65012

О времени великой борьбы в степях Монголии

Научная статья

История и СИД

У каждого современного тюркского народа есть средневековые этнические предки. Например, казахи считаются потомками кыпчаков, поэтому они претендуют на их богатейшее историческое и культурное наследие.

Русский

2014-07-23

64 KB

0 чел.

Василий УШНИЦКИЙ

О времени великой борьбы в степях Монголии

Меркитский хан Тохтоо Боко этнический предок саха?

Временем образования современных тюркских народов принято считать период между ХIV – ХVI вв. Поэтому их причисляют к молодым этносам, не имевшим ранее собственной государственности. Так период сложения якутов в единый этнос охватил период их вхождения в состав Российской империи. Однако у тюрских народов имеется богатая многовековая история. Имеют ли современные тюрские народы право на их историческое наследие? Или тюркам приходилось в каждый период своей истории заново создавать собственную государственность и историческую память?

У каждого современного тюркского народа есть средневековые этнические предки. Например, казахи считаются потомками кыпчаков, поэтому они претендуют на их богатейшее историческое и культурное наследие. Хотя местом образования якутского народа принято называть территорию Якутии, однако у него были этнические предки в историческом пространстве территории Центральной Азии. Об этом говорит и время выделения по глоттохронологическому методу якутского языка от общетюркского, относимое к I в.н.э. На роль южных предков саха, претендуют воинственные меркиты, обитавшие на долине Тойон (по хребту Хаамар-Дабаан в Забайкалье). Значит, исторических личностей, связанных со средневековыми меркитами, вполне можно отнести к историческим деятелям народа саха.

Возникновение могущественной Монгольской империи принято связывать исключительно с личностью Чингисхана. Между тем эпоха объединения Монголии показывает нам противостояние нескольких крупных племенных объединений, многих пассионарных личностей, и только военной удачей можно объяснить победу Темучжина и его клана борджигин в гражданской войне. Так, исторические фигуры джаджиратского Джамухи и кереитского Тогорил Ван-хана, тайчиутского Таргутай-Кирилтуха, меркитского Тохтоо-Боко, татарского Алак-Удура, найманских полководцев Коксей-Сабраха, Таян-хана и особенно Кучлука требуют внимательного изучения. Каждый из этих исторических деятелей, имел только присущий ему политический взгляд, смотрел на будущее родной Монголии собственным взором. Среди этих фигур заметно выделяется меркитский бек Тохтоо-боко.

Тохтоо-Боко, безусловно, был выдающимся полководцем своего времени. Многие тактические приемы, примененные им, впоследствии были заимствованы Чингисханом. Как пишет Рашид-ад-дин, он еще до ссоры с Темучином дважды воевал с монголами, возглавляемыми Кадан-тайшой. Будучи окруженным превосходящими силами противника, бежал, получив в общей сложности 16 тяжелых ран. По описанию Рашид-ад-дина, вождь меркитов, по древнему обычаю смазав бунчук жиром, «посадил войско на коней и чрезвычайно умело выступил навстречу (врагу)» (Рашид-ад-дин, т.1, кн.2, с. 58).

Слово «беки» – титул меркитских вождей – обозначало высший религиозный авторитет первосвященника в шаманском его значении. Прежде всего, беки и «белые» шаманы облачались в белую одежду, ездили на белом коне. В то же время древнетюркские слова «бек», «бег», «бей» означали «предводитель племени», «князь», «государь». Тюрко-монгольский термин – beki, begi считается древнейшим заимствованием, восходящим к иранскому слову baga, baya – «бог», «король» (Дугаров Д.С., 1991, с. 260-263). У древних монголов существовал институт бэки – жрецов, имевших право проводить родовые моления и одновременно являвшихся родовыми предводителями. Согласно Б.Я.Владимирцову, этим титулом обладали старшие сыновья улусных лидеров (Владимирцов Б.Я., 1934: 49-50). У саха титул «бого» был наследственным и присваивался старшему из обученных воинскому искусству сыновей. Среди меркитов этим титулом владели только Тохтоо и наследник его Токуз. Тот факт, что такой же титул носил и Чильгир, говорит о том, что сначала именно он был старшим сыном Тохтоо, его наследником.

Рашид-ад-дин называет Тохтоо-Боко государем и вождем, государем племени Мерки, эмиром меркитов, государем меркитов. «Юань-ши» именует Тохтоо-Боко начальником аймака Миликэй. По словам А.В.Тиваненко, представление о главенствующей роли Тохтоо-Боко в памяти монгольских народов сохранилось и в последующих веках. В XIII-XIV столетиях его продолжали называть «государем», в XVIII в. – «владельцем племени мэркэтов» и «предводителем уйрят» (или калмыков) (Тиваненко А.В., 1992, с. 23). А.В.Тиваненко пришел к выводу, что «земли забайкальских меркитов были достаточно обширными и густо заселенными, они имели отлаженное управление родственниками и приближенными Тохтао-беки» (Тиваненко А.В., 1992, с. 25).

О роли Тохтоо-Боко в Монголии дочисханового периода свидетельствует и тот факт, что многие прославленные вожди племен обращались к нему за помощью, надеясь на его покровительство. В плену у него вместе с отрядом в 100 воинов побывал и сам великий Тогорул-хан, государь кереитского народа – «в кожухе из черно-рябого козленка, в Селенгинской пустыне Буури-кеере толок ведь просо в Меркитских ступах» (Козин С.А., 1941, с. 122).

Впоследствии грозный полководец Джамуха также в свое время испытал меркитскую неволю. Тохтоо-Боко, меркитский государь, ограбил Джамуху, да так, что тот еле унес ноги и был вынужден поклониться ему: «Я подчиняюсь и пребуду покорным отцу моему, чтобы помогать ему». После этого Джамуха со своими нукерами прибыл к Тохтоо и стал нести службу при дворе (Рашид-ад-дин, т.1, кн.1, с. 190-191). Например, у Рашид-ад-дина есть сюжет о внезапном появлении Джамухи с тридцатью нукерами в покоях великого предводителя Тохтоо-Боко: «Будучи «чрезвычайно трусливым человеком», он тут же поклялся золотой чашей, по обычаю пролив несколько капель кумыса на землю» (Рашид-ад-дин, т.1, к.1, с.191).

Согласно «Сокровенному сказанию», мать Темучжина Оэлун-экэ из племени хонхират была ранее невестой меркитского вождя Еке-Чиледу и была угнана Есугеем из племени тайчиут. Начало историческим событиям, приведшим к образованию Монгольской империи, положил набег отряда меркитов во главе с вождем удуит-меркитов Тохтоо-боко в количестве 300 человек на кочевья племени кият-борджигинов, приведший к похищению жены Темучжина Бортэ. Долго искали меркитские воины сына Есугея: «метались туда и сюда, шли по его следу по таким болотам, по такой чаще, что сытому змею и не проползти» (Козин С.А., 1941, с. 97).

Похищения сначала Оэлун, потом Бортэ совпадает с представлением, что форма брака путем похищения была древнейшей, предшествовавшей договорной форме брака. Однако в последнее время утверждается, что широкое распространение «воровской свадьбы» было связано с эпохой становления раннеклассовых обществ, с периодом далеко зашедшей социальной стратификации (Першиц А.И., 1998. С. 63).

Любопытно, что 300 аристократов из удуит-меркитов, совершивших набег на Бурхан-Халдун, «Сокровенное сказание» называет сыновьями Тохтоо. Исходя из этого, можно подумать, что набег совершил меркитский отряд, представлявший собой мужской воинский союз. Набеги с целью добычи скота и женщин в соседних племенах, видимо, были постоянными. Нападение отряда Тохтоо очень походит на набег молодых мужчин, проводивших инициацию в походах на соседние владения.

Мужские союзы возникли как организации мужчин на стадии перехода от материнского рода к отцовскому – для борьбы за преобладающее положение в обществе. Мужские союзы имели своих руководителей, тайные языки, обряды, религиозные церемонии. В процессе разложения первобытнообщинного строя поздние мужские союзы (их иногда называют тайными обществами) часто становились зародышевыми органами государственной власти.

В 1180 г. 40-тысячное войско вождя клана кият-борджигинов Темучжина, владыки кереитов Тогрула и предводителя племени джаджират Джамухи перевалив через Хаамар-Дабаан, в степи Буура-Кеере вероломно напали на ставку Тохтоо-Боко и подвергли её полному разгрому. Великое разорение постигло, видимо, хоть и немногочисленное, но могущественное племя: «Три сотни меркитов, что некогда окружили Буркан, были до последнего колена развеяны пеплом. Оставшихся женщин обратили в наложниц и в домашнюю прислугу» (Там же, с. 104).

Бурей внезапной нагрянули.

Разом заставу почетную сбили,

Жен и детей у него полонили.

Разом святую заставу смели, –

Для Тохтоа будет много ли, мало ли –

Целый народ мы в полон увели.

Оказалось, что Тохтоо-Боко мог быть захвачен во время сна, но его успели предупредить о приближении неприятеля. Предупредили же его, проскакав всю ночь напролет, его люди, которые занимались кто рыбной ловлей в реке Килхо, кто ловлей соболей или звериной охотой. Будучи, таким образом, предупрежден, Тохтоо, вместе с увас-меркитским Даир-Усуном и небольшим числом людей, поспешно бежал вниз по реке Селенге в страну Баргучжинскую.

Только после этого события число сторонников Темучжина стало увеличиваться, его власть стали признавать все больше монгольских племен. Темучжин и Джамуха стали настоящими ханами, как только надели на себя золотые пояса меркитских владык и оседлали их богатырских коней: «Хан Тоорил и анда Чжамуха дружбу свою доказали…

Мужам Меркитским как должно воздав,

В руки свои их наследье (!) приняв,…

Род их мы до конца разорили»

(Козин С.А., 1941, с. 104-105).

Именно с этого события в 1180 г. в забайкальских степях, согласно «Сокровенному сказанию», и началась новая эра в истории монгольских народов. Ранее находившиеся под гнетом тюрков племена монголов громко заявили о своих претензиях на право иметь собственную империю.

Довольно загадочным представляется перерыв в 17 лет между первым разгромом и последующей вспышкой междоусобной войны. Возможно, в это время оба лагеря копили силы. Выросли их дети, и новая пассионарная сила вырвалась далеко за пределы Монголии. Так, в 1197-1198 гг., когда Чингис-каган отправился на войну против татар, Тогорил (Ван-хан), почему-то не предупредив его, выступил против меркитов, возродившихся после первого разгрома. Прогнав Токтоо-боко в сторону Баркуджин-токума, он убил его старшего сына Токуз-беки, при этом захватил двух дочерей-принцесс Тохтоо Кутуктай и Чаарун, сыновей Куту и Чилаун вместе с их людьми, но ничем не поделился с Чингис-каганом (Рашид-ад-дин, т.1, кн.2, с. 128). Позже Тогорил Ван-хан официально объявил о присоединении земель меркитов к кочевьям кераитов. Но сразу после того, как военачальник найманов Коксей-Сабрах настиг братьев Ван-хана и разгромил их, Куту и Чилаун отделились от Ван-хана и пошли вниз по течению Селенги на соединение со своим отцом (Козин С.А., 1941, с. 126).

Весьма интересно, что при этом Ван-хан со своей многотысячной армией загнал Тохтоо-Боко за Баргузин, и преследуя его зашел в Баргузинскую долину. Необходимо отметить тот факт, что Тохтоо-Боко, преследуемый монгольскими армиями, всегда уходил в Баркуджин-токум. Значит, Тохтоо с соратниками мог уйти на территорию современной Южной Якутии, ища там спасения от своих преследователей. Так, имена Такта и Тохтыкан, встречающиеся среди эвенков Нижней Тунгуски, В.А.Туголуков связывает с Тохтоо-Боко (Туголуков В.А., 1985, с. 111).

Тохтоо-Боко и меркиты, согласно монгольским источникам, воевали с монголами Чингисхана как сами, так и в союзе с тайчиутами, татарами, Джамухой и найманским Буюрук-ханом, но всегда терпели поражение и были вынуждены отступать. Тохтоо-Боко и его сыновья были участниками и, во многих случаях, зачинщиками всех крупнейших сражений в Монголии против Чингисхана. В очередной раз проиграв в сражении многократно превосходящему противнику, они всегда прорывались через монгольскую армию, уходя в родные степи (Сандаг Ш., 1970, с. 22).

Побежденные в сражениях на территории Северной Монголии, бывшие враги Тохтоо-Боко и Джамуха нашли приют в лагере найманского Таян-хана. Этот факт нас вновь приводит к выводу, что противостояние между монголами и меркитами следует объяснять не кровной враждой, а лишь противоборством с военной диктатурой. Но снова побежденные в великой битве, противники вынуждены были признать власть Чингисхана – кроме меркитов, вновь бежавших вниз по Селенге. Против Чингисхана, в 1203 г. провозглашенного на курултае великим государем Монголии, опять выступили меркиты, в Западном Забайкалье собравшие остатки разгромленных войск побежденных племен (Рашид-ад-дин, т.1, кн.2, с. 148).

Когда грозный Чингисхан вторгся в долину Селенги, владыка племени хоас-меркитов Даир-Усун, чтобы задобрить его, отправил к нему свою дочь Кулан-хатун (Рашид-ад-дин, т.1, кн.1, с. 116). Однако как только монгольские отряды покинули кочевья Даир-Усуна, меркитские ратники тут же подняли восстание и разграбили обозы. Монгольская охрана тыла еле сумела разогнать восставших меркитов по лесам (Рашид-ад-дин, т.1, кн.2, с. 149). Тогда Чингис-каган сказал: «Мы хотели их оставить среди нас, но они, оказывается, восстали!» – и приказал разогнать их в разные стороны, никого не оставив вместе. Вторгшись во второй раз в кочевья Даир-Усуна, Чингисхан подверг его полному уничтожению, отобрал его жену Туракину-хатун и подарил ее сыну Угедею (Рашид-ад-дин, т.1, кн.1, с. 116). Таким образом, хоас-меркиты вроде бы были вынуждены служить покорителю мира, но наличие именно их потомков среди бурят и северных народов показывает, что это было отнюдь не так.

В рассказе о восстании в обозе говорится о том, что мятеж устроили «меркитские аристократы», а подавили их восстание слуги, находившиеся при них в обозе. Эти факты вновь позволяют сделать вывод, что противостояние между монголами и меркитами было не межплеменной, а гражданской войной. С одной стороны, выступала старинная родовитая знать, которую поддерживали широкие слои населения Монголии, верящие в могущество светлых богов, с другой – строитель могущественной империи с замыслами завоевания мира.

В 1204 г. осенью у истока Карадала Чингис-каган сразился с меркитским Тохтоо-боко, и в Саари-кеере захватил его подданных и имущество. Тохтоо опять вырвался с сыновьями Куду, Чилаун и с несколькими людьми. Чингисхан сам пустился в погоню за ними и зазимовал в отрогах Алтая. Как пишет В.В.Бартольд, по пути на Иртыш перейдя Енисей зимой, когда он был покрыт льдом, Тохтоо добился подчинения пяти княжеств енисейских кыргызов. Примечательно, что для покорения «лесных народов» был послан именно Джучи, которому тойоны киргизов и других племен били челом «белыми кречетами». И в последующем народы Южной Сибири, выражая свою покорность Чингисхану и его потомкам, дарили «белого орла».

Когда в 1208 г. Чингисхан выступил в поход, племя ойрат, бывший союзник меркитов, желая избежать полного истребления, указало ему дорогу к месту, где скрывались последние меркиты (Тиваненко А.В., 1992, с. 48). В это время найманский Кучлук-хан, потеряв подданных, объединился с меркитским Тохтоо, и у притока Иртыша Буктурмы приготовился к сражению. Армия Чингисхана через узкую тропинку проникла в густой лес и неожиданно напала на меркитов. Тохтоо пал на поле сражения, пронзенный метательной стрелой «хун-шубуун». Сыновья не в силах ни похоронить, ни забрать его с собой, отрезали ему голову и увезли с собой. Найманы и меркиты не могли оставаться вместе и двинулись в разные стороны. Многие из них утонули, когда переправлялись через Иртыш. Оставшиеся в живых за Иртышом разделились (Козин С.А., 1941, с.143).

Так погиб великий сын Монголии, вставший на путь героической борьбы за свободу и независимость своего родного Меркитского улуса.

Прямой наследник Тохтоо-Боко, его старший сын Токуз-бек был убит Тогорил-ханом. Остальные – Куса, Куду, Джилаун, Джибук и Култукан-мэргэн – в разное время были умерщвлены монгольскими войсками по прямому указанию Чингис-хана. Джилауна не спасло даже то, что он являлся сыном дочери Чингис-хана, отданной в жены Тохтоо-боко. Некоторые летописные источники в числе братьев Тохтоо-боко называют Куду, Урхана и некоего Чилауна, но сведений о них нет. Наконец, те же источники именуют сыновьями Тохтоо-боко неких Маджара, Тускана, Иналци и Тауранци.

По Рашид-ад-дину, в последней войне Култукан Мэргэн – младший сын Тохтоо-боко, чрезвычайно меткий стрелок, убежал к кыпчакам. Посланный вдогонку за ним отряд схватил его. Джучи, услышав легенды о нем как о чрезвычайно метком и неуловимом стрелке, поставил мишень и приказал ему пустить в нее стрелу. Когда вторая стрела расколола первую, восхищенный его меткостью царевич Джучи послал просьбу Чингисхану даровать жизнь Мэргэну. Однако от государя пришел отказ: «Нет ни одного племени хуже племени меркитов: сколько раз мы воевали с ними; много беспокойств и затруднений видели от них, каким же образом, возможно, оставить его в живых, чтобы он опять убежал и возбудил мятеж?! Я приобрел для вас все эти области, войска и племена; какая же нужда в (этом человеке)?! Врагу государства нет лучшего места, чем могила!» (Рашид-ад-дин, т.1, кн.1, с. 116).

Считается, что часть меркитов, в 1204 г. бежавшая на Монгольский Алтай, вошла позднее в состав ойратов. В XVIII столетии академик Г.Ф.Миллер, побывавший у калмыков, оставил запись о том, что предводителем у них был Тохабеги-хан с сыновьями Иналци и Тауранци, долгое время оказывавший сопротивление Чингисхану (Миллер Г.Ф., 1937, с. 179).

Размышляя об истоках культа Даян-дэрхэ, А.В.Тиваненко укрепился в мысли, что в основе рождения данного образа лежит имя Тохтоо-Боко – великого меркитского предводителя, военачальника и верховного «белого» шамана. Согласно мифологической традиции, Даян-дэрхэ был главенствующим шаманом этого региона Центральной Азии, убитого Чингисханом. Культ Даян-дэрхэ был широко распространен по всей Монголии, особо почитался в Южной Бурятии и в Северной Монголии. Однако наиболее полные предания были записаны у алтайцев, теленгитов, дербетов, тувинцев, урянхайцев, то есть преимущественно среди тюркоязычного населения Саяно-Алтая (Тиваненко А.В., 1998, с. 30-31).

По мысли А.В.Тиваненко, «воспоминанием о далеких кровавых временах сражений меркитов с монгольскими войсками может служить бытующее в Халхе представление о Даян-дэрхэ как о знаменитом сильном шамане Севера, прославившемся кровавыми обрядами, в которых он прибегал и к человеческим жертвоприношениям (букв. «питающийся загустевшей (черной) кровью, пьющий жидкую кровь»)» (Тиваненко А.В., 1998, с. 32).

В итоге А.В.Тиваненко спрашивает: «Назовите мне другого тюркского по происхождению великого «белого» шамана и общенародного военачальника среди лесных племен эпохи средневековья северной Монголии, Алтая-Саянского нагорья и Забайкалья, кроме меркитского Тохтоо-боко, который в итоге многолетних битв за независимость своей родины был бы убит Чингисханом?!» (Тиваненко А.В., 1998, с. 32).

В образе героя якутского фольклора Омогой Бая, метавшегося туда-сюда, не зная куда деваться, после того, как его владения были разорены татарскими войсками, также можно увидеть меркитского владыку Тохтоо-Боко. Таким образом, даже после своей смерти Тохтоо-Боко стал почитаемым героем фольклора, культа тюрко-монгольских народов.

Использованная литература

Рашид-ад-дин. Сборник летописей. – Т.I, кн.1 – 2. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952. – 221 с.

Козин С.А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. Монгольский обыденный изборник/ Введение в изучение памятника, перевод, тексты, глоссарии. – М.;Л.: Изд-во АН СССР, 1941. – Т.1. – С. 5-122.

Сандаг Ш. Образование единого монгольского государства и Чингисхан // Татаро-монголы в Азии и Европе. – М.: Главная редакция вост. лит. изд-ва «Наука», 1970. – С. 22.

Тиваненко А.В. Гибель племени меркитов. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1992. – 70 с.

Тиваненко А.В. Гибель племени меркитов. Переиздание. – Слюдянка, 1998. – 112 с.

Дугаров Д.С. Исторические корни белого шаманства на материале обрядового фольклора бурят. – М.: Наука, 1991. – 302 с.

Туголуков В.А. Тунгусы (эвенки и эвены) Средней и Западной Сибири. – М.: Наука, 1985. – 285 с.

Миллер Г.Ф. Описание Сибирского царства. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937. – Кн.1. – 607 с.

Василий Васильевич УШНИЦКИЙ, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра изучения Байкальского региона и Северной Азии ИГИ АН РС (Я)

Исследование выполнено при финансовой поддержке в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ («Ранняя этническая история народа саха»), проект N 06-04-79103 а/т.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

80083. Урок позакласного читання в 4 класі за історичною повістю Марка Вовчка «Кармелюк» 42.5 KB
  Мета уроку: прищеплювати любов до читання, цікавість до історичного минулого України; виховувати почуття національної гідності, повагу до історичного минулого України; вдосконалювати навички правильного, свідомого, виразного читання і самостійного читання мовчки; розвивати мислення...
80084. Ой зима, зима, зима… Веселіш пори нема! 52.5 KB
  Вчити дітей гармонійному заповненню площини паперу елементами зображення; поглибити знання про особливості будови тіла людини та її пропорції. Розвивати уяву дітей; удосконалювати техніку роботи фарбами. Виховувати любов і повагу до традицій рідного краю.
80086. Лариса Письменна «Чарівна гостя» 36 KB
  Мета. Продовжити знайомити учнів із художніми творами, у яких зображується зима; звернути увагу учнів на образні слова і вислови, вжити у творі Л.Письменної «Чарівна гостя»; удосконалювати навички читання, розвивати усне мовлення учнів. Обладнання. малюнки, ілюстрації...
80087. ДИФЕРЕНЦІАЦІЯ ЗВУКІВ «Ц» - «С» 51.5 KB
  Вчити дітей розрізняти звуки «Ц» - «С» в усному і писемному мовленні. Розвивати фонематичні процеси, пам’ять, монологічне мовлення. Закріпляти навик правильної звуковимови; шкільні знання і уміння. Таблиці, картки з малюнками, картки із завданням, додаткова література.
80088. Добро спішіть творити, люди... 58 KB
  Виховати у дітей людяність, гуманізм у стосунках, доброзичливість, повагу до людей, великодушність, скромність та самопожертву. Навчити оволодівати мистецтвом спілкування та навичками взаємодопомоги, пробуджувати у дітей щирий інтерес до всього корисного, морального; бажання назавжди зберегти людську гідність.
80089. Спостереження за вимовою слів з ненаголошеними (е), (и). Правило написання слів з цими звуками 59.5 KB
  Ознайомити учнів з вимовою слів із звуками е и в ненаголошених складах; вчити перевіряти наголоси написання слів з ненаголошеними е и знаходити перевірне слово шляхом зміни форми слова або підбором спільнокореневого слова розвивати мовленнєві здібності учнів лексичний запас вміння аналізувати...
80090. Людина без книги, як криниця без води 44.5 KB
  Удосконалювати вміння правильного свідомого читання; складати план і переказувати за ним текст; знаходити і пояснювати образні вислови; розвивати мовлення та вміння правильно інтонувати речення; виховувати допитливість інтерес до книжки; бережне ставлення до неї.
80091. Форми давального і місцевого відмінків однини прикметників жіночого роду 45.21 KB
  Мета: Вчити учнів утворювати форми давального і місцевого відмінків прикметників жіночого роду в однині розрізняти їх правильно писати й вимовляти ці форми; закріплювати навички визначати відмінок прикметників; розвивати мовленнєві вміння дітей навички каліграфічного письма...