64097

Современное состояние и перспективы использования достижений криминалистики в уголовно-исполнительных инспекциях (на примере ФКУ УИИ УФСИН России по Пензенской области)

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

В последнее десятилетие в России она претерпела значительные изменения приобрела ряд особенностей одна из которых заключается в поиске и правовом закреплении системы наказаний и мер без изоляции от общества механизма их реализации с тем чтобы они стали реальной альтернативой лишению свободы.

Русский

2014-06-30

320.5 KB

12 чел.

PAGE   \* MERGEFORMAT 15

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

ПСКОВСКИЙ ФИЛИАЛ АКАДЕМИИ ФСИН РОССИИ

КАФЕДРА УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА  

Тема: «Современное состояние и перспективы использования достижений криминалистики в уголовно-исполнительных инспекциях» (на примере ФКУ УИИ УФСИН России по Пензенской области)

Выполнил: младший лейтенант вн. сл. Мишустин А.А.

Научный руководитель: профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин, доктор юридических наук, профессор Гельдибаев М.Х.

_____________________________________

      (решение о допуске к защите)

Дата защиты «__»________2014 г.                                  Оценка__________________________

Подписи членов ГАК:

_________________________________

(подпись, фамилия, инициалы)

_________________________________

(подпись, фамилия, инициалы)

_________________________________

(подпись, фамилия, инициалы)

_________________________________

(подпись, фамилия, инициалы)

ПСКОВ

2014

СОДЕРЖАНИЕ

Введение …………………………………………………………………….3

Глава 1 Организационно-правовые основы деятельности уголовно-исполнительных инспекций

  1.  Правовое регулирование организации и деятельности уголовно-исполнительных инспекций   ……………………………………………………8
    1.  Отдельные направления повышения эффективности деятельности уголовно-исполнительных инспекций   ……………………………………….17
    2.  Информатизация деятельности уголовно-исполнительной системы на современном этапе   ……………………………………………….26

Глава 2 Возможности использования криминалистики в деятельности уголовно-исполнительных инспекциях

2.1. Роль и значение экспертно-криминалистических учетов и учетов Информационно-аналитических центров в деятельности уголовно-исполнительных инспекций   …………………………………………………33

2.2. Новые виды криминалистических учетов и их возможности использования в уголовно-исполнительных инспекциях   …………………45

2.3.Пути интеграции криминалистических учетов в деятельность уголовно-исполнительных инспекций   ……………………………………….51

Заключение   …………………………………………………….……......59

Список литературы   ………………………………………….………...62

Введение

Актуальность темы исследования. Уголовно-исполнительная политика как один из важнейших элементов политики государства в сфере борьбы с преступностью определяет стратегические цели и ближайшие перспективы исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера. В последнее десятилетие в России она претерпела значительные изменения, приобрела ряд особенностей, одна из которых заключается в поиске и правовом закреплении системы наказаний и мер без изоляции от общества, механизма их реализации с тем, чтобы они стали реальной альтернативой лишению свободы.

По мнению Н.А. Стручкова, «суть соответствующих мер состоит не только и не столько в том, чтобы покарать преступника, сколько в том, чтобы исправить его, вернуть обществу полезным членом, предупредить совершение новых преступлений… во время отбывания наказания преступник должен быть приспособлен, приучен к жизни среди честных людей».  Задача по предупреждению преступлений стоит в том числе и перед наукой криминалистикой, достижения которой нередко используются для достижения поставленных задач в уголовно-исполнительной системе.

С момента принятия Уголовного и Уголовно-исполнительного кодексов Российской Федерации многое уже сделано в сфере применения альтернативных наказаний: введены новые правовые институты (обязательные работы, ограничение свободы), усовершенствована система учреждений и органов, исполняющих наказания и меры правового характера без изоляции от общества (созданы межрайонные уголовно-исполнительные инспекции, уголовно-исполнительные инспекции ФСИН России), несколько повышен престиж службы в ней, заложена основа материально-технической базы.

Численность осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях (кроме воспитательных колоний, тюрем, следственных изоляторов, помещений, функционирующих в режиме следственных изоляторов), в декабре 2013 г. уменьшилась на 8,58 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила 639 626 человек.

В этот же период в УИС функционировало 2459 подразделений уголовно-исполнительных инспекций (УИИ), в том числе 80 федеральных казенных учреждений. На конец 2013 года на учете УИИ состояло 474 775 осужденных, из них 176 746 – ранее были судимы, 172 141 – не заняты трудом или учебой. Каждый пятый совершил повторно тяжкое и особо тяжких преступление, значительная доля преступлений связана с незаконным оборотом наркотиков. Это позволяет утверждать о достаточно сложном криминогенном составе осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества. Об этом также свидетельствует то, что в отношении 26 486 осужденных было возбуждено уголовное дело за совершение повторного преступления после постановки на учет. Вместе с тем одна из основных задач УИИ – предупреждение повторных преступлений подучетных лиц. Именно по уровню повторных преступлений, а также количеству отклонений от отбывания наказания судят об эффективности деятельности УИИ в целом.

Предупреждение преступлений и иных правонарушений осужденных к наказаниям и мерам уголовно-правового характера, не связанным с изоляцией от общества; укрепление законности при исполнении этих наказаний; внедрение в деятельность УИИ системы электронного мониторинга подконтрольных лиц; модернизация системы учета и контроля за осужденными – приоритетные направления деятельности УИИ.

Задача по предупреждению преступлений стоит, в том числе и перед наукой криминалистикой, достижения которой нередко используются для решения поставленных задач в уголовно-исполнительной системе. Чем более широко будут использоваться достижения криминалистики для решения поставленных задач перед уголовно-исполнительной системой по предупреждению совершения преступлений и иных правонарушений осужденными к наказаниям, не связанным к лишению свободы, тем более эффективно будут реализовываться приоритетные направления деятельности УИИ в сфере предупреждения преступлений.

Степень научной разработанности темы исследования. Современное состояние криминалистики в деятельности уголовно-исполнительных инспекций характеризуется, с одной стороны, недостаточной научной разработанностью, а с другой – реальной значимостью для практики предупреждения, раскрытия и расследования преступлений. Это нашло свое отражение в трудах таких авторов, как: Р. С. Белкин, Я. М. Бельсон, Ф. Бреслер, А. И. Винберг, И. А. Возгрин, И. И. Карпец, И. М. Лузгин, С. М. Потапов, К. С. Родионов, П. С. Семеновский, Н. В. Терзиев, Б. М. Шавер, Н. П. Яблоков, И. Н. Якимов и др.

Объектом исследования выступает совокупность общественных отношений, связанных с организацией деятельности УИИ в сфере предупреждения повторных преступлений осужденных, состоящих на их учете.

В качестве предмета исследования выступают правовые и организационные аспекты использования в деятельности УИИ ФСИН России по исполнению наказаний и иных мер уголовно-правового характера без изоляции осужденного от общества достижений криминалистики, теоретические, организационные и правовые основы деятельности УИИ в сфере предупреждения повторных преступлений осужденных, состоящих на их учете.

Цель исследования – разработка и обоснование научно-теоретических и прикладных положений и рекомендаций по повышению эффективности деятельности УИИ в сфере предупреждения повторных преступлений осужденных, состоящих на их учете на основе использования достижений криминалистики.

Для достижения поставленной цели решены следующие задачи:

– сформулированы основные понятия, относящиеся к организации деятельности УИИ в сфере предупреждения повторных преступлений осужденных, состоящих на их учете;

– рассмотрены объект и субъект деятельности УИИ в сфере предупреждения повторных преступлений осужденных, состоящих на их учете;

–– раскрыто организационно-правовое обеспечение деятельности УИИ в сфере предупреждения повторных преступлений осужденных, состоящих на их учете;

– предложены научно обоснованные меры по совершенствованию деятельности УИИ в сфере предупреждения повторных преступлений осужденных, состоящих на их учете;

– раскрыта роль и значение экспертно-криминалистических учетов и учетов Информационно-аналитических центров в деятельности уголовно-исполнительных инспекций

– рассмотрены новые виды криминалистических учетов и их возможности использования в уголовно-исполнительных инспекциях.

– освещены пути интеграции криминалистических учетов в деятельность уголовно-исполнительных инспекций.

Нормативная база исследования. Автор основывается на нормах Конституции Российской Федерации, федеральных законов, постановлений Правительства Российской Федерации, ведомственных нормативных актов, имеющих отношение к теме выпускной квалификационной работы, а также положениях международных правовых актов.

В процессе написания выпускной квалификационной работы автор опирался на научные концептуальные взгляды, идеи и подходы, содержащиеся в трудах: Т. В. Аверьяновой, Ф. Г. Аминева, Р. С. Белкина, А. Ф. Волынского, Н. Г. Гасымова, Е. И. Девикова, И. С. Дубровина, В. А. Жбанкова, Е. П. Ищенко, И. И. Карпеца, В. Я. Колдина, К. С. Корниенко, С. П. Митричева, В. С. Овчинского, И. И. Порубова, И. В. Путовой, К. С. Родионова, Е. Р. Россинской, В. И. Самарина, Р. А. Усманова, Н. П. Яблокова, И. Н. Якимова, С. А. Ялышева и др.

Эмпирическая основа исследования обусловлена не только его методикой, но и эмпирической базой, включающей в себя  теоретический и практический материал, собранный автором за время прохождения преддипломной практики в уголовно-исполнительной инспекции Пензенской области.

Структура выпускной квалификационной работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав в шести параграфах, выводов, списка использованной литературы.

Глава 1 Организационно-правовые основы деятельности уголовно-исполнительных инспекций.

1.1.Правовое регулирование организации и деятельности уголовно-исполнительных инспекций

Нормативно-правовым актом, регулирующим основные и наиболее общие вопросы организации и деятельности уголовно-исполнительных инспекций, является Положение об уголовно-исполнительных инспекциях, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июня 1997 г. № 7291, которое было в свою очередь подготовлено и утверждено Правительством Российской Федерации на основании ст. 6 Федерального закона от 8 января 1997 г. № 2-ФЗ «О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»2. В указанное Положение трижды вносились изменения. Первое из них было связано с передачей всей уголовно-исполнительной системы из МВД России в ведение Минюста России. Так, постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 1999 г. № 1993  п. 3 был изложен в следующей редакции: «Порядок создания инспекций как учреждений уголовно-исполнительной системы и определения их организационно-правового статуса устанавливается Министерством юстиции Российской Федерации», в то время как в первоначальной редакции данного пункта эти за дачи возлагались на МВД России. В первоначальной редакции п. 5 рассматриваемого Положения было установлено, что «В своей работе инспекции взаимодействуют с другими службами и подразделениями органов внутренних дел, администрацией предприятий, учреждений и организаций (далее именуются -организации), в которых работают осужденные, органами местного самоуправления, прокуратуры, судами и общественными объединениями». В новой редакции п. 5 слова: «другими службами» были исключены.

Целый ряд изменений в Положение об уголовно-исполнительных инспекциях был внесен постановлением Правительства Российской Федерации от 28 марта 2010 г. № 1904.

В п. 1 рассматриваемого Положения в редакции от 23 апреля 2012 г. установлено, что уголовно-исполнительные инспекции являются учреждениями, исполняющими в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством уголовные наказания в отношении лиц, осужденных без изоляции от общества, а также меру пресечения в виде домашнего ареста.

В п. 4 Положения об уголовно-исполнительных инспекциях указаны основные задачи. Ими, с учетом изменений внесенных постановлениями Правительства Российской Федерации от 28 марта 2010 г. и от 23 апреля 2012 г., являются:

- исполнение наказаний в виде обязательных работ, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, ограничения свободы и исправительных работ;

контроль за поведением условно осужденных и осужденных, в отношении которых отбывание наказания отсрочено;

контроль за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений;

предупреждение преступлений и иных правонарушений лицами, состоящими на учете в инспекциях;

иные задачи, возложенные на инспекции в соответствии с законодательством Российской Федерации

В п. 7 рассматриваемого Положения с дальнейшими изменениям установлены основные обязанности уголовно-исполнительных инспекций:

- ведение учета осужденных, а также лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста;

разъяснение осужденным порядка и условий отбывания наказаний;

разъяснение лицам, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, условий исполнения указанной меры пресечения;

организация и проведение воспитательной работы с осужденными к ограничению свободы, лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и исправительным работам;

согласование с органами местного самоуправления объектов для отбывания обязательных работ осужденными;

согласование предложений органов местного самоуправления о местах, в которых осужденными отбываются исправительные работы;

контроль за поведением осужденных по месту работы, учебы и жительства, а также исполнением ими обязанностей и соблюдением запретов, возложенных судом и инспекцией;

согласование с администрацией организаций, в которых работают осужденные к исправительным работам, вопроса о предоставлении им ежегодного оплачиваемого отпуска;

проведение первоначальных мероприятий по розыску условно осужденных, осужденных, в отношении которых отбывание наказания отсрочено, и осужденных к исправительным работам;

внесение в суды в установленном порядке представлений по вопросам дальнейшего отбывания осужденными наказания и освобождения от наказаний, а также представлений об изменении подозреваемым или обвиняемым меры пресечения в виде домашнего ареста;

- выявление причин и условий, способствующих совершению осужденными повторных преступлений, нарушений общественного порядка, трудовой дисциплины, и принятие мер по их устранению;

внесение в суды в установленном законом порядке представлений об отмене полностью или частично либо дополнении ранее установленных обязанностей для условно осужденных, а также о продлении испытательного срока;

внесение в суды в установленном законом порядке представлений об отмене частично либо о дополнении ранее установленных осужденному к наказанию в виде ограничения свободы ограничений, а также о замене осужденному, уклоняющемуся от отбывания наказания, неотбытой части наказания в виде ограничения свободы наказанием в виде лишения свободы.

В п. 8 Положения об уголовно-исполнительных инспекциях с дальнейшими изменениями указано, что уголовно-исполнительные инспекции имеют право:

вызывать осужденных для разъяснения порядка и условий отбывания наказания, проведения профилактических бесед, выяснения вопросов, возникающих в процессе отбывания наказания, и причин допущенных нарушений порядка и условий отбывания наказания;

вызывать лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, для разъяснения условий исполнения указанной меры пресечения, проведения профилактических бесед, выяснения вопросов, возникающих в процессе исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, и причин нарушения условий исполнения данной меры пресечения;

выносить постановления об установлении обязанности для осужденных к исправительным работам до двух раз в месяц являться в инспекцию для регистрации;

посещать осужденных, а также лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, по месту их нахождения, включая место жительства и работы, с целью контроля за поведением, соблюдением ими установленных обязанностей и запретов;

выносить в установленном порядке постановления о приводе осужденных, состоящих на учете в инспекции и не являющихся по вызову в инспекцию без уважительных причин;

проверять исполнение требований приговоров судов администрацией организаций, в которых работают осужденные к исправительным работам и лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, а также органами, правомочными аннулировать разрешение на занятие определенной деятельностью, запрещенной осужденным;

контролировать правильность и своевременность перечисления финансовых средств в соответствующий бюджет администрациями организаций, в которых работают осужденные к исправительным работам, и привлекать к осуществлению контроля финансовые и налоговые органы;

запрашивать от администрации организаций, в которых работают осужденные, документы о проведенной работе с осужденными, их поведении, отношении к труду, принятых к ним мерах поощрения и взыскания, а также сведения об отработанном осужденными времени;

обращаться в органы местного самоуправления и прокуратуры, суды и организации для решения вопросов, связанных с исполнением наказаний или меры пресечения в виде домашнего ареста;

выдавать разрешения осужденным к исправительным работам на увольнение с работы по собственному желанию в период отбывания наказания;

применять предусмотренные законом меры поощрения и взыскания к осужденным, отбывающим наказание в виде ограничения свободы;

- в установленном порядке использовать аудиовизуальные, электронные и иные технические средства надзора и контроля для обеспечения надзора за осужденными к наказанию в виде ограничения свободы и контроля за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений.

Деятельность уголовно-исполнительных инспекций по исполнению отдельных видов наказаний регулируется Уголовно-исполнительным кодексом (УИК) Российской Федерации (глава 4 «Исполнение наказания в виде обязательных работ», глава 6 «Исполнение наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью», глава 7 «Исполнение наказания в виде исправительных работ», глава 8 «Исполнение наказания в виде ограничения свободы»).

В статьях 177, 178 УИК Российской Федерации регулируется деятельность уголовно-исполнительных инспекций по контролю за поведением осужденных, в отношении которых отбывание наказания отсрочено в порядке ст. 82 Уголовного кодекса (УК) Российской Федерации (в отношении осужденной беременной женщины, женщины, имеющей ребенка в возрасте до четырнадцати лет, мужчины, имеющего ребенка в возрасте до четырнадцати лет и являющемуся единственным родителем), а в ст. 178.1 - в отношении осужденных, признанных в установленном порядке больным наркоманией.

Осуществляя контроль за поведением указанных выше лиц, уголовно-исполнительные инспекции руководствуются  также  положениями  соответствующих статей УК Российской Федерации - 82 «Отсрочка отбывания наказания» и 82.1 «Отсрочка отбывания наказания больным наркоманией».

Положениями УК Российской Федерации уголовно-исполнительные инспекции руководствуются при осуществлении контроля за поведением условно осужденных (статьи 73 и 74) и условно-досрочно освобожденных от отбывания наказания (ст. 79).

Осуществляя контроль за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений уголовно-исполнительные инспекции руководствуются положениями ст. 107 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) Российской Федерации.

Учитывая более высокую юридическую силу кодексов Российской Федерации, которые принимаются в том же порядке, что и федеральные законы и по юридической силе равнозначны им, по сравнению с актами Правительства Российской Федерации, относящимся к подзаконным актам, можно сформулировать вывод о том, что важнейшими нормативно-правовыми актами, регулирующими организацию и деятельность уголовно-исполнительных инспекций, являются УИК Российской Федерации, УК Российской Федерации, УПК Российской Федерации (в части исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста) и Положение об уголовно-исполнительных инспекциях, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июня 1997 г. № 729 с дальнейшими изменениями.

Некоторые вопросы деятельности уголовно-исполнительных инспекций регулируются другими федеральными законами и актами Правительства Российской Федерации.

Так, в Федеральном законе от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»5 регулируются вопросы взаимодействия подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел с уголовно-исполнительными инспекциями. В соответствии с п.п. 7 п. 1 данного закона подразделения по делам несовершеннолетних органов внутренних дел вносят в уголовно-исполнительные инспекции предложения о применении к несовершеннолетним, контроль за поведением которых осуществляют указанные учреждения, мер воздействия, предусмотренных законодательством Российской Федерации и (или) законодательством субъектов Российской Федерации. Согласно п.п. 2 п. 1 рассматриваемого закона уголовно-исполнительные инспекции участвуют в пределах своей компетенции в индивидуальной профилактической работе с несовершеннолетними, контроль за поведением которых осуществляется ими в соответствии с УИК Российской Федерации.

Среди других актов Правительства Российской Федерации, затрагивающих деятельность уголовно-исполнительных инспекций, следует назвать постановление Правительства Российской Федерации от 17 февраля 2000 г. № 134 «О финансировании уголовно-исполнительных инспекций»6, которым установлено, что финансирование уголовно-исполнительных инспекций осуществляется за счет средств федерального бюджета.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 марта 2010 г. № 1987 утвержден Перечень аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля, используемых уголовно-исполнительными инспекциями для обеспечения надзора за осужденными к наказанию в виде ограничения свободы. Вероятно, в ближайшее время каким-либо образом будет урегулирован вопрос об указанных средствах надзора и контроля, используемых при исполнении меры пресечения в виде домашнего ареста.

В целях оптимизации структуры управления уголовно-исполнительными инспекциями ФСИН России принято распоряжение Правительства Российской Федерации от 24 мая 2011 г. № 894-р8, которым произведена реорганизация уголовно-исполнительных инспекций путем их слияния. Были упразднены межрайонные уголовно-исполнительные инспекции. Так, например, в Пензе и Пензенской области области на базе четырех межрайонных уголовно-исполнительных инспекций образовано федеральное казенное учреждение «Уголовно-исполнительная инспекция Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Пензе и Пензенской области». Уголовно-исполнительные инспекции создаются в системе Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН России), которая в свою очередь подведомственна Министерству юстиции Российской Федерации (Минюсту России). ФСИН России, как и большинство федеральных служб, не имеет права издавать нормативно-правовые акты.

Нормативно-правовое регулирование в установленной сфере деятельности, в том числе и в сфере исполнения наказаний, осуществляет Минюст России (п. п. 2 п. 3 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. № 13139), поэтому в систему нормативно-правовых актов, регулирующих организацию и деятельность уголовно-исполнительных инспекций, входят нормативные приказы Минюста России. Так, например, приказом Минюста России от 20 мая 2009 г. № 142 утверждена Инструкция по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества10, а приказом от 11 октября 2010 г. № 258 - Инструкция об организации исполнения наказаний в виде ограничения свободы11.

Таким образом, правовую базу организации и деятельности уголовно-исполнительных инспекций составляют УИК Российской Федерации, УК Российской Федерации, УПК Российской Федерации (в части исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста), другие федеральные законы (например, Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»), акты Правительства Российской Федерации, основным из которых является Положение об уголовно-исполнительных инспекциях, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июня 1997 г. № 729 с дальнейшими изменениями, нормативно-правовые акты Министерства юстиции Российской Федерации и правовые акты ФСИН России. Особенностью правового регулирования организации и деятельности уголовно-исполнительных инспекций по сравнению с другими подразделениями, входящими в систему ФСИН России, является то, что значительная часть этих вопросов регулируется актами Правительства Российской Федерации, что обусловлено в свою очередь особым статусом уголовно-исполнительных инспекций в системе ФСИН России как исполняющих наказания и меры уголовно-правового характера, не связанные с изоляцией от общества, значение которых в условиях продолжающейся гуманизации уголовной политики постоянно увеличивается.

  1.  Отдельные направления повышения эффективности деятельности уголовно-исполнительных инспекций

Вопросы, связанные с установлением контроля в отношении лиц, ранее совершивших преступления и представляющих определенную угрозу для общества, не только находятся в центре внимания современных ученых, но и являлись предметом исследования дореволюционных правоведов. Так, например, А. А. Пионтковский еще в 1894 г. предлагал ввести в уголовное право так называемый «институт испытания»12. Подобного мнения придерживался также Ф. Лист13. В свою очередь подавляющее большинство современных исследователей едино во мнении, что меры по контролю за поведением осужденных к различным видам наказания, не связанным с изоляцией от общества не носят ни карательный, ни возмездный характер. Исходя из этого делается вывод, согласно которому условное осуждение есть ни что иное, как форма социально-правового контроля, который может и должен осуществляться при условном осуждении, условно-досрочном освобождении, отсрочке отбывания наказания беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей, а также лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы14.

Следует отметить, что контроль за осужденными условно или освобожденными от наказания является исторически обусловленным явлением. Так, в частности в ст. 34 Уголовного уложения 1903 г. указывалось, что лица «приговоренные к каторге, ссылке на поселение, по освобождении от поселения или из заключения подвергаются следующим ограничениям (на определенный срок, зависящий от вида наказания): им воспрещается жительство и пребывание в указанных законом губерниях, уездах, городах; им воспрещается без особого разрешения местной полиции, оставлять избранное или назначенное место жительства...»15.

Что касается современной России, то включение общепризнанных норм международного права в отечественную правовую систему в значительной степени предопределило применение видов наказаний, не связанных с изоляцией от общества. В этой связи следует признать справедливым мнение, согласно которому «исполнение назначенного судом наказания не является самоцелью, а необходимо в той мере, в какой это наказание является средством достижения тех или иных предполагаемых целей, реализация которых делает дальнейшее отбывание наказания бессмысленным и даже вредным как для самого осужденного, так и для общества в целом»16.

С принятием УК Российской Федерации 1996 г. альтернативой реального исполнения наказания в виде лишения свободы и одним из важных инструментов, направленных на решение задач и достижение целей, сформулированных в ст. 2 и 43 УК Российской Федерации, стало условное осуждение. Более того, в юридической литературе представлена вполне обоснованная позиция о том, что в настоящее время основной формой реализации уголовной ответственности является не наказание, а условное осуждение17.

Об очевидной значимости института условного осуждения и его широком применении в судебной практике свидетельствуют результаты проведенного исследования, согласно которым соотношение осужденных к различным видам наказания, не связанным с изоляцией от общества за 2011 г. таково: осужденные условно составляют 78,9 %; осужденные к обязательным работам - 9,4 %; осужденные к исправительным работам - 8,5 %; осужденные с отсрочкой отбывания наказания - 1,7 %; осужденные к ограничению свободы - 0,8 %; осужденные к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью - 0,7 %. Таким образом, наиболее распространенной категорией являются условно осужденные с испытательным сроком, то есть лица, в отношении которых суд пришел к выводу о возможности их исправления без отбывания наказания.

Поскольку испытательный срок, по сути, является периодом, в течение которого условно осужденные примерным поведением должны подтвердить факт своего исправления, вполне очевидна целесообразность установления контроля за их поведением. Такой подход не только способствует тому, чтобы осужденные воздерживались от совершения новых преступлений, но предопределяет необходимость надлежащим поведением доказывать свое исправление. В противном случае представляется весьма затруднительным говорить о профилактике преступности и равным образом судить об исправлении осужденного, который будучи предоставлен самому себе сможет вернуться к злоупотреблению спиртными напитками,   бросит  работу,   прекратит осуществлять материальную поддержку семьи, что выльется в результате в совершение административных правонарушений и преступлений. Иными словами он поставит под угрозу не только свое положение в обществе, но и безопасность окружающих.

Существенная роль в достижении указанных целей возлагается на уголовно-исполнительные инспекции - учреждения, исполняющие наказания в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством в отношении лиц, осужденных без изоляции от общества, а также меру пресечения в виде домашнего ареста (п. 1 Положения об уголовно-исполнительных инспекциях и норматива их штатной численности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июня 1997 г. № 729 в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 23 апреля 2012 г. № 360)18.

Учитывая то, что они исполняют уголовные наказания в виде обязательных работ, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительных работ, ограничения свободы, а также осуществляют контроль за поведением условно осужденных, осужденных беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до 14 лет, мужчин, имеющих ребенка в возрасте до 14 лет и являющихся единственным родителем, кроме осужденных к лишению свободы на рок свыше 5 лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, которым судом отсрочено отбывание наказания, можно заключить, что на уголовно-исполнительные инспекции возложена реализация задач правоохранительного, контрольного, воспитательного и обеспечивающего характера.

Вместе с тем результаты проведенного исследования дают основание для вывода о высоком уровне повторной преступности среди условно осужденных. Так, в 2011 г. в отношении 26486 осужденных было возбуждено уголовное дело за совершение повторного преступления после постановки на учет, что составило 2,7% от числа состоявших на учете уголовно-исполнительных инспекций осужденных (998751 человек)19. Таким образом, уголовно-исполнительные инспекции сегодня не способны оказывать серьезное противодействие рецидивной преступности.

По мнению ряда исследователей, одной из основных причин повторной преступности лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, является необоснованное назначение судами излишне мягких видов наказания, обусловленное недостаточно тщательным исследованием личности подсудимого20.

Поэтому особого внимания требует надлежащая организация первоначальной беседы с осужденным, регламентация которой осуществлена в разделе III Инструкции по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества, утвержденной приказом Минюста России от 20 мая 2009 г. № 14221 [12].

Если подходить к контролю за поведением условно осужденного с позиции теории систем, а именно этот подход, как представляется, наиболее продуктивен и отвечает потребностям правоприменительной практики, данный процесс правомерно представить в качестве сложной целостной системы. Следовательно, для данного вида социального контроля, как и для любой целостной системы характерны: определенный состав, набор компонентов, специфическая структура - характер взаимодействия компонентов друг с другом, а также системы в целом с окружающей средой.

На первое место среди элементов исследуемой системы нужно поставить условно осужденного, являющегося объектом рассматриваемого вида социального контроля.

Результаты анализа правоприменительной практики и специальной литературы дают основание для вывода, что из числа условно осужденных можно выделить три группы лиц.

Для первой группы сам факт их осуждения и последующего нахождения под контролем является вполне достаточным для формирования стойкого побуждения воздерживаться от преступного поведения. В эту группу входят лица, характеризующиеся достаточно устойчивой позитивной социальной направленностью, как правило, совершившие преступление в условиях критической жизненной ситуации (например, в состоянии сильного душевного волнения).

Вторая группа характеризуется наличием менее стойкого намерения больше не совершать преступлений. Для лиц, входящих в эту группу характерно сочетание позитивной и негативной социальной направленности (однако последняя минимальна) и, как следствие, легкомысленное отношение к социальным нормам, регулирующим поведение в обществе.

Третью группу составляют лица, от которых можно ожидать совершения нового преступления, поскольку сочетание позитивной и негативной социальной направленности у них примерно равно. Для них характерно отсутствие четких границ между «можно» и «нельзя», вследствие этого отсутствует тяга к совершению повторных преступлений и они не проявляют активность в нахождении и создании ситуаций, способствующих их совершению. Однако в зависимости от наличия (отсутствия) подобных ситуаций и их характера возможно как усиление, так и ослабление криминогенности личности.

Вполне понятно, что выяснение того, к какой группе относится условно осужденный, наряду с тщательной подготовкой к проведению первоначальной беседы с ним, предполагает надлежащую организацию этой беседы и последующий анализ и оценку полученных сведений.

На наш взгляд, к изучению личности условно осужденного, в том числе с целью выяснения уровня правосознания и степени выраженности рецидива, необходим комплексный подход, который предполагает установление:

- социально-демографических признаков личности: пол, возраст, образование, социальное положение и род занятий; семейное положение, принадлежность к городскому или сельскому населению, материальное положение, жилищные условия;

- социально-психологических признаков: положение личности в системе социальных связей и отношений, принадлежность к определенной социальной группе, степень участия в трудовой, общественно-политической деятельности, круг ближайшего окружения, уважение и авторитет в трудовом коллективе, семье, бытовом окружении;

- уголовно-правовых признаков: характер совершенного преступления, направленность и мотивация; совершено ли преступление группой лиц;

- нравственной составляющей личности: морально-нравственные черты и свойства, взгляды, убеждения, система ценностной     ориентации,     жизненные ожидания стремления, социальная значимость потребностей и притязаний;

интеллектуальных свойств: уровень умственного развития, объем знаний, жизненный опыт, широта взглядов, разнообразие интересов;

эмоциональных свойств: степень эмоциональной возбудимости, сила и темп реакции на различные раздражители и ситуации, постоянство переживаний;

- волевых свойств: наличие (отсутствие) целеустремленности и последовательности в принятии решений, твердости и настойчивости в достижении целей, выдержки и самообладания в сложных ситуациях, решительности и энергичности в действиях.

Такой подход, во-первых, обеспечивает выявление лиц, склонных к различным видам деструктивного поведения, что может свидетельствовать о реальной возможности совершения ими новых преступлений. Во-вторых, предопределяет необходимость более тщательного изучения как негативных, так и позитивных свойств личности осужденных, что может быть использовано для составления их психологической характеристики и, как следствие, позволит обеспечить индивидуальный подход к осужденным и прогнозировать их преступное поведение. В-третьих, создает необходимую информационную базу для разработки рекомендаций по коррекции поведения осужденных и повышению эффективности исправительного воздействия. В-четвертых, позволяет осуществлять планирование профилактических мер индивидуального характера.

Существенное    значение приобретает психолого-социальное сопровождение условно осужденных, которое включает следующие этапы:

- первый этап - знакомство с осужденным, имеющее целью сбор первичной информации и установление контакта;

второй этап - психодиагностическое обследование с целью максимально полного изучения личности осужденного и составления его психологического портрета;

третий этап - собственно психологическое сопровождение;

- заключительный этап является ключевым, поскольку осужденный снимается с учета либо в случае невыполнения обязанностей или совершения преступления направляется в исправительную колонию для отбывания наказания. Таким образом, именно на этом этапе можно судить об эффективности социально-психологического   сопровождения22.

В процессе работы с осужденными необходимо составление исправительных характеристик осужденных (портретов) применительно к каждому этапу и различным периодам отбывания наказания.

Изложенное со всей очевидностью свидетельствует о наличии ряда ключевых обстоятельств, суть которых заключается в необходимости не только привлечения психолога к работе на всех этапах осуществления контроля за поведением условно осужденных, но и тесного взаимодействия с ним сотрудников уголовно-исполнительных инспекций. Особенно важно такое взаимодействие на самых ранних этапах осуществления контроля. Такой подход не только обеспечит на профессиональном уровне выявление особенностей личности осужденных, составление их социально-психологических характеристик и психологическое сопровождение, но и создаст необходимые предпосылки для постоянного мониторинга исправления осужденного как со стороны психолога, так и сотрудников инспекций.

Вместе с тем полагаем важным отметить, что исследователями неоднократно указывалось весьма существенное обстоятельство, связанное с тем, что нормативные правовые акты, регламентирующие работу психологов уголовно-исполнительной системы, не в полной мере отражают специфику этой деятельности23. В первую очередь речь идет об Инструкции по организации деятельности психологической службы уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Минюста России от 12 декабря 2005 года  № 238, в которой, в частности, не акцентируется внимание на необходимости разработки рекомендаций по осуществлению контроля за поведением условно осужденных, основанных на изучении индивидуально-психологических особенностей их личности, то есть на индивидуализации этого контроля. Этот недостаток указанного документа должен быть устранен внесением в него соответствующих изменений.

В качестве вывода по изложенному материалу также укажем, что с целью обеспечения эффективного контроля за поведением условно осужденных налицо необходимость не только диагностики личностных свойств каждого из указанных лиц, но и привлечение психолога к ее проведению. При тесном взаимодействии с психологом сотрудники уголовно-исполнительных инспекций будут располагать весьма значимой по объему и характеру информацией, касающейся особенностей личности осужденного. Это, в свою очередь, в значительной степени будет способствовать выявлению рецидивоопасной категории условно осужденных, позволит определить необходимость проведения индивидуальной предупредительной работы с конкретными лицами из их числа, более обоснованно и целенаправленно проводить работу по контролю за исполнением ими общих обязанностей, закрепленных в ч. 4 ст. 188 УИК Российской Федерации, и индивидуальных обязанностей, возложенных приговором суда в порядке ч. 5 ст. 73 УК Российской Федерации.

  1.  Информатизация деятельности уголовно-исполнительной системы на современном этапе

За последние десять лет уголовно-исполнительная система России подверглась значительным изменениям, направленным на реформирование принципов, методов, нормативно-правовой базы, концепции осуществления исполнения наказаний, внедрение новых информационных и коммуникационных технологий в пенитенциарную практику.

Вместе с тем, в настоящий момент назревает необходимость в анализе современных информационных технологий и их применении в исправительном процессе учреждений УИС. Из существующего разнообразия методов и средств, которые используют информационные технологии, не все применимы в условиях российских исправительных учреждений. Это связано как с субъективными, так и с объективными причинами. Из субъективных, отметим следующие причины: недостаточная техническая оснащенность, несовершенство нормативно-правовой базы, особенности исполнения наказания, связанного с лишением свободы и многое другое. К объективным причинам относятся особенности работы с отдельными категориями осужденных, зачастую не позволяющих применять технические средства для их ресоциализации.

К сожалению, на сегодняшний день не все регионы РФ могут обеспечить ИУ современной компьютерной техникой в требуемом объеме как для организации обучения и досуга осужденных, так и для сотрудников. По результатам анкетирования сотрудников групп социальной защиты осужденных, проведенным УСПВРО ФСИН России в 2008-09 гг. совместно с ВИПЭ ФСИН России, около 10% соответствующих подразделений в исправительных учреждениях России не обеспечены компьютерной техникой или она морально и/или физически устарела. За последние годы в рамках ведомственной целевой программы «Информационное и телекоммуникационное обеспечение деятельности ФСИН России на 2005 - 2007 гг.» были разработаны спецификации оборудования для организации локальных вычислительных сетей в территориальных органах УИС, спецификация оборудования для внедрения автоматизированных учетов, для создания автоматизированной системы информационного обеспечения деятельности территориальных органов УИС. Также ежегодно директором ФСИН России утверждаются годовые планы с учетом задач, поставленных в ведомственной целевой программе, и предложений управлений и служб центрального аппарата ФСИН России.

Согласно приказу Минюста России от 31 декабря 2003 г. № 331 «Об утверждении Положения о материально-техническом обеспечении учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации», установлены нормы оснащения компьютерной техникой учреждений УИС, которое осуществляется на основе анализа данных о наличии компьютерной техники, состоящей на балансе потребителя [1]. Согласно этим нормам территориальные органы УИС оборудуются компьютерной техникой из расчёта 50% от общей численности среднего и старшего начальствующего состава, а оперативные службы - 100%.

Сбор, обработка и анализ информации в органах и учреждениях уголовно-исполнительной системы в настоящее время осуществляется по следующим направлениям:

1) обработка статистической, оперативно-справочной, архивной информации;

2) хранение форм государственного и ведомственного статистического наблюдения;

3) ведение баз данных нормативно-справочной информации и классификаторов, относящихся к объектам учета;

4) обработка персональных данных специализированных учетов УИС;

5) разработка, внедрение и сопровождение информационных систем сбора, обработки и анализа статистической отчетности.

Информационный ресурс ФСИН России составляет 15 млн. обрабатываемых в течение года значений, 3 тыс. поступающих по электронной почте файлов в сутки, 800 регламентных отчетов, содержащих более 10 тыс. таблиц, банк данных нормативных правовых актов ФСИН России, информация о персонифицированном учете лиц, находящихся в исправительных учреждениях и отбывающих наказания, не связанные с лишением свободы, персонифицированном учете личного состав, других учетов.

НИИИиПТ ФСИН России разработаны и внедрены информационные системы по автоматизации ведения специальных учетов для следственных изоляторов (ПТК АКУС СИЗО), исправительных учреждений (ПТК АКУС ИК), уголовно-исполнительных инспекций (ПТК АКУС УИИ), которые являются источником разноплановой информации по лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы, содержащимся под следствием в СИЗО и отбывающим наказания, не связанные с лишением свободы. Эти сведения охватывают все стороны пребывания гражданина в СИЗО и ИУ, включают текстовую информацию, фототеку, библиотеку дактилоскопических карт.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 17 мая 2007 г. № 638 «Об использовании глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС в интересах социально-экономического развития Российской Федерации» и Федеральной целевой программой «Глобальная навигационная система» в настоящее время проводится работа по выполнению «Плана поэтапного внедрения навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС в деятельность УИС на 2008 – 2020 годы».

Внедрение навигационной спутниковой системы организованно в три этапа:

1) изучение возможностей ГЛОНАСС, разработка нормативно-правовой базы использования навигационной системы в УИС, определение источников финансирования (2008-2009 годы);

2) мероприятия по опытной эксплуатации и модернизации навигационной аппаратуры (2010-2012 годы);

3) оснащение аппаратурой ГЛОНАСС подразделений ФСИН России (2013-2020 годы) и введение ее в действие.

ГЛОНАСС – российская спутниковая система навигации. Она была разработана по заказу Министерства обороны, и в настоящее время может использоваться как в военных, так и в гражданских целях. Система принята в эксплуатацию в 1993 году, но из-за недостаточного финансирования все еще не работает в полном режиме.

Основой системы будут являться 24 спутника, движущиеся над поверхностью Земли в 3-х орбитальных плоскостях с наклонением 64,8°, и высотой 19100 км. При доведении количества действующих спутников до 18 на территории России обеспечивается практически 100%-ная непрерывная навигация. На остальной части Земного шара при этом перерывы в навигации могут достигать полутора часов. Практически непрерывная навигация по всей территории Земного шара обеспечивается при полной орбитальной группировке из 24-х спутников с точностью до 30 метров.

В уголовно-исполнительной системе ГЛОНАСС планируется к внедрению на автомобильном и железнодорожном спецтранспорте в целях обеспечения надёжной охраны подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений и осужденных при конвоировании, для повышения дисциплины среди сотрудников, несущих службу в карауле, законности при выполнении служебных задач, соблюдения защиты прав и законных интересов сотрудников и спецконтингента, немедленного реагирования на поступление сигнала «Тревога».

Спутниковая навигационная система позволит отслеживать реальное местоположение спецтранспорта, соблюдение установленного маршрута движения, скоростного режима, длительность стоянок, отсутствие незапланированных остановок в пути следования и других чрезвычайных происшествий, учитывать пробег спецавтомобилей и расход топлива.

Использование глобальной системы слежения в практической деятельности способствует:

недопущению нарушений законности при несении службы;

профилактике неслужебных связей со спецконтингентом;

обеспечению безопасности личного состава и спецконтингента по всему маршруту конвоирования.

Кроме того, использование возможностей ГЛОНАСС будет направленно на обеспечение исполнения наказаний без лишения свободы (контроль при домашнем аресте), позволит контролировать сотрудников, осуществляющих надзор и охрану в учреждениях в УИС, поможет в розыске лиц, уклоняющихся от наказания.

В 2006 году, в соответствии с Концепцией развития единой информационно-телекоммуникационной сети органов внутренних дел на 2002-2006 годы, в МВД России завершены работы по созданию и введению в эксплуатацию глобальной ведомственной сети передачи данных. В том случае, если аналогичная сеть будет создана в уголовно-исполнительной системе, перспективным направлением будет объединение данных сетей в единое информационное пространство, что позволит, в свою очередь, повысить эффективность обмена информацией между оперативными подразделениями уголовно-исполнительной системы и органов внутренних дел. В частности, будет упрощена процедура постановки объектов на оперативно-справочные учеты в информационные центры органов внутренних дел, а также исполнения запросов оперативных подразделений ФСИН России по базам данных оперативно-справочных, криминалистических и розыскных учетов.

Вторым направлением развития информационного обеспечения оперативно-розыскной деятельности ФСИН России является разработка и внедрение в практическую деятельность программного обеспечения прикладного характера.

В настоящее время в ряде структурных подразделений ФСИН России активно ведется работа в данном направлении. В частности, в Вологодском институте права и экономики ФСИН России уже разработан ряд программных продуктов прикладного характера, позволяющих оперативно реагировать на факты преступного поведения со стороны лиц, отбывающих наказания в исправительных учреждениях. Одна из таких компьютерных программ – «Методика расследования побегов из исправительных учреждений» - была разработана в 2009 году сотрудниками внештатной научно-исследовательской лаборатории изучения уголовно-процессуальных, криминалистических и оперативно-розыскных проблем раскрытия и расследования преступлений в исправительных учреждениях ВИПЭ ФСИН России.

Компьютерная программа включает в себя алгоритм действий следователя и оперативного сотрудника при совершении побегов осужденных из исправительных учреждений, а именно:

1) порядок осуществления следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при различных следственных ситуациях;

2) выдвигаемые следственные версии;

3) особенности тактики отдельных следственных и иных действий (осмотра места происшествия, задержания, допросов, назначения судебных экспертиз и т.д.);

4) особенности взаимодействия следователя и оперативных сотрудников исправительного учреждения;

5) типовые планы расследования по уголовному делу при различных следственных ситуациях (с возможностью их корректировки под конкретную ситуацию);

6) электронные бланки процессуальных документов;

7) иллюстрационный материал по данной тематике (фотоматериалы, таблицы статистики, видеосюжеты);

8) перечень учебной и учебно-методической литературы по проблемам расследования побегов.

Компьютерная программа проста в использовании, не требует больших системных ресурсов персонального компьютера. Кроме того, при наличии локально-вычислительной сети возможна ее установка на сервер учреждения и одновременное ее использование неограниченным количеством пользователей.

В 2010-2012 г.г. на базе лаборатории были разработаны аналогичные программные продукты, содержащие методические рекомендации по раскрытию и расследованию убийств, совершаемых в исправительных учреждениях, незаконного оборота наркотических средств, а также преступных деяний, дезорганизующих деятельность исправительных учреждений.

Глава 2 Современное состояние и перспективы использования криминалистики в деятельности уголовно-исполнительных инспекций

2.1. Роль и значение экспертно-криминалистических учетов и учетов Информационно-аналитических центров в деятельности уголовно-исполнительных инспекций

В МВД России основным документом, регламентирующим ведение учетов, является «Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, криминалистических учетов, розыскных, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации», утвержденное приказом МВД № 752 дсп. от 12 июня 2000 г.

Это наставление согласовано с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ, Министерством юстиции РФ, Министерством обороны России, а также с Федеральной службой безопасности. Этот документ определяет формирование и функционирование централизованных учетов МВД России.

Основной массив учетной документации сосредоточен в Информационных центрах (ИЦ) МВД, ГУВД, УВД и Главном информационном центре (ГИЦ) МВД РФ24.

Помимо подразделений МВД, ГИЦ обслуживает органы Генеральной прокуратуры, Министерства юстиции, ФСБ, Государственного таможенного комитета, Министерства обороны, других ведомств России, а по специальным соглашениям — правоохранительные органы государств ближнего и дальнего зарубежья.

Помимо информационных центров значительная часть централизованных учетов сосредоточена в экспертно-криминалистических подразделениях. Данные подразделения действуют в МВД, ГУВД, УВД и ГРОВД. В МВД России функционирует Главное управление Экспертно-криминалистический центр (ГУ ЭКЦ).

Функционирование коллекций и картотек в экспертно-криминалистических подразделениях регламентируется «Инструкцией по формированию, ведению и использованию экспертно-криминалистических учетов, картотек, коллекций и справочно-информационных фондов органов внутренних дел», введенной в действие приказом МВД России № 261 от 1 июня 1993 г. «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения органов внутренних дел»25. Некоторые изменения в эту инструкцию внесены, указанным ранее, наставлением.

Ведущиеся в органах МВД России учеты в зависимости от своем о назначения делятся на три группы:

Оперативно-справочные учеты — содержат краткое описание объектов учета. Назначение этих учетов — представлять установочные сведения об объектах учета и указывать местонахождение этих объектов на момент запроса.

Основу оперативно-справочных учетов составляют сведения о лицах. Перечень этих лиц приводится в ст. 15 «Положения о порядке формирования и ведения информационного массива, создаваемого в процессе проведения государственной дактилоскопической регистрации»26. В него включены: граждане России, лица без гражданства, иностранные граждане, подозреваемые в совершении преступления, осужденные за совершение преступления, подвергнутые административному аресту, совершившие административное правонарушение, если установить их личность иным образом невозможно; граждане России, лица без гражданства, иностранные граждане, которые неспособны по состоянию здоровья или возрасту сообщить сведения о своей личности, если установить их другим способом не представляется возможным; иностранные граждане и лица без гражданства, которые подлежат выдворению (депортации) за пределы территории РФ; неопознанные трупы. Традиционно в число оперативно-справочных учетов включены и лица, объявленные в местный, федеральный либо международный розыск.

Формирование оперативно-справочных учетов осуществляется по результатам процессуальных действий работников правоохранительных органов и на основе нормативных актов этих органов, предусматривающих организацию и функционирование этих учетов.

Контроль за созданием оперативно-справочных учетов осуществляют, должностные лица, которым предоставлено право обратиться с запросом в соответствующий информационный центр, порядок обращения и исполнения запросов, сроки хранения учетов — все это регламентируется ведомственными нормативными актами.

Розыскные и криминалистические учеты содержат информацию, необходимую для предупреждения, раскрытия и расследования особо опасных преступлений, а так же анализа преступности.

Розыскные и криминалистические учеты, функционирующие в ИЦ МВД, ГУВД, УВД, и ГИЦ МВД РФ входят составной частью в МИБ — Межгосударственный информационный банк государств СНГ. Они содержат более подробные сведения об учитываемых объектах по сравнению с оперативно-справочными учетами27.

В криминалистической литературе обычно приводят следующий перечень объектов криминалистических и розыскных учетов28:

— лица, совершившие преступления небольшой, средней тяжести, а также тяжкие и особо тяжкие преступления с характерными способами их совершения (т. е. лица которым предъявлены обвинения в совершении указанных преступлений); подозреваемые в совершении преступлений, местонахождение которых неизвестно, но имеются сведения о их внешности, иных приметах;

— лица, объявленные в местный, федеральный, межгосударственный или международный розыск; лица, пропавшие без вести, а также неспособные по состоянию здоровья либо возрасту сообщить о себе необходимые данные, и лица, утратившие связь с близкими родственниками; неопознанные трупы;

— сведения об особо тяжких раскрытых и нераскрытых преступлениях, для которых характерны особые способы их совершения, либо имеющие межрегиональную направленность, или же входящие в серию преступлений;

— преступления, связанные с хищением ценностей из металлических и иных специальных хранилищ;

— транспортные средства, объявленные в розыск, а также указанные средства, принадлежность которых неизвестна;

— огнестрельное оружие, иное вооружение, которое было утрачено или обнаружено;

— огнестрельное оружие, находящееся у граждан либо организаций по разрешению органов внутренних дел;

— похищенные номерные вещи либо вещи, имеющие какие-либо особенности, по которым их можно опознать;

— похищенные или изъятые предметы, подпадающие под категорию вещей, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность;

— похищенные или изъятые документы, ценные бумаги, в том числе номерные бланки паспортно-визовых документов строгой отчетности, паспорта граждан России.

Функционирование криминалистических и розыскных учетов в информационных центрах осуществляется с помощью автоматизированных банков данных — АБД, специализированных автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС), действующих как в качестве локальных, так и являющихся составной частью интегрированного банка данных (ИБД).

Экспертно-криминалистические учеты, коллекции, картотеки и справочно-информационные фонды действуют в системе экспертно-криминалистических подразделений МВД. Они могут быть представлены как натурными объектами, так и их копиями (в виде фотоснимков, материалов видеозаписи, слепков, оттисков), а также другими источниками криминалистической информации.

Система экспертно-криминалистических учетов охватывает городские и районные органы внутренних дел УВД, УВДТ (ОВДТ), ГУВД, МВД, а также ГУ ЭКЦ МВД России.

Экспертно-криминалистические учеты, коллекции, картотеки и справочно-информационные фонды необходимы для рационального и эффективного функционирования деятельности экспертных служб. Данный вид учета для краткости называют и справочно-вспомогательным. В одной из первых работ, посвященных информационному обеспечению деятельности экспертных учреждений, Г. Л. Грановский отмечал, что оно необходимо как дополнительная научная и техническая информация, используемая при решении экспертных задач29.

В экспертных учреждениях Министерства юстиции РФ также ведутся различные коллекции, картотеки. Собираются и справочные материалы, которые необходимы в экспертной деятельности. Однако, задачи, стоящие перед экспертными службами этого министерств, имеют и определенные отличия от задач, стоящих перед ЭКП МВД РФ. По этой причине отлично и назначение использования коллекций, картотек и справочно-информационных фондов.

В работах криминалистов появился и новый термин «криминалистическая информатика»30. В настоящее время экспертно-криминалистические учеты представлены в виде коллекций, картотек и справочно-информационных фондов а так же информационных баз данных на электронных носителях. Систематизация информационных фондов справочного назначения строится по видам экспертиз, выполняемых в экспертно-криминалистических подразделениях МВД РФ и судебно-экспертных учреждениях Минюста России.

Приказом № 114 от 14 мая 2003 г. по Минюсту РФ «Об утверждении Перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации»31 установлен следующий перечень экспертиз, проводимых в этом ведомстве:

почерковедческие,

автороведческие,

технического исследования документов,

фототехнические,

портретные (идентификация человека по фотографическим изображениям),

трасологические;

видео- и звукозаписей,

оружия и следов выстрела,

маркировочных обозначений,

взрывотехнические и взрывотехнологические,

криминалистические экспертизы материалов, веществ и изделий,

почвоведческие,

биологические,

автотехнические,

пожарно-технические,

строительно-технические,

бухгалтерские,

финансово-экономические,

товароведческие,

психологические,

компьютерно-технические.

Исходя из особенностей работы эксперта в справочно-вспомогательных учетах преобладают натурные коллекции, поскольку собранные образцы содержат устойчивую (по времени) совокупность признаков. К тому же в силу своей наглядности эти признаки наиболее удобны для исследования. Г. Л. Грановский следующим образом характеризует преимущества натурных коллекций перед копиями в виде фотоснимков, материалов видеозаписи, изображений, изучаемых с помощью компьютерной техники, слепками и оттисками32:

1. Фотографические материалы не могут охватить все сведения об исследуемом объекте, необходимость в которых может возникнуть в процессе экспертного исследования.

2. Эксперту требуются не только сведения о свойствах исследуемого объекта. Во многих случаях ему нужно еще проверить вариационность этих свойств (признаков) в различных условиях взаимодействия, которые он воспроизводит, манипулируя с объектом в процессе экспертных экспериментов.

3. Экспертная деятельность состоит не только в использовании признаков (свойств), которые могут быть формализованы и описаны, но и в использовании связей (отношений) этих свойств. Эти связи могут быть в большинстве случаев выделены лишь при непосредственном изучении предмета.

4. В решении экспертных задач велика роль эвристических выводов и интуиции. Такие выводы часто основываются не на анализе отдельных признаков, а на совокупной их оценке. Подобная оценка возможна, если в поле зрения эксперта находится сам предмет, и он может выделить неожиданные свойства, их связи и пр.

Специально занимаясь проблемами создания и функционирования натурных коллекций в экспертных подразделениях и учреждениях правоохранительных органов России, В. Пахомов33, в частности, замечает о необходимости межведомственного согласования этих служб, ибо они в своей деятельности преследуют общие цели. По его мнению, назрела необходимость создания единой информационной базы; координирующим центром для местных коллекций может стать ЭКЦ МВД России. Целесообразно также издание специального бюллетеня, посвященного справочно-вспомогательному обеспечению судебных экспертиз. При формировании натурных коллекций надлежит прогнозировать появление новых объектов исследования, создав централизованную систему натурных коллекций в экспертных службах, активно используя для этой цели возможности компьютерных технологий.

Криминалистические учеты, ведущиеся в информационных центрах МВД, представляют собой информационно-поисковые системы оперативного назначения. На федеральном уровне они сосредоточены в Главном информационном центре МВД, на региональном — в информационных центрах ГУВД субъектов Российской Федерации.

Информационно-поисковые системы подразделяются на две группы34:

оперативно-справочные учеты;

оперативно-розыскные учеты.

Оперативно-справочные учеты предназначены для предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, путем подтверждения наличия (или отсутствия) сведений о привлечении лица к уголовной ответственности, судимости, реабилитации, времени и месте отбывания наказания; установления местонахождения разыскиваемых лиц; установления личности человека по неопознанным трупам и лиц, скрывающих анкетные данные; установления личности граждан, неспособных по состоянию здоровья или возрасту сообщить данные о своей личности.

Оперативно-справочные учеты реализованы в виде пофамильной (алфавитно-справочной) и дактилоскопической картотек. Учет осуществляется в отношении35:

а) граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства (далее — ЛБГ), подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления,, либо осужденных за совершение преступления; разыскиваемых лиц; лиц без определенного места пребывания или жительства, задержанных и доставленных в приемники-распределители органов внутренних дел, центры социальной реабилитации в соответствии с законодательными и иными нормативными правовыми актами;

б) граждан Российской Федерации, иностранных граждан и ЛБГ, подвергнутых административному аресту; совершивших административное правонарушение, если установить их личность иным способом невозможно;

в) иностранных граждан и ЛБГ, подлежащих выдворению (депортации) за пределы территории Российской Федерации;

г) граждан Российской Федерации, иностранных граждан и ЛБГ, не способных по состоянию здоровья или возрасту сообщить данные о своей личности, если установить указанные данные иным способом невозможно.

Оперативно-справочные учеты образованы следующими основными видами учетных документов36:

учетная алфавитная карточка формы № 1 на осужденного (арестованного);

дактилоскопическая карта;

розыскная карточка;

учетная алфавитная карточка формы № 1а на лицо без определенного места пребывания или жительства;

постановление органов дознания и предварительного следствия о прекращении уголовного дела, оправдательный приговор суда;

справка о результатах рассмотрения дела в суде.

В оперативно-справочных учетах сосредоточены: анкетные данные учитываемого лица; сведения о судимости (когда и каким судом был осужден, квалификация деяния, мера наказания), об изменении приговора, применении амнистии (помилования), месте и времени отбывания наказания, перемещениях осужденного, основаниях освобождения либо дате его смерти; номера прекращенных производством уголовных дел; нахождение в федеральном или межгосударственном розыске, основания, время и инициатор розыска; задержания (кем, когда, за что, принятые меры).

Для получения информации о проверяемых лицах следует обращаться к оперативно-справочным учетам информационного центра (ИЦ), где они постоянно проживали после достижения возраста, с которого в соответствии с законодательством установлена уголовная ответственность, а также по месту содержания под стражей или задержания, а о военнослужащих и лицах, служивших ранее в Вооруженных Силах Российской Федерации, кроме того, — по месту рождения.

Проверка по учетам Главного информационного центра производится только в тех случаях, когда лица не имели постоянного места жительства или часто его меняли, а также если результат проверки в региональном ИЦ отрицательный, но есть основания полагать, что они скрывают факты своих прежних судимостей.

Проверка осуществляется путем направления требований, списков лиц для проверки по учету ИЦ, дактилоскопических карт, телеграмм и шифр-телеграмм, мотивированных писем-запросов в произвольной форме.

Централизованные оперативно-розыскные учеты предназначены для оперативного информационного обслуживания раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, в том числе особо опасных (например, серийных межрегиональных и региональных).

Посредством обращения к учету можно получить следующие сведения: анкетные данные лица, интересы, навыки, наклонности, сведения о судимости и о местонахождении, дактоформулу, особенности внешности и поведения, особые приметы, способ и средства совершения преступления, предмет посягательства, дату совершения преступления и т.д.

Для учета лиц, совершивших преступления, и преступлений используется единая унифицированная информационно-поисковая карта (ИПК), порядок заполнения которой определяется инструктивно-методическими материалами. Она используется для постановки на учет, коррекции, составлении запросов при обращении пользователей к учету37.

Учет осуществляется совместно: Главным информационным центром МВД (информационная технология сбора и первичного контроля данных, ведение картотеки информационных карт на лиц); Экспертно-криминалистическим центром МВД (экспертно-криминалистический анализ данных и ответы на запросы, ведение картотеки информационных карт на преступления); Главным управлением уголовного розыска МВД России и Следственным комитетом при МВД России (организация отработки материалов на серийные хищения и преступников, в первую очередь при рецидиве преступлений и гастролеров, координация усилий МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации в этом направлении)38.

Централизованный учет лиц, объявленных в федеральный и межгосударственный розыск Учет предназначен для обеспечения мероприятий федерального розыска лиц, пропавших без вести или скрывающихся от правоохранительных органов Российской Федерации и зарубежных государств.

На учет берутся лица39:

обвиняемые, подсудимые и осужденные, скрывшиеся от дознания, следствия и суда;

совершившие побег из изоляторов временного содержания, из-под стражи (конвоя) полиции, из исправительных и воспитательных колоний, тюрем, следственных изоляторов;

уклоняющиеся от выплаты денежных сумм по искам граждан, предприятий и организаций, проживающие на территории Российской Федерации иностранные граждане и ЛБГ по видам на жительство, выбывшие с места жительства, но не зарегистрировавшиеся по новому месту жительства, по письменным обращениям родственников об их розыске (госдолжники, неплательщики алиментов);

пропавшие без вести, в том числе лица, утратившие связь с близкими родственниками, а также супруги, утратившие связь между собой;

иные категории лиц, определенные Инструкцией об организации розыскной работы органов внутренних дел, утвержденной приказом МВД России от 1993 г.

Учет лиц, объявленных в федеральный и межгосударственный розыск, содержит анкетные данные разыскиваемого, дактоформулу, его особые приметы и связи, номер и дату возбуждения уголовного дела, номер и дату заведения розыскного дела, сведения об инициаторе розыска и т.д.

2.2. Новые виды криминалистических учетов и возможности их использования в уголовно-исполнительных инспекциях

Законодательное регулирование деятельности в области баз генетических данных является насущной проблемой современного права. Такие базы данных  созданы в настоящее время уже более чем в 30 европейских странах, а также в целом ряде других стран мира – США, Новой Зеландии, Австралии и т.д. Сейчас, когда с момента начала функционирования первых баз генетических данных прошло уже более десяти лет40, опыт их использования в мире однозначно свидетельствует о том, что эффективность их для раскрытия и расследования преступлений исключительно высока. Эксперимент, в котором, по сути, участвовал почти весь мир, оказался чрезвычайно успешным: ожидания, связываемые с базами генетических данных, полностью оправдались. Что же касается прогнозов на будущее, то есть все основания полагать, что применение этих систем будет иметь еще большую отдачу.

Экспертное применение ДНК-идентификации началось в России во второй половине 1980-х годов. В настоящее время эта технология успешно используется в десятках лабораторий экспертно-криминалистической и судебно-медицинской служб. Что касается создания федеральной системы ДНК-регистрации, научные основы которой были разработаны в России еще в середине 1990-х годов, то ее практическая реализация, к сожалению, была отложена из-за отсутствия финансирования. Оснащение в последние годы экспертных подразделений автоматизированными системами ДНК-анализа создало, наконец, предпосылки для реализации данной программы. Это потребовало принятия нормативно-правовых актов, регулирующих соответствующую деятельность. Первым таким актом явился изданный в 2006 году приказ МВД РФ41, которым был введен учет данных ДНК биологических объектов - следов, изъятых с мест происшествий (неизвестных лиц), а также образцов тканей неопознанных трупов.

Законом введены два вида государственной геномной регистрации: добровольная и обязательная. Обязательной геномной регистрации подлежат: 1) лица, осужденные и отбывающие наказание в виде лишения свободы за совершение тяжких или особо тяжких преступлений, а также всех категорий преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности; 2) неустановленные лица, биологический материал которых изъят в ходе производства следственных действий; 3) неопознанные трупы. Остановимся на каждой из этих категорий.

Итак, к первой категории лиц, подлежащих геномной регистрации, закон отнес осужденных и отбывающих наказание в виде лишения свободы. Лица, у которых, в соответствии с законом, обязательно взятие образцов ДНК, являются основными «поставщиками» профилей ДНК42 для баз генетических данных во всех странах, в которых создаются подобные системы. Такие профили ДНК в национальных базах данных имеют наибольший удельный вес. Например, в Национальной базе данных Великобритании 4,7 млн. профилей ДНК приходится на генотипы осужденных и подозреваемых и лишь около 350 тыс. – на профили ДНК следов с мест происшествия43.

В Федеральном законе не содержится указаний относительно категорий преступлений, по которым разрешено изымать биологический материал в ходе следственных действий. Таким образом, круг таких преступлений не ограничен. Понятно, что изымать и, тем более, проводить генетический анализ следов по всем категориям преступлений, по крайней мере, на начальном этапе формирования базы данных, невозможно. Возникает вопрос, в связи с какими  преступлениями будут изыматься следы на практике. Поскольку, в соответствии с указанным выше приказом МВД, изъятию с мест происшествий подлежат биологические следы по преступлениям, предусмотренным статьями 105, 111 и главой 18 УК РФ, речь, по логике, идет об этих преступлениях.

В законе не указан круг следственных действий, в ходе которых может изыматься биологический материал для федеральной базы данных. Исходя из этого, его изъятие возможно не только при осмотре места происшествия, но и при любых иных следственных действиях – эксгумации (следы, оставленные на трупе или его упаковке преступником или его соучастниками), проверке показаний на месте, обыске и др.

Федеральным законом РФ указан срок хранения геномной информации  различных категорий лиц. В отношении лиц, подлежащих обязательной геномной регистрации, определено, что геномная информация осужденных и отбывающих наказание лиц должна храниться до установления факта смерти (при отсутствии сведений о смерти - до даты, когда данному лицу исполнилось бы 100 лет); неустановленных лиц, биологический материал которых изъят в ходе производства следственных действий, - 70 лет с момента получения генетической информации; неопознанных трупов - до установления личности (но не более 70 лет).

В законе не указано, подлежит ли изъятию из федеральной базы данных геномная информация лица, признанного невиновным. Такая ситуация оговорена в законодательствах целого ряда стран. В Норвегии и Венгрии из базы данных удаляются профили ДНК осужденных в случае оправдания данных лиц. В значительном числе стран (Австрии, Шотландии, Швейцарии, Греции, Эстонии) законодательно определено удаление профилей ДНК подозреваемых в случае признания их невиновными. Наиболее «жестким» в этом отношении законодательством является законодательство Великобритании, согласно которому в национальной базе данных разрешено оставлять без ограничения срока не только профили ДНК осужденных, но и профили ДНК подозреваемых, даже в случае признания их невиновными.    

Федеральным законом РФ критерии и порядок изъятия из банка ДНК биологического материала не регламентированы, указано только, что правила уничтожения биологического материала устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Еще одним важным вопросом, не нашедшим отражения в законе, является вопрос о механизме получения образцов у лиц, подлежащих обязательной геномной регистрации. Если обратиться к зарубежной практике, то существуют различные механизмы взятия образцов ДНК. Они могут также являться этапами. Осужденного (подозреваемого) могут вначале попросить предоставить образец  добровольно. Еще один механизм - выдача на взятие образца полицейского или судебного ордера; такой ордер может быть выдан либо сразу, либо после отказа предоставить образец добровольно. В случае же отказа предоставить образец могут последовать: а) осуждение, б) физическое принуждение дать образец, в) получение образца с предмета, на котором имеется биологический (клеточный) материал данного лица. Надо отметить, что осуждение за отказ предоставить образец не приводит к получению профиля ДНК и включению его в базу данных и, следовательно, не является логичной законодательной мерой44.

Требуют уточнения и целый ряд иных позиций, связанных с реализацией Федерального закона.

Центральным, ключевым положением закона является определение цели, с которой вводится государственная геномная регистрация. Такой целью, согласно статье 2, является идентификация личности человека. В законе указано, что «биологический материал, полученный при проведении геномной регистрации, должен использоваться только для целей, предусмотренных Федеральным законом и в порядке, установленном законодательством Российской Федерации». Это четко обозначает сферу разрешенного использования генетической информации, вносимой в базу данных, от иных возможных, но не регламентированных законом, сфер ее использования. Однако, ни законом, ни какими-либо дополнительными нормативно-правовыми актами не установлено, как, конкретно, будет осуществляться такое строго целенаправленное использование содержащейся в базе данных информации. В законе лишь указано, что «право на использование геномной информации имеют суды, органы предварительного следствия, органы дознания и органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность», декларировано наличие контроля и надзора за исполнением настоящего закона. Никаких конкретных правовых регламентаций по всем этим существенным позициям пока не существует. Представляется, что это является наиболее слабым местом правовой базы геномной регистрации.

Значительная вовлеченность, в перспективе, создаваемой в России системы геномной регистрации в процесс раскрытия и расследования преступлений, а следовательно, и в жизнь общества, предъявляет особые требования к правовому обеспечению этой деятельности, требуя тщательного правового регулирования и детальной проработки всех существенных позиций. Вовлеченность данной системы в жизнь общества обещает быть тем больше, что во всем мире четко прослеживается тенденция охвата геномной регистрацией все более и более широких контингентов населения.  

 

Как видно, вступивший в действие закон открывает огромные возможности для получения важнейшей криминалистически значимой информации. Возможность реализации закона будет определяться, прежде всего, тем уровнем финансового обеспечения, которая получит данная программа. Учитывая реалии современной экономической ситуации, эти перспективы не являются радужными. Для информации укажем, что, например, расходы на поддержание базы генетических данных Великобритании в 2008/2009 г.г. составили 4 290 500 фунтов стерлингов45, причем речь идет о расходах на поддержание уже созданной системы.    

Однако, вопросы финансового, материально-технического обеспечения не делают менее значимыми и другие аспекты реализации закона. Среди проблем первостепенной важности имеет дальнейшая разработка правового базиса системы государственной геномной регистрации, со всей полнотой охватывающего все наиболее существенные аспекты создания и функционирования системы геномной регистрации на практике. В данной работе рассмотрены только некоторые вопросы правового обеспечения, однако целый ряд их требует специального рассмотрения, например, проблема правых гарантий соблюдения прав личности при добровольной ДНК-регистрации,  которой мы здесь только коснулись. Отдельной проблемой является также разработка и внедрение организационно-исполнительных механизмов, надежно обеспечивающих правовые регламентации.

Таким образом, беспрецедентно расширяя возможности расследования, внедрение в жизнь общества системы геномной регистрации, в свою очередь, делает обязательным решение целого ряда серьезных проблем. Это необходимо не только для реализации огромного потенциала системы ДНК-регистрации, но и для достижения при ее использовании баланса между интересами уголовного правосудия и  правами личности.

2.3.Пути интеграции криминалистических учетов в деятельность уголовно-исполнительных инспекций

Преступность в современной России характеризуется ростом общественной опасности. Стабильно высокий уровень тяжких и особо тяжких преступлений во многом ослабляет деятельность учреждений и органов, исполняющих наказания. Согласно статистическим данным к 2012 г. численность осужденных к лишению свободы увеличилась более чем на 115 тыс. человек (+18,6 %). Количество осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления возросло вдвое и достигло к 2012 г. 80 % от общей численности лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы46.

Одним из важных решений по улучшению сложившейся ситуации, направленным на повышение эффективности деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания, коренную перестройку деятельности Федеральной службы исполнения наказаний, является внедрение в практику современных информационных технологий47.

Ученые в проводимых исследованиях справедливо отмечают, что успешная реализация Федеральной службой исполнения наказаний технической политики информатизации возможна только при условии изучения программных продуктов и современных технических возможностей, а также обобщении передового опыта аналогичных подразделений иных правоохранительных органов России и зарубежных стран. Мы разделяем мнение Р. А. Усманова в том, что перед отечественной правовой наукой стоит важная задача, заключающаяся в совершенствовании существующих и разработке новых теоретических подходов к решению проблем в сфере деятельности правоохранительных органов, связанной с раскрытием и расследованием преступлений.

Только быстрое освоение и внедрение в практическую деятельность правоохранительных органов современных научных достижений позволит успешнее противостоять угрожающему валу преступности48.

В этой связи заслуживает внимания Программа МВД России «Создание единой информационно-телекоммуникационной системы органов внутренних дел»49. В рамках её реализации осуществляются последовательные шаги по созданию единого информационного пространства на базе  интеграции информационных ресурсов регионального и федерального уровней, публичных и специальных федеральных информационно-телекоммуникационных  систем. Стратегической целью внедрения информационных технологий Интерпола в деятельность правоохранительных органов России является достижение эффективного и безопасного обмена информацией в интересах раскрытия и предупреждения преступлений, и в первую очередь самых разрушительных, таких как терроризм, незаконный оборот наркотических средств, экономические преступления, криминальная сексуальная эксплуатация и торговля людьми. Исходя из этого, большой практический интерес для российских правоохранительных органов представляет сопряжение Единой информационно-телекоммуникационной системы МВД России и информационных систем Интерпола.

Неотъемлемой частью совершенствования информационного обеспечения и повышения эффективности сотрудничества с правоохранительными органами иностранных государств по линии Интерпола является выработанная технология и порядок информационного взаимодействия систем Интерпола 1-24/7 и ЕИТКС ОВД50.

В настоящее время это один из важнейших шагов по внедрению современных высоких технологий в правоохранительную деятельность. Исходя из этого, НЦБ Интерпола при МВД России выходит за рамки узковедомственной системы и предоставляет прямой доступ правоохранительным органам Российской Федерации к основным базам данных Генерального секретариата Интерпола: «Физические лица», «Похищенные/утраченные документы, удостоверяющие личность», «Похищенные автомототранспортные средства». Пользователями таких баз данных могут стать правоохранительные и государственные органы (ФСБ России, Генеральная прокуратура Российской Федерации, ФСИН России, ФТС России, ФСКН России), прошедшие несложную процедуру авторизации. Таким образом, на нормативной основе созданы необходимые условия для успешного использования международно-правового института Интерпола по оперативному получению информации на качественно новом, более высоком уровне аналитиками и оперативными сотрудниками уголовно-исполнительной системы. Технология информационного обмена Генерального секретариата Интерпола и устанавливаемых в заинтересованных подразделениях мобильных сетевых устройств не требует особых финансовых затрат и осуществляется путем переноса файлов с помощью внешнего файлового накопителя без сетевого соединения названных систем (посредством сети «Интернет»).

Преступность постоянно развивается, становится все более организованной, мобильной, технически оснащенной. Потребности в совершенствовании деятельности правоохранительных органов растут пропорционально преступным угрозам обществу и государству.

Уголовно-исполнительная система является одним из важнейших социально-правовых институтов государства. Содействие правоохранительным органам в раскрытии преступлений является одной из основных задач учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, предусмотренных уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации. Вопросы взаимодействия в борьбе с преступностью, её организованными проявлениями, противодействия терроризму и незаконному обороту наркотиков стоят в числе приоритетных направлений деятельности подразделений мест лишения свободы51.

Пенитенциарные учреждения, несомненно, являются уникальным источником для сбора сведений оперативного характера в отношении лиц, представляющих наиболее опасную потенциальную угрозу. Мы разделяем мнение ученых-криминологов о том, что замкнутая среда позволяет собрать наиболее полную первичную информацию о личности преступника, причинах и условиях совершения преступлений . По сути, места лишения свободы представляют собой уникальный научно-исследовательский институт, в рамках которого должны и могут проводиться исследования в различных аспектах, в том числе криминалистическом. Конечной целью изучения преступности как системы является разработка эффективной системы превентивных мер. Мы полагаем целесообразным выделить следующие категории осужденных, подлежащих обязательной регистрации. В данном случае возможный рецидив преступлений выступает в качестве основного критерия регистрации.

Во-первых, это лица, осужденные за преступления террористического характера и экстремистской направленности, представляющие наиболее опасную потенциальную угрозу международного характера. Сотрудниками уголовно-исполнительной системы проводится активная работа по получению информации о готовящихся террористических актах, участниках незаконных вооруженных формирований, их пособниках, а также незаконном обороте оружия и взрывчатых веществ. С нашей точки зрения, недооценивать экстремистские и террористические организации, которые привлекаются к уголовной ответственности и находятся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, нельзя хотя бы потому, что они представляют собой сплоченные группы, объединившиеся в процессе совершенных преступлений. Таким образом, использование регистрационных учетов Интерпола с целью выявления их возможной причастности к международным террористическим и экстремистским организациям отвечает современным потребностям и представляется необходимым.

Во-вторых, подлежат обязательной регистрации лидеры уголовно-преступной среды, организаторы и участники незаконных вооруженных формирований, «воры в законе», преступные авторитеты. По мнению исследователей, за этими категориями осужденных требуется осуществлять тщательный и системный контроль. Оперативными подразделениями исправительных учреждений с присущей только им компетенцией и в соответствии с ведомственными нормативными правовыми актами посредством проведения негласной оперативно-розыскной деятельности ведется сбор, накопление и хранение информации как гласного, так и негласного характера. Их специфика определена кругом решаемых задач целевого назначения и тесно связана с деятельностью по предотвращению преступлений. Данные сведения накапливаются в федеральной базе научно-исследовательского института информационных и производственных технологий ФСИН России, часть из них содержится в главном информационно-аналитическом центре МВД России. Однако такие учеты носят узковедомственный характер и не отвечают реалиям действительности. Обеспечить практическую реализацию своих достижений - общая задача всех наук, в том числе криминалистики.

В-третьих, с целью раскрытия наиболее тяжких или серийных преступлений, профилактики и предупреждения преступных действий особо опасной категории преступников мы выделяем категорию лиц, совершивших преступления против личности: половой неприкосновенности несовершеннолетних, причастных к торговле людьми, сексуальной эксплуатации и незаконному обороту наркотиков.

Во всех странах, по мнению ученых, существует закономерность: чем большая часть населения проходит через места лишения свободы, тем выше преступность. Лица, отбывшие срок наказания, составляют обширные резервы преступности.В целях оптимизации противодействия данному криминальному явлению и разработки эффективных, законодательно обеспеченных, взаимосвязанных мер по предупреждению постпенитенциарного рецидива в указанные данные должны входить сведения, касающиеся личности преступника: клички, особые приметы, привычки (особый способ гасить сигарету), характеристики «почерка преступления», дактилокарты, профили ДНК, черты его характера (особая жестокость, наличие профессиональных либо преступных умений и навыков), информация об их криминальной активности и т. д. Здесь уместным представляется изучение наработанного регистрационного опыта в системе Интерпола, внедрение его в практику в соответствии с общепринятыми и действующими международными стандартами.

Реализация данного проекта потребует проведения опытно-конструкторских работ по созданию типовых программных компонентов для международного и регионального уровней.

Для полноценного функционирования планируемых к разработке программных компонентов всем субъектам учета потребуется привести  базы данных к единому цифровому формату, который будет   определен всеми субъектами  взаимодействия.

Решение указанных вопросов выходит за пределы специальных знаний криминалистов и, по нашему мнению, может быть осуществлено в рамках комплексного подхода при условиях строжайшего соблюдения всех требований по обеспечению информационной безопасности, решения вопросов правового, технического и организационного плана. Безусловно, инициатива, формирование предложений должны исходить от уголовно-исполнительной системы. Оптимальным решением считаем проведение научной дискуссии и выработку научно обоснованной системы эффективного внедрения в практику современных достижений в сфере высоких технологий с привлечением широкого круга специалистов.

Обобщая вышеизложенное, необходимо отметить следующее. Преступность, являясь феноменом, присущим любому государству, представляет собой общесоциальную проблему, решение которой зависит как от конкретных мер, принимаемых государством и обществом в целом, так и от поиска путей повышения эффективности противодействия, выработки инновационных приемов и методов деятельности уголовно-исполнительных учреждений по предупреждению и раскрытию преступлений. Изучение структуры, динамики и основных современных тенденций пенитенциарной преступности диктует необходимость разработки эффективных, законодательно обеспеченных, взаимосвязанных мер по предупреждению преступлений в целом и позволяют говорить об актуальности изучения, комплексного анализа и ис пользования накопленного в системе Интерпола теоретического и практического опыта борьбы с преступностью. Принципиально важным для решения насущных задач уголовно-исполнительной системы мы полагаем внедрение в практику информационно-коммуникационных систем новейшего поколения, использование в аналитико-прогностической деятельности действующей в странах - членах Интерпола системы «I-Link», а также использование прямого доступа к регистрационным ресурсам Интерпола.

Возможность дальнейшего роста криминальных проявлений предполагает пути совершенствования деятельности оперативных подразделений уголовно-исполнительной системы. С целью раскрытия наиболее тяжких или серийных преступлений, профилактики и предупреждения преступных действий особо опасной категории преступников полагаем целесообразным создание базы данных криминалистической регистрации особо опасной категории преступников. Обязательному учету должны подлежать лица, осужденные за преступления террористического характера и экстремистской направленности, лидеры уголовно-преступной среды, организаторы и участники незаконных вооруженных формирований, лица, занимающие высшее положение в преступной иерархии, лидеры преступных групп, лица, причастные к торговле людьми, сексуальной эксплуатации и незаконному обороту наркотиков, допустившие особо опасный рецидив преступлений. И, наконец, еще одним немаловажным аспектом совершенствования эффективности борьбы с пенитенциарной преступностью выступает повышение результативности розыска осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания или совершивших побег из мест лишения свободы. Являясь собственником созданных учетов, полагаем необходимым передачу части сведений гласного характера о криминально значимых свойствах наиболее опасных категорий преступников в информационные банки данных Интерпола.

 

Заключение

Проведенное комплексное исследование современного состояния возможности использования достижений криминалистики  в деятельности уголовно-исполнительных инспекций позволяет сформулировать следующие основные выводы:

Правовую базу организации и деятельности уголовно-исполнительных инспекций составляют УИК Российской Федерации, УК Российской Федерации, УПК Российской Федерации (в части исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста), другие федеральные законы (например, Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»), акты Правительства Российской Федерации, основным из которых является Положение об уголовно-исполнительных инспекциях, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июня 1997 г. № 729 с дальнейшими изменениями, нормативно-правовые акты Министерства юстиции Российской Федерации и правовые акты ФСИН России. Особенностью правового регулирования организации и деятельности уголовно-исполнительных инспекций по сравнению с другими подразделениями, входящими в систему ФСИН России, является то, что значительная часть этих вопросов регулируется актами Правительства Российской Федерации, что обусловлено в свою очередь особым статусом уголовно-исполнительных инспекций в системе ФСИН России как исполняющих наказания и меры уголовно-правового характера, не связанные с изоляцией от общества, значение которых в условиях продолжающейся гуманизации уголовной политики постоянно увеличивается.

с целью обеспечения эффективного контроля за поведением условно осужденных налицо необходимость не только диагностики личностных свойств каждого из указанных лиц, но и привлечение психолога к ее проведению. При тесном взаимодействии с психологом сотрудники уголовно-исполнительных инспекций будут располагать весьма значимой по объему и характеру информацией, касающейся особенностей личности осужденного

В настоящее время, на наш взгляд, можно выделить два основных направления развития информационного обеспечения деятельности УИИ. Первое – информационно-техническое обеспечение – заключается в оснащении УИИ ФСИН России компьютерной техникой, позволяющей не только осуществлять обработку информации, но и обмен такой информацией. В данном направлении, безусловно, значимую роль будет играть развитие информационно-телекоммуникационной ведомственной сети.

Необходимо расширять возможности внедрения в деятельность УИИ системы геномной регистрации, в свою очередь, делает обязательным решение целого ряда серьезных проблем. Это необходимо не только для реализации огромного потенциала системы ДНК-регистрации, но и для достижения при ее использовании целого ряда целей, стоящими перед УИИ по предупреждению преступлений.

С целью раскрытия наиболее тяжких или серийных преступлений, профилактики и предупреждения преступных действий особо опасной категории преступников полагаем целесообразным создание базы данных криминалистической регистрации особо опасной категории преступников. Обязательному учету должны подлежать лица, осужденные за преступления террористического характера и экстремистской направленности, лидеры уголовно-преступной среды, организаторы и участники незаконных вооруженных формирований, лица, занимающие высшее положение в преступной иерархии, лидеры преступных групп, лица, причастные к торговле людьми, сексуальной эксплуатации и незаконному обороту наркотиков, допустившие особо опасный рецидив преступлений.

Еще  одним немаловажным аспектом совершенствования эффективности борьбы с пенитенциарной преступностью выступает повышение результативности розыска осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания или совершивших побег из мест лишения свободы.

Существуют, достаточно результативные и работоспособные поисковые системы (например, поисковая система подозреваемых, обвиняемых  осужденных «Паноптикум» и др.) на настоящий момент обладают широкими функциональными возможностями. Однако наличие неподключенных к системе УИИ (учреждений) и отсутствие надлежащего контроля за актуальностью баз данных не позволяет эксплуатировать систему в полном объеме.

Имеющиеся  недостатки в формировании подразделениями ФСИН России централизованных пофамильного и дактилоскопического оперативно-справочных учетов значительно снижают эффективность использования дактилоскопического учета в раскрытии и расследовании преступлений, а несоответствие сведений в представляемых учетных и корректирующих документах существенно затрудняют, а порой делают невозможной идентификацию личности проверяемого по оперативно-справочным учетам.

Список используемой литературы

Нормативно-правовые акты:

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Собрание законодательства. – 2009. – № 4. – Ст.445.

Федеральный закон от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 28.06.2009) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 23. – Ст.2291.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 (в ред. Федерального закона от 30.04.2010) Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст.4921.

Уголовный Кодекс РФ от 13 июня 1996 № 63-ФЗ (в ред. Федерального закона от 06.05.2010) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст.2954.

Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 2 августа 1995 № 144-ФЗ (в ред. Федерального закона от 26.12.2008) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 33. – Ст.3349.

Федеральный Закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации» от 27 июля 2006 № 149-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 31. – Ст.3448.

Федеральный Закон «О содержании под стражей подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 № 103-ФЗ (в ред. Федерального закона от 27.09.2009) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 29. – Ст.2759.

Федеральный Закон «Об оружии» от 13 декабря1996 № 150-ФЗ (в ред. Федерального закона от 29.03.2010) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 51. – Ст.5681.

Федеральный Закон «О государственной дактилоскопической регистрации и Российской Федерации» от 25 июля 1998 № 128-ФЗ (в ред. Федерального закона от 30.12.2008) // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 31. – Ст.3806.

Федеральный Закон «О государственной тайне» от 21 июля 1993 № 5485-1 (в ред. Федерального закона от 18.07.2009) // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 41. – С.8220-8235.

Федеральный Закон РФ «О Государственной границе Российской Федерации» от 01 апреля 1993 № 4730-1 (в ред. Федерального закона от 30.12.2008) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 17. – Ст.594.

Указ Президента РФ «Об утверждении Концепции национальной безопасности Российской Федерации» от 17 декабря 1997 № 1300 (в ред. Указа президента от 10.01.2000) // Российская газета. – 1997. – № 247

Указ Президента РФ «Об участии Российской Федерации в деятельности Международной организации уголовной полиции — Интерпола» от 30 июля 1996 № 1113 // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 32. – Ст.3895

Постановление Правительства РФ «О национальном центральном бюро Интерпола» от 14 октября 1996 № 1190 (в ред. Постановления правительства от 29.05.2006) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 43 – Ст.4916.

Приказ МВД России от 10 февраля 2006 № 70 «Об организации использования экспертное криминалистических учетов органов внутренних дел Российской Федерации» // Сборник приказов МВД России, признанных не нуждающимися в государственной регистрации 2005 - 2007 гг. – М., – 2007.

Приказ МВД России от 09 июля 2007 № 612 «Об утверждении Наставления по формированию и ведению централизованных и оперативно-справочных, криминалистических и розыскных учетов органов внутренних дел Российской Федерации» (Текст приказа официально опубликован не был).

Приказ МВД РФ № 786, Минюста РФ № 310, ФСБ РФ № 470, ФСО РФ № 454, ФСКН РФ № 333, ФТС РФ 971 от 06 октября 2006 (ред. Приказа от 22.09.2009) «Об утверждении Инструкции по организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2006. – № 47.

Приказ МВД России от 10 февраля 2006 № 70 «Об организации использования экспертно-криминалистических учетов органов внутренних дел Российской Федерации» // Сборник приказов МВД России, признанных не нуждающимися в государственной регистрации 2005 - 2007 гг. (Бюллетень текущего законодательства). М. 2007.

Приказ МВД России от 10 февраля 2006 № 70 «Об утверждении Наставления по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, криминалистических и розыскных учетов органов внутренних дел Российской Федерации» (Текст приказа официально опубликован не был).

Приказ МВД России от 1 июня 1993 № 261. «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения органов внутренних дел» (Текст приказа официально опубликован не был).

Приказ МВД России, МЧС России, Минобороны России, МНС России, Минюста России, ГТК России, СВР России, ФСВТ России, ФСЖВ России, ФМС России, ФСБ России, ФСНП России, ФСО России, ФПС России, ФАПСИ от 17 ноября 1999 г. № 643/531/549/АП-3-24/364/331/786/82/112/363/96/423/413/357/620/189 «Об утверждении Положения о порядке формирования и ведения информационного массива, создаваемого в процессе проведения государственной дактилоскопической регистрации» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2000. – № 4.

Приказ ФСКН России от 21 июня 2006 № 215 «Об утверждении Инструкции по формированию и использованию криминалистических учетов, картотек и коллекций» (Текст приказа официально опубликован не был).

Приказ МВД РФ от 29 июня 2005 № 511 «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел российской федерации» (Текст приказа официально опубликован не был).

Приказ МВД РФ от 1 июня 1993 № 261 «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения органов внутренних дел» (Текст приказа официально опубликован не был).

Приказ Министерства юстиции РФ от 14 мая 2003 № 114 «Об утверждении Перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации» // Российская газета. – 2003. – №. 104.

Учебная, научная литература

Аленин А.П. Криминалистические учеты органов внутренних дел: учеб. пособие. – Омск., – 2008. – С.87.

Аминев Ф.Г. Комплексное использование экспертно-криминалистических учетов в информационном обеспечении расследования и раскрытия преступлений. Автореф. дис... канд. юрид. наук – Уфа., – 2001. – С.19.

Антонов В. П., Балашов Д. Н. Криминалистическая техника. – М., – 2002. – С.408-414.

Афанасьев В.Г. Социальная информация и управление обществом. – М., – 1975. – С.190.

Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 2. Частные криминалистические теории. – М., 1997. – С.175

Белкин Р.С. Криминалистика. – М., – 1969. – С. 350.

Беляков А.А. Криминалистическая регистрация. – Ростов н/Д., – 2006. – С.88.

Важенин Ю.М. Методические рекомендации по информатике и вычислительной техники. – Свердловск., – 1986. – С.4.

Возгрин И.А. Некоторые вопросы теории и практики криминалистического учета. Вопросы теории и практики борьбы с преступностью – М., – 1972. – С.4.

Волынский А.Ф. Криминалистическая техника. – М., 2009. – С.325.

Волынский Л.Ф., Россинская Е.Р. Криминалистическая регистрация. – М., – 1992. – С.65.

Волынский А.Ф., Лавров В.П. Криминалистика. – М., – 2008. – С.103-126,335

Волынский В.А., Удовиченко М.А. Организация и тактика использования результатов ОРД в расследовании преступлений. – М., – 1999. – С.25.

Гусев А.В. О потенциальном доказательственном значении информации, содержащейся в экспертно-криминалистических учетах органов внутренних дел // Вестник криминалистики. – 2008. – № 4. - С. 43 –47

Горбачев И. В. Теоретические и организационно-технические вопросы информационного обеспечения судебно-баллистических экспертиз. Автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., – 1987.

Грановский Г. Я О научных принципах формирования натурных трассологических коллекций. Экспертная практика и новые методы исследования // Экспресс-информация. – 1980. – №. 19. – С.15-16.

Грановский Г. Л. О теоретических основах экспертной информатики. Проблемы информационного и математического обеспечения экспертных исследований в целях решения задач судебной экспертизы // Тезисы докладов и сообщений на всесоюзной научно-практической конференции. – М., – 1983. – С. 19.

Девиков Е.И., Зуев Е.И., Ищенко Е.П. Криминалистическая регистрация. – М., – 1992. – С.6

Демина Р.Е. Проблемы криминалистической регистрации и ее использования в расследовании преступлений. Автореф. дис... канд. юрид. наук. – Саратов., – 2001. – С. 18.

Есин С.Н., Эндреев М.М. Современные системы регистрации граждан и возможности их использования в раскрытии и расследовании преступлений // Вестник криминалистики. – 2008. – № 3 (27) – С.92.

Жаров С.Н. История становления регистрации преступников в России // Оперативник (сыщик). – 2007. – № 4(13). – С.8.

Зерном Т.М. Опыт применения научно-технических средств при расследовании умышленных убийств. // Расследование убийств в зарубежных странах: Сборник статей. – М., – 1991. – С.41.

Ищенко Е.Л., Депиков Е.И. Уголовная регистрация: Учебное пособие. – Омск., – 1986. – С. 56.

Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ. – 1994. – № 11. – С.55-56.

Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ. – 1993. – №4. – С.6-7.

Колотушкин С.М. Перспективы развития криминалистической регистрации на основе информационно-коммуникационных технологий // «Черные дыры» в российском законодательстве – 2007. – № 1. – С.56.

Колосович С.А., Зайцева Е. А. Уголовный процесс. – Волгоград., – 2002. – С.124.

Корниенко Н.А. Российские и международные криминалистические учеты. – Санкт-Петербург., 2004. – С.10.

Краткий философский словарь. Под ред. Д.И. Алексеева. – М., – 1997. – С. 279.

Кудрявцев В.П. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования: Учебное пособие. – М., – 1998. – С.33.

Криминалистика. Курс лекций. Автор: Россинская Е. Р., Норма – 2010.

Криминалистика: техника, тактика и методика расследования преступлений: научно-практичекое пособие.  Автор: Бастрыкин А. И., Юридический центр Пресс – 2010.

Митричев С.П., Шаламова М.Л. Криминалистика. – М., – 1966. – С.231.

Назаркин Е. В. Использование учетов органов внутренних дел при раскрытии и расследовании квартирных краж. – Рязань. – 2003. – С31.

Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. – М., – 1999. – С.345.

Основы экспертной деятельности. Учебное пособие. Автор: Нестеров А. В., Издательский дом ГУ ВШЭ - 2009.

Пантелеев И.Ф., Селиванов. Н.А. Криминалистика. – Челябинск, – 1991. – С.54.

Пахомов А.В. Коллекции правоохранительных органов России. – М., – 2001. – С.9.

Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. – М., – 1980. – С.85.

Практическое руководство по производству судебных экспертиз для экспертов и специалистов. Научно-практическое пособие. Автор: Аверьянова Т. В., Статкус В. Ф., отв. ред., Юрайт-Издат – 2011.

Сокол В.Ю. Растровый розыск преступников в Германии // Юристъ-Правоведъ. – 2009. – №4 (35). – С.109.

Тюхтин В.С. Диалектика познания сложных систем. – М., – 1983. – С.32.

Черенков А. М. Возможности определения особенностей характера человека по признакам почерка // Экспертная практика. – 1995. – № 37. – С.38-39.

Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Проблемы. Прикладные аспекты. – М., – 2000. – С.57.

Яблоков Н.П. Криминалистика. – М., – 1995. – С.348-359.

Яковец Е.Н. Регистрационное бюро как основа полицейского сыска в России// Оперативник (сыщик). – 2008. – №1 (14). – С.5-6.

Якимов И.Н. Криминалистика. – М., – 2003. – С. 271.

1 Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 25. - Ст. 2947.

2 Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 2. - Ст. 199.

3 Собрание законодательства Российской Федерации. - 1999. - № 10.- Ст. 1228.

4 Собрание законодательства Российской Федерации - 2010. - №. 14.- Ст. 1655

5 Собрание законодательства Российской Федерации. - 1999. - № 26.- Ст. 3177.

6 Собрание законодательства Российской Федерации. - 2000. - № 8.- Ст. 966.

7 Собрание законодательства Российской Федерации. - 2010. - № 14.- Ст. 1663.

8 Собрание законодательства Российской Федерации. - 2011. - № 22.- Ст. 3222.

9 Собрание законодательства Российской Федерации. - 2004. - № 42.- Ст. 4108.

10 Российская газета. - 2009. - 14 августа.

11 Российская газета. - 2010. - 27 октября.

12 Пионтковский А. А. Избранные труды. Т. 1. - Казань: Изд-во Казанского университета, 2004.с.301.

13 Лист Ф. Задачи уголовной политики. Преступление как социально-патологическое явление. - М.: ИНФРА-М, 2004. С. 37.

14 Гета М.Р. Пробация и ее перспективы в уголовном праве Республики Казахстан: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2000. С.8.

15 Уголовное уложение, высочайше утвержденное 22 марта 1903 года. СПб: Издание Государственной канцелярии 1903. С.14

16 Азарян Е.Р. Преступление. Наказание. Правопорядок. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С.178.

17 Энциклопедия уголовного права / отв. ред. В. Б. Малинин. Т. 9. Назначение наказания. - СПб.: Изд-во профессора Малинина, 2008. С.729.

18 Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 25. - Ст. 2947; 2012. - № 18. - Ст. 2224.

19 Основные показатели деятельности уголовно-исполнительной системы ФСИН России за январь-декабрь 2011 года: Информационно-аналитический сборник. - Тверь: ФКУ НИИИТ ФСИН России, 2012. С.151.

20 Смирнова И.Н. Методологические, организационные и правовые основы деятельности уголовно-исполнительной системы в сфере исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества: дис. ... д-ра юрид. наук. - Псков, 2010. С.187.

21 Российская газета. - 2009. - 14 августа.

22 Репкина Я. С. Программа психолого-социального сопровождения осужденных в УИИ // Психологическое обеспечение уголовно-исполнительных инспекций: сб. материалов проблемного семинара. - М.: НИИ ФСИН России, 2007. - С. 47-50.

23 Бережнова Н. Д. Совершенствование системы управления психологическими психологическими службами Федеральной службы исполнения наказания России // Административное и муниципальное право. - 2011. - № 5. - С. 49-51.

24 Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ. – 1994. – № 11. – С.55-56.

25 Приказ МВД России от 1 июня 1993 № 261. «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения органов внутренних дел» (Текст приказа официально опубликован не был).

26 Приказ МВД России, МЧС России, Минобороны России, МНС России, Минюста России, ГТК России, СВР России, ФСВТ России, ФСЖВ России, ФМС России, ФСБ России, ФСНП России, ФСО России, ФПС России, ФАПСИ от 17 ноября 1999 г. № 643/531/549/АП-3-24/364/331/786/82/112/363/96/423/413/357/620/189 «Об утверждении Положения о порядке формирования и ведения информационного массива, создаваемого в процессе проведения государственной дактилоскопической регистрации» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2000. – № 4.

27Корниенко Н.А. Российские и международные криминалистические учеты. – СПб., 2004. – С. 187

28Антонов В. П., Балашов Д. Н. Криминалистическая техника. – М., 2002. – С.408-414.

29Грановский Г. Л. О теоретических основах экспертной информатики. Проблемы информационного и математического обеспечения экспертных исследований в целях решения задач судебной экспертизы // Тезисы докладов и сообщений на всесоюзной научно-практической конференции. – М., 1983. – С. 19.

30       Горбачев И. В. Теоретические и организационно-технические вопросы информационного обеспечения судебно-баллистических экспертиз. Автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., 1987.

31  Приказ Министерства юстиции РФ от 14 мая 2003 № 114 «Об утверждении Перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации» // Российская газета. – 2003. – №. 104.

32Грановский Г. Я О научных принципах формирования натурных трассологических коллекций. Экспертная практика и новые методы исследования // Экспресс-информация. – 1980. – №. 19. – С.15-16.

33Грановский Г. Я О научных принципах формирования натурных трассологических коллекций. Экспертная практика и новые методы исследования // Экспресс-информация. – 1980. – №. 19. – С.126-129.

34 Демина Р.Е. Проблемы криминалистической регистрации и ее использования в расследовании преступлений. Автореф. дис... канд. юрид. наук. – Саратов., 2001. – С. 18.

35 Аминев Ф.Г. Комплексное использование экспертно-криминалистических учетов в информационном обеспечении расследования и раскрытия преступлений. Автореф. дис... канд. юрид. наук – Уфа., 2001. – С.19.

36Корниенко Н.А. Российские и международные криминалистические учеты. – СПб., 2004. – С.195.

37 Корниенко Н.А. Российские и международные криминалистические учеты. – СПб., 2004. – С.218.

38Беляков А.А. Криминалистическая регистрация. – Ростов н/Д., 2006. – С.88.

39Беляков А.А. Криминалистическая регистрация. – Ростов н/Д., 2006. – С.106.

40 Первая в мире база данных была создана в Великобритании в 1995 году; в 1997-1998 годах начали создаваться базы данных в других европейских странах - Австрии, Нидерландах, Норвегии, Германии, Бельгии и т.д. База данных США CODIS (Combined DNA Index System) была введена в действие в 1998 году (пилотный проект начался в 1990 году).

41 Приказ МВД от 10.02.2006 г. № 70 «Об организации использования экспертно-криминалистических учетов органов внутренних дел Российской Федерации».

42 Генетическая информация хранится в базе данных в виде генетических профилей (профилей ДНК), отображающих определенные, исследуемые в целях криминалистической регистрации участки (локусы) ДНК соответствующих лиц. Генетические профили представлены в базе данных в сигнальной форме, а также в виде буквенно-цифровых характеристик.

43 Перепечина И.О.  Федеральный закон «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации»: правовые и криминалистические аспекты.Вестник криминалистики, 2010.  – Вып. 1 (33). – С. 16-22.  

44Перепечина И.О.  Федеральный закон «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации»: правовые и криминалистические аспекты.Вестник криминалистики, 2010.  – Вып. 1 (33). – С. 16-22.  


.


 

45

46 Официальная статистика ФСИН России.

47 Социально-демографическая характеристика осужденных (по материалам исследований ФКУ ФСИН России 2009-2010 гг.) // Материалы переписки Краснодарского филиала ВЮИ ФСИН России с органами системы ФСИН России от 14 января 2010 г. Д. 13/2.

48 Усманов Р. А. Информационные основы предварительного расследования. Челябинск, 2006. С. 3.

49 Об утверждении новой редакции Программы МВД России «Создание единой информационно-телекоммуникационной системы органов внутренних дел» : приказ МВД России от 20 мая 2008 г. № 435. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

50 Об утверждении Инструкции о технологии и порядке информационного взаимодействия систем Интерпола 1-24/7 и ЕИТКС ОВД : приказ МВД России от 1 июля 2009 г. № 497. Документ опубликован не был.

51 Доклад «О состоянии уголовно-исполнительной системы Российской Федерации». С. 45-46.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

62777. Перенос слов 15.6 KB
  Совершенствование умения выполнять звуко-буквенный анализ слова 3. Развитие умения слышать и видеть в словах опасные места орфограмму. Назовите буквы алфавита с которых не начинаются слова Мягкий знак твердый знак ы.
62778. Правила переноса слов 14.71 KB
  Актуализация изученного Прочитайте слова на доске Сосна ванна майка объявил Объясните орфограммы объясняют О ком эта загадка читает загадку о собаке Это о собаке Напишу слово собака на строке продолжает запись.
62779. Второстепенные члены предложения. Обстоятельства и дополнения 23.58 KB
  Давайте запишем это слово проговаривая его по слогам а говори вслух. Давайте придумаем предложение с этим словом. Дети говорят свои варианты У: Давайте запишем такие предложения...
62780. Главные члены двусоставного предложения. Подлежащее 16.34 KB
  Целеполагание. Определяют учащиеся, опираясь на тему урока. Работа со словарным словом: рябина. Устная проверка домашнего задания. Прочесть вслух 2–3 сочинения-описания архитектурного памятника по желанию учащихся.
62781. Правописание разделительного Ь в словах 25.01 KB
  Я буду задавать вам трудные вопросы и хочу услышать от вас умные четкие ответы.Я раздаю вам тесты вы отвечаете на них выбрав из предложенных правильный ответ. Отмечаются верные ответы.
62782. Состав слова. Обобщающий урок 16.84 KB
  Чтобы дать командам названия ответьте на вопросы: Какие части слова знаете Что такое приставка Что такое корень Что такое суффикс Что такое окончание Итак название 1 команды корень 2 суффикс 3 окончание. 1 команда: лечить лечение лекарство лекарь.
62783. Наблюдаем за изменениями слов 18.28 KB
  Задачи: Образовательная: познакомить с изменением названий предметов по числам; Развивающая: развивать умение громко рассуждать и доказывать; Воспитывающая: воспитывать интерес любовь и уважение к родному языку.
62784. Протест против «футлярной жизни» в «маленькой трилогии» А.П.Чехова 15.92 KB
  Оборудование: Портрет Чехова с надписью Его врагом была пошлость. Чехова не всегда легко понять если не помнишь жизненной позиции писателя который был строг прежде всего к себе. Горького горячее желание видеть людей простыми красивыми и гармоничными...