65099

МАВЗОЛЕИ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ: ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР И ОПЫТ ТИПОЛОГИЗАЦИИ

Научная статья

История и СИД

Бартольд нередко монгольские ханы после принятия ислама уничтожали тайну окружавшую могилы их языческих предшественников и строили над этими могилами мавзолеи мусульманского типа 5 приводя в пример самого Тимура который возвёл мавзолей над могилой своего отца-язычника.

Русский

2014-07-25

141 KB

1 чел.

УЧЁНЫЕ ЗАПИСКИ

АСТРАХАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

Астрахань, изд-во АГУ, 2003 г.

МАВЗОЛЕИ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ:

ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР И ОПЫТ ТИПОЛОГИЗАЦИИ

Д.В. Васильев

(ст. преподаватель кафедры истории России АГУ)

Погребальный обряд хорошо отражает пути распространения ислама по территории Золотой Орды. Вехами на этих путях являются такие погребальные памятники, как мавзолеи ("дюрбэ", "кэшэнэ", "мазар"). Мусульманские погребальные обряды строго регламентированы правилами шариата. Если строго следовать их установлениям, то возведение мавзолеев, либо других надмогильных сооружений окажется порицаемой практикой. В одном из хадисов говорится, что на месте захоронения мусульманина не должно оставлять никаких памятных знаков, могила должна быть сровнена с землёй таким образом, что, сделав семь шагов в сторону, её нельзя было бы отличить от окружающей почвы.1 Однако, вопреки этому, исламом была узаконена традиция создания специальных мест захоронения – кладбищ. Существует прямое указание шариата на запрет возведения мавзолеев над могилами, ибо это может вызвать зависть более бедных мусульман2, известно неодобрительное отношение шариата и официального ислама к молитве на могиле. Отсюда происходит требование шариата, чтобы надгробные памятники не были похожи на мечети.3 Однако, мавзолеи и надгробные памятники возводятся именно в традициях мусульманской мечетной архитектуры. Кроме того, так называемые "святые могилы" (аулья, астана, зийарат и пр.) активно используются в качестве молитвенных мест во внемечетном мусульманском культе.4 Зачастую возведение мавзолея обусловливалось стремлением подчеркнуть святость покойного, либо его заслуги перед уммой – мусульманской общиной. Как отмечает В.В. Бартольд, нередко "монгольские ханы после принятия ислама уничтожали тайну, окружавшую могилы их языческих предшественников, и строили над этими могилами мавзолеи мусульманского типа",5 приводя в пример самого Тимура, который возвёл мавзолей над могилой своего отца-язычника. Отсюда видно, что как и всегда, если исламу не удавалось искоренить какие-либо обычаи и законы, делалась попытка придать им исламскую окраску, освятить их законами ислама. Так произошло и с погребальными обрядами.

Традиция возведения мусульманских мавзолеев, разумеется, уходит корнями ещё в домонгольскую эпоху. Однако целью нашей работы является обзор именно мавзолеев золотоордынского времени. До наших дней сохранилось большое количество либо целых, либо обнаруженных в ходе археологических раскопок остатков мавзолеев практически на всей бывшей территории Золотой Орды. Мы постараемся вкратце описать известные нам золотоордынские мавзолеи, находящиеся на территории России, а также попробуем выявить некоторые их общие черты.

Северный Кавказ

На Северном Кавказе и в Предкавказье, да и в Волжской Булгарии мавзолеи начали строиться ещё в предмонгольское время. По мнению Л.Г. Нечаевой, среди половецкой знати, которая уже приняла ко времени монгольского завоевания мусульманство, было распространено строительство мавзолеев.6 Именно с этим явлением она связывает свидетельство Рубрука о половецком погребальном обряде: "они строят также для богачей пирамиды, то есть остроконечные домики и кое-где … большие башни из кирпичей, кое-где каменные дома, хотя камней там не находится".7 Действительно, это описание очень напоминает пирамидальные многогранные мавзолеи, известные на Северном Кавказе.8 Возможно, что Закавказье было в домонгольское время регионом, откуда ислам мог проникать в половецкую среду. Строительство мавзолеев стало повсеместно широко практиковаться в связи с исламизацией Орды во времена хана Узбека.

Разнообразна была архитектура многочисленных, но, к сожалению, до наших дней не сохранившихся мавзолеев Маджарского городища. Судя по рисункам и описаниям, приводимым П.С. Палласом, Г. Потоцким, К.М. Бэром,9 посетившими в разное время развалины Маджара, некоторые мавзолеи там были очень большими. Основу их составляло кубическое здание с одним или несколькими выступающими арочными порталами, которое было перекрыто куполом или многогранным барабаном с шатровым покрытием. Преобладали мавзолеи портально-шатровые; преимущественно они квадратные в плане. Их архитектура близка архитектуре Азербайджана и Закавказья, а мавзолеи портально – купольные весьма похожи на среднеазиатские постройки.10 Вместе с тем в Маджарах строились и многогранные в плане портально-шатровые мавзолеи.11 Группа мавзолеев золотоордынского времени находилась в окрестностях города Ессентуки.12 Семь из них – прямоугольные в плане, с порталами, а один был выстроен в виде десятигранника. Интересно, что один из пятигорских мавзолеев – двухкамерный, углы которого фланкированы трёхчетвертными колоннами– аналогичен мавзолею, раскопанному Е.В. Шнайдштейн на поселении "301 км" в Астраханской области.13 Сооружённые из жжёного кирпича и украшенные поливными изразцами, эти мавзолеи относятся ко временам Узбек-хана.14 У с. Заманкул в Северной Осетии фиксировались остатки восьмигранного мавзолея с надписью, указывающей на 1347 год.15 Отмечались ещё 5 мавзолеев в округе Верхнего Джулата и есть сведения о раскопках одного мавзолея на самом городище, однако подробных описаний этих мавзолеев не сохранилось.16 Нам известно лишь, что мавзолей Верхнего Джулата кирпичный, квадратный, беспортальный.17 До наших дней сохранился также кубический, перекрытый полусферическим куполом мавзолей Борга-Каш у селения Плиево в Ингушетии, выстроенный в 1405-1406 гг. в честь некоего "Бек-Султана, сына Худайнада".18 Особенностью данного мавзолея является сооружение портала слитно с объёмом самого здания. Портал не ниже и не выше фасада и по ширине он равен фасаду. Прямоугольный портал прорезан широкой стрельчатой аркой.

На Северном Кавказе известен также один уникальный в своём роде подземный двухкамерный "склеп-мавзолей", сооружённый под полом мечети на городище Нижний Джулат.19 Он известен лишь по отчётным материалам и публикации его рисунка И.М. Чеченовым.20 Двухкамерный сводчатый склеп, состоящий из двух прямоугольных в плане смежных помещений был высечен в материковом грунте (или в культурном слое?). Северное и южное помещения были разделены высоким и широким порогом. Вход в склеп-мавзолей осуществлялся через дверь в восточной стене северного помещения, которая крутой лестницей, также высеченной в грунте, соединялась с поверхностью – с мечетью. Стены  обоих помещений – северная, южная и западная – были украшены стрельчатыми нишами, также вырезанными в грунте. Стены склепа были побелены. Не редкость также устроение входа в мавзолей не через зиарат-хану, с юга, а напрямую в гур-хану с востока. Подобным образом, например, оформлен вход в мавзолей №1 в Мохшах.21 По словам И.М. Чеченова, склеп содержал 5 мусульманских захоронений XIV века. Одно из них, судя по рисунку, располагалось на пороге между северным и южным помещениями, два – в северном помещении, в индивидуальных грунтовых ямых, одно – в яме в южном помещении. Судя по рисунку, погребённые лежат вытянуто на спине, руки вытянуты вдоль туловища, ориентированы погребённые головами на запад, лицо одного из них обращено к югу. Где располагалось пятое захоронение – из рисунка не ясно. Понятно лишь, что здесь мы имеем дело не с одномоментно возникшим захоронением, а со склепом, в которм захоранилвались либо члены знатной фамилии, либо особо почитаемые люди в течение целого ряда лет – последним покойным даже не хватило места в гур-хане – одного захоронили в зиарат-хане, другого – на пороге между гур-ханой и зиарат-ханой.

Действительно, этот интересный погребальный памятник можно интерпретировать как склеп – мавзолей, поскольку своей планировкой он копирует план двухкамерных мавзолеев – с квадратной гур-ханой - помещением, в котором располагается склеп с основным или самым ранним захоронением (стены гур-ханы часто бывают оформлены стрельчатыми нишами), и с зиарат-ханой – узким прямоугольным помещением для соврешения обрядов поклонения или поминовения, которое примыкает к гур-хане с юга (собственно, со стороны киблы). Само сооружение этого склепа под полом мечети вступает в противоречие с вышеупомянутыми правилами шариата. Однако, здесь, как и во многих других случаях, мы сталкиваемся со стремлением поместить могилу в святое, освящённое место, либо наделить её священными свойствами, которые будут помогать погребённому на том свете.  

Среднее Поволжье.

Наилучшим образом сохранились и изучены мавзолеи Среднего Поволжья и Приуралья, особенно мавзолеи  Болгарского городища. При их описании мы будем пользоваться реконструкциями и интерпретациями С.С. Айдарова.22

Восточный мавзолей комплекса Соборной мечети (Никольская церковь). Представляет собой квадратное сооружение размерами около 11Х11 м, ориентированное по сторонам света. Современный вход в помещение располагается с восточной стороны, однако раскопками удалось выявить следы пилонов портала с юга, а также заложенный дверной проём в южной стене.23 В процессе изучения сооружения выяснилось, что он был перекрыт восьмиугольным в плане шатровым куполом, под которым располагался внутренний полукруглый купол. Мавзолей, согласно реконструкции С.С. Айдарова, представлял собой классическую конструкцию – восьмерик на четверике, с узким выносным порталом, вход был оформлен в виде стрельчатой арки. Переход от четверика к восьмерику оформлен внутри в виде тромпов. Углы четверика были косо срезаны снаружи над тромпами вниз. Плоскости стен восьмерика были прорезаны стрельчатыми окнами.24 Обращает на себя внимание надгробный камень, выявленный внутри здания при ремонте 1888-1890 гг. Надпись на камне, лежащем над сводом склепа, гласит о том, что здесь погребена "Сабар-Ильчжи, дочь князя Бураша, умершая 4 июня 1291 года".25 Однако, археологические исследования показали, сто возведение данного мавзолея относится к началу XIV века.26

Ближайшей аналогией данному мавзолею является мавзолей Тура-хана у пос. Чишмы в Башкортостане27 (см. ниже).

Северный мавзолей комплекса Соборной мечети (Монастырский погреб). Был построен также в начале XIV века. Мавзолей представляет собой прямоугольное в плане сооружение, в целом аналогичное соседнему (Никольской церкви), но несколько больше размерами и толщиной стен. Это всё тот же восьмерик на четверике, с переходом к восьмерику через тромпы, с косо срезанными углами над тромпами, с выступающим порталом с юга, который значительно уже фасадной стены и облицован тщательно отёсанными блоками и резными профилями и орнаментами. Купольное перекрытие реконструируется точно так же, как и вышеописанного мавзолея – восьмискатный конический купол.28

Ханская усыпальница. Это центральный и самый ранний мавзолей из комлекса 4-х мавзолеев у Малого минарета. Данный памятник, несколько уступая в размерах вышеописанным, имеет с ними общую архитектурную схему: нижний четверик посредством пирамидальных тромпов, как это видно изнутри, переходит в верхний восьмерик, а выше – в круглое основание купола. Однако, снаружи восьмерик не просматривается – стены четверика поднимаются вертикально до самого основания купола. К юго-западному углу Ханской усыпальницы был пристроен так называемый Малый западный мавзолей, квадратный  в плане, 330 на 340 см. Фундамент пристроя и центральной постройки составляют единое целое.29 Построена Ханская усыпальница была в начале XIV века. Окончательно же внешний облик Ханской усыпальницы и комплекса примыкающих к ней мавзолеев оформился после разгрома города в 1361 году. С востока вплотную к Ханской усыпальнице пристроен ещё один аналогичный Восточный мавзолей, перекрытый самостоятельным куполом. В целом комплекс представлял собой два центрально-купольных сооружения, стоящих стена к стене и защищённых снаружи надкупольным покрытием в виде четырёхскатных сомкнутых сводов. Два пристроенных друг к другу сооружения представляли собой снаружи кубические объёмы под четырёхгранными перекрытиями. Наиболее ранний вход в Ханскую усыпальницу – беспортальный и располагается с южной стороны. А Восточный мавзолей с северной стороны имел вход через неширокий портал с реконструируемой стрельчатой аркой. Чуть северо-западнее от Ханской усыпальницы возводится аналогичный кубический Большой Западный мавзолей, проход между ним и Ханской усыпальницей оформляется в виде высокого слегка выступающего на север портала со стрельчатой аркой. Данный комплекс после 1361 года стал служить оформленным входом на кладбище.30 

Кладбище, расположенное к северу от стен усыпальницы, насчитывает десятки захоронений, было составлено могилами знатных людей, которых стали хоронить в престижном месте – рядом с мавзолеями. Оно было исследовано раскопками 1914-1915 гг. и 1967-1969 гг.31 К югу, юго-востоку и северо-востоку от Малого минарета вскрыто и исследовано ещё 5 мавзолеев. Мавзолей №1, 2 и 3 схожи между собой. Они были выстроены из камня на известковом растворе. Это почти квадратные в плане сооружения. Вход в мавзолей №1 располагался с южной стороны и был оформлен узким порталом. Порталы со входами в мавзолеи №№ 2 и 3 располагались с северной стороны. Перекрытие зданий было полусферическим, о чём говорят находка замкового блока32 и элементов купольных перекрытий33. При раскопках мавзолея №2 обнаружены известняковые тёсаные плиты облицовки. В мавзолеях обнаружены мусульманские захоронения в деревянных гробах. Датированы мавзолеи последними десятилетиями XIV века.34 На наш взгляд, ближайшими аналогиями данным мавзолеям являются мавзолеи комплекса Соборной мечети.

Несколько отличается от них мавзолей №5. Он двухкамерный, прямоугольный в плане – состоит из двух квадратных помещений, северного и южного, вход с юга оформлен узким арочным порталом. Обе камеры (гур-хана и зиарат-хана) содержали по нескольку разновременных захоронений. Интересно, что в данном мавзолее имелись захоронения, совершённые с нарушениями мусульманского погребального обряда – с перстнем, с сердоликовой бусиной, с одеждой. Мавзолей №4, судя по всему, представлял собой беспортальное кубическое строение со входом с севера (сохранился он очень плохо. В мавзолее было обнаружено 11 захоронений, выполненных с тщательным соблюдением мусульманского погребального обряда.35 

Ещё один мавзолей, датирующийся временем до 1361 года, т. е. первой половиной XIV века, был раскопан около бывшей сельской школы , в 150 м южнее центрального комплекса города Болгара. Он, судя по результатам раскопок, представлял собой то же, что и мавзолеи "Никольская церковь" и "Монастырский погреб" – центрально-купольное здание с узким выступающим порталом.36 

На городище Мохши известно 5 мавзолеев, исследованных А.Е. Алиховой.37 По планировке и архитектурным особенностям мавзолеи эти весьма различны. Мавзолей №1 – "крестообразный в плане", как его назвала исследовательница, на самом деле представляет собой усложнённую конструкцию двухкамерного прямоугольного мавзолея, с массивным порталом, обращённым к югу. Гур-хана, то есть собственно помещение, в котором располагался склеп, имела крестообразную форму и вход с востока, а не через зиарат-хану. Вход этот также был оформлен небольшим порталом. С запада и востока к зиарат-хане, вход в которую вёл с юга, через главный портал, примыкали два квадратных помещения, фланкированные по углам мощными трёхчетвертными квадратными колоннами. Судя по некоторым признакам, рядом с мавзолеем располагался полностью разобранный к моменту исследований круглый минарет. В крестообразной гур-хане обнаружено три "погребальных места" из обожжённого кирпича, то есть кирпичных заглубленных в землю вымостки под наземное захоронение в склепе типа "сагона". А.Е. Алихова датирует данный мавзолей началом XV века, интерпретирует его как мавзолей-мечеть и приводит параллели его конструктивным особенностям в зодчестве Азербайджана.38 От себя добавим, что бросается в глаза сходство данного мавзолея и мавзолея №1, раскопанного В.В. Плаховым на городище у пос. Комсомольский в Астраханской области.

Ещё один очень интересный по своей конструкции мавзолей – мавзолей №2. В плане он прямоугольный, но вытянут он с запада на восток и состоит из двух квадратных камер. К южной внешней стене примыкает выступающий портал. Захоронение совершено в восточной камере, в простой грунтовой яме и без отклонений от мусульманского обряда.39 Мавзолей № 3  – квадратный в плане, с примыкающим к юго-восточной стене порталом. Здесь были обнаружены два женских захоронения в гробах, в мусульманских позах, в одном из них обнаружены остатки парчи и сердоликовая бусина.

Мавзолеи 4 и 5 имели сходную друг с другом конструкцию – они оба прямоугольные, двухкамерные, обращены входом на юг-юго-восток. Портал не выделен (то есть, портал не уже и не шире фасада), возможно, зиарат-хана в этих мавзолеях и есть трансформировавшийся портал-пештак. В гур-хане мавзолея №4 обнаружено 2 захоронения, а в мавзолее № 5 – 10 захоронений в деревянных гробах, которые не имели практически отклонений от мусульманской погребальной обрядности, за исключением наличия остатков парчи в ряде случаев.40

Нижнее Поволжье

По материалам археологических раскопок известно большое количество мавзолеев на золотоордынских городищах Поволжья. К сожалению, большая часть этих мавзолеев (мавзолеи Селитренного городища, Водянского городища, Кривой Луки, например) исследовалась Поволжской археологической экспедицией и до сих пор не опубликована.

Из материалов дореволюционных исследований нам известно словесное описание квадратного кирпичного мавзолея, раскопанного в 1891 году в Увеке, который содержал 7 захоронений в двух склепах с южной ориентировкой. Причём одно из них находилось в полусидячем положении, а остальные были ориентированы лицом вверх. При погребённых были найдены керамические сосуды с остатками пищи, располагавшиеся в головах.41 Здесь же, в окрестностях Увека, в 1913 году под наблюдением П.Н. Шишкина был вскрыт кирпичный мавзолей первой половины XIV века. Мавзолей имел прямоугольную форму и имел две камеры, разделённые стеной с дверным проёмом. Предположительно, мавзолей имел входы с двух сторон – с северо-запада и с юго-востока, и также, как и двухкамерный пятигорский мавзолей, был украшен декоративными башенками по углам и отделан майоликой и поливными кирпичами.42 Мавзолей содержал девять погребений, из них шесть в склепах и три без склепов. Все погребённые были ориентированы головами на северо-восток, параллельно меньшим сторонам здания и сопровождались многочисленным инвентарём, среди которого золотые и серебряные украшения, серебряная и деревянная посуда, остатки шёлковых одежд. А.А. Кротков считает, что самое богатое женское захоронение ппринадлежало одной из жён хана Токты.43 Л.Т. Яблонский отметил сходство увекского мавзолея по архитектуре и декоративному оформлению с классическими мусульманскими мавзолеями Средней Азии.44 Однако, почему-то Л.Т. Яблонский считает этот мавзолей кубическим и купольным, видимо, неверно поняв его описание.

Большое количество мавзолеев известно на некрополях Селитренного и Водянского городищ.45 Здесь были обнаружены мавзолеи как двухкамерные, так и однокамерные, как портальные, так и беспортальные, как из обожжённого кирпича, так и сырцовые. На основе этих материалов Л.Т. Яблонский смог построить свою классификацию мавзолеев.46 В дальнейшем он указывал на сходство архитектурных особенностей нижневолжских мавзолеев как со среднеазиатскими мавзолеями, так и с мавзолеями Болгара.47 Не только конструктивный облик мавзолеев, но характерные особенности погребальных камер, прежде всего, широкое применение при сооружении могил сырцового и обожжённого кирпича, по мнению Л.Т. Яблонского, сближают мусульманский погребальный обряд Нижнего Поволжья со среднеазиатским. Сходные конструкции обнаруживаются исследователем в некрополях Туркмении и Хорезма.48 

Из этих мавзолеев опубликованы лишь мавзолеи Водянского городища.49 Мавзолеи Селитренного известны они нам лишь по отчётным материалам. Постараемся описать их лишь в общих чертах.

На Селитренном городище нам известно 14 мавзолеев, часть из которых исследована не полностью, часть разрушена настолько, что описание составить представляется затруднительным. Из них лишь 8 могут быть каким-то образом интерпретированы. Все мавзолеи Селитренного городища относятся к середине-концу XIV века. Все известные нам мавзолеи однокамерные, квадратные в плане, из них 4 – беспортальные. Один из беспортальных мавзолеев, деревянный, был окружён сырцовой стеной и, возможно, обходной галереей. Один из мавзолеев имеет мощный портал, остальные три – мавзолеи с узкими порталами. Многочисленны находки архитектурных деталей, свидетельствующих о купольном перекрытии и декорировании мавзолеев поливными кирпичами и изразцами.50 

Один мавзолей, прямоугольный двухкамерный, с пештаком, равным по ширине фасаду, с зиарат-ханой, оборудованной суфами вдоль боковых стен, обнаружен на Водянском городище. 51 Кроме того, здесь же было обнаружено два простых квадратных мавзолея.

Очень интересный мавзолей был раскопан В.В. Дворниченко в ходе исследования одной из курганных групп в урочище Кривая Лука. Мавзолей выстроен из сырца и представляет собой конусовидное восьмигранное сооружение без портала, со входом с южной стороны. К сожалению, захоронение, находившееся в нём, было разграблено, но сохранились некоторые следы доисламских ритуалов в погребальном обряде.52 Многоугольная форма в плане и пирамидальность самой конструкции роднят этот мавзолей с мавзолеями Северного Кавказа, например, с вышеописанным мавзолеем около г.Ессентуки.

В 1983-1984 годах Е.В. Шнайдштейн был исследован двухкамерный мавзолей на городище "301-й км" в Ахтубинском районе Астраханской области. Мавзолей был практически полностью разрушен, но исследовательнице удалось по отпечаткам кирпичей и траншеям выборки стен проследить его конструктивные особенности – деление на гур-хану и зиарат-хану, а также трёхчетвертные круглые колонны по углам. В центре гур-ханы находилась обширная квадратная яма с остатками полностью разрушенного кирпичного склепа.53 Мавзолей имел прямоугольную форму и был вытянут с севера на юг. Гур-хана имела квадратную форму, с юга к ней примыкала прямоугольная зиарат-хана. Судя по плану, вдоль западной стены зиарат-ханы была сооружена суфа, частично проследившаяся в ходе раскопок54, что не является редкостью для золотоордынских мавзолеев. В склепе были расчищены остатки двух костяков, ориентированных головами на запад, причём их сопровождали фрагменты костей барана и древесные угли.

Среди других известных на территории Нижнего Поволжья мавзолеев неоходимо назвать до сих пор не исследованные развалины золотоордынских мавзолеев на городище у пос. Лапас в Астраханской области.

Нужно сказать несколько слов об интерпретации памятника. Особый интерес представляет отмеченное на карте братьев Пицигани 1367 года место, где находятся "гробницы императоров, умерших в районе Сарайской реки".55 Это пояснительная надпись к условному знаку в виде мусульманского мавзолея. На карте Фра-Мауро, созданной в 1459 году также обозначено место, названное им "Sepultura imperial" (императорские захоронения). Плано Карпини пишет о том, что в земле "татар" существует кладбище, "на котором хоронят императоров, князей и всех вельмож, и, где бы они ни умерли, их переносят туда, если это можно удобно сделать…" Кладбище знатных особ и кладбище "тех, кто был убит в Венгрии" являются запретными территориями и охранялись стражей, не пропускавшей никого под страхом наказания или смерти.56 

В.Л. Егоров с уверенностью утверждает, что "именно здесь воздвигались фамильные усыпальницы Джучидов, принявших ислам", а именно Берке, Узбека, Джанибека и Бердибека, не исключая существования в этом же месте захоронения самого Бату и других ханов-язычников.57 Он связывает это с давним обычаем монголов  отведения запретных территорий ("курук") для захоронения особ правящей династии, который описан В.В. Бартольдом.58 В 90-х гг. отряд Поволжской археологической экспедиции ИА РАН под руководством В.В. Дворниченко провёл рекогносцировочные работы на памятнике. Были сняты топопланы как отдельных мавзолеев, так и местности в целом. Помимо 4-х крупных мавзолеев, обнаружено ещё несколько меньших по размерам.59 

В ходе раскопок 2000 года под руководством автора статьи на городище у с. Лапас был собран значительный монетный материал, который позволил сотруднику Института востоковедения Е.Ю. Гончарову вначале сделать предположение о принадлежности большого мавзолея именно хану Узбеку,60 а затем высказать предположение о возведении всего комплекса мавзолеев в годы, непосредственно последовавшие за смертью Узбека и принадлежности его самому Узбеку, его сыну Тинибеку и тем их родственникам, которые погибли в 1342 году в борьбе с Джанибеком, узурпировавшим трон.61 

Два мавзолея известно на территории городища у пос. Комсомольский в Астраханской области. Оба они квадратные в плане, в мощными порталами, но у мавзолея № 1 прослежены остатки второго этажа (или, возможно, объёма между внутренним полусферическим куполом и внешним шатром), крестообразная в плане гур-хана, располагавшаяся в цоколе, имела вход не с юга, а с востока. Портал с южной стороны сооружения, таким образом, имел чисто декоративное значение.62 

Мавзолей №2 представлял собой прямоугольное  сооружение, состоящее из квадратной  в плане гур-ханы и выступающего от неё на юг пештака с зиарат-ханой и был окружён остатками сырцовых стен. Исследователь – В.В. Плахов и автор публикации материалов раскопок – Ю.А. Павленко – датируют мавзолей концом XIII века.63

От гур-ханы сохранились остатки массивной цокольной части из обожженного кирпича на известковом растворе и кирпичный пол. Сохранившаяся цокольная часть мавзолея опиралась на песчаную подушку и двухслойный ленточный фундамент. Пол гур-ханы был выложен из обожженного кирпича на глинистом растворе с включением алебастра.

Пештак с зиарат-ханой сохранился в виде цоколя, представляя собой П-образную конструкцию, примыкавшую к южной стене гур-ханы. Центральная часть пештака имела остатки дверного проема в виде фрагмента пола прохода в зиарат-хану. Внутри гур-ханы мавзолея, в северной половине площадки пола, располагалась сдвоенная мастаба над двумя захоронениями в склепах.

Первое погребение  было совершено в сырцовом сводчатом двускатном склепе, внутрь которого был установлен деревянный трапециевидный гроб с железными накладками-скобами. Внутри гроба находился скелет мужчины. При погребенном находился железный нож с бронзовым перекрестием, фрагменты кожаных сапог, куски ткани, железный шишак, две золотые серьги, 11 золотых пластин и золотой динар египетского султана Бейбарса (1260-1277). Второе погребение также устроено в сводчатом склепе, в деревянном трапециевидном гробу. Погребённой оказалась женщина 17-18 лет. При ней обнаружено: маленький железный нож с бронзовым пластинчатым перекрестием, серебряный дирхем, а в области черепа лежали шесть золотых кружков и фрагменты берестяной бокки.64 

Исходя из наличия ограды вокруг мавзолея, богатства погребённых, наличия жилых помещений к северо-западу от мавзолея, а также наличия небольшого помещения, пристроенного к северо-западному внутреннему углу ограды, Ю.А. Павленко делает вывод о том, что данный комплекс является суфийской обителью-завийа, возведённой рядом со святой могилой шейха либо подвижника.65 Однако, хотелось бы не согласиться с этим предположением. Во-первых, само наличие ограды вокруг мавзолея ещё ни о чём не говорит. Комплекс жилых помещений к северо-западу от мавзолея, вне ограды,  никак явным образом не связан с самим мавзолеем – они могут оказаться не худжрами для паломников, а обычными жилыми домами. Между тем, планировка завийа или ханака предполагает некоторую схожесть с планировкой караван-сарая – внешнюю замкнутость, расположение помещений для паломников – келий - по периметру общей ограды вокруг квадратного или прямоугольного двора со входами, обращёнными внутрь двора, наличие мечети или мусаллы, смежной с комплексом ханака.

Во-вторых, небольшое помещение из сырцового кирпича в северо-западном углу ограды вокруг мавзолея никак нельзя назвать мусаллой, как это делает Ю.А.Павленко – слишком уж малы его размеры, да и какие бы то ни было признаки михрабной ниши отсутствуют. Скорее всего, это какое-то подсобное помещение или сторожка.

В-третьих, богатство погребённых, наличие вещей в захоронениях говорят о том, что эти люди никак не могли являть собой образец мусульманской святости, и, скорее всего, являлись мусульманами в первом поколении. Несомненно, это были знатные люди, стремившиеся прослыть приверженцами ислама (или которых хотели видеть таковыми их близкие) – об этом говорит само возведение мусульманской усыпальницы над могилами. Кто же в Золотой Орде XIII века мог стремиться приобрести репутацию приверженца ислама – религии, которую исповедовали тогда лишь немногие? Скорее всего, эти люди (или лишь один из них, а именно мужчина) являлись приближёнными хана Берке – первого хана-мусульманина на золотоордынском престоле, который, как известно, приближал к себе мусульман и покровительствовал переходу в ислам части своего окружения.66 На эту же мысль наводят нас и динар Бейбарса, обнаруженный в могиле мужчины. Он мог попасть в Золотую Орду, при отсутствии активной торговли с Египтом, лишь в виде денежного подарка хану, переданного с египетским посольством – именно в годы правления Берке в Золотой Орде и Бейбарса в Египте между этими государствами был заключён союз.67 Хан, в свою очередь, что вполне логично, не пускал золото в торговый оборот – на это хватало и серебра, а одаривал им своих верных вельмож. Итак, получается, что захоронения в мавзолее №2 у пос. Комсомольский действительно интересны, но не как захоронения суфийских шейхов, а как захоронения представителей высшей золотоордынской знати. Скорее всего, данный мавзолей не имеет никакого отношения к распространению суфизма в Нижнем Поволжье, а лишь иллюстрируют начальный этап мусульманизации верхушки общества Золотой Орды.

Южный Урал

На Южном Урале можно выделить две группы мавзолеев – каменные и нирпичные.

Каменные мавзолеи Тура-хана и Малый Кэшэнэ расположены около д. Нижние Термы, мавзолей Хусейн-бека - у д. Чишмы на кладбище Акзиярат (все – в Чишминском районе Башкирии).68 Мавзолей Тура-хана, который сохранился лучше всех вышеперечисленных, представляет собой портально-купольное сооружение, со сферическим куполом на восьмигранном барабане. Вход в него находится с восточной стороны и оформлен в виде полуциркульной арки в прямоугольном портале.69 Сходную конструкцию (портально-купольную) имел изначально и мавзолей Хусейн-бека. Внутри квадратного каменного сооружения видны тромпы – переход на восьмигранное основание несуществующего ныне пирамидального купола. В настоящее время мавзолей, перестроенный в 1911 году, увенчан полушаровидным приземистым куполом.70 Раскопками Г.Н. Гарустовича были открыты остатки ныне разобранного портала.71 

В башкирских степях ислам в XIV веке проповедовался туркменским шейхом Хусейн-беком, последователем тарика ясевийа. Успехи миссионерской деятельности Хусейн-бека признавал даже христианский монах Иоганка Венгр, который писал: "Сарацины же, рыскающие поблизости, нападают на них и стремятся совратить новообращённых из татар и других, а иногда отвращают от веры людей, которых некому научить христианскому закону. Сарацины, у которых свой Магометов закон, имеют некую секту, братьев которой зовут фалькариями (факирами); они носят обнажённые мечи, чтобы тотчас истребить тех, кто говорит против веры."72 Вклад шейха Хусейн-бека в дело исламизации башкирских племён был по достоинству оценен и золотоордынскими ханами. Видимо, после смерти Хусейн-бека хан Джанибек дал распоряжение возвести  мазар на могиле святого-суфия.

Мавзолей "Малый Кэшэнэ", также исследованный Г.Н. Гарустовичем, сохранился значительно хуже, но общая планировка сооружения подобна вышеописанным. Стены всех трёх мавзолеев сложены из дикого камня на известковом связующем растворе.

Возникновение на территории Южного Урала каменных мавзолеев можно связать с влиянием Волжской Булгарии, соглашаясь с мнением авторов предыдущих исследований.73 На то есть довольно веские причины: 1. Явное сходство архитектурных форм мавзолеев Тура-Хана и Хусейн-бека с мавзолеями Болгарского городища; 2. Использование одних и тех же строительных приёмов, что и в Волжской Булгарии; 3. Стилистичекое и лингвистическое сходство эпитафий Волжской Булгарии и эпитафии из кэшэнэ Хусейн-бека.74 Проанализировав погребальный обряд захоронений из данных мавзолеев, А.Ф. Яминов приходит к выводу о единообразии обряда, который он называет "раннемусульманским". Пережитки язычества практически не фиксируются, но зато выявляются черты, позволяющие определить истоки обрядности. Использование гробов, отсутствие кирпичных склепов-цист и подбоев выделяет данный комплекс захоронений среди мусульманских некрополей Средней Азии, Кавказа и центров Золотой Орды. Однако, прослеживается сходство в обряде с могильниками Волжской Булгарии.75 Датируются данные мавзолеи XIV веком, что согласуется с определением даты эпитафии над центральным захоронением в мавзолее Хусейн-бека, произведенным в своё время Г.В. Юсуповым,76 который относит её к 1339 году.

Остальные мавзолеи Южного Урала выстроены из обожжённого кирпича. Один из них – портально-купольный мавзолей Бэндэбикэ - находится ок. с.Максютово Кугарчинского района Башкортостана. Исследован в 1968-69 археологичекой экспедицией под руководством Н.А.Мажитова.77 Основу сооружения составляет прямоугольник 8,7х7 м (толщина стен 1,10 м). Для кладки использовались кирпичи двух цветов. На фоне серых кирпичей красными выложен елочный орнаментальный узор. Верхние части стен и купол обвалились, но найденные детали тромпов указывают, что стены переходили в восьмигранник. Купол, вероятно, был сводчатым. Квадратная гур-хана мавзолея перекрыта полусферическим внутренним куполом, а над ним – восьмигранным пирамидальным куполом.

Вход располагался с юга и был оформлен мощным порталом, равным по ширине фасаду. В погребальную камеру ведет узкий дверной проем. Над порталом имелся сводчатый потолок. Пол гур-ханы и входа был устлан саманными кирпичами. Под кирпичным полом и кирпичным же надгробием было обнаружено одно захоронение в кирпичном склепе с деревянным перекрытием. Могила на высоте 40 см от пола прикрыта известняковыми плитами. Вдоль стен была сооружена кирпичная кладка из 10 рядов, выступавшая на поверхность земли и обмазанная снаружи белой глиной. Внутри склепа обнаружен костяк женщины. С данным мавзолеем связана башкирская легенда, согласно которой в нем погребена знатная женщина Бэндэбикэ, призывавшая своего мужа Ерэнсэ-сэсэна жить в дружбе и мире с казахами. Костяк женщины был ориентирован головой на запад, погребальный инвентарь отсутствовал, как предписывается мусульманским погребальным обрядом.78 

Ещё один портально-купольный мавзолей – "Кесене"– находится в Варненском районе Челябинской области. Мавзолей известен ещё под названием "Башня Тамерлана". Сохранился он довольно хорошо и неоднократно описан многими исследователями.79 В плане мавзолей квадратный, увенчанный 12-тигранным пирамидальным куполом. Внутренний купол – полусферический. Портал со входом располагается с южной стороны. Раскопками Э.П. Петри выявлено три погребения внутри, выполненных по мусульманским канонам. Два из них было ограблено, а в третьем обнаружены серьги в форме знака вопроса и перстень.80 

В Тоцком районе Оренбургской области известно два мавзолея под названием "Тептяри". Мавзолей №1– сложен из сырцового кирпича, лишь углы выложены из обожжённого кирпича. Мавзолей № 2– полностью из обожжённого кирпича. Мавзолеи двухкамерные – имеют деление на гур-хану и зиарат-хану. Раскопками внутри мавзолея №1 обнаружено 7 погребений, в 4 из которых был найден сопровождающий инвентарь – нож, пиала, панцирные пластинки, бронзовые цилиндрические подвески, стремена, пряжки. В трёх захоронениях также были обнаружены кости животных. В мавзолее №2 было выявлено 3 погребения, два из которых также содержали погребальный инвентарь – ножницы, зеркало, кресало, металлические бляшки.81 

Вещевой материал Варненского мавзолея и мавзолеев "Тептяри" датируется  XIII-XIV вв. К XIV веку относится и возведение самих мавзолеев. Наличие сопровождающего инвентаря свидетельствует о реминисценциях языческой погребальной обрядности, либо - что скорее всего - о поздно начавшемся и медленно протекавшем процессе исламизации в среде зажиточных слоёв населения, которые оставили после себя эти погребальные памятники.

Архитектурная традиция возведения подобного рода кирпичных мавзолеев известна в Казахстане и Средней Азии. Так, например, С.Г. Боталов, Г.Н. Гарустович и А.Ф. Яминов выводят её именно оттуда, основываясь на сходной форме и технологических особенностях изготовления кирпича и поливных изразцов для мавзолеев Домолакер, Болгасын в Казахстане, а также тимуридских построек в Средней Азии и Варнинского мавзолея.82 Этот тезис можно принять лишь с определённой поправкой на то, что строительные технологии унифицируются к XIV веку по всей Золотой Орде, и искать генетическое родство данных архитектурных сооружений со среднеазиатскими постройками лишь на основании сходства строительного материала не вполне корректно. Необходим специальный архитектурно-стилистический анализ всего комплекса золотоордынских погребальных сооружений, чтобы выяснить источники формирования традиций культовой архитектуры Золотой Орды. В частности, Э.Д. Зиливинская подчёркивает большое влияние традиций сельджукской архитектуры на культовые сооружения Золотой Орды, отмечая, что сооружения сельджукского типа существовали и на Кавказе, и в Средней Азии, и в прилегающих регионах.83 

Разумеется, эти мавзолеи - наиболее известные и хорошо сохранившиеся из мавзолеев Южного Урала. Но даже на их примере можно сделать вывод, что Южный Урал испытывал мусульманизирующее влияние в XIV веке с двух сторон – из Волжской Булгарии (в основном, лесостепная полоса Башкирии), что отразилось в использовании приёмов булгарской архитекуры в строительстве каменных мавзолеев в центральной Башкирии, и из Средней Азии (в степях Южного Урала) – косвенным доказательством этого влияния могут служить мавзолеи из обожжённого кирпича, с куполами, украшенными поливными изразцами.

На основании собранных данных попытаемся построить собственную типологию золотоордынских мавзолеев и выявить с её помощью территориальные группы мавзолеев.

Группу А составляют мавзолеи однокамерные.

Отделы выделяются по форме плана. Отдел 1 составляют квадратные в плане мавзолеи. Тип А1-1 – мавзолей квадратный однокамерный без портала; Тип А1-2 – мавзолей квадратный однокамерный с узким арочным порталом, т. е. ширина портала уже фасада здания; Тип А1-3 мавзолей квадратный однокамерный с широким и глубоким (шире или равно ширине фасада) порталом-пештаком. Отдел 2 составляют мавзолеи однокамерные многоугольные в плане. Известно два типа -  тип – А2-1 – мавзолей многоугольный в плане, однокамерный, без портала и тип А2-3 – мавзолей многоугольный в плане с узким порталом.

Группу Б составляют двухкамерные мавзолеи. Отделы здесь выделяются по форме плана. Отдел 1 – прямоугольные двухкамерные мавзолеи. Тип Б1-1 – мавзолей двухкамерный прямоугольный без портала; Тип Б1-2 -  мавзолей двухкамерный прямоугольный с узким арочным порталом; тип Б1-3 – мавзолей двухкамерный прямоугольный в плане с широким пештаком; Тип Б1-4 – мавзолей двухкамерный прямоугольный в плане с пештаком, составляющим одно целое с зиарат-ханой. Отдел 2 – с расположением помещений вдоль фасада. Известен лишь один мавзолей подобного вида. Он относится к типу Б2-2 – двухкамерный мавзолей с помещениями, расположенными вдоль фасада, с узким арочным порталом

Разумеется, эта типология мавзолеев является далеко не полной, поэтому нуждается в доработке и развитии. На наш взгляд, в ней заложены возможности для расширения и для выделения новых типов.

Распределение золотоордынских мавзолеев Северного Кавказа, Среднего и Нижнего Поволжья и Южного Урала приведено в таблице №1. Номерами в таблице обозначены отдельные мавзолеи, которые ниже перечислены под общепринятыми или устоявшимися их названиями: 1 – квадратные портально-шатровые мавзолеи Маджара; 2- Многогранные портально-шатровые мавзолеи Маджара; 3 – прямоугольные двухкамерные мавзолеи Ессентуков; 4– квадратный мавзолей с узким порталом из Ессентуков; 5 – десятигранный мавзолей из Ессентуков; 6 – восьмигранный мавзолей у с. Заманкул в Северной Осетии; 7 – квадратный беспортальный мавзолей Верхнего Джулата; 8 – подземный склеп-мавзолей Нижнего Джулата; 9 – "Никольская церковь" в Болгаре; 10 – "Монастырский погреб" в Болгаре; 11 – Ханская усыпальница; 12 – Малый западный мавзолей Ханской усыпальницы; 13 – Восточный мавзолей Ханской усыпальницы; 14 – Большой Западный мавзолей Ханской усыпальницы; 15 – мавзолей № 1 в Болгаре; 16 – мавзолей № 2 в Болгаре; 17 – мавзолей № 3 в Болгаре; 18 – мавзолей № 5 в Болгаре; 19 – мавзолей № 4 в Болгаре; 20 – мавзолей у сельской школы в Болгаре; 21 – мавзолей № 1 в Мохшах; 22 – мавзолей № 2 в Мохшах; 23 – мавзолей №3 в Мохшах; 24 – мавзолей № 4 в Мохшах; 25 – мавзолей №5 в Мохшах; 26 – мавзолей, раскопанный в 1891 г. в Увеке; 27 – мавзолей, раскопанный в 1913 г. в Увеке; 28,29,30,31 – беспортальные квадратные мавзолеи Селитренного городища; 32 – квадратный однокамерный мавзолей с мощным порталом Селитренного городища; 33,34,35 – квадратные мавзолеи с узкими порталами Селитренного городища; 36 – двухкамерный мавзолей Водянского городища (№3);  37 – многогранный мавзолей на Кривой Луке; 38 – мавзолей "301-й км"; 39 – мавзолей № 1 у пос. Комсомольский в Астраханской области; 40 – мавзолей № 2 у пос. Комсомольский в Астраханской области; 41 – мавзолей Тура-хана; 42 – мавзолей Хусейн-бека; 43 – мавзолей "Малый кэшэнэ"; 44 – мавзолей Бэндэбикэ; 45 – "Башня Тамерлана"; 46 – мавзолей №1 (комплекс "Тептяри"); 47 – мавзолей №2 (комплекс "Тептяри"), 48 – мавзолей у пос. Бахтияровка в Волгоградской области, 49 – мавзолей №1 Водянского городища, 50 – мавзолей №2 Водянского городища, 51 – мавзолей Борга-Каш у с. Плиево в Ингушетии.

Таблица № 1

Кол-во камер

Однокамерный (А)

Двухкамерный (Б)

Форма

в плане

1. квадратный

2. многоугольный

1. прямоугольный

2.  с расположением помещений вдоль фасада

1. Без портала

7,11,12,13,14, 19, 20,26,28, 29,30,31,49,50

5, 6, 37

2. С узким порталом

4, 9, 10, 15, 16, 17, 23, 33, 34, 35, 41, 42, 43, 48

2

18

22

3. С пештаком

1, 32, 39, 44, 45, 51

36

4. С пештаком - зиарат-ханой

3, 8 (условно); 21,24,25, 27, 38, 40, 46,47

Из данной таблицы видно, что преобладающими типами золотоордынских мавзолеев являются однокамерные. Квадратные без портала – 14 мавзолеев в нашей выборке - (распространены они, преимущественно в Поволжье - Болгар, Увек, Селитренное городище), единичный образец имеется на Северном Кавказе. Не менее распространёнными являются мавзолеи квадратные, однокамерные, с узким порталом – 14 мавзолеев в нашей выборке. Распространены они, преимущественно, в зоне влияния Волжской Булгарии – в Среднем Поволжье, в Мохшах  и на Южном Урале, в Башкирии. Однако, имеются они и на Селитренном городище на Нижней Волге, и, опять в виде единичного образца, - на Северном Кавказе. Довольно распространены из однокамерных мавзолеев квадратные с мощным порталом-пештаком- 6 мавзолеев в нашей выборке. Мавзолеи такого типа имеются на Северном Кавказе, Нижнем Поволжье и на Южном Урале.

Прямоугольные двухкамерные мавзолеи с зиарат-ханой, произошедшие, на наш взгляд, путём развития мавзолеев типа А1-3, пештак которых, мощный и глубокий, трансформировался в зиарат-хану, представлены на территории Золотой Орды довольно хорошо, но лишь на Нижней Волге, в Мохшах, на Северном Кавказе и на Южном Урале. На территории Волжской Булгарии их не обнаружено.

Многоугольные мавзолеи встречаются преимущественно на Северном Кавказе и лишь один обнаружен в Нижнем Поволжье. Мавзолеи типов Б1-2 и Б2-2 можно считать исключениями, поскольку они известны лишь в единичных экземплярах (один – в Болгаре, один – в Мохшах).

Интереснейшим регионом оказывается в данном ракурсе Северный Кавказ. Здесь представлены практически все известные типы мавзолеев. Возможно, это связано с тем, что распространение архитектурных традиций надмогильных сооружений шло в Золотую Орду именно через Северный Кавказ, из Закавказья. Конечно, нельзя отрицать и влияние традиций среднеазиатской архитектуры на Улус Джучи. Так, например, "башенки" – трёхчетвертные колонны по углам двухкамерных мавзолеев Северного Кавказа, Укека, Нижнего Поволжья имеют истоки в традиционной архитектуре Хорезма, где они являются рудиментами оборонительных башен по углам сельской или городской усадьбы. В целом же, вопрос о распространении архитектурных традиций на территории Золотой Орды нуждается в более пристальном специальном рассмотрении. Мы надеемся, что наша работа окажет помощь будущим исследователям этой проблемы.

Обратим внимание на одну общую особенность – практически во всех рассмотренных мавзолеях, во всех регионах Золотой Орды захоронения в мусульманских мавзолеях либо были совершены с отклонениями от мусульманской позы (что часто объясняется помещением покойного в гроб), либо сопровождались разнообразным погребальным инвентарём. И такая тенденция наблюдается не только на некрополях, удалённых от городских центров ислама, но и в городах. Можно сделать предположение, что захоронения в мавзолеях Золотой Орды принадлежали представителям высших сословий общества, которые по своему происхождению и социальному положению были связаны с кочевой степью и в силу дуализма социально-политического устройства государства были вынуждены принять ислам и часть времени проводить в перекочёвках, часть – в городах. Оседанием кочевой знати объясняет находки языческих и "полуязыческих" захоронений в мусульманских мавзолеях и Л.Т. Яблонский.84 

1 Керимов Г.М. Шариат и его социальная сущность. – М.: "Наука", 1978, стр. 51

2 Керимов Г.М. Ук. соч.,  стр. 57

3 Керимов Г.М. Ук. соч., стр. 55-56

4 Сызранов А.В. Культ мусульманских "святых мест" – "аулья" в Астраханском крае // Археология Нижнего Поволжья на рубеже тысячелетий – Астрахань: изд-во АГПУ, 2001, стр. 110-113

5 Бартольд В.В. О погребении Тимура. // Соч., Т. II, ч. 2 - М., 1964, стр. 424

6 Нечаева Л.Г. О мавзолеях Северного Кавказа // Сборник музея антропологии и этнографии. Выпуск XXXIV. Материальная культура и хозяйство народов Кавказа. Средней Азии и Казахстана. – Ленинград: "Наука", 1978, стр. 86

7 Путешествие в Восточные страны Плано Карпини и Рубрука. – М., 1957, стр. 169-173

8 Нечаева Л.Г. О мавзолеях Северного Кавказа … стр. 89

9 Там же, стр. 86

10 Там же, стр. 88

11 Ртвеладзе Э.В. Мавзолеи Маджара // Советская археология., 1973№1, стр. 277

12 Ртвеладзе Э.В. Два мавзолея золотоордынского времени в районе Пятигорья // Советская археология, 1969, № 4, стр. 229-239

13 Нарожный Е.И. К этносоциальной атрибуции городского населения терско-кумского междуречья (по материалам мусульманских захоронений эпохи Золотой Орды) //Погребальный обряд древнего и средневекового населения Северного Кавказа. – Орджоникидзе, 1988, стр. 172; Шнайдштейн Е.В. Археологические памятники Астраханской области. Путеводитель по памятникам археологии Ахтубинского района. – Астрахань, 1990, стр. 50

14 Нечаева Л.Г. О мавзолеях Северного Кавказа… стр. 88

15 Лавров Л.И. Эпиграфические памятники Северного Кавказа XVIII-XX вв. – М., 1968, стр. 64

16 Нарожный Е.И. К этносоциальной атрибуции городского населения…, стр. 163

17 Крупнов Е.И., Кузнецов В.А., Марковин В.И., Мерперт Н.Я., Милорадович О.В., Мунчаев Р.М. Полный научный отчёт объединённой Северо-Кавказской археологической экспедиции за 1960 г. – Архив ИА РАН, Р-1, №№ 2183, 2183-а

18 Бараниченко Н.Н., Чахкиев Д.Ю. Проникновение ислама в Чечено-Ингушетию – Грозный, 1984, стр. 2-3

19 Нарожный Е.И. К этносоциальной атрибуции городского населения …, стр. 172

20 Чеченов И.М. Древности Кабардино- Балкарии. – Нальчик, 1969, стр. 46, рис. 15

21 Халикова А.Е. Мавзолеи города Мохши-Наровчата // Советская археология, 1973, № 2, стр. 229

22 Айдаров С.С. Исследование и реставрация памятников монументального зодчества Болгара//Город Болгар. Монументальное строительство, архитектура, благоустройство. – М.: "Наука", 2001, стр. 5-149

23 Айдаров С.С. Исследование и реставрация памятников монументального зодчества Болгара//Город Болгар. Монументальное строительство, архитектура, благоустройство. – М.: "Наука", 2001, стр. 34-36

24 Там же, стр. 37, 107, рис. 31

25 Катанов Н. Эпиграфический памятник Волжской Булгарии//ИОАИЭ. 1905. Т. XXI, вып. 3, стр. 263-268

26 Айдаров С.С. Исследование и реставрация… стр. 36

27 Иванов В.А. Откуда ты,  мой предок? (Взгляд археолога на древнюю историю Южного Урала) – СПб., 1994, илл. на стр. 141

28 Айдаров С.С. Исследование и реставрация …, стр. 42, 112,  рис. 36

29 Аксёнова Н.Д. Археологическое изучение мавзолеев юго-восточной и южной частей города Болгара// Город Болгар. Монументальное строительство, архитектура, благоустройство. – М.: "Наука", 2001, стр. 202

30 Айдаров С.С. Исследование и реставрация …, стр. 50, 120,  рис. 44

31 Аксёнова Н.Д. Археологическое изучение мавзолеев юго-восточной и южной частей города Болгара// Город Болгар. Монументальное строительство, архитектура, благоустройство. – М.: "Наука", 2001, стр. 202

32 Аксёнова Н.Д. Археологическое изучение мавзолеев юго-восточной и южной частей города Болгара// Город Болгар. Монументальное строительство, архитектура, благоустройство. – М.: "Наука", 2001, стр. 205-206

33 Там же, стр. 208

34 Аксёнова Н.Д. Археологическое изучение мавзолеев юго-восточной и южной частей города Болгара// Город Болгар. Монументальное строительство, архитектура, благоустройство. – М.: "Наука", 2001, стр.206

35 Там же, стр. 210-216

36 Баранов В.С., Кавеев М.М. археологическое исследование мавзолеев центральной части Болгарского городища //Город Болгар. Монументальное строительство, архитектура, благоустройство. – М.: "Наука", 2001, стр. 195-196

37 Алихова А.Е. Мавзолеи города Мохши-Наровчата // Советская археология, 1973, № 2, стр. 226-237

38 Там же, стр. 230

39 Там же, стр. 234

40 Там же, стр. 235-236

41 Недашковский Л.Ф. Золотоордынский город Укек и его округа. – М.: "Восточная литература", 2000, стр. 134

42 Кротков А.А. Раскопки в Увеке в 1913 году // ТСУАК. 1915. Вып. 32, стр. 113-114

43 Там же, стр. 127-131

44 Герасимова М.М., Рудь Н.М., Яблонский Л.Т. Антропология античного и средневекового населения Восточной Европы. – М.: "Наука", 1987, стр. 150, 158.

45 Егоров В.Л.  Мавзолеи Водянского городища // Советская археология, 1980, №1; Булатов Н.М., Гусева Т.В., Егоров В.Л., Фёдоров-Давыдов Г.А., Яблонский Л.Т. Исследование Селитренного городища. // Археологические открытия 1975 г. – М., 1976

46 Яблонский Л.Т. Население средневековых городов Поволжья (по материалам мусульманских могильников) – Дисс. канд. ист. наук. – М., 1980, стр. 17-18

47 Герасимова М.М., Рудь Н.М., Яблонский Л.Т. Антропология … стр. 151

48 См. например: Ягодин В.Н., Ходжайов Т.К. Некрополь древнего Миздахкана. – Ташкент, 1970; Поляков С.П. Этническая история северо-западной Туркмении в средние века. – М., 1973

49 Егоров В.Л. Мавзолеи Водянского городища // Советская археология, 1980, №1, стр. 74-89

50 Фёдоров-Давыдов Г.А., Булатов Н.М., Гусева Т.В., Егоров В.Л., Яблонский Л.Т. Отчёт о раскопках Селитренного городища в 1977 г. – Архив ИА РАН, Р-1, № 6687; Фёдоров-Давыдов Г.А., Булатов Н.М., Егоров В.Л., Отчёт о раскопках на Селитренном городище в Астраханской области в 1975 г. – Архив ИА РАН, Р-1, № 5846; Егоров В.Л., Галкин Л.Л. Отчёт о раскопках на Водянском городище близ Дубовки Дубовского района Волгоградской области и на Селитренном городище Харабалинского района Астраханской области в 1967 г. – Архив ИА РАН,Р-1, № 3534; Фёдоров-Давыдов Г.А., Егоров В.Л., Булатов Н.М., Скоробогатова Т.В. Отчёт о раскопках на Селитренном городище в 1982 г. – Архив ИА РАН, Р-1, № 9792; Фёдоров-Давыдов Г.А., Егоров В.Л. Отчёт о раскопках на Селитренном городище в 1986 г. – Архив ИА РАН, Р-1, № 11755; Булатов Н.М. ПАЭ-88. Отчёт о раскопках Селитренного городища в 1988 г. – Архив ИА РАН, Р-1, № 13770, 13771

51 Фёдоров-Давыдов Г.А., Егоров В.Л.  Отчёт о раскопках на Водянском городище XIV века близ г. Дубовка Волгоградской области в 1974 году. – Архив ИА РАН,  Р-1,  № 5316

52 Дворниченко В.В., Смирнов А.С., Фёдоров-Давыдов Г.А. Отчёт о раскопках курганов в Астраханской области в 1976 году – Архив ИА РАН, Р-1, № 6719

53 Шнайдштейн Е.В. Археологические памятники Астраханской области. Путеводитель по памятникам археологии Ахтубинского района. – Астрахань, 1990, стр. 14-16, 50

54 Там же, стр. 50,  рис. 10

55 Чекалин Ф.Ф. Саратовское Поволжье в XIV в. по картам того времени и археологическим данным. – Труды СУАК, 1889, т.2, вып.1,, стр. 21, карта, данная в приложении; см. также: Рудаков В.Г. Вопрос о существовании двух Сараев и проблема локализации Гюлистана //Учёные записки татарского государственного гуманитарного института. Вып. 7 -  Казань, 1999, стр.103, 106, карты.

56 Путешествия в восточные страны Плано Карпини Гильома де Рубрука. Алматы, 1993, стр.29

57 Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. М., 1985, стр. 117-118

58 Бартольд В.В. К вопросу о погребальных обрядах турков и монголов. Соч., т. IV, М., 1966, стр. 383-384

59 Васильев Д.В. Городище Ак-Сарай//Археология Нижнего Поволжья на рубеже тысячелетий. – Астрахань: изд-во АГПУ, 2001, стр. 69

60 Там же, стр. 71

61 Гончаров Е.Ю. "Анализ монетного материала с двух золотоордынских городищ". Препринт доклада – приложение к сборнику материалов Всероссийской научно-практической конференции "Археология Нижнего Поволжья на рубеже тысячелетий" -  Астрахань: изд-во АГПУ, 2001 г.

62 Плахов В.В. отчёт о раскопках мавзолея XIV века и могильника у пос. Комсомольский Красноярского района Астраханской области в 1987 г. Архив ИА РАН, Р-1, №№ 12519, 12520

63 Павленко Ю.А. К вопросу о распространении суфизма в Нижнем Поволжье//Археология Нижнего Поволжья на рубеже тысячелетий – Астрахань, изд-во АГПУ, 2001, стр. 75

64 Васильев Д.В., Кутуков Д.В. Материалы по памятникам археологии Астраханской области, находящимся на государственной охране. - Астрахань, 1995, стр. 51-53; Павленко Ю.А. Ук. соч., стр. 74-76

65 Павленко Ю.А. Ук. соч.,  стр. 76

66 Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т.1 - СПб., 1884, стр. 204

67 Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и её падение. М., 1998, стр. 67

68 Гарустович Г.Н. Погребения в каменных мавзолеях Башкирского Приуралья. //Наследие веков. Охрана и изучение памятников археологии в Башкортостане.Вып. 1. – Уфа, 1995, стр. 166-185

69 Иванов В.А. Откуда ты, мой предок? (Взгляд археолога на древнюю историю Южного Урала.) – СПб., 1994, илл. на стр. 141

70 Яминов А.Ф. Южный Урал… стр. 105-106

71 Яминов А.Ф. Южный Урал… стр. 106

72 Аннинский С.А. Известия венгерских миссионеров XIII-XIV веков о татарах и Восточной Европе. // Исторический архив. Т.3. М.-Л., 1940, стр. 81

73 см. например: Вельяминов-Зернов В.В. Памятник с арабско-турецкой надписью в Башкирии // Труды ВОИАО, 1859, ч. IV; Смирнов А.П. Железный век Башкирии // МИА, № 53, стр. 89-92; Фахрутдинов Р.Г. Археологические памятники Волжско-Камской Булгарии и её территория. – Казань, 1975, стр. 67; Валеев Ф.Х. Древнее и средневековое искусство Среднего Поволжья. - Йошкар-Ола, 1975, стр. 137; Яминов А.Ф. Южный Урал в XIII-XIV вв. Дисс. канд. ист. наук. - Уфа, 1995, стр. 106-107

74 Яминов А.Ф. Южный Урал в XIII-XIV вв. Дисс. канд. ист. наук. - Уфа, 1995, стр. 102-106

75 Там же, стр. 109-110

76 Юсупов Г.В. Введение в булгаро-татарскую эпиграфику. М.-Л., 1960, стр. 118

77 Мажитов Н.А, Салихов Р.Т., Халиуллин Р.И. Отчёт о раскопках средневекового мавзолея Бэндэбикэ в Кугарчинском районе БАССР в 1969 г. – Архив ИА РАН,  Р-1, № 4009

78 Мажитов Н.А., Яминов А.Ф. Раннемусульманские надгробные памятники-мавзолеи Башкирии золотоордынского времени. // Башкирский край и его народы. -Уфа, 1990, стр. 184-185

79 Паллас П.С. Путешествия по разным провинциям Российской империи 1768-1769 гг. – СПб., 1908, стр. 388; Игнатьев Р.Г. Древние здания в Троицком уезде Оренбургской губернии // "Оренбургские губернские ведомости". 1868, №20, 22; Кастанье А.И. Древности Киргизской степи и Оренбургского края // ТОУАК. Вып. XXII, 1910, стр. 47-50, табл. 1; Петри Э.Ю. Раскопки в Оренбургской губернии и Тургайской области // ОАК. – СПб., 1892,  стр. 55

80 Петри Э.Ю. Раскопки в Оренбургской губернии и Тургайской области // ОАК. – СПб., 1892,  стр. 55

81 Яминов А.Ф. Южный Урал … стр. 111-112

82 Боталов С.Г., Гарустович Г.Н., Яминов А.Ф. Новые материалы по мавзолеям Зауралья и Центрального Казахстана. // Наследие веков. Охрана и изучение памятников археологии в Башкортостане.Вып. 1. – Уфа, 1995, стр. 148-165

83 Зиливинская Э.Д.  Мечети Золотой Орды (Общие принципы планировки). // Материалы и исследования по археологии Поволжья. Сборник. Вып. 1. – Йошкар-Ола, 1998, стр. 34-35

84 Герасимова М.М., Рудь Н.М., Яблонский Л.Т. Антропология античного и средневекового населения… стр. 157


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

40823. Подэтапы первого этапа моделирования. Алгоритмизация моделей систем и их машинная реализация 183 KB
  Формы представления моделирующих алгоритмов Подэтапы первого этапа моделирования Рассмотрим более подробно основные подэтапы построения концептуальной модели МК системы и ее формализации см. формулировка цели и постановка задачи машинного моделирования системы. Дается четкая формулировка задачи цели и постановка исследования конкретной системы S и основное внимание уделяется таким вопросам как: а признание существования цели и необходимости машинного моделирования; б выбор методики решения задачи с учетом имеющихся ресурсов; в определение...
40824. Получение и интерпретация результатов моделирования систем 160 KB
  Подэтапы второго этапа моделирования. Получение и интерпретация результатов моделирования систем. Особенности получения результатов моделирования Подэтапы второго этапа моделирования Рассмотрим подэтапы алгоритмизации модели системы и её машинной реализации.1 Построение логической схемы модели.
40825. СТАТИСТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ СИСТЕМ НА ЭВМ 207.5 KB
  Подэтапы третьего этапа моделирования. Общая характеристика метода статистического моделирования. Сущность метода статистического моделирования. Примеры статистического использования Подэтапы третьего этапа моделирования Прежде чем приступить к последнему третьему этапу моделирования системы необходимо для его успешного проведения иметь чёткий план действий сводящийся к выполнению следующих основных подэтапов.
40826. Псевдослучайные последовательности и процедуры их машинной генерации 239.5 KB
  Способы генерации случайных чисел Примеры статистического использования Пример 4. Структурная схема системы SD Система SD функционирует следующим образом: получается пара независимых случайных чисел интервала 0 1 определяется координата точки xi xi1 показанной на рис. Схема моделирующего алгоритма системы SP В данном моделирующем алгоритме после ввода исходных данных и реализации операторов цикла происходит обращение к генератору случайных чисел т. Отметим что во всех рассмотренных примерах не требуется запоминания всего множества...
40827. Генерация базовой последовательности. Требования к генератору случайных чисел 259 KB
  Требования к генератору случайных чисел. Проверка и улучшение качества последовательностей псевдослучайных чисел. При дискретном моделировании базовым процессом является последовательность чисел {xi} = x0 x1 xN представляющих собой реализации независимых равномерно распределенных на интервале 0 1 случайных величин {i} = 0 1 N или в статистических терминах – повторную выборку из равномерно распределенной на 0 1 генеральной совокупности значений величины . Поэтому на ЭВМ вместо непрерывной совокупности равномерных...
40828. Моделирование случайных воздействий на систему 216 KB
  Моделирование случайных воздействий на систему Моделирование случайных событий. Моделирование дискретных случайных величин. Моделирование непрерывных случайных величин. Моделирование случайных векторов 4.
40829. ПЛАНИРОВАНИЕ МАШИННЫХ ЭКСПЕРИМЕНТОВ С МОДЕЛЯМИ СИСТЕМ 223.5 KB
  Частные задачи планирования машинных экспериментов – уменьшение затрат машинного времени на моделирование увеличение точности и достоверности результатов моделирования проверка адекватности модели и т. План эксперимента определяет объем и порядок проведения вычислений на ЭВМ приемы накопления и статистической обработки результатов моделирования системы S. Таким образом при машинном моделировании рационально планировать и проектировать не только саму модель Мм системы S но и процесс ее использования т. При планировании эксперимента...
40830. РЕШЕНИЕ СИСТЕМ ЛИНЕЙНЫХ АЛГЕБРАИЧЕСКИХ УРАВНЕНИЙ 1 MB
  Основные понятия и определения Выделяют четыре основные задачи линейной алгебры: решение СЛАУ вычисление определителя матрицы нахождение обратной матрицы определение собственных значений и собственных векторов матрицы. Задача отыскания решения СЛАУ с n неизвестными – одна из наиболее часто встречающихся в практике вычислительных задач так как большинство методов решения сложных задач основано на сведении...
40831. АППРОКСИМАЦИЯ ФУНКЦИЙ 939 KB
  Как упростить вычисление известной функции fx или же ее характеристик если fx слишком сложная Ответы на эти вопросы даются теорией аппроксимации функций основная задача которой состоит в нахождении функции y=x близкой т. Обоснование способов нахождения удачного вида функциональной зависимости и подбора параметров составляет задачу теории аппроксимации функций. В зависимости от способа подбора параметров получают различные методы аппроксимации; наибольшее распространение среди них получили интерполяция и среднеквадратичное...