63920

Влияние Интернета на социально-политические процессы в государстве: «твиттерные революции» в арабском мире

Научная статья

Социология, социальная работа и статистика

Вместе с этим меняются и методы воздействия на сознание людей и даже способы ведения войны. Продукт современной операции информационно-психологической войны это сводка новостей СМИ в формате журналистского репортажа...

Русский

2014-06-26

53 KB

1 чел.

Спорова М.А.

г. Ульяновск

Влияние Интернета на социально-политические процессы в государстве: «твиттерные революции» в арабском мире

В последние годы с развитием технологий происходит все больше трансформаций общества. Меняются устои, привычки, мировоззрение людей. Вместе с этим меняются и методы воздействия на сознание людей и даже способы ведения войны.

Одним из последних наиболее значимых событий на международной арене стало явление «твиттерных революций» в восточных и африканских государствах, более известное как «арабская весна». Посредством СМИ и новых медийных технологий информация распространяется все быстрее. Также быстро распространилась и идея недовольства правящей элитой среди граждан арабских государств.

Социальные сети во многом влияют на настроение молодежи, на их взгляды на жизнь, на их устои и жизненные принципы. Зачастую, даже ложная информация воспринимается пользователями популярных сетей, среди которых «фейсбук» и «твиттер», как истина. С помощью социальных сетей все проще манипулировать сознанием людей и проще вести информационную войну. Этот термин означает воздействие на гражданское население и/или военнослужащих другого государства путём распространения определённой информации. Термин «информационно-психологическая война» был заимствован в русский язык из словаря военных кругов США. Перевод этого термина («information and psychological warfare») с английского языка может звучать и как «информационное противоборство», и как «информационная, психологическая война», в зависимости от контекста конкретного официального документа или научной публикации. Продукт современной операции информационно-психологической войны — это сводка новостей СМИ в формате журналистского репортажа, а в последние годы и в формате так называемых блогов в социальных сетях [2].

Так можно ли принять популярные блоги в «твиттере» и «фейсбуке» за методы ведения информационной войны в арабском мире?

«Арабская весна» волнует мир с декабря 2010 года. С того времени перевороты, революции, вооруженные конфликты, гражданские войны произошли в Тунисе, Алжире, Йемене, Египте, Ливии, Мали, Сирии и во многих других странах Ближнего Востока и Африки. Во многих странах очаги протеста разгораются и по сей день, даже если основной конфликт уже погашен (например, в Египте, Тунисе и Ливане). Самый продолжительный конфликт происходит до сих пор в Сирии. Последние события на международной арене, разразившиеся вокруг этого государства, держат в напряжении весь мир.

Что же касается роли социальных сетей, то, например, когда протестная волна докатилась в 2011 году до Египта, в «твиттере» и «фейсбуке» стали появляться группы и аккаунты, где пользователи - сами по себе - стали готовиться митинговать против руководства страны. Возникла и дата выступлений - 25 января. Никакой политической силы, никаких харизматических лидеров за этим движением не было. Просто людям, которым не все равно, надоело жить так, как они живут, а пример Туниса показал: изменить ситуацию можно.  К 25 января более 90 тысяч пользователей «фейсбук» подтвердили свое участие в мероприятии под названием "День революции".  По окончании рабочего дня на площади Свободы собрались десятки тысяч людей. Руководство Египта охватила паника: сын президента Гамаль Мубарак вместе с семьей уехал из Каира в Лондон. Сам Хосни Мубарак отказался комментировать происходящее. К вечеру того же дня сначала «твиттер», а потом и «фейсбук» заблокировали, но было поздно – протестная волна была уже запущена. Кроме того, пользователи Интернета частично перешли на использование других сетей, а также мобильных приложений и смс.  [5].

На помощь египтянам пришла корпорация Google. Она предоставила жителям страны возможность отправлять сообщения в «твиттер» без подключения к Интернету – через телефон. Для этого было необходимо набрать номер и отправить голосовое сообщение, которое автоматически переправлялось в «твиттер» [6]. И здесь возникает вопрос: боролась ли корпорация за защиту прав человека, старалась ли обеспечить гражданам Египта свободу слова? Или все же западным СМИ с подачи заинтересованных государств было выгодно «подогревать» волнения в одной из стратегически значимых стран Северной Африки?

Египет для Запада очень важен. Во-первых, это самая населенная арабская страна (около 80 миллионов жителей). Она своего рода интеллектуальный и культурный центр арабского мира. Большинство выдающихся арабских писателей, философов, ученых – египтяне. Во-вторых, Египет контролирует Суэцкий канал – важную транспортную артерию. В-третьих, египетско-израильские мирные соглашения очень важны для ближневосточного мирного процесса [6]. Таким образом, позволим себе усомниться  в непричастности западных государств к данной акции.

Однако такие инфокоммуникационные технологии использовались также правящими режимами для дезинформации и преследования оппозиции. Например, правительство Ирана использовало информацию активистов оппозиции на «фейсбук» для их идентификации и ареста [1]. 

Тем не менее, как и любая война, информационная война тоже предусматривает в качестве одного из основных элементов защиту. Нужно уметь не только нападать, но и обороняться.

Хотелось бы отметить, что страны Северной Африки уделяли большое внимание развитию информационных технологий, но не предпринимали практически никаких усилий по обеспечению информационной безопасности. Именно поэтому закрытие на несколько дней доступа к глобальной сети Интернета не принесли необходимых результатов. Изменить ход развития событий подобные радикальные меры были уже не в состоянии.

Одновременно в западной прессе развернулась активная кампания, которая в конечном итоге должна была привести в глазах широкой общественности к резкому падению имиджа и популярности неугодных правителей, которые до недавнего времени считались достаточно влиятельными и авторитетными в арабском мире.

Все эти действия в совокупности привели к подрыву авторитета действующего режима и к революционным переменам [3].

Так какую же роль в итоге сыграли популярные социальные сети и какую новизну они привнесли в современные международные отношения?

Первоначально активисты использовали их, чтобы придать максимальной огласке зарождающиеся протесты, для распространения информации, для содействия организации на местах (например, медицинской помощи, донорства крови), или на площади — для предупреждения об атаках. Но внезапно эта информация перестала поддаваться контролю и стала играть роль, которую никто не ожидал и не планировал. Делая ретвиты сообщения египетского активиста, онлайн-пользователи «тиражировали» его, копируя и распространяя, чем вырвали его из первоначального контекста и поместили в контекст программы собственного «я», своей онлайн-персонификации.

Традиционные медиа работают по-другому: комментаторы говорят, как и что мы должны думать, ежечасно повторяя свой нудный анализ ситуации по круглосуточным новостным каналам. Хорошо поставленные кадры позволяют составить общее представление о ситуации, а их версия происходящего изображает «объективность» и полноту изложения. Одним словом, нет речи о каком-либо взаимодействии с надиктованной и впаянной в определенный контекст информацией.

Впервые наблюдатель с помощью социальных медиа получил возможность создавать сами сообщения, как таковые. Самостоятельно накапливая информацию из множества источников, простой наблюдатель превращался в редактора собственного новостного портала. Тысячи западных пользователей отказались от традиционных новостных СМИ, чтобы на базе различных форумов (от студенческих консультаций до сайтов футбольных фанатов) создать собственные, управляемые пользователями, новостные сайты [4].

Тем не менее, нельзя умалять и роли традиционных СМИ в процессе ведения информационной войны вообще и «арабской весны» в частности.

Например, египетская журналистка и блоггер Мона Эльтахави (Mona Eltahawy) и шеф вашингтонского бюро телекомпании «Аль-Джазира» Абдеррахим Фукара (Abderrahim Foukara) считают заблуждением называть революции в Тунисе, Египте и Ливии «твиттерными». 

«Дело не в Twitter и Facebook. Они не породили смелость, – сказала Эльтахави участникам дискуссии. – Они были нашим орудием, глазами и ушами, позволившими увидеть недовольство народа репрессивными режимами, которые США поддерживали».

Фукара выразил уверенность в том, что новые инфокоммуникационные технологии не заменят традиционные медиа: «Социальные сети сыграли чрезвычайно важную роль в распространении информации о том, что произошло. Они наметили точки и штрихи, которые соединили традиционные медиа – телевидение, радио и прессу. Именно от них общественность получила контекст того, что произошло в Египте» [1].

Таким образом, популярные социальные сети выступали скорее орудием в руках противоборствующих сторон для дезинформации мирного населения, для активного обсуждения им всех происходящих событий, для формирования представления о правящих «тиранах» и для поддержания протестного настроения в неспокойном регионе и во всем мире в целом. А ведь именно это и является целями информационной войны.

Список литературы

  1.  Дубинская И. «Твиттерные революции» арабского мира [Электронный ресурс] / И.Дубинская. – 2011. – URL: http://www.golos-ameriki.ru/content/twitter-revolutions-2011-03-01-117160328/216720.html
  2.  Манойло А. Информационно-психологическая война: факторы, определяющие формат современного вооруженного конфликта [Электронный ресурс] / А.В.Манойло. – 2005. – URL:  http://psyfactor.org/lib/psywar35.htm
  3.  Панцырев К. Обратная сторона информационного общества в эпоху глобализации: опыт «твиттерных революций» в странах Северной Африки в контексте проблем информационной безопасности» // Локальное наследие и глобальная перспектива. «Традиционализм» и «революционизм» на востоке. – СПб: ВФ СПбГУ, 2013. – С. 366-367.
  4.  Трю Ч. Почему «твиттерная революция» в Египте – миф Запада [электронный ресурс] / Чарльз Трю. – 2013. – URL: http://www.inoforum.ru/inostrannaya_pressa/pochemu_tvitternaya_revolyuciya_v_egipte_mif_zapada/
  5.  Твиттерная революция / Лента.ру [электронный ресурс] URL: http://lenta.ru/articles/2011/01/27/twrewolt/
  6.  Твиттерная революция / Новый репортер [электронный ресурс] URL URL: http://newreporter.org/2011/02/02/tvitternaya-revolyuciya/


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

65010. Тамга (к функции знака) 567 KB
  Очевидная популярность данного термина в тюрко-монгольской среде откуда он и был заимствование в другие языки в том числе и в русский все же не может считаться доказательством именно тюрко-монгольского происхождения тамг как принципиально новой знаковой системы отличной например от письменности.
65011. Гегемония ойратов в Монголии в XV веке 32 KB
  Монгольское государство продолжило свое существование уже на территории Монголии которая превратилась в самостоятельный политический и экономический организм. В послеюаньский период по мере роста хозяйственной и политической самостоятельности феодальных княжеств реальная власть и авторитет верховного хана...
65012. О времени великой борьбы в степях Монголии 64 KB
  У каждого современного тюркского народа есть средневековые этнические предки. Например, казахи считаются потомками кыпчаков, поэтому они претендуют на их богатейшее историческое и культурное наследие.
65013. Воинское снаряжение и оружие монгольского воина XIII—XIV веков 157.5 KB
  Рассмотрение вопроса о вооружении монгольского воина до недавнего времени в основном базировалось на данных письменных источников и реже — на находках отдельных предметов «татаро-монгольского облика», преимущественно наконечников стрел...
65014. Когда монголы жили по-монгольски 34 KB
  Они оказались рукописными копиями монгольских законов составленных на съездах князей Халки Северной Монголии в период с 1603 по 1639 годы. Так стал известен юридический документ получивший в науке название Восемнадцать степных законов...
65015. Влияние исламских и татарских монет на Российскую денежную систему 423 KB
  Исламские монеты формировали основу русской денежной системы веками. В начале существования славянского княжества, ввезенные дирхамы Аббасидов и Саманидов были основными монетами, находящимися в обращении в Киеве.
65016. Военное устройство монгольской империи 115 KB
  Хотя военное искусство монголов продолжало развиваться и в последующее время царствования Чингисхана а также при его преемниках особенно в области применения к военному делу техники заимствованной у культурных врагов и их развитие могло конечно повлиять на подробности...
65017. Военные подходы монголов при Чингисхане 299.85 KB
  Казнены были все татары, кто ростом оказался выше оси тележного колеса, и осталась от тех монгольских татар только горстка людей, да имя, перешедшее на остальных монголов и подвластные им не монгольские племена. Под именем уничтоженного племени татар узнал вскоре монголов весь мир.