6426

Сборник статей профессора Р. Л. Лившица

Книга

Политология и государственное регулирование

Край восхода на закате 1991: четыре пятилетки Ельцина–Путина К чему привела власть рынка на российском Дальнем Востоке Дальний Восток России - гигантский регион, имеющий огромное значение для нашей страны. С одной стороны, на его...

Русский

2013-01-04

381 KB

7 чел.

Край восхода на закате

1991–2011: четыре пятилетки Ельцина–Путина

К чему привела власть рынка на российском Дальнем Востоке

Дальний Восток России – гигантский регион, имеющий огромное значение для нашей страны. С одной стороны, на его территории расположены колоссальные запасы полезных ископаемых и иных природных богатств. С другой – его население весьма малочисленно. Еще в императорской России началось активное освоение огромной слабозаселенной территории. С большими трудностями и издержками, с огромным напряжением сил Россия утверждалась на Дальнем Востоке. Строились города, заводы, дороги, распахивались земли, множилось и закреплялось на новых местах население.

Эпоха созидания

Гигантский труд преобразований был совершен при большевиках. Они жили в реальном мире, и им не надо было объяснять, что наш Дальний Восток – лакомый кусок для милитаристской Японии. Вдохновленные идеей укрепления могущества социалистической родины, советские люди под руководством коммунистической партии действовали напористо, с размахом, претерпевая тяжелые лишения и преодолевая немыслимые трудности. При этом в дело освоения Дальнего Востока был привнесен принципиально новый элемент – план. Уже в предвоенные годы большевикам удалось многого добиться.

Конечно, люди, именующие себя либералами, сразу же затянут свой плач о том, что цена этого успеха была непомерно велика, начнут стенать о «жертвах ГУЛАГа», а некоторые, навсегда застрявшие в шестидесятых, вспомнят и о «слезинке ребенка». Но те, кто живут в реальном мире, прекрасно понимают: вопрос о цене успеха актуален лишь тогда, когда успех – есть. Политика – занятие предельно конкретное: либо ты побеждаешь, либо тебя побеждают.

Первый план развития Дальневосточного края был создан к октябрю 1927 года, а некоторое время спустя он официально принимается на IX Дальневосточной конференции ВКП(б) (февраль 1929 г.) и на III Дальневосточном съезде советов (март того же года). Потом этот план, в соответствии с общим курсом на индустриализацию страны, был пересмотрен в сторону увеличения контрольных цифр.

С самого начала сталинской индустриализации Дальний Восток рассматривался не как сырьевая периферия страны, а как полноценный элемент индустриального комплекса Советского Союза. Уже за первые три года пятилетки на Дальнем Востоке было построено 87 предприятий: машиностроительные, нефтеперерабатывающие, цементные заводы, предприятия пищевой промышленности. В 1928–1932 гг. многое было сделано для создания энергетической базы дальневосточной индустрии. В Приморье вводятся в строй мощные по тем временам угольные шахты, в Амурской области – Райчихинский угольный разрез. В итоге за годы первой пятилетки добыча угля возросла вдвое. Еще более быстрыми темпами развивалась нефтяная промышленность. Так, если в 1928 году было

добыто всего лишь 300 тонн нефти, то уже в 1932-м – 190 тысяч тонн. Несомненный прогресс наблюдался в промышленности лесозаготовок. Отрасль переходила от кустарных методов заготовки леса к индустриальным.

По сути заново формировалась рыбная промышленность. Дальний Восток приобретал значение рыбного цеха всей страны. Рыболовный флот оснащался современными судами, строились консервные заводы и жестяно-баночные предприятия. Внедрялся траловый лов, шло освоение новых промысловых районов, стремительно росла добыча рыбы. Советский Союз существенно укрепил свои позиции на мировом рынке рыбных и крабовых консервов. В 1931 году на мировом рынке за счет их экспорта удалось выручить 20 млн золотых рублей, что составило ни много ни мало 2/3 всего советского экспорта.

Активно велась геологоразведка недр Дальнего Востока. Была произведена реконструкция базы золотодобычи, в первую очередь в районе Колымы. Сформировался морской и речной флот и, соответственно, объем грузовых и пассажирских перевозок.

В ходе второй пятилетки курс на ускоренное развитие традиционных отраслей народного хозяйства был продолжен, но вместе с тем

создаются и новые отрасли индустрии – судостроительная, авторемонтная, нефтеперерабатывающая, химическая. Рост нефте- и угледобычи, создание новых мощностей по производству электроэнергии позволили подвести под экономику края надежную энергетическую базу. За 4 года (1933–1936) суммарная мощность электростанций поднялась с 29,2 тыс. кВт до 97,8 тыс. кВт, а производство электроэнергии увеличилось в три с лишним раза.

Вошли в строй новые заводы в Хабаровске и Николаевске-на-Амуре, среди болот и тайги был построен город юности – Комсомольск-на-Амуре. В нем с нуля возвели два мощных завода – судостроительный и авиастроительный. Было проведено техническое перевооружение рыбной отрасли промышленности. Дальний Восток превратился в ведущий район страны по добыче и переработке рыбы. Быстрыми темпами развивалась лесная промышленность. Создавались леспромхозы и лесопильные заводы; бурный рост строительства потребовал создания собственной индустрии стройматериалов: цемента, кирпича, извести и т.п. Были открыты регулярные воздушные рейсы между Москвой и Хабаровском, Москвой и Владивостоком. Появилось местное авиасообщение.

В третью пятилетку темпы созидания были еще выше: строились новые шахты, вводились в строй новые мощности по добыче и переработке нефти, была создана собственная металлургическая промышленность в Комсомольске-на-Амуре, введены в строй новые рудники, на которых добывались полиметаллические руды, быстрыми темпами росла добыча золота. Продолжилось развитие строительной индустрии.

Привлеченные открывающимися перспективами, на Дальний Восток переселялись люди из центральных и западных областей страны. Население края быстро росло. По имеющимся данным, в предвоенные годы на Дальний Восток ежегодно прибывало по 150 тысяч рабочих.

Как хорошо известно, не все работники оказывались на Дальнем Востоке добровольно, часть рабочей силы была доставлена сюда принудительно. Антисоветчики, акцентируя внимание на этом никем не скрываемом факте, утверждают, будто подобные методы освоения необжитых территорий – исключительное изобретение советской власти, выражающие ее сущность. Антисоветчики, по своему обыкновению, лгут. Принудительный труд для освоения новых территорий широко использовался и в царские времена. Пример тому – Сахалин. Поинтересуйтесь также историей Австралии. Великобритания долгое время ссылала туда людей, преступивших закон. Именно они-то и основали современное государство на австралийском континенте.

Задачи чрезвычайной трудности требуют использования чрезвычайных методов. Потом, когда необходимость применения экстраординарных мер отпала, система вошла в стационарный режим, позволяющий решать возникающие проблемы без чрезвычайщины. На Советском Дальнем Востоке такое время наступило после войны в 50-е годы.

Три предвоенных (сталинских) пятилетки – это период мощного и стремительного мобилизационного рывка. Время созидания, время творчества. Громадный регион был вовлечен в орбиту хозяйственного, культурного, экономического, технического развития страны. Как итог – непрерывный рост населения Дальнего Востока. За период с 1926 по 1939 гг. оно возросло почти в два раза.

Конечно, оставалось еще много нерешенных проблем. Дальневосточный регион, при всем его впечатляющем прогрессе, все равно оставался окраиной страны не только в географическом, но и в социально-экономическом смысле. Однако не будем терять чувства реальности: за три пятилетки превратить тундрово-таежную глухомань в обжитой край невозможно. Ведь и то, что было сделано, находится на грани человеческих возможностей. В предвоенные годы Советская власть сумела преодолеть цивилизационный разрыв между Центром и дальневосточной окраиной, создав тем самым основательные предпосылки для дальнейшего прогресса.

Они были реализованы в послевоенные годы. Когда завершилось восстановление народного хозяйства, страна получила возможность развивать свой Дальний Восток ускоренными темпами. Особенно большое значение в этом смысле имеет строительство Байкало-Амурской магистрали. БАМ – это вклад в будущее. Магистраль проложена по территории, где находится целое созвездие месторождений полезных ископаемых мирового уровня. Когда истощатся минерально-сырьевые ресурсы Урала и Западной Сибири, эти месторождения могут обеспечить народное хозяйство страны на многие десятилетия и даже века.

«Переходный период» к… опустошению

Когда националистические элиты разодрали Советский Союз на части и был свернут советский проект, развитие Дальнего Востока потекло по иному руслу. Изменился тип общества, сменились общественные приоритеты. Социалистическую плановую экономику ликвидировали как «неэффективную», на ее месте должна была возникнуть, согласно теории либерализма, эффективная рыночная экономика. Вот уже 20 лет над Россией «сияет» солнце свободы, она «возвратилась в лоно мировой цивилизации» и уверенной поступью движется по магистрали прогресса. Как много она достигла за этот срок? Насколько превзошла советский проект?

Четыре реформаторских пятилетки четко разделяются на два периода. Почти вся первая половина срока – время хаоса и развала, время стремительного падения всех экономических показателей.

Объем промышленного производства снизился в 2,4 раза, численность занятых – на 62,4%. Объем производства товаров легкой промышленности уменьшился в 22 раза, объем производства строительных материалов – в 9,6 раза, в химической и нефтехимической промышленности – в 6,4 раза, в машиностроении – в 6,2 раза, в лесной – в 4,5 раза, в черной металлургии – в 2,8 раза.

По отдельным позициям: объем лесозаготовок снизился в 3,4 раза, выпуск картона – в 6 раз, целлюлозы и бумаги, древесных плит – в 20–40 раз. Клееную фанеру и технологическую щепу перестали производить вообще. Добыча золота сократилась почти в три раза, улов рыбы – более чем вдвое. Тяжелейший удар был нанесен по машиностроению. Объем производства горно-шахтного и рыбоперерабатывающего оборудования сократился в десятки раз. На грань физического уничтожения были поставлены судостроительные и судоремонтные заводы.

В особенно трудном положении оказались предприятия оборонно-промышленного комплекса. У Советского Союза были потенциальные противники, поэтому на производство современной военной техники и вооружений средства всегда находились. У «вставшей на путь демократического развития» Российской Федерации врагов нет – одни друзья и союзники. И потому оборонный заказ резко сокращается, предприятиям ВПК предоставлена возможность выживать в бурном море рынка самостоятельно. Производство военных самолетов для внутренних нужд прекращается, строительство подводных лодок – тоже.

Существенно (на 22 %) уменьшается производство электроэнергии, на 41 % упала добыча, на 46 % сократился объем переработки

нефти.

Более чем вдвое уменьшились посевы сельскохозяйственных культур. Исключение составили площади, занятые под овощи и картофель. Они возросли за счет личных подсобных хозяйств. Народ, почувствовав приближение больших бед, стал искать спасение на своих придомных сотках.

Сильнейший удар был нанесен по животноводству. Поголовье крупного рогатого скота сократилось в два раза, свиней – на 70 %. Уменьшилось и поголовье птицы. В итоге потребление наиболее ценных продуктов животного происхождения населением снизилось: молока на 60 %, мяса – более чем на треть, яиц – в 2 раза. (И это средние цифры, не учитывающие перепотребления появившегося в результате реформ слоя «новых русских».)

Естественно, население, лишенное жизненных перспектив, а то и просто средств к существованию, хлынуло с Дальнего Востока. За первые десять лет гайдаро-чубайсовских реформ оно сократилось на 16 процентов, причем отток с Севера был значительно выше, чем из южных районов региона. Новая жизненная среда (точнее, среда, несовместимая с жизнью) в значительной мере отбила у женщин охоту рожать детей. Если в 1991 году на 1000 населения родилось 13,7 детей, то в 1999 – всего лишь 9,9. Суммарный коэффициент рождаемости (среднее число детей, рожденных женщиной за свою жизнь) при минимально необходимом для простого воспроизводства значении 2,15 упал до 1,4 и даже ниже. Сократилась средняя продолжительность жизни, в особенности мужчин.

Либеральные экономисты полагали, что все эти негативные процессы и явления – «временные трудности переходного периода», который должен закончиться становлением новой системы. А вот эта система, согласно их представлениям, обязательно раскрепостит созидательные силы рынка, даст новый толчок экономическому прогрессу. Но когда осела пыль от шоковой терапии и проступили контуры новой экономики, стало ясно, что перед нами – не здоровое, способное к плодотворному развитию создание, а какой-то уродец – хилый и нежизнеспособный. Экономического расцвета не случилось. Более того, рынок оказал крайне угнетающе воздействие как раз на те очаги высоких технологий, что были сформированы при Советской власти.

В условиях рынка изменилась сама цель экономической деятельности. Не удовлетворение потребностей народного хозяйства в продукции определенного вида и качества, а извлечение прибыли – вот единственный стимул капиталиста.

Так, лесная промышленность удержалась на плаву благодаря экспорту древесины, главным образом в Японию. Рыбная промышленность переориентировалась практически целиком на экспорт. Вместе с тем обнаружился и никем не прогнозируемый эффект: у отрасли появилась гигантская тень в виде криминального бизнеса, с которым государство справиться никак не может (и, по-видимому, и не хочет).

Особенно тяжело пришлось машиностроению. Система, успешно работавшая в советские времена, оказалась неспособной к полноценному функционированию в новых условиях. Судостроение и судоремонт пробавляются случайными, как правило мелкими, заказами; производимая местной судостроительной промышленностью продукция не в состоянии выдержать конкуренцию с японскими, корейскими и китайскими судами. Вовсе увяло и авиастроение. В сочинениях прорежимных экономистов большие надежды возлагаются на проект Суперджет-100, но этот оптимизм, по меньшей мере, преждевременен.

Если же говорить обобщенно, то экономика российского Дальнего Востока приобрела отчетливый сырьевой профиль. Специфика ситуации, в сравнении с общероссийской, состоит, пожалуй, только в том, что регион выступает в качестве сырьевого придатка не столько Запада, сколько Японии и Китая.

Серьезные трудности испытывает и топливно-энергетический комплекс Дальнего Востока. Что касается сельского хозяйства, то его положение ничуть не улучшилось и в период так называемого восстановления, т.е. после 1999 г. Более того, по некоторым показателям оно стало еще хуже.

КАК ВСЕ это сказалось на демографических показателях? Увы, и здесь нет оснований для оптимизма. Численность населения региона продолжает уменьшаться. По данным последней переписи, на всем Дальнем Востоке России проживает 6,4 миллиона человек, что на 2,3 миллиона меньше, чем в 1990 г., когда был достигнут исторический максимум. Население продолжает стареть, смертность устойчиво превышает рождаемость. (За исключением Республики Саха (Якутии) и Чукотского автономного округа, которые погоды не делают.)

Если вдуматься, это и есть самый главный и неоспоримый итог рыночно-демократических реформ на Дальнем Востоке: здесь созданы условия, несовместимые с жизнью. Никаких предпосылок, для того чтобы переломить ситуацию, не просматривается. Проблема не может быть решена ни в результате саморазвития дальневосточного социума, ни за счет России в целом. Во всех других регионах картина отличается от дальневосточной в деталях, а не по сути. Везде технологическая деградация, хозяйственная разруха и демографическая катастрофа. Социалистическая плановая экономика обеспечивала непрерывный технический и экономический прогресс и демографическое благополучие. Брошенный в пучину рыночной стихии Дальний Восток долго продержаться на плаву не в состоянии.

Могут возразить, что существует целый ряд масштабных идей, реализация которых способна вытянуть весь регион, поднять его на новый уровень развития. Да, такие проекты существуют. Например, идея построить скоростную железную дорогу от Южно-Сахалинска до БАМа с прокладкой туннеля по дну Татарского пролива. Эту дорогу можно было бы соединить мостом через пролив с Японией, что в принципе открывает перспективу создания Трансевразийской скоростной железной дороги до Лондона. В этом случае время в пути от Токио до Лондона составляло бы не более двух суток. Понятно, что затраты на такой проект потребовались бы громадные, понятно также, что он окупится лет этак через тридцать после окончания строительства. Спрашивается, где тот «эффективный собственник», который согласится ждать несколько десятилетий, пока его вложения начнут давать прибыль?

Что все это означает с точки зрения исторической перспективы? Да только то, что при сохранении существующего социально-экономического строя потеря Россией Дальнего Востока – вопрос лишь времени. Фактическая утрата территории на первых порах может и не быть оформлена юридически. Лишь потом, когда изменения приобретут необратимый характер, встанет вопрос о приведении юридического положения вещей в соответствие с реальным. Проблема не столько в том, что мы окружены сильными и динамично развивающимися соседями – Японией, Республикой Кореей, Китаем, сколько в том, что Россия год от года слабеет.

Ирония истории состоит в том, что большевики, преисполненные пафоса переустройства мира на антибуржуазных началах, твердой ногой встали при Тихом океане и тем самым продолжили дело, начатое царями. А вот нынешние властители, которые позиционируют себя как исторические преемники буржуазного реформатора Петра Столыпина, как сторонники «великой России», фактически проматывают доставшееся им наследство.

Конфликт не местного значения

В Комсомольске-на-Амуре разворачивается социальная драма, грозящая перерасти в трагедию. В события непосредственно вовлечено несколько сот человек. С одной стороны это администрация города, с другой – работники рынка в районе площади Металлургов: более двухсот предпринимателей, продавцы, обслуживающий персонал.  Рынок расположен исключительно удачно: на пересечении основных транспортных потоков города.

Торговля ведется из неотапливаемых киосков, лишь часть киосков имеет систему местного подогрева. (Хотел было написать, что продавцы работают в спартанских условиях, но вовремя одумался. Нет, конечно, эти условия нельзя назвать спартанскими, ибо в Греции не бывает тридцатиградусных морозов. У нас же они – дело вполне обычное.) Экономя на комфорте и качестве сервиса, предприниматели обеспечивают относительную дешевизну товаров. Цены на рынке на 5, 10, 20 и более процентов ниже, чем в других торговых точках города. Для беднейшей части населения это имеет совершенно неоценимое значение. Когда человек получает сорок тысяч рублей в месяц, он может не обращать внимания на такую разницу в цене товаров первой необходимости. Однако для одинокой пенсионерки, которая вынуждена выживать на свою шикарную пенсию в три с половиной тысячи рублей, вопрос стоит иначе.  Тысячи и тысячи людей в Комсомольске находятся на тонкой грани, отделяющей  полуголодное существование от абсолютного голода, и рынок на площади Металлургов дает им возможность не переступить эту грань. Совершенно закономерно поэтому, что бедняки каждый день со всех концов города съезжаются на площадь Металлургов, где они могут сэкономить копейки, столь необходимые им для спасения от полной нищеты. Большой оборот, естественно, увеличивает прибыли, что позволяет предпринимателям и дальше сохранять политику низких цен.

Казалось бы, польза обоюдная.  С одной стороны, рынок обеспечивает определенную социальную поддержку людям, которых официальная статистика стыдливо именует малоимущими, с другой – дает возможность честного заработка для нескольких сотен человек.

И вдруг…  На часть предпринимателей начинается мощное давление с целью заставить их в кратчайший срок убраться рынка.  Причем крайне трудно понять, от кого исходит инициатива. Администрация города делает вид, что она к делу не имеет ни малейшего отношения.  Внешне дело выглядит так, что весь вопрос упирается в позицию Роспотребнадзора, который не удовлетворен соблюдением на рынке санитарных норм. В течение двенадцати лет, что существует рынок, претензий по этой части не было, но внезапно они появились.  С какой это стати?

Поневоле возникает предположение, что кому-то из наших весьма небедных сограждан приглянулся лакомый кусок городской территории, расположенный столь удачно. Но это всего лишь предположение, которое ни подтвердить, ни опровергнуть невозможно.

Предприниматели, надо отдать им должное, не стали покорно склонять свои выи. Они стали бороться за свои права. Как в таких случаях ведет себя умная и ответственная власть? Она стремится не доводить дело до открытого противостояния, уладить конфликт, найти компромисс. Но городская власть, увы, выбрала совершенно иную линию поведения. Она довела людей до того, что им пришлось прибегнуть к крайней форме протеста –  голодовке. Ситуация с каждым днем ухудшается. Люди  не принимают пищи со 2 апреля, двоим пришлось прекратить голодовку, поскольку возникла непосредственная угроза жизни. Каждый день с голодающими случаются обмороки, их самочувствие продолжает ухудшаться… А единственная инстанция, которая могла бы разрешить конфликт – администрация Комсомольска-на-Амуре – созерцает конфликт с поистине философским  спокойствием, как будто речь идет не о судьбах живых людей, а об извержении вулкана на Марсе.  Должен же мэр города В.П.Михалев понимать, что если взрослые и вменяемые люди, прекрасно отдающие себе отчет в том, какой вред своему здоровью они наносят голодовкой, все-таки пошли на этот шаг, то это значит, что они доведены до точки, до предела, до отчаяния.  Как можно с таким каменным равнодушием взирать на страдания своих сограждан!?

Начиная борьбу за свои законные права, предприниматели обращались в самые разные инстанции, пытались найти поддержку у правящей партии, которая будто бы отстаивает интересы мелких и средних предпринимателей. И повсюду их встретили с ледяным безразличием. Ах, ваша инициатива не нравится высокому начальству? В таком случае нас не интересуют ваши проблемы.

И лишь в городской организации КПРФ предприниматели нашли сочувствие и поддержку. Только у коммунистов они нашли понимание. Ситуация просто фантасмагорическая.

Предпринимателя гонит родная буржуазная власть и поддерживает политическая партия, выступающая за свержение капитализма.

В чем дело? Почему дело обстоит именно так, а не иначе?

Конфликт в Комсомольске-на-Амуре, конечно, является по своим масштабам локальным. Но он открывает краешек истинной картины современного российского общества. И она ничего общего не имеет с той благостной идиллией, которая рисуется агитпропом правящего режима.

Официальная пропаганда изображает Россию страной, которая успешно преодолела хаос переходного периода и вступила в фазу исторического подъема. И благодарный народ отвечает на мудрую политику Путина и «Единой России» тем, что все более активно от выборов к выборам голосует за власть. В действительности итоги выборов отражают не мнение народа о власти, а то, в какой степени государственный аппарат овладел искусством получения  нужных результатов. А степень эта воистину высока. Успех на выборах партии власти гарантирован при любых реальных результатах правления.

Создав столь совершенный механизм обеспечения своего господства, режим может высокомерно игнорировать интересы простых людей. Оно и понятно: если у тебя нет хотя бы десятка миллионов долларов, ты ни на что не влияешь и от тебя ничего не зависит. Именно отношение к народу как к электоральному быдлу отчетливо проявляется в конфликтах, подобных тому, что имеет место в Комсомольске.

И лишь коммунисты не считают такое положение вещей нормальным. В современной России единственные последовательные борцы за демократию – коммунисты. Только они не смирились с тотальным засильем бюрократии, с чиновничьим произволом и мздоимством, с наглым попранием элементарных демократических свобод. Только они являются последовательными борцами за права простых людей.

Предприниматели на собственном опыте убедились, что это именно так. Конфликтный потенциал в российском обществе исключительно высок. И по мере того, как станут вспыхивать все новые и новые очаги конфликтов, охватывая все более широкие социальные слои, авторитет коммунистов в обществе будет расти. И когда дело дойдет до революционной ситуации (а оно непременно до этого дойдет, власть своей близорукой  политикой очень тому способствует), именно КПРФ возглавит грядущую революцию.

Ну, очень льготные условия

Согласитесь, что жизнь сейчас у нас очень интересная. Не то, что во времена застоя! О чем тогда нам рассказывали по телевизору? Да все об одном и том же: там-то построили новый завод, в другом месте наладили производство нового вида продукции, пустили еще одну линию троллейбуса или трамвая, ввели в строй столько-то тысяч квадратных метров жилья, и т.п. Скучища! Тоска зеленая. Сейчас на нас каждый день обрушивают новости иного рода: про пожары, наводнения, катастрофы всех видов, заказные убийства, теракты и даже, как в Нальчике, про целые сражения вооруженных формирований с органами власти. От таких новостей в сон не потянет. Но грешен человек, хочется ему время от времени какое-нибудь менее острое блюдо, желает он услышать что-нибудь вливающее покой в истерзанную душу. И вот не так давно сие свершилось! Явился перед всем россиянским народом сам Владимир Владимирович Путин и поведал дорогим своим согражданам о том, что власть решила заняться решением социальных проблем. Этой новости, по правде говоря, дорогие россияне заждались, было бы приятней услышать ее лет этак десять-двенадцать назад, но не будем судить слишком строго. Лучше поздно, чем никогда.

Одна из самых острых проблем – жилищная. Когда наша страна была «погружена во мрак тоталитаризма», в ней велось интенсивное жилищное строительство. Непременным признаком любого мегаполиса, любого города, городишки или рабочего поселка был лес строительных кранов. Жилые дома росли повсеместно, как грибы после теплого июльского дождика. Трудящиеся с большой охотой вселялись в новые квартиры, которые хоть и не соответствовали европейским стандартам, зато не стоили ни копейки. Конечно, государству они обходились недешево, но рядовые граждане получали их совершенно бесплатно.

Но вот рассеялся тот самый мрак, и над новой Россией взошло солнце свободы. Лес строительных кранов под этим солнцем куда-то исчез, как тонкий ледок на мартовских лужах. Остались лишь остовы недостроенных при «проклятых коммуняках» зданий. Да, в очереди за квартирой стоять теперь не надо. Плати деньги – и въезжай хоть пятикомнатную квартиру, хоть в отдельный дворец, хоть в виллу на Майами-бич. Только вот с дензнаками у большинства населения серьезная напряженка. Чтобы Роман Аркадьевич мог приобрести себе еще один «Боинг» за сто миллионов долларов, требуется ограбить сто тысяч человек на тысячу долларов каждого. А кроме г-на Абрамовича есть еще мистер Вексельберг, большой любитель пасхальных яиц работы Фаберже. Удовлетворение эстетических потребностей упомянутого мистера возможно лишь при условии изъятия из карманов дорогих сограждан еще многих сотен миллионов долларов. Обитают, кроме того, в России такие гении менеджмента, как Дерипаска, Авен, Брынцалов и им подобные. Чтобы орду этих паразитов ублажить, никаких денег не хватит. В демократической республике бублик достался именно им, остальным же, как и положено при «рыночной экономике», - дырка от бублика.

В итоге школьный учитель, в советское ранее твердо знавший, что через несколько лет стояния в очереди он получит квартиру, достаточную для более-менее комфортной жизни его самого и его семьи, теперь вынужден оставаться там, где его застало лихолетье реформ: в общежитии, в квартире родителей и – если уж сильно повезло – в своей старой «хрущобе».

Судя по благостному выражению лица г-на Путина, изволившего осчастливить народ честью своего общения по телевизору, до власти дошло, наконец, что терпение людей имеет свой предел, что надо что-то делать. Поступиться святостью рыночных принципов (т.е. свободой грабежа народа со стороны абрамовичей и вексельбергов) власть не может. Но и ждать, когда доведенное до отчаяния население выйдет на улицы, тоже не хочется. И вот чей-то могучий интеллект из среды правящей бюрократии родил гениальную идею: ПРОДАВАТЬ ЖИЛЬЕ, но НА ЛЬГОТНЫХ УСЛОВИЯХ.

Каковы эти условия, граждане могут оценить на таком реальном примере.

Итак, лет примерно 15 назад в Комсомольске-на-Амуре было прекращено строительство жилого дома по улице Пионерской. По проекту он должен был быть девятиэтажным, но успели построить только шесть этажей одной секции да пять этажей двух других. Причины прекращения строительства понятны. Гигантская инфляция, специально развязанная Гайдаром, чтобы потом будущие олигархи могли за бесценок скупить народное достояние, съела оборотные средства строительной организации, возводившей дом. Все эти годы недостроенное здание, открытое всем дождям, июльской жаре и январским морозам, как выразительный памятник эпохи Большого Хапка. И вот сейчас у городских властей дошли, наконец, до этого дома руки. К возведенным этажам прилепили крышу, поставили сантехнику, вставили двери и рамы, покрасили, побелили – и работа завершена. Аккурат напротив городского СИЗО засиял свежей краской новый жилой дом, ожидая своих жильцов. В белой облицовочке, хорошенький такой. Стать счастливым владельцем квартиры несложно: требуется только выложить некоторую сумму. Какую? О, совсем пустячную. За двухкомнатную квартиру нужно отдать всего-то навсего один миллион двести двадцать семь тысяч рублей. Налетай, подешевело!

Поскольку городские власти чрезвычайно озабочены состоянием образования в городе, целых семь квартир выделено для продажи только работникам образования. Для учителей предоставлена специальная льгота: беспроцентный кредит. Надо внести каких-то жалкие триста семь тысяч рублей в качестве первого взноса, а оставшуюся сумму выплачивать равными долями в течение пяти лет. Получается, таким образом, 15330 рублей в месяц.

Не правда ли, какие привлекательные условия?! В особенности для учителя, типичный заработок которого составляет 5-6 тысяч рублей. (При прожиточном минимуме, равном для взрослого человека 4 тысячам.) А ведь у некоторых (представьте себе) имеются еще и дети. Есть и такие, которые вынуждены помогать своим престарелым родителям, получающим от ельцинско-путинского государства свою роскошную пенсию в 2-3 тысячи.

Но не надо падать духом, господа учителя. У каждого есть теперь шанс стать повысить свой доход. Наш президент пообещал внедрить новшество: премии для 10 тысяч лучших учителей страны в размере 100 тысяч рублей каждому. Достаточно получить такую премию в течение 13 лет подряд – и ключи от квартиры в вашем кармане.

На это вы можете возразить, что верблюду в игольное ушко пролезть все-таки легче, чем выполнить такое условие. Пожалуй, в этом возражении есть резон. Тогда я предлагаю путь, доступный каждому. Это путь всемерной экономии. Проанализируйте свои траты, избавьтесь от лишнего. Прежде всего, следует отказаться от излишеств в питании. Всякое там мясо, масло, молоко, творог, кефир и прочие деликатесы удалите из своего рациона. Чтобы жить, достаточно одного хлеба и картошки. Последнюю надо варить в мундире, ведь именно такой способ приготовления обеспечивает наивысший коэффициент полезного использования. Гурманы могут добавить к меню рис. Это не очень вредит делу экономии. Газет вы, конечно, не выписываете, тут возможности для проявления бережливости отсутствуют. Но ведь телевизор у вас дома наверняка есть. Его надо непременно продать. Денег выручите немного, но зато какая экономия на электричестве! Кстати, об электричестве. Прорва электроэнергии требуется для стиральной машины. Долой и ее! Холодильник – излишняя роскошь. Да и для хранения хлеба и картошки он вовсе не нужен. Если вы еще не избавились от вредной привычки покупать книги, то сделайте это хотя бы сейчас.

Критически оглядите свой гардероб. В нем явно много лишнего. Ограничьте свои чрезмерные потребности. Зимой – телогрейка, валенки и ватные брюки; спортивный костюм из синтетики да банные тапочки летом. Такой должна быть экипировка истинно бережливого человека. (Забудьте, кстати, о носках. Носки – тоже буржуазная роскошь.)

И тогда вы сумеете откладывать каждый месяц по целой тысяче рублей на покупку квартиры! Но ведь и это не предел!

У меня есть подозрение, что спать вы привыкли на постельном белье. Зачем такой гедонизм, такое сибаритство? Спите, как древние спартанцы, без всяких там простыней, пододеяльников, наволочек. (Приятно ведь ощущать себя древним спартанцем, не правда ли?) Отпадет нужда в стирке, тем более что от стиральной машины вы уже к тому времени избавитесь. Отсутствие постельного белья позволяет радикально решить проблему его глаженья. А это опять экономия! А если оставить дома две-три лампочки по 15 ватт каждая, то тогда экономия еще более возрастет. В результате вы сможете откладывать ежемесячно еще по двести рублей.

Что же получается в итоге? Итак, нужно накопить миллион двести двадцать семь тысяч. Следуя принципам малой экономии, вы сумеете, как уже сказано, сберегать по тысяче рублей в месяц. Миллион двести двадцать семь тысяч делим на тысячу, получаем 1227 месяцев, т.е. сто два года и три месяца. Именно столько нужно копить, чтобы заиметь сумму, достаточную для покупки вожделенной квартиры. Получается, таким образом, что если вы начнете откладывать деньги на квартиру в возрасте тридцать лет, то в момент ее покупки вам стукнет 132 годочка. Согласитесь, несколько поздновато. Но за счет усиленной экономии этот срок можно сократить. Ту же исходную сумму (1миллион 227 тысяч) делим на 1200, получается 1022 с половиной месяца, то есть 85 лет, два месяца и две недели. Следовательно, при тех же условиях вы сможете справить новоселье уже не на сто тридцать третьем, а всего лишь на сто шестнадцатом году жизни. Впрочем, можно и раньше. Если сразу заплатить какие-то триста с небольшим тысяч, то можно стать обладателем квартиры немедленно. При первом варианте (малая экономия) вы сумеете добиться своего всего лишь через 25 лет, а вот если вы ступите на путь великой экономии и не свернете с него, то и того быстрей – за каких-то 21 год! (Правда, встает вопрос о том, как платить потом, откуда взять оставшиеся 900 тысяч, но не забивайте себе голову разной чепухой, решайте проблемы по мере их поступления.) Так что у вас, дорогие педагоги, есть повод для оптимизма! И вообще. Где вы найдете еще такую гуманную власть, которая заботилась бы о своем народе так трепетно и самоотверженно?! Давала бы ему возможность решить жилищную проблему на столь льготных условиях? И одновременно создавала при этом мощные стимулы жить долго-долго?!

И все-таки дерзну высказать одно небольшое критическое замечание. Российское славное чиновничество недостаточно адекватно оценивает богатейшие возможности, таящиеся в провозглашенном Путиным повороте государства в сторону решения социальных вопросов. Нет, оно, чиновничество, правильно фиксирует тот факт, что государственная политика побуждает рядовых сограждан длить свое существование до мыслимого предела и даже за него, создает у населения соответствующие стимулы. Но чиновники не вполне отдают себе отчет в том, что облагодетельствованное население ждет не дождется, когда же эта власть, наконец, ПРИКАЖЕТ. В смысле прикажет долго жить. У меня такое мнение, что ее об этом надо убедительно попросить. И как можно скорей. Кто за?

 

Пятый пункт

О национальном вопросе в современной России

«Места порядочных российских патриотов заняли инородцы (азербайджанцы, армяне, евреи и пр., у которых есть своя страна и своя родина, которые тут в командировке на заработках) или их прислужники».

«Проблему с евреями […] безусловно нужно решать. И решается она просто и законно: в устоявшемся государстве устанавливается закон о пропорциональном представительстве каждой нации, например, в органах государства, правительстве, в прокуратуре, судах и т.д.»

Обе цитаты взяты из высказываний постоянных участников форума «Советской России». Первый выступает под ником  Slavan39, второй – под ником Patron. Как видим, оба они связывают удручающую социально-экономическую ситуацию в современной России с национальным вопросом. Только один ратует, хоть об этом прямо и не говорит, за то,  чтобы  «инородцев» понизить в статусе, а другой – за переход к системе пропорционального представительства каждой нации в органах государственной власти. Причем каждый из них искренне считает себя патриотом, убежденным противником правящего мафиозно-компрадорского режима и поборником социальной справедливости.

Думаю, для читателей газеты не составляет секрета тот факт, что соответствующие спецслужбы тщательно изучают всю оппозиционную прессу и, разумеется, внимательно следят за всеми форумами в Сети.  Задачка для сообразительных: как они реагируют на заявления Патрона и Славана? Наверное, наши форумные витии полагают, будто их слова воспринимаются чуть ли не как призыв к ниспровержению существующих порядков. Вынужден этих патриотов разочаровать: сторонники и защитники властвующего режима мысленно им аплодируют. Еще бы! Славан и Патрон оказывают власти неоценимую услугу: направляют энергию борьбы трудящихся по ЛОЖНОМУ РУСЛУ.  Вопрос принципиальный, классовый они подменяют вопросом национальным, который, при всей его важности, не является главным.

Псевдопатриотизм

Нет ничего проще, как объявить контрреволюционный переворот, совершенный в нашей стране в 19911993 гг., происками неких злодеев.  И вот начинаются поиски этих злодеев: вполне русскую фамилию Ельцин переделывают в Эльцин, Медведева объявляют скрытым Менделем, у всех сколько-нибудь значимых политических фигур властвующего режима, имеющих русские фамилии, ищут еврейские корни.  Пристрастный взор такого обличителя, конечно, не может пройти мимо таких фигур, как Абрамович, Березовский, Гусинский, Александр Яковлевич Лившиц (мой, кстати, однофамилец).  И вот теория готова, злодеи идентифицированы: власть в стране захватила еврейская ОПГ (организованная преступная группировка). Как заявил другой участник форума, выступающий под ником  vjashlav, «Вот эта (еврейская – Р.Л.)  мафия сейчас и руководит Россией». Все ясно и понятно – «бей жидов, спасай Россию!»

Теория «захвата власти в России евреями» соблазнительно проста. Но это та самая простота, которая хуже воровства. С подобной теорией в истории уже приходилось сталкиваться. Восемь десятилетий тому назад под антисемитскими лозунгами во власть рвались немецкие нацисты. В Германии после поражения в Первой мировой войне и вызванного им глубочайшего кризиса были чрезвычайно сильны сторонники левых сил ― коммунисты и социал-демократы. Они имели возможность в рамках буржуазно-демократических процедур прийти к власти. Этого-то и боялась, как огня, германская крупная буржуазия. Она стала щедро финансировать уголовную по сути банду, именуемую Национально-социалистической партией Германии. Гитлер собрал под свои знамена всяческое отребье на платформе человеконенавистнической расистской теории. Есть, дескать, люди первого сорта – это арийцы, к которым принадлежат в первую очередь немцы. А есть недочеловеки – евреи, славяне, цыгане и другие. Самые хитрые и подлые из них – евреи. Они, пользуясь простодушием и добротой немцев, захватили в Германии власть. Их необходимо поставить на свое место. Гитлеровцы дали немецкому народу образ общего врага: вот он, кучерявый, с черепом «неправильной» формы.  От него все беды: каждодневный изматывающий рост цен, безработица, отсутствие жизненных перспектив у подавляющего большинства. Нацисты сплотили  деморализованную люмпенизированную массу на почве общей ненависти. Они воспользовались предрассудками самых темных, самых забитых и политически неразвитых  слоев немецкого общества, чтобы добиться вожделенной цели – захвата власти. Подлинные властители Германии ―  денежные тузы, стальные, угольные и прочие бароны ― довольно потирали руки: угроза перехода власти к левым была отодвинута.  Какую цену за это заплатили Германия и весь мир, мы хорошо знаем.  

Послесоветская Россия, как и Германия периода Веймарской республики, – страна, потерпевшая поражение в войне. Правда, то была особая война  – холодная, но от этого суть дела не меняется. Как и в Германии 30-х годов, произошла массовая люмпенизация трудящихся. Нарастают масштабы безработицы. Цены на самое необходимое непрерывно растут. Никто не может быть уверен в завтрашнем дне. Социальная почва для фашизма имеется. И потому не стоит удивляться тому, что появляются всякие национальные фобии. Удивительно другое: фашистские по сути идеи преподносятся как патриотические. Ситуация, надо сказать, не лишена пикантности: люди, искренне считающие себя патриотами России, оказываются в одной компании с нацистами.

Подлинный смысл русской идеи

Патрон прямо не говорит, но достаточно прозрачно намекает: а не отбыть ли «инородцам» туда, где у них есть «свое» государство? Мне не раз приходилось сталкиваться с мнением, что выдавливание рабиновичей  из России пойдет на пользу ивановым. А так ли это? Понимает ли «порядочный русский патриот», к каковым Патрон себя, без сомнения, причисляет, что Россия всегда была, есть и, я надеюсь, будет общим домом множества народов? И для  русского патриота  естественно всей душой стремиться к гармоничному сотрудничеству всех наций и народностей, которые в России проживают. Без каких-либо  исключений.  Тем он и отличается от великорусского шовиниста, который желает блага России за счет ущемления интересов нерусских народов. Подлинная  русскость заключается не в противопоставлении одних народов другим, а в сплочении всех народов России на базе общей культуры. Иначе говоря, идея русскости ― это идея не разъединяющая, а объединяющая, вселенская. И совершенно не случайно именно Пушкин – этот всеобъемлющий гений, абсолютно чуждый национальной спеси, – является подлинным выразителем самой сути русскости.  Россия всегда была притягательным центром для огромного конгломерата народов, а русская культура – общее поле творчества людей, имеющих самое разное национальное происхождение.  Надо ли напоминать, что сам Пушкин – потомок эфиопов? Фонвизин – немец, предки Лермонтова – шотландцы, Достоевский – поляк. Лучший русский пейзажист – Исаак Левитан. А русская мелодическая стихия ярче всего выражена в творчестве другого Исаака – Дунаевского. Мысленно вычеркните имена евреев из списка создателей русского (советского) кинематографа. И много ли в том списке останется? Для подлинного русского патриота такое положение вещей – не повод для зависти, а предмет гордости.  Иначе мыслит националист. Он злобно шипит: «Понаехали тут всякие, житья от них нету… Есть же у всяких там инородцев (азербайджанцев, армян, евреев) своя страна, пусть туда и убираются».    

Невредно бы «порядочным русским патриотам» вспомнить и о драматическом периоде в истории нашей страны, когда Русская (Советская) цивилизация находилась буквально на грани гибели. Я имею  в виду первые послевоенные годы. Тогда США имели монополию на атомное оружие и намеревались с его помощью нанести решающее поражение своему стратегическому сопернику. Американцы планировали сбросить на СССР такое количество атомных бомб, какое потребовалось бы для победы.  Единственная причина, по которой они не начинали войны, состояла в недостаточном количестве этих бомб. К счастью, в 1949 году Америке пришлось поставить жирный крест году на планах атомной бомбардировки нашей страны. Советские ученые и инженеры создали атомную бомбу. Научный коллектив творцов советской атомной бомбы возглавлял Игорь Васильевич Курчатов, русский по национальности. Над созданием советской атомной бомбы трудились люди разных национальностей, но особенно весомым был вклад евреев: И.К. Кикоина, Ю.Б. Харитона, Я.Б. Зельдовича, Л.В. Альтшулера и др. Со стороны политического руководства за атомный проект отвечал Л.П. Берия, грузин. Эти  люди совершили подвиг – спасли мир от ядерной войны, за что заслуживает глубочайшей благодарности современников и потомков. А теперь представьте себе на минуту, что советское руководство стало бы привлекать ученых и инженеров к работе над атомным проектом не по принципу пригодности к делу, а по принципу принадлежности к «правильной» нации. Кстати, и сам Сталин, если следовать логике шовинистов, тоже не очень-то годился на роль вождя. Не проходил по пятому пункту Иосиф Виссарионович.

Вообразите также, что программу националистов удалось осуществить: все нерусские взяли свои чемоданы, прибыли на вокзалы и оттуда отправились в «свои страны». Хотя я не совсем понимаю, в какую такую «свою» страну могут поехать, например, хакасы. Россия – их родина. Впрочем, не станем вдаваться в такие мелочи. Главное, что последние евреи уедут. (О них ведь более всего печется Патрон, что уж тут скрывать.) Ну и что, станет после этого Патрону легче? Если на смену паразиту-еврею придет свой, русский, православный паразит, много ли Патрон выиграет?  Чем, скажите мне, такой представитель куршевельского племени, как Прохоров, лучше куршевельца Абрамовича? Оба они – миллиардеры, прожигающие жизнь в угаре безумного расточительства. Оба органически не способны к созиданию.  Оба проматывают невосполнимые ресурсы, лишая наших потомков перспективы достойного будущего.   

Еще одна пустышка

Славан рассуждает не столь прямолинейно. Он готов милостиво разрешить «инородцам» жить в России и даже участвовать в управлении ею. Но только в соответствии с выделенными квотами. Так, дескать,  делается в «устоявшемся государстве». Правда, ни одного конкретного примера такого государства почему-то не приводит. А ведь было интересно ознакомиться с живым опытом, поучиться, сделать выводы, внести коррективы с учетом российских реалий. Увы! Такой возможности нам не представится. Хотите, открою секрет, почему? Да по той простой причине, что государство, в котором все места в аппарате квотируются, существует только в богатом воображении Славана. А вот в серой будничной действительности нет такого государства. И никогда не будет.

Мало иметь богатую фантазию, нужно еще уметь соотносить ее результаты с объективной реальностью. Вот с этим, похоже, у нашего оппонента проблемы. Иначе он смог бы увидеть, насколько утопичен его прожект. Для реализации блестящей идеи квотирования необходимо перво-наперво точно выяснить национальный состав населения. Уже на этой стадии всю затею придется похоронить. Дело в том, что точное определение национальной идентичности, да еще в сложно устроенном обществе, ― в принципе неразрешимая  задача. Вот реальный пример.  Некий молодой человек женился. Отец у него еврей, мать русская. Мать невесты – наполовину таджичка, наполовину белоруска. Отец невесты – наполовину узбек, наполовину украинец. У нашей четы родился сын. Кто он по национальности?  

Когда   был развален Советский Союз, 80 миллионов советских людей могли сказать о себе, что они рождены в межнациональных браках. Как определить их национальную принадлежность?

Можно еще себе представить, каким образом поделить 450 депутатских мандатов согласно принципу квотирования. Но как поделить должности, которые существуют, так сказать, в единственном экземпляре? Например, гражданину какой национальности должен отойти пост Генерального прокурора? За какой национальностью закрепить пост Председателя Конституционного суда? И так далее.

Есть еще одна проблема, которой не замечает Славан. Народы очень сильно различаются по величине. Численность одних народов – десятки миллионов, численность других – несколько тысяч. Этим последним при определении квот просто ничего не светит. Стало быть, если ты родился, например, нанайцем, то тебе уже политической карьеры не видать как своих ушей. Ты официально, так сказать, отнесен к разряду унтерменшей.

Интересно, а почему Славан ограничивается только такой сферой деятельности, как государственная служба? Почему бы его славный принцип квотирования не распространить, например, на науку?  При выборах в Академию, стало быть, главное – не твои научные заслуги, а национальность. Если положено место академика, например, украинцу, то русскому или татарину на него не стоит уж претендовать.

А пусть попробует Славан примерить свои фантазии к искусству. Тоже интересная картина получится.

Следование рецепту Славана породит такой вал проблем в межнациональных отношениях, вызовет такое их обострение, что нынешнее их состояние покажется просто идиллией.

Что беспокоит Славана и его единомышленников?  Ответ ясен: непропорциональное представительство евреев среди сильных мира сего – как во властных структурах, так и в бизнесе. Именно это наш оппонент и называет «проблемой с евреями». Но предлагаемый им путь решения означенной проблемы совершенно нереалистичен, а при попытке провести его в жизнь способен спровоцировать резкое усиление межнациональных отношений.

В рамках капитализма национальный вопрос неразрешим

Чего не понимают ни Славан, ни Патрон, ни иные ура-патриоты? Они не видят того, что в рамках капитализма национальный вопрос не имеет решения. Капитализм построен по принципу конкуренции, а это означает, что какая-то национальная группа просто в силу исторических обстоятельств обязательно окажется в выигрыше. Фактически такой группой в современном мире являются евреи. (Не из-за какой-то особой генетической предрасположенности к деловому успеху, а по причинам социокультурного характера. Это отдельная большая тема, на которой здесь нет возможности останавливаться.)   Но если кому-то достается выигрыш, обязательно будут и проигравшие.

Лишь в обществе, построенном по принципу солидарности, сотрудничества, успех одной группы означает общий успех.

Проблема современной России не в том, что в ней капитализм. Точнее говоря, не только в том, что в ней капитализм. Проблема в том, что наш капитализм второсортный, какой и положено иметь капиталистической периферии. Фактически это не капитализм даже, а какой-то клептократический полуфеодализм, весь исторический смысл существования которого состоит в проедании советского наследства. Такой бастард долго существовать не может – нет у него собственных резервов прогресса. Линия его эволюции – это линия регресса, упадка, вырождения.  

Напряженность национальных отношений – непременная черта любого капиталистического общества. Но в обществе второсортного капитализма она значительно выше, так сказать, фонового уровня. И по мере деградации общества она может только возрастать.

При капитализме социальные антагонизмы неустранимы. В странах капиталистической метрополии они могут быть до известной степени смягчены, на периферии капиталистической системы такой возможности нет. (Отсутствует прибавочный продукт, которым буржуазия могла бы поделиться со «своими» трудящимися.) Но как в центре системы,  так и на ее окраине социальные противоречия неизбежно получают свое выражение и продолжение в национальных отношениях. Так, относительно недавно мы видели бунты арабской молодежи во Франции. Откуда там взялось такое количество арабов, что французское общество не сумело их ассимилировать? Дело в эгоизме французских буржуа, которые в свое время навезли во Францию дешевую рабочую силу из Алжира. Так удается уменьшить издержки и повысить, соответственно, прибыль. А прибыль – единственный побудительный мотив деятельности капиталиста.

Аналогичная ситуация в Москве и в других крупных городах. Российские капиталисты, как и французские, предпочитают использовать дешевый труд гастарбайтеров. Какой москвич согласится работать на стройке за 4 тысячи в месяц? А для нищего таджика и это деньги. Вот вам и причина, по которой «понаехали тут всякие». Советская власть создавала в Таджикистане свою промышленность, в итоге республика жила и развивалась. Обнищала некогда богатая Грузия – и вот в Москве мы видим большую грузинскую диаспору. Подобная картина  и с Азербайджаном. Что происходит?  Столица России все более становится нерусским городом, и это особенно заметно для провинциала, который наведывается в главный город страны лишь время от времени.  

Что делать

Игнорировать проблему межнациональных трений в современной России невозможно, и потому нам предлагаются различные рецепты ее решения. Один из них у всех на слуху – формировать толерантность. Нам говорят: «Мы живем в век глобализации, перемещение значительных масс рабочей силы из одной страны в другую ― процесс объективный и благотворный. Всякий крупный город неизбежно превращается в космополитический центр смешения языков, народов и культур.  Не нужно делать из этого трагедии, а необходимо выработать в себе способность терпимо отнестись к человеку иной культуры. Давайте введем в школах и вузах программы по формированию у молодежи толерантности – и все само собой рассосется». Именно такую линию проводит в жизнь правящий режим. В основе ее – политическая философия ультралиберализма, выражающая интересы крупного капитала. Крупный капитал крайне заинтересован в эксплуатации иностранной рабочей силы, ибо  без гастарбайтеров из бедных стран максимальную прибыль получить невозможно.  

Толерантность – это, конечно, звучит красиво. Всякий культурный человека знает: быть толерантным очень даже хорошо, а вот нетолерантным –сплошной моветон. И попробуй возрази – вмиг прослывешь ретроградом и реакционером. Но ведет ли предлагаемый рецепт к излечению болезни – вот в чем вопрос.  В основе национальных трений лежит не различие в культуре, а объективная противоположность экономических интересов. Гастарбайтеры отбирают рабочие места у коренного населения, за что же их любить? На это можно возразить, что гастарбайтеры занимают такие ниши, на которые коренные жители не претендуют. Конечно, если за работу каменщика платить 4 тысячи, то какой же москвич на это согласится? А если пятьдесят тысяч?  Но тогда, скажете вы, цена квартиры будет вообще неподъемна.  Да, но вы учтите, сколько идет на паразитическое потребление «стратегических собственников». Толерантность не в состоянии устранить антагонизм интересов.

В общем, идея ультралибералов состоит в том, чтобы зубную боль лечить посредством заговора (т.е. внушения). Действительно, на время помогает. Но разрушения зубной ткани не останавливает. И боль все равно через некоторое время возвращается, да еще с удвоенной силой.

Другой путь предлагает нам ДПНИ (Движение против нелегальной иммиграции). Суть его программы ― введение иммиграции в «законные» рамки. Объективно это движение отражает интересы средней и мелкой буржуазии. В отличие от крупного бизнеса, космополитичного по самой своей  сути, среднее и  мелкое предпринимательство связано по преимуществу с Россией. В чем состоит тайная мечта всякого мелкого хозяйчика? В том, чтобы государство избавило его от «плохих» конкурентов. Вот если принять такие законы, чтобы на рынке торговал Иван, а не Ашот, это и будет правильное решение национальной проблемы.  Но ведь у Ашота на этот счет иная точка зрения. Он вправе заявить: а почему государство подыгрывает одной стороне? Почему мои права заслуживают уважения меньше,   чем права других участников конкурентной борьбы?  И как рассудить Ивана и Ашота, не покусившись на священную корову капиталистической конкуренции?

Идеолог мелкой буржуазии, в силу своей классовой ограниченности, не в состоянии понять, что причина национальной напряженности – не плохие законы, а социальный строй, основанный на эксплуатации человека человеком.

Следовательно, существует лишь единственная верная стратегия гармонизации межнациональных отношений – борьба за переустройство общества на социалистических принципах.  

Вспоминаю свою рабочую юность. В нашей бригаде бок о бок трудились русские, украинцы, татары, поляк, казах, армянин. И никаких, представьте себе, трений на национальной почве. Да, беззлобное подшучивание было нормой. Но никто не обижался, потому что все понимали: без юмора жизнь сера и скучна. Но каждый из нас ощущал себя частью одной команды.  Дело у нас общее – обеспечить нормальную работу всего электрооборудования доменного цеха. Успех каждого – залог успеха всех. И потому никого особенно не волновало, кто у тебя папа, а кто – мама. Человека ценили за другое – за квалификацию, сообразительность, трудолюбие, способность вовремя прийти на выручку товарищу. Зарплаты у нас различались, но не в десятки, конечно, раз, а во вполне разумных пределах. Такая дифференциация   ликвидирует почву для зависти, в том числе и на национальной почве. Я был электрослесарем третьего разряда и получал примерно в два с половиной раза меньше, чем слесарь шестого разряда. И такое положение вещей мы оба находили справедливым. Никто ведь не мешал мне повысить свою квалификацию!

Ликвидация частной собственности на основные средства производства ведет к тому, что все общество становится обществом тружеников. А труженики – не конкуренты, а члены одной команды, делить им нечего.

Главное чтобы общество жило созиданием. А в процессе созидания человек занимает то место, которое он в силу ума, таланта, упорства в достижении цели способен занять. Национальность оказывается делом десятым. В социалистическом обществе, охваченном пафосом созидания, основное условие успеха личности – реальная способность справиться с задачей.  Так и хочется спросить наших ура-патриотов: для вас что важней – фамилия портного или качество костюма? Это касается  и такого важного дела, как управление страной.  Когда в России наступит эпоха созидания, тогда невозможно будет проникновение во власть случайных людей.  Народная власть, готовая и способная взять на свои плечи всю тяжесть ответственности за будущее страны, выдвинет лидеров  истинных патриотов, обладающих и государственным умом, и талантом управления, и даром предвидения. И никого не будет волновать вопрос: а как там у них с пятым пунктом?  

Революция приближается

Историю делают люди. Но за хитросплетениями человеческих судеб, за поступками отдельных людей, за действием или бездействием конкретных исторических персонажей, сквозь череду случайностей прокладывает себе дорогу историческая закономерность. Ее нельзя обойти, от нее невозможно укрыться, бессмысленно пытаться ее перехитрить.

Властвующая элита современной России, казалось, схватила бога за бороду. Она создала совершенную политическую конструкцию, которая гарантирует ей сохранение полного господства на вечные времена. Все СМИ, за исключением нескольких газет, под контролем. Телевидение денно и нощно создает нужную власти картинку реальности. Весь государственный аппарат работает как единый избирательный штаб, активизируя деятельность в период выборных кампаний. Кремлевские политтехнологи научились обеспечивать нужный результат голосования с точностью до долей процента. И хотя весь мир неотвратимо погружается в пучину всеохватного кризиса, агитпроп режима старательно уверяет нас, что за восемь лет путинской стабильности Россия накопила достаточный запас прочности, чтобы выдержать надвигающийся ураган без серьезных потерь. Нам всячески стремятся внушить: капитализм пришел в Россию навсегда, и никакие колебания исторической почвы не в состоянии разрушить  социально-экономическое мироустройство, созданное на месте «совка».  Россия вышла на дорогу широкую, ясную, впереди – многая лета безмятежного существования.

Но трубадуры режима принимают желаемое за действительное. В  течение восьми путинских лет правящая элита имела шанс подвести прочный экономический фундамент под свою власть. Для этого нужно было тратить шальные деньги, свалившиеся на страну в результате сверхвысокой мировой цены на нефть, на развитие реальной экономики: покупать новые технологии, строить современные заводы, обновлять оборудование на имеющихся и т.п. Этот шанс упущен, а другого уже не будет.  Люди, в руках которых волею случая оказалась высшая власть, лишены дара стратегического предвидения, не способны понять характер и масштаб стоящих перед страной задач, не осознают своей исторической ответственности за судьбы страны, в своих действиях руководствуются шкурным интересом, а не интересами страны и народа.  Им фантастически подфартило с ценами на нефть, но полоса везения кончилась.  Через короткое время России не на что будет покупать лекарства, продовольствие, поддерживать в рабочем состоянии инфраструктуру. А своя промышленность полузадушена, собственное сельское хозяйство влачит жалкое существование, максимум, на что оно способно, - обеспечить половину потребности населения в продуктах питания. Чтобы не допустить голода, неизбежно придется вводить карточки. А если еще грядет суровая зима?  Но и без нее резкий рост массового недовольства обеспечен.  И тогда даже самые изощренные манипулятивные технологии не помогут удержать ускользающую из рук власть.   

Надо быть очень ограниченным человеком, чтобы считать революцию результатом действий кучки революционеров. Революция – тектонический сдвиг, мгновенная подвижка, возникающая там и тогда, где и когда напряжение в обществе превышает все допустимые пределы. Революционеры не творят революцию, они лишь возглавляют историческое творчество народа, доведенного до взрыва эгоистической и недальновидной властью. Революционеры направляют извержение революционной энергии в созидательное русло, обуздывают иррациональную стихию разрушения. Но сам социальный взрыв готовит власть, глухая к историческим вызовам, упорно ломающая народ и страну через колено.

Революционеры не имеют шанса, если власть достаточно дальновидна и умна, чтобы не допускать перегрева социального котла, если она находится на высоте исторических задач, стоящих перед обществом.

Увы, современная российская власть не дальновидна и не умна. Ей свойственна хитрость, изворотливость, расчетливость, но эти качества могут обеспечить успех лишь тактический успех. Стратегическое мышление требует не хитрости и изворотливости, а умения видеть глубинные тенденции, способности прозревать ход исторического процесса.

Главная задача, стоящая перед современной Россией, - новый технологический рывок, новая индустриализация, точнее говоря, прорыв в постиндустриальный мир. Властвующей элите досталась высокоиндустриальная страна, в которой существовала уже немало островков постиндустриализма. Советский потенциал был разграблен новорусской ордой, превратился в виллы на Лазурном берегу, в яхты и «Боинги» сверхбогачей, промотан в западных борделях, потрачен на шампанское, в котором прохоровы купали своих пассий. И вот теперь, вместо того, чтобы оглянуться и ужаснуться содеянному, вместо того, чтобы немедленно направить средства на науку, принять план технологического рывка и приступить к его реализации, власть делает вид, что все идет, как надо. Порой власть продемонстрирует озабоченность делами науки, подбросит той или иной категории ученых какие-то крохи, выделит средства на какой-то перспективный проект вроде нанотехнологий, но все это – паллиатив, скольжение по поверхности,  ситуативное реагирование вместо стратегического планирования. Современное положение таково, что нас спасет только новая мобилизация.  Нам нужно совершить новое Русское чудо вроде того, что свершилось в ходе двух первых сталинских пятилеток. Причем задача теперь на порядок сложней. Если в ходе той индустриализации достаточно было скопировать передовой технический опыт Запада, то теперь необходимо нечто совершенно иное – превзойти Запад по ряду перспективных направлений, выйти на мировой рынок с такой продукцией, которую не в состоянии произвести никто.  

Есть простая зависимость между показателями занятости и индикаторами демографического благополучия населения. Как только началась деиндустриализация страны, сразу резко пошла вверх кривая смертности населения  и вниз – уровень рождаемости. Когда люди заняты делом, да еще интересным и творческим, у них пропадает интерес к алкоголю и необременительным любовным интрижкам. Они тратят свою энергию на работу, их жизненное кредо – крепкая дружная семья, ибо прочный семейный тыл – непременное условие плодотворного  труда.  Главная причина происходящего на глазах вымирания страны – деиндустриализация. В результате деградации советского промышленного потенциала были выброшены на обочину жизни миллионы квалифицированных рабочих и инженеров, и люди, лишенные Дела, стали опускаться, спиваться, ускоренно вымирать. Если этот процесс не остановить, Россия просто исчезнет с географической карты мира.  Если случится геополитическая катастрофа, если российская государственность будет ликвидирована, сегодняшних российских миллионеров и миллиардеров там, на Западе, разденут как липку, пусть не тешат себя иллюзиями.  Новая индустриализация – вот ключ к решению демографических проблем. Без нее все остальные меры стимулирования рождаемости и снижения смертности – могут иметь только ограниченный и временный эффект.

Новая индустриализация необходима еще и потому, что запас прочности советской инфраструктуры практически исчерпан. Мы – люди индустриальной цивилизации, жить вне развитой техносферы просто не можем.  И в нашем суровом климате главный ее элемент – тепловые сети. Они изношены до предела, масштабы угрозы элитой не осознаются, и катастрофа практически неизбежна. Кто желает знать подробности, пусть прочитает книгу С.Г. Кара-Мурзы «Царь-Холод». Очень поучительное чтение. Если начать действовать уже сейчас, масштабы грядущей катастрофы инфраструктуры можно уменьшить, а ее последствия – смягчить. Но властвующая элита предпочитает не замечать надвигающейся грозной опасности и с непостижимым упрямством игнорирует предупреждения специалистов.  

Есть, наконец, и непосредственный шкурный интерес элиты, который мог бы побудить ее повернуть руль политики в сторону индустриализации. Это – обороноспособность страны. Россия пока еще входит в клуб великих держав, поскольку она обладает ядерным оружием.  Вот почему Путина не смеют привлечь к суду Гаагского трибунала за «геноцид свободолюбивого чеченского народа», как привлекли Слободана Милошевича. Вот почему новорусские дельцы могут куролесить в Куршавеле, не опасаясь больших неприятностей с местным правосудием. Как только ядерная мощь будет утрачена, всю нынешнюю элиту Запад «зачистит». У кого-то просто конфискует счета, кого-то вдобавок и отправит отбывать срок в тамошних комфортабельных тюрьмах, кто-то станет жертвой автомобильной катастрофы…  Но оборонный потенциал страны невозможно сохранить на достаточном уровне, а тем более нарастить в деградирующей технической среде. Необходимо срочно выправлять положение, иначе в скором времени страна останется и без танков, и без самолетов, и без ракет.

Беда в том, что наша элита представляет собой не класс, а скопище непрерывно дерущихся между собой кланов. Поэтому она не может выдвинуть из своей среды деятелей, способных возвыситься над интересами отдельных групп и стать выразителями интереса всей элиты в целом. Путин ведь тоже не надклановый лидер, а лидер одного из кланов, подмявшего под себя другие. И вот эта погруженность в сиюминутную грызню делает российскую элиту неспособной адекватно реагировать на вызовы времени.

Кроме того, на всей российской элите лежит печать мелкотравчатости. Власть им досталась случайно, по прихоти судьбы, а не по заслугам. Скажите, мог бы Путин стать президентом, если бы его не назначил своим преемником Ельцин? Мог бы Медведев рассчитывать на победу в президентской гонке, если бы на него не работала вся государственная машина? Кто скажет, какими такими делами прославился этот доцент? Какие подвиги свершил? Какие труды написал?

Конечно, я далек от мысли, что принципиальные решения принимаются теми людьми, в руках которых находится официальная власть. За спиной президентов стоят те, кто их поставил. Их имена мы не знаем, но, читая список «Форбс», кое о чем догадываемся. Но у нас нет никаких оснований полагать, что фигуранты этого списка в интеллектуальном отношении и в отношении чувства ответственности перед страной и народом в чем-то превосходят публичных политиков.

О сущности человека, системе его ценностей и приоритетов красноречивей всего говорит его быт.  У Ленина была четырехкомнатная квартира в Кремле. Скромная аскетичная обстановка, ничего лишнего, все для дела, для работы. По всему видно, что быт для хозяина квартиры – не главное, что он живет иными интересами и мыслит иными категориями. Сталин после своей смерти оставил коллекцию курительных трубок да подшитые валенки.  Но вот на страницы прессы попало описание жилищных условий Дмитрия Анатольевича Медведева.  Семья из трех человек (муж, жена, сын-подросток) занимает две роскошные квартиры общей площадью 540 квадратных метра! К чему такой шик? Зачем такое сибаритство? Такая тяга к роскоши? Конечно, государственному деятелю в курятнике проживать не пристало. Но если человек так много внимания уделяет суетным признакам земного успеха, то какой из него политик? Такой тип мировосприятия более уместен для Шуры Балаганова, а не для того, на чьих плечах лежит тяжесть ответственности за судьбу страны и народа.  

Буржуазная ограниченность, мещанская пошлость, неотделимая от мещанского скудоумия, полнейшая неспособность к самоограничению и, соответственно, к самоотверженности, - то, что составляет самую суть новорусской элиты. Судите сами, могут ли такие люди возглавить новую мобилизацию страны, требующую не просто больших усилий и титанического труда, а самого настоящего героизма и самопожертвования.

Итак, страна стоит перед историческим вызовом: либо мы сумеем провести новую индустриализацию, либо исчезнем с лица земли. Правящая элита по своему убожеству и мелкотравчатости не в состоянии ни понять, ни принять этого вызова. Значит, эта элита должна уйти.

Конечно, было бы лучше для народа (и для самой элиты, кстати) уйти добровольно, передать власть тем силам, которые способны дать достойный ответ на исторический вызов. Так и работает механизм буржуазной демократии на Западе. Одна партия со своей политикой провалилась – ей на смену приходит другая, вносит необходимые коррективы в политический курс. Но у нас механизмы буржуазной демократии не действуют, они полностью заблокированы. Социальное напряжение накапливается, хотя результаты выборов вроде бы о том не свидетельствуют.  Но невозможно не видеть, что позитивные для власти результаты выборов раз от раза достигаются все большим напряжением сил, применением все более грубых и жестких методов. Поскольку приемлемого (в рамках буржуазной демократии) способа разрядить социальное напряжение в современной России не существует, оно непременно разрядится в катастрофической форме, т.е. в форме революции. И никакие законы «О борьбе с экстремизмом», никакие политтехнологические ухищрения не спасут.  Власть панически боится оранжевой революции – и совершенно напрасно. Такой революции в России не будет, поскольку все дерущиеся кланы подмяты питерцами. В России будет не потешная оранжевая революция, т.е. смена проамериканской элиты прямыми ставленниками Америки, а настоящая социальная революция, которая сметет всю нынешнюю элиту под корень. Все миллиардеры, не успевшие сбежать на Запад, разделят участь Ходорковского, а те, кто сможет удрать, будут раздеты местной властью. Доходы от продажи сырья (правда, в разы уменьшившиеся) будут пущены на науку, образование, здравоохранение, повышение пенсий и – самое главное – будет предпринят новый мобилизационный рывок. Новое общественное устройство станет в существенных чертах воспроизводить советскую модель, но с поправками в духе времени. Так, в ней найдется место мелкому производительному бизнесу и будет налажен прямой контроль народа над государственной властью.

Кто эту революцию совершит? Конечно же, трудящаяся молодежь. Революция всегда и везде – дело молодых. Причина не только в том, что молодость – это тот возраст, когда человек полон энергии и творческих планов и еще не обрел охлаждающего опыта зрелости.  Причина также в том, что социальный гнет сильнее всего ощущается молодежью. Человек средних лет, как правило, сумел занять какое-то место в жизни, приспособился к ситуации, привык к ней. Иное дело – молодежь. Современная российская власть фактически лишила молодых людей из среды трудящихся классов возможности позитивной творческой самореализации. Если у тебя нет богатых родителей, ты обречен на прозябание. Работа – только за грошовую зарплату. Квартира – только в мечтах. А это значит, что честным путем не добьешься хорошего места в жизни, что нет возможности создать нормальную семью, завести детей, оставить свой след на земле. Кто-то ударился в пьянство, кто-то погнался за химерой «безопасного секса», кто-то спрятался от жизни в какой-нибудь секте или иной норе, но всегда есть люди, не желающие подчиняться обстоятельствам. Как показывает исторический опыт, когда созревают объективные предпосылки революции, людей, готовых и способных бороться за лучшее будущее не для себя лично, а для народа, находится достаточное количество. Так что я с оптимизмом смотрю в будущее: революция приближается.

 

 

Текущего житья подлейшая черта

(О халтуре в современной России)

Некоторое время тому назад мне в руки попались две книги одного автора, претендующие на роль некоего теоретического  обобщения в области социологии.  Почти в каждой фразе – по нескольку ошибок: пунктуационных, лексических, грамматических, стилистических. Текст изобилует перлами косноязычия, коим позавидовал бы и несравненный г-н Черномырдин. Тьма опечаток. Имена перевираются, цитаты приведены без указания страниц. Оглавление не совпадает с фактическим содержанием. Логика хромает на обе ноги. Одна монография полностью включена в другую, а эта последняя имеет совершенно другое название и выдается за самостоятельную монографию. Словом, наглая¸ циничная халтура под видом серьезного научного труда.  Не в силах стерпеть такое издевательство над наукой, я написал книгу, в которой детально проанализировал упомянутый шедевр. (Она размещена в Интернете, желающие могут ее прочесть, набрав в любой справочной системе «Оптимальный тупик».) Но по каждому поводу книгу не напишешь, ибо халтуры в современной российской науке – море необозримое.

И не только в науке.

Недавно в нашем подъезде (впервые за 20 лет!) провели косметический ремонт. Все было сделано тяп-ляп, маляры краску на стены нанесли в один слой, за собой не прибрали, брызги извести с пола смыть не догадались. Результат:  подъезд после ремонта по-прежнему имеет вид неухоженный и неприглядный.

Или вот такой случай, тоже имеющий отношение к качеству услуг.  Мой товарищ решил в мастерской поменять тормозные колодки своего автомобиля. Чтобы произвести эту операцию, нужно снять колеса. Потом их, естественно, ставят на место. И при этом необходимо хорошо закрутить колесные гайки. В мастерской, представьте себе, гайки только слегка прикрутили.  В итоге на скорости около ста километров в час отлетело одно колесо. (К счастью, заднее.) Водитель каким-то чудом смог удержать  машину на дороге, что спасло жизнь ему самому и пассажирам.   

Каждый читатель может привести великое множество аналогичных фактов из собственной жизни или из жизни своих близких, друзей, знакомых. Неряшливое, небрежное, безответственное, одним словом, халтурное отношение к своим прямым обязанностям стало в современной России повседневной обыденностью, атрибутом нашей жизни. И как прямой результат – резкий рост несчастных случаев в промышленности, на транспорте, в быту. Пожары, аварии, катастрофы, иные несчастья всех родов и видов из событий чрезвычайных, экстраординарных, крайне редких превратились в нечто заурядное, стали постоянным фоном существования. Практически каждый год отмечен крупными трагедиями с многочисленными человеческими жертвами и большими материальными потерями. Взять хотя бы последние три года. 2008 год – авария на атомной подводной лодке «Нерпа». 2009 – катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС. В конце того же года - пожар в ночном клубе «Хромая лошадь» в Перми. 2010 год – авария на шахте «Распадская». (Хорошо, если последняя, до конца года ведь еще долго.)

Но ведь так не должно быть! Реальная картина полностью расходится с той, которую двадцать лет  назад рисовали нам поборники «общечеловеческих ценностей» и энтузиасты «возвращения в лоно мировой цивилизации».  Когда горбачевско-яковлевский агитпроп конфеткой рыночно-потребительского благоденствия заманивал народ в «социализм с человеческим лицом» (который на деле оказался полуфеодальным капитализмом с бандитской харей), нам твердили: в советском обществе процветает безответственность, поскольку «нет хозяина». Простой человек, дескать, отчужден от собственности, и по этой причине у него нет стимула работать добросовестно. Вот придет хозяин – тогда и заживем.  Дорожа своей репутацией, он обеспечит  идеальное функционирование своей фирмы. Все продавцы мигом станут вежливы и предупредительны, качество товаров и услуг взлетит на невиданную высоту, отверзнутся родники народной инициативы, «архангельские мужики» завалят нас дешевым мясом, энергичные и  предприимчивые мэнээсы, киснущие в атмосфере советской уравниловки, оставив свои никому не нужные НИИ и направив энергию в русло созидания. В итоге будет обеспечен резкий подъем промышленности, сельского хозяйства, произойдет качественное изменение сферы услуг, мы будем жить как на Западе  где каждая семья, разумеется, обитает в скромном трехэтажном коттедже с небольшим бассейном возле него.   

И вот свершилось! Хозяин пришел. Но он оказался совсем не таким, о котором грезили либерасты отечественного разлива.  Он оказался типичным капиталистическим хищником, до сих пор известным советским людям только лишь по художественной литературе.  С самого начала он ничего не собирался созидать, он был настроен только на то, чтобы хапать, хапать и хапать.  Нажива – вот его единственная цель.  Все созданное несколькими поколениями советских людей достояние стало объектом грабежа  и дележа. Между «собственниками» началась свирепая грызня. Более удачливые конкуренты выжили, ну а те, кому не повезло, были отстреляны в ходе приватизационных войн 90-х.  В последующем десятилетии выжившие постарались приобрести респектабельность, но остались, в сущности, теми, кем они и были изначально: мазуриками, которым удалось обворовать не отдельную жертву, а целую страну.  Страну, обладающую огромными природными богатствами.  За счет этих богатств правящей элите и удается (пока) поддерживать социальное равновесие, не доводить народ до крайней точки возмущения.  

Превозносимое либералами буржуинство, как мы имели возможность тысячекратно убедиться на практике,  по самой своей природе  не имеет ничего общего с заботой об общественном благе, тем более с альтруизмом. Капиталист печется в первую очередь о собственной выгоде, общественная польза (если она вообще есть) – это всегда побочный результат его деятельности. Но на Западе, где период первоначального накопления капитала со всеми его мерзостями и дикостями давно стал достоянием истории, где господствующий класс  на своей шкуре испытал всю ярость и мощь народного сопротивления, действуют определенные ограничители. Они не позволяют капиталисту  безнаказанно выйти за известные пределы. Эти ограничители постоянно уточняются и дополняются. Так, когда стал очевиден вред для экономической и социальной стабильности  от чудовищных бонусов¸ которые выписывают себе топ-менеджеры банков, в ЕС возникла идея законодательно ограничить аппетиты банкиров.  Конечно, это не меняет сути капитализма, но позволяет до некоторой степени смягчить его наиболее одиозные проявления.

У нас другая картина.  Никакого первоначального накопления капитала в послесоветской России не было, а было первоначальное разграбление. Вся история новорусского капитализма укладывается в два десятилетия. Смены поколений буржуев и, соответственно, культурного типа «хозяев жизни» не произошло. У кормила власти все тот же союз переродившейся номенклатуры и криминала.  Россия для современной российской элиты  – страна временного пребывания, где пока есть возможность делать деньги.  Конечно, у современных «владельцев заводов, газет, пароходов»  нет намерения потерять свой бизнес, они хотели бы длить теперешнее положение вещей как можно дольше. Однако стратегического мышления, предполагающего чувство исторической ответственности за судьбу страны и народа, у них нет и быть не может.  Новорусская элита живет, в сущности, одним днем. Вот  ближайший пример такой исторической близорукости.  Зачем, спрашивается, было отдавать Китаю полтора острова по Амуру? Этой территорией Россия владела на законном основании.  Правящий режим подарил ее КНР ради того, чтобы получить пропуск в ВТО. Не станем обсуждать вопрос о том, какая польза России от членства в ВТО. Но ведь совершенно ясно, что вступление во Всемирную торговую организацию – вопрос гораздо менее принципиальный, чем задача сохранения территориальной целостности государства.  Ради экономического выигрыша (да и то весьма проблематичного) режим сделал  стратегическую уступку.  Если это ответственная политика, то что тогда является предательством  национальных интересов?  Теперь весь мир знает: Россия – страна, которая способна и готова  отдавать свои территории.

На что ни обратишь свой взор – везде видны проявления безответственности власти. Так, правящий режим, вернее, победивший клан, затеял проведение зимней олимпиады в Сочи в 2014 году. Насколько можно судить, в Кремле надеются на то, что, что она позволит России взять реванш за поражение в Ванкувере.  Ну, а если российская команда вновь осрамится? Представьте себе: будет потрачено несколько триллионов рублей, а Россия вновь  займет место во второй десятке стран. И тогда со всей остротой встанет вопрос: ради чего были вбуханы гигантские средства в зрелища, если у десятков миллионов жителей страны не хватает денег на хлеб насущный? Почему было проведено столь затратное мероприятие в условиях, когда нет средств на удовлетворение элементарных общественных потребностей? В бюджете государства зияют огромные дыры – настолько огромные, что министр финансов заявляет о настоятельной необходимости повысить возраст выхода на пенсию, и при этом тратить деньги на развлечения?  Кто ответит за такое мегарасточительство и супермотовство?

Вряд ли нынешний режим после уготованного ему вселенского позора устоит.  Но властвующую элиту не останавливают даже соображения собственной безопасности: с тупым упорством, презрев всякую осторожность  и простое благоразумие, она продолжает транжирить гигантские средства на очередную  блажь высокого начальства. Ответственная власть так не поступает, так действуют только временщики.   

Причина столь близорукой и авантюристической линии поведения кроется в самой природе правящего в стране режима.  Современное российское государство ― политическая надстройка над периферийным, второсортным, ублюдочным капитализмом.  В таком государстве коррупция – не отклонение от нормы, а сама норма.  Законы в нем существуют вовсе не для того, чтобы их соблюдать, а с целью извлечения выгоды из их нарушения. Конечно, такая возможность существует лишь у тех, кто имеет доступ к кормушке.  ГИБДД у нас занимается не повышением безопасности дорожного движения, а сбором дани с автомобилистов.  Органы, отвечающие за пожарную безопасность,  мздоимствуют с неменьшим размахом и энтузиазмом.   Люди в милицейских погонах, призванные стоять на страже закона, сами же этот закон и попирают.  Их основное занятие – не борьба с преступниками, а «крышевание» бизнеса, проще говоря, поборы.  Не чужды этому виду  деятельности и другие силовые ведомства. Читатель может без труда продолжить этот ряд.    

Правоверные едроссовцы и апологеты правящего режима (впрочем, это, как правило, одни и те же лица)  могут возразить, что я сгущаю краски, что в реальности «имеют место лишь отдельные негативные факты», что в «семье не без урода» и лишь «кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет».  Лукавите, господа.  Не хотите признать очевидную истину: коррупция проела государственный аппарат насквозь,  опухоль коррупции пустила многочисленные метастазы, поразила жизненно важные структуры общественного организма.   Самое главное состоит в том, что в рамках созданного в нашей стране социально-экономического строя коррупция в принципе неустранима.  И потому не надо быть большим провидцем, чтобы предсказать полный провал всех попыток правящего режима одолеть коррупцию. Да, изобразить борьбу с ней он сможет, ибо имитация деятельности – его стихия. Но добиться какого-либо реального результата в деле борьбы с коррупцией он не в состоянии. И Россия в этом смысле не исключение. Во всех странах зависимого капитализма дело  обстоит точно так же.

(Этим я вовсе не хочу сказать, что в странах капиталистической метрополии коррупции нет вовсе. В обществе, где господствует культ Мамоны, коррупция абсолютно неизбежна. Весь вопрос – в ее масштабах.)

При тотальной коррупции (а в России она именно такова) успех предпринимательской деятельности зависит не от реального качества товара или услуги, а главным образом от размера «откатов» и «отпилов».  Работать честно, добиваться высокого качества товаров и услуг в таких условиях просто невыгодно.  И потому в конкуренции побеждает не тот, кто может предложить лучший товар за более низкую цену, а тот, кто обеспечил себе надежную «крышу», у кого везде «все схвачено» и за «все заплачено».  Если же  вы, однако, встречаетесь с фактами повышения качества какого-то товара или услуги, то знайте: процесс находится в самом начале. Это просто означает, что конкуренция пока еще не выдавила с рынка предпринимателей, которые пытаются извлечь прибыль таким способом.  Выдавит, не сомневайтесь.   

Когда трубадуры перестройки и миннезингеры «общечеловеческих ценностей» расписывали преимущества «рынка» перед «планом», они умалчивали о сущем пустяке: о том, что наша страна окажется на задворках мировой капиталистической системы.  А здесь  действуют иные закономерности, чем в капиталистической метрополии.  Здесь конкуренция блокирует всякие возможности прогресса, здесь она ведет к системной деградации.   

Советский Союз имел высокоразвитое гражданское авиастроение мирового уровня. Где оно сейчас? За двадцать лет продвижения по «дороге мировой цивилизации» Россия с грехом пополам произвела один новый пассажирский самолет – Суперджет-100, который к тому же является российским лишь отчасти.  Впрочем, «произвела» можно будет сказать только тогда, когда машина выйдет на линии.  Пока еще этого не произошло, и назвать точную дату начала коммерческой эксплуатации нового самолета не решится никто.   Советский  Союз занимал лидирующие позиции в космонавтике.  В рыночно-демократической России в этой ключевой сфере научно-технического прогресса ничего принципиально нового не создано. Так, небольшая модернизация и улучшение того, что досталось от советского времени, в лучшем случае реализация прежних наработок. Недалеко то время, когда Россия полностью утратит способность самостоятельно осваивать космос.  А многострадальная  «Булава»? Разве ее судьба – не красноречивое доказательство технологической деградации современной России?

Ядро капиталистической системы – вот зона, в которой сосредоточивается в настоящее время технологический прогресс.  Но это происходит за счет ограбления и угнетения капиталистической периферии.  Американцы создали Дримлайнер, используя, в частности, и труд российских авиаконструкторов.  Российские специалисты получили образование в отечественных вузах, на их профессиональную подготовку были потрачены немалые народные деньги, и вот теперь вложенные средства и предпринятые усилия начинают приносить ощутимую пользу. Но не нам.  Наша участь – поставлять в страны «золотого миллиарда»  углеводороды¸ лес, еще кое-что по мелочи.  В мировом разделении труда России отведена роль сырьевой периферии.  И потому наша доля – упадок, варваризация, огрубление, примитивизация всех сфер жизни общества.  Время побед и успехов осталось позади, наступила эпоха грандиозных провалов, масштабных неудач и стратегических поражений.  Каждый новый виток эволюции общества опускает нашу страну еще на одну ступень. С каждым таким циклом нисходящего развития происходит утрата достижений советской цивилизации.  Это проявляется во множестве вещей: и в засорении языка блатной и лексикой и матерщиной, и в том, что молодое  поколение не имеет отныне привычки к чтению. (А без такой привычки невозможно системное мышление.)  Горькие плоды деградации обнаруживают себя в распространении пьянства и наркомании, в  запустении села и развале ЖКХ, в фабрикации липовых диссертаций и издании безграмотных монографий. А современная российская эстрада с ее засилием пошлости? А новорусское кино с его господством гламура? А михалковщина с ее непереносимой, гомерической, беспредельной  фальшью?  Нет потому ничего удивительного и в том, что на массовом уровне происходит снижение чувства ответственности за свое дело, в том, что наплевательское, равнодушное, халтурное отношение к своим прямым обязанностям превращается в норму.

…Вчера купил колбасу в магазине, где я обычно ее беру.  Сорт тот же, что и прежде. И производитель прежний. Но вкус, увы, другой, неприятный.  Понятно: была нарушена технология или использовано некачественное сырье.  Можно, конечно, обратиться в общество защиты прав потребителей, но  стоит ли? Если жаловаться по каждому такому случаю, всю жизнь придется провести в тяжбах. Нет у меня такого желания, хочется время тратить на что-то более интересное. Да и дело не в отдельных фактах. Проблема носит системный характер.

 

Разрушение и созидание

Размышления по поводу трагедии на подводной лодке «Нерпа»

Нет, не завидую я журналистской братии, обслуживающей правящий режим. От нее требуется не просто приукрашивать факты, нет, нужно писать так, чтобы у читателя возникла картина, не имеющая ничего общего с реальностью.  Необходимо уводить читателя от животрепещущих проблем, отвлекая его внимание на житейские мелочи и пустяки, следует изображать очевидный провал как  грандиозный успех, а тревожные симптомы неблагополучия толковать как несомненные признаки процветания; демжурналист обязан подавать факты таким образом, чтобы мелкие и незначительные вопросы заслоняли вещи важные и принципиальные.  Если почитать комментарии по поводу очередной трагедии с атомной подводной лодкой «Нерпа», может сложиться впечатление, что нет вопроса более важного, чем вопрос о том, что конкретно явилось причиной срабатывания системы тушения пожара: неисправность техники или «человеческий фактор». Тем самым внимание публики уводят от главного: а какова ОБЩАЯ причина случившегося? Почему пожары, взрывы, нечастные случаи на всех видах транспорта в постсоветское время стали в нашей стране пугающей обыденностью? И почему в «суверенно-демократической» России министерству по чрезвычайным ситуациям работы год от года прибавляется?  

Конечно, техника, как это ни печально, время от времени выходит из повиновения и преподносит нам сюрпризы в виде пожаров, аварий, катастроф…  Несчастные случаи с техникой – это неизбежная дань, которую платит человечество за технический прогресс.  Но неверно было бы утверждать, что не существует никакой связи между характером общества и вектором его развития, с одной стороны,  и размером этой дани, с другой. Надо быть совершенно слепым и глухим к голосу реальности человеком, чтобы не замечать простой вещи: то, что творится в России в настоящее время, явно выходит за пределы статистической нормы. Аварии и катастрофы из чего-то необычного и крайне неожиданного все больше и больше превращаются в элемент обыденности. И если в какой-то день в нашей стране не случилось крупного пожара, серьезного ДТП со многими пострадавшими, обрушения крыши общественного здания, взрыва бытового газа в жилом доме, авиакатастрофы или  иного несчастья, это воспринимается как удивительное везение.  Ситуация не просто далека от благополучия, она вопиюще неблагополучна. Власть прячет голову в песок, ее официальные представители сохраняют невозмутимость и спокойствие. У всех в памяти осталась историческая фраза В.В.Путина, когда он на вопрос о том, что случилось с подводной лодкой «Курск» ответил: «Она утонула».  Столь содержательный и, главное, конкретный ответ заставляет сердце сжиматься в тревожном предчувствии: при таком мудром правлении судьба «Курска» может стать судьбой всей России.  

Всякая власть желает хорошо выглядеть в собственных глазах и не склонна к мазохизму. Но одно дело – стремление чуть-чуть приукрасить действительность и совсем другое – полное нежелание с нею считаться. Всякий раз, когда происходит очередная катастрофа, анализ ситуации не идет дальше выяснения непосредственных причин трагического происшествия. Так, последняя перед трагическим инцидентом с подводной лодкой крупная катастрофа в России – гибель самолета Боинг-737 14 сентября при заходе на посадку в Перми.  Комиссией по расследованию катастрофы установлено, что причиной падения явилась ошибка пилотов. Вопрос о том, а почему пилоты допустили роковую ошибку, в компетенцию комиссии, понятное дело не входит. Но от общественности невозможно скрыть тот факт, что российские пилоты элементарно не готовы управлять иностранными машинами. Их, пилотов, другому учили. И дело вовсе не в том, что система управления на российских (то есть советских) самолетах в чем-то уступает или, наоборот, превосходит аналогичную систему на Боингах, а просто в том, что эти системы РАЗНЫЕ.  И переученный пилот это примерно то же самое, что эндокринолог, прошедший курсы переподготовки на хирурга. В штатных ситуациях со своей задачей такой специалист справляется, а в нештатных неизбежно срабатывают закрепленные на уровне подсознания навыки.

Возникает закономерный вопрос: а что за нужда такая пересаживать отечественных летчиков, освоивших  пилотирование ТУ-154,  на американские самолеты? Ответ не составляет секрета: приватизация Аэрофлота привела к возникновению множества карликовых авиакомпаний, которым не под силу покупать новую отечественную технику. Российский авиапром оказался в глубоком нокауте, авиаперевозчики нашли выход в покупке подержанной иностранной техники. Риск катастроф, разумеется, многократно возрос. Гибель именно данного самолета в данном месте и именно в этот момент времени – случайность. Но за этой случайностью стоит картина погрома и развала очень важной в условиях нашей огромной страны системы жизнеобеспечения.

А почему так произошло? Почему налаженная система, которая успешно справлялась со своими функциями, давая возможность почти тремстам миллионам советских людей совершать быстрые перемещения на многие тысячи километров,  была сломана? Да потому что она, видите ли,  была НЕПРАВИЛЬНОЙ, построенной не на рыночных принципах. А вот система, которая приносит баснословные барыши отдельным гражданам путем, разумеется, изъятия средств из карманов миллионов других «дорогих русиян», - правильная, разумная, и чрезвычайно передовая. И не имеет значения, что за такое приобщение к прогрессу платят своей жизнью пассажиры. Главное – мы теперь живем «как во всем цивилизованном мире», где миллионы простых тружеников обеспечивают гигантские барыши кучке паразитов.  

На примере Аэрофлота хорошо видно, что буржуазная контрреволюция обернулась для нашей страны техническим и экономическим регрессом. Замордованные тоталитаризмом советские люди летали на новых самолетах отечественного производства, которые по уровню безопасности нисколько не уступали своим западным аналогам. Вкушающие счастье жить в условиях суверенной демократии россияне пересаживаются на изрядно потрепанные западные машины, постоянно рискуя пополнить собой статистику жертв. При этом цена авиабилета относительно заработной платы типичного работника резко возросла. Так, если в советское время доцент мог купить на свою месячную зарплату четыре билета от Комсомольска до Москвы, то теперь - от силы полтора.

Помнится, в период перестрочной эйфории у господ демократов была популярна метафора «возвращение России в лоно цивилизации». В советский период, дескать, жила наша страна вне этого лона, а теперь надобно в него вернуться. Сбылись заветные  мечтания гайдаробурбулисов: мы уже почти 20 лет в сем лоне. И оказалось (вот неожиданность!) что никому в нем конкуренты не нужны. Не нужна страна, способная производить собственные самолеты, ракеты, подводные лодки и космические корабли. Вот в качестве поставщика нефти, газа, леса, металлов – милости просим. А в роли самостоятельного центра научно-технического прогресса – боже упаси. И Россия, как и все остальные осколки Советского Союза, вступила в период системной деградации.

Пройдитесь вечером по Комсомольску  - и вы увидите одну и ту же картину: молодые люди обоего пола группами и в одиночку без дела слоняются по улицам, потягивая из горла пиво. (Неоднократно я собственными глазами видел и такую сцену: молодая мамаша на нетвердых ногах одной рукой толкает впереди себя коляску с ребенком, а другой рукой держит бутылку с пивом, время от времени прихлебывая из нее.)  Встречались пьянчуги и в советское время, не собираюсь я приукрашивать советскую действительность, но, разумеется, не в таком количестве. В том же Комсомольске для молодых людей было полно работы. И не просто работы как способа добыть средства к существованию, а работы интересной, творческой, перспективной. Два гиганта ВПК – авиазавод и судостроительный завод - выпускали продукцию высочайшего технического уровня. Чтобы хорошо овладеть основными профессиями на этих заводах, нужно  много лет упорно учиться и трудиться. Сами условия работы таковы, что не позволяют расслабиться, наполняют жизнь людей высоким творческим смыслом. Ну, и вознаграждение было соответствующим: квалифицированный рабочий получал значительно больше, чем чиновник среднего звена. Добавьте к этому, что на этих предприятиях, помимо общего социализма, был еще свой, заводской, социализм: собственные базы отдыха в курортных местах, свои поликлиники, свои детские сады и пионерские лагеря и т.п.  На полную мощь работали и другие предприятия, дававшие молодым людям перспективу профессионального роста и обеспечивающие скромное, по западным меркам, но зато надежное благосостояние. Так что слоняться с бутылкой пива в руке в советское время у молодежи не было ни возможности, ни желания. Да и пива, кстати, имелось в продаже во много раз меньше, чем сейчас. Ну, не считала эта богопротивная  советская власть сей напиток таким уж необходимым и полезным для народа.

Чтобы трудящиеся проводили свой досуг не в пьяном угаре, а цивилизованно, как полагается уважающим себя людям, были построены дворцы культуры, библиотеки, музеи, спортивные залы и великолепные бассейны (что в условиях сурового климата особенно актуально).  В городе возвели замечательное здание драматического театра. Все культурные блага люди получали либо абсолютно бесплатно, либо за сущие копейки.

Я не утверждаю, что жизнь в советское время была идеальной и даже не стану настаивать на тезисе о том, что она была близка к идеалу. Но я совершенно, неколебимо убежден, что ее общим вектором был прогресс. Загляните в местный краеведческий музей. Там вы наглядно увидите, как на местном авиазаводе сначала строили относительно простые винтомоторные самолеты, а потом освоили производство довольно сложных реактивных машин и, наконец, добились того, что стали выпускать лучший в мире истребитель СУ-27.  Производство такой машины под силу далеко не каждой стране, далеко не всякому народу. Тут одного трудолюбия мало, тут нужен уровень культуры высочайший – как технической, так и общей.  То же, хоть и менее наглядно, можно видеть на примере судостроительного завода. Вообще в мире очень мало стран, способных строить атомные подводные лодки, ибо это производство обладает просто запредельной сложностью. А Советский Союз мог!

Правда, он был, как говорят, тоталитарным. То ли дело свободная от пут тоталитаризма Россия! Уж она-то могла бы показать всему миру чудеса прогресса! Но не показывает, вот в чем беда. И даже совсем наоборот: демонстрирует всему человечеству невиданный в мировой истории темп деградации. Прошло каких-то 17 лет после того, как танковые орудия на Краснопресненской набережной принесли России блага демократии, и теперь рутинная в советское время задача оказывается либо вообще нерешаемой, либо невероятно сложной. За эти годы не создано ни одного нового типа пассажирского самолета. (Что касается разрекламированной машины Суперджет-100, то давайте не будем торопиться с выводами. Цыплят по осени считают.)  Аналогичная картина в судостроении. В советское время строительство подводных лодок было поставлено на поток, теперь каждая лодка создается ценой невероятных усилий. Злосчастная «Нерпа» строилась целых 17 лет! Финансирование то закрывали, то вновь открывали. Кроме того, техника – это не только железо, это еще и люди, способные ее строить и обслуживать. В условиях налаженного и систематически работающего производства сама собой формируется группа людей, обладающих соответствующими знаниями и навыками. Как только производство начинает лихорадить, эти навыки перестают быть актуальными и очень быстро утрачиваются. И чем выше квалификация специалиста, тем быстрей происходит эта утрата. Три года человек не поработал – и все, он уже годен только на то, чтобы пирожками торговать.

Продолжим нашу прогулку по Комсомольску. Вот мы идем по проспекту Мира. На пересечении с Аллей Труда стоит колоритный памятник конструктивистской архитектуры – Дворец культуры судостроительного завода. Когда-то дворец в полной мере  соответствовал  названию. Здесь работала масса кружков, проводились собрания, ставились спектакли. Сейчас же в помещениях дворца разместились магазины да офисы разных фирм.  Главный зрительный зал пять лет назад в результате пожара выгорел. С тех пор ничего не сделано для его восстановления. И, конечно, ПРИ ЭТОЙ ВЛАСТИ, ничего не будет сделано.  Для очередных дорогостоящих причуд Абрамовича деньги в стране найдутся, для гламурного преуспеяния Ксюши Собчак, разумеется, тоже. Для повышения расходов на содержание чиновничества ресурсы в России отыщутся всегда…  А вот на ремонт дворца культуры, увы, денег как не было, так и нет. Рынок-с, господа.

Но вот мы доходим до набережной. Да, это зрелище не для слабонервных. Лишь на коротком участке непосредственно перед речным вокзалом твердое покрытие в более или менее пристойном состоянии. Но по обе стороны от здания вокзала плиты выщерблены, асфальт покрыт многочисленными трещинами, через которые летом пробивается трава, везде груды мусора…  Если взглянуть на город со стороны реки, картина будет еще более жуткой.

Невольно вспоминаешь набережную Амуру в китайском городе Хэйхе. Три километра безупречно ровной, ухоженной поверхности, нигде не сориночки, ни окурка, живописные скульптуры радуют глаз… Вся обстановка создает праздничное, приподнятое настроение. Пройтись по такой набережной – истинное удовольствие.  На этом примере наглядно видишь разницу между властью, ответственной перед народом, и властью, которой на народ глубоко плевать.  

В любое время года, в любую погоду на набережной в Комсомольске-на-Амуре кто-то есть. Это и понятно: набережная – единственное в нашем городе место, пригодное для прогулок. Больше всего, конечно, молодежи.  Студенты педуниверситета, которых после получения диплома ждет работа с роскошной зарплатой в четыре с половиной тысячи рублей. У выпускников другого университета ситуация гораздо проще – для больишнства из них работы просто нет. Строительный комплекс развален, металлургическое производство имеет весьма скромные масштабы, машиностроительные предприятия едва-едва дышат, на авиационном заводе штат составляет меньше половины от советского, на судостроительном – примерно одну треть. А впереди – экономическая буря, которая вообще может уничтожить хилые остатки советского промышленного потенциала. Так что наших дипломированных специалистов ждет работа либо охранника, либо торгового представителя (читай – толкача). Девушке проще всего найти работу продавца. Да, вот что еще. В рекламных изданиях регулярно печатается объявление: «Требуются привлекательные девушки от 18 до 30 лет. Зарплата высокая. Проезд в Комсомольск-на-Амуре бесплатный. Охрана гарантируется. Звонить круглосуточно».  О характере работы, правда, ничего не сообщается. Интересно, почему? У вас, уважаемые читатели, нет никаких гипотез?  

Современное российское общество не может предложить молодежи никаких достойных перспектив. Продавцы и охранники, конечно, профессии нужные. Ужасно то, что это в настоящее время самые массовые нужные профессии.  Работа творческая, требующая высокого уровня профессионального мастерства, предполагающая высокий интеллект и обостренное чувство ответственности, практически отсутствует. Сложившийся в России общественный строй привел к уничтожению анклавов постиндустриализма, созданных в советские годы, а вместе с тем и уничтожил общественную потребность в сложном квалифицированном труде. Остался труд нетворческий, рутинный, формирующий человека примитивного, с невзыскательными вкусами и желаниями, простыми как мычание. Неотвратимо деградирует человеческий потенциал – главное богатство общества. Еще несколько лет движения по этому пути – и подводные лодки строить станет просто некому. Исчезнет та социокультурная среда, в которой только и возможно существование высокотехнологичной промышленности.

Так что удивительно не то, что во время ходовых испытаний «Нерпы» произошел несчастный случай. Удивительно другое – Россия, невзирая на все удары реформаторов, до сих пор худо-бедно способна производить атомные субмарины. Запас прочности советской цивилизации оказался намного выше, чем можно было ожидать.

Возникает закономерный вопрос: почему «возвращение России в лоно мировой цивилизации» привело к ее системной деградации? Могло ли быть иначе?

По моему глубокому убеждению, не могло.  Движущей силой нашей контрреволюции была торговая мафия в союзе с переродившейся частью партноменклатуры.  Их единственной целью (лицемерно прикрываемой причитаниями по поводу неэффективности плановой социалистической экономики) является личное обогащение. Они рвались к власти не для того, чтобы созидать, а ради того, чтобы воровать.  Теперь они всячески надувают щеки и изображают из себя респектабельных господ, ответственных собственников, радетелей за Россию. Но по своей природе это обычные мазурики, всякий миг готовые стащить то, что плохо лежит. Они хотели бы вести свою родословную от Михаила Рябушинского, а на деле их духовным отцом является Михаил Паниковский.  Общественная польза, общий интерес их абсолютно не интересует. Ворюги – беспредельно алчные, недалекие и наглые – вот что такое властвующая элита в России. Их алчность их и погубит. Когда настанет час икс (а он непременно настанет), они не сумеют действовать сообща, каждый будет спасаться в одиночку, используя подготовленный заранее запасной аэродром. И тогда перед нашей страной возникнет исторический шанс прервать скольжение в пропасть и выйти на траекторию прогресса и созидания. Верю, что мы его не упустим.

Хабаровский эксперимент

На днях губернатор Хабаровского края В.И. Ишаев был освобожден от занимаемой должности и назначен на пост представителя Президента по Дальневосточному федеральному округу. Формально это повышение, фактически - почетная отставка.  Хоть Виктор Иванович и побудет еще некоторое время в публичной политике, для него наступило время писать мемуары.

Он возглавил Хабаровский край 18 лет назад и все эти годы оставался на своем  посту. Наш край это обширный регион, щедро наделенный природными ресурсами и обладавший мощной высокоразвитой промышленностью. В советское время край динамично развивался, численность населения быстро росла, создавались новые предприятия, строились города, поселки, фермы, птицефабрики, рыборазводные заводы и т.д. По территории Хабаровского края прошла значительная часть БАМа – этой важнейшей транспортной артерии, которая открыла перспективу освоения гигантских месторождений полезных ископаемых, таящихся в дальневосточных недрах. В течение трех последних десятилетий советской власти воплощалась в жизнь грандиозная программа массового жилищного строительства. Советское государство не жалело ни денег, ни материальных средств, ни сил на освоение своего дальневосточного форпоста. Существовало ясное понимание того, что бесхозных богатств в мире не бывает. Если мы не сумеем воспользоваться ресурсами, что нам достались от царской России, ими завладеют другие, более практичные, народы. Дальний Восток Советского Союза никогда не рассматривался руководством страны как сырьевой придаток европейской части. Курс был взят сразу на полноценное освоение отдаленных территорий, на создание там передовой индустрии и высокоразвитой культуры. Комсомольский-на-Амуре авиационный завод имени Ю.А. Гагарина выпускал лучшие в мире истребители СУ-27. По два-три самолета в неделю! Впечатляет?! Со стапелей Амурского судостроительного завода имени Ленинского комсомола регулярно сходили атомные подводные лодки. А ведь строить атомные субмарины – это вам не штаны шить. Строительство судов такого типа – настолько сложное дело, что оно доступно лишь нескольким самым продвинутым в техническом отношении странам  мира. Впрочем, и с шитьем штанов все обстояло весьма неплохо. Швейная фабрика в Биробиджане выпускала превосходный бельевой трикотаж, а швейная фабрика в Комсомольске-на-Амуре обеспечивала трудящихся добротной верхней одеждой. И хоть кто-то может сказать, что с эстетической точки зрения одежда советского производства была так себе, я отвечу на это: лучше носить свое, чем зависеть от чужого. Лучше быть инженером, одетым в серое драповое пальто, сшитое на отечественной фабрике, чем безработным в яркой китайской куртке. (Этим я вовсе не отрицаю недостатков, которые были присущи советской легкой промышленности.)

В 1991 году в стране восторжествовала контрреволюция, националистические элиты разодрали Советский Союз на части. В самом большом осколке СССР, получившем официальное название Российская Федерация, утвердилась новая власть. Ельцин приступил к раздаче ярлыков на княжение. В Хабаровском крае такой ярлык получил (извините, был назначен на должность главы администрации) сорокатрехлетний В.И. Ишаев.  В тех конкретных условиях это было, на мой взгляд, логичное и правильное решение. Другой претендент на пост главы края В.М. Десятов – типичный демократ первой волны – по всем статьям проигрывал В.И. Ишаеву. Как правильно пишет С.Г. Кара-Мурза,  всякая революция поднимает наверх людей ущербных – малообразованных, недалеких, крайне амбициозных, мелочно-мстительных. Таким давать власть нельзя ни в коем случае. Виктор Иванович начал свой трудовой путь в возрасте 16 лет простым рабочим, получил высшее техническое образование, продвинулся по службе, был направлен на работу в советские органы, неплохо там себя зарекомендовал. Так что Ельцин вручил властные полномочия в Хабаровском крае вполне достойному кандидату.

История как бы поставила эксперимент: что будет в новой демократической России с динамично развивающимся регионом России, если его возглавит толковый и энергичный руководитель? Этот эксперимент заодно дает возможность ответить и на другой, не представляющий, правда, большой общественной значимости, вопрос: а что будет с самим руководителем?

18 лет – срок немалый. Это ровно столько, сколько пробыл на посту генсека Брежнев. За 18 послесоветских лет правящий режим прошел большой исторический путь от хаоса и неразберихи начала 90-х до сложившейся и затвердевшей в своих основах системы, поведение которой (для внимательного наблюдателя) вполне предсказуемо.

И что же мы видим в итоге? Каков результат деятельности способного и опытного менеджера экстра-класса, каковым, по общему мнению, является В.И. Ишаев во вверенном его многомудрому попечению Хабаровском крае?

Увы, общий результат плачевен. Конечно, если судить по выступлениям самого Виктора Ивановича в специально созданной для него передаче «Губернаторский час», то дела в нашем крае обстоят распрекрасно. Проникновенным голосом, никогда не нарушая принятого задушевного тона, весь лучась добротой, (как и положено отцу родному) рассказывает губернатор «дорогим жителям Хабаровского края» о том, как замечательно им живется: дороги строятся, теплотрассы ремонтируются, газ в населенные пункты проводится, ветхое жилье сносится, пенсионерам оказывается всяческая помощь. Самое интересное, что все это правда. Только такая правда, которая является формой полного тумана. Методика создания картины иллюзорного благополучия проста: выпячиваются частные факты и фактики, но о фактах существенных, принципиальных говорится вскользь, мимоходом; внимание привлекается к деталям и подробностям, а массивные процессы и долговременные тенденции остаются в тени.  Нам сообщается о том, что в таком-то году построено столько-то квадратных метров жилья, однако забывают добавить, сколько надо строить,  чтобы хотя бы восполнить убыль жилищного фонда в результате его обветшания.  Рассказывается о мерах помощи малоимущим, но без внимания остается вопрос о том, почему вообще такая категория населения сформировалась в крае с богатейшими запасами природных ресурсов. Говорится о создании на авиазаводе в Комсомольске-на-Амуре гражданского самолета С-80, но умалчивается о том, что самолет этот никогда не войдет в серию, т.к. местные авиалинии, для которых он построен, приказали долго жить. И так далее.

Когда неудобный факт невозможно обойти молчанием, В.И. Ишаев проявляет истинные чудеса лицедейства, давая слушателям понять, что он тут ни при чем: причина не в его решениях и действиях, а в чем-то или в ком-то другом: в плохих исполнителях, непродуманных законах, чрезвычайных обстоятельствах и т.п. В.И. Ишаев может иногда слегка намекнуть, что там, наверху, принимают порой не самые хорошие решения. Критика эта настолько дозированная, настолько беззубая и неопределенная, что никто из высоких кремлевских персон не может счесть себя задетым лично. Но этой критики достаточно, чтобы создать впечатление, будто губернатор – человек принципиальный и смелый. «Ты смотри-ка, как Ишаев в последней передаче кое-кому в Кремле врезал! Не хуже Жириновского!» - такие реплики мне приходилось слышать собственными ушами. (Правда, уже довольно давно.)

Но ведь никуда не деться от того факта, что население в крае УБЫВАЕТ. Никакими ухищрениями пиара этот факт не скрыть. А это ГЛАВНЫЙ факт, главный результат деятельности «эффективного менеджера» и «известного государственного деятеля». (И по совместительству – крупного ученого. Но об этом чуть позже). В 1991 году в Хабаровском крае проживало миллион шестьсот тысяч человек, в настоящее время – миллион четыреста тысяч. Так что каждый год губернаторства В.И. Ишаева обходился стране более чем в 10 тысяч убыли населения. И невозможно спрятать от людского взора то обстоятельство, что промышленность края пребывает в коме. Когда В.И. Ишаев приступил к исполнению обязанностей главы администрации Хабаровского края, Амурский целлюлозно-картонный комбинат был передовым предприятием, производившим продукцию на экспорт. Как теперь там дела обстоят? А никак. Завода давно нет, остались одни руины. Что происходит в Комсомольске-на-Амуре на судостроительном заводе, некогда выпускавшем атомные подводные лодки? В сравнении с советскими временами персонал сокращен впятеро, работники месяцами не получают зарплату. Где в Комсомольске-на-Амуре строительный комплекс, позволявший возводить по 0,75 квадратного метра жилья на человека в год? Он развален. Уцелевшие строительные мощности не позволяют строить жилье в массовом масштабе. Повсюду бросаются в глаза приметы запустения и упадка.  Экономика края приобрела уродливый сырьевой профиль, закрывающий перспективу культурного и социального прогресса.

Регресс экономики не мог не сказаться и на других сторонах жизни людей. Так, в 90-е годы в  Хабаровском крае была какая-никакая политическая жизнь: существовали отделения нескольких политических партий, проводились митинги, демонстрации, разворачивались дискуссии, в том числе и на телевидении. В годы путинской стабильности политическая жизнь в крае была за ненадобностью отменена. Установилась монополия «Единой России», которая партией фактически не является. Из оппозиционных партий удалось выжить только КПРФ, но она оттеснена на обочину. Дискуссий больше нет, тишь да гладь,  да божья благодать. В первой половине 90-х годов средства массовой информации еще могли позволить себе какую-то самостоятельность суждений. И даже – страшно помыслить! – смели высказывать  нелицеприятные суждения о  В.И. Ишаеве. Потом критика стала звучать все глуше, глуше, а со временем и вовсе прекратилась. Конечно, я не могу утверждать, что читаю всю местную прессу, возможно, что-то прошло мимо моего внимания, и я был бы признателен тому, кто-то сумеет представить доказательства моей неправоты. Однако общий верноподданнический тон местных СМИ – вещь настолько очевидная, что ее невозможно не заметить. Вот что интересно: формально все СМИ независимы, никакой официальной цензуры нет. Но каждый редактор живет в реальном мире и хорошо знает, что можно себе позволить, а что ни при каких обстоятельствах нельзя. Никто не обязывает местные СМИ делать из В.И. Ишаева икону, однако икона эта создана, и на нее почти все молятся. Мало-помалу губернатор обрел атрибуты непогрешимости, всеведения, всеблагости и, разумеется, всемогущества. И хотя культ Ишаева не принял таких гротескных форм, как, например, культ Путина, однако трезвомыслящему человеку, наделенному чувством собственного достоинства, видеть это все равно неприятно. Есть все-таки грань, отделяющая уважение от лизоблюдства.

Конечно, на это можно возразить, что В.И. Ишаев действовал в конкретных обстоятельствах, и он не мог вытянуть свой губернаторский воз, когда вся страна катилась под гору. Да, это резонный аргумент. Но это фактически приговор системе, частью которой В.И. Ишаев является. Получается, таким образом, что сама установившаяся в стране система изначально порочна. Мафиозно-компрадорский клановый полуфеодальный капитализм обрекает страну на всестороннюю деградацию. И никакой руководитель – будь он даже действительно гением менеджмента! – не в состоянии ничего изменить в принципе. Предвижу еще один довод: это правда, что при В.И. Ишаеве происходила общая деградация Хабаровского края, но она могла бы идти гораздо быстрей, если б не его компетентное руководство. Весьма сомнительный способ рассуждений – противопоставлять реальным фактам умозрительные допущения, принципиально не поддающиеся проверке. И к тому же что это за странный метод доказательства чьих-либо заслуг – судить не по реальным успехам, а по гипотетическим провалам, коих будто бы удалось избежать!

Изменился и сам В.И. Ишаев. Не только внешне, но и внутренне. Ведь были, были времена, когда он не боялся вступать в публичную полемику с оппонентами. Те времена давно прошли. Последние лет десять он предпочитает выступать в комфортной обстановке, ведя беседу с журналистом, который преданно заглядывает ему в глаза. В начале своей деятельности на посту губернатора В.И. Ишаев мог позволить себе фронду: я, мол, не желаю вступать ни в какую партию, моя партия – Хабаровский край. Потом образумился, о фронде забыл, влился в стройные ряды «Единой России». 12 лет Виктор Иванович, как подобает истинному патриоту, выступал за то, чтобы спорная граница между Россией и Китаем была закреплена в том виде, в каком она существовала в советское время. Но Владимир Владимирович решил иначе и подарил с барского плеча братскому китайскому народу полтора острова по Амуру.  Мои попытки разыскать в прессе официальное заявление В.И.Ишаева с критикой такого решения не увенчались успехом. Сдается мне, что  такого заявления и не было. По-человечески Виктора Ивановича понять можно: назначенный губернатор – это не то, что избранный:  одно слово несогласия – и вы уже не важная персона, а частное лицо.  Вот так система подминает под себя людей.

Но не все так безрадостно в Хабаровском крае, как может показаться некоторым критически настроенным журналистам. Есть и успехи, и достижения. Так, некоторая часть населения весьма выиграла от рыночных преобразований. По улицам городов разъезжают «Лэндкрузеры», «Мерседесы» и даже «Хаммеры». (Говорят, что есть и «Бентли», но я сам не видел. Врут, наверное.) В Хабаровске в заметном количестве построены великолепные многоэтажные дома класса люкс. Отдельные  жители края могут себе позволить отдыхать на самых фешенебельных курортах мира. К этой, благополучной, части жителей края относится и сам Виктор Иванович. С тем, однако, существенным добавлением, что, помимо благ материальных, приобрел он весомые знаки своего интеллектуального превосходства. Напряженно трудясь на высоком посту, он одновременно занимался написанием научных трудов. И сделал такую карьеру, которая и Ландау не снилась! Кандидатскую диссертацию защитил, а затем и докторскую. Мало того – был избран действительные члены Академии РАН. И это за 11 лет! Так что не все в Хабаровском крае катится под гору, имеются и великие свершения.

В замечательной системе, созданной не без деятельного участия самого В.И. Ишаева, не все, однако, так замечательно и для него самого. Если вдуматься, деньги, квартира, диплом доктора наук и даже звание академика – разве это главное в жизни? Разве внешние признаки жизненного успеха это и есть сам успех? Главное для человека – возможность самореализации, возможность полностью раскрыть свои таланты, возможность добиться максимума. А сиднем просидеть 18 лет на одном и том же, пусть и высоком, месте – какая это карьера?! Для молодого, исполненного честолюбивых замыслов, энергичного и наделенного жаждой мегаадминистрирования деятеля сложившаяся в России система не дает ни малейших шансов. Путь наверх открыт только ребятам и девчатам из питерского клана. Остальным дорога закрыта. Будь ты семи пядей во лбу – останешься в своей Тьмутаракани на веки вечные. Никакие заслуги, таланты и достоинства не имеют ни малейшего значения.

Не играет роли и авторитет руководителя среди населения. На пост губернатора в современной России возносят монаршей  милостью, ею же и снимают с него. В.И. Ишаев был переназначен губернаторский пост в июле 2007 году, имел право пребывать на нем еще более двух лет. Но обстановка изменилась. Кризис… А раз кризис, кто-то должен отвечать. Кто-то должен платить за разбитые горшки. Не возьмет же В.В. Путин ответственность за неотвратимо надвигающийся крах своей политики на себя! Ответственность возлагается на других. Губернаторы-ветераны идеально подходя на роль виноватых. Они у руля уже по 18 лет, а кто и больше, с них и спрос. Правда, отставка может быть оформлена как повышение по службе, но не настолько уж мы наивны, чтобы принимать форму за содержание.

Сложившаяся в России система управления содержит еще один неустранимый изъян: она обеспечивает отрицательную селекцию кадров. Каждый последующий руководитель хуже предыдущего. Исполняющим обязанности губернатора Хабаровского края назначен бывший депутат Государственной Думы от «Единой России» В.И. Шпорт. Можно с уверенностью прогнозировать, что дела при нем в Хабаровском крае пойдут хуже, чем шли при прежнем руководителе. И дело не в достоинствах или недостатках нового начальника, а в том, что скорость движения страны под гору нарастает. И вместе с тем усиливаются негативные тенденции в каждом отдельном регионе. Надо менять не губернаторов, а систему в целом. Таков, пожалуй, главный урок Хабаровского эксперимента.

Рудольф Лившиц, Комсомольск-на-Амуре

Постскриптум. Закончив статью, я на всякий случай заглянул в Интернет и нашел там любопытный материал: интервью В.И. Ишаева «Российской газете» (номер от 29 августа 2006 года). Приведем из него цитату, прямо относящуюся к теме. Пропущенные места отмечены угловыми скобками, пунктуация источника сохранена.

РГ | <…> В год из Хабаровского края уезжает по 22 тысячи человек,  что достаточно чувствительно при всего-то полуторамиллионном населении.  <…> Чем вы собираетесь останавливать отток населения и привлекать в ваши края, как это планирует правительство, соотечественников из СНГ?

Ишаев | Именно об этом я и говорю. Но меньше всего хотел бы строить вместо планов иллюзии. Да, люди уезжают. Из Хабаровского края, правда, меньше, чем из других российских регионов. За время, прошедшее после распада Союза, Камчатка потеряла 50 процентов своего населения, Магадан и Чукотка еще больше. Хабаровский край - 11 процентов. Но все равно это в общем около двух миллионов человек. Причем 90 процентов - потери именно вследствие миграции, лишь 9,8 процента - за счет демографии, когда смертность превышает рождаемость. Очень мало в стране мест, где подобное положение удалось выправить. Но мы пытаемся сделать все, чтобы по крайней мере затормозить этот процесс. Чем сложнее ситуация, тем больше мы работаем.

Нужно ли еще более красноречивое признание того, что деятельность губернатора в современной России – это сизифов труд?

Читая партбилет

Вот он, передо мной. Твердый материал обложки, аккуратная, без всяких затей, надпись: «Коммунистическая партия Советского Союза». С давней фотографии на меня смотрит молодой мужчина с пышными кудрями и без паутинки морщин возле глаз. Да, это я четверть века назад. Партбилет выдан 17 ноября 1980 года, и с этого момента в моей жизни начался новый отсчет. Но прочь лирику.

Предлагаю взглянуть на партбилет с неожиданной точки зрения, проанализировать его как источник сведений о жизни обычного советского человека. Иначе говоря, давайте прочитаем его вне идеологических координат, постигнем его холодным разумом как документ ушедшей эпохи. Реконструируем ее, как палеонтолог по одной-единственной кости восстанавливает облик животного. Партбилет в этом смысле – чрезвычайно ценный источник информации. В КПСС своевременной и полной уплате членских взносов уделялось очень большое внимание. Каждый член партии обязан был в установленный срок явиться к секретарю своей парторганизации, указать полную сумму месячного заработка и уплатить в соответствии с ней взносы. (Размер которых, кстати, определялся по прогрессивной шкале.) И боже упаси скрыть хоть один рубль заработка! Персональное дело можно было считать обеспеченным. И партийное взыскание тоже. В лучшем случае отделаешься строгим выговором с занесением в учетную карточку. Но более вероятно, что расстанешься с партбилетом и с репутацией порядочного человека. Так что желающих сэкономить на взносах было в партии очень мало. Секретарь, приняв взносы, делал соответствующую отметку в партбилете. При этом – что очень важно! – фиксировалась и сумма заработка, и величина взносов. Стало быть, партбилет оказывался своеобразной индивидуальной ведомостью уплаты членских взносов. Ведомостью в высшей степени достоверной, которая велась к тому же на протяжении годов и десятилетий. Поэтому по партбилету легко судить,  каков был уровень благосостояния его обладателя, как этот уровень менялся с течением времени. Таким способом можно получить ценный материал для социологических обобщений.  

Моя скромная персона  в этом смысле является весьма подходящей, ибо я никаких руководящих должностей не занимал, в партии был рядовым плательщиком взносов. И за те неполные 11 лет, что состоял в КПСС, вырос от старшего преподавателя до доцента. Карьера отнюдь не головокружительная. Короче говоря, я был как раз тем, о ком принято говорить: «простой советский человек». Так, как я, жили миллионы, десятки миллионов. Свой первый партийный взнос я уплатил в ноябре 1980 года с суммы в 210 рублей. Был я тогда, как уже сказал, старшим преподавателем с окладом в 160 рублей. Дополнительные полсотни я заработал, читая лекции по линии общества «Знание». Существовало  такое общество, полезное со всех точек зрения.  Берешь путевку, приходишь в трудовой коллектив и читаешь там лекцию на какую-нибудь актуальную тему. Железнодорожники, судостроители, работники ЖКХ, лесозаготовители, сельские жители слушали эти лекции с неподдельным интересом.  После лекции – вопросы, живая беседа, а порой и спор. Увлекательное занятие! За которое, кстати, полагался гонорар. Кто же станет возражать против того, чтобы приятное дополнить полезным?!  Прочитал пять лекций за месяц – вот еще пятьдесят рублей к семейному бюджету.

Сама по себе величина заработка ни о чем не говорит. Чтобы понять, много это или мало, необходимо сопоставить эту цифру с ценами на основные товары и тарифами на услуги. Итак, 210 рублей. Билет на трамвай стоил тогда 3 копейки. Следовательно, указанной суммы хватало на 7000 поездок в трамвае. В настоящее время стоимость такой поездки в Комсомольске-на-Амуре – 9 рублей. Таким образом, если взять данный критерий, мой заработок был равен кругленькой сумме в 63 тысячи рублей. Цена авиабилета от Комсомольска до Москвы составляла тогда 129 рублей. Сейчас она около десяти тысяч. Если пересчитать мой тогдашний заработок по этому критерию, получается сумма гораздо скромней – всего-то 16280 рублей. Но это все равно раза в 4 больше, чем получает старший преподаватель в «великой энергетической державе». Буханка пшеничного хлеба стоила тогда 20 копеек.  Моей зарплаты хватало на 1050 буханок. Сейчас за такое количество хлеба нужно выложить примерно 15 тысяч рублей. По предметам длительного пользования (телевизоры, холодильники, стиральные машины) цифры будут существенно ниже. Но эти вещи покупаешь раз в 10-15 лет, а питаться надо каждый день, да еще не по разу. Квартиру покупать мне не было надобности, ибо к тому моменту я получил ее от государства. Плата за трехкомнатную квартиру (включая оплату тепла и электроэнергии) составляла тогда около 20 рублей в месяц. Телефон – два с полтиной. Таким образом, этих денег вполне хватало для жизни на уровне скромного достатка. Если не шиковать и не заниматься мотовством, можно было откладывать, что мы с женой и делали. И не только наша семья имела такую возможность. Накануне «реформ» сбережения советских людей составляли 400 миллиардов рублей. (Они были отняты у народа в ходе «реформ», но этого сюжета я здесь касаться не намерен.) Собственное авто было, конечно, для нас недоступно. Но когда в обществе создана и исправно функционирует  всеохватная система общедоступного общественного транспорта, особой необходимости в своей машине нет. И, скажу вам честно, я ее никогда не жаждал. Барахольный синдром мне совершенно чужд, желания выделиться за счет вещей никогда не испытывал.  Это пусть там, на цивилизованном Западе, человека оценивают по тому, какие у него туфли да какой марки часы на руке. В обществе, пораженном лихорадкой потребительства, иначе и быть не может. Ну, а в том обществе, где люди едят, чтобы жить, а не живут, чтобы жрать, престижное потребление воспринимается как некая ненормальность. Типичный советский человек – и я отношусь именно к этой категории – не участвовал в потребительской гонке,  иррациональной по сути, опустошающей душу, заменяющей счастье творческой самореализации суммой сиюминутных удовольствий от достигнутых частных успехов. Парадокс заключается в том, что в советском обществе, не пораженном синдромом потребительства, реальный уровень потребления у большинства был существенно выше, чем  сейчас, когда мы «вырвались из пут тоталитаризма» и «вместе со всем цивилизованным человечеством» включились в потребительскую гонку.

Итак, первые свои партийные взносы я заплатил с суммы 210 рублей. На следующий месяц заработок был точно таким же. (160 рублей по основному месту работы и 50 рублей за лекции по линии общества «Знание».)  В январе 1981 года я заработал уже 90 рублей сверх основного заработка, а вот в феврале и марте не заработал ничего. Сейчас уж и не вспомнить почему. Наверное, просто не было желания. В апреле 1981 года в материальном положении моей семьи произошел коренной перелом.  ВАК (Высший аттестационный комитет) утвердил защиту моей кандидатской диссертации, которая состоялась за год до этого. Моя зарплата сразу выросла на 75 процентов: со 160 рублей до 280!  

Никогда мне не забыть того дня, когда я впервые получил свою кандидатскую зарплату.  В борьбе между зимой и весной уже наметился перелом, но зима еще не сдалась окончательно, то и дело напоминая о себе снегопадами и холодами. Было пасмурно, с неба сыпала мокрая крупа, окаймляя белой бахромой бесчисленные лужи.  Зябко кутаясь в пальто под порывами ветра, я шел домой, унося в кармане свою новую получку. Точнее,  не шел – летел, не чуя земли под ногами. Закон всемирного тяготения, казалось, утратил надо мною власть. В душе сияло солнце, весь мир одаривал меня своей лучезарной улыбкой.  Как бы машинально, не имея в виду ничего конкретного, я зашел в магазин. Нет, не в тот, о котором вы подумали. Я всегда испытывал отвращение к алкоголю, а к тому моменту, о котором идет речь, уже встал на стезю абсолютной трезвенности. Ноги привели меня в промтоварный магазин, где продавалась всякая всячина, в том числе и одежда. Я решил порадовать жену каким-нибудь подарком.  Мой взгляд остановился на бельгийском демисезонном пальто. Приятного серого цвета, оригинального фасона, элегантное, оно поневоле притягивало взор. Как мне объяснила продавщица, оно было в единственном экземпляре, многие к нему приценивались, но никто не взял из-за цены. Я взглянул на ценник: 280 рублей. Да, это не просто дорого, а очень дорого. Подобные пальто советского производства стоили тогда 105-120 рублей, так что человеку нужно было преодолеть психологический барьер, чтобы решиться на такое приобретение.  По размеру пальто моей супруге подходило, и я решился. С невозмутимым видом, как будто совершать такие покупки для меня – занятие самое обычное, я выложил требуемую сумму (после чего в кошельке не осталось ни копейки, но это уже детали) и с греющим душу чувством удачи направил свои стопы домой. Вечером, когда жена приехала после работы, я вручил ей пальто и попросил примерить. Пальто оказалось в самый раз, как будто оно было сшито по индивидуальному заказу.  Повертевшись перед зеркалом и вполне убедившись в том, что новая вещь ей идет, моя половина задала логичный в данной ситуации вопрос:

- Сколько?

- Двести восемьдесят.

- Сколько?!

- Ну, я же сказал. Могу повторить: двести восемьдесят и ни рублем больше.

Жена испуганно замахала руками:

- Нет, нет,  это слишком дорого, нам это не по карману. Завтра же верни пальто в магазин!

- Успокойся, дорогая, возвращать я ничего не собираюсь. ТЕПЕРЬ  нам такое пальто вполне по карману. Сегодня я получал кандидатскую зарплату.  Ликуй, мы перешли в иную имущественную страту.

Как вы понимаете, долго уговаривать мою жену не пришлось. Какая женщина способна расстаться с вещью, которая ей понравилась?

О, счастливейший миг моей жизни!..

Можно спорить о том, насколько разумно тратить деньги, вырученные государством от продажи нефти, на импорт товаров массового потребления. Не лучше ли было купить в той же Бельгии новейшее оборудование для наших швейных фабрик и на них шить такие пальто высокого качества? Допускаю, что избранный руководством Советского Союза в «период застоя» способ использования валюты не являлся лучшим. Но и не был он худшим, это уж точно.  Вот сейчас, когда мы насмотрелись на безумства «новых русских», проматывающих в угаре потребительства достояние страны, это понимаешь вполне отчетливо. На нефтедоллары приобретались пальто, сапожки, костюмы для миллионов и миллионов советских тружеников, а не «Боинги», яхты, прогулочные подводные лодки, пасхальные яйца работы Фаберже,  шикарные виллы на Майами-Бич и прочие предметы роскоши для нескольких тысяч паразитов, захвативших в результате контрреволюции власть в нашей страны.  

Когда готовилось свержение советской власти, любимым коньком «демократически настроенных» журналистов была уравниловка. «Советский общественный строй несправедлив, - вопили эти витии.  Умным и трудолюбивым платят слишком мало, а бездарям и лентяям – слишком много». К сожалению, советские люди купились  на эту идеологическую дешевку. Кто же причисляет себя к тупицам и лодырям?  Каждый мнит себя прекрасным работником, всякий уверен, что общество недооценивает именно его, а переплачивает - другим. Возьмите для примера шахтеров. Уж им-то грех было жаловаться на низкие заработки. Любой шахтер низкой квалификации получал больше доцента, а то и профессора.  Если бы шахтеры думали собственными головами и не верили «демократическим» лохотронщикам, они никогда не согласились бы на свержение власти, которая обеспечивала им столь привилегированное положение. Но именно они стали тем тараном, с помощью которого банда ельциноидов сокрушила советскую власть. Цифры в моем партбилете – наглядное опровержение мифа об уравниловке. Был я ассистентом – получал 125 рублей. Дорос до старшего преподавателя – зарплата выросла на четверть. А вот когда защитил диссертацию, она поднялась сразу на три четверти. В итоге за 9 лет работы моя зарплата выросла в 2,2 раза (со 125 до 280 рублей). Согласитесь, очень даже неплохо. Но ведь это был не предел. В нашей системе есть еще две ступеньки иерархии – доцент и профессор. Зарплата профессора в советское время составляла 500 рублей, т.е. была в 4 раза выше, чем зарплата ассистента.  Как показывает опыт, это вполне разумная пропорция. При такой дифференциации у ассистента есть достаточный стимул, чтобы проделать очень нелегкий путь к профессорскому званию.  С другой стороны, между ассистентом и профессором не возникает социального барьера. Они занимают хоть и разные позиции, но в пределах одной социально-профессиональной группы. Добавьте к этому, что очень многие блага в советском обществе были либо вообще бесплатны, либо стоили копейки. Поэтому советский тип жизнеустройства обеспечивал удовлетворение базовых жизненных потребностей практическими всеми трудящимися. Конечно, у ассистента они удовлетворялись на уровне минимума, а у профессора – на гораздо более высоком уровне. Так, моя жена за тем семь лет, что я был ассистентом, трижды съездила по профсоюзным путевкам на курорты нашей страны. Конечно, она проживала не в пятизвездочных отелях, а в санаториях для простых трудящихся, где в одной комнате размещалось 3-4 человека, но зато такая возможность была у всех. На благословенном Западе, кстати, пятизвездочные отели доступны далеко не каждому. К тому же там всегда существует обширный слой людей, выброшенных из колеи жизни, прозябающих на дне, влачащих жалкое существование на пособие по бедности.  Вспомните хотя бы прошлогодние кадры телевизионных съемок из Нью-Орлеана. Население города было заранее предупреждено о приближении урагана «Катрина». Люди побогаче заблаговременно укатили на своих автомобилях. Остались только те, кому ехать не на чем и не на что. Они-то и оказались жертвой стихии. Они-то и занимались потом мародерством.  Так природный катаклизм приоткрыл краешек тщательно скрываемой от постороннего взора картины ужасающей социальной дифференциации такого с виду благополучного, такого преуспевающего, сытого и лучащегося довольством американского общества.  

Но продолжим чтение документа дальше. Следующие полгода я получал все те же 280 рублей ежемесячно, не имея охоты читать лекции по линии общества «Знание». (Никто ведь это делать не заставлял, все зависело только от желания лектора.) В октябре 1981 года мне заплатили гонорар за художественную публикацию в журнале «Урал». 40 рублей за полторы странички текста – очень неплохо оплачивался литературный труд в советские времена.

В феврале 1982 года мой заработок составил 335 рублей.  Это я снова получил гонорар. В сентябре того же года мой постоянный заработок возрос. Мой стаж работы в вузе достиг 10 лет, и я получил положенную надбавку к зарплате. В октябре я получил сверх основного заработка 100 рублей, а в декабре – 90 рублей.  Все это - результат активной работы по линии общества «Знание». В следующем, 1983 году, картина выглядит так. Январь – 50 рублей гонорара за лекции, март – 60, июнь – пятьдесят.  На этом фоне провальным кажется ноябрь. В тот месяц весь мой заработок составил 197 рублей.  Но это впечатление обманчиво. На самом деле не было никакого провала, а имела место перемена места работы. Я переехал в другой город, т.е. в Комсомольск-на-Амуре.  Из-за переезда я работал неполный месяц, отчего и зарплата оказалась ниже обычного.  

Поскольку наш город в советские времена официально считался северным, мне полагалась прибавка к зарплате, которая росла в течение пяти лет. Сначала мой заработок возрос до 350 рублей, потом стал еще выше. Советская власть основательно занималась проблемой заселения Дальнего Востока. Прибавка к зарплате была одной мерой из целого пакета социальных установлений, направленных на то, чтобы привлечь народ на Север и Дальний Восток и удержать его там. Кроме увеличенной зарплаты, полагался так называемый северный проезд, т.е. право бесплатного проезда в любую точку Советского Союза вместе с семьей один раз в три года. Учитывая наши расстояния, советский законодатель предусмотрел оплату авиабилетов. Другая важная льгота – право на досрочный выход на пенсию (женщины 50 лет, мужчины – 55). Все эти меры в целом оправдывали ожидания, давали свой эффект. Советский Союз постоянно наращивал численность своего северного и дальневосточного населения, это видели наши соседи и не помышляли даже о том, чтобы разевать рот на советские территории. Сейчас есть немало любителей порассуждать об иррациональности такой политики. Эти умники не учитывают, что на планете осталась единственная нетронутая кладовая природных ресурсов – Сибирь и Дальний Восток России. Если мы ее упустим, ей с большим удовольствием воспользуются другие. Желающие найдутся, или у вас есть на этот счет сомнения?  

В декабре я получил подъемные, мой заработок возрос в тот месяц до 500 рублей. В январе 1984 года было еще больше – целых 600 (активно поработал по линии общества «Знание»). И дальше все на таком же примерно уровне: март – 550, апрель – 546, сентябрь – 450, октябрь – 494, декабрь – 593 рубля. Из общего ряда явно выпадает август. Тогда мой заработок составил аж 792 рубля. Столь высокий результат объясняется тем, что я получил деньги за работу в качестве младшего научного сотрудника социологической группы, проводившей исследования  по договору с Комсомольским-на-Амуре домостроительным комбинатом. Руководство этого крупнейшего предприятия домостроительной индустрии города всерьез думало об улучшении морально-психологического климата в коллективе и не жалело денег на социологические исследования. Я вошел в группу, когда работа была в самом разгаре. Мы получили вполне достоверные результаты, которые, к сожалению, не пригодились. Но это уже другой сюжет, его я касаться здесь не могу. Сейчас трудно себе представить, чтобы руководство какого-либо предприятия платило деньги за социологические исследования. Зачем? Когда за воротами стоит целая толпа желающих получить работу, ни о каком улучшении морально-психологического климата в коллективе думать нет нужды. Гораздо проще уволить всех смутьянов и набрать новых рабов. Трудящийся при капитализме – всего лишь инструмент извлечения прибыли. Если инструмент по какой-то причине не нравится, его всегда можно выкинуть и приобрести новый.

1985 год. Здесь та же картина. Зарплата колеблется в от 430 до 600 рублей, дважды резко превышая этот уровень. В декабре – 820 рублей, а в июне целых 1010! В обоих случаях причина одна и та же: получена плата за социологические исследования.

К тому времени я, в силу не зависящих от меня обстоятельств, возглавил исследовательскую группу. Вспоминаю такой эпизод. Мой товарищ, находившийся у меня в подчинении, уехал в отпуск в конце мая, не успев получить деньги за хоздоговор. Когда он в августе вернулся, я вручил ему кругленькую сумму в триста с лишним рублей, которые ему причитались за работу.

- За что так много? – удивился коллега.

- Бери, не смущайся, - ответил я ему. - Ты эти деньги честно заработал. И оцени по достоинству силу науки.  

Примерно такая же картина наблюдалась в 1986 году. Январь – 480 рублей, февраль – 564, май – 705, октябрь – 485, ноябрь – 570, а в декабре снова локальный максимум – 860. За тысячу зарплата в том году не зашкаливала, но в общем ее уровень был выше, чем в предыдущие 12 месяцев.

Показатели 1987 года скромнее: от 332 рублей в июле до 691 в октябре. Это связано с тем, что в течение полугода я отсутствовал, повышал свою квалификацию в Уральском университете. Поскольку Свердловск официально не относился к северным городам, северную надбавку мне, естественно, не платили. Впрочем, я не сетовал, ибо для меня гораздо важнее была возможность отрешиться от повседневной преподавательской суеты,  посидеть в библиотеках, возможность общаться с коллегами и с университетскими профессорами. Порядок в советские времена был строгим и четким. Преподаватель, не прошедший раз в пять лет повышения квалификации, не мог продолжать свою работу. Вот сейчас бы такую принудиловку!  Но о ней остается только мечтать. Учебная нагрузка теперь столь велика, что практически не оставляет досуга для научных занятий. А поучиться в институте повышения квалификации фактически нет ни малейшей возможности. Денег на это, естественно, не выделяется. Тоталитаризм, понимаешь, канул в Лету. Теперь демократия,  и ты совершенно свободен. В том числе и от возможности повышать квалификацию.

В 1988 году я возвращаюсь к прежнему уровню дохода и даже превосхожу его: январь – 654, март – 600, август – 704, декабрь – 615.  Рекордным стал июль – 1027 рублей. В 1989 году картина еще более впечатляющая: апрель – 870, май – 900, июнь – 806, июль – 775, декабрь – 860. И вот абсолютное достижение, пик заработков: в октябре я получаю 1375 рублей.  В этом году моя группа завершила исследования на домостроительном комбинате. Наступали новые времена,  потребность в социологических исследованиях трудовых коллективов у руководства прошла.  В стране действовали уже горбачевские законы, разрушавшие советское общество. Особенно вредоносным по своим последствиям было уничтожение различия между наличным и безналичным денежным оборотом. Оно вызвало взрывной рост заработной платы, не обеспеченной соответствующими товарными ресурсами. В условиях плановой экономики это приводило не к инфляции, а к товарному дефициту.  На страну накатывалась мощная волна тотального дефицита. Власть не боролась с ним, напротив, она попустительствовала дельцам, припрятывающим товар на складах, чтобы потом предъявить его к продаже, но уже в качестве его владельцев.  16 лет назад, получая кругленькие суммы, я испытывал, естественно, положительные эмоции. Сейчас я кляну себя за близорукость. Чему радовался? Тому, что количество отпечатанных дензнаков явно превышает необходимое для нормального товарооборота? Что толку в высокой зарплате, если она – сигнал общего неблагополучия? Впрочем, объективная возможность справиться с надвигающимся кризисом была еще и тогда. Нужно было выбросить на рынок часть возводимого в стране жилья – и товарно-денежный баланс был бы восстановлен. Но команда Яковлева-Горбачева-Шеварднадзе как раз этого и боялась. Их целью было уничтожение советской системы, конвертация власти в собственность.  Они ведали, что творили. Они хотели вызвать в стране обстановку массового недовольства, и, воспользовавшись ею, уничтожить советскую власть. И это им вполне удалось. Правда, основные плоды победы достались не Горбачеву, а Ельцину, но это уже несущественно. Все равно Майкл Горби устроился неплохо в этой жизни. Запад продолжает ему платить щедрую ренту за совершенное им национальное предательство. Горбачевские сребреники оформляются в виде гонораров за лекции, с которыми он время от времени гастролирует по Западу. Но пусть он не принимает нас за простачков, которые не могут отличить благопристойную видимость от подлой сути.  

В течение оставшихся до августовского государственного переворота полутора лет уровень моей зарплаты оставался прежним, но этот факт уже ничего не может прибавить к общей картине.

Лежащий передо мной документ – наглядное опровержение мифа о том, что советское общество подавляло людей творческих, инициативных и трудолюбивых. У любого человека была возможность легального честного приработка. Кто-то выращивал на своем огороде клубнику и продавал ее на рынке, кто-то занимался техническим творчеством и получал деньги за свои изобретения. Да, перепродажа товаров с целью наживы расценивалась как уголовное преступление и беспощадно каралась. Скажу честно, я не считаю это неправильным. Спекуляция ведь не увеличивает цивилизационный ресурс общества, она есть разновидность социального паразитизма. В России, «свободной от пут тоталитаризма», спекуляция расцвела пышным цветом, превратилась в основной способ получения дохода для многих миллионов людей. Ну, и что в этом хорошего? Происходит  гигантская растрата человеческих ресурсов, совершенно иррациональное расходование людской энергии  и подавление талантов. Обществу нужны новые Королевы и Туполевы, а вся система приоритетов ориентирована на формирование барыг. Их, правда, называют теперь по-иному: предприниматель, бизнесмен, менеджер, но это все слова, слова, слова…  Барыга – он и есть барыга, даже если велит  именовать себя  иностранным словом.

Базовый уровень зарплаты был для меня вполне достаточным, не существовало экономического принуждения к приработку. Большая часть преподавателей вузов довольствовалась своей зарплатой и нигде не подрабатывала. Кстати, в нашей парторганизации состояло около пятидесяти человек.  И я платил самые большие взносы, хотя занимал скромную должность старшего преподавателя. Наш секретарь, помнится, говорил мне в шутку: «Да ты у нас – единственный профессор. Остальные выше доцента подняться не могут».  

Находясь внутри советской системы, мы много не понимали. Теперь, когда остатки этой системы доламываются, возникает понимание того, как она функционировала и почему позволяла успешно решать проблемы, неразрешимые даже в самых благополучных капиталистических странах. В их числе – доступность базовых жизненных благ для всех без исключения членов общества и, следовательно, равенство условий жизненного старта; социальная дифференциация, не переходящая в социальную поляризацию; отсутствие экономического принуждения к дополнительному заработку и одновременно наличие всех необходимых условий для того, чтобы люди, желающие иметь честный приработок, его имели.  

Правящая бюрократия исходит из презумпции потенциальной вечности сложившегося в России режима. Блажен, кто верует… Вся совокупность объективных массивных  тенденций свидетельствует о том, что исторический горизонт его существования исчисляется  временным промежутком порядка нескольких лет. Если Русская цивилизация не погибнет вместе с правящим режимом (на это я надеюсь и из этого исхожу, иначе какой смысл вести борьбу? надо смиренно сложить лапки и приготовиться уйти на тот свет с блаженной улыбкой на устах), итак, если великая цивилизация уцелеет в ходе ждущих ее в близком будущем катаклизмов, встанет вопрос о том, какой социальный проект следует воплощать в жизнь. Нельзя войти в одну реку дважды, нельзя в изменившихся условиях воспроизвести советский тип жизнеустройства, он принадлежит Истории. Но некоторые социальные открытия и изобретения, сделанные эмпирически, без всякой теории, без сомнения, можно и нужно использовать в новой социальной конструкции, которую предстоит возвести на руинах исторического уродца, порожденного ельцинистами и ельциноидами.  Вот к какому заключению приходишь, внимательно читая маленькую красную книжечку, на которой написано: «Коммунистическая партия Советского Союза».

Шанс на победу

(Мой ответ Заикину)

6 ноября прошлого года «Советская Россия» опубликовала мою статью под заголовком «Локомотив истории приближается». На нее было несколько откликов, и я выражаю признательность тем читателям газеты, которые сочли нужным откликнуться на мой материал. Но моя благодарность не адресована некоему Заикину, оставившему такой вот комментарий: «Идиот проклятый!!!!! Революции тебе захотелось, крови на Руси было мало пролито?????????????????? Революции хочешь????? Не боишься, что тебя первым хлопнут свои товарищи, тебя и твоих родных и близких, или 30-е годы не указ? Господи, когда же на Руси идиоты с блеском в глазах переведутся? За что это нашей стране?»  (Стиль оставлен без изменений, грамматические ошибки исправлены.)

Конечно, можно было бы и не отвечать на эту реплику. Мало ли таких полуграмотных мастеров хамовитого слова оставляет свои грязные следы на просторах Интернета?

Заикин как личность не представляет ни малейшего интереса.  Серийный продукт масскульта. Но это вовсе не означает, что не заслуживает  внимания та позиция, которая выражена корявым заикинским слогом.  Это позиция ОБЫВАТЕЛЯ.

О ней и поговорим.

Принципиальная беспринципность

Чем обыватель отличается от гражданина? Прежде всего, обыватель – это человек, не имеющий идеалов. Конечно, вам он в этом никогда не сознается. Сам обыватель искренне убежден, что он – человек с убеждениями. Но при внимательном анализе оказывается, что эти убеждения всегда и неизменно совпадают с теми, которые в данный момент выгодно иметь. Не было больших сталинистов в годы сталинизма, чем обыватели. Видели фотографии людей, несущих плакат «Смерть шпионам!»? Значит, вы видели толпу бездумных обывателей. В годы оттепели кто, задрав штаны, побежал разоблачать «культ личности»? Они, родимые. Одного из них мы имеем удовольствие видеть и слышать и по сию пору. Позвольте представить: Евгений Александрович Евтушенко. Страстный обличитель культа личности. Не менее страстный воспеватель великих строек коммунизма. Впоследствии – столь же яростный критик коммунизма, переименованного, правда, в тоталитаризм. В каковом качестве пребывает и до настоящего времени, пока не переменился социальный заказ. Какая же чуткая натура, однако! И многие миллионы таких чутких натур – даровитых, как Евтушенко, и бесталанных, вроде Заикина, – всегда и во все времена дружно воздают хвалу тому, что полагается хвалить, и проклинают то, что наверху признается заслуживающим проклятия. Очень удобная позиция. И чрезвычайно полезна для здоровья. Никакой тебе бессонницы, никакого расстройства аппетита!  

Другое родовое качество обывателя – его беспробудный эгоизм. Обратите внимание, чем меня пугает г-н Заикин, - возможностью попасть под жернова революции. То есть он совершенно искренне полагает, что самая страшная угроза для человека – угроза физического исчезновения. Заикиным  не дано понять, что для человека есть кое-что более важное и значимое, чем собственная драгоценная шкура. Это потому, что такие понятия, как совесть, честь, идеалы, Родина, народное благо для обывателей – пустые слова, форма без содержания, красивые абстракции. Ими можно публично оперировать, когда необходимо произвести благоприятное впечатление, но руководствоваться ими в реальной жизни… Оставьте это для наивных.  

По причине своего патологического шкурничества обыватель в принципе не способен на поступок. Хитрить, юлить, приспосабливаться к обстоятельствам, плыть по течению, не высовываться, не ссориться с сильными мира сего – вот его жизненная стратегия. Но совершить нечто такое, что начальством не санкционировано? Выразить мнение, не совпадающее с мнением Самого?  Усомниться в Его неизреченной мудрости? Нет, на такое безумие обыватель не пойдет никогда и ни при каких обстоятельствах.

Обыватель до отвращения, до тошноты негероичен. Конечно, он может сымитировать смелость, для этого не требуется больших актерских дарований. В реальности обывателя хватает лишь на пускание пыли в глаза, на фронду. Пойти наперекор обстоятельствам, бросить вызов судьбе, вступить в борьбу за общественно значимые цели, не имея твердых гарантий успеха, – все это не для обывателя.

Его удел – трястись от страха, бояться каждого начальственного чиха, замирать в ужасе перед любым проявлением недовольства со стороны верхов. Я говорю вам, господа заикины и заикиноподобные: вы даже не заслуживаете ненависти. Презрение – вот единственное, чего вы достойны.

Народ и куршевельцы

Вы осыпаете оскорблениями тех, кто имеет мужество смотреть правде в глаза, кто отчетливо различает на горизонте первые всполохи надвигающейся революционной бури, но каков ваш собственный проект будущего? Вы заходитесь в крике при одном упоминании о необходимости революционного вскрытия гнойника, который обессиливает общественный организм России. «Нельзя,  очень больно, прольется кровь, будут пострадавшие», -  но сами-то при этом что предлагаете? Какова ваша конструктивная идея? В чем вы видите выход из создавшегося положения, совершенно нетерпимого и грозящего гибелью Русской цивилизации?  Констатирую: такой программы у вас нет. Стало быть, вы исповедуете непротивление злу и намерены пассивно ожидать, когда куршевельская раса наворуется вдосталь, усовестится, станет думать о благе трудящегося народа и добровольно откажется от своих наворованных богатств. Попробуйте вообразить себе такую картину: Роман Аркадьевич пишет заявление премьер-министру с просьбой забрать у него все самолеты в государственную авиакомпанию, особняки – под детские дома, а яхты – под прогулочные суда для профсоюзных курортов. У Анатолия Борисовича вдруг проснулась совесть, он осознал, что быть наглым – нехорошо, что рыночный фундаментализм гробит остатки промышленности. Г-н Прохоров вдруг превратился в убежденного сторонника твердых семейных устоев и к тому же абсолютного трезвенника.

Не останавливайте полета своего воображения! Представьте себе, что правительство во главе с В.В.Путиным вносит в Госдуму законопроект о национализации базовых отраслей индустрии, и Единая Россия, не мешкая, его утверждают.  Олигархи добровольно отказываются от своих миллиардов и переводят деньги в государственный бюджет. Государственные средства расходуются на создание новых производств. Подъем промышленности вызывает быстрый рост народного благосостояния. Столь же стремительно растет сельскохозяйственное производство. Уходит в прошлое бедность. Исчезает социальная поляризация. Система образования вновь становится системой формирования личности, а не «сферой услуг», имеющей целью натаскать человека к конкурентной грызне.  На телевидении вводится нравственная цензура, пропаганда пошлости, тунеядства, распутства прекращается. Не допускается оплевывания советского прошлого. Все средства массовой информации на деле отказываются от применения манипулятивных технологий. На выборах никогда более не используется административный ресурс. Все кандидаты и все партии имеют равные условия для предвыборной агитации. Все махинации с голосами избирателей прекращаются.

Идиллия, да и только!

В жизни, конечно, невозможная. Что мы, т.е. люди, добывающие себе средства к существованию честным трудом, для куршевельской расы?  Плебс,  быдло, недочеловеки. Расходный материал. Рабы, чье единственное назначение – обеспечивать их, куршевельцев, благополучие. Уповать на благородство или хотя бы на благоразумие существа вида гомо куршевелис – чистейшая маниловщина.  Сам собой тот бесчеловечный порядок вещей, который установлен куршевельцами, измениться не может. Здесь должен сказать свое веское слово угнетаемый ими народ.

Ситуация предреволюционная

В период назревания революции (а мы сейчас переживаем именно такой период) перед каждым стоит нравственный выбор: встать на сторону сегодняшних господ жизни и защищать их от народного гнева, присоединиться к силам, борющимся за революционное обновление, или попытаться отсидеться в сторонке в ожидании того, как лучшее будущее будет тебе принесено на блюдечке с голубой каемочкой.

В настоящий момент дело обстоит так,  что людей, способных и готовых встать на защиту властвующей элиты, довольно много.  Пока еще не полностью истрачены  шальные деньги, свалившиеся на страну в период высоких цен на нефть. Не началось обвальное разрушение техносферы. Пока существует объективная возможность затыкать дыры в бюджете, платить зарплату бюджетникам и не допускать массового голода пенсионеров.

Бесспорно, идейных сторонников у режима ничтожно мало. Демшиза, эта группа истеричных антикоммунистов, возненавидевших советскую власть по той причине, что при ней эти убогие не могли никуда пробиться, в полной мере продемонстрировала свою человеческую ущербность и теперь совершенно потеряла всякое влияние.  

Казалось бы, логично искать идейных сторонников путинизма в среде правящей партии – Единой России. Но в специфических условиях нашей страны обычная логика не действует. Умом, так сказать, Россию не понять. Единая Россия хоть и называется партией, но таковой по сути не является. Единая Россия – это сборище  объединенных шкурными интересами карьеристов и приспособленцев. Их единственная цель – личное благополучие. Они всегда с теми, у кого в данный момент сила. Как только режим пошатнется, в среде едроссов начнется массовый процесс «прозрения». Они вдруг «осознают», сколь губительна сырьевая ориентация экономики, как порочна социальная политика, основанная на догмах ультралиберализма, и до какой степени опасна практика манипулирования народным волеизъявлением.

Режим держится не потому, что его идеи разделяют миллионы, а исключительно по той причине, что пока еще есть деньги, чтобы затыкать дыры в бюджете и не допускать социального взрыва. Но деньги эти заканчиваются, судя по всему, их хватит всего лишь на несколько месяцев. Россия свалилась в штопор, земля все ближе и ближе.

Властвующая элита этого не желает понимать и потому упрямо цепляется за политику, которая и привела к нынешнему печальному положению вещей. Элита по-прежнему мыслит в категориях рыночной экономики, т.е. в категориях капитализма, в то время как спасение состоит только в переходе к социалистическому типу жизнеустройства.   Тут имеет место не только идеологическая зашоренность властвующей элиты, но и элементарная некомпетентность. Посмотрите на персональный состав нашего правительства. Сие собрание есть группа дилетантов, не имеющих ни малейшего опыта управления реальным делом.  Поэтому можно не сомневаться: эти ребята  предреволюционную ситуацию обязательно доведут до революционной.  

Кризис достанет каждого

Неласковая рука всеохватывающего системного кризиса доберется до каждого человека, никого не оставит в покое. Я не знаю, кто такой Заикин, кем он работает, но пусть не сомневается: не удастся отсидеться где-нибудь в тихой гавани и ему. Кризис дотянется до него в виде возросших тарифов на услуги ЖКХ, а то и в виде извещения об увольнении.  Счастье Заикина, если он холост. А если на его плечах лежит ответственность за семью? Чем детей-то кормить будет? Тем более что цены на продовольствие неостановимо летят вверх. А цены на лекарства так вообще устремляются в стратосферу. И вот когда жизнь возьмет Заикина за горло, когда окажется, что платить за квартиру нечем, купить еду не на что, лекарства совершенно недоступны, старая обувь развалилась, а на новую денег нет, куда денется его голубиный нрав? Говорю вам совершенно искренне, я тоже терпеть не могу насилия. Мне тоже страшно при мысли о том, куда несет нас рок событий. Но я не позволяю страху раздавить во мне человеческое достоинство. Все мое нравственное существо восстает против того, что творит со страной олигархическая власть. Я не приемлю ее на самом глубоком, эстетическом уровне. Мне до тошноты противен власовский триколор в качестве государственного флага России.  Не менее отвратителен имперский герб, коим обзавелось государство, претендующее на то, чтобы быть демократической республикой.  А ежедневные телепомои, обильным потоком льющиеся на головы людей?  А глумление над советской историей, над советскими святынями? А насаждаемый повсеместно культ потребительства, бездумного гедонизма? А не скрываемое властью презрение к труду и к людям труда? Смакование сцен насилия и пропаганда разврата? Тяжкая нужда десятков миллионов и гламурное преуспеяние кучки паразитов, захапавших природную ренту?  Сотни тысяч беспризорных детей в стране, где не было войны? Как все это терпеть?!

И я говорю себе: «С этим я не смирюсь НИКОГДА».

Ставка на страх

Людей, категорически не приемлющих сложившиеся в России мироустройство, пока меньшинство. Большая часть народа все еще разделяет иллюзию, что все наладится при этой власти, все образуется, жизнь войдет в нормальную колею. Определенное основание для таких иллюзий имелось. Пролившийся в течение восьми лет золотой дождь нефтедолларов позволил власти укрепиться, заткнуть наиболее зияющие бреши, добиться определенной стабильности. Но это время ушло. Навсегда. Россия вступила в новый период исторического развития, иллюзии быстро улетучиваются. Пока еще это не так заметно:  рейтинг г-на Путина хоть и просел, но все еще довольно велик, прокатившаяся по стране в конце января волна протестных акций, надо прямо сказать, довольно слаба…

И как же отреагировала на эти акции триколорная власть? Она проявила полную неадекватность, послав столичный ОМОН за десять тысяч верст (!!!) во Владивосток, чтобы усмирять людей, недовольных повышением таможенных пошлин на иномарки. Такая реакция власти на законную и вполне мирную акцию дальневосточников показывает: режим делает ставку на жесткость. На наш естественный страх.  Расправа с жителями Владивостока рассчитана на то, чтобы морально подавить таких, как Заикин, - дрожащих за свою шкуру презренных трусов.

Но это режиму не поможет. Наоборот, у человека с развитым чувством собственного достоинства подобные акции вызывают только гнев и возмущение. Самый мирный и законопослушный гражданин способен превратиться в героя сопротивления, если власть покусится на его человеческое достоинство. Это обывателю кажется, что для человека самое важное – материальное благополучие. Нет, ошибаетесь, неуважаемый. Главное для человека – ощущение собственной значимости, своего достоинства. Материальную нужду перетерпеть можно, унижение – нет.

(Этим я вовсе не хочу подвергнуть сомнению важность материальной стороны жизни. И, соответственно, не собираюсь отрицать, что борьба за экономическое благополучие народа имеет исключительное значение.)

Страх – естественное человеческое чувство. Страха не испытывает только безумец. Но бывают в жизни отдельного человека и общества такие моменты, когда нужно перешагнуть через страх.

На что рассчитывает правящей режим? Он уповает главным образом на дубинки ОМОНа. Но ведь и омоновец – тоже человек. Он среди людей живет и прекрасно понимает, что существует грань, переступать за которую опасно. Не случайно дубасить владивостокцев послали москвичей – местные милиционеры на эту грязную работу не согласились бы. Но столичного ОМОНа на всех не хватит.

И вообще на всякую большую силу есть еще большая сила. Когда омоновцев триста, а демонстрантов сто, – это одна ситуация. И совсем другая ситуация, если тремстам омоновцам поставлена задача рассеять колонну в десять тысяч человек. Среди которых к тому же немало крепких мужчин, решительно настроенных и способных постоять за себя.

Главное наше оружие в борьбе с цепными псами режима – массовость. Чем больше народу будет вовлечено в акции протеста, тем меньше вероятность того,  что режим решится на серьезное кровопролитие. Конечно, если сидеть, трясясь от страха, по щелям и ждать, когда пронесет грозу, то тогда ничто не помещает «органам правопорядка» устроить показательное избиение немногочисленных протестующих. Ты боишься пролития крови? В таком случае выходи на улицу, присоединяйся к протестующим.  Сейчас не 93-й год, против больших масс людей режим применить силу побоится. Премудрые пескари, которые отсиживаются дома, - вот кто своим поведением провоцирует власть на насилие.

Революция – общее дело народа

Г-н Заикин, судя по уровню грамотности, учился в школе не слишком прилежно. Трудно его заподозрить и в том, что он изучал философию. Иначе он знал бы  некоторые элементарные истины. Придется их напомнить.

Революция – общее дело народа, а не отдельных групп людей, отдельных организаций.  Революцию невозможно совершить по заказу. Она, подобно горному обвалу, происходит внезапно, под воздействием внешнего толчка, как правило, совершенно незначительного самого по себе. Когда вся социальная система находится в состоянии неустойчивого равновесия, достаточно какого-то пустякового случая, чтобы гигантские энергии пришли в движение.

Революционеры, будь они семи пядей во лбу и обладай силой воли Ленина и решимостью Робеспьера, вывести общество из состояния устойчивого равновесия не в силах. Это делает сама власть – бездарная, недальновидная, эгоистическая, словом, вконец охамевшая. Ничто так не способствовало Русской революции начала века, как политика Николая II и реформы Столыпина. 9 января 1905 года в Петербурге была расстреляна верноподданническая демонстрация, а 13 лет спустя низложенный царь сам предстал в подвале Ипатьевского дома перед своими палачами. Такова диалектика истории.

Революционеры могут захватить только ту власть, что валяется на улице. И тогда на их плечи ложится историческая ответственность за решение задач, которые не смогла или не захотела решить прежняя власть.

Да, революционный способ решения проблем – вещь весьма болезненная. Плавное, без потрясений развитие, конечно же, предпочтительней, как терапия предпочтительней хирургического вмешательства.  С этим согласится всякий разумный человек. Но если история не оставила возможности эволюционного развития? Если все общественные механизмы безболезненного разрешения накопившихся проблем заблокированы? Если узлы общественных противоречий затягиваются все туже и туже, и никакого облегчения не наступает? Если стране грозит распад, а обществу – гибель? Если социальная терапия уже невозможна, то что тогда? Сложив ручки, покорно ждать катастрофы? Возвести очи к небу и молить бога о спасении? Уповать на приход мессии? На чудо? Или все-таки вести себя не аки агнец, а так, как подобает человеку, наделенному чувством собственного достоинства? Сила наших врагов – в нашей собственной слабости. И, наоборот, если люди, которых правящий режим обрек на неисчислимые беды и страдания, преодолеют в себе робость и страх и объединятся в борьбе за мир без эксплуатации и нищеты, их силы умножатся миллионократно.  Вот тогда у нас появится реальный шанс на победу.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

72702. Определение относительной и абсолютной влажности воздуха 277 KB
  Насыщенный пар. В закрытом сосуде жидкость и ее пар могут находиться в состоянии динамического равновесия, когда число молекул, вылетающих из жидкости, равно числу молекул, возвращающихся в жидкость из пара, т. е. когда скорости процессов испарения и конденсации одинаковы.
72703. Определение емкости батареи конденсаторов 754 KB
  Цель работы: Определить емкость батареи конденсаторов при их последовательном и параллельном соединении. Приборы, принадлежности и материалы: конденсаторы для соединения их в батарею, вольтметр, амперметр, реостат, источник переменного тока.
72704. Технологія створення та редагування таблиць 334 KB
  Мета: Познайомитися з технологією створення та редагування електронної таблиці. Навчитися настроювати зовнішній вигляд вікна процесора Excel. Отримати навички введення даних до таблиці, познайомитися з основними операціями роботи з найпростішими формулами.
72705. ИЗУЧЕНИЕ ПРИНЦИПОВ ПОСТРОЕНИЯ МНОГОКАНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ПЕРЕДАЧИ С ЧАСТОТНЫМ РАЗДЕЛЕНИЕМ КАНАЛОВ 208.5 KB
  Рассчитать и построить схемы преобразования спектров в аппаратуре мультиплексирования и демультиплексирования указав границы частотных диапазонов занимаемых канальными и групповым сигналами. Разработать методику проведения и выполнить измерения помехозащищенности передаваемых...
72706. АТОМНІ ЕЛЕКТРИЧНІ СТАНЦІЇ 32.5 KB
  Особливості експлуатації АЕС обумовлені специфікою їх технологічної схеми. Однією з особливостей сучасних паротурбінних АЕС є їх робота на насиченому та слабо перегрітому парі з порівняно невисокими тисками пари перед турбіною 65 МПа.
72709. РЕЗЬБОВОЙ МИКРОМЕТР СО ВСТАВКАМИ 1.49 MB
  Комплексный метод служит для оценки годности резьбы. При этом учитываются погрешности всех параметров резьбы. Контроль резьбы калибрами прост и удобен.