6481

Тематика и особенности сатиры М.Е. Кольцова

Научная статья

Литература и библиотековедение

Тематика и особенности сатиры М.Е. Кольцова История русской сатиры, имея множество образцов, не исследована глубоко и подробно до сих пор ни в отношении ее классической, теперь явно и давно уже вымершей, стихотворной формы, ни тем более в отношении ...

Русский

2013-01-04

44.66 KB

28 чел.

Тематика и особенности сатиры М.Е. Кольцова

История русской сатиры, имея множество образцов, не исследована глубоко и подробно до сих пор ни в отношении ее классической, теперь явно и давно уже вымершей, стихотворной формы, ни тем более в отношении огромного сатирического содержания русской повести, романа и бытовой комедии.

Комические жанры в литературе получили свое начало в древности и их появление можно связывать с развитием человеческого общества.  Успехов в сатирическом направлении достигли Гораций, Персий и в особенности Ювенал, который определил позднейшую форму для европейского классицизма. На жанр политической сатиры повлияли произведения поэта Аристофана об афинском народовластии. В своём развитии сатира прошла разные стадии эволюции: возникла из народного творчества, но развилась самостоятельно; была представлена как орудие самозащиты и самоутешения, но стала орудием обличения проблем и недостатков в обществе.

Став самостоятельным жанром литературы, сатира снискала особое отношение к себе передовых людей общества. Сатирические жанры журналистики стали писаться особым «почерком», который характеризовался достоверностью описания, адресностью фактов, наличием «остроты» проблемы, «открытым забралом» в её преподнесении.

Термин «сатира» происходит от латинского «lanx satura», что означает «тарелка фруктов», «смесь».

Сатира – это обличительное литературное произведение, изображающее отрицательные явления действительности в смешном, уродливом виде; насмешка, обличение.

В своем историческом происхождении именно в древней римской литературе сатира – поэтическое произведение, лирическое стихотворение, в котором мы находим отрицательное или резко осуждающее, негодующее изображение свойств и качеств отдельных типических лиц, группы лиц и явлений. Лирическая субъективная окраска в отношении к типам и явлениям обычно лишает сатиру объективно художественного значения и зачастую придает ей мимолетный характер.

В России журналистская сатира появилась в первых частных журналах. Первым таким изданием был журнал «Трудолюбивая пчела» А.П. Сумарокова (1759). Журнал ориентировался на дворянскую аудиторию и симпатизировал не царствующей Елизавете, а великой княжне Екатерине Алексеевне, ставшей вскоре императрицей Екатериной II. Отсюда критическое отношение к придворной знати времен Елизаветы, критика казнокрадства, взяточничества, лишней роскоши.

История русской сатиры первой половины XX века связана с деятельностью журналов «Сатирикон» (1908-1914) и «Новый сатирикон» (1913-1918), в которых публиковались крупнейшие писатели-сатирики эпохи: А.Аверченко, Саша Черный (А.Гликберг), Тэффи (Н.Бучинская) и др. Журналы не избегали смелой политической сатиры, обращались к широкому кругу стихотворных и прозаических жанров, привлекали в качестве иллюстраторов выдающихся художников (Б.Кустодиева, К.Коровина, А.Бенуа, М.Добужинского и др.)

Среди наиболее заметных явлений отечественной сатиры XX века – лирика и пьесы В. Маяковского, проза М. Булгакова, М. Зощенко, Теффи, И. Ильфа и Е. Петрова, драматические сказки Е. Шварца. Сатира советского периода является сферой идеологии, делится на «внешнюю», обличающую капиталистическую действительность (Блек энд уайт, 1926, В. Маяковского), и «внутреннюю», в которой отрицание частных изъянов сочетается с общим утверждающим началом (Бег, 1926, М. Булгаков).

Важное место занимает сатира в творчестве представителей первой волны русской литературной эмиграции (А.Аверченко, Саша Черный, Тэффи, В.Горянский, Дон-Аминадо (А.Шполянский) и др.). В их наследии преобладают жанры сатирического рассказа и фельетона.

В 1931 в Париже М. Корнфельд возобновляет издание «Сатирикона». В вышедших номерах, помимо прежних авторов, участвуют И. Бунин, А. Ремизов, А. Куприн. Особое место в журнале занимает сатира на советскую действительность и нравы эмиграции. Таким образом, сатира – это критика реальной действительности с целью ее улучшения, совершенствования.

Михаил Ефимович Кольцов (1898–1942) – настоящая фамилия Фридлянд – родился в Киеве. Склонность к литературному творчеству проявилась у него еще в детские годы. В белостокском училище он получил первый редакторский опыт в рукописном журнале. В студенческие годы, которые он провел в психоневрологическом институте Петрограда, стал одним из главных авторов журнала «Путь студенчества», совмещая обязанности корреспондента и редактора.

Одобрительно встретив Февральскую революцию 1917 года, девятнадцатилетний Михаил Кольцов внимательно следил за развитием событий общественной жизни. С не меньшим восторгом он принял и Октябрьскую революцию.

В 1920-1923 гг. деятельность М. Кольцова была связана с выполнением многочисленных поручений Народного комиссариата по иностранным делам и с РОСТА. В начале 20-х годов его очерки и корреспонденции появились в «Правде», «Известиях ВЦИК», в петроградской «Красной газете». Находясь в Петрограде в дни кронштадтского мятежа, М. Е.  Кольцов принимал участие в его подавлении, редактировал созданную в те дни газету «Красный Кронштадт». После возвращения в Москву работал заведующим международным отделом РОСТА, не порывая связей с Наркоминделом. Все чаще появлялись его материалы в «Правде» – фельетоны, памфлеты, очерки. Вскоре М. Е. Кольцов получил право на ведение в «Правде» собственной рубрики – «По белой прессе».

В конце 20-х годов М. Е. Кольцов становится постоянным автором отдела «Правды» – «Каленым пером», а затем «Листка Рабоче-крестьянской инспекции «Под контроль масс!», появившегося в газете в середине марта 1928 г. С его именем связано также регулярное появление в эту пору фельетонов в каждом воскресном номере «Правды».

В 1923 г. М. Е. Кольцов стал инициатором основания, а затем и редактором еженедельника «Огонек», популярность которого уже в 20-е годы была колоссальна: тираж его с 20 тыс. экземпляров поднялся до 500 тысяч экз.

В творческом методе М. Кольцова особо выделяются репортажи с места событий, прием «журналист меняет профессию». Умение перевоплощаться в таксиста, учителя, сотрудника ЗАГСа придавали его выступлениям не только яркость и образность, но и достоверность в показе правды жизни.

На протяжении 30-х годов М. Е. Кольцов посвятил десятки статей разоблачению фашизма, его человеконенавистнической сущности. Полтора года, с августа 1936 г., он провел в качестве корреспондента «Правды» на фронтах республиканской Испании. Его многочисленные репортажи и очерки составили книгу «Испанский дневник». В республиканской армии М. Е. Кольцов являлся политинспектором по интербригадам в звании бригадного комиссара, сочетая таким образом журналистскую и политическую деятельность.

М. Е. Кольцов – высококлассный фельетонист ХХ века, удостоенный «звания» среди современников «Журналист №1». Его фельетоны пропитаны особой мудростью, своеобразными метафорами и несравненными аллегориями. Попробуем разобраться точнее в его творчестве.

Фельетонная тематика М. Е. Кольцова обширна: мы можем встретить любую человеческую черту в его публикациях. К примеру в фельетоне «Расспросы с участием» (см. Приложение, ст. 1) автор вводит в жизнь пародию, назвав своего героя Чепухевичем.

Чепухевич – мелкий занудливый мыслитель советского времени. Вечный мобилизатор и модернизатор, достающий окружающих трудяг своими пустыми философствованиями о том, как бесполезен ручной труд, и что можно было бы запустить конвейер… Всё было бы хорошо – его идеи не так уж плохи, но он, в силу своих, может быть, умственных способностей, а может темперамента, не учитывает внешних обстоятельств. К примеру, проявление сочувствия в ситуации с открыванием двери:

—  Товарищ Чепухевич, откройте дверь.

—  Сейчас. Я говорю, более выгодно использовать. Вы физкультурой занимаетесь? По лицу вижу, что нет. А между тем, уделив всего каких-нибудь там сорок минут в день, вы совершенно преобразитесь. Вас узнать нельзя будет!

—  Товарищ Чепухевич!..

—  Да, нельзя будет узнать! Ведь сколько вы теперь весите? Весите вы много, допускаю. Но что входит в ваш вес? Жир, милый мой! А должны входить мускулы!

—  Това...

—  Мускулы, милый человек, мускулы! Физкультура! Рационализация! Бюджет времени! Мобилизация широкого общественного мнения вокруг наболевших вопросов! Широкая разъяснительная кампания! Конкретный подход! Участие местной печати! Производственно-просветительные уголки! Механизация отдельных процессов!»  

Трудяга просит Чепухевича протянуть руку и открыть дверь, а оппонент, погруженный в свои рассуждения, ведет разговор, не обращая внимания на многочисленны просьбы. Это показательная черта бюрократического общества, когда руководство, мечтая идеализировать реальность, забывает о насущном – о сиюминутном существовании своих подчиненных. К сожалению, в наше время эта проблема имеет такую же актуальность, что и полвека назад, проявляясь в основном в государственной сфере.

Фельетон «Похвала скромности» (см. Приложение, ст. 3) имеет в своем начале ту же  направленность, что и фельетон о Чепухевиче. Суть заключается в том, что советская власть хвастает проектами, планами на будущее, но на деле редко что выходит должным образом. Хвастовство – отличительная черта таких вот Чепухевичей, которые приводят к общество к повсеместной бюрократии.

«Этой струе самохвальства и зазнайства мало кто противодействует. А многие даже поощряют. Особенно печать. Описывают вещи и явления или черной, или золотой краской. Или магазин плох – значит, он совсем никуда не годится, заведующий пьяница, продавцы воры, товар дрянь, или магазин хорош – тогда он лучший в мире, и нигде, ни в Европе, ни в Америке, нет и не будет подобного ему» - это позиция автора, откровенно заявленная в статье.

Оригинально построен М. Е. Кольцовым ассоциативный ряд: четыре портных превращаются в марширующих солдат и оборванного мальчонку, а они, в свою очередь, становятся символом стран мира, и СССР, конечно, - юный оборванец впереди колонны всей.

Как все фельетоны Кольцова, «Очень злая прореха» (см. Приложение, ст. 4) начинается с шутливой запевки:

«Так всегда бывает в жизни, – он и она расходятся не сразу. Пусть чудится, будто близость нарушена внезапно. На самом деле это не так.
На
 самом деле он и она уже давно незаметно отходят друг от друга, отодвигаемые равномерной, но неумолимой сутолокой будней.

Если только скрепы и нити надорвались, тогда уже ничто не в силах помешать этому непреклонно идущему разрыву.

Кто она? Подметка. Кто он? Ну, ясно же, кто. Сапог, конечно.

Тут вы скажете, что вообще не желаете разговаривать о подметках и сапогах, да еще и в таком дурацко-лирическом тоне. На повестке дня – пятилетка в четыре года, колхозы и совхозы, промфинплан, – стоит ли тут распространяться на каблучно-подметочные темы!

Нет уж, извините. Распространяться придется. Сто миллионов рабочих и крестьян строят социализм. Но вовсе не было такого уговора, чтобы непременно строить босиком. Он, социализм, от этого лучше не станет».

Далее, приведя конкретные примеры того, «сколько у нас иногда ухитряются нагородить волокиты, бюрократизма, издевательства и прямого хамства в таком ничтожном деле, как починка сапог для рабочего человека», рассказав о том, как отлично организована обувно-починочная промышленность в Америке, Кольцов делает вывод:

«Починка сапог – это не пустой, а важный рабочий вопрос. Рабочий, значит, партийный вопрос. Надо нашим партийным организациям вместе с Кожсиндикатом, с Центросоюзом, с Колхозцентром собраться, внимательно рассмотреть сапожную прореху и зашить ее наглухо, раз навсегда».

Следующая проблема, попадающая в поле зрения Кольцова после подметки, – это благоустройство и развитие города-курорта, всесоюзной здравницы Сочи. Верный своему принципу – все увидеть своими глазами, Кольцов мчится на несколько дней в Сочи, после чего в «Правде» появляется обстоятельный очерк «На Советской Ривьере». Но результатом поездки в Сочи стал и другой, небольшой, но несравненно более запомнившийся, волнующий и проникновенный очерк «Мужество». Он возник таким образом: кто-то между делом сказал Кольцову, что где-то здесь, в Сочи, лежит в тяжелом положении парализованный и слепой комсомолец, который, будучи в таком состоянии, написал целый роман. Кольцов немедленно находит этого комсомольца.

Несложно заметить общую композицию фельетонов М. Е. Кольцова: он пользуется индуктивным методом, то есть начинает с обыденной мелочи, плавно выводя её в пример общественной проблемы. Очень ярко нарисованы аллегорические картины, которыми пользуется М. Е. Кольцов, мягко переходя от одной проблемы к другой. Фельетоны М. Е. Кольцова отличает чеканный едкий слог, сопровождающий каждую фразу автора.

Нередко, увлекшись описанием обстановки вокруг себя, М. Е. Кольцов переходит от прорисования фельетонных мотивов на описание каких-либо должностных качеств людей и едкой сатиры в адрес абсурдных действий власти, что граничит с памфлетом.

Ярким примером является материал с интригующим названием «Красавица издалека» (см. Приложение, ст. 2). Дав волю фантазии, можно придумать несколько линий развития сюжета, но дело совсем не в женской красоте и не в пейзажных просторах, а все дело в русском языке, точнее в его модифицировании. М. Е. Кольцов откровенно нам заявляет, что нельзя уродовать «великий, могучий» разными сокращениями и никчемным супплетивизмом: «Наряду со словами неуклюжими есть, однако, множество названий красивых, нежных, мурлычащих, ласкающих слух, как мандолинная трель.

Например:

—  Туркменцероз. Разве не изящное слово?

Туркменцероз, Туркменцероз, Туркменцероз... Хочется повторять без конца, и перед глазами сказочные просторы Средней Азии, и плоские крыши, и яркие халаты, и персидская лирика, и пряное, всепроникающее благоуханное цветение пышных цветов».

Казалось бы, обыкновенная зарисовка в жанровом рассмотрении, но М. Е. Кольцов от названия завода «Туркменцероз» переходит к общей экономической обстановке Советского Союза, и незамысловатая зарисовка перерастает в настоящий памфлет. Автор категорически осуждает действия власти о размещении завода, о его функциональности и задумывается о его надобности: «...Теперь стоит красавица Туркменцероз посередь Москвы, с заводом, на который ухлопано около миллиона рублей и для которого сырья — года на два, если даже заняться идиотски-дорогой добычен н перевозкой с Челекена в Сокольники.

Что можно к этому добавить?

Выходит, что как будто добавить нечего..

все-таки мы добавляем еще два слова, первое слово: на Украине есть совершенно готовый, еще от мирного времени оставшийся, не нагруженный озокеритово-церезинный завод. Его с избытком хватило бы на все производство церезина во всесоюзном масштабе.

Второе слово: приехавший из Америки инженер докладывал в Москве о новом «способе получения церезина из парафинистой нефти. При этом способе церезин можно по дешевке добывать в Баку, на наших нефтяных приисках, и совсем оставить в покое озокерит...».

И в последней фразе М. Е. Кольцов откровенно высказывает свою позицию: «Скорее, красавица Туркменцероз, накрой свое лицо' Противно смотреть».

Звонким эхом отдается памфлет «Вторая Москва» (см. Приложение, ст. 2) от фельетона «Похвала скромности». На частном примере чиновничьего самодурства М. Е. Кольцов показывает как на ладони всю Россию. Председатель Андреевского исполкома Михайлов (главное действующее лицо памфлета), желая исключительно добра Андреевке и её жителям пытается провести ряд мер, обещающих улучшить быт жителей.

«Товарищи, поскольку Андреевка есть вторая Москва, нам необходимо сейчас же построить свой водопровод. Чтобы, значит, каждый дядько имел в горнице воду! Для водопровода перво-наперво понадобился артезианский колодец. Михайлов своим природным умом определил место, где его строить: на высокой горе, чтобы напор по трубам был больше. Андреевские крестьяне предупреждали, что добыть воду на горе будет трудно. На это хладнокровный председатель исполкома ответил, что воля рабочих и крестьян побеждала не такие препятствия, (особенно если вспомнить блестящие победы Красной Армии и успехи СССР на дипломатическом фронте».

«На глубине двухсот пятидесяти аршин воды не оказалось. Работу надо начинать сначала, где-нибудь в другом месте. Но товарищу Михайлову уже не до того. Он решил утереть нос Москве на другом поприще. Андреевская власть решила построить селянский будынок — дом крестьянина.

Почему же Михайлов выбрал такое странное место для новой постройки? К чему строить будынок именно на развалинах старого помещичьего дома? Неужели не нашлось никакого другого места?».

«Для подправления пошатнувшегося авторитета работников исполкома для них изготовлены отличные именные блокноты с указанием чина и звания. Такие блокноты и в столице не у каждого вождя встретишь».

Вот оно, самодурство и самохвальство мелких чиновников.

Другая черта «должностного лица» - это жуткая лень, о которой повествует М. Е. Кольцов в памфлете «Жара в милиции».

История изложена простая: как это положено чиновничьим лицам, Кураковский, служивший в милиции, не смотрел текст бумаги, на которой ставится подпись, и в один прекрасный день его подчиненные зло подшутили над командиром, подсунув ему заявление об увольнении самого себя:

«Начальнику красноярской уездной СРК милиции.

Рапорт

Настоящим довожу до вашего сведения, что со дня моего вступления в должность начальника 8 района красноярской милиции мною ни одной бумажки не прочитано; куда такие направляются, тоже не знаю; при подписи бумаг я их не читаю, ибо нахожу это совершенно излишним; переписки не имею ни одной на руках и не исполняю их, ибо некогда, так как я недавно женился.

П. п. начальник 8 района

Кураковский».

Очень важно, что М. Е. Кольцов в последнем предложении памфлета прямым образом заставляет читателя задуматься: «Товарищи! Время летнее! Читает ли ваше начальство бумаги? Или только подписывает? Если только подписывает, то...».

Памфлеты – неотъемлемая часть сатиры М. Е. Кольцова, где он высказывает свою гражданскую позицию, пытаясь всеми силами улучшить окружающий его мир. В памфлетах, как и в фельетонах М. Е. Кольцова четко видна история, замысел, которые легли в основу полулитературного жанра – сатиры. Композиция статьи в творчестве писателя – главный инструмент, с помощью которого он добивается поставленной цели.

М.Е. Кольцов показал себя как талантливый советский писатель, журналист, публицист, фотограф, партийный деятель. Он трудился на благо страны и общества, иногда споря с советской властью, иногда соглашаясь с ней.

Кольцов особым образом показывает своего героя, что достигается посредством необычного фельетона – положительного. При рассмотрении его публицистики нельзя не уловить сходство этого жанра с очерком (что определяется всесторонней описательностью предмета исследования) практически любую бытовую ситуацию Кольцов, будучи в центре происходящего, стремится рассматривать от своего «я», причем делает это нередко с улыбкой, юмором, в жизнеутверждающем свете. Тем самым он стремится внушить читателям мысль о неизбежности победы хорошего над плохим, как в политическом так и в бытовом масштабах. Яркие и острые фельетоны и очерки Кольцова являются образцами художественной публицистики. Они посвящены злободневным вопросам труда и быта советских людей, политической и экономической сторонам жизни. Он призывает к культурной революции, сатирически бичевал бюрократизм, бездушие, карьеризм. Как журналист отличился необычайной инициативой, изобретательностью, чувством нового, писал красивым, выразительным языком, умело выставляя напоказ существенные аспекты жизни.

В заключение хотелось бы подчеркнуть актуальность выбранной темы. В современном мире происходят своеобразные изменения в сатирических жанрах, все реже на страницах газет появляются яркие, искрометные фельетоны и памфлеты. Значит ли это, что сатира в современной публицистике вымирает? На этот вопрос невозможно дать утвердительного ответа. Выступления писателей-сатириков современной России, Михаила Задорнова и Михаила Жванецкого, не дают угаснуть злободневному юмору и в наши дни. Но богатое творческое наследие, оставленное нам от А. Чехова, М. Зощенко, А. Аверченко, Н. Тэффи почти утеряно и все реже и реже встречается на станицах газет. Смеховая палитра сегодняшней публицистики, к сожалению, значительно обесцветилась наряду с журналистикой начала ХХ века. 

Журналистская деятельность М. Е. Кольцова значительно шире, чем продемонстрирована в работе. Автором написано много памфлетов, фельетонов, очерков, где он поднимает злободневные проблемы, граничащие с вечными, высмеивает отвратительные человеческие черты, невежество государственных деятелей.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

15541. Сфера применения настоящего Федерального закона 76.5 KB
  Сфера применения настоящего Федерального закона1. Настоящий Федеральный закон применяется к отношениям в сфере рекламы независимо от места ее производства если распространение рекламы осуществляется на территории Российской Федерации.2. Настоящий Федеральный закон не...
15542. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе 71 KB
  Основные понятия используемые в настоящем Федеральном законеВ целях настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:1 реклама – информация распространенная любым способом в любой форме и с использованием любых средств адресованная неопреде
15543. Законодательство Российской Федерации о рекламе 37 KB
  Законодательство Российской Федерации о рекламе Законодательство Российской Федерации о рекламе состоит из настоящего Федерального закона. Отношения возникающие в процессе производства размещения и распространения рекламы могут регулироваться также принятыми в с
15544. Общие требования к рекламе 138.5 KB
  5. Общие требования к рекламе1. Реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются.2. Недобросовестной признается реклама которая:1 содержит некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обо...
15545. Защита несовершеннолетних в рекламе 25.5 KB
  6. Защита несовершеннолетних в рекламеВ целях защиты несовершеннолетних от злоупотреблений их доверием и недостатком опыта в рекламе не допускаются:1 дискредитация родителей и воспитателей подрыв доверия к ним у несовершеннолетних;2 побуждение несовершеннолетних к то
15546. Товары, реклама которых не допускается 84 KB
  7. Товары реклама которых не допускаетсяНе допускается реклама:1 товаров производство и или реализация которых запрещены законодательством Российской Федерации;2 наркотических средств психотропных веществ и их прекурсоров;3 взрывчатых веществ и материалов за исклю
15547. Реклама товаров при дистанционном способе их продажи 18.5 KB
  8. Реклама товаров при дистанционном способе их продажиВ рекламе товаров при дистанционном способе их продажи должны быть указаны сведения о продавце таких товаров: наименование место нахождения и государственный регистрационный номер записи о создании юридического ли...
15548. Реклама о проведении стимулирующих мероприятий 14.5 KB
  9. Реклама о проведении стимулирующих мероприятийВ рекламе сообщающей о проведении стимулирующей лотереи конкурса игры или иного подобного мероприятия условием участия в которых является приобретение определенного товара далее – стимулирующее мероприятие должны б...
15549. Социальная реклама 43.5 KB
  10. Социальная реклама1. Рекламодателями социальной рекламы могут выступать физические лица юридические лица органы государственной власти иные государственные органы и органы местного самоуправления а также муниципальные органы которые не входят в структуру органо