вступили с ними в бой. Так началась первая война в Южной Осетии.
    17 марта 1991г. в СССР прошел референдум о сохранении единого государства. 76,43% граждан, имеющих право голоса, проголосовали за сохранение СССР. Грузия воспрепятствовала проведению референдума на своей территории, выйдя, таким образом, из существовавшего на тот момент правового поля. В Южной Осетии референдум состоялся, из 72% проголосовавших 99% высказалось за сохранение СССР.
    31 марта в Грузии прошел референдум о выходе из состава СССР, большинство населения высказалось за независимость. 9 апреля Грузия провозгласила независимость. Согласно советскому законодательству, если в состав союзной республики входили автономии, то они имели право самостоятельно решать, выходить ли им из Союза вместе со своей союзной республикой или оставаться в его составе. Грузия нарушила этот закон и препятствовала проведению соответствующего референдума в Южной Осетии. 
    После распада СССР 21 декабря 1991г. Верховный Совет Южной Осетии принял «Декларацию о независимости Республики Южная Осетия». 19 января 1992 г. в республике был проведен референдум по двум вопросам: о независимости Южной Осетии и о ее воссоединении с Россией. На оба вопроса ответили «да» более 98%.
******3.Подмена понятий
    Оправдание действий грузинского руководства и осуждение России в значительной степени осуществлялись за счет подмены в общественном сознании понятий «агрессор» и «жертва» агрессии. В СМИ вкратце упоминалось о том, что Грузия ввела на территорию Южной Осетии свои войска, чтобы восстановить законность и порядок в своем сепаратистском регионе, а затем в подробностях и с преувеличениями говорилось о военной операции России. При этом особый упор делался на то, что Грузия очень маленькая страна (московский корреспондент CNN Мэтью Ченс даже употребил выражение “handkerchief-size nation”, «страна, размером с носовой платок»), а Россия очень большая. Таким образом, зрителю навязывалось эмоциональное восприятие России как агрессора, так как трудно поверить в то, что маленькая страна могла напасть на большую.
    Кроме того, корреспонденты не упускали случая упомянуть, что Грузия – это демократическая страна, которая хочет вступить в НАТО, а ее президент получил образование в США. При этом также говорилось, что в России только что произошла передача власти, при которой новый президент был избран на несвободных и нечестных выборах, а старый сохранил в своих руках все рычаги власти. Учитывая, что слово «демократия» имеет на Западе почти религиозный смысл, таких сравнений было достаточно, чтобы вина за развязывание конфликта, а также за все совершенные в ходе него военные преступления была автоматически возложена общественным мнением на Россию.
    Однако даже в тех случаях, когда признавалось, что первыми начали боевые действия грузинские войска, одновременно происходило обвинение России в несоразмерности реакции. Традиционная мировая практика создания демилитаризованных буферных зон на территории агрессора, направленная на лишение его возможности угрожать или наносить удары по защищаемой территории, в случае России преподносилась как безусловное подтверждение агрессивного характера войны с ее стороны, при этом умалчивалось о том, что после первой войны в Персидском заливе США сами создали на территории Ирака зоны, запрещенные для полетов иракской авиации, и эти зоны существовали до самого начала войны 2003 г. Бомбовые удары по военным объектам грузинской армии рассматривались как территориальная эскалация конфликта.

*****4.Манипуляция числами
    Неотъемлемой составляющей навязывания обществу ложной картины мира является манипуляция количественными параметрами этой картины. Как правило, информационные войны характеризуются преувеличением параметров, связанных с численностью и вооружением войск противника, с масштабами его военных потерь, жертвами собственного мирного населения и разрушениями собственной гражданской инфраструктуры. И наоборот, прослеживается тенденция к занижению численности своих войск, военных потерь, жертв гражданского населении противника и разрушений его гражданской инфраструктуры.
    С самого начала войны в Южной Осетии западными и прозападными СМИ был взят курс на замалчивание подлинных масштабов гуманитарной катастрофы, вызванной действиями грузинских войск на территории республики. В первую очередь, сомнению подверглась официальная численность населения Южной Осетии – 70000 человек. Журналистка Юлия Латынина, специализирующаяся на освещении кавказской темы, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» заявила о том, что по-настоящему в республике проживают только 30000 человек, а все, что сверху, – это мертвые души, которые Эдуард Кокойты и его правительство предъявляют России, чтобы выбить из нее побольше финансовых ресурсов. Основываясь на этой информации, далее представители разных изданий стали утверждать, что цифра 2000 жертв среди мирных жителей, озвученная председателем комитета по печати и информации Южной Осетии Ириной Гаглоевой, завышена на порядки, и что на самом деле в городскую больницу поступило только несколько десятков раненых. О том, что подавляющее большинство раненых не могло сделать и шагу по улицам города, чтобы не попасть под обстрел грузинских снайперов, и что убитых вообще было некому доставлять в морги, и поэтому делать данные о количестве жертв, отталкиваясь лишь от числа раненых, пришедших в больницу, некорректно, просто умалчивалось. Несмотря на то, что город Цхинвали был полностью разрушен огнем грузинской артиллерии, в западных СМИ сообщалось, что в нем есть целые кварталы, которые вообще не пострадали. Кульминацией этого манипулирования цифрами потерь стало заявление Саакашвили о том, что в этой войне грузинского мирного населения погибло больше, чем осетинского, и что судить за геноцид надо Россию.

****5.Приписывание ложных намерений
    Приписывание оппоненту намерений, которых он не имеет, является одним из самых распространенных методов информационной войны, который широко использовался военной пропагандой западных стран во время конфликта в Южной Осетии. Учитывая тот факт, что с объективной точки зрения было трудно оспаривать справедливость требований России, выполнения которых она добивалась посредством войны, в ход пошло использование различных домыслов об истинных целях российской военной операции. При этом тот факт, что никто из официальных лиц России никогда не заявлял о наличии у нее приписываемых ей намерений, объяснялся аудитории врожденным российским коварством и вытекающим из него наличием некоего секретного плана войны и послевоенного переустройства региона.
    Президент России Дмитрий Медведев официально заявил, что целью военных действий со стороны России является принуждение Грузии к миру через изгнание ее войск с территории Южной Осетии. Однако уже 8 августа, через несколько часов после введения в республику подразделений 58-й армии, постоянный представитель США в ООН Залмай Халилзад, сославшись на телефонный разговор госсекретаря США К. Райс с министром иностранных дел России С. Лавровым, обвинил Россию в том, что она хочет сменить режим в Грузии. В дальнейшем эти обвинения воспроизводились М. Саакашвили, постоянным представителем Грузии в ООН Ираклием Аласания и по умолчанию ретранслировались прессой как официальная позиция российского правительства.
    Наиболее фантастическим выглядело обвинение России в том, что она намеревается ликвидировать Грузию как единое государство, расчленив его на ряд мелких территориально-политических образований, отдав при этом Джавахетию Армении, а населенный азербайджанцами район Квемо-Картли – Азербайджану. Отчасти появлению такой гипотезы способствовало выступление славящегося своей экстравагантностью российского политолога Александра Дугина, в котором он высказал похожие идеи. Однако при этом следует отметить, что Дугин выступал с критикой российского правительства за недостаточно радикальный, по его мнению, подход к решению грузинской проблемы, что означает, что российское правительство все-таки не собиралось заниматься вопросами внутреннего послевоенного обустройства Грузии.
_____________________________________________________________________________________
    В целом, информационная кампания США против России характеризовалась следующими существенными признаками: 1) сетевая структура управления, отсутствие единого управляющего центра, американская идеология как институциональные рамки дозволенного; 2) высокая степень координации между участниками кампании вне зависимости от их национальной или ведомственной принадлежности; 3) четкое сегментирование целевых аудиторий; 4) проактивность; 5) оперативное внесение корректировок в ход кампании. Действия на информационном фронте позволили в значительной степени смягчить последствия военного поражения Грузии, сохранить в ней действующий политический режим, сместить фокус общественного внимания с наиболее проигрышных для США аспектов данной войны (армия, финансируемая, вооруженная и обученная Соединенными Штатами, потерпела сокрушительное военное поражение), а также укрепить свое влияние в Грузии и других государствах по соседству с Россией. Время делать более глубокие выводы пока не настало.

1 - Mackinnon M. “Georgia revolt carried mark of Soros”. Globe&Mail. 2003. 26 ноября. http://www.theglobeandmail.com/servlet/Page/document/v5/content/subscribe?user_URL=http://www.theglobeandmail.com%2Fservlet%2Fstory%2FLAC.20031126.GEORGIA26%2FTPStory%2F%3Fquery%3DSoros%2BGeorgia&ord=53943102&brand=theglobeandmail&force_login=true

2 - Strauss J. “Shevardnadze feels betrayed by the West”. Daily Telegraph. 2003. 27 ноября. http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/europe/georgia/1447900/Shevardnadze-feels-betrayed-by-the-West.html

3 - Шеремет П. «Реформа в цвете хаки». Огонек. 2008. № 21. http://www.ogoniok.com/5047/2/

4 - “OSI and UNDP announce new fund to support governance reform in Georgia”. Пресс-релиз Института «Открытое общество», 2004, 23 янв. http://www.soros.org/initiatives/cep/news/georgia_20040123

5 - Шеремет П. «Реформа в цвете хаки». Огонек. 2008. № 21. http://www.ogoniok.com/5047/2/

6 - На самом деле Майкл Холмс употребил выражение “proxy war”, точного аналога которого в русском языке не существует. Описательно его можно перевести как «война, ведущаяся чужими руками» или «война между двумя державами, в которой стороны или одну из сторон представляют не собственные вооруженные силы, а вооруженные силы стран-сателлитов». http://edition.cnn.com/video/#/video/world/2008/08/08/intv.leshchenko.cnn?iref=videosearch

7 - http://www.robertamsterdam.com/2008/02/video_clinton_struggles_to_nam.htm

8 - http://edition.cnn.com/video/#/video/world/2008/08/12/sot.georgia.saakashvili.surrender.itn

9 - http://edition.cnn.com/video/#/video/world/2008/09/02/vo.georgia.protests.ap

10 - http://edition.cnn.com/video/#/video/world/2008/08/28/chance.russian.putin.unplugged.cnn

11 - http://www.echo.msk.ru/programs/code/532628-echo/

12 - Алякринская Н. «Грузия-мать зовет». Огонек. 2008. № 21. http://www.ogoniok.com/5047/3/

13 - http://russia.ru/video/war080808/

14 - http://edition.cnn.com/video/#/video/world/2008/08/18/tsr.saakashvili.interview.cnn

15 - http://edition.cnn.com/video/#/video/world/2008/08/18/black.russia.georgians.in.russia.cnn

16 - http://edition.cnn.com/video/#/video/world/2008/08/15/dougherty.rus.neighbor.cnn?iref=videosearch

17 - http://news.bbc.co.uk/today/hi/today/newsid_7591000/7591353.stm

18 - http://www.foxnews.com/wires/2008Aug16/0,4670,FearingRussia,00.html

19 - Шендерович В. «Сходство и различие». Ежедневный журнал. 2008. 14 августа. http://www.ej.ru/?a=note&id=8314

20 - http://www.securityconference.de/konferenzen/rede.php?menu_2008=&menu_2009=&menu_konferenzen=&sprache=en&id=214&

21 - http://www.russia.ru/specproekty/vojna_v_osetii/

22 - http://edition.cnn.com/video/#/video/world/2008/08/26/chance.russia.pres.medvedev.intv.cnn?iref=videosearch.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

16000. Виктимология социальные и криминологические проблемы 1.47 MB
  Туляков Вячеслав Алексеевич ВИКТИМОЛОГИЯ В монографии приведены результаты теоретического анализа основных науковедческих проблем современной виктимологии как перспективного направления социальноправовых исследований обеспечивающего повышение эффективнос...
16001. ВИКТИМОЛОГИЯ 924.5 KB
  Туляков В.А. ВИКТИМОЛОГИЯ ВИКТИМОЛОГИЯ от лат victime жертва и греч logos понятие учение область знания на стыке педагогики психологии социологии криминологии и этнографии изучающая различные категории людей жертв неблагопри...
16002. Історія вчень про державу та право 1.45 MB
  Посібник створений з урахуванням досвіду щодо подібних вітчизняних видань, а також власного напрацювання автора при викладанні навчальної дисципліни у вищих навчальних закладах. У посібнику вміщено теоретичний матеріал, перелік літератури, питання для заліку та самоконтролю знань студентів, глосарій контрольні тести-тренінги
16003. Наркоситуация в мире и транснациональный наркобизнес 316 KB
  Владивостокский центр изучения организованной преступности 2002 июль Наркоситуация в мире и транснациональный наркобизнес Реферат Тропиной Татьяны Наркобизнес – величайший массовый убийца. Исключая редкие случаи окровавленные руки п
16004. Валютное регулирование в международном инвестиционном праве 935 KB
  Валютное регулирование в международном инвестиционном праве Предисловие Разумное привлечение иностранного капитала в экономику России выгодно: иностранные инвестиции могут помочь стране быстро модернизировать промышленную базу и увеличить ее производстве...
16005. Современные международные отношения 2.56 MB
  На главную страницу ББК 6.4 С 56 Рекомендовано Учебнометодическим объединением вузов Российской Федерации по образованию в области международных отношений в качестве учебника для студентов обучающихся по специальностям Международные отношения и Реги
16006. Словесный портрет 3.34 MB
  Топорков А.А. Т58 Словесный портрет: Практическое пособие. М.: Юристъ 1999. 112 с.: ил. ISBN 579750149Х Практическое пособие подготовлено на основе обобщения теоретических разработок опыта работы правоохранительных органов и личного опыта автора по составлению и испо...
16007. Очерки теории эффективного уголовного процесса 956.5 KB
  В монографии представлены некоторые кажущиеся авторам перспективными идеи теории эффективного уголовного процесса. Авторы пытаются творчески пересмотреть научную парадигму современного российского уголовного судопроизводства, подвергая сомнению ряд ее традиционных
16008. Использование средств массовой информации в борьбе с преступностью 374.5 KB
  Настоящее учебное пособие посвящено проблемам взаимодействия органов внутренних дел с телевидением, печатью, радио. Основываясь н.а материалах передового опыта и теоретической интерпретации данных науки, автор дает практические рекомендации по организации и повышению эффективности взаимодействия правоохранительных