63848

Феномен потребления в структуре общественных отношений, его историко-культурный аспект

Научная статья

Социология, социальная работа и статистика

В каком смысле он является потребителем в данном случае Он ищет в буднях своих предков вдохновляющие примеры потребляет выработанные для него обществом идеалы прошедшего читает истории о давно минувших временах переживает трагедии своего народа...

Русский

2014-06-24

53 KB

0 чел.

Замирская Ю.Е.

г. Екатеринбург

Феномен потребления в структуре общественных отношений, его историко-культурный аспект

Я потребитель - на сегодняшний день данное словосочетание не лишено обличающего подтекста. Да, я не могу отказаться от привычки потребления, она захватывает каждого: в процессе социализации. Данный навык приобретается безусловно, подобно способности поддержать беседу.

Но есть ли потребление лишь  объективация отношений купли-продажи, где индивид удовлетворяет свою потребность обладания некой материальной ценностью своего времени? Обратимся к собственному опыту, почему нас так вовлекает процесс приобретения и растраты, разве покупательская потребность являет собой только вредную привычку, закрепленную социальной памятью, потерявшей свое истинное значение на просторах ушедших в историю времен? Неужели человек настолько инертное и примитивное животное, не способное к анализу собственных поступков? Это не так, хотя бы потому, что, взглянув на книжные полки нашего времени, мы можем увидеть огромное количество трудов посвященных данной проблеме.

Так, например, французский философ Бодрийяр в своей книге «Система вещей» дает следующее определение данному термину: «Следует с самого начала заявить, что потребление есть активный модус отношения — не только к вещам, но и к коллективу и ко всему миру, — что в нем осуществляется систематическая деятельность и универсальный отклик на внешние воздействия, что на нем зиждется вся система нашей культуры» [Бодрийар Ж. Система вещей].

В этой же книге он приводит ряд примеров, раскрывающих смысловую нагрузку феномена потребления. Один из этих примеров – популяризация подарков в обществе, символизирующих не только покупательскую способность дарящего, но и некоторую связь между объектом и субъектом дарения. Действительно, сегодня я наблюдаю тенденцию все нарастающей лихорадки дублирования календаря повседневности символическим календарем. Все больше памятных дат и событий выделяется, все настойчивее ожидание закрепления порождений разъевшегося симулякра объектами реального мира, захватывающими свою семиотическую значимость в жаждущем реализовать свои помыслы сознание потребителя.

Другой пример был взят из книги Ж. Перека «Вещи». Описывая интерьер добротно обставленного дома, нам предлагают увидеть не красоту и элегантность предметов, а их функциональность в роли знаков: «не символизируя собой какое-либо человеческое отношение, все время пребывая вне его, в «отсылочности», они тем самым описывают неизбывную пустоту отношений, когда оба партнера взаимно не существуют друг для друга» [Бодрийар Ж. Система вещей]. Вещи обозначают идею отношения, она в них «потребляется», и тем самым отменяется как реально переживаемое отношение. На мой взгляд, данный аспект феномена потребления опять же лежит на поверхности, жаль только не все его замечают. Если взглянуть на современную нам ситуацию, если выглянуть из окна трамвая, сразу же возникает вопрос: зачем в нашем городе такое количество торговых центров? Мне кажется, данная тенденция к разрастанию торговых сетей весьма печальна, если рассматривать ее с точки зрения, транслируемой Бодрийаром. Почему предложение увеличивается? Потому что люди охвачены жаждой потребления. Но откуда это стремление приобретать все больше и больше вещей? Из-за отсутствия внутренней наполненности, отсутствия реальной действительности желаемого переживания, мы создаем видимость некоторой заполненности при помощи вещей, заменяем отсутствующие звенья в цепи предметами, обозначающими идею этих звеньев.

Стоит отметить и принципиально различный характер возможных к потреблению объектов, помимо вещного пространства материального мира, мы так же находимся в информационном пространстве. Для меня крайне актуальна данная проблема, ведь если человек способен вырваться из бесконечного круга приобретений материального характера, то преодолеть привычку воспринимать и осмысливать нападающую со всех сторон информацию невозможно, не выйдя за границы социальности. Здесь мы встречаемся с террористической деятельностью различных идеологий, личности навязывается тот или иной взгляд на мир путем предлагаемых репрезентаций прошедшего и настоящего. Наиболее деспотичны данные процедуры в школьном образовании, но, и покидая ее пределы, мы не выходим из пространства подвластного богам информации, конституирующим правильную на сегодня версию знания. Конфликт индивидуальной точки зрения и общепринятого конструкта я видела и в собственной школе и впоследствии на просторах мировой истории. Так отбившегося от стада инакомыслящего ученика весьма скоро возвращают в систему путем методичного проставления двоек в журнал. Наивное детское противостояние - простое решение проблемы. «Чуть» более радикальное решение повлекло за собой инакомыслие Джордано Бруно из далекого 16 века, но и тут система вернула себе слаженную целостность.

Рассмотрим взаимодействие человека с прошлым. В каком смысле он является потребителем в данном случае? Он ищет в буднях своих предков вдохновляющие примеры, потребляет выработанные для него обществом идеалы прошедшего, читает истории о давно минувших временах, переживает трагедии своего народа, гордится его стойкостью – тем самым находится та связь, что позволяет ему оставаться членом общества, идентифицировать себя. Нация, потерявшая свою историю уже не сможет назвать свое имя, с утерей памяти, она потеряет и свое настоящее. Об этом говорил Ницше еще в 19 веке, это мы можем наблюдать в наше время.

Служить жизни является основным требованием Ницше к истории - «… она (история) нужна нам для жизни и деятельности, а не для удобного уклонения от жизни и деятельности или тем менее для оправдания себялюбивой жизни и трусливой и дурной деятельности.» [Ф. Ницше. О пользе и вреде истории для жизни]. Как показал нам 20 век, на многое лучше закрыть глаза, многое предать забвению, дабы не отпугнуть от себя возможные успехи настоящего. История стала нешуточным оружием в руках правительств.

Если обратиться к примерам, то в первую очерелдь было бы уместно рассмотреть наше государство. Здесь мы можем заметить следующие манипуляции с продуктом репрезентаций исторического опыта. Ценности советского общества устарели, ценности Российской Федерации еще не до конца сформированы, сознание российского общества разрознено. Потеряв веру в настоящее с разрухой девяностых, вера россиянина в ценность прошедшего так же пошатнулась. Чтобы восстановить в сознании общества историческое единство со своей нацией, гордость за неё стали приводиться в жизнь проекты, воспевающие Исторических Личностей государства Россия, как бы напоминающие, о грандиозности русского народа (например, телевизионный проект «Имя Россия» на канале «Россия», http://www.nameofrussia.ru/). Казалось бы безобидная игра с фактами, не столь заметные искажения, но и тут нашлось место скандалу и сегодня на мой вопрос, помнит ли кто-нибудь о данном проекте 2006 года, я слышу в ответ – «да, тогда еще крайне много ругались из-за подтасовки результатов». На мой взгляд, этот результат далек от желаемого организаторами.

Другой пример взят из попавшейся мне в руки работы Дианы Думитру «Между историей и политикой: опыт молдавского историка, изучающего Холокост». Автор столкнулся с ситуацией тотального неприятия фактов прошедшего целой нацией. Молдавия не только не хотела помнить о своей причастности к холокосту, но и препятствовала научной разработке этой темы. Диана Думитру попала в профессиональную изоляцию в ходе своего исследования, с ней не хотели говорить, ей не давали работать, общество не хотело знать правду, правительству это было не выгодно. Историческая политика или политизированная история была к тому моменту уже более менее выработана, правда на территории одного государства она была в двух вариантах: прорумынская и просоветская/пророссийская коалиция (молдовенисты). Борьба шла за формирование национального сознания: «Прорумынские историки защищают концепцию национальной идентичности, основанную на общем румынском происхождении, а «молдвенисты» отстаивают идею особой молдавской идентичности, отличающуюся от румынской» [Диана Думитру. Между историей и политикой: опыт молдавского историка, изучающего Холокост]. Как не странно ни тем, ни другим знать правду про роль своей нации в Холокосте было неинтересно. Учебники по истории были сформированы, ученики в школах получили подготовленный материал деформированного исторического опыта. Если бы не была проведена международная конференция по вопросу Холокоста в Молдавии, то возможно спустя пару поколений о нем и правда бы было забыто, так как все свидетели, доживающие сегодня свои последние лета, потеряли бы способность передачи исторической памяти о минувших событиях ввиду собственной смерти.

Так ли важна истина потребляемого исторического опыта? Очевидный ответ школяра был бы – да. Но, если отойти на секунду с протоптанной тропы разумных и добросовестных обывателей, потребителей массовой исторической информации… При обдумывании ответа, стоит обратить внимание, на замечание сделанное Хайденом Уайтом, историческое изложение не возможно без идеологического налета, так как оно пишется человеком.

Но можно ли отдаваться во власть очаровывающей и дурманящей власти вдохновляющих фактов, что предлагает нам политизированная история, уверуя в которую, мы получаем четкий план к действию, довольно крепкую связь с прошедшим поколением героев и собственную определенность? Можно ли бездумно впадать в бесконечный процесс потребления недостоверно репрезентованного исторического? С точки зрения академических историков настоящего ни в коем случае, стоит бороться с мифами, рвать паутину сплетенную исказителями (подобную позицию весьма ярко высказал Джон-Пол Химка в своей работе «Дружественные вмешательства: борьба с мифами…»), но обращаясь к философам истории, мы видим совершенно другие ответы: истинна ценна лишь на столько, насколько она движет человека вперед, к новым свершениям, к зарождению гениального. Таким образом, можно сделать вывод: потребляя мифологизированную историю, мы можем не оглядываться на истину, сокрытую прошедшим временем, ровно до того момента, пока не придет необходимость переосмысления потребляемого в силу его несостоятельности и бессилии пред настоящим временем.

В заключение, мне бы хотелось подчеркнуть принципиальную неспособность члена общества выйти за пределы данной практики потребления, так как она заложена в самом нашем сознании: жаждущем, воспринимающем, обращенном вовне, конструирующем и конституирующем действительность в ее удвоении. Мне кажется, крайне точно выражается характер потребления в следующих строчках  Бодрийара: «Таким образом, потребление определяется как систематическая тотально идеалистическая практика, которая далеко выходит за рамки отношений с вещами и межиндивидуальных отношений, распространяясь на все регистры истории, коммуникации и культуры» [Бодрийар Ж. Система вещей].

Список литературы

  1.  Бодрийар Ж. Система вещей. М.: Рудомино, 1999. - 224 с.
  2.  Думитру Д. Между историей и политикой: опыт молдавского историка, изучающего Холокост. - М.: Мысль, 2010. - 365 с.
  3.  Ницше Ф. О пользе и вреде истории для жизни. / Сочинения в 2 т. Т. 1. Литературные памятники. -М.: Мысль, 1990. - 829с. - С.158-230.
  4.  Уайт Х. Метаистория: Историческое воображение в Европе XIX века. [электронный ресурс] URL: http://teka.rulitru.ru/v872/?cc=1&view=pdf
  5.  Химка Дж. П. Дружественные вмешательства: борьба с мифами в украинской истории XX в. // В поисках «потерянных геноцидов»: историческая политика и международная политика в Восточной Европе после 1989. М.: Знание, 2010, С.431-432.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

34676. Розподіл озону у просторі та часі 1006.5 KB
  Найбільш точно в атмосфері Землі визначається загальний вміст озону ЗВО. ЗВО Х як вже згадувалось вище це товщина шару озону приведеного до нормальних тиску і температури. Величина Х є сумарною або інтегральною кількісною характеристикою шару озону іноді замість неї використовують зведену товщину шару озону .
34677. Роль колообігу води в природі в процесах формування хімічного складу атмосфери 719.5 KB
  Нестача води у ґрунті призводить до погіршення живлення рослин і зниження врожаю сільськогосподарських культур. Тому для забезпечення у ґрунті води здійснюють цілий комплекс агрохімічних заходів. сказано що âвикористання води на нашій планеті постійно зростає і вже найближчим часом у багатьох її регіонах слід чекати дефіциту прісної водиâ.
34678. Парникові гази та їх роль у формуванні клімату 88 KB
  Сукупність цих газів створює в атмосфері парниковий ефект. Суть парникового ефекту полягає в наступному: Земля отримує енергію Сонця в основному у видимій частині спектра а сама випромінює в космічний простір головним чином інфрачервоні промені. Затримуючи тепло в атмосфері Землі ці гази створюють ефект який називається парниковим а гази парниковими. Практично будьякий вид діяльності людини супроводжується викидами парникових газів створюючи таким чином додатковий або антропогенний парниковий ефект.
34679. УТВОРЕННЯ ТА РУЙНУВАННЯ ОЗОНУ 221.5 KB
  1 Фотохімічна теорія утворення озону оксигенний цикл За Чепменом озон в атмосфері утворюється з молекулярного кисню [3]. В результаті дії цих двох протилежних процесів в атмосфері на деяких висотах встановлюється цілком визначена густина озону. Для формування озону в стратосфері перш за все необхідний атмосферний оксиген який утворюється внаслідок фотодисоціації молекули оксигену по реакції 1: Р.
34680. Фотохімічний смог 103.5 KB
  Незважаючи на формування в останні десятиліття загальної тенденції до покращення стану атмосферного повітря в м. Для утворення фотохімічного смогу необхідна наявність в повітрі таких первинних забруднювачів як оксид азоту NO та NO2 які у значній кількості надходять у повітря із відпрацьованими газами автомобільних двигунів; летких органічних сполук ЛОС таких як пропан нбутан етилен бензол формальдегід які в основному надходять через випаровування та згорання палива і розчинників; Метеорологічними передумовами утворення смогу є...
34681. Хімічний склад атмосфер інших планет 204 KB
  Початок формування атмосфери повязаний з еволюцією Сонця, з процесом його перетворення молодої зірки в дорослу. Цей процес характеризувався гравітаційним ущільненням до планет (космічного пилу) та газів сонячного туману.
34682. Хімічні процеси в стратосфері 99.5 KB
  У стратосфері на висотах менше 50 км відбувається утворення озону за реакцією O2 O → O3 Нестабільна молекула озону в збудженому стані O3 перетворюється в стабільну молекулу озону в результаті реакції з так званою третьою часткою в якості якої виступають молекули кисню і азоту що містяться в повітрі в найбільшій кількості: O3 M → O3 M 107 кДж Швидкість утворення озону пропорційна добутку концентрацій що беруть участь у реакціях частинок. Таким чином існує максимум швидкості утворення озону який припадає на...
34683. Аерозоль і клімат 311.5 KB
  Оцінка прямого впливу аерозолів на радіаційний баланс дає досить широкі Schätzungen der direkten Wirkung von erosolen uf den Strhlungshushlt zeigen eine reltiv große Bndbreite und beruhen weitgehend uf Modellstudien die nicht nur für die vorindustrielle Zeit sondern uch für die Gegenwrt schwer zu verifizieren sind. Die Unsicherheiten beruhen zum einen druf dss selbst der ktuelle tmosphärische Gehlt einzelner erosolrten nicht genu feststeht zum nderen druf dss die Größenverteilung die chemische Zusmmensetzung die Mischung und die...
34684. Водяной пар в атмосфере и гидрологический цикл 44.5 KB
  В отличие от большинства других присутствующих в атмосфере газов содержание водяного пара может очень сильно меняться. По мере того как молекулы воды переходят в воздух давление пара в воздухе увеличивается. Если температура воздуха продолжает увеличиваться то для поддержания насыщенного состояния пара число молекул поступающих в воздух также должно увеличиваться если конечно жидкость еще имеется. Давление пара служит мерой для другой величины также выражающей количество пара содержащегося в воздухе и называемой абсолютной влажностью.