63856

Трансформация ритуалов в современном обществе

Научная статья

Социология, социальная работа и статистика

Ритуалы это своеобразные камни для строительства упорядоченного образа жизни. Соблюдение повседневных ритуалов помогает нам структурировать свой день и делит трудные периоды на мелкие части. Но всегда ли мы задумываемся об истинном смысле ритуалов На первый взгляд не так уж много ритуалов наполняют нашу жизнь...

Русский

2014-06-24

30.67 KB

11 чел.

Крушевская А. В.

г. Иркутск

Трансформация ритуалов в современном обществе

Ритуалы – это своеобразные «камни» для строительства упорядоченного образа жизни. Многое в нашей жизни меняется с огромной скоростью. Порой мы просто не успеваем уследить за всеми этими изменениями, именно тут нам на помощь и приходят ритуалы. Они выполняют важную функцию: отмечают переходы и сигнализируют о том, что что-то все же осталось неизменным. Соблюдение повседневных ритуалов помогает нам структурировать свой день, и делит трудные периоды на мелкие части.

Словари предлагают по крайней мере три значения понятия ритуал (от лат. ritualis – обрядовый):

  1.  Совокупность и установленный порядок обрядовых действий в ходе совершения каких-либо религиозных актов [1, с. 719].  
  2.  Выработанный обычаем или установлением порядок совершения чего-либо, церемониал [1, с. 719].  
  3.  В биологии стандартный сигнальный поведенческий акт, используемый животными при общении друг с другом [2, с. 76].  

Многие события в жизни человека сопровождаются ритуалом, например крещение, исповедь, свадьба, похороны. Но всегда ли мы  задумываемся об истинном смысле ритуалов?

На первый взгляд не так уж много ритуалов наполняют нашу жизнь, но если присмотреться, то можно понять, что это вовсе не так. На самом деле каждый наш день наполнен какими-либо ритуалами. Правила хорошего тона, семейные и народные традиции - это ведь тоже своеобразные ритуалы.

Теперь хотелось бы подробнее поговорить о классификации ритуалов. Первая классификация ритуалов принадлежит Эмилю Дюркгейму. Так выделяются две главные категории ритуалов: отрицательные, представляющие собой систему запретов, направленную на недопущение смешения этих миров (как пространственного, так и временного), и положительные, цель которых – приблизить человека к миру священного. Последние направлены на завоевание расположения божества и, как следствие, должны обеспечить желаемое состояние дел, что достигается либо в ходе инсценировочной деятельности или подражания – имитационные ритуалы, либо путем инсценировки или воспроизведения прошедшего – коммеморативные ритуалы. В качестве особого вида положительных ритуалов выступают искупительные, направленные на смягчение вины или последствий святотатства, в ходе которых осуществляется жертвоприношение [3, с. 12].  

В рамках классификации ритуала по функциям особое место отводится кризисным ритуалам, проводимым как индивидом, так и группой в ответ на возникшую острую проблему, ставящую группу или индивида буквально перед лицом смерти, а потому настоятельно требующую решения, например, вызывание дождя в период долгой засухи; примером современного кризисного ритуала является обращение главы государства к нации в случае бедствия. Примером одного из самых сильных по степени воздействия кризисных ритуалов в истории нашей страны стал военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 г., с которого войска уходили на фронт. Этот в нормальных ситуациях коммеморативный ритуал в чрезвычайной ситуации превратился в кризисный, что невероятно усилило его воздействие.

Пожалуй, в общем массиве ритуалов в большинстве оказываются календарные ритуалы, связанные с наступлением повторяющихся природных явлений – смены времен года, фазы Луны, созревания урожая и т.д. Любая сельская культура наполнена такими обрядами – со специфическими богами, героями, мифическими созданиями, нередко весьма сложными, как правило, насыщенными эротическими символами в силу порождающего и обновляющего их характера. В процессе урбанизации и индустриализации календарные ритуалы частично отмирают, но многие сохраняются, утратив при этом значительную долю религиозной составляющей. Как писал Мирча Элиаде, «современный человек, чувствующий и объявляющий себя неверующим, обладает всей скрытой мифологией, а также множеством деградировавших обрядов. Празднества по случаю Нового года или переезд в новый дом, даже имеющие светский характер, заключают в себе структуру обряда обновления. То же относится и к празднествам по случаю бракосочетания, рождения ребенка, получения новой должности, выхода на новую ступень социальной иерархии и т.п.». Весьма интересны и сохранившиеся в значительной степени до сего дня ритуалы родства, ритуальное родство – это третий тип родства после родства по крови или в результате брака, отражающее функциональные вязи, например, с крестным отцом или матерью. Предложенная  Э. Дюркгеймом классификация ритуалов весьма основательна и систематична, особенно если учесть, что она была едва ли не первой, но все многообразие ритуальных практик даже он не сумел охватить, да это, по-видимому, и невозможно, поскольку расширение критериев и методов анализа ведет к выделению все новых типов, возникающих в меняющихся социальных условиях [3, с. 15].  

Самым распространенным ритуалом повседневности является ритуал «здороваться» - то есть желать здоровья и «прощаться», говорить «до свидания» - иными словами до скорой встречи. Также широко распространены пожелания «с добрым утром» и «спокойной ночи». Всем нам известен такой ритуал, как рукопожатие, его изначальный смысл – показать, что в руке нет ножа, продемонстрировать дружелюбие.

Все вышеперечисленные ритуалы можно отнести к «ритуалам взаимодействия», заслуга изучения которых принадлежит американцу Ирвину Гофману [1]. Эти ритуалы не кодифицированы и чаще всего не рефлексированы, тем не менее, они выполняют важнейшую «работу» – создания и поддержания стабильных структур межличностных взаимодействий, иными словами, социального порядка.

 Не менее известен такой ритуал как «чоканье» рюмками: ранее хозяин и гость «чокались»  кубками с вином, вино переливалось через край из кубка в кубок, и это было гарантией того, что хозяин преподнес гостю хорошее, а не отравленное вино [2, с. 65].  

Ритуалы взаимодействия принципиально отличаются от церемоний в силу отсутствия четких инструкций или протоколов, нарушение же неписаного правила, т.е. «неправильное» их исполнение, порождает чувства стыда, неловкости, смущения или замешательства, свидетельствующие о важности и огромном значении правильности их осуществления. Объяснение же возникновения этих эмоций приходит «после действия», подобно объяснениям ритуалов, ведущим к формированию религиозных канонов (как показано выше). По этой причине правила хорошего тона, сформулированные в книгах по этикету, можно уподобить системам примитивных религиозных верований: давая индивиду чувства принадлежности к группе, единства с ней, они работают как самореализующаяся коллективная презентация [3, с. 22].  

Стоит отметить, что ритуалы выполняют социализирующую функцию. Они готовят индивида к социальной жизни, воспитывают в нем качества, без которых невозможна жизнь в обществе. Проделывая ритуалы человек словно «принимает» на себя нормы и ценности общества.

Выделение свойств и функций ритуала в традиционной культуре является отправной точкой для понимания процесса трансформации ритуалов в современном обществе. Нас интересует вопрос, какие изменения происходят с его свойствами и функциями. 

В качестве методологической основы для понимания сущности таких трансформаций были использованы материалы сборника Dynamics of Changing Rituals («Динамика изменения ритуалов») [6]. В этом сборнике собраны исследования, которые иллюстрируют, как часто ритуалы подвергаются динамическим изменениям. Авторы статей не просто отвечают на вопрос, когда ритуалы изменяются, но и анализируют, у кого есть власть изменить ритуалы, кто принимает решение об изменении ритуала. Составитель сборника Дженс Крейнат (Kreinath) - доктор философии - в общих чертах обрисовывает аналитическую матрицу теоретических проблем по динамике изменения ритуалов.

Зафиксировав тот факт, что в процессе исторического времени ритуалы могут меняться, Крейнат приходит к выводу, что изменения в ритуале происходят двояким способом [6 с. 275]. В первом случае изменения касаются отдельных элементов ритуала, но при этом ритуал сохраняет свою идентичность. Во втором случае изменения в ритуале преобразовывают его во что-то еще. 

Мы можем выделить три тенденции в трансформировании ритуалов в современном обществе: возникновение «новых» ритуалов, выполняющих прежние функции; возникновение сознательно сконструированных ритуалов, ориентированных на выполнение заданных функций; индивидуализация самого ритуала. 

Первая тенденция связана с возникновением «новых» ритуалов, призванных выполнять те же функции, что и ритуалы в традиционном обществе. 

В современном обществе складываются ритуалы, которые мы можем назвать ритуалами социального признания. Под ритуалом социального признания мы понимаем вид ритуала, главной функцией которого является «вписывание» индивида в новое для него сообщество. Ритуалы социального признания являются трансформированными ритуалами инициации. Эти ритуалы имеют характер перехода. Современные ритуалы социального признания во многом сохранили черты ритуалов инициации. Этот ритуал разбивается во времени на ритуалы отделения от предыдущего состояния, промежуточный этап, характеризующийся определенными испытаниями, и, наконец, включение в новое общество и закрепление за индивидом нового социального статуса.

Специфика ритуала социального признания в современном обществе заключается в том, что он служит «маской», с помощью которой эмоции скорее контролируются и скрываются, чем выражаются. Другими словами, в современных условиях ритуал социального признания принял вид правил этикета и не более того. Однако это не дает нам права отказать в существовании этого типа ритуала. Он продолжает функционировать как нерефлексивное выражение социального чувства. Примером этого ритуала является ритуал принятия гражданства. 

Вторая тенденция связана с возникновением ритуалов, призванных выполнять определенные функции, четко прописанные их «создателями». Прежде всего, имеется в виду идеологическая функция ритуала. Идеологическая функция особенно ярко присутствует в современных политических ритуалах. Политический ритуал представляет собой стандартизованное повторение политически значимых действий, идеологически санкционированных и драматически инсценированных, с целью регулярного подтверждения и укрепления социально-политических порядков. Политические ритуалы призваны сформировать в сознаниях людей единую систему ценностей, обязательную для всех и охватывающую все сферы жизни человека. С помощью политических ритуалов происходит конституирование социальной идентичности - формирование в сознании индивидов чувства сопричастности своему городу (стране). Символы организуют участников в сегментарные группы, временно отделяя от другого сообщества (например, при проведении мероприятий, посвященных Дню милиции, Дню учителя и т.д.), или же, наоборот, символы могут выполнять функцию объединения всех людей, принадлежащих разным слоям в общую группу (День Победы и др.). К политическим ритуалам также принято относить шествия, демонстрации, инаугурации и др.

Все политические ритуалы являются действиями символическими. Они не носят целесообразно-практический характер. В них в очень малой степени присутствует информативность, но, тем не менее, участники, как правило, знают, о чем пойдет речь. В ритуализованных шествиях актуализируется идея единства общества (государства, нации). Актуализация этой идеи происходит через отсылку к определенным символам. В любом политическом ритуале важна форма его исполнения. И в ритуальных шествиях, и в ритуальной церемонии инаугурации форма проведения ритуала присутствует как самоцель, т.е. основная задача организаторов ритуала - сохранение его устоявшейся формы. Единственное свойство ритуала, которое в наименьшей степени присутствует в политических ритуалах, - это бескорыстие намерений. Политический ритуал в большей степени прагматичен, чем другие виды ритуала. И речь здесь идет как о знаковой, так и об утилитарной прагматике. Политический ритуал имеет весьма определенную прагматическую установку - установку на единение нации, на выражение чувств групповой солидарности. Однако политический ритуал совершается не только с символической целью - объединение общества, но и с практической - навязать посредством исполнения ритуала определенные идеологические идеи. 

Исходя из вышесказанного, можно заключить, что особенностью современных политических ритуалов является их рефлексивное создание. Политические ритуалы создаются с определенным намерением, их проведение подчинено определенной цели, и поэтому они имеют характер симулякров, т. е. от ритуала как такового осталась только форма, а вместо подлинного содержания в него встроены модели, отвечающие на социальные запросы. 

Следует иметь в виду, что первые две тенденции в трансформации ритуала протекают не независимо друг от друга. Они представляют собой два тесно переплетенных процесса, разделяемых лишь аналитически. 

Третья тенденция в трансформации ритуалов касается изменения ритуального поведения на индивидуальном уровне. Но и здесь трансформации являются реакцией на изменение социальной реальности. Специфику современных ритуалов определяет специфика современного общества, а именно общества, основанного на потреблении. По преимуществу современные тенденции трансформации ритуала, так или иначе, связаны с модификацией свойств ритуала. Изменившиеся свойства ритуала трансформируют его в поведение, отвечающее современным условиям существования [7].

Таким образом, процесс трансформации ритуалов связан с его взаимосвязью с социальной, политической и культурной средой, которая, в свою очередь, подвержена изменениям (миграциям, росту численности, смене властных отношений и др.). Поэтому можно сказать, что изменения ритуалов являются не только следствием, но и «индикатором» социальных изменений. Мы показали, что внешне жестко регламентированное ритуальное поведение вполне подвержено изменениям, что не противоречит природе самого ритуала. Трансформация ритуала происходит незаметно для его участников, поэтому изменения в самом ритуале практически не видны и сохраняются в сознании участников как постоянные, стереотипные, устоявшиеся формы поведения. 

Список литературы

  1.  Розанова В.В. Матвеев И.И. Словарь русского языка. Том III / В.В. Розанова И.И. Матвеев (Энциклопедический словарь в IV томах). – М.: Изд. «Русский язык», 1983, 750 с.
  2.  Захаренко Е.Н., Комарова Л.Н., Нечаева И.В.  Новый словарь иностранных слов: 25 000 слов и словосочетаний / Е.Н.Захаренко Л.Н.Комарова И.В.Нечаева. – М.: «Азбуковник», 2003.
  3.  Goffman E. Interaction Ritual: Essays on Face-to-Face Behavior. N. Y.: Doubleday Anchor, 1967 (рус. пер.: Гофман Э. Ритуал взаимодействия: Очерки поведения лицом к лицу. Пер. с англ. / под ред. Н.Н. Богомоловой, Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2009); Goffman E. The Interaction Order // American Sociological Review. 1983 (Feb.). Vol. 48. No. 1. P. 1–17.
  4.  Дольник В.Р. Такое долгое, никем не понятное детство / В.Р.Дольник, - 9 с.
  5.  Черных А.И. Ритуалы в медиатизированном обществе : препринт WP14/2012/03 [Текст] / А. И. Черных ; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М. : Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. – 56 с. – 50 экз
  6.  S. Krtinath Jens. Teoretical Afterthoughts // The dynamics of changing rituals: the transformation of religious rituals within their social and cultural context / Ed. by Jens Krtinath, Constance Hartung, Annette Deschner. N.Y., 2004. P. 267-282. 
  7.  Научный журнал Вестник Томского государственного университета №347 [Электронный ресурс], [2011], - Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/sposoby-i-puti-transformatsii-ritualov-v-sovremennom-obschestve (дата обращения: 22.01.2014).

 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

68823. Привод (Электродвигатель: АИР 100L6) 866 KB
  Наиболее распространены горизонтальные редукторы. Как горизонтальные, так и вертикальные редукторы могут иметь колеса с прямыми, косыми и круговыми зубьями. Корпус чаще всего выполняют литым чугуном, реже сварным стальным. Валы монтируются на подшипниках качения или скольжения.
68824. Перетворення вхідної граматики у LL(1)-граматику 93 KB
  Аналогічне ствердження має місце відносно ліворекурсивного циклу приклад якого дають правила 1. У наведеному прикладі правила 2 3 4 6 утворюють ліворекурсивний цикл який завжди можна вилучити перетворив одне з правил наприклад 6 у ліву рекурсію. Для С існують два правила 4 та 5.
68825. Застосування ДМП-автомату для реалізації висхідного аналізу 179 KB
  Для реалізації висхідного аналізу використовується ДМП-автомат, який працює за таким принципом. Якщо вхідний рядок приймається, то у кожному такті конкатенація символів, що знаходяться у магазині, і символів, що належать до ще непрочитаної частини вхідного рядка, утворює...
68826. Порівняння LL- та LR-методів розбору 180 KB
  Генерація коду проміжний код транслююча граматика Кінцевою ціллю компіляції є отримання програми у машинному коді. Часто генерація коду здійснюється паралельно з побудовою дерева. У разі коли для отримання машинного коду виконуються декілька проходів треба передавати уявлення дерева з одного проходу у інший.
68827. Генерація машинного коду 79.5 KB
  Для перевірки подібних обмежень у компіляторах застосовують таблиці символів у яких запам’ятовують для кожного ідентифікатора його тип а можливо і іншу інформацію. У момент читання прикладної реалізації компілятор здійснює пошук відповідної інформації у таблиці.
68828. Використання бінарних дерев при роботі з таблицею символів 163 KB
  Кожний елемент містить змістовну частину і два покажчики на інші вершини. Вершини А С F що не мають ненульових покажчиків називають листями. Окремим випадком дерева є пусте дерево і дерево що складається з однієї вершини. Якщо у дереві є покажчик від вершини А до В то В називають прямим нащадком або сином А.
68829. Розподіл пам’яті 79.5 KB
  Етап розподілу пам’яті майже не залежить від мови програмування та машини. Якщо у тексті вхідної програми зустрічається опис ідентифікатору що дозволяє визначити необхідний об’єм пам’яті для його зберігання то компілятор спеціальним чином виділяє потрібну пам’ять.
68830. Компоненти лінгвістичного забезпечення САПР 60.5 KB
  Звичайно у засобах лінгвістичного забезпечення САПР виділяють три основні групи: мови програмування мови проектування та мови керування. Мови програмування використовують для розробки програм САПР.