64717

Коренные народы Ленинградской области и судьбы их языков. История местности, где был основан Санкт-Петербург

Лекция

История и СИД

Большое оживление на водных путях Восточной Европы наблюдалось уже в VIII‒XI в. известный журналист и историк Федор Осипович Туманский посвятил характеристике финноязычных народов их языку и быту. А людей знающих водский язык вдвое меньше.

Русский

2014-07-10

364.5 KB

21 чел.

Лекция 7. Коренные народы  Ленинградской области и судьбы их языков

История местности, где был основан Санкт-Петербург

Большое оживление на водных путях Восточной Европы наблюдалось уже в VIII‒XI в. в., когда народы и племена, жившие в районе Балтийского моря, поддерживали оживленные сношения со Средней Азией, Ираном, Ближним Востоком, Византией, пользуясь при этом рекой Волгой и «великим путем из Варяг в Греки». Часть этого пути шла по северо-восточному берегу Финского залива, а затем по реке Неве и Ладожскому озеру. Таким образом, Нева являлась началом великих водных путей ‒ Волжского и «из варяг в греки».

Племена, жившие в районе Финского залива, в том числе водь и ижора, издавна находились в тесных сношениях с ильменскими славянами и вместе с ними вошли в IX в. в состав Новгородского государства.

Перечисляя состав владений Великого Новгорода, летописец в 1270 г. писал: «Вся волость Новгородская ‒ Плесковичи, Ладожане, Карела, Ижора, Вожане…». Тот же перечень можно встретить в летописи и под 1316 г. Ижорская земля входила в состав Вотской пятины*.

Территория будущего Санкт-Петербурга в новгородские времена находилась на землях Никольско-Ижорского и Спасско-Городненского погостов** Ореховского уезда, входившего в состав Вотской пятины.

На территории будущего Санкт-Петербурга и прилегающего к нему района в 1500 г. находилось 410 деревень и 1082 двора с населением в 1516 человек. Самым населенным пунктом в Спасском погосте было село на Фомином острове. Оно состояло из 37 дворов с населением в 36 человек (один двор пустовал и содержался на случай приезда тиуна.) Кроме сельского населения, в Ижорской земле было и городское население, сосредоточенное в городах и поселениях городского типа. В Вотской пятине было 6 городов-крепостей: Ивангород, Ладога, Корела (Кякисалми,1143 г.), Ям, Копорье и Орешек; 4 из них ‒ Ивангород, Ям (Ямбург), Копорье (село в Ломоносовском районе) и Орешек(1612‒1702 Нотебург)  ‒ находились в Ижорской земле. Орешек, построенный в 1323 г. у истоков Невы на Ореховом острове, являлся центром Ижорской земли. По количеству дворов и населения Орешек занимал третье место среди городов Вотской пятины. В 1545 г. в нем было уже 165 дворов, 2 монастыря и 4 церкви.

Эти земли издавна являлись территорией, за которую воевали шведы и новгородцы. Заселенная финно-угорскими и славянскими племенами земля в начале ХVII в. отошла в результате войны к Швеции и почти сто лет пребывала под властью шведской короны. Территория, на которой расположены в наше время Ленинградская область и Санкт-Петербург, стала называться Ингерманландией. Только в 1702 г. Петр I вернул эти земли России.

На территории бывшей Ингерманландии в результате контактов русское население уже в середине ХVIII в. более четко этнически идентифицирует разные финноязычные народы, что нашло отражение и в официальных документах. Православные ижора и водь противопоставляются ингерманландским финнам лютеранскогно вероисповедания ‒ «чухонцам», или «маймистам».

В топографических описаниях, трудах Вольного экономического общества и других источниках конца ХVIII в. говорится о чуди, чудье, ижоре (инграх), чухнах, чухонцах (маймистах). Одним из первых дал краткие, иногда наивные характеристики финнам, ижорцам и эстонцам автор первого географического труда о народах России Иоганн Готлиб Георги.  Значительную часть описания Петербургской губернии (1788‒1790 гг.) известный журналист и историк Федор Осипович Туманский посвятил характеристике финноязычных народов, их языку и быту.

В середине Х1Х в. академик П.И.Кеппен на основании сведений, полученных от петербургского гражданского губернатора и дополненных некоторыми местными земскими исправниками, впервые опубликовал данные о численности води, ижор и немцев. Им же была обобщена информация об ингерманландских финнах, полученная от 20 протестантских пасторов.  Эти сведения были проверены П.И. Кеппеном во время поездки по губернии в августе 1848 г. и нашли отражение в «Этнографической карте С.-Петербургской губернии» (1-е изд. ‒ 1849 г.) и ряде публикаций.

Водь

Западная часть Ленинградской области расположена в пределах так называемой Водской пятины. В свое время новгородцы разделили свои владения на пять административно-территориальных округов. Обширные территории между Лугой и Волховом вошли в состав пятины, названной по одному из коренных народов этой земли, ‒ води (вожан, ваддялайзэд). Сам по себе данный факт говорит о том, что водь была в то время весьма многочисленна. Ныне же принадлежность к этому народу осознают всего несколько десятков жителей области. А людей, знающих водский язык, вдвое меньше.

В научной справке, предоставленной Музеем антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера), говорится: «Водь ‒ прибалтийско-финский народ на Северо-Западе России. По всероссийской переписи 2002 года численность води составляет 73 человека. Водь ныне проживает в Кингисеппском районе Ленинградской области, в деревнях Лужицы и Краколье. Часть жителей этих деревень сохраняет водский язык, который находится на грани вымирания и занесен в Красную книгу исчезающих языков».

Водь известна по русским летописям с 1069 года. В европейских зарубежных источниках (буллы пап Александра III и Григория IX) водь и водская земля под названием Ватланд (Ватландия) упоминаются с XII века. Коренное население Ленинградской области, соприкоснувшись с населением Новгородской республики, восприняло православную веру ‒ в отличие от своих сородичей финнов, оказавшихся в сфере влияния сначала католической, а потом протестантской Швеции. В 1384 году на водской территории был основан город Ямбург (Кингисепп) и Спасский монастырь, которые стали основными проводниками православия в Чудском крае. Уже в средние века начался процесс постепенной ассимиляции вожан в великорусской среде. К середине XIX века водь насчитывала 5148 человек, по сельскохозяйственной переписи 1917 года ‒ 1000 человек, по переписи 1926 года ‒ 705 чел.

Численность води постоянно сокращалась в ходе войн, массовых насильственных выселений в военное и послевоенное время. Во время Великой Отечественной войны вся территория проживания води была оккупирована немецкими войсками. В 1943 году вожане были насильственно переселены из своих родных деревень в Финляндию. После заключения перемирия с Финляндией вожане были возвращены в СССР, хотя не получили возможности вернуться в свои деревни. Ситуация изменилась только после 1953 года. Однако уже с 1959 года представители этого народа не упоминаются в переписях, хотя водское население продолжало проживать во многих деревнях Ленинградской области, сохраняя свой язык и традиционную культуру.

Современная водь сохранила многие элементы этнического облика автохтонного населения древней Ингрии*. Традиционные занятия води ‒ земледелие и животноводство, озерное и морское (в том числе промысловое) рыболовство, лесные и отхожие промыслы. Водские деревни образуют уникальные этнокультурные ландшафты, объединяющие традиционные деревянные и каменные постройки, древние сакральные памятники и природные ландшафты. Особого внимания всегда заслуживала народная водская одежда, сохранившая в себе многие черты древнего костюма прибалтийско-финских народов. Фольклор води бытовал до конца XX века ‒ записаны многочисленные сказки, поговорки, загадки, заклинания, песни и плачи. До середины XX века сохранялись архаичные семейные обряды и вера в духов ‒ «хозяев».

Слово «язык» в понимании наших предков было синонимом слова «народ». С исчезновением языка чувство национальной идентичности постепенно угасает. И, наоборот, восстановление исторического языка сплачивает людей и делает их сильнее. Пример тому ‒ воскрешение мертвого языка Библии в государстве Израиль.

Водский язык (водск.: Vaďďa ceeli) ‒ относится к южной подгруппе прибалтийско-финских языков, но имеет много черт, характерных для северной подгруппы, не обусловленных влиянием ижорского языка. Близок к эстонскому (особенно к северным и восточным ‒ причудским ‒ диалектам) и ижорскому языкам.

В настоящее время язык по большей части утратил свою коммуникативную функцию, так как почти все носители водского языка являются представителями старшего поколения и используют преимущественно русский язык в повседневном общении. Водскую речь в естественном контексте возможно услышать лишь во время беседы между близкими родственниками.

Традиционно выделяется четыре основных диалекта:

† ‒ мертвые диалекты

  •  западно-водский ‒ охватывавший в прошлом территорию от устья р. Луга до окрестностей дер. Котлы (Каттила/Kattila);
  •  † восточно-водский ‒ несколько деревень в окрестностях Копорья;
  •  смешанный куровицкий диалект (дер. Куровицы (Kukkuzi/Куккузи)) ‒ испытал значительное влияние ижорского языка (похож на смешанный (водско-ижорский) язык ),
  •  кревинский диалект ‒ потомки води, переселенной в окрестности Бауски в Латвии.

В настоящее время живыми водскими диалектами являются только говоры дер. Краколье (Jõgõperä/Йыгыперя), Пески (Liivcylä/Лийвчюля) и е(Luutsa/Луутса) в устье р. Луга (западная часть западно-водского диалекта), а также диалект дер. Куровицы. Кревинский диалект вымер еще в XIX веке, восточноводский и часть говоров западноводского ‒ во второй половине ХХ века.

Находится под серьезной угрозой исчезновения (к концу 1980-х языком владели несколько десятков человек пожилого возраста). Включен в 2009 году ЮНЕСКО в Атлас исчезающих языков мира как «находящийся в критическом состоянии».

По данным переписи РФ 2002 года только 73 человека считали себя водью. Хотя по результатам этой же переписи владение водским языком указали 774 человека. Однако эстонский исследователь Э.Эрнитс считает, что данная численность носителей не соответствует действительности. Он так же предполагает, что реальная численность владеющих языком в 50‒100 раз меньше. По-водски говорят лишь в двух деревнях на довольно обширной в прошлом территории проживания води, а именно в Краколье (водск. Jõgõperä) и Лужицах (водск. Luuditsa ~ Luuttsa) Кингисеппского района Ленинградской области. Владеющих водским языком в Ленинградской области 34 человека, следовательно, можно предположить, что это и есть реальное число носителей.

Любой народ на территории Российской Федерации представляет собой национальное достояние России, поэтому любые усилия по сохранению исчезающего языка. В Законе о языках народов Российской Федерации сказано: «Языки народов российской Федерации ‒ национальное достояние Российского государства. Языки народов Российской Федерации находятся под защитой государства. В Российской Федерации недопустимы пропаганда вражды и пренебрежения, создание противоречащих конституционно установленным принципам национальной политики препятствий, ограничений и привилегий в использовании языков, иные нарушения законодательства Российской Федерации о языках народов Российской Федерации».

До 2008 г. водь формально не числилась среди исчезающих этносов. Этого этнонима не было в Едином перечне коренных малочисленных народов России, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации 24 марта 2000 года.

Правительство Ленинградской области обратилось к федеральным властям с просьбой включить водь в Перечень и таким образом признать вожан не этнографическим реликтом, а самостоятельным народом. В официальном письме, направленном губернатором Ленинградской области Валерием Сердюковым Председателю Правительства Российской Федерации Владимиру Путину, в частности, говорилось: «В настоящий момент Правительством Ленинградской области разрабатывается комплекс мер, направленных на сохранение водского культурного наследия. Внесение водского народа в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации станет важным этапом в работе по сохранению народа, чье культурное наследие является частью общегосударственной истории и культуры, утрата которого будет невосполнимой потерей для России». К письму прилагались экспертные заключения ученых-этнографов на 17 листах.

В тексте Постановления федерального Правительства от 13 октября 2008 года N 760 «О внесении изменений в единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации» говорится о целом ряде поправок и дополнений, в том числе можно прочитать: «Водь ‒ Ленинградская область».

Народ водь ‒ самый маленький сегодня народ на территории Российской Федерации. Стараниями представителей этого небольшого народа сохранены традиции и язык, издаются учебники и ведется преподавание, пока факультативное, родного языка для детей. Памятников письменности народа водь не сохранилось¸ потому что язык води письменным никогда не был. Когда в конце 20-х годов встал вопрос о создании письменности для малых финно-угорских народов, водь, к сожалению, не попала в список ‒ уже к тому времени ее численность была незначительна. Получалась абсурдная ситуация, когда вожане ходили в ижорские школы изучать ижорский язык.

В последние годы письменность для води была создана. Правда, в 1930-е годы водский лингвист Дмитрий Цветков разработал алфавит на основе кириллицы и написал первую книгу с заголовком на водском языке ‒ грамматику водского языка «Эсимейн' ваддя чээлэ грамаатикк». В силу ряда причин кириллическая письменность не получила распространения. Сейчас в основном используется латинский алфавит с добавлением букв с диакритическими знаками.

В настоящее время вышли в свет водские сказки на водском языке, сейчас создаются специальные книги для чтения, сборники песен. С начала 1990-х годов предпринимаются попытки возрождения языка ‒ курсы по изучению языка в Санкт-Петербурге, работой которых занимается профессиональный лингвист Мехмет Муслимов, старший научный сотрудник Института лингвистических исследований РАН, коренной петербуржец, этнический турок ‒ ведущий исследователь финно-угорских языков малых народов Ленинградской области. Московским лингвистом-любителем и энтузиастом водского языка В. Чернявским написан самоучитель (пока ‒ лишь в электронной версии). С начала XXI века в дер. Краколье впервые введено обучение водскому языку в школе.

По мнению О.Коньковой, председателя Общества ижоры и води, руководителя Центра коренных народов Ленинградской области, перепись населения 2002 г. отразила не фактическое количество людей, принадлежащих к води, а уровень национального самосознания на тот момент. К води отнесли себя те, кто действительно считали себя частью народа, кто гордился этим, для кого это было важно. Многие потомки древней води в силу различных причин не записались водью, хотя имели те же корни.

Ижора 

Ижо́ра (ижо́рцы, самоназвание ижора, инкеройн, ижоралайн, карьялайн, ижор. inkeroin, ižora, ižoralain) ‒ финно-угорский народ, в древности ‒ основное (наряду с водью) население Ижорской земли. До середины XX века сохраняли свой язык и некоторые своеобразные черты материальной и духовной культуры (в одежде, пище, жилище и др.). В советские годы подвергались репрессиям по национальному признаку и были почти полностью ассимилированы.

Первое упоминание об ижоре встречается во второй половине XII века в булле папы Александра III, написанной между 1164 и 1189 годами, упсальскому епископу Стефану, где говорится о язычниках инграх, которые полстолетия спустя уже признавались в Европе сильным и даже опасным народом. Эти опасения были обоснованны: с XIII века ижора выступает вместе с новгородцами и подвластным им племенем емь. Именно с XIII века и в русских летописях появляются первые упоминания об ижоре. В 1221 году Ижорская земля под названием Ингардия впервые упоминается в Ливонской хронике Генриха: на рассвете июльского дня 1240 года старейшина Ижорской земли Пелгусий, находясь в дозоре, обнаружил шведскую флотилию и спешно послал доложить обо всем князю Александру Ярославичу, будущему Невскому.

Очевидно, что в это время ижоры были еще весьма близки этнически и культурно с карелами (в то время упоминавшимися в русских летописях как племя корела), проживавшими на Карельском перешейке и в Северном Приладожье, севернее ареала предположительного распространения ижор, и это сходство сохранялось до XVI века.

Довольно точные данные о примерной численности населения Ижорской земли впервые зафиксированы в Писцовой книге Водской пятины 1500 года, однако этническая принадлежность жителей при переписи не показывалась. Традиционно считается, что жителями Корельского и Ореховецкого уездов Водской пятины, в большинстве имевшими русские имена и прозвища русского и карельского звучания, являлись православные ижора и карелы. Очевидно, граница между этими этническими группами проходила где-то на Карельском перешейке, и, возможно, совпадала с границей Ореховецкого и Корельского уездов.

В 1611 году этой территорией завладела Швеция. За 100 лет вхождения данной территории в состав Швеции многие ижорцы покинули свои селения. Лишь в 1721 году Петр I после победы над Швецией включил этот край в Петербургскую губернию Российского государства. Во время ревизии 1732 года в Ингерманландии насчитали 14,5 тысяч «старожилов ижорян». В середине XIX века ижорцев насчитывалось 17 тыс. человек, в 1926 ‒ 16,1 тыс. человек.

В конце XVIII ‒ начале XIX веков русские ученые начинают фиксировать этно-конфессиональный состав населения ижорских земель, тогда уже вошедших в Петербургскую губернию. В частности, к северу и к югу от Петербурга фиксируется наличие православных жителей, этнически близких финнам-лютеранам ‒ основному населению этой территории. Первоначально северных «православных финнов» исследователи считали карелами, а южных ‒ ижорами, но уже Петр Иванович Кёппен и тех и других отнес к ижорам. Он же зафиксировал основной ареал их расселения. Северные ижоры к середине XIX века проживали в основном на юге Карельского перешейка, вокруг искусственно созданных «сел» Троицемяки и Матокса, в районе Лахты, а также в Выборгской губернии, в волостях Рауту и Саккола (в северной части, впоследствии выделившейся в волость Метсяпирти). Южные ижоры проживали в основном в Полужье, а также на Сойкинском полуострове.

Фольклор ижоры известен по устному народному творчеству ‒ песням-рунам сказителей-рунопевцев. Удивительно, что этот небольшой по численности народ сохранил в своей памяти общий с карелами и финнами эпос (известный широкому читателю как Калевала), отдельные части которого оказались известны только ижорским рунопевцам. Одна из самых известных ижорских сказительниц ‒ Ларин Параске (Прасковья Никитина), проживавшая на рубеже XIX и XX века на Карельском перешейке, также славился исполнением рун Онтропо Мельников.

С именем «ижора»  связаны  топонимы и гидронимы Санкт-Петербурга и Ленинградской области: Усть-Ижора ‒ поселок городского типа в Колпинском районе Санкт-Петербурга; Ижора ‒ река, левый приток Невы, и по ней ‒ Ижорские заводы и т.д.

Можно назвать и известных представителей этого народа: Пелгусий (Пелгуй, Пелконен) ‒ старейшина в стране Инкери, ему были доверена охрана морского побережья. Предупредил Александра Невского о приходе шведов в 1240 г.;  Ларин Параске ‒ сказительница рун, памятник которой поставлен в Хельсинки. Была из ижор и Арина Родионовна, няня Александра Сергеевича Пушкина.  

Современные представители ижоры проживают в основном в Ломоносовском и Кингисеппском районах Ленинградской области. Их по переписи населения 2002 г. в России было зарегистрировано 327 человек, из которых 177 в Ленинградской области.

Интересная ситуация сложилась после распада СССР: Всеукраинская перепись населения 2001 года зафиксировала проживание на Украине 822 ижорцев ‒ то есть больше, чем на их исторической родине ‒ из которых только 2 (то есть 0,2 %) назвали ижорский язык родным. Причем 788 (96 %) из них живет в Крыму. Эти результаты тем более вызывают удивление, что по предыдущей переписи 1989 года на Украине насчитывалось всего 9 ижор.

Помимо этого в Эстонии перепись 2000 г. зафиксировала 62 ижорца, из которых назвали родным ижорский язык 19 чел. (31 %), русский ‒ 39 чел. (62 %), эстонский ‒ 3 чел. (5 %). Из них 10 человек проживает в Таллине.

Ижорский язык  относится к прибалтийско-финской подгруппе финно-угорской ветви уральской семьи. Наиболее близок карельскому и финскому языкам. Ижорский язык произошел от древнекарельского языка-основы. Оказал сильное влияние на формирование многих финских говоров Ингерманландии (говоры приходов Нарвузи, Сойккола, Каприо, Тюрё), а также на водский язык. В то же время приобрел некоторые фонетические и лексические черты, характерные для языков южной подгруппы прибалтийско-финской группы.

Традиционно выделяется четыре основных диалекта:

† ‒ мертвые диалекты и говоры

  •  сойкинский диалект, распространённый на Сойкинском полуострове (Кингисеппский район),
  •  нижнелужский диалект, распространенный по нижнему течению реки Луги, от дер. Извоз до дер. Липово.
  •  † хэваский диалект, на котором говорили в некоторых деревнях на реке Коваши и на побережье Финского залива в Ломоносовском районе Ленинградской области,
  •  † оредежский диалект, был распространен в Гатчинском районе Ленинградской области, западнее среднего течения реки Оредеж.

Нижнелужский диалект заметно отличается от остальных ижорских диалектов, что обусловлено влиянием ингерманландского финского и водского языков.

До 1930-х годов ижорский язык был бесписьменным. В начале 1932 году была создана письменность на основе латиницы, началось издание учебников, в ижорских национальных сельсоветах часть документооборота велась на ижорском языке. В 1936 ижорский алфавит был реформирован. В 1938 издание книг на ижорском языке и его преподавание в школах прекратилось, ижорские национальные сельсоветы были упразднены. В 2003 году московским лингвистом-любителем и энтузиастом ижорского языка В. Чернявским написан самоучитель (пока ‒ лишь в электронной версии).

В начале XX века исследователи отмечали сравнительно плохое знание ижорами русского языка, несмотря на то что почти все население издавна было обращено в православие и носило русские фамилии, имена и отчества. Правда, ижоры не сохраняли отцовскую фамилию, а носили фамилию по имени деда.

По Всероссийской переписи населения 2002 года, 362 чел. владеют ижорским языком, что больше, чем самих ижорцев (327 чел.) Это связано, видимо, с ассимиляцией ижорцев, что привело к осознанию ими себя, например, русскими, но с сохранением знания ижорского языка, или с увлечением малым языком теми же русскими в научно-просветительских и иных целях.

По переписи 2002 года в Ленинградской области из 177 ижорцев владеют ижорским языком лишь 94 чел. (53 %), остальные ‒ русскоязычные.

В 2009 г., в связи с приближающейся (в 2010 г.) Всероссийской переписью населения, кафедрой финно-угорской филологии МГУ им.М.В.Ломоносова  была организована экспедиция в Ленинградскую область, в места компактного проживания ижорского этноса. Объектом исследования стал ижорский язык.

Согласно переписи населения 2002 года, на территории Российской Федерации проживало 4 монолингва-ижорца. Как удалось установить исследователям, к 2009 г. на Сойкинском полуострове монолингвов-ижорцев уже не осталось. Действительно, нереальной представляется ситуация, когда в начале XXI века человек не говорит по-русски, тем более что его родной язык (в данном случае ижорский) уже давно не выполняет функцию повседневного общения.

На сегодняшний день преобладает смешанный способ расселения представителей ижорского этноса: представители разных диалектов проживают на близком расстоянии друг от друга, при этом они активно контактируют с представителями других наций, в частности, русской. Многие деревни и 50 лет назад, и сейчас имеют смешанное население, состоящее из представителей нескольких народов. Однако тогда подобное смешение не приводило к ассимиляции одного языка другим. Сегодня необходимо констатировать полную ассимиляцию русским языком большинства языков малых коренных народов, в том числе и ижорского.

В ходе экспедиции было опрошено 59 представителей ижорского этноса. Как видно из таблицы №1, бо́льшая часть из них причисляет себя к русской нации:


Таблица №1

Ваша этническая принадлежность

Количество ответов

Ижор/ижорка

20

Русский/русская

36

Финн/финка

1

Уже не знаю

2

Взрослое население и их дети перестают говорить на ижорском языке, и чем меньше они используют этот язык, тем сложнее им определять этническую самоидентичность как ижор/ижорка. Для многих жителей Сойкинского полуострова, некогда говоривших только по-ижорски, основным признаком этнической принадлежности является использование только данного языка во всех сферах жизни. Вот как комментирует данное суждение Евдокия Михайловна Васильева (1927 г.р.): «У меня соседи были, так вот они – чистые ижорцы, они ни слова по-русски не знали. А мы – талапанцы (от диалектного глагола «талапанить» ‒ «непонятно говорить»), мы не чистые ижорцы. Мы говорим и по-русски, и по-ижорски – всяко. Мало было чистых ижорцев, очень мало». Она считает себя русской по национальности, родной язык – русский. И это при том, что она до сих пор использует ижорский язык при общении с сестрой.

Бывают и обратные случаи, когда человек, не использующий на сегодняшний день ижорский язык ни в одной из сфер жизни, считает себя «чистым» ижорцем, как, например, Зоя Афанасьевна Коновалова (1950 г.р.), родившаяся в семье коренных ижоров, но уехавшая в Эстонию на 40 лет, потом снова вернувшаяся в д.Вистино (расположена на Сойкинском полуострове). Теперь она самостоятельно учит язык, старается общаться с людьми старшего поколения на ижорском языке. «Я коренная ижорка, мне очень нравится наш язык», ‒ говорит Зоя Афанасьевна. Причинами подобного этнического самоопределения могут являться, во-первых, сохранение традиции семьи говорить на родном языке (когда родители были ижорцами и говорили только на ижорском языке) и, во-вторых, место рождения. Подобных примеров не так много.

На сегодняшний день все представители ижорского этноса владеют русским языком. В то же время ижорским языком владеют лишь некоторые представители старшего поколения. Уровень владения языка у данных индивидов различается: большинство из них на данном этапе является полуязычными билингвами, т.е. не владеющими в полной мере одним из языков (в данном случае ‒ ижорским). Другая, меньшая, часть – это ижорцы, действительно владеющие ижорским языком. На сегодняшний день в каждой ижорской деревне имеется не больше 2‒3 таких носителей.

По словам информантов, до Второй мировой войны практически все население ижорских деревень Сойкинского полуострова говорило на ижорском языке. Часто бывало так, что дети до первого класса не знали русского языка, потому что в семьях говорили только на ижорском языке. Рожденные в конце 20-х гг. еще успели поучиться в ижорских школах по ижорским учебникам. Авторами этих книг были В.И.Юнус и Н.А.Ильин; впоследствии они были расстреляны.

Практика преподавания ижорского языка в школах существовала лишь в 1933‒1937 г.г. В 2007 году была попытка внедрить ижорский язык в школьную программу в качестве факультатива, но чаще всего подобные занятия сводились к урокам краеведения, а не ижорского языка.

Таким образом, в 30-е г.г. складывалась ситуация формирования двуязычия: в семье говорили на ижорском, в школе – на русском языке. Впоследствии она  привела к полному переходу на русский язык. Те, кто еще учил язык в школе или в детстве разговаривал с родителями на ижорском языке, на сегодняшний день уже не знают язык в совершенстве, путаются, большая часть из них не порождает спонтанных текстов.

 
Таблица №2

Ваш родной язык?

Количество ответов

Ижорский

15

Русский

40

Финский

1

Уже не знаю

3

Как видно из таблицы №2, большая часть информантов на вопрос «Какой Ваш родной язык?» ответила «русский». Русский язык как родной признавали и те информанты, которые еще хорошо владеют ижорским языком, порождают спонтанные тексты и т.д. Критерий определения языка как родного для них – это использование его во всех сферах жизни. Соответственно, пассивное знание ижорского языка и использование во всех сферах русского языка не позволяет им назвать ижорский своим родным языком.

Возможны случаи определения родного языка, исходя из этнической принадлежности: при русской этнической принадлежности человека его родным языком может быть только русский. Больше половины информантов затруднились ответить на этот вопрос.

Отпечаток накладывает сложная история ижорского этноса, когда его представителям необходимо было получить национальность «русский/русская», знать русский язык, чтобы обеспечить себе образование, работу, семью.

Основные причины перехода ижорского населения на русский язык:

1.    Наиболее важные, судьбоносные события, приведшие к постепенному вымиранию языка, произошли именно в XX веке: насильственное заселение русского населения на исконную территорию проживания ижоры с целью ассимиляции ижорского языка (XVIII-XIX вв.). При советской власти возросла роль русского языка как средства общения между представителями ижорского этноса и русским народом.

2.    Политика правительства, направленная на русификацию ижорских школ. По словам многих информантов, появление русских школ тяжело сказалось на успеваемости, так как в большинстве случаев ижорские дети до школы не владели русским языком. Их заставляли учить ижорский язык в школе,  поэтому вскоре родители, беспокоясь за своих детей, начали говорить с ними по-русски. Подобная ситуация складывалась в разное время во многих странах мира: желая обеспечить своим детям спокойное будущее, родители учили их доминирующим языкам (русскому, английскому и др.) почти с самого рождения.

Именно запрет говорить на своем языке повлиял на результаты довоенных и послевоенных переписей населения: число ижорцев сократилось на 70%.

Таблица №3

На каком языке вы говорили в детстве?

Количество ответов

До школы

В школе

Только на ижорском

17

Больше на ижорском, чем на русском

18

6

Только на русском

13

25

Больше на русском, чем на ижорском

10

27

На финском

1

1

При сложении результатов можно констатировать, что основным языком общения был ижорский, русский язык детям преподавался как «иностранный» при поступлении ими в первый класс. Ситуация кардинально меняется в школьные годы: единственным языком общения в школе стал русский язык. Таким образом, основным критерием, который способствовал формированию двуязычия среди ижорцев, стало именно введение русского языка как языка преподавания в школах.

3.    Еще одной причиной перехода ижорского населения на русский язык стали браки с представителями русской нации. С появлением русского в ижорской семье или, наоборот, попадание ижорки/ижора в русскую семью языком общения (языком лингва франка) обычно становился русский.

4.    В связи с событиями Великой Отечественной войны, ижорцы были выселены из родных мест и до 1953 г. многие не могли туда вернуться. Некоторые остались там навсегда, их языком общения оставался только русский.

5.    Начиная с 90-х гг. стали умирать последние носители ижорского языка, среди которых были и монолингвы.

6.    Развитие инфраструктуры (например, строительство морского порта Усть-Луга в юго-западной части Ленинградской области, в Лужской губе Финского залива), с чем связано превалирующее положение русского языка. Ижорский язык, как и многие другие языки малых коренных народов, на современном этапе не успевает за развитием технологий, поэтому идет процесс заимствований, который является неизбежным процессом в любом языке. Созданием терминологии ижорского языка никто никогда не занимался.

На сегодняшний день лишь небольшая часть ижорского этноса говорит на родном языке. Как видно из таблицы №4, абсолютное большинство информантов дало отрицательный ответ на вопрос «Говорите ли Вы с кем-нибудь сейчас на ижорском языке?»

Таблица №4

Говорите ли Вы с кем-нибудь сейчас на ижорском языке? (в семье, на работе, с друзьями, в магазине и т.д.)

Количество ответов

Да

11

Да, но только при наличии ижороговорящего собеседника

15

Нет

33

Следует отметить, что существование языка на данном этапе, этапе двуязычия, является единственной на сегодняшний день формой существования языка. Ситуация осложняется еще и тем, что ижорский язык не преподается в школе, во многих семьях уже даже ни одного носителя ижорского языка. Сами представители ижорского этноса дают мрачные прогнозы относительно будущего их родного языка: «Скоро вообще вымрут ижоры, нам осталось совсем мало, дети не говорят», «Язык, конечно, умрет, потому что никто не будет общаться. Вот это молодое поколение совершенно не знает его» и др.

На сегодняшний день одной из немногочисленных функций ижорского языка является тайная функция: когда ижорский язык используется носителями данного языка для того, чтобы другие не поняли. Интересно, что на вопрос «Будете ли Вы отвечать по-ижорски, если с Вами начнут на нем говорить?», были получены, в основном, положительные ответы. Однако большинство представителей ижорского этноса выступает против введения ижорского языка в школах. Пример из речи Людмилы Сергеевны Косолап (1949 г.р.): «Я считаю, что преподавать ижорский язык – это бесполезно, это искусственное возрождение, язык обречен. Я убеждена в этом: нет ни письменности, будущего нет, только как воспоминание останется. Нет другого выхода. Уже ассимиляция с русским произошла. Если бы это было сразу после войны, тогда да, а так как дети и внуки не знают, то все, это необратимо».

Желающие изучать ижорский язык тоже имеются, но их значительно меньше. Основная проблема на сегодняшний день – это отсутствие компетентного преподавателя ижорского языка. Среди носителей ижорского языка, действительно хорошо владеющих языком, остались только люди 20‒30-х г.г., которые уже не способны преподавать ижорский язык детям в школе, и некоторые более молодые носители, которые не проявляют своей инициативы в обучении ижорскому языку.

С ростом интереса к ижорскому языку у исследователей некоторые жители Сойкинского полуострова сами начинают интересоваться языком: организуют ансамбли с пением ижорских песен, кто-то самостоятельно начинает учить язык.
Очевидно, что в отчете Всероссийской переписи населения 2010 года будет зафиксировано еще меньше представителей ижорского этноса. Однако удивителен тот факт, что при такой малочисленности и нефункциональности ижорский язык продолжает оставаться полноценным языком на всех уровнях, сохраняя архаичную фонетику, грамматику, лексику. Возможно, он, как и водский язык, считался более «сложным», чем окружающие его языки, оказался более устойчивым по отношению к внешним воздействиям, поскольку набор его функций был гораздо уже, чем, к примеру, набор функций русского языка.
 

Ижорский язык включен в 2009 году ЮНЕСКО в Атлас исчезающих языков мира как «находящийся под значительной угрозой исчезновения». В настоящий момент в районе компактного проживания ижоры продолжается строительство портов и промышленных зон в Усть-Луге и Вистино, что грозит окончательно стереть этот малый народ с этнографической карты России.

Для сохранения культурного наследия народа создан краеведческий ижорский музей в деревне Вистино. В нем выставлены предметы ижорского быта: одежда и утварь, часть экспозиции посвящена традиционному и современному рыболовству. В деревне Горки существует фольклорный ансамбль «Шойкулан лаулат», исполняющий песни и частушки на ижорском языке, молодежная фольклорная группа в Вистино исполняет ижорские песни, записываемые у старожилов. В Петербурге ижорские песни исполняет фолькгруппа коренных народов «Корпи». В Центре коренных народов Ленинградской области проводятся курсы по изучению ижорского языка.

Вепсы

Вепсы ‒ прибалтийско-финское население, проживающее в настоящее время в восточных районах Ленинградской области, на западе Вологодской области и в Карелии. Письменные источники конца ХIХ ‒ начала XX в. зафиксировали несколько наиболее распространенных названий этой народности: «кайваны», «чухари», «карелы-озадчане». Еще одно название относилось к северным вепсам ‒ «людикел», «людекелед». В официальной статистике до 1920-х гг. для обозначения всего населения, говорящего на диалектах вепсского языка, использовался термин «чудь». Проведенная в 1926 г. перепись населения закрепила за данной общностью название «вепсы».

История возникновения и становления вепсской народности уходит своими корнями в раннее средневековье. До середины XI в. территория юго-восточного Приладожья находилась в непосредственном подчинении Ладоги (ныне с. Старая Ладога), а с начала XIII в. судьба прибалтийско-финского населения этого края была неразрывно связана с политической и социально-экономической историей Древней Руси. Отсутствие в средневековых письменных источниках этнонима, обозначающего население приладожскои курганной культуры, свидетельствует о том, что в X‒XIII вв. народы, населявшие эти земли, не прошли еще до конца путь этнической консолидации. Одной из причин длительности процесса формирования единого самосознания было то, что население этого региона изначально состояло из потомков переселенцев с западных финских территорий (заселение юго-восточного Приладожья началось с середины IX в., с низовьев рек Ояти и Паши). Вероятно, новгородцы отождествляли эту этническую группу с корелой (по языковой и территориальной близости). Возможно и другое объяснение: входящее в состав Ладожской волости финское население Приладожья скрывалось под собирательным термином «ладожане», упоминаемым в Новгородских летописях.

Обращение предков вепсов в православную веру осуществлялось одновременно с крещением корелы (1227 г.), так как это было необходимо для нейтрализации шведского влияния и замедления темпов распространения католицизма на восток. Окончательно вепсская народность сформировалась лишь в позднем средневековье, в то время, когда финское население переселилось на Вепсовскую возвышенность, в   Присвирье и северо-западное Белозерье. Вероятно, к этому времени следует относить и появление одного из ранних этнонимов вепсов ‒ «чухари».

С конца XV в. формирование и развитие вепсов проходило под непосредственным влиянием Московского государства Массовая крестьянская колонизация ранее почти безлюдных районов привела к значительному расширению территории, заселенной вепсами. Топонимия Писцовых книг Обонежской пятины (1483, 1563, 1583) показывает, что в северной части юго-восточного Приладожья все крупные поселения носили вепсские названия: Гоморовичи, Рахковичи, Тененичи, Гонговичи, Шогобола и др. О чудском прошлом низовьев рек Ояти и Паши свидетельствуют населенные пункты, сохранившиеся до XX в. с эпохи средневековья; этимологическое объяснение их названий заключается в вепсском языке: Шириничи, Ереничи, Сюрья, Чегла, Пикиничи, Нюбиничи и др.

На протяжении тысячелетнего периода истории вепсы соседствовали с русскими. Свидетельством этих тесных этнокультурных контактов является специфический вепсский музыкальный фольклор, календарные обычаи и обряды, в которых сплавились воедино финские и славянские традиции. Однако по данным переписи уже второй половины ХIХ века, сохранялись целые приходы, где жители разговаривали только по-чудски. В других же в ходу были два языка ‒ чудский и русский.

Первые сведения о численности и расселении вепсской народности появились после Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. Согласно ее данным, чудь проживала в Прионежье (Петрозаводский уезд Олонецкой губернии), Лодейнопольском уезде. В Новгородской губернии чудское население размещалось на территории Тихвинского и Белозерского уездов. Общее количество вепсов ко времени переписи достигало 25,6 тысячи человек. Вхождение вепсских населенных пунктов в разные губернии определило специфику социально-экономического и культурного развития локальных групп населения. Наиболее удаленными от городского влияния оказались вепсы, проживавшие в Новгородской губернии. Живущими в «деревянном веке» показались они финским ученым, посетившим их в начале XX в. Численность вепсского населения в первой четверти XX в. выросла до 32 785 человек. Доля горожан среди них составляла менее 1%. На рубеже 1920‒1930-х гг. начался период национально-государственного и языкового строительства: вепсы были включены в состав национальных меньшинств РСФСР.

К тому времени районы проживания этой народности относились к разным административно-территориальным образованиям ‒ к КарельскойАССР, к  Ленинградской и Вологодской областям.

В 1937 г. прекратилось языковое и культурное строительство в национальных окраинах, вепсские сельсоветы утратили свой статус. Часть интеллигенции, партийных и хозяйственных работников, зажиточных крестьян попала под репрессии. В конце 1930-х гг. продолжилось административное разобщение вепсов.

Политика денационализации, проводимая с 1938 г. (при получении документов, удостоверяющих личность, вепсов стали записывать русскими), также негативно сказалась на дальнейшей судьбе этой народности. С 1940-х гг. численность вепсов на их этнической территории начинает постепенно сокращаться. Необратимость этого процесса стала особенно очевидной в годы проведения политики ликвидации «неперспективных деревень».

Позже значительный отток вепсской молодежи в города, пик которого пришелся на 1970-е гг., привел к резкому изменению демографической ситуации в регионе. В период 1973‒1978 гг. в вепсских населенных пунктах были закрыты почти все начальные школы «в виду некомплектности». В настоящее время тенденция к сокращению сельского населения сохраняется, так как среди местных жителей вепсских районов преобладают лица пенсионного возраста. Ежегодно на географической карте увеличивается количество вепсских деревень с пометкой «нежилые».

Предпринимались попытки массового переселения вепсов. Например, еще в 1959 г. шимозерские вепсы Вологодской области были переселены в Подпорожский и Винницкий районы Ленинградской области. В 1994 г. была образована Вепсская национальная волость в Прионежском районе Карелии (с 1 января 2006 г. упразднена).

В середине 50-х годов ускорился процесс ассимиляции вепсов. Согласно переписи населения 1959 г., в СССР проживали около 16 тысяч вепсов, в 1979 ‒ 8,1 тыс., в 2002 ‒ 8,240 тыс. В период после переписи только в Винницах обнаружены десятки человек, записавшие себя русскими по различным причинам. По оценкам карельских ученых, реальная численность вепсов была заметно больше: около 132 тыс. в СССР, в т.ч. 12,5 тыс. ‒ в России (1981). Около половины вепсов обосновалось в городах. Согласно переписи населения 1989 г., в СССР проживали 12,1 тыс.вепсов, но только 52% их называли вепсский язык родным.

Вепсский язык (вепсск. Vepsän kel') ‒ язык вепсов, входит в северную подветвь прибалтийско-финских языков. Некоторые исследователи, впрочем, выделяют его в особую ‒ восточную подветвь прибалтийско-финских языков.

Вепсский язык распространен в Республике Карелия (Прионежский район), Ленинградской области (Подпорожский, Тихвинский, Лодейнопольский, Бокситогорский районы), а также Вологодской области (Вытегорский и Бабаевский районы). Компактно проживающие группы вепсов имеются на границе Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского округа (большинство ‒ в поселке, районном центре Аларского района Кутулик). Вепсы-переселенцы проживают также в поселке Кузедеево Кемеровской области.

Число говорящих ‒ 5,8 тыс. человек (2002, перепись). Цифры, полученные в результате проведения переписей населения, не вызывают доверия у исследователей из-за того, что известны многочисленные факты записи вепсов русскими. Основные причины причисления себя вепсами к русским ‒ непрестижность языка, низкий уровень национального самосознания.

Вепсский язык имеет три живых диалекта:

  •  северный (Республика Карелия, прибрежная полоса Онежского озера к северу от Вознесенья);
  •  средний (Подпорожский, Тихвинский, Лодейнопольский районы Ленинградской области, Вытегорский и Бабаевский районы Вологодской области);
  •  южный (Бокситогорский район Ленинградской области).

Вепсский язык обнаружен академиком Андреасом Шёгреном во время экспедиций 20-х гг. XIX века.

Изучение вепсского языка было положено Элиасом Лённротом, который в 1853 опубликовал первую статью о нем. Следующим крупным исследователем языка стал Аугуст Алквист, посвятивший ему крупную работу «Anteckningar i nord-tshudiskan»; эта работа, в частности, включает первый словарь вепсского языка (вепсско-шведский с включением финских и русских параллелей).

Э.Лённрот и А. Алквист были первыми исследователями, кто вслед за А. Шёгреном, основываясь на самоназвании отдельных групп вепсов ‒ «vepsläine», в своих работах на финском языке стали называть северную чудь ‒ вепсами, а язык народа ‒ вепсским. Своеобразие вепсского языка воспринималось финскими исследователями как показатель его архаичности, исследование которого имело значение для выявления ранних этапов финского языка, а позднее и для сравнительного финно-угорского языкознания.

Первый вепсско-русский словарь, написанный учителем Успенским, появился в 1913; вепсские слова в нем записаны кириллицей.

Некоторый подъем вепсской культуры начался в 1930-е годы, когда приступили к созданию письменного языка. АН СССР занималась созданием вепсских учебников и словарей на основе латинской графики; для этого была организована особая комиссия при Институте языка и мышления (ныне ИЛИ РАН). В 1932-33 гг. в Ленинградской области в Винницах, Оште, Шимозере, других вепсских деревнях на Капше, Шоле и Ояти было основано 49 вепсоязычных начальных школ и 5 средних. К 1937 опубликовано 19 учебников (не считая различавшихся между собой переизданий), вепсско-русский словарь, содержащий 3,5 тысяч слов (авторы — Ф. Андреев и М. Хямяляйнен), и несколько книг для чтения. В 1937 г. в Лодейнопольском педагогическом техникуме уже обучалось шестьдесят студентов.

В 1937 году была попытка перевести вепсскую письменность на кириллицу, но ни одной книги на кириллице в те годы не вышло.

В том же году вепсская письменность была запрещена, преподавание на вепсском языке прекращено, книги изъяты или уничтожены. Изучение вепсского языка до Второй мировой войны практически полностью производилось финскими учеными (Э. Сетяля, Л. Кеттунен, Э. Тункело и др.).

После Второй мировой войны были расформированы вепсские национальные образования, использование вепсского языка вновь ограничилось домашней сферой. Изучение вепсского языка сосредоточилось в Карелии (Петрозаводск) и Эстонии (преимущественно в Тарту). В то время как петрозаводские ученые изучали в полевых условиях, в основном, северный и средний диалекты, южный диалект изучался эстонскими экспедициями.

В послевоенный период вепсский был языком только бытового общения, причем, по сообщениям исследователей, проводивших в начале 1960-х годов сбор лингвистического и этнографического материала в деревнях ленинградских вепсов, все вепсское население ‒ включая детей, говорило на родном языке, даже на колхозных собраниях.

Только с начала девяностых годов XX века в Карелии начала проводиться линия на возрождение вепсского языка. Сейчас на вепсском языке издается ежемесячная газета «Kodima» («Родная земля»). Отдельные тексты на вепсском языке печатаются в преимущественно финноязычных журналах «Carelia» и «Kipinä».

Многовековые контакты между вепсским и русским населением наложили отпечаток на систему вепсского языка. Однако он до сего дня сохранил свою фонетическую и грамматическую систему, самобытную лексику и в настоящее время нередко выступает как хранитель слов и выражений, давно не бытующих в живой русской речи или сильно изменивших свое значение (например, шуян ‒ левша, пестунья ‒ няня).

В конце 1980-х  ‒ начале 1990-х годов вепсская письменность была возрождена. В 1989 году были утверждены два варианта вепсского алфавита ‒ на латинице и кириллице. Их применение, однако, было различным. За следующие 18 лет был издан лишь один букварь на основе кириллицы, а вся учебная и художественная литература издавалась и продолжает издаваться на латинской графике. Практика показала, что алфавит вепсского языка на основе кириллицы остался не востребован.

С 2006 года вепсские названия населенных пунктов в Карелии используются на дорожных знаках на территории компактного проживания вепсов в Прионежском район.

В 2007 году был утвержден и используется алфавит на основе латиницы с добавлением дополнительных диакритических знаков.

За всю историю вепсской письменности на вепсском языке вышло свыше 70 книг, в основном ‒ учебной литературы. Ряд произведений Анатолия Петухова и Рюрика Лонина опубликованы на вепсском языке; сейчас самым известным вепсским литературным деятелем является поэт Николай Абрамов. Вепсский язык преподается как предмет в Финно-угорской школе имени Лённрота в Петрозаводске, в двух школах Карелии, а также в порядке факультатива в нескольких школах Ленинградской области. Преподается он также и в трех вузах: в Петрозаводском университете, Карельской педагогической академии, Институте народов Севера РГПУ в Санкт-Петербурге.

Тем не менее вепсский язык включен в 2009 г. ЮНЕСКО в Атлас исчезающих языков мира как «находящийся под сильной угрозой исчезновения».

Село Винницы Ленинградской области считается центром вепсской культуры региона и к тому же славится очень богатой и древней историей. Впервые о селе как о «погосте у Вьюнице» упоминается в приписке к Уставу Святослава Олеговича от 1137 г. Позже в промежутке между ХV и ХVI веками название в писцовых книгах меняется на «Веницкий погост», и в начале двадцатого века Винницы становятся волостным центром. С давних пор это самобытное место считали столицей Вепсарии, и именно отсюда вепсский народ расселяется по городам и весям. Необычное для русского Севера название, как считают, произошло от вепсского слова «веняник», что в перевод означает русский.

В селе Винницы Ленинградской области проводят один из самых красивых и оригинальных праздников вепсов ‒ «Древо жизни», на который приезжают гости со всех концов России, даже из ближнего зарубежья. История праздника «Дерево жизни» начинается с далекого 1987 года, когда он был проведен впервые. После открытия праздника, на следующий день, была проведена научная конференция на острове в Озерах, на которой обсуждали проблемы сохранения вепсского языка и культуры.

В 2011 г. этот праздник получил название «Праздник вепсской калитки “Эмягуз”».

Ингерманландские финны

В окружающих Петербург деревнях проживало коренное население Невского края ‒ финно-угорские племена ижора, водь, весь (вепсы), а также финны-ингерманландцы, жители Ингерманландии ‒ переселенцы из областей Швеции и Финляндии, народности эвремейсет и савакот. Кроме того, к местному населению можно отнести и ильменских славян, которые вместе с финно-угорскими племенами входили в состав Водской пятины ‒ части Новгородского государства. В 1617 г. значительная часть Водской пятины отошла по Столбовскому миру к Швеции, она и получила название Ингерманландия. Отвоеванная у шведов в 1702 г. Ингерманландия вошла в состав Ингерманландской, а затем Санкт-Петербургской губернии.  

Население Петербурга и губернии в ХVIII в. было в подавляющем большинстве русским (92‒94%) (по данным Н.В.Юхневой). Остальную часть населения составляли иностранцы. Находящиеся в русском окружении быстро растущего нового города финно-угорские племена ижора, водь, весь (вепсы) постепенно ассимилируются, тем более, что, как правило, вместе со славянскими племенами  они приняли в свое время православие. Они получают славянские имена и постепенно  почти растворяются в русском населении окружающих Петербург деревень.

С точки зрения некоторых финских исследователей, ижора и водь ‒ финны и говорят они на финском языке. В начале ХVIII тех, кто знал русский язык, считали православными, а кто его не знал ‒ лютеранами.  Надо сказать, что в отсутствии надежных критериев учета населения и определения его этнической принадлежности, отнесение к какой-либо конфессии учитывалось при  характеристике этнического состава населения.

Однако не все коренные жители Ингерманландии знали русский язык, хотя и были православными, и финский язык (суоми) они тоже вряд ли знали, потому что контакт с финнами-суоми был все-таки непродолжительным, а родной язык ижоры и води, хоть и является родственным финскому, тем не менее отличается от него. Какая-то часть коренных жителей Ингерманландии подвергается «лютеранизации» и постепенно ассимилируется с финнами.

По мнению финских исследователей, «в годы шведской власти» большая часть пасторов в лютеранских храмах были выходцами из Финляндии, и они приспосабливали, «редактировали» духовную литературу для нужд ингерманландцев.

После возвращения Ингерманландии под юрисдикцию России лютеранское население ухудшило свое положение, потому что количество русских переселенцев начало быстро расти, некоторые приходы прекращали свое существование, и только в 1820 г. лютеране Ингерманландии получили своего епископа.

С этого времени лютеранская церковь стала активно распространять грамоту среди населения, были открыты воскресные и передвижные школы, а к середине ХIХ века стали выходить местные газеты и журналы, была открыта типография и возникла местная интеллигенция. В 1863 г. в Колпанах (нынешний Гатчинский район Ленинградской области) было открыто училище для подготовки преподавателей для финских начальных школ.

По статистическим данным 1897 года, более 70% ингерманландских финнов умели читать и писать, в то время как доля грамотных русских была значительно ниже. Этому способствовало также и то, что ингерманландские финны поддерживали отношения с интеллигенцией Финляндии.

Язык ингерманландских финнов относится к группе юго-восточных диалектов финского языка. По мнению специалистов, диалекты эвримейсов и саваков близки тем, на которых раньше говорили жители Карельского перешейка. С течением времени эта связь ослабла под влиянием сначала ижорского и водского, а позднее русского языка. Наряду с этими диалектами выделяют еще один, особый говор, он принадлежит финскому населению района Нарвузи. Эта небольшая по численности группа (около 3 тыс. чел.) жила обособленно в окружении водского и ижорского населения и не имела контактов с другими финнами. Считается, что это потомки переселенцев из западных районов Финляндии. Существуют легенды о том, что предками этих финнов были моряки   или    морские  разбойники, выброшенные на берег в результате кораблекрушения.

Вплоть до конца 1920-х гг. основная часть финского населения называла финский своим родным языком (в соответствии с официальными данными, среди мужчин их было 97,5%, а среди женщин ‒ 98%). В середине 1920-х гг. Д. А. Золотарев отмечал, что водь и ижора широко пользуются русским языком, а финны, даже зная язык, предпочитают его не употреблять. Степень владения русским языком была разной.

Жители многонациональных сельсоветов свидетельствуют, что во многих деревнях знание   двух   или  даже  трех  языков  в  тот  период  не  было  редкостью.  Например, в  Волосовском районе в национально смешанных деревнях многие говорили или, по крайней мере, достаточно хорошо  понимали русский, финский и эстонский языки. В мононациональном Куйвозовском районе русский язык знали гораздо хуже.

В конце 20-х гг. ХХ в. жизнь в финских деревнях резко изменилась. Финские школы были закрыты, финские газеты перестали выходить, деятельность финских приходов была запрещена и т.п. В 30-е годы ингерманландцы были определены «кулаками» и «врагами народа» и их стали преследовать. Большинство ингерманландцев были лишены возможности читать на финском языке. Связи с общелитературным финским языком прервались  на несколько десятилетий. Однако в западной Ингерманландии существовала возможность слушать финские радиопередачи.  Этим объясняется то обстоятельство, что ингерманландцы, родившиеся в 30-е и 40-е годы, часто по-фински говорят на языке, содержащем большее количество диалектизмов, чем старшее поколение.  Несмотря на запреты, ингерманландцы по мере возможности слушали новости, богослужения и сводку погоды и таким образом сохраняли связи с финским общелитературным языком.

Необходимо заметить, что финский-суоми язык отличается от финских диалектов эвримейсет и савакот, которыми пользовались жители Ингерманландии. Однако финский литературный язык был и литературным языком финнов-ингерманландцев, поэтому и в настоящее время среди старшего поколения ингерманландцев можно встретить тех, речь которых близка к общелитературному финскому языку.

В течение 1929‒1937 гг. подавляющее большинство ингерманландцев было сослано на Кольский полуостров, в Казахстан, в Сибирь, на Дальний Восток.

Во время ленинградской блокады в 1942 г. 30 тысяч ингерманландцев были перевезены в Ярославскую область и в Сибирь. Из районов, оккупированных немцами, были отправлены в Финляндию 63 000 ингерманландцев. В конце войны, в 1943 г., на ингерманландской земле оставалось не более 4000 ингерманландских финнов. Ингерманландцы были переправлены в 1943 г в Финляндию, где они прожили около двух лет, после чего их отправили обратно в Советский Союз. Несмотря на то что время,  проведенное в Финляндии, оказалось кратковременным, оно отразилось на финском языке этой группы ингерманландцев. Многие из них научились читать и  писать по-фински.

Ингерманландцам не было разрешено поселиться на родной земле. Лишь после смерти Сталина возможность возвращения в Ингерманландию стала реальной, но не более 20 000 человек смогли вернуться в свои родные деревни, так как они были уничтожены или заселены русскими.

В годы депортаций и ссылок ингерманландцы были вынуждены освоить в той или иной мере русский язык. В наши дни все ингерманландские финны, сохранившие свой родной язык, владеют также и русским языком, то есть являются билингвами. Влияние русского языка сказывается сегодня на всех уровнях ингерманландского финского языка.

Наряду со старыми лексическими заимствованиями появились новые понятия и термины, связанные с советским режимом и современной жизнью, например, iistiventka (иждивенка), laakeri (лагерь), penzija (пенсия), pororaappi (прораб), prikatiiri (бригадир).

Причины мены кода различны и далеко не всегда объясняются недостаточным знанием своего родного языка. Представители старшего поколения используют мену кода, желая точно передать свои слова или же слова русского собеседника. С помощью русского языка также передаются различные эмоции и настроения. С финского на русский переходят, как правило, тогда, когда в компании появляется человек, не знающий финского языка.

Ингерманландские финны, родившиеся после второй мировой войны, используют во всех жизненных ситуациях русский язык, который следует признать их родным языком. Финским языком они или совсем не владеют, или знают его слабо. Многие из них в детстве говорили по-фински, понимают вопросы, заданные на финском, но затрудняются ответить.

Ингерманландским финским языком в наши свободно владеют обычно те ингерманландцы, которые родились в начале прошлого века. Люди в возрасте 50‒60-ти лет еще знают финский, но у них русский уже более сильный язык. Многие финские слова забыты или незнакомы, русская интонация просвечивает и в финском речи. Молодых, знающих хотя бы в какой-то мере финский язык, встретить трудно. Причины этой ситуации общеизвестны: финский язык презирали, это был язык белофиннов и фашистов. Семьи, в которых говорили по-фински, причисляли к врагам народа. Бывших плотно заселенных ингерманландцами деревень уже нет, и ингерманландцы живут разрозненно среди русского населения. Так, например, в Гатчинском районе (окру́ге) еще в 1940 г. 50% населения составляли ингерманландцы, но уже в 1989 г. их оставалось всего только 2‒3% (около 5000 человек). Из них более половины считают своим родным языком русский. Правда, не следует забывать, что еще в те годы многие хотели быть русскими (особенно по паспорту).

С точки зрения сохранения языка немаловажную роль играет брак. В те времена, когда ингерманландцы жили в своих деревнях, смешанные браки были крайне редки, но после второй мировой войны стали распространяться. Сейчас смешанный брак скорее правило, а не исключение. Для языка такая ситуация имеет серьезные последствия. Появления в семье даже одного русскоязычного члена приводило и приводит автоматически к смене языка.

В годы перестройки многочисленные национальные меньшинства почувствовали себя свободнее, и их национальное самосознание выросло. Голос подали и ингерманландские финны, чтобы защитить свои гражданские права, свою культуру, свой язык, право на вероисповедание. Жестокая судьба ингерманландских финнов описывалась неоднократно на страницах газет и журналов, в специальных ТВ-передачах как в Финляндии, так и в Эстонии и Карелии.

По инициативе президента Мауно Койвисто, в середине 90-х гг. парламент Финляндии утвердил закон, согласно которому ингерманландских финнов следует признать потомками финских переселенцев ХVI в. и присвоить им статус реэмигрантов. Вследствие этого решения в 1998‒2000 гг. в Финляндию переселились тысячи ингерманландцев из России, Карелии, Эстонии. Сегодня в Финляндии насчитывается около 30 000 ингерманландских переселенцев, и их приток все еще продолжается. Жизнь многих ингерманландцев стала экономически легче, но с точки зрения сохранения финского языка и финской культуры в Ингерманландии это решение было пагубным.

Тем, кто не пожелал или не смог уехать в Финляндию, финны пытаются помочь на месте. За последние годы в Ингерманландии построено немало домов для престарелых, реставрировано и построено заново много церквей и т.д.

Разносторонние контакты с Финляндией и финнами породили на уровне языка новое явление. Под воздействием общелитературного финского языка на смену старым диалектным словам приходят общефинские. Однако полностью древние диалекты не исчезли. Проведенные в 1990-е гг. лингвистические полевые работы показали, что в Западной Ингерманландии на Курголовском полуострове можно еще встретить ингерманландцев старшего поколения, которые сохранили свой первоначальный диалект. И хотя в наши дни эвримейсский диалект почти полностью исчез, среди токсовского населения (Северная Ингерманландия) можно встретить пожилых женщин, говорящих на диалекте, который содержит много черт, присущих эвримейсскому. Однако гораздо чаще можно встретить тех, кто говорит на сравнительно чистом савакском диалекте.

В настоящее время в Ингерманландии стали устраивать курсы финского языка, а в некоторых школах преподается финский язык. Но в большинстве случаев финским языком занимаются те, кто планирует переехать в Финляндию. Среди представителей среднего поколения можно встретить лиц, говорящих на финском языке, который пестрит элементами как современного финского литературного языка, так и разговорного русского языка, а также разнородных диалектных черт, унаследованных в детстве от бабушек. Но в целом следует признать, что ингерманландский финский язык в скором будущем перестанет существовать.

Современные ингерманландцы называют свой язык «ингерманландским языком» или «ингерманландским финским». Это означает, что они осознают, что их язык отличается от финского общелитературного языка. Среди ингерманландцев широко распространено такое мнение, что финский литературный язык «чистый», а ингерманландский представляет «нечистый», менее ценный, вариант финского языка. Многие думают, что в Финляндии все говорят на нормированном общелитературном языке.

В то же время продолжающиеся веками контакты с русским населением не могло не отразиться на языке ингерманландцев.

Экономические контакты с городским русским населением и знакомство с новым образом жизни отразилось в первую очередь  на лексическом составе языке. В течение нескольких столетий из русского языка было заимствовано огромное количество слов, представляющих самые различные сферы каждодневной жизни. Особенно много было заимствовано понятий, связанных с торговлей, транспортом, строительством и разными профессиями. Легко заимствовались слова, связанные с бытом. Часть заимствований известна в пограничных юго-восточных диалектах финского языка. В таких случаях далеко не всегда можно установить, произошло ли заимствование на территории Ингерманландии или же ранее, до переселения финнов с карельского перешейка.

Cуществительные женского рода с окончанием –а заимствовались в исходной форме, это такие слова, как jolkka (елка), kalekka (калека), kooraspelkka (скороспелка), mokila (могила), truupa (труба).

Существительные мужского рода на твердый согласный в финском приобретали окончание –а, например: isvossiekka (извозчик), jamsikka (ямщик), miasniekka (мясник).

Иногда существительные зимствовались не в именительном падеже, а в родительном или винительном, например kalpassi (колбасы), tsaijju (чаю). Существительные могли заимствоваться во множественном числе, тогда они получали финское окончание множественного числа: kiirat (гири), kontkat (коньки).

Несмотря на многочисленные заимствования, знание русского языка среди ингерманландских финнов не было явлением всеобщим. Среди них были такие, которые знали русский язык отлично, но были и такие, знание которых ограничивалось не сколькими русскими фразами и отдельными выражениями.

В Интернете существует двуязычный сайт «Pro Ingria», предназначенный для обмена мнениями, публикации материалов об Ингерманландии и ингерманландских финнах, для облегчения и укрепления контактов между ними. Финский язык выступает в качестве международного языка ингерманландских финнов. Русский – язык межнационального общения, единственно пригодный для контактов внутри России и других государств бывшего СССР. Ингерманландских финнов в России объединяет интерес к финскому языку, а их соотечественников в Финляндии, Швеции и Эстонии сохраняют знание русского – либо стремятся к овладению русским языком.

В январе 2011 г. на официальном сайте администрации Ленинградской области появилось сообщение о том, что «Ленинградское областное отделение общественного движения «Ассоциация финно-угорских народов Российской Федерации» будет зарегистрировано в качестве юридического лица и станет первым в России подобным самостоятельным региональным движением. 

* * *

Этнографы уже отказались от разделения на народы, народности, племена, этнографические группы. Народом сейчас называют любое образование, если принадлежащие к этому образованию люди обладают соответствующим самосознанием, признают общность своей истории, культуры, языка. Важно, конечно, и сохранение обычаев, традиций, обрядов. Но говорить об этом применительно к Европе приходится с оговорками ‒ традиции прерываются, обычаи забываются. Сегодня имеет место вторичная фольклоризация ‒ человек, осознавая себя частью народа, ищет подтверждения своей самобытности. Потому-то так важно возрождать фольклор, культуру, язык. Это ‒ нормальный путь возвращения к национальным истокам.

Есть немало хороших исторических примеров, на которые следует обратить внимание, когда речь идет о сохранении языка и культуры малых народов. Финны в XIX веке были озабочены вопросом осознания себя как народа. До этого они входили в состав Швеции, и статус финна в Финляндии был чрезвычайно низким. Жители страны Суоми выработали действенный принцип, легший в основу целого движения, ‒ «выжить может только образованный народ». Поэтому большое значение в деле привлечения людей к культуре предков является организация библиотек, праздников, фестивалей, других массовых мероприятий. Важной составляющей является  музейное просвещение. Мобильный музей коренных народов Ленинградской области сейчас размещается в Кунсткамере. Но он предназначен для того, чтобы ездить по деревням, жители которых редко выбираются в мегаполис.

В ноябре 2008 г. была проведена конференция «Национальное движение финно-угорских народов Северо-Запада России». В конференции приняли участие не только представители национальных движений Ленинградской области, но и гости из Карелии ‒ карелы, вепсы. В работе конференции участвовал Консультативный комитет финно-угорских народов ‒ высший орган, объединяющий эти народы на мировом уровне.

Коренные народы придают Ленинградской области исключительное своеобразие. Ведь Ленобласть ‒ единственный в европейской части России регион, где проживают три официально признанных малочисленных народа. А скоро будет и четыре ‒ в ближайшее время коренным народом будут признаны и ингерманландские финны, подвергшиеся репрессиям и депортациям в 30-е годы. В ООН началось новое десятилетие коренных народов. И Ленинградская область, наравне с другими регионами мира, вносит свой вклад  в сохранение и возрождение языков и культур  малых народов, веками проживавшими на берегах Невы.

Вопросы и задания

  1.  Что представляла собой территория по берегам Невы и Финского залива до основания Петербурга? Какие племена ее заселяли?
  2.  Расскажите о прошлом и настоящем народа водь.
  3.  Расскажите об истории народа ижора.
  4.  Расскажите о результатах обследования ижорского языка экспедицией МГУ.
  5.  Каково прошлое и настоящее вепсов на территории Ленинградской области и в других регионах России?
  6.  Расскажите о судьбе ингерманландских финнов на протяжении ХVIII ‒ ХIХ вв. и в ХХ в.
  7.  Какова была языковая ситуация (языковое состояние) в Ингерманландии к моменту основания Петербурга?
  8.  Как можно охарактеризовать языковое состояние ингерманландских финнов в настоящее время?
  9.  Что общего в происхождении и судьбах языков коренных народов Ленинградской области?

Литература

  1.  В сохранении культур коренных народов Ленинградской области сделан шаг вперед // Финно-угорский культурный центр РФ. URL:

http://www.finnougoria.ru/about/events/8841/(дата обращения 31.01.2011).

  1.  Вепсский язык // Википедия. URL:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B5%D0%BF%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA (дата обращения 06.06.2011).

  1.  Весь (вепсы) // Станислав Максимов. История. URL: http://www.emc.komi.com/02/03/203.htmт (01.04.2011).
  2.  Выскочков Л.В. Об этническом составе сельского населения Северо-Запада России (вторая половина ХVIII ‒ Х1Х в.) // Петербург и губерния: историко-этнографические исследования / Сост. и отв. ред. Н.В.Юхнева / АНСССР. Ин-т этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая. Л.: Наука. Ленингр.отд-е, 1989. С.113‒131.
  3.  Заднепровская А.Ю. Ингерманландские финны // Многонациональный Петербур: История. Религия. Народы / Науч.ред. И.И.Шангина.  СПб.: Искусство‒СПб., 2002. С.528‒540.
  4.  Ижора // Википедия ‒ свободная энциклопедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%C8%E6%EE%F0%E0 (дата обращения 05.04.2011).
  5.  Ижорский язык //Википедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%B6%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA (дата обращения 06.06.2011).
  6.  Инкери: Портал ингерманландских финнов. URL: http://www.inkeri.ru/(дата обращения 20.03.2011)
  7.  История Санкт-Петербурга. Петербург ‒ история возникновения. Битва за Неву и Финский залив. Выход к морю. URL: http://www.abc-people.com/typework/history/hist-n-66.htm (дата обращения 20.01.2011)
  8.  История Санкт-Петербурга. Петербург ‒ история возникновения. Битва за Неву и Финский залив. Выход к морю. URL: http://www.abc-people.com/typework/history/hist-n-66.htm (дата обращения 20.01.2011)
  9.  Королькова Л.В. Вепсы // Многонациональный Петербург: История. Религия. Народы / Науч.ред. И.И.Шангина.  СПб.: Искусство‒СПб., 2002.  С.616‒629.
  10.  Корпус вепсского языка // Вепсский корпус. URL: http://www.vepsian.ru/about/(дата обращения 06.06.2011).
  11.  Культура Ленинградской области: энциклопедия [Электронный ресурс]. URL:

http://enclo.lenobl.ru/showObject.do?object=1803558117&language=1(дата обращения 02.02.2011).

  1.  Население Петербурга//Город Санкт-Петербург. Энциклопедия Санкт-Петербурга. История Санкт-Петербурга//Сайт PETERLIFE.RU. URL:

http://www.peterlife.ru/travel/saint-petersburg/petersburg-0021.html (дата обращения 12.01.2011).

  1.  Постановление Правительства РФ от 24 марта 2000 г. N 255 «О Едином перечне коренных малочисленных народов Российской Федерации» (с изменениями от 30 сентября 2000 г., 13 октября 2008 г., 18 мая, 17 июня, 2 сентября 2010 г.) // Информационно-правовой портал «Гарант». URL: http://base.garant.ru/181870/ (дата обращения 17.04.2011).
  2.  Савиярви И., Савиярви М. Ингерманландский финский и ингерманландские финны: Прошлое и настоящее //Язык и народ: Социолингвистическая ситуация на Северо-Западе России: Сб.статей / Под ред. А.С. Герда, М. Савиярви, Т.де Граафа.  СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003.  С.26‒46.
  3.  Сайт села Винницы Ленинградской области. Вепсский праздник Древо Жизни в селе Винницы. URL: http://www.vinnici.ru/(дата обращения 26.05.2011).
  4.  Три слова спасут целый народ // Вести. 2008. 6 ноября [Электронный ресурс]: Правовой портал КАДИС. URL: http://www.kadis.ru/daily/index.html?id=58816 (дата обращения 31.01.2011).
  5.  Укрепляется правовой статус коренных малых народов. 04.06.2010//Официальный портал Администрации Ленинградской области. URL:

http://www.lenobl.ru/presscentre_id14421.html?calendar[day]=26&calendar[mes]=12&calendar[year]=2009 (дата обращения 31.01.2011)].

  1.  Юхнева Н.В. Петербург на рубеже ХIХ веков: этнические проблемы мегаполиса // Юхнева Н.В. Статьи разных лет лет / Рос. акад. наук, Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера).  Санкт-Петербург : Кунсткамера : РИО МАЭ, 2005.  С.69‒89.
  2.  Юхнева Н.В.Изучение города как этнографическая проблема // Этнографические исследования Северо-Запада СССР: Традиции и культура сельского населения. Этнография Петербурга / АН СССР. Ин-т этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая.  Л.: Наука. Ленингр.отд-ние, 1977. ‒ С.141‒147.

 

* В различных источниках можно встретить написание Вотская, Водская, Вожская пятина.

** Погост ‒ административно-территориальная единица в Древней Руси.

* Ингрия (Inkeri) ‒ Ингерманландия.

PAGE   \* MERGEFORMAT 153


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

15540. Цели настоящего Федерального закона 43.5 KB
  Цели настоящего Федерального закона Целями настоящего Федерального закона являются развитие рынков товаров работ и услуг на основе соблюдения принципов добросовестной конкуренции обеспечение в Российской Федерации единства экономического пространства реализация п
15541. Сфера применения настоящего Федерального закона 76.5 KB
  Сфера применения настоящего Федерального закона1. Настоящий Федеральный закон применяется к отношениям в сфере рекламы независимо от места ее производства если распространение рекламы осуществляется на территории Российской Федерации.2. Настоящий Федеральный закон не...
15542. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе 71 KB
  Основные понятия используемые в настоящем Федеральном законеВ целях настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:1 реклама – информация распространенная любым способом в любой форме и с использованием любых средств адресованная неопреде
15543. Законодательство Российской Федерации о рекламе 37 KB
  Законодательство Российской Федерации о рекламе Законодательство Российской Федерации о рекламе состоит из настоящего Федерального закона. Отношения возникающие в процессе производства размещения и распространения рекламы могут регулироваться также принятыми в с
15544. Общие требования к рекламе 138.5 KB
  5. Общие требования к рекламе1. Реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются.2. Недобросовестной признается реклама которая:1 содержит некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обо...
15545. Защита несовершеннолетних в рекламе 25.5 KB
  6. Защита несовершеннолетних в рекламеВ целях защиты несовершеннолетних от злоупотреблений их доверием и недостатком опыта в рекламе не допускаются:1 дискредитация родителей и воспитателей подрыв доверия к ним у несовершеннолетних;2 побуждение несовершеннолетних к то
15546. Товары, реклама которых не допускается 84 KB
  7. Товары реклама которых не допускаетсяНе допускается реклама:1 товаров производство и или реализация которых запрещены законодательством Российской Федерации;2 наркотических средств психотропных веществ и их прекурсоров;3 взрывчатых веществ и материалов за исклю
15547. Реклама товаров при дистанционном способе их продажи 18.5 KB
  8. Реклама товаров при дистанционном способе их продажиВ рекламе товаров при дистанционном способе их продажи должны быть указаны сведения о продавце таких товаров: наименование место нахождения и государственный регистрационный номер записи о создании юридического ли...
15548. Реклама о проведении стимулирующих мероприятий 14.5 KB
  9. Реклама о проведении стимулирующих мероприятийВ рекламе сообщающей о проведении стимулирующей лотереи конкурса игры или иного подобного мероприятия условием участия в которых является приобретение определенного товара далее – стимулирующее мероприятие должны б...