65171

Золотоордынские ярлыки Русской Церкви как пример правоотношений светской и духовной власти на государственном и надгосударственном уровне

Научная статья

История и СИД

Ярлыки русской церкви представляют собой в общемто весьма распространенный тип ярлыков выдававшихся и в Монгольской империи и в ее отдельных улусах. Надо полагать что выдача ярлыков русской церкви осуществлялась всеми золотоордынскими ханами начиная с самых первых за исключением...

Русский

2014-07-26

50 KB

2 чел.

Р. Ю. Почекаев

Золотоордынские ярлыки Русской Церкви  как пример правоотношений светской и духовной власти

на государственном и надгосударственном уровне

           При слове «ярлык» чаще всего вспоминаются грамоты, которые выдавались золотоордынскими ханами русским князьям. Однако, по сравнению с многочисленными жалованными грамотами или дипломатическими посланиями (тоже называвшимися «ярлык»), эта категория ханских указов была сравнительно немногочисленной. К виду жалованных грамот относятся и ханские ярлыки русской церкви. Эти документы представляют собой интересный пример взаимоотношений трех властей – русской церкви, русского государства и Золотой Орды, которая для русской церкви являлась своеобразным «надгосударственным институтом».

           Эти ярлыки представляют собой весьма интересные с юридической точки зрения документы, поскольку имели и прямое действие на территории Руси, и служили основой для создания правовых актов самими церковными иерархами.

           Ярлыки русской церкви представляют собой, в общем-то, весьма распространенный тип ярлыков, выдававшихся и в Монгольской империи, и в ее отдельных улусах. Самый древний монгольский ярлык, дошедший до нашего времени, принадлежит Чингис-хану и представляет собой именно грамоту, освобождающую от уплаты налогов буддистскую церковь (1223 г.)[1]. Этот ярлык  и стал образцом, на основании которого издавали сходные акты монгольские императоры Китая, среднеазиатские правители и ханы Золотой Орды.

           Надо полагать, что выдача ярлыков русской церкви осуществлялась всеми золотоордынскими ханами, начиная с самых первых, за исключением, возможно, Батыя, – по крайней мере, так сообщается в послесловии к рассматриваемой коллекции: «Не реку от Саина (таков был посмертный титул Батыя – Р.П.), иже бе попленил Русскую землю, но паче рещи и всех цареи, еже по нем царствоваша»[2]. Ярлыки митрополитам выдавал каждый новый хан при вступлении на престол; также его получал при вступлении в сан каждый новый митрополит. Так как коллекция ярлыков была оформлена к середине XV в., можно предположить, что практика их выдачи прекратилась незадолго до этого, и, вероятно, новых ярлыков из Орды уже не предвиделось. Причина тому, вероятно, – упадок и распад Золотой Орды, с падением авторитета которой отпала необходимость и в защите ханами привилегий русского духовенства. Следовательно, и ярлыки митрополитам выдавались примерно в течение двух столетий (1250-е–1 450-е гг.). Интересно, что ярлыки русским митрополитам обычно выдавались без проволочек, буквально в первые же дни царствования очередного хана – в отличие от любых других видов ярлыков, подготовка которым могла тянуться годами.

           Главным и единственным источником по трехсторонним взаимоотношениям «Орда – Русь – церковь» стала так называемая коллекция ярлыков русским митрополитам, окончательно сформированная в 1450-е гг[3]. Она дошла до нашего времени в двух редакциях. Первая,  «краткая», была создана, как уже отмечалось выше, в середине XV в. и включала в себя шесть документов: ярлык Менгу-Тимура митрополиту Кириллу (1267 г.), жалованную (а по мнению А. П. Григорьева – проезжую[4]) грамоту Тайдулы епископу Иоанну (1347 г.), жалованную грамоту Тайдулы митрополиту Феогносту (1351 г.), проезжую грамоту Тайдулы митрополиту Алексию (1354 г.), ярлык Бердибека митрополиту Алексию (1357 г.) и ярлык Мухаммеда-Булака митрополиту Михаилу (1379 г.). «Пространная» редакция была составлена уже в 1540-е гг[5]. и представляет собой переработку ярлыков с добавлением «ярлыка Узбека» (1313 г.), подложность которого была установлена еще П.П. Соколовым в начале ХХ в[6].

           Анализ текстов ярлыков Бердибека и Мухаммеда-Булака позволил М.Д. Приселкову предпринять попытку восстановления содержания ярлыков, выданных митрополитам ханами Тохтой и Азизом соответственно в 1308 и в промежутке между 1365 и 1370 гг[7]... Также на основании грамоты Тайдулы митрополиту Феогносту и ярлыка Бердибека митрополиту Алексию он попытался восстановить содержание ярлыка Джанибека Феогносту (1342 г.), причем предположил на основании косвенных сведений, что ярлык Джанибека мог содержать куда меньший набор льгот русской церкви, чем сохранившиеся ярлыки других ханов[8]. В свою очередь, современный исследователь В.А. Кучкин отмечает, что ярлык преемника Джанибека – Бердибека митрополиту Алексию был гораздо «щедрее», чем все сохранившиеся предыдущие ярлыки: по его мнению, более широкий список льгот в нем объяснялся тем, что киевский митрополит попытался оказать помощь его больному отцу (хотя и неудачно)[9]. Таким образом, можно предположить, что содержание этих ярлыков могло меняться под влиянием различных факторов, включая и личное отношение хана к грамотчику.

Вполне возможно, что коллекция включает только те ярлыки, которые содержат наиболее полный перечень льгот православного духовенства, тогда как грамоты с менее благоприятным содержанием были из первоначального собрания изъяты.

           На основании имеющихся в распоряжении исследователей ярлыков можно сделать весьма логичный вывод о том, что подобные ханские указы русской церкви выдавались митрополитам – как высшим иерархам. Но присутствие среди ярлыков грамоты Тайдулы некоему «Иоану» (русского митрополита с таким именем в ордынский период на Руси не было), равно как и сведения ряда летописей позволяют предполагать, что ярлыки и сопутствующие документы также могли выдавать и сарайским епископам – не только как представителям русской церкви, но и подданным хана, поскольку резиденция этого епископа находилась в Сарае – столице Золотой Орды[10]. Такой вывод делает А.П. Григорьев, видя в «Иоане» грамоты Тайдулы именно сарайского епископа. Правда, другой исследователь,   Ю.В. Сочнев, идентифицируя этого «Иоана» с епископом Нижегородским, высказал предположение, что ярлык мог получить не только митрополит, но и епископ, если обращался напрямую к хану[11].

           До нашего времени сохранилось довольно значительное число грамот русских князей церкви (преимущественно – отдельным монастырям), в том числе и ордынского периода. Ни одна из них не имеет ссылки на ярлыки, выдававшиеся митрополитам, и не повторяет их положений. Это позволяет сделать вывод, что ярлыки ханов Золотой Орды русской церкви были самостоятельными документами, регулировавшими определенные отношения и действовавшими на Руси непосредственно.

           Содержание практически всех этих ярлыков довольно точно охарактеризовано еще   В.В. Григорьевым: «Во всех даются нашему духовенству разные права и преимущества; освобождается оно от платежа разного рода пошлин, даней и повинностей; митрополитам предоставляется право суда и расправы над всем духовенством и подведомственными ему людьми, равно как и распоряжения всякого рода церковным и монастырским имуществом; Татарам предписывается величайшее уважение к нашей религии, за хулу на которую, так же как и за нарушение всех вышеозначенных преимуществ, определяется наказанием не менее как смертная казнь. И за все эти преимущества, даруемые духовенству, ханы просят у него только молитв за себя и благоденствие своего рода и племени»[12]. Исключение составляет лишь грамота ханши Тайдулы, представляющая собой «подорожную» – т. е. проезжую грамоту митрополиту Алексию и содержащая не перечень налогов, от которых освобождается духовенство, а лишь запрет причинять насилие самому держателю ярлыка и захватывать его имущество во время его поездки в Константинополь.

           Как можно понять из этой характеристики и из текста самих ярлыков, большая часть их предписаний относилась к ордынским чиновникам. Не случайно адресат в них представлен следующим образом: «войсковых князей тюменов, под началом с Могулбугой, тысяч, сотен и десятков, даруг-князей тюменов и городов, служащих государственной канцелярии, таможников и весовщиков, проезжающих посланцев, сокольников, звериных ловцов, караульщиков, заставщиков и лодейщиков»[13].  Представители русской администрации здесь не упоминаются, так что можно было бы сделать вывод, что ярлык относился исключительно к представителям исполнительной власти Золотой Орды и не влиял на отношения между церковью и русскими правителями. Однако это не совсем так.

           Прежде всего, обратим внимание на отмеченное В.В. Григорьевым право суда митрополита над всеми служителями церкви и зависимыми от нее категориями лиц. Этот судебный иммунитет служителей церкви от власти светского правителя неоднократно служил камнем преткновения в отношениях «святителей и властей», и только опора на волю сюзерена русских князей – хана Золотой Орды позволила церковникам впоследствии добиться подтверждения этого иммунитета и в грамотах, выдаваемых князьями отдельным монастырям[14].

           Кроме того, в проезжей грамоте Тайдулы епископу Иоанну содержится адресат «всем русским князьям под началом с Семеном»[15]. Это – прямое указание на то, что действия ордынских постановлений распространялось на правителей Руси и, следовательно, подведомственных им представителей русской администрации. Собственно, это двойственное подчинение церкви и послужило впоследствии основанием для приобретения ею столь высокого и независимого от государства статуса, достигшего своего апогея при патриархах Филарете (1619–1633) и Никоне (1652–1667): формально церковь зависела и от княжеской, и от ханской власти, а фактически вторая из них освободила церковь от подчинения первой!

Итак, на основании прямого действия ханских ярлыков русским митрополитам служители церкви получили судебный иммунитет от светской власти. Таким образом, держателем ярлыка являлась русская православная церковь в целом, представленная ее главой – митрополитом. Ни о каких конкретных ее представителях – священниках, монахах и отдельных монастырях речи в ярлыках не шло: их создатели оперировали только собирательными понятиями. Сами же митрополиты, в свою очередь, на основании полученного от ханов права распоряжаться подведомственными им священнослужителями и зависимыми от церкви мирянами, получили возможность издавать акты в развитие этих положений. Например, в жалованной тарханно-несудимой грамоте от 10 января 1449 г. митрополит Иона освобождает Покровский Переяславский монастырь от уплаты дани митрополичьим чиновникам, а право суда над его обитателями оставляет исключительно за собой (а не за нижестоящими иерархами, руководящими монастырской братией)[16].

Так, даже нормы ярлыков, действовавшие непосредственно на Руси, использовались и для принятия «производных актов», т. е. помимо прямого действия обладали и опосредованным, что является особенностью русского права ордынского периода.

           В заключение следует отметить, что, в отличие от русских князей, стремившихся после ликвидации зависимости от Орды, уничтожить все доказательства былого подчинения, русская церковь, напротив, старалась сохранять основания своих прежних привилегий. Именно поэтому коллекция ярлыков русским митрополитам впоследствии смогла стать эффективным оружием в борьбе церкви с усиливающимся государством за сохранение своих прав в конце XV в[17]. На волеизъявления «неверных и нечестивых царей» ссылался, в частности, митрополит Симон, выступая против действий Ивана III, пытавшегося секуляризировать церковные села и деревни[18]. Современные ученые высказывают интересное предположение, что ярлыки могут оказаться востребованными даже в наши дни, поскольку церковь сегодня значительно активизирует свою деятельность и в диалоге с государством может опереться на эти документы, которые официально до сих пор так и не признаны недействительными!

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Си Ю Цзи, или Описание путешествия даосского монаха Чан Чуня на Запад // Мир Льва Гумилева. Пустыня Тартари. М., 1995. С. 357.

[2] Памятники русского права. Выпуск третий: Памятники права периода образования русского централизованного государства. XIV–XV вв. М., 1955. С. 471.

[3] Григорьев А.П. Время составления краткой коллекции ханских ярлыков русским митрополитам // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. Вып. VIII. 1985. С. 133.

[4] Григорьев А.П. Сборник ханских ярлыков русским митрополитам: Источниковедческий анализ золотоордынских документов. СПб., 2004. С. 45 и след.

[5] Памятники русского права. Выпуск третий. С. 464.

[6] Соколов П.П. Подложный ярлык хана Узбека митрополиту Петру // Российский исторический журнал. 1918. Кн. 5.

[7] Приселков М.Д. Ханские ярлыки русским митрополитам. Петроград, 1916. С. 66-69.

[8] Приселков М.Д. Ханские ярлыки русским митрополитам. С. 71-79. Ср.: Григорьев А.П. Сборник ханских ярлыков русским митрополитам. С. 59-61.

[9] Кучкин В.А. Зачем митрополит Алексей в 1357 году ездил в Орду? // А се его сребро. Киев, 2002. С. 184. Ср.: Григорьев А.П. Сборник ханских ярлыков русским митрополитам. С. 126-127.

[10] Григорьев А.П. Сборник ханских ярлыков русским митрополитам. С. 49.

[11] Сочнев Ю.В. Об адресате ярлыка Тайдулы русскому иерарху Иоану // Мининские чтения. (Материалы науч. конф., посв. 380-летию освобождения Москвы земским ополчением под руководством К. Минина и Дм. Пожарского). Нижний Новгород, 1992. С. 54-55.

[12] Григорьев В. О достоверности ярлыков, данных ханами Золотой Орды русскому духовенству // Григорьев В. В. Россия и Азия. СПб., 1876. С. 187.

[13] Григорьев А.П. Сборник ханских ярлыков русским митрополитам. С. 114.

[14] См., напр.: Памятники русского права. Выпуск третий. С. 94-96.

[15] Григорьев А.П. Сборник ханских ярлыков русским митрополитам. С. 52.

[16] Памятники русского права. Выпуск третий. С. 106-107.

[17] Сергеевич В.И. Лекции и исследования по древней истории русского права. М., 2004. С. 32.

[18] Григорьев В. О достоверности ярлыков, данных ханами Золотой Орды русскому духовенству. С. 189.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

30463. Принципы судоустройства и судопроизводства в зарубежных странах 14.95 KB
  Ни один государственный орган должностное или иное лицо не вправе указывать суду как ему следует решить то или иное дело; судьи решают дело на основе закона и личного убеждения. Нельзя отказывать в приеме дела по причинам отсутствия закона или его неясности. возможность обжалования и пересмотра судебного решения путем апелляции повторное рассмотрение дела по существу по процедуре первой инстанции кассации проверка выполнения закона судом. К числу особых принципов в сфере уголовного процесса относятся: право обвиняемого на...
30464. Конституционная юстиция в зарубежных странах 14.95 KB
  Существует несколько моделей конституционного контроля. Европейская модель конституционного контроля получила самое широкое распространение после Второй мировой войны постоянно совершенствовалась и теперь она воспринимается на других континентах. Для обоснования конституционного контроля использовались три основных теории12. Впрочем сами конституции в странах с такого рода режимами можно считать таковыми лишь условно: никакого конституционного строя там разумеется быть не может.
30465. Формы политико-территориального устройства в зарубежных странах 15.18 KB
  Главное различие между обеими формами заключается в том что при унитарной форме территория государства состоит из политикоадминистративных или административных единиц тогда как при федеративной форме высшие территориальные единицы представляют собой государствоподобные образования или даже государства субъекты федерации. означает не что...
30466. Принципы распределения компетенции между федерацией и ее субъектами в зарубежных странах 15.91 KB
  В первую очередь он механизм регулирует отношения равновесия на основе принципа разделения власти между всеми имеющимися центрами власти в государстве. С его помощью происходит реализация разграничения полномочий между ветвями власти без чего не может нормально функционировать не только федеративное государство но и любое другое. Вопервых разделение власти между центром и регионами имеет конституционноправовое обоснование. В случаях же возникновения коллизий между центром и регионами в отношении разделения власти...
30467. Статус субъектов федерации и иных носителей государственной автономии в зарубежных странах 14.96 KB
  Эти договоры не могут противоречить праву и интересам Союза а также правам других кантонов. С нижестоящими иностранными властями кантоны могут иметь дело непосредственно а в остальных случаях отношения кантонов с заграницей осуществляются через посредство Союза. В заключение следует отметить специфическую особенность трех кантонов Швейцарии это Аппенцелль Базель и Унтервальден которая заключается в том что каждый из них состоит из двух полукантонов а общекантональной власти там не существует. Каждый из полукантонов имеет свою...
30468. Основные модели организации публичной власти на местах в зарубежных странах 14.74 KB
  Для первых характерно избрание местной администрации местными представительными органами из своего состава причем нередко глава администрации мэр и т. но и главы местной администрации а также некоторых других должностных лиц исполнительной и судебной власти казначея прокурора мирового судьи вплоть до шерифа начальника полиции. Оно предполагает наличие у местной единицы собственной компетенции охватывающей вопросы местного значения; гарантированной конституцией и законом самостоятельности па отношению к государственной власти в...
30469. Договоры и конституционные процедуры разрешения конфликтов между федерацией и ее субъектами в зарубежных странах 15.77 KB
  Следует отметить возможность федеральной интервенции в случае конфликта между федеральной властью и властями субъектов федерации или в случае когда по каким либо причинам власть субъекта федерации не может функционировать нормально. Если земля не выполняет федеральные обязанности возложенные на нее Основным законом или иным федеральным законом то...
30470. Конституционная ответственность, ее субъекты и виды в зарубежных странах 14.2 KB
  В последнее время в литературе стали признавать наличие особого вида ответственности âконституционнойâ хотя до сих пор многие ее положения остаются дискуссионными. Так трудно согласиться с тем что конституционная ответственность является разновидностью политической ответственности а равно с тем что конституционная ответственностью объединяет в себе политическую моральную и юридическую ответственность. Конституционная ответственность это самостоятельный вид...
30471. Особенности Конституции и конституционного права США 14.92 KB
  Особенности Конституции и конституционного права США. Ныне действующая конституция США была принята 17 сентября 1787 г. Конституция США является выдающимся политикоправовым актом. Конституция США первая в истории писаная конституция крупного государства.