65011

Гегемония ойратов в Монголии в XV веке

Научная статья

История и СИД

Монгольское государство продолжило свое существование уже на территории Монголии которая превратилась в самостоятельный политический и экономический организм. В послеюаньский период по мере роста хозяйственной и политической самостоятельности феодальных княжеств реальная власть и авторитет верховного хана...

Русский

2014-07-23

32 KB

0 чел.

18/06/2009

Гегемония ойратов в Монголии в XV веке

История


   В истории средневековой Монголии есть период, называемый историками "гегемонией ойратов". Он связан с именами двух выдающихся ойратских государственных деятелей - Тогона-тайши (ум. в 1439 г.) и его сына Эсэна (1407 - 1455 г.г.).

   Правление монгольской династии Юань в Китае закончилось в 1368 г. изгнанием из страны монгольских завоевателей и приходом к власти в этой стране новой национальной династии Мин (1368 -1644 гг.). Монгольское государство продолжило свое существование уже на территории Монголии, которая превратилась в самостоятельный политический и экономический организм. К этому времени она отчетливо делилась на две части: восточную и западную. Западную Монголию населяли в основном ойраты.

   В послеюаньский период по мере роста хозяйственной и политической самостоятельности феодальных княжеств реальная власть и авторитет верховного хана Монголии среди феодалов стали ослабевать, а ханский трон превратился в объект бесконечной борьбы между различными соперничавшими друг с другом группировками князей. К этому времени и относятся открытые выступления ойратских правителей против власти монгольских ханов-чингисидов. Начало этим выступлениям положило убийство ойратами верховного хана Элбэка в 1399 г., после чего они освободились от власти монголов, и между двумя сторонами началось длительное соперничество за ханскую власть в стране.

   Данное событие является знаменательной вехой в эпохе феодальной раздробленности в Монголии, и ее открыли ойратские феодалы. Как писал видный советский историк-монголист И.Я. Златкин: "Опираясь на экономическую мощь своих владений, довольно значительные военные силы, относительную сплоченность ойратского общества, они первыми в Монголии противопоставили себя центральной ханской власти и повели самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, не считаясь с интересами и планами общемонгольских правителей - прямых потомков Чингиса. Первая половина XV века характеризуется, с одной стороны, усилением разброда в Восточной Монголии, с другой - ростом сил ойратских феодалов и их политической консолидацией. На этой основе возникла и стала крепнуть тенденция к установлению их гегемонии во всей Монголии, к переходу государственной власти в их руки".

   Первым, кто начал проводить самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, был Махмуд, стоявший во главе самого крупного и могущественного из трех ойратских племенных объединений. Вплоть до своей смерти в 1416 г. он принимал самое активное участие в междоусобной борьбе монгольских феодалов за власть и влияние в стране. Его сын и преемник Тогон продолжил политику, направленную на установление гегемонии ойратов над всей Монголией. Насколько успешной была его деятельность, свидетельствует уже один тот факт, что он занял влиятельную должность первого министра-тайши при дворе верховного хана Монголии, потеснив всех соперников. Ему удалось возвести на ханский трон своего ставленника - одного из чингисидов, молодого принца Тогтобуху, который стал править под именем Дайсун-хана. Однако всеми государственными делами в стране самовластно распоряжался ойратский Тогон-тайши, тогда как номинальный правитель монгольский Дайсун-хан превратился в простую марионетку в руках своего всесильного первого министра.

   Такая политика ойратского тайши вызывала недовольство и внутри страны у крупных ойратских и монгольских феодалов, и за ее рубежами, прежде всего у правителей Минской империи. Они, помня уроки прошлого, руководствовались в своей практике соображениями военно-стратегического порядка и отнюдь не были заинтересованы в укреплении мощи объединенного государства воинственных кочевников вблизи от своих границ. В отношении соседей они всегда проводили коварную политику "разделяй и властвуй", умышленно разжигая вражду между ойратскими и монгольскими правителями, стремясь обессилить обоих противников.

   В 1430-х гг. Тогон смог утвердить свою власть над всеми ойратскими кочевыми объединениями и одержать победу над своим главным соперником восточномонгольским тайши Аругтаем, ставленником крупных монгольских феодалов, получавшим широкую поддержку со стороны Китая. Сделавшись единоличным правителем Монголии, ойратский тайши собирался военным путем урегулировать взаимоотношения с Минской империей. В разгар подготовки большой войны с Китаем в 1439 году он умер. На посту первого министра-тайши при монгольском Дайсун-хане его сменил сын Эсэн.

   Владимир САНЧИРОВ,

   кандидат исторических наук,

   ведущий научный сотрудник КИГИ РАН