65116

ЮГО-ВОСТОК ТАТАРСТАНА: ПРОБЛЕМА ИЗУЧЕНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РЕГИОНА XIV-XVII ВЕКОВ

Научная статья

История и СИД

В связи с состоянием источников ранняя история татарского населения юго-восточных районов республики остается исследованной недостаточно. Дискуссионным остается вопрос о существовании в этой зоне татарского населения до начала XVIII века.

Русский

2014-07-25

123.5 KB

2 чел.

ЮГО-ВОСТОК ТАТАРСТАНА: ПРОБЛЕМА ИЗУЧЕНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РЕГИОНА XIV-XVII вв.

Д. Исхаков

 

В связи с состоянием источников ранняя история татарского населения юго-восточных районов республики остается исследованной недостаточно1. Дискуссионным остается вопрос о существовании в этой зоне татарского населения до начала XVIII века. В частности, отдельными краеведами высказывалось мнение о том, что на территории так называемой "Надыровской волости" (она известна с XVIII в. и на ее основе возникли Альметьевский и ряд соседних районов) ранее начала XVIII в. оседлых групп татар не было2. Но из-за того, что нахождение тут тюркских кочевников, называемых то "башкирами", то "ногайцами", точно не доказано3, создается впечатление, что ареал Надыровской волости к первым десятилетиям XVIII в. был пустующим. Так ли это? Для получения аргументированного ответа на поставленный вопрос целесообразно рассмотреть несколько документов.

Первый из них относится к 1617 г. и является грамотой служилому тархану Килею Монашеву из д. Кугарчино Ногайской дороги Казанского уезда. В этой "тарханной грамоте" говорится о "бобровых ловлях, что за Камою рекою по Кинель речке". Брат Килея, Булат Монашев, этими угодьями владел раньше - в 1613 году. Любопытно, что указанные тарханы в Казанском уезде, на правом берегу Камы – в д. Кугарчино, имели поместья, но вотчина их находилась в районе р. Кинель "со всеми впадающими малыми реками". Позже именно там фиксируется "Кыпчакская волость", относившаяся к Казанской "дороге" Уфимского уезда4.

Второй документ – рукописная история с. Старое Ермаково (Самарская обл.). Это село в конце XVIII в. относилось к Надыровской волости Бугурусланского уезда (другая часть волости осталась в составе Бугульминского уезда)5. В рукописи сказано: "...в 1521—1535 гг. при ханах Сафа-Гирее и Мухаммед-Амине из племени Туйхужа его сын Асыл-хужа - Хусаин получил ярлык на право владения землей близ Бугульмы... по р. Сок"6. Эти сведения частично перекликаются с родословной, опубликованной в 1914 г. Ризой Фахретдиновым (годы пожалования Хусаина тархана ханом Мухаммед-Амином в этом случае – 1515 г., Сафа-Гиреем – 1527 г.)7.

Третья информация относится к разряду сведений о джиенах, распространенных чуть севернее Альметьевского района – на территории Заинского района. По данным Г.Марданшина, среди джиенов этой зоны один носил название "Зи буе җыены" или "Сары айгыр җыены". Последнее название заслуживает внимания, так как оно в других районах проживания татар не отмечается8.

По нашему мнению, во всех отмеченных случаях речь идет о татарском населении средневекового периода, точнее – ногайцах и Ногайской Орде. Как известно, племя кыпчак входило в состав Ногайской Орды9. Но одновременно клан Кыпчак был одним из правящих в Казанском ханстве. Несомненно, кыпчаки Ногайской Орды и клан Кыпчак из Казанского ханства генетически связаны между собой, что уже было показано нами10. Некоторые имена из второго документа содержатся в "Байте о Елабуге":

Алабуга ак шәһәр, тарихы озак яшәр,

Дошманга, яуга бирелмәс, юлына каршы төшәр.

Алабуга рус кулына Сәњгән ханнан калгандыр,

Сәњгән ханнын маҗарасы тарихта язылгандыр.

Атлар җиктем яратып, Саралыга каратып,

Саралы, Сәйтәк чукынган, кәфер утын таратып.

Алабуга олылары Туйгуҗа белән Аккуҗа Сөрлектеләр илеңдән,

Сарай белен Сәетәкбәк чыктылар ислам диненнән11.

Некоторые из упоминаемых в байте имен известны как этнонимы. Например, имя "Саралы" (Сарайлы) отложилось в названии "Саралы-Минской волости" (племени), локализованной напротив г. Елабуги на левобережье р. Камы по соседству с племенем байлар (первая половина XVII в.). Употребление наименования "саралы" с определением "мен" (мин) – а так называлось одно из крупных племен кыпчакского происхождения в составе башкир и ногайцев – позволяет считать "Саралы" представителем одного из племен (скорее всего, племени уйшын) Ногайской Орды12. Да и другие имена, известные из байта (Сәйтәк бәк, Аккуҗа, Туйгуҗа), имеют явно ногайский облик13. Но в данном случае важно подчеркнуть, что имя Туйгуҗа имеется среди предков Хусаин-тархана, жившего в районе р. Сок в первой четверти XVI в. Вряд ли случайно и то, что земли Надыровской волости в XVIII в. имели какое-то отношение к Байларской волости (племени байлар)14. Между тем, не только документально доказано проживание племени байлар в бассейне р. Иж в 1656 г.15, но и вхождение его в Ногайскую Орду16. Короче говоря, ногайцы явно населяли будущую территорию Надыровской волости и прилегающих районов Восточного Закамья.

Однако, тут возникает один малоизученный вопрос об этническом самосознании населения Ногайской Орды. Дело в том, что сознание принадлежности к ногайской общности и Ногайской Орде – это этнополитическое сознание, а термин "ногайцы" в XVI – начале XVII вв. в ряде случаев выступает в качестве политонима (вроде понятия "казанцы"). Но в источниках можно обнаружить и случаи проявления у знати собственно этнического самосознания. В одном случае ногайская знать называет себя "мангы-тами". Понятно, что этноним "мангыт", являвшийся синонимом термина "натай", "натай", тоже мог быть политонимом, за которым скрывалось название правящего племени. Но для нас интереснее другие случаи проявления этнического самосознания верхнего сословия ногайцев. Так, в послании князя Ногайской Орды Исмагиля Ивану IV (1555 г.), сказано: "Астрахани без царя и без Татар быти нельзя, и ты похочешь Татар, ино Татар мы добудем. Татарове от нас буди". Как видно, князь Исмагиль под "татарами" имеет в виду служилые группы из Ногайской Орды. Ясно, что в среде ногайских верхов в XVI в. этноним "татар" использовался достаточно широко, о чем говорят и другие данные. В частности, в послании князя Ногайской Орды Уруса (1586 г.) в Москву, правитель ногайцев, высказывая великому князю Федору Ивановичу свое порицание, применяет выражение "говорят у нас в татарех"17. Он, таким образом, себя и свое окружение, возможно и все население Ногайской Орды или его служилую часть, определяет как татар.

Вывод о проживании до начала XVII в. в юго-восточных районах современного Татарстана групп, связанных с Ногайской Ордой подтверждается уфимским статистиком Н.А. Гурвичем, который в конце XIX в. писал, что в трех верстах от с. Багряш Мензелинского уезда имелся вал, местность около которого в народе называлась "Ногайским городком" ("Ногайским жилищем"), а рядом находящийся лес именовался "Ногайским лесом". По преданиям, тут жил "Ногайский хан, современник и едва ли не родня Мамаю"18. По другим татарским преданиям, в районе будущего г. Мензелинска также отмечается проживание какого-то "ногайского хана"19. На самом деле эта территория подчинялась Казанскому ханству: известный татарский археограф С. Вахиди, опираясь на одну утерянную к настоящему времени рукопись, совершенно не случайно писал о том, что население указанного района (речь идет о Мензелинском кантоне 1920-х гг.) участвовало "в выборах хана в Казани"20.

Возникает вопрос: сохранялось ли тут – нас, конечно, в первую очередь интересует зона будущей Надыровской волости XVIII в., т.е. бассейн pp. Зая и Шешмы – население после исторически хорошо известного факта ухода ногайцев из Волго-Уральского региона в первой трети XVII века?

Документы предлагают два ответа на поставленный вопрос. Первый содержится в представлении, подготовленном оренбургским губернатором князем А.Путятиным для Екатерининской комиссии в 1767 году, В источнике говорится о том, что территория, которая "от Уфы и башкирских поселений" была отделена "новою Московскою дорогою", ранее относилась не к Уфимскому, а Казанскому уезду и там "никогда... башкирского поселения не бывало... и издревле, по покорении царства Казанского... счислялась дикою и короне принадлежащею"21. Однако проблема заключалась в том, что после 1736 г. тут башкиры, наличие которых губернатор отрицал, занимались продажей земельных угодий. По этому поводу губернатор дал следующее объяснение: оказывается, разные помещики, получив от органов власти в этом районе земельные дачи, "начали покупать земли от башкирцев... в тех же местах, где и жалованы..., сыскивая и склоняя к той продаже башкирцев..., не справляясь, имеют ли продавцы на продаваемые земли право". Далее, на основе имевшихся у него данных, А. Путятин доказывал, что башкиры на эти земли "никакого права не имели". Заключая, оренбургский губернатор замечает, что не только те земли, которые лежат по левую сторону от Ново-Московской дороги, но и отведенные поселившимся вдоль этой дороги справа, "також и всее Надыровскую волость, башкирскими не счислять,...а счислять те земли, как в правильные дачи помещикам и прочим не вошли, казенными".22

Второй подход к обсуждаемому вопросу предлагается в двух документах XVIII – середины XIX веков. Первый из них – письмо муллы Алмета из Надыровской волости И.Н. Татищеву (1735 г.), из которого видно, что "Надыру и его людям злодеи з Юрминской волости башкирцы"23. Откуда такое "злодейство", со стороны представителей этой волости раскрывается из одного дела по наделению землями "башкирских припущеников" за 1851 год. В нем говорится о том, что "волость... название Надыровой получила от татарина Надыра Уразметова, который отыскав в 1719 г. пустопорожнюю землю между Казенным (правильно: Казанским – Д.И.) и Уфимским уездами, по рекам Заю, Шешме, Черемшану, Соку и другим..., и поселясь на оной с прочими подобными себе инородцами, просил Правительствующий Сенат об утверждении этой земли за ним с товарищами... Согласно предписанию Сената, хотя был сделан в 1735 г. Казанскою Губернскою канцеляриею обыск... земля оказалась... незаселенною, но отказа на них сделано не было. Потом по возникшим со стороны смежных башкирцев Юрминской и Байлярской волостей спорам, татарин Надыр в 1750 г. просил... утвердить за ним с товарищами занимаемые ими земли... В 1751 г....составлен был... чертеж (землям – Д.И.)... Между тем, по распоряжению местного начальства, последовавшему еще в 1749 г., отведено из сих самых земель значительное количество под поселение 14 деревень ямщиков по Ново-Московской дороге. А впоследствии производились таковые отводы для других поселян казенного ведомства... И наконец, многие из сих земель в разных количествах поступили к владельцам или по всемилостивейшему пожалованию или по продаже от правительства и от башкирцев"24.

Получается, что башкиры двух волостей – Юрмийской и Байларской, имели какое-то отношение к землям Надыровской волости. Между тем, эти башкирские волости упоминаются в ряде документов XVII в.25, поэтому, несмотря на необходимость учета замечания оренбургского губернатора А.Путятина, население данных волостей может считаться коренными жителями района будущей Надыровской волости. Однако, по поводу коренного населения этой зоны тут нужно сделать несколько дополнительных замечаний. Во-первых, в отдельных документах XVII в. есть информация о проживании в указанной зоне и собственно татар. Так, из грамоты тархан Киргизской волости Казанской дороги Уфимского уезда за 1690 г. видно, что южнее этих земель – в бассейне р. Самары, по р. Терекле (недалеко от будущего г. Бугуруслана), уже в 1670-х гг. находилась вотчина "Казанского уезда Арской дороги деревни Арчи чувашенина Байрягози"26. Я ранее приводил данные о нахождении уже в 1613 г. недалеко от этих мест – по р. Кинели, вотчинных земель служилых тарханов Монашевых, владевших поместьем в д. Кугарчино Ногайской дороги Казанского уезда27. Кроме того, этнический облик байларцев до сих пор остается дискуссионным. В свое время У.Х. Рахматуллин уже высказывал мнение, что Байларская волость образовалась "на базе общин владельцев оброчных угодий", при участии многих ясачных (оброчных) татар28. На этот счет я могу привести одно спорное дело, относящееся к 70-м гг. XVII в. По этому делу, происходившему между населением Мушугинской тюбы Байларской волости и представителями Ирехтинской волости, получается, что спорная земля принадлежала Мушугинской тюбе, так как она была записана за ними еще "...в Казани в прежних ясачных книгах, после Казанского взятия в первых летах". Более того, на эти земли у мушугинцев имелась жалованная грамота хана Сахиб-Гирея от 1523 года. Уже тогда на основе рассмотрения документов было вынесено решение, что "та вотчина... ясашных татар... деревни Мушуги, а не башкирская"29. Между тем, тут под "башкирами" имеются в виду ирехтинцы, а татарами оказались байларцы Мушугинской тюбы, позже также именовавшихся "башкирами".

Короче, если даже так называемые "башкиры" Байларской и Юрмийской волостей имели права на территорию будущей Надыровской волости, их следует рассматривать всего лишь как одну из групп этнических предков татар этой зоны. Дело в том, что указанные подразделения, как и ряд других, расселенных в прошлом в юго-восточных районах современного Татарстана, входивших в XV – начале XVII вв. в состав Ногайской Орды, участвовали в формировании восточных групп казанских татар30. Об этом говорят не только уже известные исторические данные, но и новые материалы, которые будут рассмотрены ниже. Я имею ввиду целую группу источников, позволяющих, несмотря на их полулегендарный характер, по-новому взглянуть на этническую ситуацию в Заинско-Шешминском бассейне в XIV—XVI веках.

К этим источникам относятся: шеджере рода (племени) бараж из "Дафтар-и Чингиз-наме", шеджере племени юрматы и шеджере Кара-бека.

 

I. ДАННЫЕ ШЕДЖЕРЕ РОДА (ПЛЕМЕНИ) БАРАЖ

 

В известном татарском историческом сочинении конца XVII в. "Дафтар-и Чингиз-наме" в главе об Аксак-Тимере имеется рассказ (ал-кысса) о группе (роде или племени, в тексте – "халык") под названием бараж ("Бараж халкы"). Это место из источника в свое время достаточно подробно было рассмотрено М.А. Усмановым31, что избавляет меня от необходимости детализации. Остановлюсь лишь на главной канве событий, о которых тут рассказывается. События, согласно источнику, относятся ко времени похода Тимура на г. Булгар, который был взят, а многие знатные лица при этом были казнены. Затем Тимур осаждает г. Булар (т.е. Биляр), населенный в основном "народом Бараж". Хан города Самат сдает его без сопротивления. Далее в рассказе приводятся некоторые заслуживающие внимания детали. Так, Тимур в этом городе дарит полную свободу вдове одного из умерших беков и двум ее сыновьям (Инсан-беку и Ихсан-беку). После этого Инсан-бек с матерью переселяется "во внутреннюю сторону великой Волги, в горную сторону" (Таулык җиренә, Тау тарафына), а Ихсан-бек "прибывает на... реку Зай, на старую родину предков". В источнике перечисляются потомки обоих беков. Наконец, рассказывается о том, что на обратном пути в Самарканд Тимур обращает в ислам кочевых ханов – Амата и Самата. Как видно, имя последнего совпадает с именем правителя г. Биляра.

 

II. ДАННЫЕ ШЕДЖЕРЕ ПЛЕМЕНИ ЮРМАТЫ

 

В родословной башкирского племени юрматы, относящейся к 1564—1565 гг. и опубликованной Р.Г. Кузевым32, описываются события, хронологически совпадающие с содержанием первого источника: речь идет о "времени ханов Джанибека и Аксак-Тимура", когда "для юрта случились великие бедствия". Хотя рассказ об этом начинается с того, что отмечается кочевание в районе Зая и Шешмы, "во всех сторонах", ногайцев, применительно к отмеченному "юрту" говорится, что его население жило в "подчинении хана Амата Хамата" (Әмәт Хәмәт хан) и в результате междоусобных войн ханов, "юрт Амата Хамата разрушился (бозылды). В результате, с "небольшим числом людей бежали на другую сторону Великого (Олуг) Идиля и вырыли там место для юрта... Тогда был 811 г." (т.е. 1408-1409 гг. - Д.И.). Через много времени, когда бием был Шейх-Дервиш, обратно "переселились в древний юрт отцов - Зай и Шешму, где кочевали в разные стороны".

 

III. ДАННЫЕ ШЕДЖЕРЕ КАРА-БЕКА

Родословные Кара-бека известны в ряде редакции33. Для рассматриваемой темы интерес представляет редакция известного татарского археографа С.Вахиди, опубликованная М.И. Ахметзяновым34. Там сообщается о Пачман-хане, который "сделав крепость в устье р. Сакмары, являлся (там) ханом". Его сын – Балым-султан, жил около р. Ик: (он) владел (аяк бәйләп торды) двумя сторонами Ика и двумя сторонами Зая". По другим версиям шеджере, потомки Балым-бека (так в источнике – Д.И.) жили в окрестностях р. Агидел35.

Мне уже приходилось писать о том, что в лице Балым-бека и его ближайших потомков мы имеем дело с кыпчаками, жившими между 40-ми гг. XIV в. и началом XV века36. Таким образом, хронологически время жизни этих предводителей кыпчаков совпадает с временем, описываемым в двух предыдущих родословных. Совпадает и район расселения всех трех групп. Применительно к Балым-беку можно даже сказать больше: я полагаю, что в нем надо видеть, по-видимому, легендарного правителя Балымерского городища37, "Балым гозю" (Балым – Мәлүм хуҗа)38, тогда получается, что фактически Балым-бек жил в окрестностях г. Биляра.

Теперь для того, чтобы отделить реальную часть сведений от легендарных, проанализируем рассмотренные выше источники. В первую очередь, в более тщательном изучении нуждаются родословные группы бараж и племени юрматы, так как они имеют некоторые общие моменты.

Несомненно, в "Дафтар-и Чингиз-наме" говорится о действительно имевшем место событии – приходе войск Тимура на территорию Булгарского вилайета Золотой Орды, скорее всего в 1395 году39. В шеджере племени юрматы датировка интересующих нас событий может быть от 1357 г. (год смерти Джанибека) и до 1395-1396 гг. (до "времени" Аксак Тимура). Но если принять во внимание имеющуюся в источнике дату ухода людей "на другую сторону Великого Идиля" – 1408—1409 гг. (811 г. хиджры), более вероятной и для второго документа представляется время второго похода Тимура – 1395 год.

Более сложным является вопрос об этническом облике (этнической принадлежности) населения, о котором речь идет в этих источниках. В "Дафтар-и Чингиз-наме" население, жившее в г. Биляре, а затем переселившееся в бассейн р. Зая – "на старую родину предков", именуется, как уже было сказано, "народом Бараж" (Бараҗ халкы). Из документа видно, что в городе имелись и другие группы, но эта преобладала (в источнике сказано: "күбесе... Бараҗ дигән халык иде"40). Группа бараж имела родоплеменной характер, так как источник приводит ее уран – "Бараҗ" и тамгу – "куш кәшан"41, по другой версии "кос сампсон"42. Скорее всего, подразумевается птица (кош) – кәшан (кшан) или сапсан. Кроме того, после разделения баражцев на две части, обе они возглавлялись беками43, что, на мой взгляд, также может свидетельствовать о родоплеменном их характере. К сожалению, известные в Поволжье родоплеменные группы, в т.ч. и представленные в "Дафтар-и Чингиз-наме", с группой бараж напрямую связать невозможно. Поэтому этот вопрос нуждается в дополнительном изучении, что будет сделано далее.

В родословной юрматинцев речь идет о прошлом этого племени. Оно в одно время подчинялось ногайцам и переживало даже процесс смешения с ними44. Но этнонимом юрматинцев, как это явствует из источника, было наименование "иштәк" (в источнике говорится; "иштәк аталдылар").

Наконец, третья группа, о которой ведется речь в родословной Кара-бека, по этнической принадлежности была кыпчаками, возможно, именуясь "бушман – кыпчаками"45.

Итак, уточнения требует, прежде всего, вопрос об этнической принадлежности баражцев. В этом плане интерес представляет еще одно, параллельное наименование группы бараж, приводимое в тексте "Дафтар-и Чингиз-наме". Правда, оно разными исследователями было расшифровано неодинаково: В.В. Васильев и Г.Г. Балгимбаев его прочитали как "Бескалпаки"46, а С. Гилязетдинов, недавно переиздавший текст, опубликованный в 1883 г., как "беркабак"47. Думаю, что прочтение первых двух, просмотренное и В.В. Бартольдом, более предпочтительно, так как в "Дафтар-и Чингиз-наме" это наименование приводится еще раз при прямом обращении к народу, где оно передано в форме "калтаки" (калтаклар)48. Поэтому из приведенных вариантов заслуживающим внимания я считаю вариант "Бескалпак", который, как можно полагать, состоит из двух слов: "бес" + "калпак" (-калтак). Основой этнонима является последнее понятие, тогда как первое слово указывает на конкретное ответвление группы под названием калпак. В данном случае в пользу моего предположения говорят следующие факты. Во-первых, существует реальный этноним каракалпак (кара + калпак). Во-вторых, еще в одном шеджере, имеющем отношение к юрматинцам, сказано: "Безнең Юрматының, асыл төбе Аеры Калбакның Шибан хандыр"49. Ясно, что тут мы имеем дело еще с одним вариантом этого же этнонима в виде "Аеры" + "Калбак".

Имея в виду изложенное выше, повторно вернемся к тексту "Дафтар-и Чингиз-наме". Из источника ясно видно, что у "народа" Самат-хана существовало особое предание, объясняющее наименование "бараҗ"50. При его рассмотрении создается впечатление, что данное наименование является вторичным. Правда, оно было уже укоренившимся, о чем говорит его употребление в качестве урана.

В такой ситуации хотелось бы обратиться к источникам, в которых в виде преданий говорится о старой родине каракалпаков. В этой роли обычно выступает Поволжье: по одной версии каракалпаки до завоевания Казани царем "урусов" жили на "Едиле" в Казанском ханстве; по другой версии, они были тесно связаны с ногайцами и из Поволжья ушли в результате сокрушительного похода "Миртамура" т.е. Тимура51. Вхождение каракалпаков в некое этнополитическое объединение в Волго-Уральском регионе подтверждается и так называемым "Шеджере башкирских племен"52 (это нечто вроде таблицы башкирских родоплеменных групп, но включенных в более широкий исторический контекст), где в качестве сыновей "Мораддина", в котором надо видеть сына Идегея Нуретдина, названы: Туркмен, Кунграт, Бурзян, Манка, Керче (или Кинже), Кыбчак, Юрматы и Каракалпак53. Из этого перечня, кроме юрматинцев и каракалпаков, особый интерес представляют кунграты, с которыми каракалпаки в прошлом имели обширные этнические связи. Дело в том, что есть данные об их пребывании в том районе. Это устанавливается через изучение вопроса о фигуре правителя г. Биляра – хана Самата, бывшего одновременно и вождем баражцев (бескалпакцев).

Данное имя в нескольких вариантах встречается в "Дафтар-и Чингиз-наме" и шеджере юрматинцев. В первом источнике вначале речь идет о хане Самате, но затем при описании движения войска Тимура после наступления на "город Владимир" в сторону "Бухары", причем через территорию Булгарского вилайета54, сообщается о двух ханах - Амате и Самате. Однако при изучении дальнейшего текста все-таки складывается мнение, что на самом деле подразумевается один человек – хан по имени Амат Самат55. В родословной же юрматинцев это действительно один человек: в тексте говорится о том, что "жили в подчинении хана Амата Самата" ("Әмәт Хәмәт дигән ханның кул астында тордылар"), "юрт хана Амата Хамата разрушился" ("Әмәт Хәмәт ханның йорты бозылды")56. Похоже, что в источниках подразумевается один и тот же человек – "хан" Амат (Амәт, Әмәт) Самат - Хамат (Хәмәт). Не исключено, что вторая часть имени является всего лишь вариантом первой части – буква "X" могла передавать и близкий к современному башкирскому гортанный звук "Һ", который у некоторых тюркских групп Поволжья мог звучать и как "С". Отсюда вывод – это имя надо читать как "Әмәт" (Һәмәт). В таком случае нас не может не заинтересовать дастан об Амате, сыне Гайсы (Гайса улы Әмәт) из "Дафтар-и Чингиз-наме".

Из дастана выясняется, что Амат был бием при жизни хана Джанибека57 и из-за разногласий с ним, украв его дочь, бежал в район устья р. Зуи (Зөя) на берег Волга (Идел якасында). Тут он довольно долго жил самостоятельно ("Идел башында мәкам – йорт тотты"), но после смерти хана Джанибека присоединился к его сыну Бирдибеку и "владел половиной юрта (этого) хана"58. В конце дастана говорится о том, что у Амата и дочери хана был сын по имени "Салчы", воспитывавшийся в г. Астрахани (Әчтерхан, Хаджи Тархан) в семье хана Тимер-Котлы59.

Еще МА. Усманов, занимавшийся анализом этого дастана, высказал мнение, что Амат-би являлся исторической личностью – согласно ему, он был сыном зятя хана Узбека, Иса-бека (Иса-гургана). Как полагает этот исследователь, в 1375 г. в русских летописях как "Князь Астроханьский Салчей"60 упоминается именно сын Амата-Салчы61.

М.А. Усманов обошел вопрос о племенной (клановой) принадлежности этих знатных лиц. Я полагаю, что они были кунгратами62. Такая трактовка позволяет с довольно неожиданной стороны взглянуть на проблему этнической принадлежности "хана" Амата и его "народа". В этой связи хочу указать на один малоизвестный у нас источник, являющийся династийной "историей" среднеазиатских кунгратов и опубликованный американским историком Ю. Брегелем63. Из него явствует, что один из предводителей кунгратов по имени Акхадай-бахадур, имевший в своем подчинении 30 тыс. кибиток (өйлек) кунгратов и 100 тыс. других тюрок, "правил странами Булгар, Черкес и Казан". Его правление в "Булгаре" продолжалось 22 года. Его сына Нахдай-бия (нойона), известного по источникам вплоть до начала 1360-х гг.64, Узбек-хан, на дочери которого он был женат, "сделал нойоном (с титулом "бий") в низовьях Атиля". Этот князь, кажется, был похоронен в Хорезме65. Нахождение кунгратов не только в Поволжье, но и в северо-западном Приуралье фиксируется в ряде источников. В частности, в одной из татарских рукописных "историй" было сказано: "Около города Уфы, на реке Белой, там где впадает река Дема, была крепость Кунгурат, жители оттуда переселились в Ургенч. Там соорудили крепость и ее назвали тоже Кунгуратом. На реке Белой есть гора Тура-тау. Тура – это имя кунгуратского хана..."66. В некоторых преданиях башкир этот город называется "ногайским" и в них говорится, что в тот период, когда "ногаи и башкиры составляли как бы один народ", те "нагайские ханы", которые управляли данным "народом", жили в нем. Скорее всего, кунграты, входившие в Ногайскую Орду, в ее составе воспринимались как "ногайцы" – последний термин был политонимом и обозначал все население Ногайской Орды (особенно те группы, которые наряду с мангытами составляли основной костяк этого государственного объединения)67. Еще в ряде родословных, имеющих отношение к группе кыргыз, расселенной в прошлом в бассейне р. Ик, имеются упоминания кунгратов68. Кроме того, былые контакты с кунгратами прослеживаются у групп байлар, гәрә (гәрәй), бушман – кыпчак69. Все они, как известно, локализовывались в юго-восточных районах Татарстана.

Имея в виду, что Амат был князем, а также принимая во внимание легенды о "ханском" достоинстве кунгратов, можно предположить, что где-то в первой половине XIV в., в период их нахождения в Заинско-Шешминском бассейне и в г. Биляре, они являлись правящей группой. Поэтому, народ "хана" Амата мог состоять не только из кунгратов. В частности, об этом, на мой взгляд, свидетельствует анализ этнонима "бараж". Мне представляется, что этот этноним находит аналогию с кыпчакским домонгольским этнонимом "бурч" - "борч" (от него: Бурч-оглы или Бурчевичи)70. Не исключено, что этноним "буркут" связан с этим же наименованием, так как у Буркыт-бия из "Дафтар-и Чингиз-наме", названного явно в честь племени буркут, уран звучал как "борх"71, восходя к общему с племенным названием корню – бурк ~ борх. Но от этого варианта через звук "h" в конце может возникнуть и вариант борс ~ "борh". Нахождение буркутов в интересующем нас ареале и по соседству с ним, подтверждается рядом генеалогий. Так, этноним "буркут" упоминается в шеджере татар д. Уразаево Актанышского района Татарстана72. Среди татар Бирского уезда Уфимской губернии была распространена родословная, упоминающая среди предков Буркыт-бия (Беркет би), жившего во времена Чингиз-хана и имевшего племенные атрибуты73. В родословной, обнаруженной в татарской деревне Старое Тураево (Дюртюлинский район Башкортостана), во главе предков "башкир" группы "шамшадин" отмечен Тарагай-би, сын Буркатбия74. В недавно опубликованной М.И. Ахметзяновым родословной, относящейся к группе гайна (современный Бардымский район Пермской области), опять приводятся атрибуты (уран, птица, тамга) племени буркут75. Уместно напомнить, что отмеченная выше родословная татар Бирского уезда тоже была связана с пермскими татарами76.

Буркуты, согласно Максуду ибн Усману Кухистани, входившие в состав Ак Орды77, этнически являются кыпчаками78. Известно, что о переселении "из Крыма"79, из Румского вилайета говорится и в некоторых вариантах родословных кыпчаков из группы Бачман-султана80. Если принять во внимание информацию из династийной хроники кунгратов о том, что Нахдай-бий "правил у черкесов" и с ним находился кыпчак Есен Буга81, то можно высказать гипотезу о том, что именно в составе общей массы 30 тыс. кунгратов и 100 тыс. "других тюрок" в Поволжье и Приуралье, в том числе и непосредственно на территории Заинско-Шешминского бассейна, появились кыпчаки, это событие следует датировать первой половиной XIV века. Кстати, М.И. Ахметзянов в комментариях к недавно опубликованной родословной гайнинцев, являющихся, во всяком случае, в знатной своей части, буркутами, подчеркнул сходство начальной части этой родословной с шеджере баражцев из "Дафтар-и Чингиз-наме"82. Это вполне согласуется с изложенной мною гипотезой.

Все эти группы, после потрясений, связанных с походами Тимура, с конца XIV в. участвовали в образовании Ногайской Орды, но в начале первой трети XV в. на некоторый период оказались в составе государства Шейбанидов (кочевых узбеков). На этот счет имеются ясные указания не только в шеджере юрматинцев, но и в других источниках. Так, по данным историка XVI в. Утемиш-хаджи, основателю Тюменского ханства Хаджи-Мухаммеду (правил с 1420/21 по 1428/29 или 1430 гг.) наряду с другими территориями подчинялись "Алатырь, мокша и город Болгар с окрестностями"83. Эта информация находит подкрепление в других источниках, из которых вытекает, что хану Абдул Хайру, правителю государства кочевых узбеков, некоторое время подчинялись земли "правобережья Волги от Булгара и Дербента". Поэтому, в "Нусрат-наме" сообщается: "жители Жанги-Туры (Чимги-Туры – Д.И.) и Булгара...платили ханской казне (т.е. казне хана Абдул Хайра – Д.И.) ясак"84. Понятно, что под "Булгаром" (Болгаром) с его "окрестностями", имеется в виду в целом Булгарский вилайет времени до образования Казанского ханства.

Естественно, в тех группах, которые мы с XVI – XVII вв. обнаруживаем в Заинско-Шешминском бассейне, надо видеть потомков именно более ранних золотоордынских татар с клановым делением, о которых речь шла выше. Что касается племени байлар, то оно не только было тесно связано с кыпчакским племенем елан85, но и имело прямое отношение к кунгратам – об этом говорит существование у племени кунграт в составе казахов группы байлар86. О тесных этнополитических контактах групп байлар и юрматинцев говорит то, что у первых среди предков упоминается Дэрбэш-би – очевидно, его можно отождествить с бием юрматинцев Шейх-Дервишем87. Хотя юрматинцы в какой-то период из Заинско-Шешминского бассейна ушли, в этой зоне осталась группа, этнически и исторически явно связанная с ними. Я имею в виду племя (волость) юрми. По родословным племени юрми, представители этой группы считали себя потомками Юрми-бия, сына Юрматы-бия88.

Проблема угорских этнических истоков юрматинцев, следовательно, и группы юрми, уже детально обсуждалась мною в других работах89. Поэтому, тут достаточно будет сказать, что тюркизация их в решающей мере была достигнута, скорее всего, в XIV в., когда в район Заинско-Шешминского бассейна, а также в соседние территории, проникли большие группы золотоордынских татар с клановым делением при преобладании в их составе кыпчакских образований.

Тем не менее, вплоть до XVI в. тюркизированные угорские формирования северо-западного Приуралья сохраняли еще некоторые этнокультурные особенности, включая и специфический этноним "иштэк". Когда в этот район начались переселения татар из Среднего Поволжья, они застали в Заинско-Шешминском бассейне не только остатки собственно золотоордынских татар, но и тюркизированных потомков этих "иштяков". Правда, эти группы, пройдя довольно длительный этап вхождения в ногайские этнополитические образования, к тому времени выступали уже то как «башкиры», то как «ногайцы»90.

Отсюда вывод: те группы ногайцев, которые населяли юго-восточные районы в XVI – XVII вв., частично оставшись там после ухода основной части Ногайской Орды в первой трети XVII в. навсегда, могут и должны считаться одним из этнических компонентов татар, в том числе и предками жителей Надыровской волости XVIII века.

 

Примечания:

1.По этой проблеме см.: Ахметзянов М.И. К. этнолингвистическим процессам в бассейне р. Ик (по материалам шеджере) //К формированию языка татар Поволжья и Приуралья. - Казань: ИЯЛИ КФАН СССР, 1985. - С. 58-76; Исхаков Д.М. Из этнической истории татар восточных районов Татарской АССР до начала XX века // К вопросу этнической истории татарского народа. – Казань: ИЯЛИ КФАН СССР, 1985. - С. 36-65; его же. О ранних этапах этнической истории групп татар и башкир с локальным самоназванием "кыргыз" и "слан" // Тюркология-88. Тез. докл. и сообщений V Всесоюзной тюркологической конференции (7-9 сентября 1988 г.). - Фрунзе: Илим, 1988. – С. 520-522; Рамазанова Д.Б. К вопросу истории заселения Закамья татарами и формирования некоторых прикамских говоров татарского языка // Национальный вопрос в Татарии дооктябрьского периода. – Казань: ИЯЛИ КНЦ АН СССР, 1990. - С. 20-35.

2.См. полемику Ж.Рахимова с нами по этому вопросу: Рәхимов Җ. Тарих белән бәхәсләшү – мәгънәсез эш // Мәдәни җомга. - 20.09.1996.

3.Подробнее см. там же.

4 РГИА.Ф.1350. Оп.56. Д.563, ч.2 "В". Л.л. 19-22, 35 об.

5 РГАДА. Ф.1355. Оп.1. Д.1874, 1876.

6 Из летописи с. Ст. Ермаково. Рукопись из личного архива автора.

7 Ахметзянов М. Татарские шеджере (Исследование татарских шеджере в источниковедческом и лингвистическом аспектах по спискам XIX—XX вв.). – Казань, 1991. - С. 55.

8 Мәрдәншин Г. Халыкны берләштерүче бәйрәм. Кама аръягы җыеннары // Идель – 1995. – № 6. – 56 б.

9 Кочекаев Б.-А.Б. Ногайско-русские отношения в XV-XVIII вв. - Алма-Ата: Наука, 1988. - С. 26.

10 Исхаков Д.М. От средневековых татар к татарам нового времени (этнологический взгляд на историю волго-уралъских татар XV-XVH вв.). - Казань, 1998. - С. 25, 31-42.

11 Яхин А.Г., Бакиров М.Х. Фольклор жанрларын система итеп тикшеру тәҗрибәсе (Мәзәкләр, бәетләр). - Казан, 1979. - 127 б.

12 Исхаков Д.М. От средневековых... – С. 24.

13 Ахметзянов М. Татарские шеджере... – С. 96.

14 См. документ, приводимый Ж. Рахимовым. – Мәдәни җомга. - 20.09.1996.

15 Исхаков Д.М. Из этнической... – С. 37.

16 Исхаков Д.М. От средневековых... – С. 154.

17 Примеры взяты из указанной книги.

18 Справочная книжка Уфимской губернии / сост. Н.А. Гурвич. - Уфа, 1883. - С. 339.

19 О Чаллинском городище в Лаишевском уезде, близ д. Чаллы, Шумбутской волости. // Известия ОАИЭ. Т. 3. - Казань, 1884. - С. 278.

20 Әхмәтҗанов М. Мәдәни мирасыбыз сакчысы // Татарстан. - 1997. - № 5. - 38 б.

21 Сборник РИО. - т. 8. - СПб., 1871. - С. 420.

22 Там же. - С. 423-425.

23 РГВИА, Секретная экспедиция Военной коллегии. Оп. 1/47. Св. 52. Д. 2.Л.12.

24 ЦГИА РБ. Ф. И-2. Оп.1. Д.6760. Л.л. 14-15.

25 Исхаков Д.М. Из этнической истории татар восточных районов Татарской АССР до начала XX века //К вопросу этнической истории татарского народа. - Казань, 1985. - С. 37.

26 Сборник РИО. Т. 8. – С. 431. Байрягози скорее являлся ясачным татарином.

27 Исхаков Д.М. Юго-восток... – С. 16.

28 Рахматуллин У.Х. Крестьянское заселение Башкирии XVII—XVIII вв. // Крестьянство и крестьянское движение в Башкирии в XVII—XX вв. – Уфа, 1981. – С. 7.

29 Исхаков Д.М. Из этнической истории... – С. 43.

30 Подробнее см.: Исхаков Д.М. От средневековых татар к татарам нового времени (этнологический взгляд на историю волго-уральских татар XV—XVII вв.). Научное издание. – Казань, 1998. – С. 16-31, 113-174.

31 Усманов М.А. Татарские исторические источники XVH-XVIII вв. - Казань: Изд-во КГУ, 1972. -С. 112-113, 174-178.

32 16 Башкирские шежере. – Уфа, 1960. – С. 27-28.

33 Ахметзянов М.И. Татарские шеджере (Исследования татарских шеджере в источниковедческом и лингвистическом аспектах по спискам XIX—XX вв.) - Казань, 1993. – С. 43, 144-147; его же. Татар шәҗәрәләре (беренче китап). – Казан, 1995. – 12-27 бб.; Исхаков Д.М. От средневековых... – С. 31-42.

34 Әхмәтҗанов М.И. Татар ... – 20-23 бб.

35 Там же. – С. 12.

36 Исхаков Д.М. От средневековых ... – С. 34. См. там же: Әхмәтҗанов М. Татар ... – 15 б.

37 21 Название "Балымер" буквально означает "крепость Балыма" (Балым +ыр ~ ор; последнее слово в тюркских языках обозначает "укрепление, крепость").

38 Исхаков Д.М. От средневековых ... – С. 37.

39 См.: Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. - Саранск, 1960. - С. 164-165.

40 Дәфтәре Чынгыз-намә. – Казан, 2000. – 28 б. Замечу, что пассаж источника о том, что после разрушения г. Булгара Тимуром, "некоторые из спасшихся пришли в г. Буляр, вырыли там рвы и поселились", при замечании, что "в то время там был ханом Самат", позволяет сделать вывод, что до прихода выходцев из г. Булгара в г. Биляре баражцы уже жили (История Чингиз хана и Тамерлана //Труды Оренбургской УАК. – Вып. 19. - Оренбург, 1907. - С. 147.

41 Дәфтәре ... - 30 б.

42 История Чингиз-хана... – С. 151.

43 Дәфтәре... - 28-30 бб.

44 Башкирские шежере. – С. 28-29.

45 Старинное название этой группы (племени) – ал бурлик ~ ол бурлик (Исхаков Д.М. От средневековых... - С. 36-42).

46 История Чингиз-хана... – С. 151 Текст издатели перевели так: "Большинство его народа было Бескалпаки, прозванные Бараж".

47 Дәфтәре ... - 28 б.

48 История Чингиз-хана ... – С. 151; Дэфтэре ... – 31 б.

49 Эта родословная имеется в двух вариантах: первый был обнаружен краеведом Д. Гарифуллиным и опубликован М.И. Ахметзяновым (Идел. – 1993. – № 1. – 48-49 бб.); второй частично издан под заголовком "Шежере Кункас-бия" в Уфе (См.: Башкирские шежере (Филологические исследования и публикации). – Уфа, 1985. – С. 123). Переиздавший первый текст М.И. Ахметзянов в комментариях к нему высказал мнение, что "Аеры Калбак" – это одно из татарских племен, переселившихся в 1420-х гг. в Хорезм из Поволжья (Әхмәтҗанов М. Татар... - 38 б.)

50 В источнике сказано: "Бараҗ, халкының әүвәл замандагы борынгы төп йорты Зәй тамагында иде. Бер Бараҗ дигән аҗдаһа елан килде. Ул шәһәрнең, халкына көч, зыян кыла башладылар. Чыгып аҗдаһа белән орыштылар, җиңә алмадылар. Ахырда узләре шәһәрне калдырып качтылар. Болгар шәһәре янына барып Бүләр суының өстенә йорт – шәһәр салдылар. Ул шәһәрләрен дә Бүләр дип атадылар. Шул сәбәптән халыкны Бараҗ халкы дип йөрттеләр. Ораннары Бараҗ иде" (Дәфтәре ... – 28 б.).

51.Жданко Т.А. Очерки исторической этнографии каракалпаков. - М.-Л., 1950. - С. 125-130.

52 Башкирские шежере, 1960. – С. 173-174. Р.Г. Кузеев высказывал мнение, что в таблице представлены те башкирские племена, которые "по происхождению тяготеют к тюркоязычным народам Средней Азии" (см.: Там же. – С. 220.).

53 Из перечня непонятны только два названия – "Манка" и "Кинже" (Кинҗә). Первое из них, скорее всего, это испорченный этноним "Мең" (Менг ~ Минг). Второе наименование присутствует и в "Дафтар-и Чингиз-наме" в качестве личного имени человека, обратившегося к баражцам в период похода Тимура (Дэфтэре ... – 31 б.). Возможно, это имя можно отождествить с именем чингизида Кунче-оглана, известного в 1388 г, (См.: Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. – Т. 2 . Извлечения из персидских сочинений, собранных В.Г. Тизенгаузеном и обработанных А.А. Ромасковичем и С.П. Волиным. - М.-А: Изд-во АН СССР, 1941. - С. 155).

54 О6 этом свидетельствует выражение «кайттылар, кайтып», имеющееся в источнике (Дэфтэре ... – 31 б.).

55 Там же.

56 Башкирские шежере, 1960. – С. 27.

57 Дәфтәре ... - 34 б.

58 Там же. - С. 35.

59 Там же.

60 См.: ПСРЛ. – Т. 11-12. Патриаршая или Никоновская летопись. – М.: Изд-во Наука, 1965. – С. 24.

61 Усманов М.А. Татарские... – С. 115.

62 Иса-бек считался "начальником улуса", "старшим эмиром улуса" (Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к Золотой Орде. – Т. 1. Извлечения из сочинений арабских. – СПб., 1884. – С. 295). Очевидно, он был братом другой исторической фигуры – эмира Тулук-Тимура (Там же. – С. 311). Сын последнего – Кутлук-Тимур, был известен как "эмир Сарая", "эмир Дешти – Кипчака и Хорезма", "Старший эмир и правитель Хорасана" (Там же. – С. 282; Тизенгаузен В.Г. Сборник... – Т. 2. – С. 141-142). Согласно Ибн-Халдуну, именно хан Узбек поставил его "над Хорезмом и Ургенджем" (Тизенгаузен В.Г. Сборник... – Т. 1. – С. 385). Известно, что сына Иса-бека или его племянника звали Али-беком. (Тизенгаузен В.Г. Сборник... – Т. 1. – С. 350). Между тем, среди видных военачальников хана Тохтамыша в 1385—1386 гг. известен Али-бек кун-грат (Тизенгаузен В.Г. Сборник... – Т. 2. – С. 151), которого я отождествляю с упомянутым выше Али-беком. Еще один Иса (Айса)-бек, известный по источникам между 1385—1386 – 1409—1410 гг. и являвшийся старшим братом Идегея, к нашему случаю не подходит по хронологическим причинам (Тизенгаузен В.Г. Сборник ... - Т. 2. - С. 151, 168, 192).

63 Bregel I. Tribal tradition and dynastic history // Asian and African studies. Journal of the Israel Oriental Society - vol. 16, 1982. - P.p. 357-398.

64 Сафаргалиев М.Г. Распад ... – С. 121. Его имя звучало как Нангудай и он считался эмиром.

65 Bregel I .Tribal ...

66 История Татарии в документах и материалах. – М., 1938. - С. 123.

67 Александров А.Б. Башкиры (этнографический очерк) // Оренбургский листок. – 1885. – № 51. Интересно, что в очерке об управлявших "нагаями и башкирами" "нагайских ханах" сказано, что они "признавали над собою власть царства Казанского". Возможно, в данном случае мы имеем дело со смешением разных исторических эпох. Еще в одной исторической хронике есть сообщение о том, что "... у ногайцев владения простирались до рек Уршака и Демы и был главный ханский город Уфа". (Соколов Д. Опыт разбора одной башкирской летописи // Труды Оренбургской УАК. Вып. 4. – Оренбург, 1898. – С. 49). Фактически тут речь идет о том же самом городе "Тура-тау".

68 В шеджере жителей д. Кугарчин-Буляк (группа "кыргыз") Шаранского района Башкортостана среди имен предков упоминаются Баллас-би, Кунграт-би, Бусамыш-би и Коккюз-би (Башкирские шежере, 1985. – С. 107). Г.Б. Хусаинов эту генеалогию ошибочно относит к племени слан (см. там же). В родословной башкир племени кыргыз из д. Ташлы Бугульминского уезда Самарской губ. также упоминаются Куккуз-би и Бутамыш-би (Коркод ата – Әхмәт би – Мөхәммәт би – Йонба би – Кушык би – Аккош би – Бутамыш би). (См.: Әхмәтҗанов М. Татар... – 485 б.).

69 Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения. – М.: Наука, 1974. - С. 179, 181-182, 328.

70 Golden Peter В. An introduction to the history ofthe Turkic Peoples. Ethnogenesis and State Formation inMedieval and Early Modern Eurasia and Middle East. —Wiesbaden, 1992. – P. 278; его же. The Polovci Dikii// Harvard Urkanian Studies. - Vol. ПЫУ. - 1979-1980, Part 1. - P.p. 296—309.

71 Дәфтәре... – 20 6.

72 Такую же мысль высказывал и М.И. Ахметзянов (См.: Әхмәтҗанов М. Пермь олкэсе шэжэрэлэре // Пермь татарлары турында. – Барда, 2000. – 89 б.).

73 Ахметзянов М.И. К этнолингвистическим процессам в бассейне р. Ик (по материалам шежере) // К формированию языка татар Поволжья и Приуралья. – Казань, 1985. - С. 62.

74 Исхаков Д.М. От средневековых ... – С. 123. Атрибуты: дерево – "чаган", птица – "һөд-һөд", тамга-"әмзә".

75 Там же.

76 Әхмәтҗанов М. Пермь... – 98 б.

77 Исхаков Д.М. От средневековых... – С. 123.

78 Ахмедов Б.А. Государство кочевых узбеков. – М.: Наука, 1965. – С.16. Буркуты, кстати, в 1428 — 1429 гг. правили и в г. Тура в Западной Сибири (Там же. – С. 43, 48; Материалы по истории казахских ханов XV—XVIII вв. (извлечения из персидских сочинений). – Алма-Ата: Наука, 1969. – С. 42). Однако вопрос о первоначальной этнической принадлежности боркутов еще нельзя считать решенным окончательно. В частности, в "Таварих-и гузида-и Нусрат-наме" сказано, что племя боркут является ответвлением племени ойрат (См.: Таварих-и гузида-и Нусрат-наме. Исследование, критический текст, аннотированное оглавление и таблица сводных оглавлений кандидата филологических наук А.А. Акрамова. – Ташкент: Фан, 1967. – С. 83). Но в составе восточных ("диких") кыпчаков явно присутствовали монгольские образования (см.: Golden Peter В. The Polovci Dikii...), что позволяет мне остаться в рамках выдвинутой гипотезы.

79 Еще одним аргументом в пользу данной точки зрения является связь группы шамшадин с группой канглы в составе башкир (См.: Исхаков Д.М. От средневековых. – С. 123). В преданиях племени канглы также говорится о "прибытии [с] берегов Черного моря, из Крыма" (Кузеев Р.Г. Происхождение ... – С. 359).

80 Исхаков Д.М. От средневековых ... – С. 123.

81 Әхмәтҗанов М. Татар ... – 12, 18 бб.

82 Әхмәтҗанов М. Пермь ... – 88-89 бб.

83 Вәлиди Туган Ә.-З. Башкорттарзыҗ тарихы. Төрк hәм татар тарихы. – Өфе, 1984. – 24-26 бб.

84 Ахмедов Б.А. Государство... – С. 71, 94.

85 Исхаков Д.М. Из этнической истории... – С. 47.

86 Кузеев Р.Г. Происхождение... – С. 328.

87 Такое мнение высказывалось Р.Г. Кузеевым (См.: Там же. - С. 329).

88 Там же. - С. 120.

89 Обобщенное изложение результатов этих изысканий, см.: Исхаков Д.М. От средневековых ... – С. 113-174.

90 Именно этим объясняется распространенность этнонима "нугай" в исторических преданиях и родословных татар юго-восточных районов Татарстана (См.: Исхаков Д.М. Из этнической истории..., Ахметзянов М.И. К этнолингвистическим...; Исхаков Д.М. Пермь татарлары // Пермь татарлары турында... – 12-14 б.).


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

37145. Радикальное направление освободительной борьбы. Революционные демократы и революционные народники 41.5 KB
  Они резко выступали против теории официальной народности против взглядов славянофилов доказывали общность исторического развития Западной Европы и России высказывались за развитие экономических и культурных связей с Западом призывали использовать в России новейшие достижения науки техники культуры. В это время он пришел к мысли что русская деревенская община и артель содержат зачатки социализма который найдет свое осуществление в России скорее чем в какойлибо другой стране. Герцен был первым кто в общественном движении России...
37146. Развитие экономики и культуры России во второй половине XIX века 50.5 KB
  Огромные выкупные платежи тяжким бременем лежали на миллионах крестьян. К тому же взамен помещичьей власти в деревне укреплялся гнет общины которая могла наложить штраф на трудолюбивых крестьян за работу а в праздничные дни приговорить крестьян к ссылке в Сибирь за колдовство и т. Многие крестьяне испытывали большие тяготы изза того что не могли свободно распоряжаться своим наделом а также вести свое хозяйство так как считали нужным. Во многих общинах проводились переделы земли что исключало заинтересованность крестьян в повышении...
37147. Социал-демократия: большевизм и меньшевизм в революционном движении России 39.5 KB
  Идейное размежевание с меньшевиками сопровождалось не прекращавшимися попытками восстановить единство РСДРП но предложение Ленина разрешить партийный кризис созывом съезда не нашло поддержки у меньшевиков а также у большевиков – членов ЦК партии считавших что съезд лишь закрепит раскол. Отказавшись от предложенного Лениным переименования партии в коммунистическую делегаты конференции решили добавить к традиционному ее названию Российская социалдемократическая рабочая партия слово большевиков и поручили ЦК партии подготовить проект...
37148. Причины, характер, особенности, этапы и итоги революции 1905-1907 гг 40 KB
  Оно стало началом революции 1905 1907 гг. Причины революции многообразны но все они так или иначе связаны с процессами модернизации политической экономической социальной областей жизни страны. Либералы к началу революции создать политические партии не смогли.
37149. Государственная Дума – первый опыт парламентаризма 34.5 KB
  Вследствие неодновременности выборов работа Государственной думы проходила при неполном составе её пополнение шло в ходе работы. Комиссии Государственной думы работали над законопроектами о неприкосновенности личности свободе совести собраний об отмене смертной казни. В центре внимания II Думы как и ее предшественницы находился аграрный вопрос. Третьеиюньский государственный переворот новое Положение о выборах в Думу в нарушение Основных законов было утверждено царем без санкции Думы и Государственного совета означал поражение...
37151. Столыпинская политика модернизации России. Отношение к ней российского общества. Судьба столыпинских реформ 32 KB
  разрешил выдачу ссуды под залог любой приобретаемой крестьянами надельной земли. По желанию крестьянина выделавшегося из общины отдельные полосы его земли могли быть сведены в один участков отруб. Продажа земли через него также помогала крестьянам увеличить своё землевладение. Третьим важным пунктом реформы было переселение крестьян на свободные земли в Сибирь Среднюю Азию и Казахстан.