65167

«Вторая империя» монголов: притязания и действительность

Научная статья

История и СИД

В настоящей работе мы намерены проанализировать статус второй империи Чингизидов и выяснить насколько формальный статус соответствовал политической реальности. Полагаем что первые шаги к восстановлению империи были сделаны именно на рубеже XIII-XIV вв.

Русский

2014-07-26

144.5 KB

2 чел.

Р. Ю. Почекаев (Санкт-Петербург)

«Вторая империя» монголов: притязания и действительность

Монгольская империя, созданная Чингис-ханом и его преемниками, фактически распалась в 1269 г., когда на курултае в долине р. Талас правители трех имперских улусов – Джучи, Чагатая и Угедэя провозгласили себя независимыми правителями и приняли ханские титулы. Однако уже на рубеже XIII-XIV вв. империя была восстановлена, правда уже в несколько ином статусе. В настоящей работе мы намерены проанализировать статус «второй империи» Чингизидов и выяснить, насколько формальный статус соответствовал политической реальности.

Полагаем, что первые шаги к восстановлению империи были сделаны именно на рубеже XIII-XIV вв., вероятнее всего – в 1297-1298 гг. Под этой датой отмечено весьма загадочное сообщение арабского автора сер. XIV в. ал-Муфаддала о том, «что пошлины и другие доходы с Судака делились между четырьмя татарскими царями. Одним из них был этот Токтай…» [4, с. 153]. Это сообщение до сих пор вызывает недоумение исследователей, большинство которых склоняется к мысли, что вместо «Токтая» (т. е. золотоордынского хана Токты, прав. 1291-1312) следует читать «Ногай», и что Судак, по-видимому, принадлежал различным улусным правителям Золотой Орды, т. е. Улуса Джучи [см.: 4, с. 153, прим. 45; 10, с. 137; 19, с. 69-70].

Недоумение рассеивается, если мы вспомним, что в каждом улусе Монгольской империи было принято выделять определенные владения правителям других улусов. Так, согласно Муин ад-Дину Натанзи, «когда в старину Чингиз-хан производил раздел между четырьмя сыновьями, он каждому сыну назначил собственность (мульк) во владениях (мамлакат) другого сына, чтобы из-за этого между ними постоянно ездили послы» [5, с. 353, прим. 40]. Так, например, в джучидском Хорезме Чагатаю и его потомкам принадлежали Кят и Хива, потомкам Тулуя в Золотой Орде – часть Булгара, Джучидам в Иране – часть каждой области, в Улусе Чагатая – кварталы Самарканда и Бухары, а в Китае – область Пинъянфу. Со всех этих владений чингизидские правители получали соответствующие доходы [см. подробнее: 12, с. 106; 13, с. 170-171; 14, с. 266; 15, с. 89-90]. Согласно сообщению персидского историка первой пол. XIV в. Вассафа, когда золотоордынский правитель Берке начал войну с персидским ильханом Хулагу, Хубилай (великий хан и брат Хулагу) повелел истребить подданных Золотой Орды в Чагатаевом улусе – в Самарканде и Бухаре [3, с. 15; 5, с. 164-165]. Вполне логично, что тогда же Джучиды могли лишиться своих владений и в Китае, а остальные улусные правители утратили свои владения в других улусах после распада империи в 1269 г.

Восстановление империи на рубеже XIII-XIV вв. повлекло и возвращение улусным правителям их владений в других улусах, либо даже предоставление новых. Несомненно, «четыре царя», получившие право на доходы с богатого портового города Судака – это именно четыре улусных правителя Монгольской империи: золотоордынский Токта (прав. 1291-1312), ильхан Газан (прав. 1295-1304), великий хан и император Юань Тэмур (Чэн-цзун, прав. 1294-

107

1307) и, вероятно, чагатайский правитель Дува (прав. 1282-1307).1 В китайской династийной хронике второй пол. XIV в. «Юань ши» сообщается, что джучидам «были выделены и пожалованы земли округов Пинъян, Цзиньчжоу и Юнчжоу с ежегодным доходом с этих земель в пересчете на ассигнации в 2400». Таким образом, в результате воссоединения империи Джучиды не только вернули «свою» китайскую провинцию Пинъян», утраченную прежде, но и получили прибавление к ней в виде Цзиньчжоу и Юнчжоу. Отметим, что, согласно «Юань ши», указанные китайские провинции признавались владением золотоордынских ханов вплоть до правления Джанибека (прав. 1342-1357) [8, с. 32; см. также: 14, с. 265-267]. Восстановленная Монгольская империя просуществовала, таким образом, около полувека – с рубежа XIII-XIV вв. до 1340-х гг., когда в результате смут, охвативших практически все улусы Чингизидов отношения между ними прекратились сами собой.

На каких же принципах базировалась восстановленная империя Чингизидов? Ответ на этот вопрос содержится в послании персидского ильхана Олджайту (прав. 1304-1316) французскому королю Филиппу IV Красивому, написанном в 1305 г.: «Ныне же – Небо внушило (такие намерения) – Мы потомки Чингиз-кагана, во главе с Темур-каганом, Тогтога, Чабар'ом и Тога, которые целых 45 лет и до сего дня причиняли друг другу обиды, ныне, вспомоществуемые Небом, совершенно примирились (как подобает) братьям; и, объединив государство, начиная от восхода солнца, от Нань-цзя'ской земли до моря Тэлю-далай, приказали связать и пути сообщения. И мы обязались между собою словом в том, что если кто-либо из нас умыслит иное, то всеми силами всех из них, (вышепоименованных) будем защищать Высшее (т. е. Небом внушенное Согласие)» [8, с. 648]. Своеобразным дополнением к посланию ильхана служит информация его современника – армянского принца Гайтона, написавшего, что «Еще там есть три других короля (императора) татар, обладающих большим могуществом, и все они почитают великого императора и повинуются ему. И все споры, которые возникают между ними, они передают ко двору императора на его суд» [22, р. 214].

Легко отметить, что и Олджайту, и Гайтон подчеркивают равенство правителей улусов: ильхан пишет о  «братских» (т. е. равноправных) отношениях между ними, Гайтон титулует всех улусных правителей императорами, т. е. верховными (и, следовательно, независимыми) правителями. Император Юань, великий хан, таким образом, являлся всего лишь старшим среди равных монархов, своеобразным верховным арбитром в спорах между владетельными Чингизидами. И восстановленная империя была уже не централизованным государством с жесткой вертикалью власти (каким она была при Чингис-хане, Угедэе и Мунке), а конфедерацией самостоятельных государств.

Впрочем, притязания великого хана Тэмура, а затем и его наследников на верховенство в восстановленной империи нашли отражение как в официальной документации, так и в нарративных источниках того времени. Так, например,

108

улусные монархи, признавшие сюзеренитет великого хана, были формально включены в имперскую иерархию. Например, в документации империи Юань (вошедшей в «Юань ши») золотоордынский хан считался в империи «князем третьей степени», обладал золотой печатью и формально получал жалование от императора [2, с. 202; 9, с. 32]. Согласно той же «Юань ши», в 1337 г. в Золотой Орде было учреждено «губернаторство наследника императорского престола основного ранга второго класса» [2, с. 202].

Неизвестный автор «Книги о Великом хане», написанной на старофранцузском языке для папы римского Иоанна XXII ок. 1330 г., сообщает: «Великий хан Китая – самый могущественный среди всех королей в мире. Ему подчинены и приносят присягу все великие сеньоры той страны, особенно три великих императора – император Альмалыка, император Буссая и император Узбек. Эти три императора посылают ежегодно указанному хану леопардов, быстрых верблюдов, кречетов и огромное количество драгоценных камней, поскольку они признают его своим сеньором и сюзереном» [23, р. 59]. По-видимому, автор «Книги» опирался именно на официальную информацию, исходящую от чиновников империи Юань, согласно которой любые подарки (которыми постоянно обменивались владетельные Чингизиды) воспринимались китайским императором как дань, а правители других государств Чингизидов – его вассалами [см. подробнее: 14, с. 269-270].

Интересный факт отмечен в сочинении персидского автора второй пол. XIV в. ал-Ахари «История Шейха Увейса»: в знак признания заслуг эмира Чобана (фактического правителя державы ильханов в 1320-е гг.) великий хан «передал ему эмират (имарат) над четырьмя улусами и имя его было вписано в четыре ярлыка: Хатая, Чагатая, Дашт-и Кипчак и Ирана» [1, с. 105]. Таким образом, есть основания полагать, что великие ханы пытались возродить универсальную систему управления в Монгольской империи, назначая чиновников из одного улуса правителями другого.

Тем не менее, на самом деле, все улусы вновь восстановленной Монгольской империи были самостоятельными государствами, а их правители – суверенными монархами. Начнем с того, что объединенная империя нередко именовалась «четыре улуса», т. е. даже из названия вытекало объединение равноправных государственных образований [см., напр.: 11, с. 106-107].2 Правители всех улусов носили ханские титулы, издавали ярлыки (правом издания которых обладали только независимые верховные правители), чеканили монету со своим именем, вели самостоятельную внешнюю политику. Кроме того, они нередко воевали и между собой, причем великий хан не только не делал попыток разрешить противоречия других ханов (как это предусматривалось договором об объединении), но и сам активно воевал с другими Чингизидами.  

109

Фактически не действовали такие важные «интеграторы» как общеимперские государственные и правовые институты. Так, например, нет сведений, чтобы за все время существования восстановленной империи Юань хотя бы один раз собирался курултай представителей всех улусов, хотя сведения о курултаях в самих улусах встречаются неоднократно. Не действовало в отдельных улусах и право Монгольской империи: каждый хан опирался на собственное законодательство, которое ко времени существования «второй империи» уже в значительной степени находилось под влиянием местных правовых традиций: китайской и буддийской в империи Юань, мусульманской в Золотой Орде, Улусе Чагатая и Иране. Великая Яса Чингис-хана действовала в отдельных улусах лишь потому, что каждый из них, в свою очередь, считался сверхдержавой имперского типа, а вовсе не из-за того, что их правители считали себя частями некоего единства.

Трудно предположить, что ханы трех улусов, провозгласившие себя в 1269 г. независимыми государями, добровольно согласились вновь признать подчиненное положение от императора Юань (великого хана) – хотя бы даже и номинально. Конечно же, причиной восстановления империи стали политические события в отдельных улусах, а также некие далеко идущие планы, которые задумывали улусные владетели. Пожалуй, наиболее выгодным оказалось признание верховенства великого хана для золотоордынского хана Токты.

Во-первых, Токта в конце XIII в. вел тяжелую междоусобную войну с собственным бекляри-беком (первым министром) Ногаем, причем изначально обстоятельства складывались не в пользу хана [4, с. 100-101; 16, с. 85]. В таких условиях какое-либо внешнее вторжение могло стать роковым для Золотой Орды. Поэтому первоочередной задачей Токты стало заключение мира с ильханом Ирана – главным противником Золотой Орды к тому времени. Когда Токта признал номинальную зависимость от великого хана, это автоматически повлекло мир с ильханами, которые вплоть до пресечения династии в 1330-е гг. признавали власть своих старших родичей – императоров Юань [1, с. 93; 17, с. 66-67, 116]. Таким образом, в самый сложный для себя период междоусобной борьбы Токта сумел обеспечить себе безопасность со стороны Ирана. Более того, когда Ногай, противник Токты, позднее обратился к ильхану Газану с просьбой принять его под свое покровительство, ильхан ответил: «Я не вхожу в ваши междоусобные дела и не пользуюсь вашими неблагоприятными обстоятельствами. Если бы вы еще поладили друг с другом, то было бы хорошо и похвально» [16, с. 86-87]. Несомненно, Газан занял такую позицию по причине союза с Токтой в рамках восстановленной Монгольской империи, хотя в другое время с готовностью воспользовался бы ослаблением Золотой Орды.

Во-вторых, Золотая Орда, переживавшая в начале XIV в. засуху и голод, благодаря союзу с Юань, получала от императора существенную поддержку. Согласно «Юань ши», в 1301 г. император повелел доставить хану Токте 10 000 коней, а в 1303 г. – денежную помощь  в размере 37 800 дин ассигнациями [2, с.

110

203].

Наконец, в-третьих, в рамках восстановленной Монгольской империи перед Токтой открывались заманчивые перспективы по дальнейшему укреплению своей власти.Согласно арабскому автору  первой пол. XIV в. ан-Нувайри, «в 712 (1312/1313 – Р. П.) году или около того, то Токта, сын Менгутемира, царь стран Северных, стал домогаться канства. Но он также умер, не добыв его» [4, с. 141, прим. 5]. Полагаем, что речь идет не более, не менее как о претензиях Токты на верховную власть во вновь восстановленной Монгольской империи! Как известно, любой Чингизид имел право на власть в любом улусе и, соответственно, мог быть избран верховным правителем. Ниже представлена генеалогическая таблица улусных правителей Монгольской империи к 1309-1310 гг.:

Как видим, Токта к этому времени являлся самым старшим из потомков Чингис-хана: все остальные правители даже того же поколения являлись представителями младших ветвей Золотого рода. Таким образом, у Токты были все основания претендовать на власть после смерти великого хана Хайшана (Кулук-хан, император У-цзуна, прав. 1307-1311) – племянника и преемника Тэмура. Почему  же Токта не добился верховной власти в империи? Несомненно, ему помешала скоропостижная смерть в том же 1312 г. Но не исключено, что Токта не мог быть избран и в силу уже сложившейся фактически традиции, согласно которой великими ханами становились потомки великого хана Хубилая, основателя Юань – подобно тому, как потомки Бату обладали преимуществом в наследовании трона самой Золотой Орды.

Итак, у золотоордынского правителя Токты, как видим, было немало причин для признания номинального сюзеренитета великого хана. Не меньше интереса к восстановлению единства державы Чингизидов было и у ильхана Олджайту. Во-первых, он стремился избежать войны на два фронта – с Золотой Ордой и мамлюкским Египтом. Во-вторых, объединение «четырех улусов» повлекло восстановление единой торговой системы на всей территории Монгольской империи, а так как ряд торговых маршрутов пролегал через Иран, Олджайту получал дополнительные источники доходов за счет налогов и сборов от транзитной торговли [21, р. 410].

Однако не все другие Чингизиды были настолько заинтересованы в восстановлении единой империи, и сторонникам великого хана приходилось

111

прибегать к военной силе. Так, согласно Рашид ад-Дину, в 702 г. х. (1302/1303 г.) Токта вместе с Баяном, правителем Синей Орды (восточного крыла Золотой Орды) выступил против чагатайского правителя Дувы и Угедэида Чапара, сына Хайду (прав. 1301/1303-1305) и направил 2 тумена воинов на соединение с войсками великого хана Тэмура [2, с. 203; 16, с. 68].

 Таким образом, под натиском войск империи Юань, Золотой Орды и Ирана правителям улусов Чагатая и Угедэя также волей-неволей пришлось пойти на мировую и признать номинальный сюзеренитет великого хана. Поэтому неудивительно, что именно правители этих улусов первыми начали нарушать мир и согласие в только что возрожденной державе Чингизидов. В 1305 г., когда ильхан Олджайту сообщил в своем послании французскому королю о восстановлении Монгольской империи, Дува напал на своего друга и союзника Чапара, разгромил его и присоединил Улус Угедэя к своим владениям [7, с. 35]. В том же 1305 г. едва не началась война и между другими союзниками – золотоордынским ханом Токтой и иранским ильханом Олджайту; на этот раз им удалось решить дело путем мирных переговоров, но уже в 1308 г. между Золотой Ордой и Ираном вновь начались военные действия, которые с тех пор возобновлялись каждые два-три года [6, с. 70-71].

А сам великий хан, в обязанности которого входили разборы ссор между улусными владетелями, не только не препятствовал своим родичам и номинальным вассалам воевать между собой, но и сам вел войны с ними. Так, в 1310 г. в союзе с золотоордынским ханом Токтой великий хан вел войну против Эсен-Буги, сына Дувы (прав. 1309-1318), отказавшегося признавать зависимость от великого хана и победил его [7, с. 37-38]. Любопытно, что согласно сообщению арабского автора первой пол. XIV в. ал-Умари «Исенбога, султан Мавараннахра… разбойничал, говоря “Я имею больше прав на царство, чем они оба”, грабил путешественников и отказался от повиновения Кану» [4, с. 178]. Не исключено, что чагатайский правитель Эсен-Буга, сын Дувы, мог, подобно Токте, претендовать на верховную власть в Монгольской империи: номинальное единство «четырех улусов» давало ему такие основания.

Таким образом, Монгольская империя, восстановленная в течение 1298/1299-1304/1305 гг., изначально оказалась нежизнеспособной. Причины тому – личные амбиции улусных правителей, уже успевших за 30 предыдущих лет почувствовать вкус самостоятельности, а также глубокие противоречия между улусами из-за спорных территорий. Тем не менее, формально империя просуществовала в форме конфедерации фактически независимых государств вплоть до 1340-х гг. и распалась из-за внутренних смут в государствах – ее участниках, а не прекратила существование по решению ханов-Чингизидов (как это было в 1269 г.).  

Источники и литература:

Абу Бакр ал-Кутби ал-Ахари. Тарих-и шейх Увейс / Пер. М. Д. Кязимова и В. З. Пириева. Баку, 1984.

Беляев В. А., Сидорович С. В. Ставка Великого хана и улусы по нумизматическим данным // Монеты и денежное обращение в монгольских государствах XIII-XV веков. Труды Международных нумизматических конференций. IV МНК – Болгар 2005, V МНК – Волгоград 2006. М.: Нумизматическая литература, 2008. С. 201-204.

112

Бухарский вакф XIII в. / Изд. текста, пер., введ. и коммент. А. К. Арендса, А. Б. Халидова, О. Д. Чехович. М., 1979.

История Казахстана в арабских источниках. Т. I: Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. I. Извлечения из сочинений арабских / Подгот. нов. изд., введ., доп. и коммент. Б. Е. Кумекова, А. К. Муминова. Алматы, 2005.

История Казахстана в персидских источниках. Т. IV: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. II. Извлечения из персидских сочинений, собранные В. Г. Тизенгаузеном и обработанные А. А. Ромаскевичем и С. Л. Волиным / Подг. нов. изд., введ., пер., коммент. М. Х. Абусеитовой, Ж. М. Тулибаевой. Алматы, 2006.

Камалов И. Х. Отношения Золотой Орды с Хулагуидами. Казань, 2007.

Караев О. К. Чагатайский улус. Государство Хайду. Могулистан. Образование кыргызского народа. Бишкек, 1995.

Козин С. А. К вопросу о дешифровании дипломатических документов монгольских ильханов // Известия АН СССР. Сер. истории и философии. № 7. 1935. С. 645-655.

Кычанов Е. И. Сведения из «Истории династии Юань» («Юань ши») о Золотой Орде // Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани. 1223-1556. Казань, 2002. С. 30-42.

Мыськов Е. П. Политическая история Золотой Орды (1236-1313 гг.). Волгоград, 2003.

Никитин А. Н. Перераспределение Чингизидских владений в XIII в.: Опыт мирного передела континента // История и культура Улуса Джучи. 2006. Бертольд Шпулер. «Золотая Орда»: традиции изучения и современность. Казань, 2007. С. 97-107.

Петров П. Н. Очерки по нумизматике монгольских государств XIII-XIV веков. Н. Новгород, 2003.

Петров П. Н. Тамги на монетах монгольских государств XIII-XIV вв. как знаки собственности // Труды международных нумизматических конференций «Монеты и денежное обращение в монгольских государствах XIII-XV веков». Саратов 2001, Муром 2003. М., 2005. С. 170-177.

Почекаев Р. Ю. Сведения о Золотой Орде в «Книге о великом хане» // Тюркологический сборник. 2006. М., 2007. С. 260-273.

Почекаев Р. Ю. «Таможенное право» в государствах Чингизидов XIII – первой половины XIV вв. // Монеты и денежное обращение в монгольских государствах XIII-XV веков. Труды Международных нумизматических конференций. IV МНК – Болгар 2005, V МНК – Волгоград 2006. М.: Нумизматическая литература, 2008. С. 89-92.

Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т. II / Пер. с перс. Ю. П. Верховского, примеч. Ю. П. Верховского и Б. И. Панкратова, ред. И. П. Петрушевского. М.; Л., 1960.

Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т. III / Пер. с перс. А. К. Арендса. Ред. А. А. Ромаскевича, Е. Э. Бертельса, А. Ю. Якубовского. М.; Л., 1946.

Скрынникова Т. Д. Ламаистская церковь и государство. Внешняя Монголия XVI – начало ХХ в. Новосибирск, 1988.

Смирнов В. Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской порты до начала XVIII в. М., 2005.

Чернышев А. И. Общественное и государственное развитие ойратов в XVIII в. М., 1990.

Di Cosmo N. Mongols and Merchants on the Black Sea Frontier in the Thirteenth and Fourteenth Centuries: Convergences and Conflicts  // Mongols, Turks and others. Eurasian Nomads and the Sedentary World. Leyden; Boston: Brill, 2005. P. 391-424.

Hayton. La flor des estoires de la terre d’Orient // Recueil des historiens des croisades. Documents armeniens. T. 2. Paris, 1906.

La Livre du Grant Caan, extraite du manucrit de la Biblioteque du Roi, par M. Jacquet // Journal Asiatique. T. VI. 1830.

// Монгол – Оросын тYYх бичлэг дэх Монголын эзэнт  гYрэн (Эрднэм шинжилгээний хурлын материал) (= Монгольская и российская историография Великой Монгольской империи (Сборник научных статей конференции)). Улаанбаатар. 2009. Т. 106-112.

1 Мы исключаем из этого перечня еще одного правителя – Хайду, властителя Улуса Угедэя, который вряд ли пошел бы на воссоединение империи под властью великого хана Тэмура, поскольку сам претендовал на великоханский титул.

2 Интересно отметить, что и впоследствии подобная традиция была отражена в монгольских исторических источниках, когда речь шла об объединении ряда владений, обладавших значительной автономией. Так, например, монгольские ханы, потомки знаменитого Даян-хана, правившие в XVI в., именовались ханами «шести туменов» [18, с. 10-11]. Аналогичным образом, в XVII в. Джунгария именовалась государством «четырех ойратов», т. е. союзом четырех ойратских племен, во главе которых номинально стояли представител то одного, то другого из них [20, с. 57].


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

64450. Діагностика та ендоскопічне лікування туберкульозу трахеї та бронхів 186.5 KB
  Підвищення ефективності лікування хворих на туберкульоз у тому числі з із туберкульозним ураженням ураженням трахеї та бронхів залишається актуальним питанням фтизіатрії і пульмонології.
64451. Підвищення ефективності робочих процесів екскаваторів поздовжнього копання в складних ґрунтових умовах 305.5 KB
  Причиною цього є складність розробки в’язких липких суглинистих та глинистих ґрунтів в літній час а також ґрунтів що частково промерзли в зимовий неможливість очищення робочих органів екскаваторів від налиплого та намерзлого ґрунту повторне перенесення його в розроблені виїмки.
64452. Підвищення ефективності експлуатації відцентрових насосів у системі водопостачання житлово-комунального господарства 2.55 MB
  Частка енергії що споживається приводом насоса за різними джерелами оцінюється від 18 до 22 усієї електроенергії що використовується в господарстві країни. Зменшення енергоспоживання окремого насоса при забезпеченні ним певних значень напору і витрати досягається за рахунок підвищення ККД.
64453. АНТИКРИЗОВА ПОЛІТИКА БАНКІВСЬКОГО СЕКТОРУ КРАЇН ЦЕНТРАЛЬНОЇ ТА СХІДНОЇ ЄВРОПИ 292 KB
  Слабка фінансова система значна зовнішня заборгованість виражена в іноземній валюті недосконалий нагляд та втручання держави в розподіл та оцінку кредитів підсилюють ризики банківських систем таких країн зіштовхнутися з кризами.
64454. МЕТОДИЧНІ ЗАСАДИ МОНІТОРИНГУ ЯКОСТІ ФАХОВОЇ ПІДГОТОВКИ МАЙБУТНІХ УЧИТЕЛІВ ТРУДОВОГО НАВЧАННЯ 219 KB
  Одним із завдань України щодо інтеграції у європейський освітній простір є потреба у суспільно визнаній оцінці якості освіти. Аналіз науковометодичної літератури показав що з огляду на започатковані процеси реформування активізувалися...
64455. МАТЕМАТИЧНІ МОДЕЛІ ТА ОБЧИСЛЮВАЛЬНІ МЕТОДИ РІШЕННЯ ОДНОГО КЛАСУ ЗАДАЧ ДИФРАКЦІЇ ПЛОСКИХ ЛІНІЙНО ПОЛЯРИЗОВАНИХ ЕЛЕКТРОМАГНІТНИХ ХВИЛЬ 1.71 MB
  Явище дифракції плоских лінійно поляризованих електромагнітних хвиль на періодичних гратках широко використовується в техніці зокрема для створення частотних і поляризаційних фільтрів антен діаграмообразуючих пристроїв генераторів дифракційного...
64456. НАУКОВО-ТЕХНОЛОГІЧНІ ОСНОВИ ЛАЗЕРНИХ І ГІБРИДНИХ ПРОЦЕСІВ НАПЛАВЛЕННЯ ТА МОДИФІКАЦІЇ ПОВЕРХОНЬ МЕТАЛЕВИХ ВИРОБІВ 3.93 MB
  Саме до них належать нові гібридні технології спрямовані на розширення можливостей лазерної обробки за рахунок спільного використання лазерного випромінювання з іншими джерелами теплової енергії електричною дугою струменем плазми високочастотним...
64457. ЗАБЕЗПЕЧЕННЯ РАЦІОНАЛЬНОГО ПРИРОДОКОРИСТУВАННЯ ШЛЯХОМ ЗМІНИ КАДРОВОЇ ПОЛІТИКИ СУДНОПЛАВНИХ КОМПАНІЙ УКРАЇНИ 224 KB
  За умови використання сучасних інноваційних підходів у відновлені судноплавної галузі і як результат у зміні кадрової політики судноплавних компаній України стане можливим використання українського флоту збудованого з використанням екологічно безпечних технологій та залучення морських...
64458. ПОЛІПШЕННЯ ЯКОСТІ ВЕДУЧИХ МОСТІВ СІЛЬСЬКОГОСПОДАРСЬКИХ ТРАКТОРІВ ЗАГАЛЬНОГО ПРИЗНАЧЕННЯ 572 KB
  Для досягнення поставленої мети сформульовані наступні задачі: проаналізувати якість роботи основних елементів ведучих мостів сільськогосподарських тракторів загального призначення та з урахуванням аналізу статистичних відмов визначити...