619

Неврозы у детей и подростков

Лекция

Медицина и ветеринария

Невротические реакции. Невротические расстройства. Ипохондрический невроз. Истерический невроз. Астенический невроз (неврастения). Невроз навязчивых состояний (обсессивно-компульсивное расстройство). Системные неврозы. Невротические расстройства у детей раннего возраста. Механизмы социальной и школьной дизадаптации, профилактика и коррекция при невротических расстройствах в дошкольном и школьном возрасте.

Русский

2013-01-06

143.5 KB

81 чел.

Лекция

Неврозы у детей и подростков.

Проблемы определения и диагностики. Невротические реакции. Невротические расстройства. Ипохондрический невроз. Истерический невроз. Астенический невроз (неврастения). Невроз навязчивых состояний (обсессивно-компульсивное расстройство). Системные неврозы. Невротические расстройства у детей раннего возраста. Механизмы социальной и школьной дизадаптации, профилактика и коррекция при невротических расстройствах в дошкольном и школьном возрасте.

Самое удивительное заключается в том, что один из наиболее распространенных диагнозов – невроз (невротическое расстройство, по современной классификации) – не имеет на сегодняшний день общепризнанного и достоверного определения. Тем не менее, в учебных целях нам придется какое-то определение дать. Невротическое расстройство (невроз) – психическое заболевание, возникающее как затяжная патологическая реакция личности на значимый для нее психотравмирующий фактор, проявляющееся психопатологической симптоматикой, не достигающей психотического уровня, при сохранении критического отношения личности к собственному состоянию как болезненному, не свойственному ей в норме. Каждое из положений данного определения может служить поводом для дискуссии клиницистов, и эти дискуссии продолжаются уже 100 лет и, наверное, будут продолжаться еще столько же. Но мы исходим из практического опыта и сложившихся на сегодня представлений. Таким образом, для того, чтобы диагностировать невроз (далее будем для краткости говорить так), мы должны выявить длительную (очевидно, не менее месяца) реакцию на психотравмирующее воздействие, которое значимо, с точки зрения больного или по нашему представлению, именно для данной личности в данной ситуации (к примеру, для ребенка-истерика травмой будет рождение сестры, которое лишит его особого внимания со стороны матери; для психастеника – постоянное давление со стороны учителя, подчеркивающего несостоятельность ребенка; для астеничного – желание родителей, чтобы их ребенок успевал и дополнительно учить иностранные языки, и ставить рекорды в бассейне, и получать отличные отметки в престижной гимназии, и т.п.). Важно, что невроз развивается у личностей, имеющих определенную психическую слабость: личностную – акцентуацию, психопатию; органическую; недостаточность развития – инфантилизм, задержку (в противном случае, к примеру, неврозами болели ли бы все дети, у которых папы-пьяницы постоянно скандалят и бьют своих жен; к счастью, это не так). При этом патология не должна полностью овладевать личностью, как это бывает при психозе, и не должна достигать глубоких регистров (без бреда, галлюцинаций, аффективных расстройств психотического уровня, слабоумия). Наконец, больной должен понимать или хотя бы чувствовать, что его состояние болезненно, необычно для его нормы, хотеть избавиться от него, вырабатывать собственные способы компенсации и защиты.

Если все эти положения проблематичны для общей психиатрии, то для детской – в квадрате. Действительно, в силу несформированности самосознания и недостаточности самоотчета у ребенка нам далеко не всегда удается установить, является ли патологическое состояние ребенка именно реакцией, действительно ли есть психотравмирующий фактор или действительно ли травматичен предполагаемый нами. Невроз у ребенка может быть настолько выражен (в силу слабости компенсаторных механизмов и силы переживания травмы), что патологическая симптоматика полностью овладевает им, практически вытесняя прочие психологические процессы; при этом разнообразные обманы восприятия (иллюзорные и галлюцинаторные), страхи, сопровождаемые выраженным аффектом боязливости, патологическим защитным поведением, приближают состояние больного к психотическому. Наконец, естественно, трудно ожидать от ребенка (и чем он младше, тем труднее) действительно критического отношения к своему состоянию, осознания его как болезненного, рациональной психологической переработки болезненных переживаний.

Таким образом, диагностика невроза у детей базируется, в первую очередь, на специфическом характере психопатологических симптомов, относимых к классу невротических (астенических, истерических, навязчивых, фобических и т.п.), на более или менее достоверном выявлении реальных индивидуально действенных психотравмирующих воздействий, на соответствии тех или иных психических слабостей индивидуальности картине невротических расстройств. Кроме того, для детей особенно (по сравнению со взрослыми) характерно сопровождение невротических психопатологических расстройств функциональной соматовегетативной симптоматикой.

Трудно говорить и о распространенности невротических расстройств в детской популяции, т.к. различные исследователи подходят к их оценке с различными, трудно сопоставимыми критериями. Во всяком случае, как свидетельствует наш опыт, в действительности эти расстройства с достоверностью можно диагностировать не столь часто; в большинстве случаев за этим диагнозом скрывается нераспознанная аффективная патология (при которой невротическая симптоматика является вторичной, фасадной), начальные этапы шизофренического процесса и др. Нужно учитывать, что компенсаторные возможности здоровой детской психики чрезвычайно велики; детям, в силу особенностей их реагирования, не свойственно “застревать” на негативных переживаниях, они легко и быстро переключаются; для детей гораздо менее значим уровень их социальной адаптации и, соответственно, они гораздо менее болезненно реагируют на свою недостаточность.

НЕВРОТИЧЕСКИЕ РЕАКЦИИ. Речь идет о патологических состояниях, которые носят кратковременный характер (обычно до 1-2 месяцев) и у которых удается выявить определенный психотравмирующий фактор, значимый для ребенка. Наиболее типичной является реакция на помещение в дошкольное детское учреждение. В зависимости от особенностей исходной индивидуальности эти реакции могут проявляться тревожно-депрессивными расстройствами (ребенок становится плаксив, всем недоволен, вечерами беспокоен, суетлив, плохо засыпает, начинает разговаривать во сне, отказывается от еды, худеет, по утрам жалуется на боли в животе, обнаруживает необоснованные подъемы температуры и т.п.), появлением навязчивостей (чаще всего навязчивых мелких движений, расцениваемых как тики), истероформными проявлениями, в т.ч. аффективно-респираторными приступами, моносимптомными невротическими состояниями (энурезом, энкопрезом, заиканием) и др. Дети с шизоидной структурой нередко дают невротическую реакцию на смену привычного коллектива, к примеру переход в другую школу: у них появляются многообразные страхи, усиливается отгороженность, они быстрее устают от интеллектуальных нагрузок. Невротические реакции вызываются семейным неблагополучием, в частности разводом родителей, уходом одного из них из семьи, смертью кого-то из близких и др. Здесь мы лишь должны подчеркнуть, что не существует абсолютных психотравмирующих факторов, т.е. таких, которые вызывают невротическое реагирование всегда и у всех детей. Поэтому, к примеру, убежденность многих психологов, что уход отца из семьи обязательно является причиной расстройств у ребенка, которые выглядят невротическими, далеко не всегда соответствует клинической реальности. И т.п. Отличительным свойством невротической реакции является ее редуцирование по мере адаптации ребенка к ситуации, либо исчезновение при устранении психотравмирующего фактора. В противном случае невротическая реакция становится предболезнью – состоянием, из которого развиваются собственно невротические расстройства (невроз).

НЕВРОТИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА. Клиническая картина невротических расстройств у детей отличается своеобразием ввиду незавершенности и рудиментарности симптоматики, значительной выраженности соматовегетативных и двигательных нарушений, а также меньшей, чем у взрослых, степени личностной переработки психотравмирующих переживаний и самих невротических симптомов. Очерченные формы “общих (типичных) неврозов” в связи с этим могут быть диагностированы лишь с 8–12 лет. До этого возраста у детей преобладают т.н. “моносимптомные” невротические расстройства (соответствующие системным неврозам или неврозам органов у взрослых). К ним относят невротический энурез и энкопрез, невротические тики и заикание и др. Среди “общих” неврозов у детей выделяют астенический невроз (неврастению), невроз навязчивых состояний, истерический невроз, ипохондрический невроз, невроз страха.

Ипохондрический невроз. Очерченные формы этого заболевания у несовершеннолетних редки и встречаются обычно не ранее препубертатного и пубертатного возраста. Появление длительных ипохондрических переживаний у детей преимущественно свидетельствует о начале эндогенного заболевания (аффективного или, чаще, шизофренического). Невротическая ипохондрия имеет четкую связь с особыми психотравмирующими обстоятельствами типа болезни или смерти близких, прохождения медицинских обследований или с физическим недомоганием самого ребенка/подростка, требующим повторных медицинских исследований. У других больных это испуг, обусловленный внезапным изменением самочувствия (например, приступ сердечной аритмии, головокружение, обморок) или каким-либо психотравмирующим обстоятельством (чья-то внезапная смерть и т. п.), которое вызвало опасение по поводу собственного здоровья. Нередко этому предшествует ситуация, вызвавшая фиксацию внимания подростка на его здоровье (сведения, почерпнутые в средствах массовой информации, обсуждение проблем здоровья среди сверстников и т.п.). Важное предрасполагающее значение имеют соматическая ослабленность, тревожно-мнительные черты характера и сам пубертатный возраст, когда возникает комплекс новых соматических ощущений.

На этапе невротических реакций происходит заострение черт тревожной мнительности с возникновением преходящих опасений и сверхценных страхов по поводу здоровья, а также кратковременных вегетативных расстройств (сердцебиения, полуобморочные состояния и т. д.). В дальнейшем эти нарушения принимают стойкий характер, и у больных развертывается клиника астеноипохондрического синдрома, состояния, сочетающего в себе симптомы астенического синдрома и разнообразных признаков ипохондрических расстройств. У детей часто встречаются повышенное или утрированное внимание к своему здоровью, склонность к необоснованным страхам и опасениям сверхценного или навязчивого характера по поводу возможности возникновения того или иного заболевания, разнообразные неприятные ощущения. Характерен депрессивный и тревожно-депрессивный сдвиг настроения, а также значительная выраженность соматовегетативных расстройств: колебания артериального давления, гипергидроз, анорексия, тошнота, нарушения стула и др. В содержании ипохондрических переживаний преобладают страхи остановки сердца, смерти от удушья, заболевания раком, язвой желудка и т. п., быстро приобретающие навязчивый характер (включая наличие критики в спокойном периоде и ее утрату при усилении навязчивости) и всякий раз вновь появляющиеся в ситуации или обстановке аналогичной той, в которой они впервые возникли (например, в кинотеатре при затемнении зала). Однако круг навязчивых страхов заболеть может расширяться: навязчивые опасения по поводу одного заболевания могут сменяться опасениями по поводу другого. Ипохондрический невроз у подростков имеет тенденцию к длительному многолетнему течению и нередко переходит в невротическое развитие личности.

Истерический невроз. В возникновении истерического невроза важная роль принадлежит подостро или хронически действующей психотравмирующей ситуации, обычно связанной с противоречием между желаемым и реально достижимым или возможным. Предрасполагающими факторами являются наличие истероидных характерологических черт и психического инфантилизма, а также неадекватное воспитание по типу “кумира семьи”. Дети, у которых диагностируются истерические проявления, обычно отличаются эмоциональной лабильностью, склонностью к капризам и упрямству, стремлением быть в центре внимания. У них часты реакции протеста, особенно пассивного, которые не основаны на сверхценных переживаниях (ущемленного самолюбия, страха и т. п.), а представляют собой истерически закрепившееся средство ухода из трудной ситуации (например, суицидальные попытки с элементами демонстративности). Выраженная демонстративность поведения является характерной чертой развернутого истерического синдрома. У детей она может проявляться в феноменах пуэрилизма (гротескной детскости речи и поведения) и псевдодеменции (нарочитой демонстративной глупости). В психогенезе невроза большое значение имеет механизм “условной желательности” болезненных расстройств, который играет роль патологической защиты индивидуума от трудных для него ситуаций (речь идет о том, что для ребенка его “болезнь” становится своего рода защитой от травматичных внешних факторов; в этом случае не приходится ждать осознания болезненности своего состояния и стремления выйти из него; наоборот, больной стремится закрепить ситуацию, в которой он окружен большим вниманием, избавлен от нежелательных нагрузок и т.п.).

Невротические истерические реакции, будучи начальным этапом невроза, могут возникать уже в период раннего детства, являясь непосредственным ответом на то или иное психотравмирующее воздействие: наказание, отказ в выполнении просьбы, разлука с матерью и т. п. Эти реакции вначале ограничиваются отдельными симптомами и проявляются в виде особых нарушений моторной сферы (“аффективная двигательная буря” в ответ на запрещения), соматовегетативной (привычная рвота, нарушения глотания, задержка мочеиспускания и др.), речевой (психогенный мутизм), а также в виде различных поведенческих реакций протеста. При наличии соответствующих внешних причин и внутренних условий в дальнейшем происходит фиксация симптоматики, ее переход на этап развернутого истерического невроза. В отличие от истинных реакций протеста, которые основаны на сверхценных желаниях, истерические протестные реакции возникают по механизму их “условной желательности” и являются средством освобождения ребенка от трудной ситуации.

Характерная особенность динамики истерической симптоматики  —  ее значительное смягчение или полное исчезновение при исполнении требований ребенка (например, освобождение от посещения детсада или школы, покупка требуемой игрушки и т.д.) и, соответственно, “углубление” расстройств при отказе выполнить предъявляемые требования. При развернутых истерических расстройствах (особенно с аффективно-моторным компонентом) они часто протекают в виде приступов различной длительности, которые могут сопровождаться сужением сознания. Среди изолированных соматовегетативных истерических нарушений у детей встречаются головные боли, боли в животе, привычная рвота, нарушение глотания, приступы удушья, напоминающие астматические, задержка мочеиспускания, запоры. Наиболее распространенное истерическое расстройство у детей раннего дошкольного возраста  —  приступ “двигательной бури”, возникающий на высоте отрицательного аффекта. Он выражается в резком двигательном возбуждении: ребенок может упасть и биться об пол, выгибать спину дугой, кричать и рыдать до тех пор, пока его желание не будет выполнено. Другие формы моторных истерических проявлений, характерные для взрослых (неустойчивая походка, истерические параличи конечностей, потеря голоса), у детей встречаются не часто. Также редки у детей сенсорные истерические нарушения  —  гипер- и гипестезии, истерическая слепота, глухота и др. Своеобразную и довольно распространенную форму детских истерических расстройств представляют собой аффективно-респираторные приступы, наблюдаемые преимущественно до 3–4-летнего возраста.

У детей младшего школьного, реже дошкольного, возраста в структуре отмечается особая форма истерических речевых расстройств  —  психогенный мутизм (молчание). Обычно он носит элективный (избирательный) характер и чаще возникает у детей с речевой и интеллектуальной недостаточностью в условиях повышенных для них требований к речевой и интеллектуальной деятельности. Такие дети перестают разговаривать при начале школьного обучения, помещении в детский сад и в других подобных ситуациях, сохраняя в то же время навыки речевого общения в привычной обстановке.

Оформленные проявления истерического невроза с полиморфной симптоматикой и другими проявлениями невротических расстройств, как правило, наблюдаются только у подростков. При этом может наблюдаться затяжное течение с переходом в истерический вариант развития личности.

Астенический невроз (неврастения). В происхождении неврастении главная роль принадлежит длительным и хроническим психотравмирующим ситуациям, связанным с конфликтами в семье и школе, а также фактору неадекватного воспитания, когда к ребенку предъявляют чрезмерные требования при излишних ограничениях. Основные “внутренние” факторы предрасположенности к возникновению неврастении: соматическая ослабленность и резидуальная органическая недостаточность. Имеет значение также перегрузка ребенка различными занятиями, чаще интеллектуальными. В развернутой форме неврастения встречается только у детей школьного возраста и подростков. В более младшем возрасте отмечаются лишь более или менее выраженные психогенные астенические реакции.

При длительном сохранении внешних психотравмирующих воздействий, наличии “внутренних” условий и несовершенстве психологических защит невротические реакции астенического типа могут переходить в развернутый синдром. Он характеризуется повышенной утомляемостью и истощаемостью, на фоне чего у детей легко возникают раздражительность, аффективная лабильность с общим гипотимическим или дистимическим оттенком настроения, гиперестезия (повышенная чувствительность к яркому свету, громким звукам и т. п.), трудности концентрации активного внимания, неспособность к длительному физическому и умственному напряжению. В структуру неврастении обычно входят более или менее выраженные нарушения вегетативных функций: лабильность вазомоторных реакций (вплоть до обмороков), головные боли (спонтанные или при переутомлении и эмоциональном напряжении), потливость, повышенный рвотный рефлекс, сниженный аппетит, расстройства сна.

Существует также гиперстенический вариант астенического синдрома, который у детей проявляется двигательным беспокойством или расторможенностью, сопровождаясь капризностью, повышенной возбудимостью и выраженной раздражительностью, вплоть до аффективных вспышек с агрессией. Характерны расстройства сна. Наличие непосредственной психотравмирующей или истощающей ситуации позволяет отличить невротический гиперстенический вариант астенического синдрома от психопатических и психопатоподобных расстройств. В дальнейшем гиперстенический вариант может переходить в описанный выше собственно астенический синдром, представляя как бы его начальную, первую фазу. Чаще же у одного ребенка проявляются те или иные признаки как гиперстенического, так и собственно астенического вариантов неврастении, когда утомление с вялостью, плаксивостью, сменяется раздражительностью, расторможенностью, всеобщим недовольством с агрессией и т.д.

В детском возрасте имеется тенденция к затяжному течению неврастении с формированием стойкого невротического состояния. Наряду с собственно астеническими, часто имеют место и другие невротические проявления: страхи, ипохондрические опасения, тревога, депрессивные и субдепрессивные эпизоды и др.

В ряде случаев этапу собственно неврастении может предшествовать этап т.н. моносимптомных невротических реакций (невротические страхи, мутизм, тики, энурез, энкопрез и др.), которые возникают еще в дошкольном возрасте. Спустя 1–3 года клиническая картина меняется, и на первый план в ней выступают непосредственно астенические расстройства, которые длятся 3–5 лет.

Невроз навязчивых состояний (обсессивно-компульсивное расстройство). Обсессия – навязчивость; компульсия – насильственность. У детей школьного возраста в возникновении этого невроза основную роль играют длительно действующие психотравмирующие ситуации, связанные с конфликтом между желанием и чувством долга, а также эмоциональным напряжением из-за сознания повышенной ответственности, внушенной взрослыми; у более младших детей или при наличии инфантилизма невроз навязчивых состояний может возникать под влиянием острых психотравм, сопровождаемых испугом. Большое значение имеют также специфические черты характера (тревожность, мнительность, повышенно-боязливое отношение ко всему новому и незнакомому), гиперпротективный тип воспитания с чрезмерной требовательностью и/или тревожным отношением родителей к ребенку.

Основу невроза составляют обсессии (навязчивости) и стереотипное компульсивное (непреодолимое, насильственное) поведение, которые могут встречаться раздельно или в различных сочетаниях. Компульсивное (ритуальное) поведение может казаться внешне нелепым, но за ним всегда скрываются тревога, зачастую неосознаваемая, и попытки защититься от нее. Навязчивости могут встречаться начиная с 3–4 лет: например, мальчик 3,5 лет во время прогулок с группой детского сада подбирает спички и складывает их обгоревшими концами в одну сторону  —  “чтобы мама вечером пришла”.

Психогенные навязчивые реакции могут наблюдаться уже в раннем и дошкольном возрасте в виде навязчивых фобий, движений и действий. Развернутый невроз формируется обычно к 8–10летнему возрасту и имеет две разновидности: невроз навязчивых страхов (фобический невроз) и невроз навязчивых действий (обсессивный невроз). Симптоматика развернутых форм обеих разновидностей невроза навязчивых состояний у детей выражается соответственно в синдромах навязчивых страхов и действий. Идеаторные навязчивости у детей и подростков встречаются редко. Невроз навязчивых состояний относится к числу затяжных и склонных к рецидивирующему течению форм.

Идеаторные навязчивости: непроизвольное повторение одних и тех же мыслей, представлений, чаще нейтральных по содержанию (счет, фразы, воспоминания, мелодии и т.п.). У детей они, как правило, элементарны, однообразны. Для подросткового возраста характерно “навязчивое мудрствование”, “умственная жвачка”, когда больного неотвязно преследуют различные абстрактные размышления.

Контрастные навязчивости: разнообразные по содержанию навязчивые мысли и желания контрастного характера (хульные, ругательные, мысли, представления о желательности гибели родителей, о желании совершить в обществе неприличный поступок, агрессию, суицидальное действие и т.п.). Эмоционально тяжело переживается ребенком, вызывает тревогу, подавленность, вплоть до суицидальных тенденций. В изолированном виде встречается редко.

Навязчивые движения и привычные действия. Характеризуются сочетанием в клинической картине разнообразных движений и элементарных действий. Нередко одновременно обнаруживаются тики в виде усиленного моргания, шмыгания носом, гримасничания и др., а также патологически привычные действия (сосание пальца, грызение ногтей, яктации).

Навязчивые действия. Характеризуются выраженным преобладанием навязчивых действий ритуального характера, нередко при одновременном расширении и углублении лежащих в их основе первичных навязчивостей. Преобладают истинные ритуалы, имеющие значение символической защиты. Содержание их носит все более отвлеченный, символический, а иногда магический характер. В дальнейшем они производят впечатление самостоятельного расстройства, будто бы не имеющего связи с первичными обсессиями, которые распознаются далеко не всегда. В этих случаях отношение больных к навязчивостям в целом носит формальный характер. Попытки воспрепятствовать выполнению ритуалов встречают активное сопротивление больного.

Навязчивые представления. Характеризуются преобладанием в клинической картине навязчивых представлений тягостного, неприятного для пациентов содержания. Особенно типичны опасения несчастья с близкими; возможны фантастические опасения, опасения совершения больным невольного преступления и т.д. На короткий промежуток времени представления достигают степени овладевающих. В эти периоды больных охватывает тревога, ужас перед возможностью того, что их представления могут оказаться реальностью. Критическое отношение к ним временами утрачивается. Как правило, навязчивые представления сочетаются с другими симптомами навязчивостей (опасениями, сомнениями).

Навязчивые страхи (фобический синдром). Характеризуется возникновением одного или нескольких навязчивых страхов. Содержание их многообразно. У взрослых они нередко сводятся к представлениям об угрозе биологическому существованию, психическому здоровью, социальному статусу. Фобии нередко возникают в виде пароксизмального аффекта страха, а затем протекают в смягченном виде. Чаще всего, особенно при фобической тревоге больные сознают, что степень угрозы ими преувеличивается. Однако критическое отношение к этим переживаниям частичное. Знание, что другие не рассматривают данную ситуацию как опасную, не избавляет пациента от новой атаки страха. В связи с опасением перед возобновлением страха больные избегают таких ситуаций (защитные действия). Иногда ограничивающее влияние фобий совершенно привязывает больных к дому, и они покидают его только в сопровождении близких. Отсутствие возможности экстренной помощи или немедленного выхода являются одним из ключевых моментов многих фобий. Тяжесть фобической тревоги и выраженность ее преодоления могут варьировать в широком диапазоне.

У детей преобладают витальные страхи (та или иная форма страха гибели), причем в изолированном виде фобии практически не встречаются, сочетаясь обычно с другой обсессивной или аффективной симптоматикой. Наиболее характерны для детей страх темноты, одиночества, нередки страх поездки в лифте, страхи собак, насекомых, змей и т.п. Следует отличать патологические страхи от т.н. физиологических, свойственных в норме большинству детей в кризовые возрастные периоды (3-4 лет, 6-7 лет).

Навязчивые состояния. Общее название различных сложных обсессивных синдромов. Характеризуется навязчивыми чувствами, представлениями, воспоминаниями, побуждениями и действиями. Содержание их многообразно, однако в основе синдрома лежит неуверенность в себе, собственной личностной полноценности и навязчивая идея угрозы личной безопасности. Стремление вытеснить и подавить эти мучительные мысли и побуждения сопровождается общим беспокойством, напряжением, а в выраженных случаях  —  переживанием раздвоенности и тяжелой внутренней борьбы. Поведение при этом производит впечатление выраженной нерешительности и медлительности либо характеризуется повторяющимися проверками со стремлением удостовериться каждый раз, что опасная ситуация не развилась, а иногда  — стереотипными действиями и поступками, имеющими значение символической защиты и заклинаний (обсессивные ритуалы). Характерно осознание чуждости навязчивых состояний. Эпизодически возникают подспудные опасения психического расстройства, обычно скрываемые пациентом.

Невроз страха (фобический невроз). В происхождении играют роль как шоковые и субшоковые психогении, вызывающие острый испуг, так и длительные психотравмирующие воздействия типа длительного отделения от родителей, их тяжелой болезни и т.п. К предрасполагающим факторам относят повышенную впечатлительность и внушаемость, тревожную мнительность, гиперпротективное воспитание с тревожными опасениями за ребенка.

Клиническая картина развернутого невроза определяется синдромом сверхценных страхов, содержание которых связано с психотравмирующей ситуацией и возрастом больного; тревожными расстройствами, нередко двигательным беспокойством и нарушениями восприятия (сенестопатии, иллюзии, иногда галлюцинации). Характерна приступообразность симптоматики, когда страхи продолжаются от 10–15 минут до нескольких часов. После окончания приступа может появляться частично критичное отношение к страхам, но отсутствуют характерные для навязчивых страхов сознание их чуждости и активное стремление к преодолению.

По характеру динамики различают 2 типа: к р а т к о в р е м е н н ы й и з а т я ж н о й. Кратковременный более типичен для детей младшего возраста. Продолжительность — до 3–4 недель. Страхи имеют неизменное содержание. В межприступном периоде состояние меняется мало. В последующем наступает полное выздоровление. Затяжной тип встречается у более старших детей. Длится от 3–4 месяцев до 2–3х лет. При нем отмечается более сложная картина приступов (расширение тематики страхов, появление соматовегетативных расстройств) и межприступных состояний, в которых наблюдаются выраженные общеневротические симптомы: эмоциональная лабильность, повышенная утомляемость, расстройства сна, аппетита, ипохондрические опасения. При затяжном типе течения возможен как волнообразно-рецидивирующий, так и непрерывный тип течения, который при отсутствии необходимой помощи может переходить в невротическое развитие личности.

Социофобия. В последние годы выделяют как самостоятельную форму фобического невроза социофобию – страх общения, нахождения в обществе. Дети, чаще подростки, после соответствующей психотравмы, боятся оказаться в невыгодной для себя ситуации, вызвать насмешки, неприязнь окружающих своими высказываниями, поступками, внешним видом. Они начинают избегать появления в общественных местах, на людях, перестают ходить в школу, вращаться в привычной компании. Зачастую социофобия бывает вторичной – у страдающих заиканием, у часто непроизвольно краснеющих, у страдающих энурезом (боятся ехать в летний лагерь и т.п.) и др.

Тревожно-депрессивное невротическое расстройство выделяется в современной классификации как самостоятельная форма. Ее отличие в том, что на первый план в клинической картине выходят расстройства настроения (тревога и подавленность), на фоне которых могут проявляться и самые различные прочие невротические симптомы (астенические, фобические, обсессивные и т.п.).

Системные неврозы. В детском возрасте, особенно младшем, элементарные соматовегетативные и двигательные нарушения психогенного происхождения значительно преобладают над эмоциональными реакциями. Такие расстройства могут выступать в клинической картине неврозов как доминирующие или относительно изолированные симптомы, в связи с чем эти неврозы условно называют моносимптомными, т.е. такими, при которых в клинической картине определяется нарушение деятельности одной из соматических (в широком смысле) функциональных систем (например, сердечно-сосудистой, пищеварительной и т. д.). Выделение системных неврозов имеет важное практическое значение как ввиду частоты их возникновения в детском возрасте, так и в связи с тем, что каждая из моносимптомных форм неврозов требует особых лечебных и реабилитационных мероприятий. К наиболее частым системным неврозам у детей относят невротическое заикание, невротические тики, невротический энурез и энкопрез.

Логоневроз (невротическое заикание). Под заиканием понимают нарушение ритма, темпа и плавности речи, связанное с судорогами мышц, участвующих в речевом акте. Это нарушение возникает чаще всего в 4–5 лет, когда происходит значительное усложнение фразовой речи и интенсивное формирование мышления; возможно появление заикания и в 2–3 года — на этапе становления речи. В этиологии заикания играют роль как острые и подострые психические травмы (испуг, помещение в детское дошкольное учреждение), так и длительные психотравмирующие ситуации (конфликтные отношения в семье и т. п.). Способствующими внутренними факторами являются невропатические состояния и наследственная отягощенность патологией речи, в частности, заиканием. К провоцирующим факторам относят чрезмерную требовательность родителей к речи детей, двуязычие в семье, перегрузки информацией и т. п. Избирательное нарушение речедвигательной функции при заикании объясняют наличием врожденной или приобретенной функциональной недостаточности систем, обеспечивающих моторные компоненты речи; в патогенезе заикания, возникшего в раннем детстве, имеет место механизм патологической фиксации механических запинок и задержек речи, свойственный детям в период ее становления в 2–4 года.

В начальном периоде заикания отмечаются тонические судороги дыхательно-вокальной мускулатуры с постепенным присоединением судорог в артикуляционном мышечном аппарате. Часто отмечают скрытое повышение тонуса вокальных мышц, нарушение речевого дыхания, дополнительные движения в мышцах лица, шеи и конечностей при речи. Через несколько месяцев или 1–2 года после начала заикания дети начинают давать психогенную реакцию на свой дефект: не любят говорить при посторонних, отказываются выступать публично. В школьном возрасте возникает логофобия (страх речи), из-за чего заикание усиливается еще больше. Выраженная логофобия приводит к отказу от устных ответов в школе. Логоневроз может быть незаметным в привычной обстановке, но резко усиливаться при общении с незнакомыми людьми и в любых условиях эмоционального напряжения. Часто наблюдается сочетание логоневроза с другими невротическими расстройствами: эмоциональной неустойчивостью, расстройствами сна, страхами, тиками, энурезом, которые могут предшествовать возникновению заикания.

В 15–17 лет отмечается усиление заикания и усложнение невротического состояния из-за обострения личностной реакции больного на заикание. У подростков с характерологическими акцентуациями тормозимого типа и/или у соматически ослабленных может возникать невротическое формирование личности с пониженным фоном настроения и патологическим изменением характера астенического или псевдошизоидного плана. Однако сам симптом заикания имеет тенденцию к сглаживанию или даже исчезновению в постпубертате. Это связано в основном с возрастным созреванием или компенсацией системы речедвигательных механизмов.

Логоневроз дифференцируют с неврозоподобным заиканием, которое возникает в рамках резидуально-органических состояний на фоне более или менее выраженного психоорганического синдрома. Оно чаще развивается исподволь, обычно на фоне задержки речевого развития и с самого начала характеризуется преобладанием клонико-тонического компонента. Ему сопутствуют тикообразные гиперкинезы, рассеянная неврологическая симптоматика, изменения по органическому типу на ЭЭГ; реакция личности на речевой дефект вплоть до пубертатного возраста почти не выражена.

Невротические тики. К этому виду расстройств относят психопатологически недифференцированные тики, возникающие обычно по механизму фиксации после действия психогении какого-либо защитного действия, первоначально имевшего условно целесообразный характер. В симптоматическом плане — это разнообразные автоматизированные привычные элементарные движения: мигание, наморщивание лба, раздувание ноздрей, подергивания головой, плечами, различные движения конечностей, а также покашливание, “хмыканье”, “хрюкающие” звуки (т.н. респираторные тики). В части случает тики могут приобретать навязчивый характер и относиться к проявлениям невроза навязчивых состояний, но у детей, особенно в младшем возрасте, невротические тики не сопровождаются навязчивым стремлением к повторению фиксированных движений. Этиологическими факторами тиков являются как острые, так и длительные психотравмирующие ситуации — нередко в совокупности с местным раздражением (конъюнктивы, дыхательных путей, кожи и т. д.), что вызывает защитную рефлекторную двигательную реакцию. Тики обычно возникают как непосредственная или несколько отставленная по времени от действия психогении невротическая реакция. В форме того или иного локализованного тика она может продолжаться 3–4 недели. При фиксировании невротической реакции появляется тенденция к возникновению тиков другой локализации и присоединению других невротических расстройств: эмоциональной лабильности, плаксивости, нарушений сна, астенических симптомов. Дети усилием воли могут подавлять тики, они не наблюдаются во сне. Дальнейшее течение заболевания часто носит рецидивирующий характер, однако в 2/3 случаев с возрастом тики исчезают или значительно смягчаются. В части случаев состояние больных не меняется или даже ухудшается. В школьном возрасте возможен также переход психопатологически недифференцированных тиков в навязчивые. Невротические тики довольно часто сочетаются с невротическим заиканием и энурезом.

Неорганический энкопрез. Непроизвольное выделение кала, преимущественно в бодрствующем состоянии. Встречается в 10 раз реже, чем энурез (около 1%), и чаще наблюдается у мальчиков 7–9 лет.В кругу причин отмечаются хронические психотравмирующие ситуации в семье, явная и скрытая эмоциональная депривация, а также чрезмерно строгие требования родителей к ребенку в отношении его опрятности, внешнего вида и т. п. Предрасполагающие условия — невропатические состояния и резидуально-органическая церебральная недостаточность. Патогенез энкопреза изучен недостаточно. Для его начала типично исчезновение у ребенка в дневное время позыва к дефекации и появление небольшого количества испражнений на белье; обильные испражнения бывают редко. Первое время дети могут сами не замечать наличия испражнений, и об этом им говорят посторонние, ощущая неприятный запах. В дальнейшем одни дети начинают стыдиться, стараются спрятать испачканное белье, становятся подчеркнуто аккуратными и чистоплотными во всех других отношениях, другие, наоборот, не воспринимают энкопрез как что-то нежелательное. Неорганический энкопрез может приобретать стойкий упорный характер с различной частотой эпизодов. У ребенка с данным расстройством обычно выявляются общеневротические симптомы, нередки сочетания с энурезом.

Неорганический энурез. В строгом смысле слова под энурезом понимают недержание мочи во время сна. Диагностика возможна с возраста 2,5 лет. Энурез — одно из самых распространенных заболеваний детского возраста. Он встречается у 12–15% мальчиков и у 7% девочек дошкольного возраста. У школьников частота энуреза падает до 4%, к концу пубертата он наблюдается редко. В происхождении энуреза значение придается неспецифическим психотравмирующим воздействиям наряду с влиянием таких предрасполагающих факторов, как невропатические состояния, черты тормозимости и тревожности, семейная отягощенность по энурезу. Энурез делится на “первичный” и “вторичный” в зависимости от времени возникновения. При первичном энурезе недержание мочи наблюдается с раннего возраста без промежуточного периода сформированности навыков опрятности; вторичный энурез появляется после периода наличия этого навыка хотя бы в течение года. В последние десятилетия был получен ряд данных ЭЭГ-исследований, указывающих на особую роль механизмов сна в патогенезе энуреза. Согласно этим данным, ночное недержание мочи возникает у детей преимущественно в момент перехода от медленной фазы сна к быстрой, вследствие чего энурез предлагается рассматривать как один из патологических компенсаторных механизмов системы сон-бодрствование.

Существует выраженная зависимость частоты ночного мочеиспускания при неорганическом энурезе от ситуации и обстановки, в которой находится ребенок. Временное изъятие ребенка из психотравмирующей ситуации нередко способствует уменьшению или даже исчезновению энуреза. С 6–8 лет многие дети начинают болезненно переживать свой недостаток, у них появляется заниженная самооценка, обостряются тревожность, робость, впечатлительность, затрудняется засыпание. Энурез обычно не бывает единственным невротическим нарушением, зачастую он сочетается с астеническими проявлениями, тиками, страхами и т. п.

Выделяются два варианта течения неорганического энуреза. При первом он возникает остро, после психотравмы, нередко по выходе из аффективно-шоковой реакции. В начале клиническая картина выражается в моносимптоматических реакциях, когда ночное недержание мочи наблюдается 1 раз в 1–2 неделю. Спустя 1–3 месяца может наступить выздоровление. Однако при наличии предрасположенности к невротическому реагированию энурез может учащаться до 2–3х раз в неделю и на этом фоне возникает развернутая клиника общеневротических расстройств и нарушений поведения. Заболевание носит волнообразно-рецидивирующий характер, причем во время обострений энурез может отмечаться один или более раз каждую ночь. При втором варианте заболевание начинается постепенно под влиянием хронической психотравмирующей ситуации. Еще за несколько месяцев до появления энуреза развиваются различные полиморфные невротические расстройства: нарушения сна, аппетита, страхи, тики. Затем под влиянием какой-либо дополнительной, может быть, и незначительной, психогении возникает сам энурез, сначала редкий — 1–2 раза в месяц, затем — до 4–6 раз в неделю. Клиническая картина обрастает вторичной невротической, психопатоподобной и реактивной депрессивной симптоматикой.

Энурез как типичная протестная реакция возникает у дошкольников в дневные часы, преимущественно непосредственно в психотравмирующей ситуации (в детском учреждении при нежелании его посещать, в присутствии нежелательного лица и т. п.) и обычно на фоне других форм протестного поведения. Недержание мочи при урологических и эндокринных заболеваниях (сахарный и несахарный диабет) бывает как ночью, так и днем, при этом выявляются соответствующие изменения общего состояния и данных параклинических исследований.

НЕВРОТИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА У ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА. Чаще всего они вызываются разлукой с матерью, переездом на новую квартиру, испугом, рождением сиблинга (брата, сестры), особыми методами воспитания, закаливания и т. д. У детей раннего возраста с шизотипическими явлениями в качестве психотравмирующих факторов могут оказываться и совершенно неожиданные, индивидуально значимые вещи и ситуации (переодевание матери, новая игрушка, незнакомое слово и т.д.). Для раннего детского возраста наиболее характерны соматовегетативные, двигательные, эмоциональные и поведенческие психогенные нарушения. К числу наиболее частых соматовегетативных расстройств младенчества и первых лет жизни относятся: нарушения пищевого поведения, снижение веса, анорексия, нарушения функций отдельных органов и систем (расстройства дыхания, кожи, преходящие неврологические симптомы, кишечные колики). В рамках двигательной сферы психогенные нарушения чаще всего могут быть представлены тиками, яктацией (однообразными раскачиваниями), двигательной расторможенностью, заиканием, элективным и тотальным мутизмом. Эмоциональные психогенные нарушения в раннем детстве проявляются в виде разнообразных страхов. Фобические психогенные расстройства могут быть представлены в форме как невротических, так и психотических реакций, например, страхи в виде ночных кошмаров с сужением сознания и амнезией переживаний, двигательным возбуждением; в младенчестве — это ночные реакции паники и младенческие крики. Другим типом эмоциональных психогенных расстройств в первые годы жизни являются депрессивные состояния в виде депрессивной “реакции горя”, соматизированной депрессии (с частыми ОРЗ, кожным диатезом, со снижением веса и т. п.) и депривационной депрессии с двигательными стереотипиями или субступором

Психогенные реакции. Наблюдаются в форме утраты ранее приобретенных навыков микросоциального поведения, моторных навыков и речи, а также в виде патохарактерологических поведенческих реакций протеста, отказа и др. Нарушения поведения в форме психогенной задержки психического развития проявляются в недостаточности знаний, умений и навыков, имеют обратимый характер и компенсируются при изменении ситуации.

Синдром сиротства. Понятие современной социальной педиатрии, принимаемое не всеми исследователями. Развивается у детей-сирот в ответ на обусловленную утратой родителей ситуацию депривации и проявляется в виде многообразных депрессивных реакций, нарушений развития навыков общения, речи, моторики (особенно тонкой). Варианты этого синдрома также наблюдаются у детей, проживающих в семьях, где имеет место ситуация “маскированного сиротства” в связи с чрезмерной занятостью и частыми командировками родителей, воспитанием детей в условиях детского учреждения, эмоциональной холодностью, авторитарностью и жестокостью в общении с ребенком и т. п. Последний вариант проявлений “маскированного сиротства” включает в себя и выделяемый особо “синдром избиваемого ребенка”.

Синдром “избиваемого ребенка”. Клиника этого синдрома зависит от возраста ребенка и проявляется эмоциональными, двигательными, психосоматическими и поведенческими нарушениями в форме активных и пассивных реакций протеста, поедания несъедобного (пика), агрессивности и разрушительных игр, позднее — склонности к побегам, тяги к огню и поджогам, двигательной импульсивности, эмоциональной и личностной неустойчивости, инфантилизме.

Аффективно-шоковые реакции. У детей раннего возраста психореактивные состояния в виде аффективно-шоковых реакций развиваются довольно часто вследствие особой ранимости и сенситивности, характерных для этого периода онтогенеза, и возрастной повышенной готовности к защитным оборонительным реакциям. могут возникать по незначительному поводу (резкий раздражающий звук, громкий шум, резкие медицинские манипуляции, темнота, и т. д.). Катастрофические же события не всегда вызывают выраженные реакции. Психореактивные состояния в ответ на стресс в раннем детском возрасте отличаются бурным развитием, непродолжительностью (часы, реже дни), быстрой редукцией симптоматики с выходом в практическое здоровье. Наиболее типичными формами аффективно-шоковых реакций являются психические нарушения в виде приступов панического страха с двигательным возбуждением или ступором, мутизмом, вегетосоматическими расстройствами (упускание мочи и кала, крапивница, остановка дыхания и т.д.). Нередко при этом отмечается сужение сознания по типу амбулаторного транса с неузнаванием близких, негативизмом или двигательной бурей с последующей амнезией происходящего.

Среди клинических проявлений невротических расстройств в раннем возрасте чаще других встречаются следующие.

Астеновегетативный синдром: нарушения сна, аппетита, капризность, раздражительность, запоры или поносы, иногда — нарушение терморегуляции.

Анаклитическая депрессия: специфическое расстройство младенческого возраста при разлуке с матерью, когда у ребенка вслед за протестной реакцией наступают адинамия, анорексия, безразличие к окружающему вплоть до необратимой остановки в развитии.

Невротическая депрессия: возникает в условиях эмоциональной депривации и характеризуется плаксивостью, капризностью, нарушениями сна, анорексией или булимией, иногда с регрессом поведения и утратой ранее приобретенных навыков.

Навязчивости: на первом году — элементарные двигательные навязчивости в виде сосаний кулачков, тряпочек, белья, реже морганий и разнообразных раскачиваний; на 2–3м году — простые ритуальные действия.

Истероформные проявления: крики, визжание, бурные рыдания с падением на пол и т.п. как выражение протеста и способ достижения желаемого.

Страхи: возникают после падений, неожиданных и громких звуков, появления незнакомых людей и животных, окатывания водой, устрашающих рассказов, угроз, скандалов, запугиваний; приобретают, как правило, упорный характер в психотравмирующей ситуации (к примеру, страх купания после попадания мыла в глаза).

Ночные страхи: возникают в виде приступов ночью, чаще в полусне, когда аффект страха сопровождается двигательным возбуждением по типу оборонительных движений, галлюцинациями, являющимися продолжением сновидений.

Аффективно-респираторные приступы: характерны для детей от 7 месяцев до 3–4 лет, возникают в связи с недовольством, обидой, гневом, во время бурного плача в виде кратковременного (несколько секунд) состояния с тоническим напряжением мышц, запрокидыванием головы и остановкой дыхания. Во время приступа отмечается побледнение, а затем легкое посинение лица. На высоте более длительного приступа с выключением сознания имеют место отдельные судорожные подергивания в конечностях.

Механизмы социальной и школьной дизадаптации, профилактика и коррекция при невротических расстройствах в дошкольном и школьном возрасте. Социальная и школьная дизадаптация при невротическом расстройстве связана, во-первых, с характером психопатологической симптоматики, степенью ее выраженности. Чем более постоянны проявления невротических расстройств, чем более они выражены, чем более насыщены аффектом (тревоги, депрессии, страха), тем значительнее ограничения в нормальной жизнедеятельности ребенка. Кроме того, характер дизадаптации связан с конкретным содержанием невротического переживания. К примеру, ребенок, испытывающий резко выраженный страх темноты и одиночества, не может засыпать один, оставаться без взрослых дома, но при этом будет нормально учиться, играть со сверстниками и т.д. В то же время ребенок с изолированными нейтральными идеаторными навязчивостями может полностью дизадаптироваться в учебе, поскольку неотвязный мысленный счет не дает ему сосредоточиться, понимать объяснения учителя, готовить продуктивно уроки. Значительное влияние на возникновение и степень дизадаптации, как и при других психических нарушениях пограничного уровня у детей, имеет семейная обстановка, возможность осознания родителями необходимости специализированной помощи ребенку, отношения в детском коллективе, школе, с учителями, тренерами и т.п. Особенность невротических расстройств, в отличие от психотических, заключается в том, что их выраженность более значительно зависима от внешней ситуации, в которой находится больной ребенок, от степени понимания его состояния близкими, их участия. Порой достаточно незначительного изменения отношения к ребенку, внешних условий для быстрой редукции невротического расстройства. Таким образом, профилактика невроза строится, в первую очередь, на максимально возможном исключении или уменьшении депривирующих (ограничивающих, лишающих) воздействий на ребенка, на максимально возможном приспособлении условий общения с ним, его жизнедеятельности к его индивидуальным особенностям. Конечно, значительную роль в профилактике неврозов играет уровень имеющейся социально-педагогической и медико-психологической помощи, доступной ребенку и семье. Если у родителей есть возможность своевременно получить квалифицированную консультацию о желательных условиях обучения гипертимного двигательно расторможенного ребенка и если есть возможность получить понимание со стороны школы, то этот ребенок станет блестящим первым учеником в классе. Если же ничего этого нет, то через два месяца это будет изгой со школьной фобией, тревожно-депрессивными расстройствами, страхом утраты любви близких, выражающимся в страхах темноты, одиночества, в тревожных опасениях гиибели матери и т.п. Если у ребенка с функциональными нарушениями ритма сердца есть возможность получить своевременно квалифицированную консультацию детского кардиолога и при этом родители восприимчивы к объяснениям специалиста относительно отсутствия жизнеугрожаемых расстройств у ребенка, спокойно и аккуратно выполняют врачебные рекомендации, то со временем данные расстройства редуцируются и ребенок становится вполне здоровым. Если же оказывается, что местные врачи, следуя принятой, к сожалению, у нас практике, пугают мать возможными осложнениями, и мать, сама депрессивная в силу своих проблем, становится одержимой страхом потери ребенка, считает у него пульс каждые полчаса, вызывает к нему по делу и без дела скорую помощь, то у ребенка развивается неадекватная фиксация на своем физическом самочувствии, появляются ипохондрические опасения за свою жизнь, он начинает бояться двигаться, напрягаться, рвутся его контакты со сверстниками, учеба утрачивает интерес, смыслом жизни становятся разнообразные мероприятия по поддержанию здоровья, оберегание себя от каких бы то ни было нагрузок (вплоть до невозможности подняться на один этаж по лестнице). Такого рода альтернативные конструкции (из нашей реальной практики) можно приводить бесконечно. Из сказанного становятся понятными подходы к коррекции и реабилитации при невротическом расстройстве у детей: адекватная медико-психологическая и социально-педагогическая диагностика, модификация условий жизни больного ребенка с исключением или возможным ограничением психотравмирующих и депривирующих факторов, обязательная индивидуальная и семейная психотерапия (их методы не столь существенны, важно, чтобы их проводил квалифицированный специалист), необходимое лекарственное лечение. Главное, содружественное, целенаправленное действие всех участников коррекционного и реабилитационного процесса.  

В заключение приведем краткую историю болезни ребенка с трихотилломанией (навязчивым выдергиванием волос).

Девочка Лена, 9,5 лет, была единственным ребенком в семье, 2 мес. назад, в январе 2001 г., у нее родился брат. Родители психически здоровы, оба юристы, семья хорошо обеспечена. Брак в течение 16 лет, в нем всегда преобладала “духовная близость” при низкой сексуальной удовлетворенности обоих супругов. Тем не менее семья была устойчивой, внешне благополучной, хотя и проживала с родителями матери. Отец всегда хотел, чтобы его семья жила отдельно, но мать была сильно привязана к своим родителям, не могла принимать без них решений, не представляла себе жизни без них. В июне 2000 г. умер дед (отец матери), отличавшийся крайне властным и требовательным характером, постоянно вмешивавшийся в жизнь молодых. В августе, отдыхая с девочкой за границей, отец впервые увлекся женщиной, с которой продолжил связь и по их возвращении в Москву. С января 2001 г. в семье стала особенно напряженной обстановка, обсуждалась возможность развода родителей, хотя внешне все выглядело абсолютно спокойно.

Девочка от первой, благополучно протекавшей беременности; роды затяжные, со стимуляцией, ребенок родился с признаками асфиксии. В раннем возрасте– без заметных особенностей, психомоторные функции развивались с незначительной задержкой. Всегда отличалась своеобразным характером: была активной, жизнерадостной, при этом крайне упрямой, умела молча добиться своего, не обращая внимания на указания и запреты родителей. Стремилась верховодить детьми, но они не принимали ее лидерства, поэтому в среде сверстников была одинока, малоактивна. Когда подросла прямо требовала у них особого внимания, настаивала на том, что она “лучше всех”. Дома обожала вертеться перед зеркалом, танцевать, играть выдуманные роли. Воспитывалась дома (мать не работает). В 6 лет была отдана в прогимназию, там обратили внимание на ее низкую обучаемость, но в гимназию с усиленным изучением иностранных языков приняли (обучение платное, дорогостоящее). С самого начала училась с трудом, учителями расценивалась как “необучаемая”, с низкими результатами закончила 1 класс. Дома родители, особенно отец, требовали от нее лучшей учебы, постоянно указывали на ее несостоятельность, заставляли усиленно заниматься. В августе 1999 г., перед 2 классом девочка стала выдергивать нитки из пледов, одеял, затем – волосы из бровей, позже волоски из ног, рук, с осени 2000 г. – выдергивает волосы из головы. Стала с удовольствием посещать театральную студию. С этого учебного года отказывается в школе выходить к доске, не отвечает на уроках. С января с.г. стала говорить, что она “самая плохая”, ее “считают дурочкой”, что она ничего не умеет, у нее ничего не получается. Негативно встретила рождение брата, явно ревнует родителей к нему. За весь период с августа 1999 г. в проявлениях симптоматики не было каких либо перерывов или послаблений.

На приеме (13.03.01 г.): поначалу демонстративно отказывается идти в кабинет врача, кричит на весь коридор, хватается руками за стул, но при ласковом обращении к ней начинает охотно беседовать идет за врачом, живо отвечает на вопросы, гротескно кокетничает, хихикает, с выражением читает стихи, заявляет, что и сама их сочиняет, будет или поэтессой или актрисой. В области затылка обширная круглая плешь. Не может объяснить, почему выдергивает волосы, что-то ее тянет, будто “что-то колет в голове”. Сама этим не тяготится – “подумаешь, надену парик”. Пытается скрыть плохую учебу. Суждения примитивные, уровень знаний низкий. Отказывается от лечения. При прощании кокетливо просит врача о следующей встрече.

ЛИТЕРАТУРА:

1. В.Я. Гиндикин. Лексикон малой психиатрии. - Москва, Крон-Пресс. -  1997.

2. Руководство по психиатрии. Под редакцией А.В. Снежневского. - Москва. -  Медгиз. - 1983, Т. 2.

3. В.В. Ковалев. Психиатрия детского возраста. – Москва, “Медицина”. – 1995.

4. Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста. - Санкт-Петербург - Москва - Харьков - Минск. - Питер. - 1999.

ВОПРОСЫ:

1. Приведите кратко примеры невротических расстройств, с которыми вы сталкивались в своей работе с детьми.

2. Укажите в приведенной истории болезни конституциональные, личностные и средовые факторы, способствовавшие появлению у больной невротических расстройств.

3. Каковы основные условия коррекции и реабилитации описанной больной?


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

13853. Эссе. Фильм «Ельцин. Три дня в августе» 32.16 KB
  Золотухиной Ирины политология. 4 курс Эссе. Фильм Ельцин. Три дня в августе Ельцин. Три дня в августе художественный фильм снятый журналистами телеканала НТВ о противостоянии членов Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР и политического ру
13854. Эссе «Вам бы встретиться с моим сынком» 24.23 KB
  Эссе Вам бы встретиться с моим сынком И даже если у тебя не получится найти любовь завести семью я лучше изменю этот мир чем позволю ему изменить тебя2 Фильм Кейт Хартман Вам бы встретиться с моим сынком вышел на экран в 2010 году. По сюжету фильма сын г
13855. Dangerous minds 40 KB
  Копысова Е.А. Dangerous minds Приступая к анализу политикоэтических интенции в вышеобозначенном фильме стоит определить как мы будем интерпретировать политическое в данном контексте. Учитывая специфику выбранной картины целесообразно понимать политическое как ...
13856. Профессиональная учительская этика в романе Белл Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз» 52.5 KB
  Роман Белл Кауфман Вверх по лестнице ведущей вниз опубликованный в 1960х годах заслужил признание не только в США роман обрел известность стал популярным без преувеличения во всем мире. Действие романа происходит в школе им. Кальвина Куллинджа в НьюЙорке. Главный г
13857. «Белая гвардия» Булгаков. Эссе 43 KB
  Вадим Матвеев Белая гвардия Булгаков. Эссе. Роман Булгакова наполнен историческими событиями от начала и до конца. 1918 год. Украина объявила независимость провозгласив гетмана в связи с чем обострились националистические настроения и рядовые украинцы сразу ра
13858. Джордж Оруэлл «1984» 32.58 KB
  Мосогутова Евгения Политология 4 курс Джордж Оруэлл 1984 Роман антиутопия Оруэлла1984 отражает настроения царившие в ХХ веке. Автор берет за основу реалии современного ему мира и возводит их в гроте
13859. Эссе Анализ романа Шодерло де Лакло «Опасные связи» 55.5 KB
  Эссе Анализ романа Шодерло де Лакло Опасные связи. Опасные связи единственный роман генерала Шодерло де Лакло основанный по утверждению автора на реальных событиях. Роман эпистолярного жанра что должно убедить читателя в подлинности излагаемого повествовани...
13860. Креативный анализ фильма « Последний урок» 24.46 KB
  Петрова Регина Креативный анализ фильма Последний урок Политическая целесообразность В основе сюжета фильма лежит история учительницы которая работает во французской школе для трудных подростков. Основная часть учеников – это иммигранты из арабских стран...
13861. Анализ фильма «Конформист» 46 KB
  Ромазанов Д.М. Политология 4 курс. Анализ фильма Конформист Фильм Конформист режиссера Бернардо Бертолуччи снят в 1970 году по роману Альберто Моравиа. Главный герой – Марчелло Клеричи интеллектуал о чем можно судить из его диалого