64651

Перспективы развития теории государства и права как науки

Курсовая

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Идея правовой государственности как наиболее справедливого устройства общества впервые сложилась у древних греков в виде мысленного образа реального полиса, который должен представлять собой объединение людей, подчиняющихся единому и справедливому закону.

Русский

2014-07-09

133.5 KB

10 чел.

Содержание

Введение……………………………………………………………………3

  1.  История и предпосылки возникновения теории государства и    права как науки…………………………………………………………….4

1.1Философия права………………………………………………...5

1.2 Политология права……………………………………………..10

1.3 Энциклопедия права…………………………………………...11

1.4 Общая теория права……………………………………………13

  1.  Развитие теоретической науки о государстве и праве…………...15
  2.  Эволюция отечественной науки теории государства и права…..19
  3.  Перспективы развития теории государства и права как науки…25

Заключение………………………………………………………………..28

Список используемой литературы………………………………………30

Введение

Каждая научная и учебная дисциплина имеет свою особую область или, что одно и то же, - свои предмет и объект познания. Своевременное и точное установление предмета и объекта изучения имеет принципиальное значение как для процесса становления и развития данной дисциплины, так и для выполнения ею свойственных ей функций, для ее социальной или научно-технической значимости.

Важно отметить, что наличие четко-определенного, отграниченного от сферы «приложения» других, смежных дисциплин предмета изучения свидетельствует о научной зрелости, относительной самостоятельности и потенциальной эффективности рассматриваемой отрасли знаний и академической дисциплины.

Первоначальное и к тому же самое общее представление о том, что изучает теория государства и права, дает название данной науки и учебной дисциплины. Оно указывает, в частности, на то, что теория государства и права исследует, прежде всего такие явления и понятия, как государство и право.

Однако изучением государства и права занимаются и другие науки: история государства и права, философия, политология, социология, отраслевые юридические дисциплины и другие. Каждая из них изучает государство и право под определенным углом зрения, рассматривает лишь ту или иную их отдельную сторону, аспект. А вместе они создают цельную картину, разностороннее представление о государстве и праве.

1. История и предпосылки возникновения теории государства и права как науки

У древних мыслителей познание окружающего мира осуществлялось в рамках единой универсальной науки — философии, которая наряду с логикой, этикой, математикой, физикой, медициной исследовала проблемы государственной и правовой жизни общества в контексте присущего ей мироощущения.

Идея правовой государственности как наиболее справедливого устройства общества впервые сложилась у древних греков в виде мысленного образа реального полиса, который должен представлять собой объединение людей, подчиняющихся единому и справедливому закону. Древнегреческий мыслитель Демокрит считал, что благополучие граждан государства зависит от качества государственного управления, и утверждал, что приличие требует подчинения закону, власти и умственному превосходству.

В системе философских знаний со временем обособляется философия права. Предметом ее становится исследование государственно-правовой стороны жизни общества.

Сюда включаются: философия права, политология права, энциклопедия права, общая теория права.

  1.  Философия права

 

Является методологической базой юриспруденции. Общая философия и философия права соотносятся как часть и целое. Будучи составной частью философии, философия права не отличается от целого ни по функциям, ни по методам. По отношению к юридическим наукам философия права решает те же общенаучные проблемы, что и философия в отношении всех отраслей человеческого знания. Общетеоретическая задача философии права, как полагают многие ученые и практики, заключается в исследовании глобальных государственно-правовых категорий, лежащих в основе всех юридических наук. При этом считается, что основной и высшей научной категорией юриспруденции служит право, которое представляет явление общественной, или государственной, жизни общества. Поэтому его научное понятие может быть раскрыто только на фоне государства, которое в свою очередь предполагает понятие об обществе1.

Немецкий философ Г. Гегель нисколько не сомневался не только в том, что философия права — это наука, но и в том, что наука о праве — это философия. В противоположность ему русский юрист Н.М. Кор-кунов выступал против сверхъюридической правовой научности. Однако он допускал использование словосочетания «философия права» для обозначения тех высших уровней теории права, на которых глобальные обобщения еще сохраняют осмысленную связь с правовым материалом. Популярностью пользуется также интерпретация философии права как методологии и гносеологии юриспруденции.

Со второй половины XIX в. обозначилась тенденция сосредоточения под названием «философия права» разнообразных фрагментов философских соображений и подходов, по тем либо иным мотивам импортируемых и «легализуемых» в правоведении. Так, немецкий юрист Г. Гуго утверждал, что не наука о праве есть часть философии, а философия права— часть юридических теоретизаций.

Для России 1970—1980-х гг. философско-правовое самосознание особенно ярко появилось у правоведов. Они принимали лишь такую философию права, которая «вырастает на фундаменте всего юридического знания»2.

Современные отечественные трактовки философии права можно свести к двум типам: юридическому и интегративному.

В решениях первого рода, предлагающих различные версии философии как юриспруденции, игнорируется тот факт, что основанные на юридической территории философские мысли либо мумифицируются, либо сами трансформируются в юриспруденцию, либо перерабатывают ее в философию, либо синтезируются в особый тип знания.

До недавнего времени у российских ученых наибольшим авторитетом пользовалась интерпретация философии права как конституции правопознания: «Философия права есть не что иное, как интеграция всей совокупности принципов познания, выработанных ею самой, общей философией и комплексом юридических наук».

В последние годы в отечественной литературе очевиден и закономерен перенос акцента с логики познания права на познание логики самого права. Философию права начинают характеризовать как науку о праве в человеческом бытии, ожидают от нее мировоззренческого, ценностного объяснения права, его смысла и предназначения, возвращаются к классическому положению: «цель разума — истина, и философия права занята поисками истины о праве».

Так мы подходим к современному пониманию объекта философско-правовых изысканий. На втором их уровне он обозначен как «действительность в тех пределах, в которых существует право», а на первом мы поднимемся еще на одну ступень — до тех пределов реальности, в которых существование права может быть понято и обосновано. Тогда право предстанет в качестве укорененного в системе отношений «мир — человек» целого юридического универсума — широкого и сложного образования, включающего различные формы «собственно» права, правосознание, правовые идеалы, правоотношения и среду их функционирования, многообразные механизмы мотивации и регуляции деятельности. В юридический универсум входит и то, что правом как таковым не является, но без чего его быть не может, — ценностная конфигурация общественной жизни, определенные сущностные характеристики человека, «виртуальное право» (инфраправо, или так называемые «непосредственные социальные притязания») и, возможно, многое другое, что еще предстоит открыть и осмыслить.

Гегелевская философия права и государства — это философское учение об объективном духе, т.е. о сфере внешней объективизации свободы в виде форм права и государства. Право, по Гегелю,есть наличное бытие свободной воли. Диалектика данной воли совпадает с философским конструированием системы права как права царства реализованной воли. В гегелевской философии права это понятие употребляется в следующих основных значениях: право как свобода (идея права); право как определенная ступень и форма свободы (особое право); право как закон (позитивное право).

Государство, по его убеждению, «есть действительность нравственной идеи — нравственный дух как явная, самой себе ясная субстанциональная воля, которая мыслит и знает себя и выполняет то, что она знает и поскольку она это знает»3. Государство есть разумное в себе и для себя. Таким образом, гегелевская идея государства представляет собой правовую действительность, в иерархической структуре которой государство, само будучи наиболее конкретным правом, выступает как правовое.

Основополагающим принципом воззрений другого немецкого философа, И. Канта, является утверждение о том, что каждое лицо обладает совершенным достоинством, абсолютной ценностью, личность не есть орудие осуществления каких бы то ни было планов, даже благородных планов общего плана. Человек — субъект нравственного сознания, в корне отличный от окружающей природы, в своем поведении он должен руководствоваться велениями нравственного закона. «Поступай так, чтобы максима твоего поведения могла быть вместе с тем и принципом всеобщего законодательства», — советовал мыслитель. Иными словами: «Поступай так, чтобы ты относился к человечеству и в своем лице, и в лице любого другого как к цели, и никогда только — как к средству».

Совокупность условий, ограничивающих произвол одного по отношению к другим посредством объективного общего закона свободы, И. Кант называет правом. Из такого понимания явствует, что право призвано регулировать внешнюю форму поведения людей, выражаемые вовне человеческие поступки.

В российской юридической мысли преобладает тезис о том, что философия права занимается выработкой общего мировоззрения на основании выводов отдельных наук. Но при современном развитии человеческого знания философия не в состоянии исследовать закономерности каждой специальной науки, в том числе многочисленных юридических дисциплин, охватывающих практически все человеческое общежитие в его государственно-правовой сфере. Поэтому функции философии права возлагаются на теорию права, которая концентрирует внимание на исследовании основных общих закономерностей данной сферы общественной жизни.

Философия как «наука наук» — в представлениях Аристотеля, Канта, Гегеля — может быть таковой лишь на основе интеграции всех современных знаний о природе, человеке, мышлении, обществе. Выявление закономерностей мироздания осуществляется на базе обобщения отдельных научных знаний, и в частности науки о государстве и праве, которая придает ему юридическую значимость.

Юриспруденция и в научном, и в практическом смысле базируется на философских знаниях. Но способна ли философия права охватить всю совокупность юридических знаний, всерьез заниматься практическим исследованием основных закономерностей государства и права, выработкой методологии многочисленных отраслевых аспектов государственно-правовой науки? В современных условиях это возможно лишь на основе тесного научного сотрудничества с общей теорией права.

Углублять, интегрировать, развивать, конкретизировать философские основы общей теории государства и права — объективная потребность общественной жизни. Игнорировать теорию государства и права как общетеоретическую науку невозможно, хотя бы из практических соображений.

Современная российская философия права непоследовательна и противоречива, пестрит расхождением мнений практически по всем вопросам, включая предмет и природу самой дисциплины.

Дисциплина «Философия права» посвящена, во-первых, подробному изучению основных философских правовых учений великих мыслителей от античности до наших дней и, во-вторых, анализу оснований юриспруденции как отдельной науки, ее смысла, значения и основополагающих принципов. Это определяет важное место курса в учебном процессе, поскольку, дополняя такие дисциплины, как «Всеобщая история государства и права», «История политических и правовых учений», «История государства и права в России», «Римское право», «Теория государства и права», она позволяет сформировать целостное представление о теоретической юриспруденции и выработать у студентов сознательную гражданскую позицию.

  1.  Политология права

Современное государство проводит свою политику в различных областях общественной жизни в основном через систему правовых норм.

Политика — многообразное и универсальное явление, в котором концентрируются все основные стороны общественной жизни: экономическая, социальная, духовная, национальная, религиозная. Государственная политика выражается в официальных актах правотворчества. В них государство определяет правовые основы не только своей деятельности, но и всех звеньев политической системы общества.

В теоретическом и практическом отношении между политикой и правом не всегда обнаруживаются единство и плодотворное взаимодействие. Государственная политика лишь тогда может считаться демократической, справедливой, когда она учитывает и проводит в жизнь объективные потребности общественного развития. Следовательно, политология права по своему существу не может быть не чем иным, как объективированным выражением идей справедливости, законности, гуманизма, равенства всех людей перед законом.

Искусство политологов права состоит в том, чтобы отобрать, систематизировать, дать точные научные данные о государственно-правовой действительности и перспективах ее развития. Политология права должна также всемерно отражать разнообразные идеи, научные взгляды и представления о государстве и праве, исходящие от негосударственных политических организаций. Это нередко вносит существенные коррективы в государственно-правовую политику.

  1.  Энциклопедия права

Подобной науки в реальной жизни не существует, хотя под таким названием издано немало произведений по общетеоретическим проблемам государства и права. В действительности энциклопедия права кратко освещает весь круг правовых наук, не анализируя внутреннее единство.

Энциклопедические взгляды на государство и право складывались под влиянием философских воззрений немецких ученых Ф. Шеллинга, И.Г. Фихте, Г.В.Ф. Гегеля.

Одним из первых в России профессоров юридической энциклопедии был юрист, правовед Ф.Г. Баузе. Первым печатным курсом энциклопедии является сочинение русского юриста П.И. Дегая «Пособия и правила изучения российских законов, или Материалы к энциклопедии, методологии и истории российского права» (1831), в котором изложены общие воззрения автора на задачи правоведения.

Сочинение Н.Ф. Рождественского «Энциклопедия законоведения» (Санкт-Петербург, 1863) отличается догматическим характером; она состоит из философского введения в духе учения Фихте-младшего4 и из обозрения содержания отдельных юридических наук.

Позднее русские юристы отожествляли энциклопедию права с его общей теорией. Так, труды М.Н. Капустина «Юридическая догматика» (1868), Н.К. Ренненкампфа «Очерки юридической энциклопедии» (1880) и «Курс юридической энциклопедии» (2-е изд., Киев, 1898) излагают только общее учение о праве. С философской точки зрения они имеют эклектический характер. Наиболее влиятельным профессором энциклопедии права был П.Г. Редкий, который стремился поставить свою науку в живое соприкосновение с современностью; он издал семь выпусков «Из лекций по философии права» (1889—1891).

Самостоятельными исследователями в области общего учения о праве являются Н.М. Коркунов и С.А. Муромцев. Первый написал «Энциклопедию права» (1883) и «Лекции по общей теории права» (1898); второй — «Определение и основное разделение права» (1879) «Учение немецких юристов об образовании права» (1886) и др. Оба они в изучении права отводили значительное место историко-социологическим элементам.

Учитывая множество философских воззрений в тот период, создание цельной науки, которая бы охватывала всю совокупность юридических знаний, оказалось невозможным.

В последующем русская юридическая мысль пришла к однозначному выводу, что энциклопедия права как наука методологически несостоятельна, поскольку у нее нет ни собственного предмета, ни метода исследования, т.е. того, что присуще любой науке.

Конечно, энциклопедия права не может быть признана наукой в современном понимании. Однако энциклопедические словари и другие издания, содержащие краткое изложение юридических понятий информацию о действующем законодательстве, весьма полезны и необходимы для всех граждан, находящихся в сфере правового регулирования. Общие первичные знания о государстве и праве нужны и будущим юристам.

В конце XVIII в. энциклопедия права стала преподаваться в Московском университете, а ныне трансформировалась в учебную дисциплину под названием «Введение в юридическую специальность». Она изучается во многих юридических учебных заведениях страны.

  1.  Общая теория права

Научно-педагогическое произведение князя Е.Н. Трубецкого «Лекции по энциклопедии права» представляют цельную и весьма интересную для современной юридической науки систему взглядов на право и государство — это теория, а не энциклопедия юриспруденции.

Общая теория права как наука сформировалась в России в трудах Ю.С. Гамбарова, В.М. Гессена, Б.А. Кистяковского, Н.М. Коркунова, П.И. Новгородцева, Л.И. Петражицкого, В.П. Сергеевича, B.C. Соловьева, Б.Н. Чичерина, Г.Ф. Шершеневича и др. Русские авторы в своих исследованиях опирались на произведения немецких юристов, философов, социологов, политологов: В. Виндельбанда, Г.В.Ф. Гегеля, Глюка, Г. Еллинека, Р. Иеринга, И. Канта, А. Лассона, Г. Майера, К. Стенберга, Ф. Шеллинга, Ф.Ю. Шталя, Р. Штаммлера, А. Шютце, — создавая стройную систему общетеоретических знаний о государстве и праве применительно к условиям российской общественной жизни. Многие теоретические выводы представителей русской дореволюционной юридической мысли актуальны и по сей день.

Русская юридическая наука конца XIX — начала XX в. сочетала в себе самые разнообразные общетеоретические взгляды на государство и право: естественно-правовые, материалистические, социологические, нормативистские, психологические. При всем разнообразии научные работы (монографии, учебники, пособия, статьи) русских юристов отличаются фундаментальностью, убедительностью, стройностью и логичностью.

Разночтения в общетеоретических взглядах на государство и право в отечественной и зарубежной науке незначительны и по существу, и по формальным признакам. Они едины в главном: и государство, и право — это социальные инструменты, призванные обеспечивать благополучие человека во всех сферах его жизнедеятельности.

Все учебники советского периода нашей страны имели, как правило, одно название: «Теория государства и права». По мнению авторов учебника, необходимо сохранить такое название.

В наше время дискуссии о том, что первично — государство или право, не имеют под собой ни научной, ни практической почвы. Ведь ясно, что право как явление общественной жизни, как мерило свободы и справедливости в человеческих отношениях сформировалось гораздо раньше, чем государство. С возникновением государства право приобретает лишь новое качество: оно становится правом, охраняемым государством, его принудительной силой, оно приобретает новые свойства, порождаемые его неразрывной связью с государством.

Государство и право трактуются ныне как важнейшие элементы цивилизации, как ценности, благодаря которым становятся возможными прогрессивное развитие общества и создание нового мирового порядка на основе общепризнанных принципов и норм.

Изучение теории государства и права на базе данного учебника направлено на усвоение комплекса общетеоретических знаний о государственно-правовых явлениях; получение представлений об основных категориях, отражающих особые свойства государства и права; определение значения общетеоретических знаний'для последующей практической деятельности; развитие и закрепление нового юридического мышления, общей и правовой культуры, высокого профессионализма, чувства законности и справедливости; уяснение основных принципов права, умения правильно толковать и применять его.

2. Развитие теоретической науки о государстве и праве

Историческое развитие любой науки, включая теорию государства и права, связано с усложнением, увеличением задач, которые ставит жизнь перед данной наукой. Положение приобретает особую остроту в переломные периоды развития общества, государства. Зачастую от академических трудов по теории права и государства требуют немедленного действенного эффекта, радикального улучшения в области правового регулирования или решительного поворота в борьбе с преступностью.

Фундаментальные дисциплины, конструирующие теоретико-познавательные модели действительных процессов, на самом деле являются абстрактными, но не оторванными от жизни.

Рыночная реформа, новые факторы социального динамизма ставят на повестку дня проблемы, не известные ранее юридической науке. Общественная практика предъявляет повышенные требования к качеству и обоснованности академических разработок. Юридические исследования, выполненные в рамках отраслей прикладного, описательного, эмпирического характера, не в состоянии в полной мере удовлетворить запросы социально-экономического и политического развития, выхода из затянувшегося кризиса, решения национальных, этнических, региональных конфликтов. Жизнь заставляет юридическую науку все в большей мере обращаться к исследованию фундаментальных проблем, на основе которых и появляются возможности удовлетворения растущих потребностей.

К этому следует добавить, что теория государства и права, в силу особенностей своего предмета, включает в себя и мировоззренческие аспекты государственно-правовой реальности. Мировоззренческий характер науки «выталкивает» юриста-теоретика в реальную жизнь, заставляет занять ту или иную социальную позицию в решении практических вопросов, отстаивать индивидуальные, групповые или общегосударственные интересы.

Развитие теории государства и права не только обусловлено стоящими перед ней задачами, но и связано с выполняемыми ею функциями. Таким образом, теория государства и права имеет самостоятельные направления в исследовательской деятельности.

Прежде всего это гносеологическая функция (от греч. gnosis — познание и logos — слово, учение; теория познания), которая выражается в объяснении явлений и процессов государственной и правовой жизни общества. Теория государства и права не только изучает в обобщенном виде государственно-правовую надстройку, но и объясняет объективные процессы ее развития, выявляет закономерности, лежащие в основе данных процессов, определяет их сущность и содержание.

Онтологическая функция (от греч. on, род, п. ontos — сущее и logos — слово, учение; учение о бытии) заключается в нахождении и исследовании материала о государственно-правовых явлениях, его систематизации и анализе.

С развитием науки связана эвристическая функция (от греч. heurisko — отыскиваю, открываю). Теория государства и права не ограничивается познанием и объяснением основных закономерностей государственно-правовой действительности. Проникая в глубь познанных закономерностей, уясняя их тенденции и взаимосвязи с другими общественными явлениями, она открывает новые закономерности государственно-правовой жизни общества, учитывает динамику ее развития.

Как фундаментальная наука, теория права и государства выполняет в отношении отраслевых и специальных юридических дисциплин вполне определенную методологическую функцию (от греч. methodos — путь исследования, теория, учение). Это способ исследования правовых и государственных явлений, планомерный путь научного познания и установления истины. Понятия и концепция теории государства и права заимствуются отраслевыми и специальными юридическими науками.

Организаторская, или практически-организаторская, функция теории государства и права связана с заинтересованностью юриста любого направления в осуществлении на практике тех или иных теоретико-познавательных моделей, в разработке которых он принимал участие. Юридическая наука еще далека от того, чтобы охватить своим вниманием все процессы и явления современного мира, требующие соответствующего реагирования. Практически-организаторская сторона общей теории должна проявляться в поиске решений и подходов к массе насущных проблем, с которыми столкнулись различные государства в последнем десятилетии XX в. Необходимы варианты научно обоснованных решений, но теория государства и права занимается не сиюминутными проблемами, а пытается предвидеть их появление.

Прогностическая функция, именуемая также социальной или прикладной (от греч. prognosis — предвидение, предсказание), призвана определить, что произойдет с этим явлением в будущем, как оно трансформируется, какое воздействие будет оказывать на другие социальные явления. Таким образом, теория государства и права не только устанавливает реальность новых закономерностей, но и определяет устойчивые тенденции в развитии изучаемых ею явлений. Она конструирует научные гипотезы дальнейшего развития государства и права на основе адекватного отражения их объективных закономерностей. Истинность выдвигаемых ею гипотез проверяется практикой. Степень сделанных прогнозов во многом зависит от широты социально-экономического, идейно-политического и культурно-целостного видения государственно-правовой сферы в ее единстве, от использования данных всех наук.

Следующая функция — идеологическая (от греч. idea — понятие, представление и logos — слово, учение). Идеология — система политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических и философских взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности. Идеологическая функция есть лишь признание того факта, что государство и право играют значительную роль в социально-политической жизни страны, в культурной сфере, в области общественного сознания. Идеологическая функция признает большую и растущую роль правового сознания, правовой культуры различных субъектов правовой жизни и сознательного выбора своего поведения, осознания ими своих субъективных прав и обязанностей, а также правового статуса.

Теория государства и права выполняет указанные функции применительно к предмету исследования, опираясь на собственные результаты и на данные других юридических наук. Особенность функций теории государства и права состоит в том, что они осуществляются в форме общетеоретического мышления, которое логическим путем выявляет причинные и функциональные связи государственно-правовых явлений, определяет общие закономерности их развития в освобожденном от исторических случайностей и отклонений виде.

        Следовательно, успешное развитие теоретической науки о государстве и праве предполагает тесную связь всех функций между собой, ибо открытия и прогнозы могут основываться только на практике, а она невозможна без надлежащей реализации онтологической и методологической функций, которые в свою очередь без учета политической и идеологической функций могут не достичь своих целей.

3. Эволюция отечественной науки теории государства и права

В течение нескольких веков правоведение развивалось в составе философских наук. С выделением его в качестве самостоятельной отрасли знания отдельные вопросы теории государства и права рассматривались в рамках энциклопедии права, в которой давалось краткое освещение всего круга правовых наук, без анализа их внутреннего единства. В конце XIII в. энциклопедия права стала преподаваться в Московском университете.

Государство и право – явления тесно связанные. Однако в России они не всегда изучались в рамках единой научной дисциплины. В дореволюционном правоведении (до 1917 г.) разделы об обществе и государстве включались в учебные курсы как по общей теории права, так и по государственному праву. Не было полных курсов по теории государства и права в России в послереволюционный период. Работы П.И. Стучки, Е.Б. Пашуканиса, Н.В. Крыленко, М.А. Рейнсера, Ф. Ксенофонтова, Р. Бабуна и других авторов давали марксистско-ленинскую интерпретацию отдельных сторон государства и права, но цельного представления о них не содержали.

Теория права разрабатывалась основательнее, нежели теория государства. Объясняется это тем, что теория права имеет глубокие исторические корни, отличается значительной степенью преемственности. Её базовые категории и понятия, терминология и многие юридические процедуры сложились и были сформулированы ещё древнеримской юриспруденцией.

Теория же советского государства, опираясь на многие ошибочные или утратившие свой смысл марксистские и особенно ленинские положения – об уничтожении частной собственности, о насильственном характере государственной власти, диктатуре пролетариата, полном уничтожении буржуазной государственной машины, об исключительности новых государственных и политических форм, об отмирании государства и т.д. – превратилась в догму и оказалась в тупиковом положении. Творческое развитие уступило место обоснованию и комментированию решений партийных съездов и пленумов.

Возникновение же отечественной теории государства и права как самостоятельной науки относится лишь ко второй половине XIX в., когда общее учение о праве в качестве самостоятельного объекта изучения сначала излагается в сочинении М.Н. Капустина «Теория права. Общая догматика» (1868 г.), а затем и Н.М. Коркунова в «Лекциях по общей теории права» (1886 г.). В работе М.Н. Капустина вопросы права рассматривались с позиции юридического позитивизма, в соответствии с которым исследователя должна интересовать лишь формально-логическая обработка нормативного материала путём его систематизации и обобщения. Причины возникновения права при этом игнорировались.

Исправить эти недостатки было призвано социологическое направление, ярким представителем которого был Н.М. Коркунов. К числу условий развития права он отнёс и государство. Поэтому в его «Лекциях», переиздававшихся в нашей стране до 1924 г., нашли отражение не только проблемы права, но и государства. В сущности, «Лекции» - это первый отечественный учебник по теории государства и права, в котором в систематизированном виде изложены основные положения общетеоретической государственно-правовой науки, во многом сохранившие своё значение до нашего времени.

Впоследствии конструкции теории государства и права стали основываться на других, в том числе философских, подходах (психологическая теория и т.д.). После 1917 г. Юриспруденция была поставлена на службу классовым интересам, которые, однако, на практике интерпретировались исключительно с позиции административно-командной верхушки. Целые разделы теории государства и права (о понятии государства и права, о функциях государства и т.д.) были подвергнуты коренному пересмотру. Вместо идеологического плюрализма, характерного для предреволюционной эпохи, на десятилетия утверждается монополия на истину исключительно за марксизмом-ленинизмом. Соответственно теория государства и права именуется не иначе как марксистско-ленинская.

В тот период в позитивном плане (как движение к прогрессу) рассматривались только взгляды домарксовской теоретической мысли или концепции, основанные на идеях К. Маркса и В.И. Ленина. Немарксистская и антимарксистская мысль игнорировалась, либо служила дежурной мишенью для нападок; в ней не находили ничего положительного. Современные западные государственно-правовые системы были представлены как враждебные интересам масс и не способные эволюционировать в сторону обеспечения прав и интересов широких слоёв населения. Сама юридическая наука была провозглашена партийной, служащей интересам пролетариата. При этом утверждалось, что интересы пролетариата – это и есть подлинные интересы общества. Поэтому всё, что им противоречит, объективно противоречит и интересам общества. Ходячим в юридической науке был тезис о том, что право и государство подчинены классовым интересам, и по мере того, как классовое деление общества утратит смысл, государство и право будут отмирать. Рекомендовалось везде и повсюду отыскивать классовый смысл конкретных правовых норм, конкретных государственных решений. В результате «партийного» подхода юридическая наука лишилась объективного подхода к анализу государственно-правовых явлений. Это выразилось прежде всего и в теории, и на практике в пренебрежении интересами индивида, его правами.

Существенно не изменилась ситуация и после провозглашения в начале 60-х гг. государства и права общенародными. Просто произошла замена одного клише «интересы пролетариата» на другое клише «общенародные интересы». Лишь в период перестройки появляется возможность в меньшей мере считаться с партийными установками. Именно в это время обостряется интерес правоведов к исследованию проблем демократии, бюрократизации общества, правового положения личности и т.д. Наиболее крупным завоеванием тех лет является разработка теории правового государства, правда, ограниченного социалистическими рамками.

Глубокий кризис во всех сферах жизни страны, которые считались социалистическими, и острая потребность его преодоления обусловили и резко отрицательное отношение к марксизму-ленинизму как учению и социализму как общественно-политическому строю. Это наглядно проявилось во многих публикациях начала 90-х годов. В настоящее время в этом вопросе наблюдается разумная взвешенность. Марксизм-ленинизм – не единственная фундаментальная теория и мировоззрение и даже не единственное социалистическое учение об обществе и путях его развития. Отвергать полностью его также глупо, как и слепо, догматически исповедовать. Уместны в этой связи слова известного русского философа Н.А. Бердяева: «В студенческие годы, в моём отношении к социальной действительности, я испытал влияние Маркса. Однако я никогда не был сторонником «ортодоксии». Мне одинаково близки Ницше и Лев Толстой. Я очень ценю К. Макса, но также Ж. де Местра и К. Леонтьева. Мною любим Я. Беме, но также Кант».

Более взвешенным должно быть отношение и к социализму как общественно-политическому строю, целесообразность и перспективность которого поставлена под сомнение.

Социализм в нашей стране развивался по марксистско-ленинской схеме и отличался следующими чертами: признанием общественной собственности на средства производства и полным отрицанием частной собственности, неприятием рыночных отношений, предпринимательства, конкуренции, жёстким и всеохватывающим государственным регулированием экономики, монопольным положением партии в обществе, почти полным её слиянием с государством. Для характеристики такого социализма употребляют в настоящее время эпитеты «казарменный», «военный», «элитарный» и др., а сам строй, учитывая вышеназванные черты, называют этакратическим.

Построенный в нашей стране социализм был результатом большевистского прочтения марксизма и большевистской интерпретации идеи социализма. Есть и иное понимание социализма – социал-демократическое. Хорошо представляя реально существующий капитализм с его мощными стимулами к развитию, свободой, сумевшими воспринять и реализовать социалистическую идею о благе человека и его социальной защищённости, социал-демократы не ставили целью уничтожение частной собственности, рыночных отношений, всех без исключения государственных структур, установления диктатуры пролетариата. Они боролись за гуманизацию капитализма, за воплощение в нём идеалов социализма. История подтвердила правоту социал-демократов. Во многом прав виднейший теоретик германской социал-демократии К. Каутский, писавший в своё время: «Большевизм победил в России, но социализм потерпел там поражение». Та же мысль – в словах видного русского экономиста, философа и социолога, автора «Манифеста Российской социал-демократической партии» П.Б. Струве: «Социализм не отвечает за большевизм».

В.И. Ленин неоднократно вёл речь о созидательной стороне диктатуры пролетариата, законности, необходимости заимствовать всё лучшее, что есть на Западе. Однако большевики, придя к власти, сделали упор не на созидательную, а на разрушительную работу. «Нет ничего легче, - верно заметил К. Каутский, - как экспроприировать капиталиста. Это – лишь дело силы и не связано ни с какими социальными гипотезами … Не так просто, как экспроприация, проходит организация». Отброшен был в первые годы советской власти и принцип законности, уступивший место расплывчатой «революционной целесообразности». Юридическая ответственность не редко наступала в этой связи не за совершённое правонарушение, а за принадлежность к свергнутому классу, определённой социальной группе. Были отвергнуты или уничтожены многие полезные социальные и государственно-правовые институты, которые с успехом можно было использовать для прогрессивных преобразований.

В постсоветскую эпоху на первый план в теоретико-правовых исследованиях выступил частный интерес. Он определяет основные мотивы, обусловившие пересмотр главных постулатов советской теории государства и права. Государство и право трактуются ныне как важнейшие элементы цивилизации, как ценности, благодаря которым становятся возможными прогрессивное развитие общества и создание нового мирового порядка на основе общепризнанных принципов и норм.

На сегодняшний день теория права по-прежнему сохраняет свою стройность и логическую последовательность, чего нельзя сказать о теории государства. Ломка прежних государственных структур, отсутствие чёткой перспективы социально-экономического, политического и государственного развития привели к тому, что современная российская наука о государстве располагает разрозненным и нередко противоречивым материалом, не соединённым продуманной концепцией и размытым в предметных границах. Формы осуществления государственной власти, отношения между законодательной, исполнительной и судебной властями, пределы вмешательства (или невмешательства) государства в экономику, государственная охрана личности и её собственности – это лишь некоторые вопросы, которые уже начинает решать теория государства.

  1.  Перспективы развития теории государства и права как науки

Развитие государства, права, правового регулирования, повышение их роли в современном обществе, интеграция юридических наук с иными общественными науками предполагает соответствующий уровень методологической основы. Для послесоветского периода характерно достаточно негативное отношение к марксизму – ленинизму как всеобщему, «революционному» методу исследования5. Это можно понять: - изменился политический и экономический строй России, общество сориентировано на иные социальные ценности. Однако  для отечественного правоведения в настоящее время характерно    и «охлаждение» к гегелевской диалектике. Наблюдается механическое заимствование методов других наук, в частности естественных, при отсутствии попыток изучить возможность и эффективность их применения в деле исследования объектов правовой науки. Можно согласится с тем, что марксистско -  ленинская  методология, основа которой – классовый подход к социальным феноменам во многом не дает ответа на поставленные вопросы о роли, сущности и функциях государства и права в современный период истории утверждение о том, что такие современные методы, как синергетика, герменевтика, есть преемники диалектики, которая якобы в современный период не имеет возможности ответить на поставленные современностью вопросы, преждевременно и пока, на наш взгляд, не имеет достаточных оснований. Только практика как критерий истинности и достоверности полученных знаний, и только она сможет ответить на вопрос об эффективности предлагаемых для активного использования в юридической науке «новых» методов, их способность раскрыть объективные закономерности и продолжить развитие современного правоведения.

Следует подчеркнуть необходимость критического восприятия новых веяний в методологии юридической науки. Речь не идет об отрицании всей гаммы методологического арсенала, используемого современной юридической наукой. Современным правоведением достаточно активно используются такие методы, как текстоведение, математическая логика, кибернетика (информационный метод), моделирование, прогнозирование и др. Широко и продуктивно в юридической науке используется аксиологический подход. Правовое регулирование, его механизм (правотворчество, применение права и толкование права и т.д.) пронизаны и невозможны вне оценок и оценочных суждений. Аксиологический метод в современный период развития юридической науки далеко не исчерпал себя. Аналогичное нельзя сказать, на наш взгляд, относительно системно – структурного подхода. В 70 - 80-е. годы прошлого столетия он был достаточно популярен у отечественных исследователей государственно – правовых явлений. Отдельными авторами системно - структурный подход оценивался как «острие диалектики», «основной метод Маркса» и т.д.  в настоящее время в философской и юридической науках данный метод оценивается достаточно скромно, что, на наш взгляд, объективно, хотя и грозит переходом в крайность до полного отрицания, что неверно.

Другая проблема, являющаяся до сих пор неразрешенной в отечественном правоведении, - это состав (структура) теории государства и права как науки. Большинство исследователей не оспаривают достаточно очевидный факт, что теория государства и права как наука в своем составе имеет достаточно обособленные знания – теорию государства и теорию права. В последние десятилетия предлагалось дополнить состав этой науки теорией политической системы общества, теорией правосознания и др. Однако эти идеи поддержки не получили. Следовательно, теорию государства предлагается рассматривать как теорию, имеющую в своей структуре теорию государственной власти, теории государства и теорию правового государства. Теорию права, а здесь споров значительно больше, рассматривают как совокупность частных теорий - теории социально – правового регулирования, тории юридической деятельности и др. Более устоявшимся делением теории права по – прежнему остается ее разделение на «догму права», социологию права и философию права. В любом случае большинство ученых не оспаривают тесную взаимосвязь между данными достаточно разноаспектными знаниями о государстве и праве, их взаимозависимость и взаимодополняемость. Безусловно, развитие государственно – правовой реальности предполагает и дальнейшее развитие, «укрепление» частных теорий, их внутреннюю дифференциацию. Юридическая наука не может стоять на месте, она развивается вместе с исследуемыми такими явлениями, как государство и право.

Заключение

При  рассмотрении предмета теории государства и права методологически важным представляется подчеркнуть, что он, как и сама наука о государстве и праве и соответствующая ей учебная дисциплина, не является чем – то раз и навсегда данным, неизменным, а с течением времени изменяется и развивается. Это, в свою очередь, не только затрудняет, но и делает бессмысленным попытки исчерпывающего определения предмета теории государства и права и его содержания как чего – то застывшего.

Так, если раньше о рамках отечественного курса теории государства и права особое внимание уделялось «государству диктатуры пролетариата », «общенародному» государству и праву, «государству всеобщего благоденствия», «государству ночного сторожа» и др…  На первый план вместо них все больше выдвигаются концепции «правового государства», «социального государства», естественно – правовые теории прав и свобод граждан и др.

Различные изменения предмета теории государства и права находят свое отражение не только в соответствующей научной и учебной литературе, но и в конституционном законодательстве.

На сегодняшний день теория права по-прежнему сохраняет свою стройность и логическую последовательность, чего нельзя сказать о теории государства. Ломка прежних государственных структур, отсутствие чёткой перспективы социально-экономического, политического и государственного развития привели к тому, что современная российская наука о государстве располагает разрозненным и нередко противоречивым материалом, не соединённым продуманной концепцией и размытым в предметных границах. Формы осуществления государственной власти, отношения между законодательной, исполнительной и судебной властями, пределы вмешательства (или невмешательства) государства в экономику, государственная охрана личности и её собственности – это лишь некоторые вопросы, которые уже начинает решать теория государства.

Нашему обществу, сформировавшемуся под лозунгом «революция продолжается», нужен взвешенный, эволюционный путь преодоления кризиса и дальнейшего развития, который бы заимствовал (но не слепо копировал) зарубежный опыт и учитывал специфические условия собственной страны. Могут оказаться полезными и сформированные в течение столетий социалистические принципы.

Развитие теории государства и право сыграло немало важную роль в становлении советской России, оказало свою действии и нашло отражение в работах известных людей.

Список используемой литературы

  1.  Теория государства и права: учебник/ Пиголкин А.С., Головистикова А.Н., Дмитриев Ю.А., Саидов А.Х.; Под ред. А.С. Пиголкина.- М.: Юрайт – Издат, 2009. – 613с.
  2.  Проблемы теории государства и права: учебник/ Под ред. В.М. Сырых.- М.: Эскимо, 2008.-528с.
  3.  Марченко М.Н. теория государства и права: учеб. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007.-648с.
  4.  Комаров С.А. Общая теория государства и права: учебник. 7-е изд., - СПб.: Питер, 2005 – 512с.

1 Пиголки А.С. Теория государства и права. М., 2009. с.17

2 Пиголки А.С. Теория государства и права. М., 2009. с.17

3 Пиголки А.С. Теория государства и права. М., 2009. с.19

4 Пиголки А.С. Теория государства и права. М., 2009. с.22

5 Сырых В.М. Проблемы теории государства и права., М., 2008. с. 37

PAGE  2


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

5778. Культурологія Давніх словян та сучасних українців 211 KB
  Предмет і завдання курсу. Культурні джерела східних слов'ян. Культура Київської Русі та Галицько-Волинської держави. Мистецтво: архітектура, живопис, музика та декоративно-ужиткове мистецтво. Неоднозначний стан української культури під час хрущовської відлиги.
5779. Університетська освіта в контексті Болонського процесу 55 KB
  Університетська освіта в контексті Болонського процесу. Поняття вища освіта. Мета, задачі, структура, типи вищих навчальних закладів України. Закон України Про вищу освіту від 17.01.2002 р. спрямований на врегулювання суспільних відносин у галу...
5780. Макроекономіка як наука 183.5 KB
  Макроекономіка як наука Анотація Економіка як об'єкт вивчення економічних наук. Рівневий підхід до вивчення економіки. Предмет макроекономічної теорії. Суб'єкти макроекономіки. Макроринки та їх класифікація. Проблема обмеженості ресурсів і...
5781. Аналіз сировини в кондитерській промисловості 205.5 KB
  Характеристика сировини, що використовується у кондитерському виробництві. Правила її зберігання та підготовка до виробництва. Органолептична оцінка якості: борошна, цукру-піску, цукрової пудри, патоки, яєць, меланжу, яєчного поро...
5782. Поняття регіону. Галузева та функціональна структури регіону 142 KB
  Поняття регіону, територіального та регіонального управління Структура регіону. Галузева та функціональна структури регіону Соціальна інфраструктура регіону Поняття регіону, територіального та регіонального управління Термін...
5783. Статья. О структурном синтезе передаточных механизмов 820 KB
  О структурном синтезе передаточных механизмов Настоящая статья является продолжением работы. Рассматривается метод образования структуры пространственных передаточных механизмов с использованием схем плоских механизмов. Метод основан на построен...
5784. Определение жесткости токарного станка производственным методом 546.5 KB
  Определение жесткости токарного станка производственным методом Цель работы Ознакомиться с производственным методом определения жесткости. Определить суммарную жесткость передней бабки и суппорта, задней бабки и суппорта, построить диаграмму...
5785. Расчет ленточного конвейера и цилиндрического косозубого редуктора 3.47 MB
  Создание машин, отвечающих потребностям народного хозяйства, должно предусматривать их наибольший экономический эффект и высокие тактико-технические и эксплуатационные показатели. Основные требования, предъявляемые к создаваемой машине: выс...
5786. Расчет механической частоты вращения электродвигателя 748.5 KB
  Ведение Электрический привод (ЭП) представляет собой электромеханическую систему, обеспечивающую реализацию различных технологических и производственных процессов в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, коммунальном хозяйстве и в быту с...