64959

Белые пятна в этногенезе дэрбэт

Научная статья

История и СИД

Он покинул Тибет из-за начавшейся междоусобной войны и прибыл в страну Джад («чужой»). Это событие отнесено Лубсан Данзаном к VII в. Обосновавшись в урочище Бурхан-Халдун, Бортэ-Чино женился и основал свой род «монгол». С того времени минуло примерно 400 лет, когда после смерти Дува-Сохор...

Русский

2014-07-22

91 KB

1 чел.

Хойт С.К. Белые пятна в этногенезе дэрбэт
// Молодежь и наука: третье тысячелетие. Материалы II республиканской научно-практической конференции (Элиста, 30 ноября 2005 г.). Элиста: АОр «НПП «Джангар», 2006. - 446 с.

текст содержит фрагменты на калмыцком, правила чтения тут

Несмотря на то, что дэрбэт (
dorben, dörben, дурбан, дурбэт, дурбот, дербет, dorbed, durbet, dorwod, dorved, дöрвÿд, дєрвvд, дёрвюд) являются одной из основных групп (или одним из основных субэтносов) современных ойрат, населяющих Республику Калмыкия РФ и западные аймаки современной Монголии, в русскоязычной историографии посвещенной калмыцкой (и шире ойратской) истории до сих пор нет ясной концепции ее происхождения. Данное сообщение является попыткой обобщить и систематизировать доступную в русскоязычной литературе информацию по данному вопросу.
Итак, в «Алтан Тобчи» Лубсан Данзана (Горохова, 1984) говорится, что основатель рода дорбэн Дува-Сохор кон. IX – нач. X вв. происходил по мужской линии в 11 поколении от легендарного потомка всех монголов Бортэ-Чино, который, по мнению автора «Алтан Тобчи», был младшим братом тибетского царя Далай-Субин Алтан Сандалиту-хагана (Сроцзангамбо 617-649). Он покинул Тибет из-за начавшейся междойсобной войны и прибыл в страну Джад («чужой»). Это событие отнесено Лубсан Данзаном к VII в. Обосновавшись в урочище Бурхан-Халдун, Бортэ-Чино женился и основал свой род «монгол». С того времени минуло примерно 400 лет, когда после смерти Дува-Сохор, четыре его сына, не признавая своего дядю по отцу Добун-Мэргэна, откочевали от него и образовали «
dorben irqen», что считается самым первым и ранним упоминанием одного из ойратских родов – дэрбэт (Горохова, 1984). В «Сокровенном сказании монголов» (здесь и далее - ССМ) это событие описывается так: «Образовав четыре рода, они стали Дорбен-иргеном (племенем Дорбен)» (Dorben oboq-tan bolju, Dorben irqen tede bolba) (ССМ, 1990, с. 10).
По данным приводимым некоторыми монгольскими любителями истории, дэрбэт входили в состав дарлекин монгол и кочевали в X в. в районе р. Енисея, а в XII в. - у р. Халхин гол. Немногочисленные упоминания о дорбен (дэрбэт) в ССМ говорят о том, что в XIII в. это племя не входило в состав ойратского союза. Так, в отрывке повествующем о расставании Джамуки и Темуджина и нападения последнего на тайчиудов, говорится, что в этот момент к Темуджину прибыли люди из разных племен, среди которых упоминался Мочи-Бедуун от дорбенов (Dorben-ece – Moci-Beduun ireba-ku) (ССМ, с. 64-66). Видимо это была какая-то часть дорбенов, либо, в случае если это были все дорбены, впоследствии они откололись от Темуджина, поскольку при описании противостоявшей ему коалиции Джадаранского Джамуки 1201 г., наряду с кадакинами, салджиутами, татарами, ункиратами, тайчиудами, найманами, ойратами (во главе с Кудука-беки) и др. упоминаются и дорбены (Dorben) (во главе с Каджиун-беки) (ССМ, 1990, с. 84-85). Часть этой коалиции была разгромлена «В год Мыши (1204) шеснадцатого числа первого летнего месяца … Бывшие с Джамукой Джадаран, Катакин, Салджиут, Дербен (Dorben), Тайчиут, Ункират – все сдались на этот раз» (ССМ, с. 160). Надо полагать, что после 1204 г., дорбены окончательно вошли в состав рождающегося монгольского государства, т.к. после изъявления покорности лесными народами (в том числе и ойратами Кудука-беки) в 1207 г. (ССМ, 1990, с. 209), когда внезапно восстало туматское племя, на его усмирение был послан дэрбэтский (дорбенский) Дорбо-Докшин (Dorbetai Dorbo-Doqsin) (ССМ, 1990, с. 211). Этот же дэрбэтский полководец упоминается уже в период экспансии монгол: «Еще он (Чингис-хан) направил Дербетского Дорбо-Докшина (Dorbetai Dorbo-Doqsini ayalaulba) на город Абту народа Арумату-мадасари, находившегося между народами Хиндус и Багдад» (ССМ, 1990, с. 245-246).
Бичурин (1834, с. 29) описывая родословную чоросских князей, по всей видимости по «Мин ши» (Бохань
Улиньтай-Бадай Тайши Гохай Дае Урлук Ноинь Батулин Цинсын Эсень (объединивший Монголию и погибший в 1455 г. – Х.С.) …), поясняет «Эсенев второй сын Эсмет Дархан Ноинь, а старший его сын Боро-Нахал получил особливый удел под названием Дурбот. Должно полагать, что до сего времени Калмыцкие Владетели назывались просто Ойратами, а название Четырех Ойратов (Дурбэн Ойрат) приняли уже по основании Дурботского Дома».
Примерно то же описывает и Златкин (1964, с. 72) по родословным таблицам, приведенным в «Сказаниях» Габан-Шараба и Батур-Убаши-Тюменя: «дэрбэты выделились из дома Чорос лишь при сыне Эсен-хана Бороайялху, т.е. не ранее нач. второй пол. XV в. Следует отметить, что и китайские источники считают дэрбэтов и чжунгаров (т.е. чоросов) выходцами из фамилии (омока) Чжо-ло-сы, т.е. Чорос». Он же (Златкин, 1964, с. 71) пишет, что в известных ему монгольских и калмыцких источниках нет данных, подтверждающих преемственность между дэрбэтами XIII и XV вв., а потому «Источники дают основание предполагать, что между дэрбэтами XIII в. и дэрбэтами послеюаньской эпохи нет никакой связи». Отсутствие связи он подтверждает и тем, что дэрбэтские владельцы позднего времени ведут свою родословную от Хутхай Тафу (xudxai tafu – в «Алтан Тобчи», xudxai tayiu – «Шара Туджи», xudxai tayixu – в «Эрдэнийн Тобчи» (Златкин, 1964, с. 38)) из омока Чорос, а не от легендарного Дува-Сохор из ССМ (Златкин, 1964, с. 72), хотя последнее утверждение не доказывает отсутствие преемственности между дэрбэтами XIII и XV вв.
Шильгин Норбо (1999), основывающийся на «Сказании о дурбэн-ойратах» Габан Шараба и в «Истории Хо-Єрлєка», при описании состава «ранних», «средних» и «поздних дурбэн-ойрат», называет дэрбэт в составе всех этих хронологических групп, что опровергает утверждение Златкина. Так, в частности он пишет, что по сообщению «Истории Хо-Єрлєка», в состав «ранних дурбэн-ойратов» входили хойт и баатут, баргут и бурят, єлєт, дэрбэт - 4 племенных объединения и 6 племен. Далее он отмечает, что обитавшие в XIII в. в Восмиречье (Секиз-мурэн) хойт, баатут, єлєт и дэрбэт, позднее откочевали на запад, на территорию прежде находившуюся во владении древнемонгольского племени найман, и заняли под свои кочевья степные пространства в предгорьях Алтая в Западной Монголии. В составе «средних дурбэн-ойратов» он называет только 5 племен - єлєт, дэрбэт, хойт, хошут и торгут. А в союзе позднего периода 4 племени - єлєт (впоследствии стали называться зюнгар), дэрбэт, большая часть хошут и хойт. В этот союз не входили начавшие селиться с 1630-х гг. в Нижнем Поволжье торгут и дэрбэт, а также небольшая часть хошут (Шильгин Норбо, 1999, с. 152-155). В работе Гороховой (1984, с. 26-27) упоминается, что Лубсан Данзан в своей летописи «Алтан тобчи» указывает на то, что, по его мнению, «дöрбэн» (потомки 4-х сыновей Дувы-Сохора, Доноя, Докшина, Эмнега и Эркэга) и есть предки древнего ойратского рода «дэрбэт».
Таким образом, можно выделить 2 версии происхождения этнической группы дэрбэт. Одна говорит о том, что дэрбэт появились не ранее второй пол. XV в. Другая – о том, что происхождение дэрбэт берет свое начало еще до периода монгольской империи, примерно в X-XI вв. Правда данные ССМ противоречат Шильгин Норбо, поскольку согласно ССМ в XIII в. дэрбэт скорее всего не входили в ойратский союз, тогда как Шильгин Норбо перечисляет их в составе «ранних дурбэн-ойрат». Но это противоречие может сниматься тем соображением, что вероятнее всего, Шильгин Норбо писал о союзе XIII в. образовавшемся уже после присоединения дэрбэт к ойратам, тогда как в ССМ зафиксирован большей частью период до этого присоединения. Отсутствие же упоминаний об этом слиянии в ССМ не говорит о том, что этого слияния не было.
В связи с малым количеством информации по данному вопросу обе версии не бесспорны.

В случае поздней версии происхождения встают следующие вопросы:
1) что такое омок Чорос (Цорос), начавший фигурировать в источниках с кон. XIV в. и в какой связи он находится с племенем/феодальным владением дэрбэт?
2) как назывался удел младшего сына Эсена?
3) почему при разделе подданых удел старшего сына Эсена назывался именно Дурбот (дэрбэт)?

В случае же ранней версии происхождения любопытно,
4) что происходило с дэрбэтами с XIII по сер. XV в.?

***

1) По данным "Мин ши", один из юаньских военачальников Мункэ Темир еще до свержения Юаней (или вскоре после этого) объявил себя правителем ойратов, после смерти Мункэ Тэмура его владение распалось на три части, каждой из которых управлял отдельный правитель: Махаму, Тайпин и Бату Болод (Златкин 1964, с. 40). Авляев, Санчиров (1984) определяют этот период концом ХIV в. Кем был Мункэ Тэмур неясно. У Златкина (1964, с. 40), опиравшегося на на летопись Минской династии отмечается лишь, что первым ойратским правителем был военачальник, находившийся на службе у потомков юаньских императоров, при котором ойраты были объединены в одном феодальном владении. По мнению киргизских историков Акаева А. (бывшего президента Киргизии, работа на http://www.president.kg/president/history/menke) и Абдуманапова Р.А. (статья «Кыргызы» на http://kyrgyz.tsu.ru/kyrg/kyrgyz_02.shtml) Мэнкэ-Тэмур (Угэчи-кашка) был предводителем некоторой части киргизских племен, изгнанных в 80-х гг. XIV в. Тимуром из Или-Иртышского междуречья на Алтай. В кон. 90-х гг. XIV в. он подчинил себе «нескольких ойратских феодалов», которые считались его вассалами. Абдуманапов, ссылаясь на мнение Кычанова Е. и Бейшеналиева Т., пишет, что «глава кыргызов, некий Угэчи-кашка, на некоторое время становится правителем монголов(!) и части ойратов под именем Мэнкэ-Тэмура. Именно он меняет древнее название "Юань" на "Татар"». Однако странно представить, что какая-то часть изгнанных племен могла добиться пусть временной, но гегемонии и даже претендовать на верховную власть(!) в монгольской среде. По данным монгольского любителя истории Энх Далая, Мункэ Тэмур (Мунхэтэмур жанжин, он же Угэчи хашиха) происходил из рода хэрнэгут (кэргуд), аймака хойт. Обе версии (киргизская и монгольская) к сожалению не подкреплены ссылками на источники, но весьма любопытны.
Горохова (1984) пишет, что согласно «Алтан Тобчи» при Элбег-хагане (1394-1401) (по сведениям других монгольских летописей правил в 1393–1399 гг.; по Златкину 1392-1399), правнуке Тогон-Тимура, предводителем четырех тумэнов ойратов был чоросский Хутхай-Дайю (Хутхай-Тайю, Хутхай-Тафу, Гохай Дае), после смерти которого четырьмя тумэнами ойратов управляли его сыновья Батула-Чингсанг и Угэчи-Хашиг. Они убили Элбэг-хана «...захватили четыре тумэна ойратов и стали врагами (монголов). Говорят, что так была отнята ойратами единая держава монголов».
По мнению Екеева (2003) попытавшемуся составить родословную омока чорос по различным источникам (Бичурин Н., 1834; Моисеев В., 1999; Сухбаатар Н., 2000; КИЛП, 1969; Шара Туджи, 1957; Златкин И., 1983; Чернышев А., 1990; Митиров А.Г., 1998.), сын Хутхай-Дайю – Батула-Чинсанг являлся тем самым Махаму (Махмудом) из «Мин ши». [По Екееву: Бохань (Био-хан, Бёгю-хан, Буку-хан)
Улинтай-Бадан-тайши Хутхай-тафу (Гоухай-дают, Гохай-дае, Хоохой-таяу, Хутхай дайю) Батула-чинсан (Махаму, Махмуд) Тогон-тайши Эсен-тайши Юштёмёр (Юштюмюй, Ештеме, Эстуми) Боронагул (Боро-нахыл) …]. Златкин (1964, с. 46) отмечает, что в 1409 г. минский император Чжу-Ди наградил почетными титулами и ценными дарами трех ойратских правителей, уделив особое внимание Махаму.
Он (Златкин, 1964, с. 77) считает, что в XVII в., омок чорос (также как дэрбэт, уджиэт, чорос, багатут и др.), упоминаемый автором «Шара Туджи», являлся совокупностью сравнительно небольшого числа родственных индивидуальных аристократических семей, представители которых составляли княжеские династии. Надо полагать, что подданные той или иной княжеской фамилии также носили это название, превращавшееся таким образом в этноним. Помимо монгольских (в широком смысле слова) источников, в XIV-XVII вв. чорос (чорас - арабская надпись), как племя упоминаются в «Истории Могулов» (A History of the Moghuls…, 1898. далее - Tarikh-i-Rashidi). Юдин (1965), ссылаясь на Tarikh-i-Rashidi, пишет, что эмиры этого племени не соглашались принять вместе с Туглук-Тимуром (умер в 1362/63 г.) ислам (Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 14). Они оспаривали у бекчиков право на первенство на войне и охоте (Tarikh-i-Rashidi, Part II, р. 308; Бабур-наме, 1958, стр. 117). После смерти Вайс-хана чорас отказались признавать Исан-Бугу ханом и ушли к ойратам Амасанчи-тайши (Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 79). Они вновь признали власть могульских ханов только ко времени правления Султан Ахмад(Алача)-хана (Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 121). С этого времени отдельные представители племени чорас проходят через всю историю Могулистана и Могулии (Юдин, 1965).
Наиболее типичные версии происхождения этнонима чорос легендарного характера приводятся в работе Митирова (1998). Так, согласно одной из версий легенды, записанной Владимирцовым в 1908 г. у дэрбэтов Кобдо этот этноним происходит от названия «цорбогор аяга» - закрытой чашки с носиком, из которой питался ребенок (сын молодого охотника и небесной девы), прародитель рода цорос. По версии эмчи Габан-Шараба (1737), автора "Сказания об ойратах" это имя ребенка, от которого произошел род цорос, названного так, потому что дерево, под которым он был найден, напоминал винокурную трубу (цорh - совр. калм., цорго - совр. халх.). Та же легенда излагается Б. Бат-Оршихом (Ойрад Монголын гарал vvсэл http://tsahimortoo.freeyellow.com/journal13/20020205.html), который уточняет, что этноним цоргос (цорос) стал названием аймака, принадлежавшего нойону, найденному в детстве под деревом и охранявшимся в тот момент птицей. По другой версии (устная информация синьцзянского торгута рода цорос Минган Нарса, зафиксирована автором в мае 2002 г.) это имя происходило от цороо (цорго) – названия трубки, из которой младенец - будущий хан, найденный в дупле, питался соком дерева, птицей же была сова (ууль шову(н)). Кроме этих имеется и множество других вариантов этой легенды. К сожалению, легендарные версии, являясь переработанным народным сознанием материалом, в ряде случаев по информативности не могут конкурировать с письменными источниками и потому бoльший интерес представляют для этнографов.
Рамстедт (1909) считал, что этноним чорос (цорос) происходит от киргизского этнонима чоро. Версия Рамстедта поддержана Авляевым (2002), писавшем, что этот этноним восходит к киргизам Енисея (киргизский термин чорос - богатыри, витязи): «Впоследствии это - ханский род племени зюнгар и дербет, обойраченный, среди коренных ойратов кон. XIV - XVI вв.». Хакасские любители истории ссылаясь на Г. Дёрфера, пишут, что чор это высокопоставленные чиновники у древних тюрков, при этом «Они не обязательно принадлежали к правящему дому и не обладали собственной армией, но стояли во главе государственных уделов, подчиненных ябгу и шаду... Кюль-чор был предводителем более привилегированного по тюркским понятиям левого фланга, а потому в перечислениях стоял перед aпa — предводителем правого фланга, который в прочих отношениях занимал тот же ранг, что и чор», кроме того в сер. VII в. у западных тюрков во главе крупных конных отрядов стояли кюль-чур, тон-чур и чупан-чур различных племен. Екеев (2002) пишет, что во главе пяти племен восточной, правой части (дулу) Западно-тюркского каганата стояли пять великих чоров. А в чуть позднее возникшем Восточно-тюркском каганате предводителями племен западной, левой части (тардуш) были шесть чуров. В дальнейшем эта система была перенята правителями Уйгурского каганата. Важно то, что чоры (чуры) стояли во главе племен, занимавших территории южного Алтая и северной Джунгарии. В рунических эпитафиях VIII-IX вв. имеются имена некоторых тюркутских и уйгурских аристократов - чуров (чоров): Ынанчи-чур, Кюль-чур, Моюн-чур (Баян-чор), Кутлуг-чор-тегин. Развивая версию Рамстедта, Екеев (2002, 2003) предполагает, что этноним чорос мог образоваться от древнетюркского политического термина чор/чур (титула, звания главы племени), путем добавления аффикса множественного числа ос/ас. По мере усиления ойратских князей - потомков чоров (чуров) в послеюаньское время, их род стал называться чорос (чурас). Монгольские и китайские источники свидетельствуют, что к концу XIV в. этот политический термин приобрел четко выраженное этническое значение, т.е. стал этнонимом. Подобный пример приводится Авляевым (2002, с. 124), когда китайский титул тай цзы стал монгольским этнонимом тайджиуд (тайчиут). По его предположению в X-XI вв., период интенсивных монголо-киданьских взаимодействий, термин «тайджи» проник через монголоязычных киданей к племенам онон-керуленской группы «шивэй» или «отуз татар» (30 племен дада) и закрепился в качестве самоназвания одного из племен эпохи «хамаг монгол» (XI в.).
Если посмотреть на тексты рунических памятников древних тюрков:
Хакасские памятники
Е-32 (Уйбат III)
Государству Иль-чора...он погиб во имя своей доблести!
Тувинские памятники
Е-152 (Шаньчи III)
[Я -] Энлиг-чор, ынанчу и могучий тархан.
Е-14 (Чаа-Холь II)
[Я] - Эльчи-чор Кюч Барс.
........
Мое юношеское имя - Йерлиг-чор. Из моего бого(хранимого) государства я уходил (и возвращался). Своим титулом доблестного тархана тёлёсов я не насладился!
то в них «чор» может трактоваться не как титул, а как название рода или даже улуса/аймака – «государство Иль–чор». В этом случае чорос не титул, закрепившийся в качестве этнонима у ойрат, а этноним, унаследованный от древних тюрков.
Имеется и другая гипотеза. Слово чор (чоро) со значением «друг, товарищ» имеются в древнем персидском и санскрите, в совр. узбекском (jora), уйгурском (joro). Неклюдов (http://www.edic.ru/myth/art_myth/art_25036.html) упоминает, что чорос, цорос - мн. число от чоро (ойрат. цор, ср. кыпчак. чора, шора), «герой, богатырь». Возможно это же слово зафиксировано в этнониме шор (шорцы). В алтайском языке чор - богатырь, воинственный. В киргизском эпосе «Манас» кырк чоро - сорок витязей, в совр. кирг. джоро - друг, близкий друг. В монгольском фольклоре (напр. "Гэсэр хаган") главные герои в детстве имеют прозвище жор (джор) или нусан жор (нусан джор). При этом в детстве все над ними смеются, а по возмужании они становятся богатырями и совершают подвиги. Слово чор, чоль имеется даже в корейском языке. Таким образом, отбрасывая версию происхождения этнонима чорос от древнего тюркского титула или этнонима, можно предположить, что слово чор попало в тюркские и монгольские, а впоследствии и корейский языки из индо-европейских. Можно предполагать и обратный вариант, или вариант из монгольских и тюркских в двух направлениях в корейский и индо-европейские, хотя утверждать что-либо категорично тут можно после детального филологического исследования, которое я оставлю для специалистов. В случае первого варианта распространения, вероятно это слово пришло в монгольские и тюркские языки сначало именно в смысле герой, а потом заместилось словом bagatur. Причем в какие именно языки – монгольские или тюркские это слово пришло первым – вопрос спорный. Следовательно, кажущаяся поначалу убедительной гипотеза Рамстедта, развитая Екеевым, находится под вопросом.
К этому возможно добавить предположение о взаимозаменяемости этнонимов чорос и багатуд (баатуд). Если пойти еще дальше, возможно предположить смену этих этнонимов в различные периоды в зонах контакта тюрко- и монголоязычных групп. Однако за неимением доказательств необходимо еще раз отметить, что это всего лишь предположения, подтвердить или опровергнуть которые еще предстоит историкам и филологам.
По мнению П.А. Дарваева, которое он высказывал в личных беседах в июле 2005 г., чорос – это иранская калька этнонима дэрбэт, и что чоросы это какая-то часть дэрбэт вернувшаяся к данному периоду с территорий улуса Хулагу. Однако по Рахимову (1998) в иранском языке число 4 обозначается как чар (чахар), а не чор. Считается что от этого слова происходит этноним чахар аймак (чараймак, аймак), хотя, по всей видимости, утверждать это в отношении именно этого этнонима можно лишь в качестве одной из версий толкования. Не обладая обширными познаниями в области иранских языков также оставляю для специалистов вопрос о возможности перехода чар (чахар) в чор. Следует отметить, что предположение Дарваева весьма оригинально, но ему не хватает фактической базы. В качестве одного из косвенных доводов в пользу этого предположения говорит упомянутый выше отрывок из ССМ (1990, с. 245-246), повествующий об отправке дэрбэтского Дорбо-Докшина на город Абту, «находившегося между народами Хиндус и Багдад». Вторым доводом может служить исследование Габеленца (1866), утверждавшего, что язык аймаков - монгольский, приближающийся к западно-монгольскому, а именно калмыцкому языку, но захватившему в себя немного из персидского. Это единственный автор, утверждавший подобное, в то время как подавляющее большинство пишет, что чахар аймаки (аймаки) говорят на персидском (иранском) языке. В случае, если предположение Дарваева верно, причина возможности претензий выходцев из аймака/рода чорос на главенство в ойратской среде легко объяснима. В этом случае чорос были не чужаки, а свои соплеменники вернувшиеся из другого улуса с новым этнонимом.
Таким образом, носители этнонима чорос могут являться:
потомками древних тюркских чиновников, либо ойратами не имеющим к ним отношения, но по каким-то причинам взявшими этот этноним;
потомками выходцев из древнего тюрского аймака/улуса «чор»;
населением у которого слово чор (цор, шор, джор) со смыслом «герой, богатырь» закрепилось в качестве этнонима, при этом не ясно пришло ли это слово из индо-европейских языков, либо оно автохтонного происхождения;
багатудами (баатуд), сменившими этноним;
дэрбэтами вернувшимися с территорий улуса Хулагу.

2) Как уже упоминалось, по Бичурину (1834, с. 29), основывавшемуся видимо на «Мин ши» и Златкину ссылавшемуся на Габан-Шараба и Батур-Убаши-Тюменя (хотя у них этот момент не обозначен) выделение владения Дэрбэт произошло вероятно не ранее сер. XV в. (скорее в пер. пол. или в сер. XVI в.), при разделе Эсен-ханом подданных между своими сыновьями – старшим Боро-Нахалом (Боро-нахыл, Боронагул, Бороайялху, Боро Аялху, Аюлгу) и младшим Эсмет Дархан Нойоном. При этом старший получил «особливый удел под названием Дурбот», а как назывался удел младшего авторы не указывают. При этом авторы ойратских летописей отмечают, что происхождение дэрбэтских и зюнгарских нойонов одно, и что их родословная от начала до 20-го или 21-го колена находится у зюнгар, им же (европейским ойратам) известна лишь их родословная начинающаяся с Тогон-тайджи. Кроме этого в «Сказании об ойратах» Баатур Убаши Тюменя при описании легенды о прародителе, которого назвали Цорос, говорится что его потомки «стали обладателями тех, кто призрел воспитал их родоначальника. Вот от чего произошел злобный Зюнгарский нутук». В дальнейшей истории широко известны как зюнгарские правители, так и зюнгарский нутуг, известный в русскоязычной литературе как Джунгарское ханство. Видимо поэтому в русскоязычной литературе не говорится, но подразумевается, что выделение владения Зюн гар (джун гар, чжун гар, цзон гар, зен гор - левое крыло) произошло по всей видимости в момент этого разделения. Однако вопрос о времени появления топонима зюн гар применительно к конкретным ойратским кочевьям не так ясен как кажется.
Можно предположить, что алтайские кочевья ойрат, где правили чоросские тайджи, получили название Зюн гар, в противоположность Барун гар – владениям Гуши-хана, после овладения им тибетскими территориями. На это указывает выделение трех групп "монгол", т.е. ойрат в историческом сочинении "Пагсам-чжонсан" кукунорского ученого XVIII в. Сумба-Хамбо (Сумэ-тайджи) Ешей-Бальчжора. В тексте (приводится по Пубаеву, 1984) говорится: "монголы в пределах рек Или и Эрчэд (Иртыш) образовали подданных княжеского рода чорос левой стороны - Жонгара; монголы в пределах Куку-нора и Хатун-гола (Хуанхэ) - подданных княжеского рода галгас (племени) хошутов правой стороны - Баронгара; княжеский род торготов - в долине реки Эжил (Волга) на северной стороне и в области Жал? (страны) Тарбагачи (Тарбагатай) вместе с подданными". Страна Барун (в письменном - Барагун) упоминается у Лыткина (1860, 1861, с. 463): «Очирту тайчжи и Аблай (может быть, и отец их Байбагас батур) в 1635 годах откочевали от приалтайских стран в страну Барагун Толи вслед за Гуши ханом, не желая подчиняться Батур хун тайчжию». При этом, если принимать во внимание информацию Баатур Убаши Тюменя (1820, с. 128-129), о том что ойраты кочевали между Тибетом и Кєк нуром до 2388 г. от перерождения Бурхан бакши (т.е. в 1427 г. по Р.X.?) и Китинова (2004, с. 88), который писал, что ойраты (торгуты и хошуты) кочевали близ Тибета и на землях Тангута (в Амдо и Кєк нуре) не позднее кон. XIV в., а возможно были известны тибетцам и в XIII в., учитывая толкования этнонимов «сог-по», «то-хор» (Китинов, 2004, с. 55-56), можно предполагать более давнее деление указанных территорий на Барун и Зюн.
Таким образом, нутуг и подданные рода чорос известные в истории как зюнгар, получили свое название по топониму, который мог возникнуть не позднее кон. XIV в., а возможно, если принимать во внимание данные Китинова (2004), и в XIII в. или даже еще раньше. Вероятно этноним зюнгар подданые рода чорос могли носить до разделения между сыновьями Эсен-тайджи, хотя может быть они назывались чорос или как-то еще, а этноним зюнгар прививался им постепенно на протяжении кон. XVI – XVII вв. И скорее всего, при разделе между сыновьями Эсен-тайджи, улус младшего брата сохранил этот этноним, в то время как улус старшего стал почему-то называться дэрбэт.

3) Единственный логический ответ, который я вижу, на вопрос почему при разделе подданных удел старшего сына Эсена назывался именно Дурбот (дэрбэт) - это то, что дэрбэт существовали как этническая группа до этого периода и при разделе их целиком отдали старшему сыну. Можно конечно предположить, что группа отданная старшему сыну была составной и состояла из четырех членов. Но по этой логике и другие группы, комплектовавшиеся из разных частей должны были иметь численные названия, чего в данный период ойратской истории не наблюдается. Если же вспомнить версию Дарваева, то можно предположить что какая-то часть дэрбэт ставшая известной под именем чорос вдруг вспомнила свое монгольское наименование, или что в удел старшего брата попали никуда не уходившие дэрбэты. Однако, за неимением доказательств, это пока тоже всего лишь предположения.

4) Согласно ранней версии происхождения, дэрбэт ведут свое происхождение от Дува-Сохор кон. IX – нач. X вв. (а в конечном итоге от Бортэ-Чино ~VII в.). Монгольские любителями истории, ссылавшиеся на ССМ, утверждают, что дербеты вошли в состав Барун гар (правого или западного крыла, которое, как уже упоминалось выше, само делилось на Барун и Зюн) вместе с ойратами в 1206 г. Однако найти хоть какое-то упоминание о подобном событии, в имеющемся в нашем распоряжении тексте ССМ (1990) не удалось. Эти же любители истории говорят о том, что дэрбэты и ойраты под именем Дурбан-Ойрат (Дэрбэн Ойрат, Дєрвн Єєрд) впоследствии прикочевали в алтайский регион, где входили в состав подданых рода чорос. Чоросский Эсен-хан дал дэрбэтов своему сыну Боронагалу и с тех пор они усилились и с нач. XVI в. стали одним из основных ойратских аймаков.
Существует также мнение, к сожалению не подкрепленное ссылками на источники, что дэрбэт до 1400 г. были частью восточных монгол, а после при Эсен-хане вошли в состав ойрат.
Версия, озвученная Шильгин Норбо (1999) слегка отличается от первой в том, что название Дєрвн Єєрд никак не связывается с тем, что дэрбэты вошли в состав ойратского союза, хотя по контексту это могло бы подразумеваться, т.к. дэрбэты упоминаются в составе всех 3-х хронологических групп «дурбэн-ойрат». Из изложения Шильгин Норбо перечислившего основные аймаки раннего союза (хойт и баатуд, баргут и бурят, єлєт) и назвавшего в их составе дэрбэт, обитавших в XIII в., по его мнению, в Восмиречье (Секиз-мурэн), следует, что дэрбэт вошли в состав ойрат в XIII в. Из региона Восмиречья все эти группы, за исключением баргут и бурят «позднее откочевали на запад, на территорию прежде находившуюся во владении древнемонгольского племени найман, и заняли под свои кочевья степные пространства в предгорьях Алтая в Западной Монголии».
Когда именно произошла откочевка ни Шильгин Норбо, ни монгольские любители истории не уточняют, но по всей видимости, она произошла в том же XIII в., скорее всего по указу Чингис-хана и вероятно, примерно в это же время какая-то часть дэрбэт, также по указу Чингис-хана, в составе общемонгольских войск попала на запад, возможно в улус Хулагу, хотя это мог быть и улус Чагатая, поскольку с кон. XIV в. в Могулистане (постчагатайском государстве) начинает упоминаться племя чорос (чурас). Как уже говорилось, существует несколько версий происхождения этнонима чорос. Но в данном контексте логично было бы предположить под ними слегка обираненных дэрбэт, хотя незнание иранских языков не дает возможности уверенно утверждать это. Согласно тюркским источникам, чоросы то уходили к ойратам, то приходили назад к могульским владельцам (состав которых также наталкивает на мысль об ойратском происхождении их части). Вероятно какая-то часть чорос все же осела на территории алтайских кочевий, либо по крайней мере повлияла на какую-то часть ойрат настолько, что эта часть приняла этноним чорос и в кон. XIV в. в летописях упоминается Хутхай-Дайю из омока чорос. Видимо к этому, либо более позднему периоду следует отнести возникновение легенд о происхождении рода чорос (цорос). В дальнейшем потомки Хутхай-Дайю добились гегемонии если не в общемонгольском, то в общеойратском масштабе. А один из потомков при очередном разделе наследства в сер. XV в. дал в наследство старшему сыну аймак/улус дэрбэт. При этом в данный период чоросские подданные могли называться либо чорос (по названию правящего рода, хотя в источниках об этом не упоминается), либо зюнгар (по топониму, в источниках упоминается зюнгарский нутуг). Дэрбэт же видимо являясь родственным образованием все же отличались от чорос, что и было зафиксированно в летописях. Так в общих чертах можно очертить дэрбэтскую историю в период XIII - сер. XV вв. Конечно, предложенная цепь событий оставляет много вопросов, но ее можно принять в качестве рабочей версии.

***

В свете всего изложенного выше, необходимо отметить, что из двух версий происхождения этнической группы дэрбэт (не ранее второй пол. XV в. и примерно с X-XI вв.) наиболее вероятной следует признать вторую (раннюю). Для полного утверждения ранней версии не хватает доказательной базы, поскольку большинство свидетельств носит косвенный характер. Точку в данном вопросе может поставить более детальное исследование с привлечением большего количества источников.

Литература

1. Абдуманапов Р.А. Кыргызы // http://kyrgyz.tsu.ru/kyrg/kyrgyz_02.shtml
2. Акаев А. // http://www.president.kg/president/history/menke
3. Авляев Г.О. Происхождение калмыцкого народа. - 2-е изд., перераб. и исправл. - Элиста: Калм. кн. изд-во, 2002.
4. Авляев Г.О., Санчиров В.П. К вопросу о происхождении торгоутов и хошоутов в этническом составе средневековых ойратов Джунгарии (к проблеме этногенеза калмыков) // Проблемы этногенеза калмыков. Калмыцкий научно-исследовательский институт истории, филологии и экономики при Совете Министров Калмыцкой АССР. Элиста, 1984.
5. Б. Бат-Орших Ойрад Монголын гарал vvсэл // Монгол Туургатны Цахим Єртєє сvлжээ - http://tsahimortoo.freeyellow.com/journal13/20020205.html
6. Бабур-наме. Записки Бабура. Перевод М. Салье. АН УзССР, Ин-т востоковедения, Изд-во Ail УзССР, Ташкент, 1958. цитировано по Юдину, 1965.
7. Баатур Убаши Тюмень. Сказание о Дербен Ойратах, 1819-1820. пер. с ойратского Ю. Лыткина, 1859-1860 // Лунный свет: Калмыцкие историко-литературные памятники: Пер. с калм./Сост., ред., вступ. ст., предисл., коммент А.В. Бадмаева. – Элиста: Калм. кн. изд-во, 2003.
8. Бичурин Н.Я. (Иакинф) Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия до настоящего времени. 2-е издание, Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1991. (Текст печатается по изданию: Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия до настоящего времени. Сочинено Монахом Иакинфом. Санкт-Петербург. 1834. Типография Медицинского департамента Министерства внутренних дел).
9. Габан Шараб. Сказание об ойратах. 1737. пер. с ойратского неизв. авт., дата пер. неизв. // Лунный свет: Калмыцкие историко-литературные памятники: Пер. с калм./Сост., ред., вступ. ст., предисл., коммент А.В. Бадмаева. – Элиста: Калм. кн. изд-во, 2003.
10. Габеленц Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschaft, 20 т., Лейпц., 1866 // http://wiki.wikiznanie.ru
11. Горохова Г.С. "Алтан Тобчи" Лубсан Данзана как источник по средневековой истории ойратов // Калмыцкий научно-исследовательский институт истории, филологии и экономики при Совете министров Калмыцкой АССР. Проблемы этногенеза калмыков - сб., Элиста, Республиканская типография Государственного комитета Калмыцкой АССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, 1984.
12. Екеев Н.В. Алтайская этногония (вопросы состава, типологии, этимологии, стратиграфии) // Древности Алтая. Известия лаборатории археологии. - Горно-Алтайск, 2002а. - ©8. - с. 120-136.
13. Екеев Н.В. Чоросы - ойротские князья // Материалы к 50-летию института алтаистики им. С.С. Суразакова (института гуманитарных исследований Республики Алтай). № 10. г. Горно-Алтайск. 2003.
14. Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635 - 1758). Москва: Издательство "Наука", 1964.
15. Златкин И.Я. История Джунгарского ханства. - М., 1983. цитировано по Екееву, 2003.
16. КИЛП - Калмыцкие историко-литературные памятники в русском переводе /Составитель А.В. Бадмаев. - Элиста, 1969. цитировано по Екееву, 2003.
17. Китинов Б.У. Священный Тибет и воинственная степь: буддизм у ойратов (XIII-XVII вв.). / Под общ. ред. Бонгард-Левина. Москва: Т-во научных изданий КМК. 2004.
18. Лыткин Г.(Ю.)С. Материалы для истории ойратов // Лунный свет: Калмыцкие историко-литературные памятники: Пер. с калм./Сост., ред., вступ. ст., предисл., коммент А.В. Бадмаева. - Элиста: Калм. кн. изд-во, 2003. «Материалы…» впервые опубликованы в газете «Астраханские губернские ведомости», №№ 45-46, 1860 г.; 7, 8, 13, 15, 16, 18, 20, 22, 26-29, 1861.
19. Митиров А.Г. Ойраты – калмыки: века и поколения. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1998.
20. Моисеев В.А. Материалы к родословной джунгарских ханов. (Из показаний в России нойона Норбу-Данжина) // Вопросы археологии и истории Южной Сибири. - Барнаул, 1999. - С.197-200. цитировано по Екееву, 2003.
21. Неклюдов С.Ю. http://www.edic.ru/myth/art_myth/art_25036.html
22. Пубаев Р.Е. Генеалогическая таблица торгутского князя Хой-Урлуга в сочинении Сумба-хамбо "Пагсам - чжонсан" // Калмыцкий научно-исследовательский институт истории, филологии и экономики при Совете министров Калмыцкой АССР. Проблемы этногенеза калмыков - сб., Элиста, Республиканская типография Государственного комитета Калмыцкой АССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, 1984.
23. Рамстедт Г.И. Этимология имени ойрат // Сборник в честь 70-летия Г.Н.Потанина. - СПб., 1909. - с. 550-553.
24. Рахимов Р.Р. Чараймаки // Народы и религии мира. Энциклопедия. Главный редактор В.А. Тишков. Научное издательство "Большая Российская энциклопедия", 1998.
25. Сокровенное сказание монголов: Анонимная монгольская хроника 1240 г. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1990.
26. Сyхбаатар Н. Баруун хязгаарын нийгэм-улус тєрийн хєгжлийн туухэн тойм (XX зууны эхэн yеэс 1930-аад он). - Улаанбаатар, 2000. цитировано по Екееву, 2003.
27. Чернышев А.И. Общественное и государственное развитие ойратов в ХVIII в. - М., 1990. цитировано по Екееву, 2003.
28. Шара Туджи: Монгольская летопись XVII века /перевод Шастиной Н.П. - М.-Л., 1957. цитировано по Екееву, 2003.
29. Шильгин Норбо. Зая-пандита (материалы к биографии). Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1999.
30. Юдин В.П. О родоплеменном составе могулов Могулистана и Могулии и их этнических связях с казахами и другими соседними народами // Известия АН Каз.ССР, 1965, № 3, с. 52-65.

31. A History of the Moghuls of Central Asia being the Tarikh-i-Rashidi of Mirza Muhammad Haidar, dughlat. An english version, edited, with commentary, notes and map by N. Elias. The translation by E. Denison Ross. London, 1898. цитировано по Юдину, 1965.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

12011. Система оценки финансового состояния деятельности коммерческого банка 454.94 KB
  СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Финансовое состояние коммерческого банка и организационнометодическое обеспечение его оценки 1.1 Финансовое состояние банка и факторы его определяющие 1.2 Организационные основы оценки финансового состояния банка 1.3 Направления оценки ф...
12012. Теория и методология формирования и реализации кредитования под залог земель сельскохозяйственного назначения. 844.85 KB
  СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 Теоретические основы земельноипотечного кредитования 1.1 Земельная ипотека: ретроспективный анализ 1.2 Экономическая сущность основные понятия и отличительные черты земельноипотечного кредитования 1.3 Анализ зарубежного и отечеств...
12013. Фінансова діяльність ХФ АКБ Правекс-Банк 425.91 KB
  68 ЗМІСТ Вступ 1. Теоретичні та правові основи забезпечення фінансової стійкості комерційного банку 1.1 Сутність фінансової стійкості як економічна категорія 1.2 Система економічних показників оцінки фінансового стану комерційного банку 1.3 Вплив ...
12015. Формирования депозитной политики коммерческого банка на примере Сибирского отделения Сбербанка ОАО 1.17 MB
  Содержание Введение 1. Теоретические основы формирования депозитной политики коммерческого банка Содержание принципы и функции депозитной политики коммерческого банка Классификация депозитных операций коммерческих банков Методы и инструменты
12016. Определение перспектив кассовых операций коммерческих банков 679.87 KB
  ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1 Содержание и структура кассовых операций банкоВ 2 Правила приема выдачи и пересчета наличных денег использование электронных кассиров 2.1 Правила приема выдачи и пересчета наличных денег 2.2 Использование электронных кассиров 3 Эффе
12017. Изучение основ формирования банковской системы США 80.35 KB
  Содержание ВВЕДЕНИЕ 1. История развития банковской системы США 2. Современная структура банковской системы США 2.1 Банковские учреждения США 2.2 Органы регулирования и надзора за деятельностью банков и других финансовых институтов в США 2.3 Совершенствование ...
12018. ІНВЕСТИЦІЙНА ДІЯЛЬНІСТЬ КОМЕРЦІЙНОГО БАНКУ ТА ЇЇ ВПЛИВ НА ЙОГО ФІНАНСОВИЙ СТАН 505.38 KB
  ДИПЛОМНА РОБОТА за освітньокваліфікаційним рівнем Бакалавр ІНВЕСТИЦІЙНА ДІЯЛЬНІСТЬ КОМЕРЦІЙНОГО БАНКУ ТА ЇЇ ВПЛИВ НА ЙОГО ФІНАНСОВИЙ СТАН Зміст ВСТУП РОЗДІЛ 1. ІНВЕСТИЦІЙНА ДІЯЛЬНІСТЬ КОМЕРЦІЙНИХ БАНКІВ ЯК ДЖЕРЕЛО ЙОГО ФІНАНСОВОЇ СТІЙКОСТІ І ПРИБУТКО...