6437

Анималистические мотивы в творчестве иркутских художников: по материалам юбилейной выставки ИРО ВТОО СХ 2012 Года

Научная статья

Культурология и искусствоведение

Анималистические мотивы в творчестве иркутских художников: по материалам юбилейной выставки ИРО ВТОО СХ 2012 года 2012 год - юбилейный как для Иркутской области, так и для иркутского отделения Союза художников России. 80-летие решено было...

Русский

2013-01-04

29.68 KB

3 чел.

Анималистические мотивы в творчестве иркутских художников: по материалам юбилейной выставки ИРО ВТОО СХ 2012 года

 2012 год – юбилейный как для Иркутской области, так и для иркутского отделения Союза художников России. 80-летие решено было отметить итоговой выставкой. Благодаря помощи городских властей, вернисажу предоставили самую большую выставочную площадку в Иркутске – помещение одного из залов Сибэкспоцентра. Поэтому выставка получилась масштабной! На суд зрителей было представлено около 1000 произведений искусства. Живопись и графика, керамика, ювелирные изделия, авторские куклы, деревянная скульптура, фотография, батик и ткачество – это еще неполное перечисление того, что можно было увидеть на выставке.

Разнообразие жанров, стилей и техник исполнения породило такое же огромное количество тем и идей. Художников волнуют как сиюминутные, так и вечные вопросы. Одна из вечных тем, актуальных во все времена и в любую эпоху – взаимоотношение человека с миром природы, и, более узко и конкретно, с представителями животного мира. Нельзя сказать, что на выставке было представлено много таких работ. Но они были, и некоторые из них особенно привлекали внимание посетителей вернисажа. Вот о таких, неординарных и интересных произведениях искусства и хотелось бы поговорить.

Сразу следует сказать, что чисто анималистических работ – когда абсолютно точно и детально передаются тонкости внешнего облика и какие-то моменты поведения животных – на выставке не было. Образ животного каждый раз был призван помочь творцу раскрыть свой замысел, углубить и подчеркнуть главную идею произведения. А потому естественно, что отдельные детали выпячивались, либо, наоборот, затушевывались, поскольку так было нужно для освещения основной идеи.

Керамика, показанная на выставке, особенно показательна в этом смысле. Животные, выполненные художниками-керамистами, безусловно, опознавались как представители своего вида, но, тем не менее, не являлись «калькой» с реального прототипа. Коты Андрея Поляницы, входящие в серию «Сибирский кот» яркое тому подтверждение. Художник поставил перед собой задачу отразить через образ одного и того же животного разные эмоциональные состояния. И коты отлично справляются! «Добрый» демонстрирует улыбку, «Бегемот» - хитрость и лукавство, «Дерзкий» - оскал, «Эмоциональный» - обуревающие его чувства. Чтобы подчеркнуть переживания, автор даже лишает кота привычного, близкого к природному, окраса. «Эмоциональный» - белый с синими вкраплениями, тогда как все остальные коты более традиционных однородных цветов. Сосредотачиваясь на передаче эмоции, художник до предела упрощает само изображение. Собственно, все коты представляют собой полый цилиндр с небольшими, чисто символическими, ушками и хвостиками.

А.О.Терещенко (так на этикетке к работе) представила на выставку скульптурку «Соня». Девочка сладко спит, укрывшись одеялом, а сверху, уютно свернувшись калачиком, спит кошка. Очевидно, что художницу не интересовали какие-то индивидуальные характеристики кошки. Ее функция здесь иная – подчеркнуть домашнюю атмосферу происходящего. Ни девочке, ни кошке ничто не угрожает, они спокойно отдыхают. Добавив небольшую фигурку зверька, художница усилила воздействие образа, придала ему интимность.

Подобную же символическую нагрузку несет и чайка в композиции «Безмолвие» Татьяны Ерошенко. Работа представляет собой высокую (130 сантиметров) «башню» из камней, сложенных один на другой. Венчает всю конструкцию чайка. Конечно, это не настоящие камни, они выполнены из глины, как и сама чайка. «Безмолвие» посвящено Байкалу, и птица здесь – символ озера, его непременный атрибут. Никаких особых деталей художница не выделяет. Чайка кажется довольно примитивной, это просто фигурка птицы. Но цель, тем не менее, достигнута. Именно из-за чайки становиться понятно, что Татьяну Ерошенко вдохновлял Байкал. Что это не просто скала, а байкальские камни.

Совсем иную цель ставили перед собой другие скульпторы. «Броненосцы» Дарьи Ибрагимовой (а их три) практически одинаковы по исполнению, но окрашены в разные цвета, и потому и смотрятся все по-разному. Главным здесь, видимо, было обыграть форму. Все броненосцы изображены в момент скручивания в шар, но, при этом художница выделяет головы и передние лапки. Получилось очень интересно! Черный броненосец как будто действительно, скрыт. Взгляд скользит по нему, но не видит подробностей. Голубой имеет задумчивый вид, а белый отстранен и словно медитирует.

«Танцующие черепашки» Ольги Копенкиной снабжены декоративными зонтиками-грибами на длинных ручках. Их четыре, и художница изображает их в движении. Панцири превращаются в платья, которые черепашки поддерживают «руками». Грубые толстые «ноги» и «лица» показаны достаточно схематично. Зато панцирям уделяется много внимания. Черепашки как будто высовываются из них. Крестовина, держащая панцирь, у каждой черепашки располагается в районе «талии»; художница наделяет своих танцоров полными бедрами и изящной верхней частью тела. Поэтому возникает странное впечатление: со стороны панциря черепашка кажется примитивной и неуклюжей. Зато со стороны живота – пластичной и даже несколько кокетливой. Общие контуры выглядят женскими. Не это ли имела в виду Ольга Копенкина? Что каждая женщина – «черепаха», прячущаяся в своем панцире? Тем более, что черепашки, как и женщины, – при всем их сходстве – разные. Для каждой у автора нашлось что-то индивидуальное: своя расцветка, рисунок панциря, наклон головы.

Очень любопытны и две улитки Светланы Уваровой. Незатейливо названные «Улитка 1» и «Улитка 2», они сразу обращают на себя внимание. В отличие от аккуратных, камерных броненосцев (высота которых чуть больше 10 сантиметров) и довольно высоких, но изящных черепашек (около 20 сантиметров), улитки кажутся монументальными, хотя объективно это не так. Высота каждой всего 30 сантиметров. При этом улитки объемны и выглядят тяжеловесными.

При внешней похожести, улитки кардинально отличаются друг от друга. Улитка 1 как будто вся сделана из цельного куска глины. Несколько аляповатая раскраска позволяет проследить извивы раковины; глаза-рожки придают улитке удивленный вид. Улитка 2 совсем иная. Ее раковинка скручена из плоской глиняной ленты, и лишь голова и тело более объемны. Улитка 2 тоже будто удивлена, но, в отличие от первой улитки, удивлена неприятно. Она словно брезгливо отстраняется от чего-то, что не желает видеть. Очевидно, художница искала пути наиболее точной передачи формы, потому и попробовала оба решения – и монолитную раковину, и закрученную плоскость.

Красота форм живой природы заворожила и другого керамиста – Н.Н.Литвина. Его «Морские раковины» повторяют свои реальные прототипы достаточно точно, но в более крупных размерах. Художник исследует изгибы и выросты, тщательно воспроизводя их. При этом сразу видна декоративность раковин. Она достигается некоторой гротескностью форм и деталей, использованием глазурей, сглаживанием или утрированием некоторых мелочей. Отталкиваясь от природы, человек, тем не менее, не копирует ее, а ищет свое решение. Поэтому перед нами не пособие по биологии из глины, а настоящее произведение искусства.

Другого пути в работе с керамикой придерживается Анна Лукьянова. Ей принадлежит панно «Кот». Составленное из небольших плоских кусочков глины, в целом панно имеет достаточно крупные размеры – 45х40. Девушка использует технику художника-керамиста Иванова (Усть-Илимск), но изображение решает по-своему. Да, это кот. Он вальяжен и даже немного презрителен, хотя и схематичен. Сложенные одна на другую лапы, прищуренные глаза… Перед своим героем Анна помещает различные продукты. Кое-что опознать невозможно (из-за примитивности исполнения), но вишни сразу заметны. Зачем коту вишни? Очевидно, что не для еды. Значит, перед нами этакий кот-эстет. Гурман, ценитель прекрасного.

Ювелиры, в отличие от керамистов, больше интересуются не исследованием форм, а передачей красоты камня и воспроизведением натуры. Все три анималистические скульптурки, представленные на выставке, великолепны! Собственно, это камнерезная миниатюра. В прямом смысле слова – работы маленькие, но удивительно красивые. Замечательная аметистовая «Лягушка» (4х4) выполнена двумя мастерами – Павлом Даниловцевым и Андреем Воробьевым. Нежно-фиолетовая, сидящая на листочке, поставленном на металлическое основание, лягушка до мелочей воспроизводит облик реального земноводного. Она изящна и хороша собой. Сразу появляется мысль – вот это и есть царевна-лягушка! Как будто настоящая, но особенная, драгоценная.

Две другие миниатюры изготовлены Максимом Морозовым. «Зеркальный карп» (19х6х4) из кварцита удивляет передачей тончайших нюансов – чешуи, жаберных крышек, плавников… А неравномерная окраска камня только придает карпу живость и естественность. «Хомяк» совсем маленький – 4х2,5 сантиметра – но тоже совершенно узнаваемый. Глазки ювелир делает из гранатов, а сам хомяк и зернышко в его «руках» - из нефрита и сердолика. Нефрит здесь не зеленый, как обычно, что уже само по себе интересно. Художник даже передает характер животного – хомяк кажется глуповатым и озабоченным только своим съестным припасом.

Самыми большими разделами выставки оказались живопись и графика, соответственно, здесь и было представлено наибольшее количество анималистических образов. Одно и тоже животное, в зависимости от замысла авторов, показывается то с одной, то с другой точки зрения. Ярким примером такого подхода может послужить изображение быка.

На картине Екатерины Асалхановой «Буха-нойон» (100х120, холст, масло) изображены маленький желтый человечек и огромный синий бык рядом с ним. Оба нарисованы достаточно схематично, без ненужных деталей. Потому что для художницы бык здесь – тотем рода, это не реальное животное, а символическое. А, значит, нет нужды отвлекаться на мелочи. Хотя все основные атрибуты быка здесь есть – и огромные рога, и «звездочка» во лбу, и отмеченные линиями и затемнением копыта.

Совсем иной замысел у Сергея Казанцева. Его бык, главный герой полотна «Хозяин» (85х100, холст, масло), абсолютно реален. Это крепкий, могучий зверь, взрослый самец, хозяин своего гарема и своей территории. Художник изображает быка в спокойной, полной достоинства позе. Он обозревает окрестности, лениво обмахиваясь хвостом. Позади, в углу картины, несколько коров. Кто-то лежит, кто-то пасется. В другом углу, вдали, люди косят сено. Конечно, для коров. Подчеркивая главенство быка, художник помещает его на первый план, а низкая точка зрения придает животному особую монументальность. Перед быком расстилается панорама – уходящие в перспективу дали и огромное облако на небе. Облако того же белого с рыже-золотистым цвета, что и сам бык, что подчеркивает естественность и гармоничность происходящего. Возможно, среди косящих траву есть и владелец быка. Но для художника это неважно. На картине именно бык – хозяин. Он непосредственное создание природы, и именно ему и принадлежит все, что он видит вокруг.

Так же различны и коты, «приглашенные» художниками на полотна.

Кот (а, может быть, кошка?), которого мы видим на полотне Владимира Осипова «В доме моем тепло» (70х80, холст, масло) также главный герой. Кроме него здесь больше нет никого живого. Кот уютно спит на стуле у окна. Там, за стеклом, зима. Холодно, лежит снег, стоят покрытые куржаком деревья. А коту тепло! Он у себя дома. Очевидно, что кот совершенно спокоен и расслаблен, он чувствует себя хозяином положения. Потому и спит так, прямо на человеческом стуле, не опасаясь ничего плохого. Кот для художника – символ домашнего тепла и комфорта. Это настоящий кот, он абсолютно реален. Владимир Осипов рисует его с натуры, передавая характерные особенности окраски и позы. В какой-то мере кот, спящий на своем любимом месте, является даже гарантией устойчивости мира. Не будет никакого конца света, пока кот (или кошка?) вернувшись с прогулки домой, спокойно спит в доме хозяев.

Совсем иного кота мы видим на «Портрете художника Юрия Квасова» (оргалит, масло, 100х80). Автор картины – жена художника, Ольга Ильина-Квасова. Изображая рядом с мужем яркого черно-белого кота (а это, несомненно, кот!), Ольга проводит параллели между ними. Конечно, это два мужика. И кот здесь как раз представляет другие качества. Свободу, независимость, умение быть рядом, но не подчиняться, осознание собственной силы и красоты. И кот, и мужчина смотрят на художницу, но оба дают понять – мы поступим так, как сами решим. Ты нами не командуешь!

Работа Натальи Ступиной «Листопад» (бумага, пастель, гуашь, 78х89) несколько загадочна. Перед нами женщина в белом платье, изящная и утонченная, сидящая за столиком. Видимо, это кафе или ресторан. Но ее спутник – огромный кот, причудливой голубой-желто-бело-коричневой окраски. Кот, конечно, мужского пола. Почему девушка сидит в кафе с котом? Возможно, они расстаются, на что намекает осень и падающие листья. Кот не остался с женщиной, а выбрал «гулять сам по себе». На такие мысли наводит и общий желтый колорит, ведь принято считать, что желтый – цвет разлуки. Потому у героев такие разные выражения на лицах. Кот отстранен, бесстрастен, словно сфинкс, а девушка сидит, прикрыв глаза, вся замерев, словно от невыносимой боли. Кот здесь – некая аллегория, выражающая отношение художницы к ситуации.

Собаки, первые друзья и спутники человека, как ни странно, вдохновляют иркутских художников гораздо меньше. На нескольких произведениях живописи, графики и декоративно-прикладного искусства собаки используются, что называется, «для оживляжа». Такова, например, собачка в одной из композиций Дмитрия Осипова. Это сварные металлические конструкции, собранные, по сути, из железного хлама. Собственно, главная роль отведена двум металлическим человечкам, завсегдатаям пивной. А собака просто сидит рядом, и ждет хозяев.

Тем приятнее было увидеть картину, где собака – главный герой. Это полотно Регины Присяжниковой «Во дворе. Вид из мастерской» (холст, масло, 90х80). Перед нами унылый зимний пейзаж. Заснеженные деревья, заиндевевшее белье на веревке. А на первом плане – свернувшаяся клубочком собака, судя по всему, «дворянской» породы. Она как будто спит, но что за радость спать на холодном снегу? Значит, у собаки нет дома, или хозяева пускают ее только переночевать. Вот и лежит бедное животное скукожившись, пытаясь согреться. Картина решена в светлых тонах – это же зима. Да и собачка светло-рыжего окраса. Все здесь словно замерло в ожидании лучших времен. Грустная и печальная картина. Жалко собаку, она могла бы стать кому-то верным и преданным другом, а сейчас никому не нужна и просто пережидает черную полосу в своей жизни. Вероятно, художница написала полотно в не самый простой для себя период…

У Любови Понамаревой собака не одна. С ней мальчик, видимо, хозяин. Работа «Игра в прятки» (холст, масло, 109,5х90) насыщена деталями. Поскольку мальчик спрятался в кладовке, художница изображает множество хранящихся здесь вещей – связки лука, старую швейную машинку, самовар, ненужную обувь… Среди всего этого можно заметить даже кошку, но она наполовину закрыта шторой. Собака залезла под стеллаж с барахлом, мальчик спрятался за портьерой. Кажется, это игра. Только почему-то вид у двух друзей – мальчика и собаки – совсем не веселый. Глаза у обоих грустные, да и в целом картина не производит радостного впечатления. Возникает странное ощущение, что оба они не очень-то нужны тому, кто их ищет. Они и спрятались-то символически. Собака чувствует тоже самое, что и ребенок, она словно ждет знака, чтобы выскочить со счастливым лаем. Вот только ей этого знака не дают.

Зато волк А.Мартыновой («Серый ветер», 88х65, холст, темпера), казалось бы, тоже одинокий, вполне доволен своей жизнью. Хищник изображен в своей родной стихии. Вдали горы, вокруг лишь ветер и шелест сухих трав. Очевидно, что это не лето, но волку не холодно. Он насторожен, но не испуган, просто он всегда начеку. Это вольный зверь. Он ни от кого не зависит, да и не нуждается ни в ком. Потому художница и сравнивает его с ветром. Нарисовано очень хорошо, художница откровенно любуется сильным, самодостаточным зверем. Его жизнь полна опасностей и трудностей, но для волка такое существование естественно.

Интересна картина Виктора Огиенко «Полдень» (холст, масло, 54х90). Очень яркое и приятное для глаза полотно. Жаркий летний полдень, голубое небо, сочная синева воды и бледная зелень наполовину выжженной травы. Стадо коз остановилось у водоема на отдых. Вот, собственно, и весь сюжет. Обычная сценка из жизни сельской глубинки. Художник, однако, придает рядовому событию лиричность и философскую насыщенность. Козы для Виктора Огиенко – личности. У каждой «свое лицо», свой характер. Они не просто собрались в стадо; между животными существуют какие-то сложные отношения. Одни симпатизируют друг другу и держатся вместе; другие – стараются держать дистанцию. Картина насыщенна светом, радостью бытия, счастьем просто жить. Непрерывное движение, течение времени художник подчеркивает изображением ряби на воде, диагональным расположением стада, бегом облаков в небе. Великолепная работа, выполненная с потрясающим мастерством. Разглядывая картину, почти физически ощущаешь дуновение воздуха и жар солнца.

Любят художники изображать и птиц. Видимо, из-за близости Байкала одна из самых популярных птиц – чайка. На полотне Сергея Жилина «Осенний Ольхон» (холст, масло, 80х100) как раз чайка – главное действующее лицо. Она стоит на скале и смотрит вокруг, на воду, небо и камни. Птица интересует художника, скорее, как символ Байкала, чем как живое существо. Чайка схематична и примитивна. Потому что Сергей Жилин исследует игру света и цвета – на камнях, на перьях птицы, на воде; ищет сочетания и переходы цветовых пятен. В планы художника совершенно не входило детальное изображение чайки.

Подобным же образом показывает чаек и Ольга Ильина-Квасова на картине «Ольхонское обо – священное место поклонения духам» (оргалит, масло, 90х100). Изображая сакральное место, художница основное внимание уделяет воде, небу, камням. А стая чаек здесь как естественное дополнение. Озеро живое, значит, тут живут разные существа. Например, чайки. Но, в отличие от Сергея Жилина, художница не удовлетворяется просто белыми мазками или схематичными треугольничками. Ее чайки многочисленны, они заняты своими делами, они – разные.

Зато сороки Марины Соколовой совершено великолепны! Это настоящие живые птицы. Работа «Хозяйки осеннего сада» (роспись по ткани, 90х80) сразу притягивает взгляд. Сороки на облепихе, уже подмерзшей и припорошенной снегом, поглощены ягодами. Одна сорока уже готова клевать, устроившись на ветке, другая, с возмущенным криком, только летит на угощение. Чего не поделили? Ягод же много! Но такова уж сорочья натура. Удивительно красивое, насыщенное светом полотно. Художница передает даже переливы сорочьих перьев – от черного к зеленому, тщательно прорисовывает мелкие детали. Птицы здесь именно хозяйки. Марина Соколова любуется ими, восхищается созданиями природы.

Юбилейная выставка иркутского Союза художников получилась очень интересной и насыщенной. Даже в этом небольшом обзоре видно, насколько разнообразны и талантливы представленные работы. А ведь рассмотрена лишь маленькая часть того, что посвящено природе! Анималистические мотивы в творчестве иркутских художников – тема слишком большая и разноплановая, чтобы осветить ее в небольшой статье.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

29007. Расчёт фундаментов по второй группе предельных состояний. Определение границ условного фундамента при расчёте осадок свайных фундаментов 34 KB
  Определение границ условного фундамента при расчёте осадок свайных фундаментов. Расчёт оснований свайных фундаментов по второй группе предельных состояний по деформациям производится исходя из условия: s≤su 1 где s конечная стабилизированная осадка свайного фундамента определённая расчётом; su предельное значение осадки устанавливаемое соответствующими нормативными документами или требованиями проекта. В настоящее время в большинстве случаев свайный фундамент при расчёте его осадки s рассматривается как условный массивный...
29008. Определение осадки свайного фундамента методом послойного суммирования. Порядок расчёта 31.5 KB
  Определение осадки свайного фундамента методом послойного суммирования.1 а нагрузка передаваемая на грунт основания принимается равномерно распределённой интенсивностью: 1 где N0II расчётная нагрузка от веса здания или сооружения на уровне верхнего обреза фундамента; NcII NpII NгII вес соответственно свай ростверка и грунта в объёме уловного фундамента авсd; Ау=by·ly площадь подошвы условно гофундамента. Найденное значение pII не должнопревышать расчётное сопротивление грунта основания R на уровне нижних концов свай...
29009. Опускные колодцы. Условия применения, конструктивная схема и последовательность устройства. Классификация опускных колодцев по материалу, по форме в плане и по способу устройства стен 41.5 KB
  Опускные колодцы. Опускные колодцы могут быть выполнены из дерева каменной или кирпичной кладки бетона железобетона металла. Наибольшее распространение в современной практике строительства получили железобетонные колодцы. По форме в плане опускные колодцы могут быть круглыми квадратными прямоугольной или смешанной формы с внутренними перегородками и без них рис.
29010. Кессоны. Условия применения, конструктивная схема, последовательность производства работ 35 KB
  При залегании прочных грунтов на значительной глубине когда устройство фундаментов в открытых котлованах становится трудновыполнимым и экономически невыгодным а применение свай не обеспечивает необходимой несущей способности прибегают к устройству фундаментов глубокого заложения. Необходимость устройства фундаментов глубокого заложения может быть вызвана и особенностями самого сооружения например когда оно должно быть опущено на большую глубину заглубленные и подземные сооружения. Одним из видов фундаментов глубокого заложения наряду с...
29011. Возведение заглубленных и подземных сооружений методом "стена в грунте". Технология устройства. Монолитный и сборный варианты 66.5 KB
  Возведение заглубленных и подземных сооружений методом стена в грунте . Способ стена в грунте предназначен для устройства фундаментов и заглубленных в грунт сооружений различного назначения. Способ заключается в том что сначала по контуру будущего сооружения в грунте отрывается узкая глубокая траншея которая затем заполняется бетонной смесью или сборными железобетонными элементами. Способ стена в грунте используется при возведении фундаментов под тяжёлые здания и.
29012. Условия применения песчаных подушек при устройстве фундаментов мелкого заложения. Основы расчёта 31.5 KB
  В качестве материала грунтовых подушек чаще всего используют крупные и среднезернистые пески песчаные подушки. Если в первом случае выбор толщины грунтовой подушки однозначен то во втором случае порядок её проектирования сводится к следующему. Задавшись расчётными значениями физикомеханических характеристик материала подушки определяют ориентировочные размеры фундамента в плане. Далее варьируя толщину подушки и если необходимо размеры фундамента устанавливают такую толщину подушки чтобы выполнялось условие: pz ≤ Rz 1 где pz ...
29013. Поверхностное уплотнение грунтов укаткой, вибрацией и тяжёлыми трамбовками. Понятие об оптимальной влажности уплотняемого грунта 36 KB
  Понятие об оптимальной влажности уплотняемого грунта. Уплотняемость грунтов особенно пылеватоглинистых в значительной степени зависит от их влажности и определяется максимальной плотностью скелета уплотнённого грунта ρdmax и оптимальной влажностью w0. Эти параметры находятся по методике стандартного уплотнения грунта при различной влажности 40 ударами груза весом 215 Н сбрасываемого с высоты 30 см. По результатам испытания строится график зависимости плотности скелета уплотнённого грунта ρd от влажности грунта w рис.
29014. Глубинное уплотнение грунтов с помощью песчаных и грунтовых свай. Область применения указанных методов 51.5 KB
  Песчаные сваи применяют для уплотнения сильно сжимаемых пылеватоглинистых грунтов рыхлых песков и заторфованных грунтов на глубину до 18. Песчаные сваи изготовляют следующим образом. Вокруг песчаной сваи грунт также находится в уплотнённом состоянии рис. Уплотнение грунта песчаными сваями обычно производится под всем сооружением Сваи располагаются в шахматном порядке как это показано на рис.
29015. Уплотнение грунтов основания водопонижением. Ускорение процесса уплотнения с помощью электроосмоса 33.5 KB
  Площадь основания где намечено уплотнение грунтов окружается иглофильтрами или колодцами из которых производится откачка воды водопонизительными установками рис. Понижение уровня подземных вод приводит к тому что в пределах зоны водопонижения снимается взвешивающее действие воды на скелет грунта. При пропускании через грунт постоянного электрического тока происходит передвижение воды к иглофильтрукатоду и эффективный коэффициент фильтрации увеличивается в 10.