65067

СУЩЕСТВОВАЛ ЛИ ГОРОД ФАРАБ?

Научная статья

История и СИД

Топоним Фараб или Бараб (обе формы отражают арабскую графическую передачу и восходят к Параб согдийского происхождения со значением «заречье, место переправы») известен по многим средневековым сочинениям арабских и персидских (а позднее и тюркских) географов и историков...

Русский

2014-07-25

42 KB

0 чел.

СУЩЕСТВОВАЛ ЛИ ГОРОД ФАРАБ ? *

В.Н. Настич, В.К. Шуховцов

Топоним Фараб или Бараб (обе формы отражают арабскую графическую передачу и восходят к Параб согдийского происхождения со значением «заречье, место переправы») известен по многим средневековым сочинениям арабских и персидских (а позднее и тюркских) географов и историков, начиная от ат-Табари (кон. VIII – перв. четв. X в.) и вплоть до позднего средневековья, а также по надписям на монетах X-XIII вв. Большинство нарративных источников содержат определенные указания на то, что так называлась небольшая область или округ (нахийа, рустак, вилайат и т.п.) в среднем течении Сырдарьи. Главным городом округа Параб в X в. источники называют город Кедер; впоследствии, с начала XIII в., эта область известна по названию крупнейшего города — Отрар, зафиксированному еще в IX в. (ат-Табари, в форме Отрарбанд / Турарбанд, и ал-Азраки) наряду с Фараб / Бараб.

Однако в некоторых источниках (Ибн Хордадбех, ал-Мукаддаси, ал-Идриси, ас-Самани, Йакут и др.) Параб упоминается так, что его можно, казалось бы, без особых сомнений принять за название города. Данные этих источников позволили В.В. Бартольду высказать предположение о том, что главный город Параба действительно какое-то время (примерно в XIXII вв.) носил название округа. В современных работах по истории и археологии Южного Казахстана эта версия повторяется уже безоговорочно.

Более внимательное рассмотрение имеющихся данных заставляет усомниться в бесспорности такой атрибуции.

Прежде всего, даже при самом пристальном прочтении источников мы никогда не можем быть уверены в том, что же имеется в виду в каждом конкретном случае — область или город. Дело в том, что в любом из трех основных языков, на которых написаны средневековые источники по истории и исторической географии Средней Азии и Южного Казахстана, грамматические отношения между определением и определяемым выражаются так называемым status constructus (араб.–перс. изафет), где топоним служит косвенным дополнением в формальном генитиве. Поэтому, например, фразу Ибн Хордадбеха (ок. 820 ок. 912) «... а в городе Фарабе (подчеркнуто нами. — В.Н.) находятся отряды мусульман и тюрок-карлуков» можно с таким же основанием понимать и переводить как ''в городе Фараба», т.е. в [главном] городе [области] Фараб». Впрочем, столь же справедливо и vice versa: «область Параб» может быть понято как «область [главного города] Параба».

Та же конструкция применяется и при наименовании других топографических объектов: «горы Ферганы» (что можно понимать как «горы [с названием] Фергана»), «река Шаша» (или «река Шаш») и т.п. В последнем случае мы, безусловно, имеем дело с названиями областей, поскольку «река Шаша», «река Ходженда», «река Параба» и т.д. — это одна и та же Сырдарья (Яксарт, Сейхун), различные участки которой в разное время имели свои наименования в зависимости от того, по территории какой области они проходили. Однако лингвистически при переводе на русский язык оба варианта абсолютно равноправны; это положение распространяется на все без исключения арабо-, персо- и тюркоязычные источники.

Пожалуй, единственным из всех известных нам средневековых авторов, кто писал о Парабе определенно как о городе, противопоставляя его Кедеру, был ал-Мукаддаси (втор. пол. X в.). Но, как указал еще В.В. Бартольд, Кедер у него упоминается как «новый город» по сравнению с Парабом; между тем, по всем остальным данным, включая сведения старших современников ал-Мукаддаси (ал-Истахри, Ибн Хаукал), Кедер должен быть древнее предполагаемого Параба. Похоже, что ал-Мукаддаси в данном вопросе оказался под прямым влиянием Ибн Хордадбеха, географическим трудом которого он, по словам И.Ю. Крачковского, «усиленно пользовался» при составлении своего компендиума: узнав о Кедере как о столице Параба, он не счел возможным оставить без внимания и более раннее свидетельство Ибн Хордадбеха о «городе Фарабе», рассмотренное нами выше.

Город Фараб, показанный на карте ал-Идриси (XII в.), вызывает сомнения хотя бы потому, что он неточно локализован (южнее Весиджа и даже Субаникета и гораздо ближе к столице Шаша — Бинкету, чем Испиджаб). Уже одно это говорит о том, что ал-Идриси имел весьма приблизительные представления об областях к северу от Шаша, и данные его карты всецело зависят от других источников, о неоднозначности которых в вопросе «область – город» мы уже говорили. Что же касается ас-Самани (1113–1167) и Йакута (ок. 11791229), говорящих об одном и том же Парабе — «городе (бал[а]да) выше Шаша, поблизости от Баласагуна», то они явно имеют в виду другой Фараб — очевидно, один из малоизвестных ферганских городков, о котором писали в X в. ал-Истахри и Ибн Хаукал.

Попытка рассмотреть проблему с помощью других источников, помимо нарративных, также не дает однозначного решения. В частности, надписи на монетах саманидского чекана Параба (перв. четв. X в.), на первой взгляд, устраняющие всякие сомнения (казалось бы, ясно: монетный двор Параба должен находиться в городе Парабе), на деле свидетельствуют скорее в пользу областной атрибуции топонима: все известные монеты «соседних» выпусков IVнач. X в. отражают именно названия областей, отличных от имен их главных городов (Шаш, Илак, Усрушана, Фергана) или же совпадающих с ними (Испиджаб, Тараз, Ходженд и др.). Впрочем, по поводу Испиджаба тоже можно высказать аналогичное сомнение: по Махмуду Кашгарскому, а также из надписи на намогильном кирпиче из Караспана (на р. Арысь, между Испиджабом и Отраром) известно, что другое название города Испиджаба — Сайрам бытовало уже в XIXII вв.

Позднекараханидские дирхемы втор. пол. XIIнач. XIII в. тоже несут на себе название Параб. Строго говоря, и в этом случае может подразумеваться как область, так и город: в соседнем Шаше, например, монета чеканится с обозначением города Бенакета; Уэгенд и Маргинан — города в Фергане; Самарканд, Бухара, Кашгар и др. — одновременно названия и областей, и их главных городов. Очевидно, здесь мы сталкиваемся с малоизученными особенностями удельного феодального чекана при Караханидах.

А вот монеты хорезмшаха Мухаммада б. Текеша, битые в Отраре, для нас действительно загадка: на медных дирхемах 607/1210-11 г. стоит Параб, а в его же чекане 613614/1216–18 гг. — Утрар, перед которым помещено слово балад (означает «город», а также «страна, область»; по отношению к бал[а]да является собирательным). Не кроется ли за этим фактом стремление завоевателя подчеркнуть в монетах, что он овладел не просто областью Параб, а именно ее городами во главе со столицей — Отраром?

При Чагатаидах в посл. четв. XIII в. одновременно выпускались монеты с обозначением Фараба и Отрара (699/1299-1300 г.), а также области Шаша и ее городов Бинкета и Ташкента; области Кенджде (главный город которой, никогда не упоминавшийся на монетах, очевидно, тот же Субаникет, что и в домонгольское время) и области с городом Тараз.

На фоне всего изложенного весьма спорным представляется тот якобы имевший место факт, что название Отрар вдруг (?) исчезло где-то на рубеже IXX веков и потом так же внезапно «воскресло» в начале XIII в. Учитывая достаточную консервативность восточной топонимики вообще и среднеазиатско-туркестанской в частности, гораздо более вероятно, что топоним Отрар никогда не переставал существовать; просто в течение некоторого времени мусульманские географы и историки либо упускали сам город из поля своего зрения, либо упоминали его вместе с областью и по ее названию.

Наконец, еще одним (хотя и косвенным) свидетельством того, что Параб — название области, служит нисба знаменитого ученого Абу Насра Мухаммада ал-Фараби (870950), который был родом из города Весиджа — одного из городов Парабского округа. Следовательно, эта нисба образована не от городского, а именно от областного наименования.

Другими словами, контаминация в топониме Параб названий области и ее главного города ни в одном из рассмотренных свидетельств источников не представляется нам бесспорной. Напротив, все данные, позволяющие трактовать Параб именно и только как округ, главный город которого носил в разное время другие названия (Кедер, потом Отрар), в свете изложенных соображений выглядят вполне состоятельными. Не отрицая в принципе тезиса о том, что в какой-то период Отрар мог называться Парабом, все же заметим, что если это и имело место, то скорее всего не как название собственно города, а лишь в трактовке авторов географических сочинений, мысливших грамматическими категориями своих языков, о чем мы подчас забываем при переводе их на русский.

В целом же проблема, безусловно, стоит гораздо шире — что такое среднеазиатский феодальный город вообще, как его воспринимали современники, и что мы сейчас понимаем под средневековым городом (номенклатура, размеры, топография, состав населения, наличие тех или иных хозяйственных и социальных компонентов и т.д.).

_______________

* Статья опубликована в сб.: Проблемы изучения и охраны памятников культуры Казахстана. Алма-Ата, 1980, с. 107-112.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

24236. Коммуникативная направленность обучения иностранным языкам 38.5 KB
  Грамматика Грамм. памяти грамм. Грамм. умение – способность исполть грамм.
24237. Фонетика. Отличия письменной речи от устной 28.5 KB
  совокупность навыков форм умение. аудир чтение умение – реализ навыков в дейтти – говор письмо чтениеАудиров. Умение – совокупность навыков. Фонетика Фонетические навыки –компонент речевых навыков т.
24238. Содержание обучения иностранных Языков, его основные компоненты 30 KB
  его основные компоненты. Определяя сод обуч ия последоватли школы Роговой выделяют 3 основных компонента сод обуч: 1 лингвистический компонент предполагает обучение языку и речи в последовательности от речи к языку. 2 психологический компонент нацелен на формирование умений и навыков. 3 методологический компонент – это формирование у учащихся приемов рационального учения и самостоятельной работы прием работы со словарем прием аудирования приемы запоминания лексики.
24239. Реализация принципа сознательности 41 KB
  Не следует забывать и о звуках. очень тщательно объяснение звука со всеми необходимыми терминами и использованием наглядного рисунка речев аппарат в разрезе. имитация звука 3. тщательная отработка звука тщательная отработка; объяснение звука этот подход для языковых звуков большое колво времени занимает; очень теоретизирован; очень скучный.
24241. Маркетинговые и социально-психологические исследования в PR-деятельности 22.5 KB
  Исследования в области связей с общественностью; использование статистики; вторичные исследования; тематические и проблемные обзоры материалов СМИ медиадосье. Интернет; социологические исследования аудитории общественного мнения контентанализ. С помощью социологических исследований можно изучать широкий круг социальных проблем начиная с исследования ценностных ориентации населения истолкования мнения общественности о кандидате на выборную политическую должность и заканчивая опросами работников организации о какомлибо организационном...
24242. Особенности PR-деятельности на выставках и ярмарках 47.5 KB
  Торговые выставки. Потребительские выставки. Основные этапы проведения выставки. Существует несколько базовых конструкций стендов боксов предлагаемых участникам выставки.
24243. Управление общественным мнением 23 KB
  Управление общественным мнением. Управление общественным мнением Общественное мнение Общественность – это группа людей оказавшаяся в аналогичной неразрешимой ситуации: сознающих неопределенность и проблемность ситуации реагирующих определенным образом на создавшуюся ситуацию Мнение – это выраженное отношение по какомулибо вопросу. Общественное мнение – это совокупность многих индивидуальных мнений по конкретному вопросу затрагивающему группу людей. Прежде чем влиять на общественное мнение его нужно узнать.
24244. Влияние электромагнитных излучений коротковолнового частотного диапазона на рост злаковых культур» 3.71 MB
  Увеличивая производство зерна, можно успешно решить зерновую проблему, обеспечить население разнообразными продуктами питания, повысить продуктивность животноводства, создать необходимый государственный резерв зерна и обеспечить продовольственную безопасность страны.