5945

Изучение реэтимологизированных образований, функционирующих в языке сатирических и юмористических произведений

Дипломная

Литература и библиотековедение

Великие мастера мировой культуры высоко ценили роль сатиры и юмора в культуре. Для выявления возможностей сатиры и юмора, их роли в развитии человека и социальной значимости необходимо изучение не только художественно - эстетических ка...

Русский

2012-12-25

117.23 KB

9 чел.

Введение

Великие мастера мировой культуры высоко ценили роль сатиры и юмора в культуре.

Для выявления возможностей сатиры и юмора, их роли в развитии человека и социальной значимости необходимо изучение не только художественно – эстетических качеств искусства комического, но и его языковых средств и приемов. Всестороннее исследование вопросов, связанных с формой и структурой художественной литературы, особенностями мастерства отдельных писателей, и ныне представляет собой одну из актуальных проблем. Художественный язык является наиболее ценным источником для изучения арсенала стилистических средств. В этом отношении язык сатиры и юмора отличается специфическими качествами. Исследование языка юмористов, проникающие в глубинные пласты языка и искусно использующих языковые возможности в целях создания комического, позволяет выявить лексический, словообразовательный и грамматический потенциал языка.  

 Одним из ярких стилистических средств, используемых в сатирических и юмористических произведениях, является реэтимологизация. К сожалению, явление реэтимологизации исследовалось именно в этом аспекте не в достаточной мере.

  Актуальность темы исследования обусловлена малоизученностью вопроса, связанного с определением сущности данного явления и её стилистической значимости в художественном тексте, а именно в произведениях сатиры и юмора.

   Цель работы состоит в изучении реэтимологизированных образований, функционирующих в языке сатирических и юмористических произведений.

Определить сущность процесса реэтимологизации в современном русском языке и характер взаимодействия с противоположным процессом - деэтимологизацией - в истории русского языка.


   Поставленные цели предполагают необходимость решения следующих задач:

- определить круг реэтимологизированных образований, функционирующих в языке сатирических и юмористических произведений;

- классифицировать выявленные реэтимологизированные слова;

- установить особенности структурно – семантической мотивации реэтимологизированных образований;

- выявить функционально – стилистические особенности и значимость реэтимологизированных образований в языке стилистических и юмористических произведений;

-  проследить основные пути формирования реэтимологизации в языке;

- выявить своеобразие формирования реэтимологизации в пределах заимствованной лексики, в кругу собственных имен и топонимических названий, на базе исконно-русской лексики;

- выявить механизм формирования "авторской" этимологии, являющейся одной из важных сфер функционирования подобных ре-этимологизированных образований в языке.

  Научная новизна работы связана с самой постановкой проблемы. Впервые изучению подвергается реэтимологизация как стилеобразующее средство в языке сатирических и юмористических произведений. В дипломной работе предпринята попытка комплексного описания процесса реэтимологизации в русском языке. Впервые для решения поставленной задачи широко привлечен материал языка сатирических и юмористических произведений, выявлена и проиллюстрирована стилеобразующая функция реэтимологизированных образований.

  Предметом исследования явились реэтимологизированные образования, функционирующие в языке сатире и юмора.

   В качестве исследовательских методов использовались такие, как: описательный, включающий в себя метод сплошной выборки из текста, прием наблюдения, обобщения, классификации материала; метод      компонентного анализа, дополненный элементами дистрибутивного; метод стилистического анализа; описательный и диахронический, что продиктовано необходимостью рассмотрения реэтимологизации как постоянно развивающегося процесса в языке. В работе используется сопоставительный метод анализа материала, а также в роли вспомогательного привлекается статистический метод. Некоторые языковые факты исследуются с помощью стилистического метода.

  Материалом исследования послужили сатирические и юмористические произведения (анекдоты, фельетоны),  Internet –данные, реэтимологизиро-ванные образования, встречающиеся в сфере исконно русской лексики, среди разноязыковых заимствований  собственных имен. Широко привлекались разные юмористические и сатирические произведения.

  Теоретическая значимость исследования заключается в том, что его результаты позволят расширить и углубить теоретические представления о реэтимологизации как языковом явлении, имеющим стилистическую значимость в художественном тексте, в частности, в языке сатирических и юмористических произведений.

  Практическая значимость работы определяется тем, что её материалы могут применяться в учебно – педагогической деятельности – на занятиях по лексикологии, словообразованию, стилистике русского языка, лингвистическому анализу текста. Материалы данной работы могут быть использованы при подготовке лекций по лексикологии, словообразованию, семасиологии, в разработке спецкурсов и спецсеминаров в практике вузовского преподавания; могут явиться основой для создания специального словаря реэтимологизированных образований, а также при обучении русскому языку иностранных студентов.

  Структура работы включает в себя введение, две главы, заключение, библиографию, источники.

ГЛАВА I

ПОНЯТИЕ РЕЭТИМОЛОГИЗАЦИИ В ИСТОРИИ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

  Реэтимологизация до сих пор остается одним из наиболее интересных и малоизученных явлений в современном языкознании. Терминологическая неупорядоченность, выражающаяся в обилии названий, лишний раз свидетельствует о недостаточном исследовании этого процесса. Так, кроме термина реэтимологизация, введенного известным этимологом О.Н.Трубачевым, в лингвистической литературе существует ряд других: народная этимология (Ферссман), ложная этимология, наивная этимология, лексическая ассимиляция (Н.В.Крушевский), семасиологическая ассимиляция (И.А.Бодуэн де Куртенэ), ремотивация (О.И.Блинова) и другие.

  Наиболее прочно вошел в мировую лингвистику термин народная этимология, под которым принято понимать процесс произвольной этимологизации - сближение непонятного по своей внутренней форме слова с известным, понятным, к которому первое часто приспосабливается и формально [Максимов 1982: 56].

  Однако термин народная этимология, примененный в указанном значении воспринимался лингвистами неправомерным еще в XIX веке, так как значительная часть так называемых «народных» этимологий создана вне народной среды. Примером могут служить этимологии многих названий, предложенные известным поэтом и лингвистом В.К.Тредиаковским (Британия — от братания; скифы - скиты, от скитания и т.п.). На данном этапе развития языкознания трудно разграничить научную и так называемую «народную» этимологию, так как научной этимологии в современном понимании этого слова еще не существовало. Вот почему и научной, и «народной» этимологии в равной степени были свойственны антиисторичность и произвольность толкований. Более того, некоторые из «народноэтимологических» образований вошли в словарный состав языка как полноправные словесные единицы (напр., свидетель, крестьянин, ладонь, близорукий, волочить и некоторые другие).

  Как известно, не все научные этимологии истинны, а в свою очередь - не всякая этимология, созданная на уровне речи, оказывается ложной. В основе всех этимологий - научных, «народных», поэтических - лежит отмеченное Ш.Балли свойство человеческого сознания, которое состоит в стремлении «ассоциировать в уме слова или, говоря вообще, семантически значимые элементы языка, представляющие большее или менее сходство» [Бузанова 1991:21].

  Л.А.Введенская и Н.П.Колесников реэтимологизированные преобразования, имеющие авторство, склонны относить к псевдонародной этимологии. Отличие «народной» этимологии от «псевдонародной» авторы видят в том, что «при народной этимологии изменение слова происходит без особого усилия со стороны носителя языка, чаще всего бессознательно, естественно, в процессе воспоминания и точного воспроизведения правильно и неправильно услышанного слова, то при псевдонародной этимологии ... слово изменяется преднамеренно и не для того, чтобы, осмыслить его .... а для того, чтобы, вложив в уста своих персонажей, добиться соответствующего художественно-стилистического эффекта, придать речи экспрессивность» [Введенская, Колесников 1984: 73].

  Исследованный в работе фактический материал позволяет высказать предположение о том, что понятия "народная этимология" и "реэтимологизация" находятся в отношениях части и целого, частного и общего. Термин реэтимологизация является наиболее универсальным по сравнению с другими наименованиями указанного явления, точнее передает его суть.

   Несмотря на кажущиеся различия, «народная» и «псевдонародная» этимология - две стороны одного и того же явления, суть которого состоит в стремлении определить или осознать мотивацию немотивированного слова.

  Точнее всего суть указанного явления отражает редко используемый термин реэтимологизация. В первую очередь потому, что указывает на связь с противоположным процессом деэтимологизацией.

  Деэтимологизация и реэтимологизация противоположны по результатам воздействия на слово: в процессе деэтимологизации мотивированное слово превращается в немотивированное, из членимого - в нечленимое, в результате чего происходит упрощение морфологической структуры слова. Под воздействием реэтимологизации устанавливается соотнесенность между словами, которые не находились в отношениях исторической производности, благодаря чему происходит усложнение морфологической структуры слова, оно приобретает членимость.  Точнее всего суть указанного явления отражает редко используемый термин ре этимологизация.  Данный термин использует известный этимолог О.Н.Трубачев, отмечая, что основной тенденцией нейтрального словоупотребления явля ется деэтимологизация, а в поэтическом языке и приподнятых стилях речи необходимо считаться с реэтимологизацией, т.е. оживлением этимологических связей.

  В лексической системе языка наряду с мотивированными словами, значение которых можно вывести из формы слова, имеются немотивированные, истоки наименования которых не всегда в состоянии вскрыть научная этимология. Немотивированными являются образования, которые связаны ассоциацией по сходству с небольшим числом слов, и по этой причине легко забываются. «Это будут имена собственные, в особенности также, происхождение которых неизвестно, слова иностранные, технические термины и т.п. ...Такие слова в языке всегда подвержены бессознательному процессу, известному под именем аналогии и народного словопроизводства...»[Крушевский 1883: 65]. Сюда же следует отнести и большое количество слов «природных, значение которых затемнилось» [Богородицкий 1915: 165].

  Реэтимологизация - общеязыковой процесс, в который могут включаться «явные» заимствования, т.е. слова, не полностью ассимилированные фонетической системой русского языка и не освоенные грамматически; имена собственные и топонимические названия; исконно русская лексика.

  Изучение иноязычной лексики имеет давние традиции в отечественном языкознании. Интерес к процессам вхождения иностранных слов в русский язык возник уже во второй половине 18 века, в период создания первого толкового словаря.

Процесс вхождения иноязычного слова в заимствующий его язык довольно длительный и сложный. Для этого требуются следующие условия:

1) передача иноязычного слова фонетическими и грамматическими средствами заимствующего языка;

2) соотнесение слова с грамматическими классами и категориями заимствующего языка;

3) фонетическое освоение иноязычного слова;

4) грамматическое его освоение;

5) словообразовательная активность слова;

6) семантическое освоение иноязычного слова;

7) регулярная употребляемость в речи [Крысин 1968: 35-36].

   В современном русском языке существуют и активно употребляются слова с нехарактерными для русской произносительной системы фонетическими чертами и не освоенные грамматически (джем, джемпер, желе, алиби и т.п.). Это так называемые явные заимствования, сравнительно недавно вошедшие в русский язык. Наряду с ними существуют ранние заимствования и слова, унаследованные из общеславянского и восточнославянского фонда, которые в силу своего длительного существования в языке и полной ассимиляции в нем чаще всего воспринимаются носителями русского языка как исконные (молоко, хижина, бумага, свекла). Ввиду полной ассимиляции заимствованного слова иногда довольно трудно определить его принадлежность тому или иному языку -источнику, не прибегнув к этимологическому анализу. В ряде случаев этимологи затрудняются дать однозначное толкование первичного смысла слова, вследствие чего нередки различные предположения о происхождении того или иного слова. Иногда в конце словарной статьи дается ссылка на «народную» этимологию, которая является, по словам И.А.Бодуэна де Куртенэ, одним из способов усвоения иностранных слов. Подобные факты «народной» этимологии прочно вошли в систему русского языка и вскрываются только в результате историко-этимологического анализа. Это слова типа колика (от латинского colica - «резь в кишках»), которое по ассоциации с глаголом колоть изменило свою семантику; веер (из нем.) приобрело свой нынешний облик под влиянием русского глагола веять и т.п.

  Таким образом, можно утверждать, что «народная» этимология была начальным периодом того раздела лингвистики, который изучает происхождение слов и устанавливает родственные связи между ними.

  Стремление заимствованного слова получить в новом языке мотивационную поддержку, что облегчает его запоминание и, следовательно, функционирование, вполне понятно. Никакое заимствованное слово не может существовать в языке, не приспособившись своей внутренней и внешней стороной к стройному целому, называемому языком. Если какие-нибудь фонетические его качества не согласуются с действительными, то есть действующими в данное время законами языка, то они будут непременно устранены [Крушевский 1883: 103].

  Иноязычное слово попадает в заимствующий его язык в какой-то одной его форме, в отрыве от грамматических и словообразовательных связей, присущих ему в родном языке. Лишенное таким образом своих корней, здесь оно чаще всего выступает как непроизводное.

  Эффективному функционированию слов в языке способствуют все типы мотивации (фонетическая, грамматическая, семантическая). Но из трех типов мотивации наиболее сильной является семантическая, так как она определена и хорошо осознается говорящими [Журавлев 1974: 140].

  Стремление заимствованного слова получить в новом языке мотивационную поддержку, что облегчает его запоминание, а следовательно,и функционирование, вполне понятно. Значение входящего в язык иностранного слова не сразу усваивается всеми говорящими, и в этом случае опора на звучание становится более заметной.

  При отсутствии ясной предметной отнесенности заимство -ванного слова говорящий строит гипотезу о его значении,- от -талкиваясь от звучания /"ревком" - рев быка ; немецкое "ун -зер" /unsег / - длинное, тонкое злое насекомое и т.п./. При этом происходят соответствующие замены,подчиняющиеся русским цроизносительным нормам, что отражает попытку фонетической мотивации заимствованного слова.

  Другой способ адаптации заимствованного слова при неясном денотате - осмысление его в ряду знакомых созвучных слов, материальная оболочка наполняется новым содержанием / мараль при карать, портить репутацию , спираль при спирать, спе -реть ; спертый воздух и т.п./.

  В русском языке нередки случаи совпадения в звучании исконных и заимствованных слов. Сближая подобные пары слов, говорящий стремится к мотивировке лексического знака, таким образом устанавливая словообразовательные связи между словами, которые никогда не находились в отношениях исторической производности (чай - при отчаиваться, секты - при сечь, виртуоз -при вертеться).

  Иноязычное слово, потерявшее связи с родной почвой, начинает осмысливаться в ряду слов, с которыми у него нет действительных связей, реальных отношений родства. Появление мотивировки у немотивированного слова ведет иногда к частичному изменению в фонетическом облике данного слова. Например, скудент (вместо студент) возникло по ассоциации со словом скудный, галдарея (галерея), от слова галдеть, перитомит (перитонит) от созвучного глагола перетомитъся и др.

  Как в любом развитом языке мира, в русском языке явное место занимают иностранные заимствования. В связи с этим изучение иноязычной лексики имеет давние традиции в отечественном языкознании. В России интерес к процессам вхождения иностранных слов в русский язык возник во второй половине ХIII века, в период создания первого толкового словаря.

  В русском языке нередки случаи совпадения в звучании исконных и заимствованных слов. Вполне закономерно всякое вновь возникшее слово говорящий пытается соотнести с уже знакомыми единицами языка. Сближая подобные пары слов, говорящий стремиться к мотивировке лексического знака, таким образом устанавливая словообразовательные связи между словами, которые никогда не находились в отношениях исторической производности {чай - при отчаиваться, секты - при сечь, виртуоз — при вертеться).

  Иногда с появлением новой мотивировки внешняя форма слова, его звуковой состав почти не подвергаются изменению, но слово членится на несвойственные ему части и объясняются, исходя из этих вновь образованных частей:

«У нас ничего нет. Только вот, что батька зарабатывает. Мой отец в таможне. Но хотя там можно, он ничего не берет...»(Гарин-Михайловский «Гимназисты»).

  Также прослеживается воздействие процесса реэтимологизации на имена собственные и топонимические названия.

  Как правило, во всех языках эти слова составляют самый древний языковой пласт, поэтому одни из них давно утратили этимологические связи в языке, другие этих связей никогда не имели, поскольку были заимствованы из других языков.

  В период интенсивной миграции иностранных специалистов в Россию в связи с экономическими реформами (17-18 вв.) образовалась большая группа фамилий, звучание которых вступало в противоречие с русскими произносительными нормами. Поэтому имена собственные иностранного происхождения при усвоении их на русской почве подвергались разного рода изменениям. В одних случаях процесс изменения носит нейтральный характер, в других - под воздействием каких-то факторов - может быть стилистически окрашенным. Примером первого порядка могут служить следующие факты:

  «При Петре Великом в числе служилых иностранцев находился немец Гаррах, которого переделали в Горох, а потом в Горохова, и от его фамилии получила свое название одна из петербургских улиц, на которой был дом упомянутого Гарраха» [Карнович 1886: 93].

  «По историческому преданию в середине 16 века из Англии в Россию выехал представитель рода Гамильтонов, Томас Гамильтон. Потомство его превратилось постепенно в бояр Гамильтонов, Гамантовых, Хаментовых, и, наконец, - Хомутовых» [Успенский 1967: 124].

  На основании вышеприведенных примеров информация об отношении говорящего к этимологизируемым именам не получена. Участие же дополнительных факторов приводит к несколько иным результатам. Например, усиление эмоционального начала привело к намеренной оценке изображаемого в следующих случаях: генерал времен Николая I фон Борнскоф в языке солдат именовался Прискорбом, а один из русских офицеров 19 века, иностранец родом, Левис-оф-монар для солдат всегда оставался господином Лезъ-на-фонаръ.

  Иногда географические названия, как и имена и фамилии, могут объясняться при помощи словосочетаний, которые якобы их мотивируют. Так, название реки Яхрома возводится к сочетанию «Я хрома», толкование города Вязники - к «Вязни Кий».

  Н. Я. Марр пытался объяснить происхождение русского слова «сумерки» из племенного названия «шумер», разлагая русское слово на сумер- (шумер) и -ки; здесь все невероятно и противоречит действительности: слово «сумерки» морфологически делится на приставку -су- (из древнего –еж- с носовым гласным [о], ср. супруг, сугроб, сумятица, супесь и т. п.), корень -мерк- (ср. меркнуть) и флексию -и-; выделенная Марром часть -ки- – бессмыслица, невозможная исторически, так как к принадлежит корню; русское с никогда из ш не происходило (наоборот, -ш- в известных случаях происходило из с j, ср. кусать – укушен, носить – ноша и т. п.); кроме того, шумеры никогда не имели никакого отношения к славянам и к их языку, а слово сумерки по значению вполне ясно: «состояние дня, близкое к тому, чтобы померкнуть» (су- означает «положение около, рядом»; суводь – «боковое течение воды в реке», супесь – «почва рядом с песком» и т. д.). Шумеры – древнейшее население междуречья Тигра и Евфрата.

  Любому говорящему по-русски кажется, что слово «зонтик» произошло от слова зонт, как столик – от стол, ротик – от рот и т. п. Можно построить такую пропорцию: ротик: рот = зонтик: зонт. Но, тем не менее, слово зонтик не происходит от слова зонт, а, наоборот, зонт происходит от зонтик. Слово зонтик появилось при Петре I, а зонт – позднее, так как зонтик – это усвоенное голландское слово zonnedeck – буквально «солнцепокрышка», где в русской передаче з, о, н, к совпадают с оригиналом, но слабое е германских языков (murmel-е1) пропало, на месте же -d- подлинника в русском языке т (что вполне понятно, если знать соотношение германских и славянских звонких согласных), а -е- в последнем слоге заменилось на и, что опять-таки понятно, если учесть, что безударные -е- и

-и- в русском литературном языке совпадают, и, например, то, что в слове ножичек надо писать -е-, а в слове мальчик – и, мы определяем по тому, что –е- в склонении «выпадает»: ножичка (беглая гласная), а –и- сохраняется: мальчика; в новом слове зонтик гласная не выпадала, а тогда, значит, что и конец слова переосмыслялся по аналогии со словами столик, ротик и т. п. как суффикс уменьшительной формы –ик-. Тогда основа без этого суффикса – неуменьшительная форма, откуда и возникло «фантастическое слово» зонт по пропорции: столик: стол = зонтик: зонт.

  Незнающему звуковых соответствий родственных языков кажется, что русское слово начальник и польское naczelnik – «начальник» – то же слово по происхождению, но это неверно. Если бы это были слова от того же корня, то в польском слове после –cz- должна бы быть носовая гласная, так как русское начальник того же корня, что и начало, и имело раньше корень ча – с носовым гласным [е]; польское же слово происходит от того же корня, что и czolo – «лоб», ср. древнерусское и церковнославянское чело. {См.: Булаховский Л. А. Введение в языкознание. М., 1953. Ч. II. С. 163}.

  "Искажение" формы заимствованного имени сопровождалось смысловым перерождением. Подобные изменения были вызваны не столько языковыми причинами, сколько экстралингвистическими факторами. Например, название острова Голодай, произведенное от фамилии английского фабриканта Холлидэя,  морившего голодом рабочих на своей фабрике; или - генерал времен Николая I фон Борнскоф в языке солдат именовался Прискорбом; Гильденштубе именовался Дылдой в шубе. Для сравнения следует привести здесь фамилию Багратион, которого в русских войсках наградили титулом Бог рати /он/.

  Зато кажущееся нелингвисту невозможным сопоставление немецкого слова Elephant [элефант] – «слон» и русского верблюд, где -о- «созвучии» говорить трудно, лингвист берется свести к одному источнику и доказать, что по происхождению это то же слово.

  Еще в XVIII веке академик и филолог В. К. Тредиаковский писал, что название древних жителей Пиренейского полуострова иберы - это искаженное слово уперы, так как они по своему географическому положению со всех сторон уперты морями. Британия, согласно Тредиаковскому, это искаженное Братания (от слова брат), скифы - это скиты (от скитаться), турки - от юрки (ср. юркий "быстрый, проворный") и т. п. Следовательно, здесь мы сталкиваемся с "народной этимологией" на самом высоком (академическом) уровне. И народ здесь совсем ни при чем. Просто во времена Тредиаковского этимология еще не сформировалась как наука, и это предоставляло широкий простор для всякого рода безудержных фантазий.

   Вместо термина «народная этимология» некоторые ученые предпочитают употреблять выражения ложная этимология или наивная этимология. Но эти термины еще менее удачны. Во-первых, и научная этимология может быть ложной. А во-вторых, не всякая народная этимология должна быть обязательно наивной. Например, по крайней мере, одна из двух рассмотренных нами этимологии слова невеста определенно является ложной. Но обе они, несомненно, относятся к числу научных этимологии и ничего наивного в себе не содержат. "Народная этимология" всегда бывает ложной, но не всякая ложная этимология является в то же время "народной". Вот почему один из этих терминов не может быть заменен другим.

  Немецкое Elephant из французского elephant [элефa], восходящего к латинскому elephantus [элефантус] с тем же значением, в латинском же – из греческого elephas, в косвенных падежах основа elephant = современное русское верблюд, из более раннего велблюд, и еще раньше велбладъ (ср. польское wielblqd), в котором второе –л- возникло под влиянием бладити – «блуждать», т. е. когда-то было вельбадъ, что происходит из готского ulbandus с тем же значением; готское же ulbandus из латинского elephantus, которое восходит к греческому elephantos, в греческом это слово, очевидно, из арабского al ephas, что, может быть, в свою очередь идет из древнеегипетского. Таким образом, позднейшее отсутствие «созвучия» сведено в соответствии с законами звуковых изменений к бывшему не только созвучию, но и звуковому тожеству. Остается еще одна трудность – значение; но, зная переходы по функции, можно просто объяснить, что первоначально это слово обозначало «слона», позднее же в той же функции («тяжеловоз») появился «верблюд», и старое название перешло на него; со значением «слона» это слово сохранилось в поздней латыни и оттуда вошло в западноевропейские языки, а со значением «верблюда», пережив указанные фонетические изменения, через готов пришло в славянские языки.{ См.: Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка}.

  Специфика реэтимологического преобразования топонимов состоит в том, что под воздействием надуманного содержания исходная форма названия искажается, «подгоняется» под ошибочное значение и постепенно закрепляется и узаконивается литературным языком: мансийский топоним Нёр-Ойка (хозяин гор) превращается в русифицированное Неройка, вероятно, ассоциируемое с глаголом рыть; финно-угорское название реки Косья, или Косью, сближают с козой, в результате чего река зовется Козьей и т.п.

  Закрепленные литературным языком и географической традицией реэтимологизированные образования ничем не уступают топонимам, не испытавшим подобного искажения. И те, и другие собственные имена одинаково успешно выполняют свою основную функцию - называть конкретные географические объекты.

  Установление отношений родства иностранного имени с исконным апеллятивом приводит к появлению легенд, связанных с отечественной историей и конкретными историческими деятелями. Название реки Ворскла объясняется как «вор стекла», в силу существующей легенды о том, что Петр I уронил в нее свое «стекло» подзорную трубку. Имя старинного города Таруса («то Русь») связано со временем правления князя Святослава и т.д.         

  Свои особенности имеет процесс реэтимологизации и на базе исконной русской лексики. Происхождение значительной части русских слов до сих пор остается неясным, так как не всегда научная этимология в состоянии определить истоки наименования у многих слов.

  Во многих случаях, особенно в этимологических словарях А.Г.Преображенского и М.Фасмера, приводится, как правило, не одно, а два или несколько различных объяснений, касающихся этимологии слова. К сожалению, материал, которым располагают этимологи, является далеко не всегда достаточным. Вот почему этимологические «реконструкции» разных ученых часто существенным образом отличаются друг от друга.

  В конце той или иной словарной статьи авторы - этимологи иногда дают указание на то, как толкует данное слово народная этимология. Подобные указания совсем не случайны, поскольку этимологические разыскания свидетельствуют о большом количестве случаев народной этимологии в кругу собственно русских слов: белокурый (первоначально белокудрый) -сближение со словом курица; муравей (древнерусское мороеии) - сближение со словом мурава; близорукий (первоначально близозоркий) - сближение со словом рука и т.д. [Кондратов 1977: 3-10]

  Кроме того, существуют случаи, когда не удается провести четкую грань между этими типами объяснений - научным и народноэтимологическим.

  Путем сближения двух слов, основанного на звуковом сходстве этих двух слов и не подкрепленного никакими другими факторами возникли и некоторые приметы, поверья, суеверия: Св. Донат, по поверьям немецкого народа, защищает от грома. Гром по-немецки Donner.

  По старому украинскому поверью, когда осенью увидишь журавлей, скажи: веселики, и тогда целый год будешь весел.

  11 мая, в день восстановления Царьграда, в России когда-то не работали: «чтобы царь град не выбил хлеба».

В апреле земля преет.

В мае жениться — век промаяться.

  Некоторые примеры снотолкования тоже основаны на народной этимологии: Видеть во сне вино — быть обвиненным; груши — грустить; жать хлеб — к урожаю; девиц — к удивлению; лошадей — к ложному оговору; на гору идти — быть горю; печь — быть печали; увидеть печь развалившуюся - к освобождению от печали; плетень - попасть в сплетни; река - к разговорам и т.п.

  Результатом воздействия так называемой "народной" этимологии оказалось изменение облика многих русских слов, закрепившихся в этом виде в литературном языке (крестьянин из христианин, ладонь из долонь, муравей из моровей и некоторые другие).

  Для понимания этимологии возгласа караул надо сопоставить его с названием стражи караул, что пришло из тюркских языков, где это было сочетанием повелительного наклонения и прямого дополнения с значением «охраняй аул» – кара авыл. Слово троллейбус заимствовано из английского языка, где trolley означает «провод», a -bus – конец слова omnibus – «омнибус» из латинского местоимения omnes – «все» в дательном падеже; это -bus «откололось» и стало как бы суффиксом в названиях видов транспорта: омнибус, автобус, троллейбус.

1.Ср. почетный караул, начальник караула и т. п.

2.Ср. шуточное топтобус – «способ пешего передвижения», где это –бус- присоединено к своеязычному корню.

   Но для правильного этимологизирования часто бывает мало только лингвистических знаний, особенно когда в изменениях участвуют метонимии, основанные не на связи понятий, а на связи вещей. Тогда лингвисту приходит на помощь историк. Лингвист может объяснить, что слово затрапезный происходит от слова трапеза – «обед», «еда», происходящего от греческого trapedza – «стол», но почему оно означает «захудалый», «второсортный», когда к обеду переодеваются в чистое платье, остается непонятным. Историк разъясняет, что затрапезный происходит не прямо от слова трапеза, а от слова затрапез или затрапеза – «дешевая пестрядинная ткань», изготовлявшаяся фабрикантом по фамилии Затрапезнов.{См.: Толковый словарь русского языка; Под ред. Д. Н. Ушакова. Т. 1. С. 1957}.

   Или другой пример: лингвист может объяснить, что глаголы объегорить и подкузьмить – синонимы, оба значат «обжулить» и образованы от собственных имен Егор и Кузьма, которые происходят от греческих Georgios из нарицательного georgos – «земледелец» и Kosma от глагола kosmeo«украшаю» (того же корня, что и космос, косметика). Однако почему же все-таки объегорить и подкузьмить означают «обжулить», остается неясным, и лингвист далее бессилен что-либо объяснить. Приходит на помощь историк и разъясняет, что дело не в самих именах, а в Егорьевом и Кузьмине дне, когда до введения крепостного права на Руси крестьяне могли переходить от барина к барину и рядились весной на Егория, а расчет получали на Кузьму (осенью), староста же норовил их дважды обжулить: 23 апреля на Егория объегорить, а 1 ноября на Кузьму и подкузьмить. {О путях и методах правильного этимологизирования см.: Булаховский Л. А. Введение в языкознание, 1953. Ч. II. Гл. IV – «Этимология». С. 160, особенно с. 166–167 (этимология слова пшено).}.

  Фонетические замены в сфере исконных слов не имеют такого значения, как в заимствованных словах, поэтому они реже - подвержены изменениям во внешнем облике. Все изменения, как правило, связаны с семантикой слова. В семантической структуре слова появляются черты характеристики называемого предмета /явления/ по качеству, свойству, функциям, ситуативным при -знакам, которые с предметом /явлением/ обычно ассоциируются  (рука от глагола рушить, разрушать ; скука - от скучиться. ча ; ужас - от ужа и под). Не все этимологии такого типа бывают ложными: иногда давно забытая внутренняя форма вновь "оживает" в реэтимологизированном образовании (погост от гость, погостить ; опенок от пень, пенек и др.).

  Некоторые исконные слова объясняются путем их мотивировки словосочетанием. Для этого этимологизируемое слово расчленяется на значимые - с точки зрения говорящего - части /ссыльнокаторжный - сильно каторжный ; человек - чело века ; богадельня - бога делать и др./.

  Приемы лечения в народной медицине основаны также на созвучии названия болезни с названием какого-либо вещества, которое на этом основании и получило лечебное применение. Например, при золотухе пьют в воде сусальное золото или носят на себе какой-то золотой предмет; при желтухе пьют желтый настой и т.п.

  В отличие от заимствованных слов, усвоение которых на русской почве обходится без изменения в их звуковом облике, фонетических замен в исконно русских словах гораздо меньше, так как, чем привычнее слово, тем меньше внимания обращается на его внешнюю форму.

  Кроме всего вышеперечисленного, реэтимологизация, являясь одним из способов языковой номинации и толкования неизвестного слова, особенно показательно проявляет себя в детской речи. Языковая деятельность ребенка - это, прежде всего, не имитация готового, а процесс творческого познания, активного поиска связей, закономерностей, отношений элементов языка, на основании которых ребенок строит высказывания.

  К.И.Чуковский писал: «Страшно подумать, какое огромное множество грамматических форм сыплется на бедную детскую голову, а ребенок, как ни в чем не бывало, ориентируется во всем этом хаосе, постоянно распределяя по рубрикам беспорядочные элементы услышанных слов и при этом даже не замечая своей колоссальной работы. Плодотворный метод такой лингвистической работы (и совершенно неосознанной ими работы) вскрывается лучше всего в тех ошибках, которые они порой совершают при этом». [Чуковский 1984: 278]

  Одной из этих «ошибок» является установление нехарактерной для слова мотивации и использование «реэтимологизированных» слов детьми в своей речи: на ногах - ногти, на руках -рукти; копатка — лопатка; песковатор -экскаватор, улиционер - милиционер и т.д.

  Таким образом, реэтимологизация является общеязыковым процессом, выражающим одно из двух центрально-языковых стремлений, а именно -стремление к оживлению морфологического состава слов, не имеющих членимости или утративших ее. Поскольку процесс реэтимологизации носит закономерный характер в языке, вслед за В.А.Богородицким принято выделять три направления в его развитии:

  1.  Фонетическое сближение слов, которое приводит к изменению звукового состава внешнего облика слова (так называемая субституция или акустическая замена). Результатом подобного сближения, которое может носить как случайный, так и достаточно закономерный характер, является как приобретение словом новой мотивировки, так и закрепившийся в языке звуковой облик реэтимологизированного слова. Например, крестьянин по ассоциации со словом крест превратилось в современное слово из древнего христианин; слово солянка приобрело корневой -о- под влиянием существительного соль (первоначально селянка); слово пескарь появилось на основе пискаръ, но будучи близким слову песок, изменило свой облик и т.д.

  Особенно часто изменяют свой вид заимствованные слова, одно из направлений адаптации которых - изменение внешнего облика натоснове неправомерного сближения с каким-то другим, сходным по звучанию словом. Так, заимствованные из немецкого языка слова: веер, кустарь, мордовать, противень, рубанок и т.д. приобрели свой звуковой облик в результате сближения с русскими созвучиями типа веять, куст, морда, против, рубить и т.д.; тюркские слова: баламут, вьюк, ковыль, дурман и др. сблизились в русском языке с соответствующими балагур (+мутитъ), вить, ковылять, дурной и др. Изменение фонетического облика слов, подвергшихся процессу реэтимологизаций, может иметь под собой семантическую основу, хотя в большинстве случаев сближение созвучных слов носит случайный характер.

  1.  Морфологизация, то есть замена каких-то морфологических элементов в слове в результате сближения с каким-то новым мотивирующим словом, а отсюда и новая членимость. Например, народно-разговорное не-крут вместо рекрут, злоядный вместо заядлый, спинжак вместо пиджак и т.д.

  Особенно часто подобному усложнению подвергаются в народноразговорной речи заимствованные слова. При этом звуковые замены происходят в части слов, преобразованной в результате приобретения новой мотивации. Так, если структура иноязычного слова неясна, то происходит ее расчленение на знаменательные и нейтральные части. В слове как бы выделяется основная часть, которая и подвергается замене. Вот почему на уровне разговорной речи монополия превращается в винополию, тротуар — в плитуар, фитиль - в светиль, таблица умножения - в долбицу умножения и т.д.

  1.  Семасиологизация, то есть семантическое сближение слов, не связанных между собой в семантическом плане, стремление объяснить неясное через имеющееся в языке слово, сходное по звучанию. Например, слово пекло было некогда образовано от латинского заимствования pix «смола» с помощью суффикса -ло. Чисто эмоциональное восприятие слова в силу отсутствия ясной предметной отнесенности,касающееся в основном заимствованных образований, или привнесение новой внутренней формы в неясное внешнее содержание; мотивировка заимствованного или неясного исконного слова созвучной с ним, известной говорящему лексемой ; в/ объяснение путем членения на значимые - с точки зрения говорящего - части, при этом внутренняя форма привносится в каждую из искусственно выделенных частей или в одну из них.

  Сближение с глаголом печь - явление «народной этимологии»; слово сальный «грязный, непристойный» было заимствовано из французского языка. Французское sale «грязный» осложнилось на русской почве суффиксом —н(ый). Установление семантических связей с соответствующим сало привело к переоформлению слова на новой основе: салъ-н(ый) (при мотивирующем сало). Реэтимологизация может и не сопровождаться звуковыми заменами. Слово испытывает лишь семантическое воздействие чуждого ему этимона и приспосабливается к нему. В этом случае оно лишь осмысляется в ряду созвучных слов. Это касается прежде всего заимствований. Так, например, в рассказе В.В.Маяковского об опросе группы крестьян, у которых он хотел узнать, как они понимают слово павильон. «Я понимаю. Это главный, который всеми повелевает. Это и есть павильон». Или в рассказе И.Бунина «Руся»: «Ох, какая гадость! Недаромслово ужас происходит от ужа. Они у нас повсюду, и в саду, и под домом» [Балалыкина 1993: 113-115].

    Под воздействием процесса реэтимологизации слова приобретают особую образность и, нередко, начиная с 18 века, это явление используется разными авторами в стилистических целях. Стилеобразующая функция реэтимологизации впервые отмечается в древнерусской литературе -использование каламбура, основанного на омофонии, в «Молении» Даниила Заточника и «Переписке» Ивана Грозного с Курбским. Широкую популярность приобрела реэтимологизация в произведениях русской литературы 19 века (А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, А.П.Чехова и др.)

  Среди писателей, работавших в разное время и в разной творческой манере, особо следует выделить таких авторов, как Н.С.Лесков, М.Горький, К.Г.Паустовский, для которых реэтимологизация является одним из основных стилистических средств, используемых при создании того или иного произведения.

  Нередко реэтимологизация используется авторами как один из приемов характеристики действующих лиц, особенно активно используемых в качестве основного стилистического средства в некоторых художественных произведениях. Подтверждением тому могут быть авторские характеристики персонажей в пьесах классика русской драматургии А.Н.Островского.

«Иван Ксенофонтович. Послушайте, Плутарх в одной книге...

Аграфена Платоновна. А насчет плутовства - это точно, он старик хитрый» («В чужом пиру похмелье»)

«Ненила Сидоровна. Послушайте, молодой человек, я постарше вас, все эти штуки, все эти подходы и все эти дела видела.

Настасья Панкратьевна. Так, так, Немила Сидоровна, а ты слушай, что старшие говорят» («В чужом пиру похмелье»)

  Реэтимологизация может быть использована и как средство создания каламбуров. Значительное количество подобных образований можно найти в произведениях М.Г орького:

«Поймав какого-то запоздалого жука и подавая его двумя пальцами Борису, Клим сказал:

- На, секомое.

  Каламбур явился сам собою, внезапно и заставил Клима рассмеяться... (Незадолго до этого события Борис Варавка перенес страшное унижение: его высекли сверстники за чужой поступок) («Жизнь Клима Самгина»)

  Или: « Павлин. Злое и пагубное творится в присутствии отроковицы... Булычев. От рукавицы, от рукавицы. Обучают вас, дураков, как собак на зайцев...» («Егор Булычев и другие») [Бузанова 1991: 22].

   Реэтимологизация используется также в целях стилизации. Непревзойденным мастером этого приема остается до сих пор Н.С.Лесков, интерес которого связан с его особым вниманием к народной речи, с борьбой писателя против неоправданного засорения языка, за национализацию и дальнейшую демократизацию русского литературного языка.

  Возможности реэтимологизации как одного из наиболее ярких стилистических средств очень активно используются в целях раскрытия сути того или иного явления, создания образности, экспрессивности текста в разножанровых и разновременных произведениях русской литературы, в сатирических и юмористических произведениях (каламбур, шутка, анекдот, фельетон), а в отдельных случаях - и в серьезной литературе, поскольку   оживление этимологических связей слова способствует раскрытию основной идеи произведения и позволяет более выразительно охарактеризовать тех или иных героев.

  Например, такую действенную форму остроты, как каламбур, использовали многие писатели от А.С.Пушкина до наших дней, но особую значимость он приобретает в творчестве мастеров сатирической и юмористической литературы: А.П.Чехова и Н.В.Гоголя, М.Е.Салтыкова -Щедрина и Н.С.Лескова, В.В.Маяковского и А.М.Горького.

Пушкину и его современникам принадлежит множество шутливых столкновений звучания и смысла:

  Защитник вольности и прав В сем случае совсем не прав.

   А что же делает супруга одна в отсутствие супруга. и кончая злыми, часто политически заостренными эпиграммами, благодаря цензуре не проникавшими в печать:

Неведомский - поэт, неведомый никем,

Печатает стихи неведомо зачем.

  Или эпиграмма А.С.Пушкина на Ф.В.Булгарина, претендовавшего на роль русского Вальтера Скотта со стихом:

Согласен я - он просто скот... и др. [Ходакова 1977: 35]

  Не менее активно занимаются этимологизированием в духе «народной» этимологии современные авторы. В сатирических и юмористических произведениях (шутках, анекдотах, фельетонах) используется «шуточная этимология», когда преднамеренно сближаются неродственные слова, чтобы придать слову такой смысл, которого в нем нет.

  Заведомо искусственное, своего рода ложноэтимологическое толкование; слов русского языка давно и успешно используется писателями-сатириками и юмористами* в развлекательных целях. Благодаря применению этого приема у слова проявляется новое неожиданное, окказиональное значение. Например, наложниша - «сборщица налогов», ряженка - «модница», известняк - «звезда эстрады» и т.д.

Выводы:

1. Реэтимологизация, традиционно называемая «народной» этимологией, до сих пор остается одним из наиболее интересных и малоизученных явлений в современном языкознании.

2. Реэтимологизация является выражением одного из двух центрально-языковых стремлений, а именно: стремления к «оживлению» морфологического состава слов, не имеющих членимости или утративших ее. Оно противоположно деэтимологизации. Второе, противоположное, стремление - к забвению первоначальных словообразовательных связей с мотивирующим словом, отражает деэтимологизация. Эти два процесса тесно связаны между собой и в то же время различны по результатам своего действия.

3. Реэтимологизация выступает как способ номинации и толкования неизвестного слова. Это общеязыковой процесс, в который могут включаться:

а) «явные» заимствования, т.е. слова, не полностью ассимилированные фонетической системой русского языка и не освоенные грамматически;

б) исконные образования с затемненным или неясным смыслом и структурой;

в) имена собственные (антропонимы иностранного происхождения и топонимы на территории страны);

г) легенды, поверия, суеверия;

д) детская речь.

4.  Важная функция реэтимологизации - стилеобразующая, проявляющаяся в художественной литературе, в сатирических и юмористических произведениях. Слова, создаваемые под воздействием реэтимологизации, широко используются разными авторами, работающими в разной творческой манере с целью экспрессивности языка, раскрытия образа героя.

5. Основным методом исследования является интегральный метод, или метод целостного анализа. Кроме того, в настоящей работе используется метод лингвистического описания, применяющийся при анализе отношений в синхронном аспекте, а также исторический метод, позволяющий проследить динамику изменений в процессе эволюции языковых явлений. При определении членов нерегулярных мотиваций употребляется качественный анализ отношений, характеризующих словообразовательный тип. При определении словообразовательного значения нерегулярных форм применяется компонентный анализ лексического значения.

ГЛАВА II

РЕЭТИМОЛОГИЗАЦИЯ КАК СРЕДСТВО СОЗДАНИЯ КОМИЧЕСКОГО В ЯЗЫКЕ САТИРЫ И ЮМОРА

  Сфера комического издавна притягивает к себе внимание ученых -философов, искусствоведов, филологов. Исследованию речевых приемов создания комического впечатления в русской и советской литературе во многом способствовали труды Л.А.Булаховского, В.В.Виноградова, В.П.Григорьева, Е.А.Земской, Е.П.Ходаковой. Анализу языковых средств формирования различных типов комизма посвящены также работы Л.В.Азаровой, П.Б.Коржевой, М.П.Михлиной, С.И.Походни, Г.Г.Почепцова, В.З.Санникова, Ю.К.Щеглова, А.А.Щербины.

  При восприятии словесных форм комизма важен фактор неожиданности, обусловленный переходом с привычного, автоматического режима использования элементов языка на процесс их креативной актуализации. Пониманию юмористического произведения во многом способствуют определенные ожидания, особый эмоциональный настрой, интеллектуальная готовность на мгновенное изменение фокуса внимания. В произведениях сатиры и юмора всегда есть второй план, и в роли основной интриги здесь выступает смена фокуса внимания, ракурса восприятия: например, читатель настроился на понимание какой-либо лексемы (или словоформы), предполагая, что она использована в прямом значении, а ее следует воспринимать в переносном смысле и т.п. Развитое чувство юмора предполагает также получение удовольствия от неожиданных "открытий", связанных с применением языковых единиц, от умения творчески использовать свои языковые способности в пространстве языковой игры. Языковые механизмы порождения смешного определяются разного рода противоречиями в сфере означаемого и (или) означающего, которые требуют специального лингвистического анализа [Хайрутдинова 2003: 135].

  Важнейшими и необходимыми языковыми средствами и выразителями комического в языке являются простые общеупотребительные слова с их безграничными возможностями метафоризации, многозначность, смешение омофонов, игра слов - красочные каламбуры, различные прозвища, разоблачающие образ с самого начала, «говорящие» имена, вымышленные имена, комические и образные сравнения, вульгарные слова и выражения, служащие важнейшими средствами проявления сатирического отношения, комические возможности фразеологических единиц и различные устойчивые сочетания, которым мастера художественного слова способны придавать комический оттенок, пословицы, поговорки, афоризмы, шаблоны и т.д. Язык сатиры и юмора способен использовать в комическом ракурсе не только общеупотребительные слова, но и термины, терминологические слова и выражения, лексику говоров, арготизмы и элементы жаргонов. Наряду с вульгарными словами и выражениями средств комического могут употребляться слова, выражающие похвалу, одобрение; в языке комического, наряду с другими тропами, активно используются метонимия, метафоры и художественные сравнения.

  Одним из ярких стилистических средств, используемых в сатирических и юмористических произведениях, является реэтимологизация. Существует даже понятие «шуточная этимология», когда нарочито сближаются неродственные слова, чтобы придать слову такой смысл, которого в нем нет [Балалыкина 1993: 118].

В ходе изучения языка сатиры и юмора были обнаружены различные виды реэтимиологизации.

§1. Субституция звуков.

  Авторы анекдотов нередко изменяют вид исконно русского или заимствованного слова на основе сближения с каким-то другим, сходным по звучанию словом.

Кто были  первые люди на Земле?

-Известно, что человек произошел от обезьяны, поэтому приходится признать, что первыми людьми были: еврей - Арон Гутан, грузин -Шимпанидзе, армянин - Павиян и русский - Гаврила [Петросян 2000: 62].

  В данном случае имена и формы фамилий людей различных национальностей приобрели подобный звуковой облик в результате сближения с созвучными названиями видов человекообразных обезьян.

В Африке выпустили новую водку и назвали ее "Гориллка"

[http ://anekdot.mail.ru].

  Обыгрывается наименование украинской водки «Горылка» посредством звукового сближения с названием примата горилла.

  В следующем примере автор приводит искаженные, переосмысленные слова, якобы отражающих представления простых людей о тех или иных предметах:

  Кормит бабушка внука и говорит:

-Кушай, Сёмочка, твоя бабушка Циля хорошо кушала, и в честь нее назвали циливизор. Твой дедушка Пиня хорошо кушал, и в честь него назвали пинесос. А в честь тебя, если будешь хорошо кушать, назовут сёмисвал [Петросян 2000: 54].

Первые части сложных слов телевизор, пылесос, самосвал заменяются сходными по звучанию именами персонажей анекдота.

* * *

  Интересны примеры реэтимологизированных образований среди названий дней недели:

  Дни недели: поневолъник, вздорник, череда, чертверх, потница, своббота, раскисенъе (два последних - буходные, остальные - трудни) [Чаян 2007 №5].

  Названия дней недели ^искажаются в результате ассоциаций с определенными эмоциями, состоянием духа, присущими людям в такие дни: вместо слова понедельник употреблено поневолъник, т.к. видимо, по мнению автора, в начале недели люди вынуждены выходить на работу поневоле, слово вздоцник, образовано от слова вздор при помощи прибавления суффикса -ник- по аналогии со словом вторник, череда - среда (все идет своим чередом), чертверх — четверг (в этот день черт берет верх); потница -пятница (последний рабочий день, в который надо попотеть); своббота -суббота (в данном случае искажается слово суббота: -суб- заменяется на -своб-  в субботу наступает долгожданная свобода); раскисенъе -воскресенье (в последний день недели люди имеют право раскиснуть, расслабиться). Два последних дня названы буходными - от слова бухать (просторечное слово, означающее «употреблять алкогольные напитки»). Видимо, в представлении автора в выходные люди отдыхают, употребляя алкоголь. Будни названы труднями - днями, в которые люди трудятся.

***

  Такого же рода изменениям подверглись названия цветов в следующем примере:

Дети - цветы жизни. Например, такие: лепетунии {петунии), промакации {акации), настырции {настурции), гладиолухи {гладиолусы), ужасмины {жасмины), ерунгины {георгины), промашки {ромашки),

надуванчики {одуванчики). 

[http://anekdot.mail.ru].

***

  'Спец' - человек, который любит поспать

Как ни убедительно выглядит словообразовательный ряд:

писать - писец,

играть - игрец,

читать - чтец,

лгать - лжец,

спать – спец.

  Последний случай к этому ряду явно не относится. Слово спец представляет собой сокращение от специалист. А последнее слово - в конечном итоге - восходит к латинскому specialis [в средневековом произношении: специалис] "специальный, особый", в свою очередь связанному с латинскими же словами species [спе`киес] "вид, разновидность" и specio [спе`кио] "вижу, смотрю". Таким образом, спать и спец в этимологическом отношении совершенно между собой не связаны.

*(Ср.: И швец, и жнец, и на дуде игрец (о мастере на все руки).)

***

  150 лет прожил кавказский долгожитель Тутанхамидзе. На вопрос журнала «Грузинское здоровье»: «Используете ли вы женьшень?» долгожитель ответил: «Да. Патаму что, как поётся в песне, без жэншын жить нельзя на свэте, нэт!»

[http://anekdot.mail.ru].

***

  Слово женьшень, которое журналистом употреблено в значении лекарственное растение, меняет свое семантическое наполнение - в сознании кавказского долгожителя оно воспринимается как слово женщина в форме  родительного падежа множественного числа. Таким образом пародируются особенности кавказского произношения.

***

  Еще одним примером такого рода пародии является следующий анекдот:

Таможня, кавказец заполняет декларацию. Громко спрашивает:

-Слюшай, а тут написано "прибил". Это надо написат за месац или за год?

Ему ответили:

-Пиши за день! А в графе "убыл" напиши "НИКОГО"!

[http ://anekdot.mail.ru].

  Здесь насмешку вызывает акцент кавказца - фонетическое искажение им слова прибыль, в результате чего это слово звучит как глагол прибил. И ему отвечают соответственно, изменяя фонетический облик слова убыль, намекая на то, что оно означает «убил».

***

  М. Задорнов, говоря о низком качестве одной из марок отечественных автомобилей, по-своему трактует ее название:

  Иж - часть названия «Ишь ты, как разогнался!»

Писатель-сатирик имеет в виду неспособность автомобиля Иж развивать большую скорость.

  Автор следующего анекдота обыгрывает ситуацию нед друг друга из-за ошибок в произношении одного из них: опонимания героев

-А вы Кафку любите?

-Да, особенно грефнееую [http://anekdot.mail.ru].

Один герой говорит об австрийском писателе Кафке, другой, в силу своей неправильной артикуляции, думает, что речь идет о кашке.

***

  Количество приезжих из стран СНГ в Москве породило немало шуток по этому поводу. В пародии на анонс фильма «Триста спартанцев» слово спартанец заменено созвучным окказионализмом беспаспортанец -

реализуется попытка автора отразить положение беженцев без документов, удостоверяющих личность, (без паспортов) в столице в юмористическом ключе:

-Смотрите в кинотеатрах страны!

  Киноконцерн "Мосфильм" и Никита Михалков представляют блокбастер "Триста беспаспортанцее"! Этот фильм о 300-х таджиках, удерживающих зал ожидания аэропорта "Домодедово" от превосходящих сил ОМОНа, пытающихся депортировать героев на самолет в Душанбе. В ролях: Гоша Куценко, Дмитрий Певцов, Борис Моисеев, Кристина Орбакайте, Ксения Собчак. В полной драматизма роли Юрия Лужкова -Жан-Клод ван Дамм [http://anekdot.mail.ru].

  Произведения известного юмориста JI.B. Земскова изобилуют

примерами изменения фонетического облика слов в составе устойчивых сочетаний или самостоятельных лексем на основании каких-либо ассоциаций. Например, слово телебашня «превращается» в слово телешашня в словосочетании «Останкинская телешашня». Таким образом выявляется недоверчивое отношение автора к работникам телевидения.

  Душераздирающий крик становится ушераздирающим, в силу, во-первых, сходства звучания слов душа и уши, во-вторых, так как, по логике автора, крик воздействует, прежде всего не на душу, а на слух.

* * *

  Говоря « фо ку сник-колл из ионист», Ларион Земсков имеет в виду человека, который виртуозно создает конфликты, столкновения интересов, взглядов. Для создания этой метафоры автор меняет слово иллюзионист на созвучное коллизионист, образованное на основе слова коллизия.

* * *

  ТВ-гений Варганович Ретросян - великий хохммейстер современности.

Л.Земсков искажает фамилию и отчество своего коллеги - юмориста Евгения Вагановича Петросяна, называя его Варгановичем (от слова варганить - создавать) Ретросяном (отретро - обращение к истокам)

* * *

  Немало сомнений, а следовательно, и шуток вызывает у юмористов возможность ипотечного кредитования. Л.Земсков дает особое название этому явлению - «жилищная липотека». Ипотека в сознании автора ассоциируется с липой (в значении «фальшивка, подделка») - отсюда возникает новый фонетический облик слова.

* * *

  В произведениях Л.Земскова часто встречаются реэтимологизированные образования, созданные на  основе каких-либо ассоциаций, среди географических названий: Пржевальск - Переживальск, Магнитогорск -Москитогорск, Нефтеюганск - Нефтезюганск, Домодедово - Хомодедово.

* * *

Интересен всем известный с детства пример:

- Дровиссимо - воскликнул папа Карло после первой удачной попытки вырубить мальчика и постучал по дереву...

В данном случае искажению подверглось слово брависсимо: начальная часть этого слова заменена основой слова дрова - дров-. Эта тема наиболее актуальна для персонажа - папы Карло.

* * *

  Слово домочадцы также подверглось реэтимологизации: всех членов семьи курящих в России Л.Земсков называет дымочадцами, так как им приходится страдать от дыма сигарет. А папиросы «Беломорканал» автор считает уместнее назвать «Теломорканал» из-за их вреда здоровью.

* * *

  Тему неумеренного говорения в книге Л.Земскова помогает раскрыть ряд таких реэтимологизированных образований, как бабка-досье, которая «должна быть в каждом солидном учреждении», трёпонация, «не знающая

языковых барьеров» или понятие демагогический взрыв вместо демографического. Бабка-досье - искажение слова папка-досье. Имеется в виду, что в каждом учреждении всегда найдется какая-нибудь сплетница, которая сможет составить «досье» на любого сотрудника. Слово трёпонация видоизмененное слово трепанация, но никакой связи по смыслу с исходным словом не имеет - только в звуковом облике.

***

  На основе слова ВИЧ-инфицированный Л.Земсков создает образ современной элиты, называя ее представителей «VIP-инфицированными персонами».

***

  Устаревшее слово лукоморье, означающее «морской залив», приобретает новый звуковой облик в результате замены части луко- на бухо- бухоморъе и получает новое значение: место, где бухают (просторечное слово, означающее «употребляют алкогольные напитки»).

***

  Слово пентхаус, имеющее значение «отдельный дом на крыше высотного здания, эксклюзивное жилье в престижном районе с бассейном и садом», в результате якобы неправильных ассоциаций приобретает новый смысл и звучание. Как следствие мы имеем лексему пенхаус - название пивной, образованное от слова пена.

***

 Название книги Леонова Н. и Макеева А. «Чисто российское убийство» пародируется в этом же ключе: вместо «убийства» в новом варианте мы видим «упийство» - образование от слова пить. Снова акцентируется внимание на увлечении немалым количеством российских людей чрезмерным употреблением алкоголя.

- Что-то не догоняю! Это «тормозуха» была, что ли?!

В данном примере свой новый фонетический облик обретает название дешевого плодово-ягодного вина бормотуха. По мнению персонажа анекдота, это слово мотивировано глаголом, обозначающим результат воздействия этого напитка на его организм: он начинает «тормозить» -делать что-либо медленнее (в переносном значении этого слова).

Сухари юморист называет фанеровочными, от слова фанера, намекая, видимо, на то, что они очень твердые. Искажается слово панировочные.

***

  Название повсеместно рекламируемого йогурта «Актимелъ» получает новое значение в следующем примере: «Наше пароходство выбирает йогурт «Антимелъ». Автор меняет <к> на <н>, получая приставку со значением противоположности, направленности против чего-нибудь анти-, в результате чего вычленяется -мель со значением «мелководное место в водоеме».

* * *

  Изменяя фонетический облик слова навигационный Л.Земсков создает окказионализм нафигационный, связывая со словом фиг (отечественная нафигационная система безотказна). Государство, по его мнению, обманывает, «нафигачивает» свое население.

***

  Очень часто в юмористических произведениях высмеивается явление социалистического реализма: юморист называет его SOS - реализмом («Экономика развитого SOS-реализма со скрипом уходит в прошлое»).

***

  Следующий анекдот демонстрирует неправильное истолкование слова пемза персонажем из-за соотнесения его со схожим по звучанию, но более понятным названием города Пенза, отсюда неправильная мотивировка:

-Бабушка, откуда в ванной белый кирпич?!

-Из Пензы, внученька...

  Бразильское педровое мыло - искаженное Кедровое мыло. Поводом для изменения было, видимо, созвучие слова кедр с бразильским распространенным именем Педро.

* * *

  Всеми известная фраза героя детективов А.Конан-Дойля Шерлока Холмса также подверглась изменению:

- Алиментарно, Ватсон!..

Слово элементарно в силу своего звукового сходства со словом алименты в целях комического эффекта «превращается» в окказионализм алиментарно.

   Этот же прием использован для иронического определения любви к детям человека, ушедшего из семьи и обязанного платить алименты: алиментарная любовь к детям.

* * *

  Выражение опорно-двигательный аппарат в книге Л.Земскова переиначивается, обретая новый звуковой облик: топорно-двигательный аппарат.

* * *

  Юморист также удачно создает слово спихотехника на основе слова пиротехника, от слова спихнуть (в переносном значении «передать, отдать что-нибудь плохое или нежелательное, трудное»). Здесь предлагается пара вариантов истолкования этого окказионализма:

Спихотехникой называется попытка специалистов различных служб свалить причину отказа авиатехники друг на друга.

Спихотехника в ЖКХ - это .такая работа.

* * *

  Л.Земсков в своем произведении акцентирует внимание на том, что культ личности в наше время превратился в культ наличности.

* * *

  На эту же тему следующая шутка:

Много будешь знать - быстрее затаришься.

Производящая пословица - «Много будешь знать – быстрее состаришься».

§2. Морфологизация.

  Нередко авторы юмористических текстов создают новую мотивировку внешней формы слова, при этом его звуковой состав почти не подвергается изменению, но слово членится на несвойственные ему части и объясняется, исходя из этих вновь образованных частей.

На дипломатическом приеме японка представляется:

- Сукасима.

- Очень приятно, кобель Миша [Петросян 2000: 14].

  В нечленимом японском имени Сукасима герой анекдота видит имя Сима и слово, означающее «самка домашней собаки».

* * *

  То же самое может происходить в юмористических произведейиях с русскими фамилиями:

Доблестный самурай Су Са Нин ведет врагов по склонам Фудзиямы. В соответствии с кодексом чести самурай у них на глазах делает харакири. Враги рыдают, видя такое мужество. Понимание безысходности передается финальной хокку: Он сделал харакири. Сдается, что и нам пора за ним [http ://anekdot.mail.ru].

  В данном японском варианте истории Сусанина его фамилия членится на три составляющие в соответствии с обычными японскими именами.

* * *

  В следующем анекдоте так же обыгрывается название российского автомобиля:

Для выхода из кризиса отечественного автопрома был организован международный конкурс по созданию проекта суперсовременного российского автомобиля. Одно из условий конкурса: победитель получает право назвать машину своим именем. В итоге победителем конкурса был признан китайский инженер по имени ЖиГуЛи.

[http://anekdot.mail.ru].

* * *

  В одном из своих популярных эстрадных номеров М.Жванецкий использует омонимию грузинского имени Авас и сочетания союза а и личного местоимения второго лица множественного числа в форме родительного падежа вас для создания комической ситуации:

Вот у нас в институте произошел такой случай. Есть у нас грузин, студент, по фамилии Горидзе, а зовут его Авас, и доцент Петяев, страшно тупой. Вызывает доцент этого грузина к доске и спрашивает:

- Как ваша фамилия?

- Горидзе.

- А зовут вас как?

- Авас.

- Меня Николай Степанович, а вас?

-        Авас.

***

  М.Задорнов обыгрывает имя героя сказки А.А.Милн Вини-Пуха: «Прячась в кустах от холода, Вини пух от голода». Вторую часть имени персонажа сатирик заменяет омонимичным глаголом пух (пухнуть).

* * *

  Новое значение обретает слово шансонетка в анекдоте Е.Петросяна:

- Кто такая шансонетка?

- Это женщина, у которой нет шансов. [Петросян 2000: 112].

  Персонаж анекдота расчленяет заимствованное слово шансонетка на две составляющие, соединённые между собой трансфиксом о...к(а). Таким образом восстанавливается предполагаемая или создается возможная базовая основа для данного слова, которое в современном русском языке является непроизводным.

* * *

  По такому же принципу образовано, по мнению героя следующего анекдота, слово цементовоз:

Диалог на Украине:

- О, шо це за машина?

- Цементовоз!

- Як цементовоз? Там же ж люди сидят!

- Так, це ж менты.

  Составляющая часть слова цементовоз - цемент - распадается на украинское слово це, означающее «это», и мент (слово, принадлежащее воровскому жаргону, со значением «милиционер»). В данном случае реэтимологизация - стилистическое средство, при помощи которого автор демонстрирует не сильную любовь украинского, как и русского, народа к представителям милиции.

* * *

  Доширак выпустил два облегченных продукта: дошигастрим и дошиязва.

Почему эти продукты являются облегченными, менее вредными, становится понятным благодаря морфологизации слова доширак через сопоставление с окказионализмами дошигастрит и дошиязва, в которых отчетливо выделяются элементы гастрит и язва.

***

  Непроизводные слова также могут объясняться при помощи словосочетаний, которые якобы их мотивируют:

- Почему слово "квас" пишется вместе, а "к вам" - отдельно?

- Потому что "ананас" пишется вместе, а "мы ее" - отдельно.

[Петросян 2000: 25].

Слово квас соотносится с созвучным сочетанием предлога к и местоимения вас, а лексема ананас - со схожими по звучанию местоимениями она и нас.

* * *

  Среди юмористов очень популярна тема невежества «новых русских». Эта тема обыгрывается в анекдоте об одном богаче, который не знает значения слова прозаик и принимает его за сочетание предлога про и имени существительного в форме единственного числа дательного падежа заек:

В 600-й влетает запорожец. За рулем перепуганный мужичок. Новый русский:

- Ты кто, мать твою?!

Мужичок, заикаясь от страха:

- Я п-п-писатель..п-п-про-заик...

Новый русский, в ярости:

-Про каких-таких заек?\ [Петросян 2000: 216].

***

  Следующий диалог демонстрирует непонимание одним из персонажей другого, в результате чего он невольно расчленяет непроизводное слово.

- Девушка, вы можете меня побрить?

- Могу, но только "Невой"...

- А я и не вою... [Петросян 2000: 11].

***

  Слово «Нева» (название бритвы) делится на две составляющие: частицу не и глагол выть. Омонимия формы творительного падежа единственного числа слова Нева («Невой») и формы повелительного наклонения глагола

выть с отрицательной частицей не {не вой) позволяет создать автору подобный комический эффект.

* * *

  В анекдотах часто высмеивается пристрастие русского человека к употреблению алкогольных напитков:

- Давай возьмем мольберт, кисти, краски, палитру...

- Слушай, давай лучше сразу по два литра\ [Чаян 2006 №7].

  В данном случае на предложение одного из персонажей взять принадлежности, необходимые для рисования, среди которых есть палитра, собеседник отвечает выявлением желания взять по два литра: он слово палитра соотносит с омонимичным сочетанием предлога по и существительного литр в форме дательного падежа единственного числа.

* * *

  Или: «Чем болеешь? Свинкой или с водкой?». Здесь название болезни свинка мотивируется предлогом с и существительным винка (окказиональное образование от слова вино) в форме творительного падежа единственного числа.

* * *

Просит внучок у бабушки:

- Ба, купи мне велосипедный шлем!

- Что это за напасть?

- Это не на пасть, а на голову.

  Просторечное слово напасть (лексическое значение «беда, неприятность») воспринимается одним из персонажей как сочетание имени существительного пасть в форме винительного падежа единственного числа и предлога на.

* * *

  Своеобразную мотивировку приобретает слово лимонад в следующем анекдоте:

  Урок христианства в школе лимонов. Учитель лимон говорит

разбаловавшимся детям лимонам:

- А плохие лимоны после смерти попадают в лимонад.

[http://anekdot.mail.ru].

* * *

  Таким же образом получают новую мотивировку в анекдотах и шутках следующие слова: авансцена - семейный скандал в день аванса (якобы контаминация слов аванс и сцена); автомат - дружеская беседа дальнобойщиков (водители грузовых автомобилей разговаривают, в основном, употребляя лгшиерную лексику); банкомат - хранилище нецензурных выражений; антиглобалист - список противников астролога Глобы (слово членится на три составляющие: приставка со значением противоположности, направленности против чего-нибудь анти-, фамилия астролога и существительное лист); арбалет - машина времени (соединение слов арба - слово тюркского происхождения, означающее «телега» - и лет); аэрозоль - мозоль, натертая в самолете (контаминация первой части сложных слов со значением «относящийся к авиации» аэро- и слова мозоль); баран -бар Академии наук (бар + аббревиатура названия высшего научного учреждения); голография - изображение обнаженного тела; декольтированный - обезоруженный ковбой (выделяется приставка де-, служащая для образования глаголов и существительных со значением отсутствия, корень кольт - название револьвера, суффиксы -ирова-, -нн- и флексия -ый - отсюда новое толкование); дельфин - конец работы (контаминация слов дело и финал); лунка - молодой месяц (аналогия со словами, содержащими суффикс -к-, типа рыбка, мышка, дырка и т.д.)

* * *

  Особую трактовку своего происхождения получают названия частей света в одном из сатирических монологов М.Задорнова:

Европа - слово произошло от слов евреи и опа с усечением согласного -[ж].

Азия - азы и л, у них учиться надо.

При помощи реэтимологизации автор выражает свое мнение об этих частях света, следовательно, о странах, находящихся там, людях, населяющих их. «

* * *

  Героиня Е.Степаненко по-своему определяет значение некоторых терминов, составляющих военную лексику: военкомат - военный мат рукопашная - это когда Паша руками обнимает...

* * *

  Существует много шуток и анекдотов, связанных с темой невежества прапорщиков:

Построили новобранцев. Вышел к ним прапор:

-Товарищи солдаты! Запоминайте! У солдата всегда должны быть: люминевая ложка; люминевая вилка...

Тут шепот из строя:

- Товарищ прапорщик, а-люминиевая\

- Спасибо. Итак, запоминайте. У солдата всегда должны быть:

а) люминевая ложка

б) люминевая вилка...

  [http://anekdot.mail.ru]

  Персонаж сначала неправильно произносит слово алюминиевый - у него выпадает первый звук; после подсказки одного из солдат он начинает членить это слово на пункт а и слово люминиевый. В результате получилось, казалось бы, правильное звучание, но когда он переходит к пункту б, мы видим, что он неправильно растолковал подсказку - реализуется эффект обманутого ожидания.

* * *

  Участники игры КВН, «придумывая» имя для Буратино искажают различные заимствованные слова - названия или имена героев западных фантастических художественных фильмов: Буратинатор (Терминатор), Дублоид {гуманоид), Дроеопийца (кровопийца).

* * *

  М.Задорнов, высмеивая излишнюю озабоченность жителями Америки дискриминацией афроамериканцев, предлагает называть Черномырдина Афромырдиным, вычленяя тем самым в первом слове элемент черный и намекая на схожесть звучания второй части мырдин со словом морда.

* * *

  В анекдоте: «Штирлиц стрелял вслепую. Слепая бегала и кричала» наречие вслепую теряет свое значение, «превращаясь» в сочетание предлога в и субстантивированного прилагательного слепая в форме винительного падежа единственного числа. Тем самым достигается эффект «обманутого ожидания».

 [http://anekdot.mail.ru]

* * *

  В имени персонажа известной сказки Бармалей в одном из анекдотов выделяется слово бор, вследствие чего оно приобретает новое значение: «маньяк-дантист с бормашиной, пациенты которого умирают от страха».

* * *

  Примером своевольной мотивировки иноязычных слов служит следующая шутка:

Обжору испанцы называют зампотортас. Слово, как выяснилось, очень гибкое. Я, скажем, - безусловно зампотортас. Муж зам по пелъменас. Митя - зам по колбасис, а Таня - по конфетас. [http:// anekdot.mail .ru].

  Автор членит испанское слово на составляющие из лексики русского языка: зам (сокращение в значении заместитель), предлог по и искаженное слово тортас (от торт) - и образовывает новые слова по этой же формуле.

* * *

  Свое мнение об отечественных автомобилях проявляет, создавая новую мотивировку внешней формы слова калина, автор следующего анекдота:

В русском языке все логично: дуб-дубина, скот-скотина. Теперь понятно, откуда пошло название автомобиля «Калина».

  В слове шоковый выделяется якобы составляющая часть -шо- для объяснения выражения «шоковая терапия»: «приходишь к врачу-специалисту, а он говорит тебе: «Ну, шо?»

[http://anekdot.mail.ru].

* * *

  Человек, создавший следующую фразу: «Крокодил, крокодю и буду крокодить!» - выделяет в слове крокодил суффиксы -ил по аналогии с глаголами в форме прошедшего времени единственного числа мужского рода и образовывает, исходя из этого, новые формы - настоящего и будущего времен.

***

  Немало реэтимологизированных образований можно встретить в произведениях Л.В.Земскова на тему алкоголизма, очень популярную среди российских юмористов. Например, название человекообразных обезьян австралопитек подверглось разного рода искажениям, в результате чего мы получили «тупиковые ветви развития» - брагопитеки и пивопитеки. Часть исходного слова -пит- соотносится с глаголом пить, а начало заменяется на названия алкогольных напитков брага и пиво.

***

  Юморист по-своему осмысливает фамилию национального героя Чехии Яна Жижки: он выделяет часть жиж- и связывает со словом жидкий:

Жижка - прозвище известного самогонщика дяди Яна.

* * *

  Название вида спорта бобслей автор своеобразно обыгрывает, расчленяя на два слова: «Марья, боб слей».

То же самое происходит с псевдонимом российского рэппера Децла:

Просто никуда не деться: что ни включишь - всюду Де Цл.

Имеется в виду децибел - единица величины уровня звукового давления, усиления, ослабления.

Значение слова вселенная толкуется, исходя из выделяемых внутри него частей (все- и -лен-), изначально не свойственных ему:

«ВсеЛенная» - гимн лодырей.

Или: ВсеЛенная - материальный мир, заселенный несусветными лодырями.

* * *

  Слово менталитет также членится на несвойственные ему части: мент -жаргонизм, означающий милиционера и имя собственное Алитет:

Мент Алитет уходит с горы.

* * *

  ТВ-гений Варганович Ретросян - великий хохммейстер современности.

  Называя Е.В.Петросяна ТВ-гением и великим хохммейстером, автор намекает на активное участие юмориста в телевизионных программах. Окказионализм хохммейстер образован по аналогии со словом концертмейстер, которое имеет значение «первый скрипач-солист симфонического или оперного оркестра; возглавляющий одну из струнных групп». Таким образом указывается значительная роль Е.Петросяна на телевидении в сфере эстрадного искусства.

***

  "Хватит тебе секреты говорить! Секретарша какая!"

"Мы ходим на прогулку, - мы прогульщики!"

  Эти и другие, приведенные ниже, примеры, взятые из книги К. И. Чуковского "От двух до пяти", показательны во многих отношениях. Прежде всего, в детских сопоставлениях наиболее ярко прорисовываются основные особенности народной этимологии. Во-вторых, ошибочность детских этимологии не вызывает никаких сомнений и раскрытие ошибки, как правило, не требует подробных и сложных объяснений. Наконец, здесь легче, чем в других случаях, выделить различные типы народной этимологии.

***

  В примерах со словами секретарша и прогульщик этимологическая связь с секрет и прогулка была установлена, в общем, правильно. Только в первом случае эта связь не является непосредственной и выявлена она может быть лишь на материале французского (а в конечном итоге латинского) языка, из которого эти слова были заимствованы: secret [секре`] значит "тайна, секрет" и "тайный, потайной", a secretaire [секрете`р] - "письменный стол, бюро (с потайными отделениями)" и "писец, секретарь". Таким образом, ошибка в данном случае заключалась в том, что слова секрет и секретарь (секретарша), действительно, связанные между собой длинной цепью промежуточных этимологических звеньев, были поставлены в прямую этимологическую связь, которая у этих слов отсутствует.

  Иная картина наблюдается в случае со словами прогулка и прогульщик. Здесь главная ошибка - семантического характера. Связь между словами прогулка, прогульщик, прогул и прогуливаться ни у кого не вызывает сомнений. Но слова прогульщик и прогул имеют особую смысловую окраску: они относятся не к тем, кто гуляет или прогуливается, а только к людям, которые по неуважительным причинам не являются на работу или на учебу. Причем прогульщики как раз довольно редко прогуливаются. Если прогульщик в рабочее время спит, сидит в кино или читает детективный роман, он не перестает от этого быть прогульщиком (слово это, как мы видим, подверглось частичной деэтимологизации).

  Иного порядка этимологические ошибки наблюдаются в случаях лодырь - "человек, делающий лодки" или спец - "человек, который любит поспать"*. Сюда же можно отнести рассмотренные выше примеры со словами алтарь - "житель Алтая" и барышник - "дядя, который ухаживает за барышнями". Во всех этих случаях слова, между которыми предполагается этимологическая связь, на самом деле в плане своего происхождения не имеют между собой ничего общего.

* * *

  Говоря о таможенниках, автор упоминает их «прикольный прибор для проверки - гимоноскоп». Это слово создано при помощи соединения слова шмон (жаргонизм, обозначающий «обыск») и части сложных слов, обозначающих названия приборов или приспособлений для наблюдения - -скоп по образцу таких слов как микроскоп, стетоскоп и т.д.

 

§3 Семасиологизация.

  Довольно часто в сатирических и юмористических произведениях встречаются реэтимологизированные образования, возникшие в результате семасиологизации - семантического сближения слов, не связанных между собой в семантическом плане, когда автор преднамеренно в целях создания комического эффекта мотивирует одно слово другим, сходным с первым лишь по звучанию.

Семасиологизированных слов немало в сборнике анекдотов Е.В.Петросяна «Петросмешки».

- Где сейчас пашешь?

- Да в баню устроился лифтером...

- Ты че? В бане есть лифт'?

- Да нет, это ты че? Я женщинам лифчики помогаю застегивать.

  Слово лифтер, производное от лифт, персонаж соотносит со словом лифчик, имеющее схожую часть слова лиф-.

* * *

Этот же прием использует автор следующего анекдота:

- Чем занимаешься?

- Работаю на ювелирном заводе сортировщиком.

- Самоцветы отбираешь?

- Нет, сортиры убираю.

* * *

  Слово камерный в значении «предназначенный для небольшого, узкого круга слушателей, зрителей» вызывает у юмористов ассоциации с тюремной камерой:

В клубе милиции сегодня камерный концерт. - А на сколько камер?

Или: «Камерный хор пятнадцатисуточников».

* * *

  В следующем примере обыгрывается ситуация непонимания персонажей, вызванная тем, что один из них по-своему определят слово курятина, соотнося его с глаголом курить:

Два мужика спрашивают третьего:

- Будешь с нами пить?

- А закуска будет? ,

- Курятина.

- Пойдет.

Пошли, разлили, выпили. Мужик спрашивает:

- А где курятина?

- На, закури.

[Чаян 2006 №9]

* * *

  Автор следующей шутки соотносит названия блюд с названиями профессий на основе ассоциаций, которые вызывает звучание основ этих слов:

  В одном ресторане специально готовили блюда для людей разных профессий: для пожарника - тушенку (т.к. он тушит пожары), для окулиста - глазунью (т.к. занимается глазами), а шоферам давали только баранки (т.к. шофер крутит баранку в прост, «рулевое колесо автомобиля»).

* * *

  Привычка работников ГИБДД «прятаться» в кустах, чтобы «поймать» водителей, превышающих скорость, породила новое значение слова кустарь: «гаишник с радаром», прячущийся в кустах. [Чаян 2006 №8].

* * *

  Своеобразно трактуются слова семиты и антисемиты:

Семиты - те, кто покупает водку до семи часов вечера.

Антисемиты - те, кто после семи вечера нигде не может ее достать и считает, что в этом виноваты евреи.

Часть -сем- в этих словах ассоциируется со словом семь', на этом основании определяется их семантика. Вместе с тем в смысловом содержании слова антисемиты частично отражается лексическое значение этого слова - «враждебное отношение к евреям» [Петросян 2000: 142].

***

  Слово вспыльчивый получает новую трактовку в анекдоте:

- Девушка! Вы такая вспыльчивая!

- Почему вы так решили?

- А на вас муха села, и сразу пыль столбом! [http://www.anekdot.mail.ru]

Оно объясняется через слово пыль, не имея при этом семантической связи с ним.

***

Так же объясняется однокоренное слово вспылившая в следующем примере:

Уборщица, вспылившая при шефе, была немедленно уволена.

***

  Чукча впервые приехал в Москву, заходит в метро и говорит: «Ах, вот оно какое, Подмосковье, однако!» [Чаян 2000 №11].

Чукча воспринимает слово Подмосковье буквально - «под Москвой» -под землей этого города.

* * *

  Довольно часто авторы «сталкивают» в своих произведениях грамматические омонимы. В одном из своих эстрадных номеров героиня Е.Степаненко по-своему истолковывает военные термины:

- Тяните носок.

- А я носок вообще не ношу.

 Она «сталкивает» слово носок в форме именительного падежа единственного числа в значении «передний конец обуви» и слово носок в форме родительного падежа множественного числа в значении «короткий чулок».

- Вы сначала прочитайте устав.

- Я, устав, спать ложусь- (имя существительное устав и деепричастие устав).

* * *

 Резиденты Comedy Club трактуют значение отчества русского народного богатыря Добрыни Никитича по аналогии с фамилией другого героя былин:

- Я Илья из Мурома.

- А я Добрыня.. ,из Никиты.

***

  Анекдот, в котором передается разговор двух старушек, демонстрирует возможность семасиологизации слова подворотня:

- Давеча ногу подвернула в подворотне.

- Ну она на то и подворотня, чтобы что-нибудь там подворачивать. [http://www.anekdot.mail.ru]

***

  В одном из монологов М.Задорнова в сатирическом ключе обыгрывается тема политических отношений России и Грузии:

Грузинские археологи раскопали старое пушечное ядро и предупредили Россию, что и у них теперь есть ядерное оружие.

Понятие ядерное оружие переосмысливается за счет использования автором омонимии.

***

 Один мужик говорит другому:

- Я слышал, что у тебя дома скандал разразился?

- Если бы. С моей супругой скандал в лучшем случае может растроитъся или раздвоиться.

[http://www.anekdot.mail.ru]

  В данном примере персонаж слово разразился понимает как «случился один раз», исходя их установленной им соотнесенности со словом раз, о чем

свидетельствуют последующие образования растроитъся и раздвоиться, произведенные от количественных числительных два, три.

* * *

  Реэтимологизация как способ создания комического нередко реализуется при намеренном сближении в тексте половых квазикоррелятов (термин М.А.Кронгауза): «Если муж настоящий клад - значит жена кладовка». [http://www.anekdot.mail.ru].

  Арабеска - жена араба; директива - директора', мачеха - мачо; героин - муж героини; китайка - самка кита; баранка -барана, свинец - самец свиньи, морская кошечка — морского котика и т.д.

* * *

  В следующей шутке персонаж пытается восстановить этимологию топонима Курильские острова:

  Если бы Курильские острова принадлежали Голландии, то никто бы не спрашивал, почему они так называются.

[http://www.anekdot.mail.ru].

  Название островов соотносится с глаголом курить (делается намек на репутацию Г олландии как страны с узаконенным употреблением наркотических веществ).

* * *

  Диалог в магазине одежды. Покупательница:

-Скажите, пожалуйста, есть у вас однотонные пальто?

Продавщица:

- Нет, и давно не было. Есть только на 60, 70 и 80 килограмм.

[http ://www.anekdot.mail.ru].

  Героини анекдота по-разному воспринимают слово однотонный. Одна из них имеет в виду пальто одного тона, другая подразумевает размер, рассчитанный на женщин весом в одну тонну.

* * *

  В компании зашел разговор о разных пряностях и специях. Упомянули розмарин, на что одна участница разговора воскликнула: "О, а я думала, что розмарин - это состояние".

[http://www.anekdot.mail.ru].

  Из-за фонетического сходства слов р[ъ]змарин и р[ь]зморитъ героиня отождествляет их семантику и считает, что первое слово - производное от второго.

* * *

  То же самое происходит со словами стилист и стелить в следующем примере:

Он работал ст[и]листом в гостинице. Ст[и]лил постели.

[http ://www. anekdot.mail .ru].

* * *

Свой вариант этимологии слова красный предлагает автор следующего анекдота:

  Предлагал Иван девицам непристойности всякие. А те страшно краснели и называли Ивана дураком. Так и пошло с той поры, что ни Иван, то дурак, что ни девица, то красная.

[http://www.anekdot.mail.ru].

* * *

  Эффект обманутого ожидания достигается за счет «столкновения» производящего и его семантического производного слов:

- Слыхал? Семену дали 15 лет за то, что он бросил жену!

- Да ну! А я свою трижды бросал - и ничего.

- А ты с какого этажа бросал'?

Обыгрываются два значения слова бросить: «заставить упасть» и «уйдя, оставить, покинуть».

Аналогичный прием использован в следующих примерах:

***

  В книжном магазине продавец спрашивает нового русского:

- Вам что-нибудь полегче? (в переносном значении - «то, что легче читать»)

- Мне до фонаря... Я на машине (имеет в виду вес книги).

***

- Ты кто?

- Мэр  Лужков.

- Каких таких лужков? (форма родительного падежа множественного числа).

* * *

- Как твоя теща, я слышал, »что ее парализовало?

- Да нет, все в порядке. Уже отошла.(вылечилась)

- Когда же похороны? {«отошла в мир иной»).

* * *

В тюрьме два заключенных смотрят на небо через решетку:

- Вот и солнышко село\

- Ну это уж слишком! (село в тюрьму).

* * *

  Свои варианты семасиологизации предлагает JI.В.Земсков в своей книге «Жириновский отдыхает». Например, название одного из районов Москвы Хамовники косвенно связывается со словом хам:

-Здесь вам не Хамовники - ведите себя прилично!

Слово черт является по авторской задумке этимоном для многих слов, на самом деле не имеющих семантической связи с ним:

Чертополох - паника среди нечистой силы.

Черт дернул - по начерталке «пару» схватил.

Насточертевшее черчение.

* * *

  Недавно я устроилась трепальщицей.... Теперь у меня работа и хобби совпадают!..

Слово трепальщица (рабочая, занимающаяся трепанием волокна) соотноситься с глаголом трепать в значении «заниматься пустой болтовней» (это хобби).

* * *

  Фраза «Из всех падежей' меня больше всего беспокоит нравственный» демонстрирует своеобразное истолкование слова падеж: в данном случае оно соотноситься со словом падать в значении «приостанавливаясь в развитии, становиться хуже, беднее». Речь идет о падении нравов.

* * *

  Слово нудила («человек нудный, докучливый, монотонный») получает новое значение из-за схожего звучания со словом нудист:

Нудила - авторитет нудистского пляжа.

* * *

  JI.В.Земсков придает новый смысл устойчивому сочетанию Ноев ковчег, соотнося имя героя библейского мифа с глаголом ныть:

В Ноевом ковчеге никто не ныл, поэтому все пары благополучно выплыли.

* * *

  Следующий пример языковой игры показывает связь между словами вещий (предвидящий будущее) и вещь:

Вещего Олега погубила любовь к вещественным доказательствам.

  Эту шутку можно понять, зная легенду о великом князе, по которой волхвы предсказали ему смерть от любимого коня. «С того времени он не хотел ездить на нем. Прошло четыре года: в осень пятого вспомнил Олег о предсказании, и, слыша, что конь давно умер, посмеялся над волхвами; захотел видеть его кости; стал ногою на череп и сказал: его ли мне бояться?

Но в черепе таилася змея: она ужалила князя, и герой скончался...»[http://www.pantagruel.com.ua/ru/essays/]. То есть ему понадобились «вещественные доказательства», чтобы поверить предсказанию.

* * *

  Своеобразно распределяется обувь в армии, по словам юмориста:

Хромовый сапог - на хромую ногу, юфтевый - на здоровую.

Устанавливается связь между словами хромовый (от хром - «сорт мягкой кожи») и хромой (хромать).

***

  В следующих примерах мы также наблюдаем смысловое сближение некоторых слов и мнимых этимонов благодаря близости их звучания: Лах-несское чудовище не видели только лохи.

В Туле мне самовар без крана втулили.

Сопромат не без мата.

* * *

  Интересны случаи особой расшифровки аббревиатур в ироническом V ключе:

РСФСР - Разогнали солдат-фронтовиков, собрали разбойников.

КГБ - Кодла государственных бандитов.

ГИБДД - гони инспектору бабки и дуй дальше.

ВВП - Вино-Водочная продукция.

Наш сосед Иван Петрович тоже думает об удвоении ВВП (водка, вино, пиво).

Получил первую пенсию в рублях и превратился ву.е. - условного едока. МТС - мытые, твёрдые, сырые!

Встречаются толкования сокращенных слов по каждой букве «аббревиатуры»:

Оценки студентов:

- «отл» - обманул товарища лектора.

- «хор» - хотел обмануть, разоблачили.

- «уд» - удалось договориться.

- «неуд» - не удалось договориться

Где находится пункт управления Голубой планетой, т.е. ПУП Земли, остается загадкой.

Горбачев - Граждане! Обрадовались рано - Брежнева, Андропова, Черненко Еще Вспомните.

Выводы:

1. В сатирических и юмористических произведениях представлены все три направления реэтимологизации, выделенные В.А.Богородицким: субституция звуков, морфологизация и семасиологизация.

2. Субституция звуков в произведениях сатиры и юмора приводит к изменению звукового состава внешнего облика слова, в результате чего, слово приобретает новое, ироничное звучание; возможно обыгрывание национальных особенностей произношения русских слов.

3. В результате морфологизации слово начинает члениться на не свойственные ему и потому неожиданные элементы и приобретает новую мотивацию, приводящую к комическому эффекту.

4. Семасиологизация в сатирических и прозаических произведениях может иметь разные способы выражения:

а) мотивировка слова созвучной с ним лексемой, не имеющей

семантической связи в целях создания комического эффекта;

б) «столкновение» омонимов, а также производящего и его

семантического производного слов;

в) намеренное сближение половых квазикоррелятов;

г) своеобразная расшифровка аббревиатур и толкование сокращенных

или полных слов по каждой букве по аналогии с аббревиатурами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

  Реэтимологизация, традиционно называемая народной этимологией, является общеязыковым процессом, выражающим стремление к оживлению морфологического состава слов, не имеющих членимости или утративших ее. В этот процесс могут включаться «явные» заимствования, то есть слова, не полностью ассимилированные фонетической системой русского языка и не освоенные грамматически; исконные образования с затемненным или неясным смыслом и структурой, а также имена собственные.

  В художественной литературе реэтимологизированные образования нередко создаются преднамеренно. Особенно активно возможности реэтимологизации как одного из наиболее ярких стилистических средств используются в целях создания комического.

  Ситуация комического эффекта достигается сатириками и юмористами тремя способами:

1. Фонетическое сближение слов, которое приводит к изменению звукового состава внешнего облика слова (так называемая субституция или акустическая замена), в результате чего слово приобретает новое ироничное звучание;

2. Морфологизация, то есть замена каких-то морфологических элементов в слове в результате сближения его с каким-то новым мотивирующим словом и в связи с этим членение слова на не свойственные ему элементы. Чаще всего такому членению подвергаются слова, в составе которых сатирикам представляется возможным выделить имя и предлог. Также юмористы могут членить русские слова по аналогии с иностранными именами, но возможен и обратный процесс, когда заимствованные имена членятся на составляющие, созвучные русским словам.

3. Семасиологизации, то есть семантическое сближение слов, не связанных между собой в семантическом плане, когда автор

преднамеренно в целях создания комического эффекта мотивирует одно слово другим, сходным с первым лишь по звучанию. Семасиологизация проявляется по-разному. Данный способ создания комического нередко реализуется при намеренном сближении в тексте половых квазикоррелятов.

  Очень популярен среди сатириков прием «столкновения» грамматических омонимов (в таких случаях обыгрывается совпадение словоформ лексем, имеющих разные парадигмы в составе одного и того же грамматического класса), а также производящего и его семантического производного слов в одном контексте. При помощи именно этого приема в юмористических произведениях достигается эффект обманутого ожидания.

Юмористы очень часто предлагают своеобразные расшифровки общепринятых аббревиатур. Встречаются также толкования как полных, так и сокращенных слов по каждой букве по аналогии с аббревиатурами.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Балалыкина Э.А. Приключения слов. - Казань, 1993. - 167 с.

2. Богородицкий В.А. Лекции по общему языковедению. - Казань, 1915. -332с.

3. Болотов В.И. Эмоциональность текста. В аспектах языковой вариативности. - Ташкент, 1981. — 116с.

4. Бузанова Т.В. Реэтимологизация в языке произведений М.Горького // Словообразование и стилистика. Казань, 1991. - С.20-28.

5. Булаховский Л.А. Словесные средства комического у русских писателей первой половины XIX века // Русский язык в школе. - 1939. -№5. - С.44-57.

6. Введенская Л.А., Колесников Н.П. Народная этимология и смежные явления // Новое в лексике русского языка: Межвузовский сборник. -Куйбышев, 1984. - С.65-89.

7. Введенская Л.А., Колесников Н.П. Этимология и ее виды. - Ростов, 1986.-96с.

8. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. - Москва, 1959. -655с.

9. Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. - Москва, 1981. — 320с.

10. Виноградова В.Н. Стилистический аспект русского словообразования. - Москва, 1984. - 184с.

11. Гельгардт P.P. Народная этимология и культура речи // Гельгардт P.P.

Избранные статьи. - Калинин, 1967. - С.270-306.

12. Гельгардт P.P. О лексической ассимиляции в связи с ложной («народной») этимологией // Русский язык в школе. - 1956. - №3. -С.36-41.

13. Голев Н.Д. Динамический аспект лексической мотивации. - Томск, 1989.-249с.

14. Голев Н.Д. Функция мотивации и народная этимология // Вопросы языка и его истории. - Томск, 1972. - С.38-47.

15. Горбаневский М.В. В мире имен и названий. - Москва. 1983. - 192с.

16. Гридина Т.А. Основные типы народной этимологии в лексической системе русского (функциональный аспект). АКД. - Москва, 1985. -16с.

17. Гридина Т.А. О характере смысловых ассоциаций в процессе народной этимологии // Этимологические исследования. Свердловск, 1984. С.141-155.

18. Гридина Т.А. Проблемы изучения народной этимологии. -Свердловск, 1989. - 72с.

19. Державин Н.С. Народная этимология // Русский язык в школе. - 1939. №2. - С.39-49.

20. Ефимов А.И. Стилистика художественной речи. - Москва, 1957. -448с.

21. Журавлев А.П. Аспекты значения слова и их восприятие // Восприятие языкового значения. - Калининград, 1980. - С.3-10.

22. Журавлев А.П. Звук и смысл. Москва, 1981. - 160с.

23.    Земская Е.А. Словообразование как деятельность. - Москва, 1992. -220с.

24. Земская Е.А. Современный русский язык. Словообразование. -Москва,

1973. - 304с.

25.Карнович Е.П. Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русскими. - С.-Петербург, 1886. - 249с.

26. Ковалев В.П. Языковые выразительные средства русской художественной прозы. - Киев, 1981.- 184с.

27.Кожина М.Н. Стилистика русского языка. - Москва, 1983. - 223с.

28. Кондратов Н.А. Народная этимология и системный характер языка // Лингвистический сборник. Вып. 9. Проблемы лексикологии и семасиологии русского языка. - Москва, 1977. - С.3-10.

29.Колесов В.В. Этимология'как искусство и наука // Русская речь. - 1971. - №6. - С.99-107.

30. Коржева Т.Б. Язык юмора и сатиры. - Алма-Ата, 1979. - 120с.

31. Крушевский Н.В. Очерк науки о языке. - Казань, 1883. - 148с.

32. Крысин Л.Н. Иноязычные слова в современном русском языке. -Москва, 1968. - 265с.

33. Лопатин В.В. Русская словообразовательная морфемика: Проблемы и принципы описания. - Москва, 1997. - 315с.

34. Лопатин В.В. Рождение слова. Неологизмы и окказиональные образования. - Москва, 1973. - 152с.

35. Лук А.Н. Юмор, остроумие творчество. - Москва, 1977. - 183с.

36.Лукьянова Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления: Проблемы семантики. - Новосибирск, 1986. - 227с.

37. Максимов Л.Ю. Народная этимология и ее стилистические функции // Русский язык в тттколе. - 1982. - №3. - С.56-66.

38. Марков В.М. О семантическом способе словообразования в русском языке. - Ижевск, 1981. - 21 с.

39. Микитич Л.Д. Иноязычная лексика. - Ленинград, 1967. - 104с.

40. Мокиенко В.М. Народная этимология географических названий // Русская речь. - 1974. №1. - С. 104-112.

41. Остров А. Как спелась Песнь о Вещем Олеге //http://www.pantagruel.com.ua/ru/essays/

42.Петрищева Е.Ф. Стилистически окрашенная лексика русского языка. -Москва, 1984. - 22с.

43. Потебня А.А. Мысль и язык. - Харьков, 1913. - 225с.

44. Савинов М. Народная этимология на почве языка русского // Русский филологический вестник. - 1889. - т.21. - С.15-58.

45. Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. - Москва, 1999. -552с.

46.Соболевский А. О тай называемой народной этимологии // Живая старина. - Вып.Ш-IV. - С.-Петербург, 1994. С.524-526.

47.Троицкий В.Ю. Стилизация // Слово образ. - Москва, 1964. - С. 164-194.

48. Трубачев О.Н. Этимологические исследования и лексическая семантика // Принципы и методы семантических исследований. -Москва, 1976. — С.147-179.

49. Успенский JT.B. Загадки топонимики. - Москва, 1969. - 272с.

50. Успенский JI.B. Имя дома твоего. - Москва, 1967. - 303с.

51. Хайрутдинова Г.А. Морфологические средства создания комизма // Сборник научных трудов. Системно-функциональный аспект. - Казань, 2003. - С.135-138.

52.Ходакова Е.П. Словесная игра у Пушкина // Русская речь. - 1977. - №3. - С.33-38.

53. Холодов Е. Язык драмы: Экскурс в творческую лабораторию А.Н.Островского. - Москва, 1978. - 240с.

54. Шанский Н.М. Очерки по русскому словообразованию. - Москва, 1968.310с.

55. Шмелев Д.Н. Слово и образ. - Москва, 1964. - 120с.

56. 21. Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка. ГИС,1959.

57. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М., "Просвещение", 1976.

58. Русская грамматика. Т.1, М., "Наука", 1980.

59. Словарь иностранных слов. М., "Русский язык", 1988.

60-. Словарь новых слов русского языка 1950-1980 гг. Спб , 1995.

61. Словарь современного русского литературного языка. ТТ. 1-17, M.-JT, изд. АН СССР, "Наука". 1950-1965.

62. Словарь сокращений русского языка, под ред. Д.И. Алексеева. N4., "Русский язык", 1983.

ИСТОЧНИКИ

  1.  Задорнов М. Н. Не понимаю: Сборник рассказов. – Вильнюс, 1991. – 191 с.
  2.  Задорнов М. Н., Измайлов Л. М. Конец света, или Хорошее настроение. – Москва, 1993. – 270 с.
  3.  Земсков Л. В. Жириновский отдыхает. – Калининград, 2005. – 288 с.
  4.  Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. – Москва. – 1992.
  5.  Петросян Е. В. Петросмешки, или анекдоты от Евгения Петросяна. – Москва, 2000. – 400 с.
  6.  Чаян. – Казань, 2006. - №1 – 12.

 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

45515. Методы прямого доступа 22 KB
  Основа метода – хеширование – вычисление адреса хранимой информации на основе некоторых ключей, т.е. части информации, которая нас интересует. Примером является телефонный справочник, где хеширование идет по буквам алфавита
45516. ER-модель (модель Чена) 120.5 KB
  16 вариантов Предметная область – преподаватель читает некоторые лекции. Существует ПО такая что один преподаватель читает не больше одной дисциплины каждая дисциплина читается не больше чем одним преподавателем. ERдиаграмма экземпляров преподаватель предмет 1 1 2 2 3...
45517. Правила Джексона для перехода от модели Чена к реляционной модели 46.5 KB
  Растут деревья на участках леса: Дерево Участок Площадь Сосна Бор 1 Береза Роща 2 Осина Лиственный лес 3 Если 1о:1н то для представления информации необходимо 2 таблицы отдельная таблица для необязательного класса принадлежности. Тогда 1 таблица описывает участки 2 таблица описывает породы деревьев 3 таблица является связующей она содержит информацию о том на каком участке какое дерево растет. Первая таблица описывает первый объект вторая таблица описывает второй объект а третья таблица описывает связь. Если nобъектных...
45518. Примеры бинарных связей 52 KB
  Отношение эквивалентности Определение 8. Отношение на множестве называется отношением эквивалентности если оно обладает следующими свойствами: для всех рефлексивность Если то симметричность Если и то транзитивность Обычно отношение эквивалентности обозначают знаком или и говорят что оно отношение задано на множестве а не на . Условия 13 в таких обозначениях выглядят более естественно: для всех рефлексивность Если то симметричность Если и то транзитивность Легко доказывается что если на множестве задано...
45520. Архитектуры БД 37.5 KB
  По этой причине при построении информационной системы приходится решать задачу согласованного управления распределенной базой данных иногда применяя методы репликации данных. При однородном построении распределенной базы данных на основе однотипных серверов баз данных эту задачу обычно удается решить на уровне СУБД большинство производителей развитых СУБД поддерживает средства управления распределенными базами данных. для управления отдельными частями распределенной базы данных используются разные серверы то приходится прибегать к...
45521. Проектирование базы данных с помощью нормализации 49.5 KB
  Таблица находится в первой нормальной форме 1Н. Таблица находится во второй нормальной форме 2Н. Таблица находится в третьей нормальной форме 3Н. Таблица находится в нормальной форме БойсаКодда Н.
45522. Операция «соединение» и ее свойства 34 KB
  Внутренняя а естественное соединение осуществляется по равенству значений в одноименных столбцах. rBC sBD = qBCD 11 112 11b 112b 123 42c 113 113b 421c операция соединения для таблиц с одинаковыми схемами равносильна операции пересечения: rB sB = qB 11...
45523. Разложение без потерь. Теорема. Примеры 29.5 KB
  Договоримся, что малыми латинскими буквами мы будем обозначать таблицы, большими латинскими буквами – атрибуты и множества атрибутов. Например, r(R) – это таблица r со множеством атрибутов R