65898

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАСИЛИЯ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Веками юристы психологи социологи пытаются понять осмыслить и осознать тайну человеческого насилия которое по праву может быть причислено к извечным спутникам человеческого рода. Агрессия это скорее нанесение физического или любого другого страдания с целью подчинения или доминирования...

Русский

2014-08-09

60 KB

0 чел.

© 2003 г.  Н. В. Скретнева

 

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАСИЛИЯ

 

….Насилие является открытым проявлением самой структуры бытия[1].

 

Веками юристы, психологи, социологи пытаются понять, осмыслить и осознать тайну человеческого насилия, которое по праву может быть причислено к извечным спутникам человеческого рода. Наряду с агрессией насилие является именно тем понятием, в котором выражаются представления людей о социальном зле. Еще американский психолог Конрад высказал мысль, актуальность которой ни у кого не вызывает сомнения: «Насилие пронизывает все бытие человека». Действительно, оно выступает неотъемлемым, а подчас и главенствующим элементом, частью общественного бытия и способом его организации, первопричиной формирования социальных и государственных образований.

Весьма интересной, но в то же время противоречивой представляется эволюция научных воззрений на насилие. С точки зрения, классической антропологии насилие часто трактуется как определенная социальная функция. Именно этот функциональный подход позволяет рассматривать такие социальные явления, как войны, межнациональные конфликты в качестве связующей группы функций, взаимосвязанных друг с другом. С точки зрения, психоанализа Зигмунда Фрейда, социологии Эмиля Дюркгейма, антропологии Марселя Мосса насилие интерпретируется как своего рода объективная данность социального существования человека, которую общество должно уметь контролировать и подавлять. Таким образом, для определения роли человека в насильственном поведении выдвигались различные точки зрения. Одни авторы связывали решение данной задачи с сопоставлением таких понятий как агрессия, агрессивность, насилие, жестокость и, наконец, убийство. При этом довольно часто понятие насилие смешивалось, а зачастую и отождествлялось с понятием агрессии. Агрессия — это преимущественно предмет изучения и анализа психологов и этологов, для которых насильственное поведение — это проявление и доказательство существования особого внутреннего состояния, которое называется агрессией. В частности, военные действия трактуются ими как демонстрация агрессивных проявлений со стороны человека. Агрессия- это скорее нанесение физического или любого другого страдания с целью подчинения или доминирования, но агрессия может наблюдаться и без проявления физического насилия. В свою очередь, насилие может иметь агрессивные мотивации, но может и не иметь их. Насилие включает использование большой физической силы или ее высокой интенсивности, и хотя часто насилие вызвано агрессивной мотивацией, оно может использоваться индивидами в обоюдном насильственном взаимодействии, которое рассматривается сторонами как ответное или как возмездное. Выделяя несколько основных традиционных подходов к проблеме агрессивности и агрессии, нельзя не отметить подход, который разрабатывался Ч. Ломброзо, Э. Ферри и их последователями, по утверждению которых «агрессивность изначально (генетически) присуща отдельным категориям людей и проявляется в их поведении с большей степенью вероятности». В свою очередь, созданная З. Фрейдом теория влечения к смерти «как противоположность влечения к Эросу, жизни предполагает, что инстинкт смерти направлен против всего живого организма и поэтому является инстинктом либо саморазрушения, либо разрушения другого индивида (в случае направления вовне)»[2]. Таким образом, издавна многие мыслители (Гоббс, Гумплович, Ницше) утверждали, что тенденция к насилию вытекает из особенностей человека, его психологии. В частности, австрийский этолог и философ Конрад Лоренц утверждал, что насилие (агрессивность) имеет инстинктивный характер, будучи защитной реакцией организма на окружающую среду[3]. Более глубоко проблему раскрывал в своих трудах «Анатомия агрессивности» Эрих Фромм, признавая наличие внутренней агрессивности человека, выявление которой зависит от социальных условий, реализующих внутреннюю противоречивость человека[4]. Согласно его утверждениям, социальное насилие в историческом процессе связано с преобладанием социальных условий, способствующих агрессивности. При этом формы агрессивности подвергались классификации от доброкачественных (естественная агрессивность как защита жизненных интересов индивидов) до злокачественных (ради получения удовольствия). В этом ракурсе для человека свойственны две ориентации:

§          биофилия (любовь к жизни, добру и к цельности);

§          некрофилия (любовь к мертвому, темному, механическому).

Особенно ярко вторая ориентация проявляется в техницизме современного общества, в стремлении к рационализации, что оборачивается страстью разрушения.

Другие авторы говорят о том, что насилие, сопровождающее всю историю человечества, не имеет однозначных оценок его истоков, причин и функций, так как всегда необходим анализ конкретной исторической ситуации с учетом особенностей каждой культуры. Исходя из данной позиции, можно выдвинуть и предположить, по крайней мере, две ценностные тенденции в развитии насилия: первая исходит из стремления подавления противоположной стороны, навязывания ей своей воли через систему власти. Вторая опирается на принцип равноправия сторон, стратегию диалога и компромисса.

Во взаимодействии этих тенденций и выявляется эволюция форм насилия в истории, причем можно выделить два направления:

§          движение от явных форм насилия к скрытым;

§          стремление к ограничению насилия в контексте утверждения неотъемлемых прав человека.

Вопрос заключается в том, какое из этих двух направлений является преобладающим, главенствующим в рамках социального прогресса. Эволюция общества свидетельствует о постоянном росте значимости насилия в социальных отношениях. В традиционных обществах насилие чаще всего выступало в формах непосредственной реакции на «чужого» вплоть до его уничтожения. Индустриальное общество продолжило эту тенденцию, но здесь преобладающими становятся формы косвенного (скрытого) насилия. С точки зрения многих ученых индустриальное общество расценивается как общество агрессии, где ее инстинктом выступает интеллект как основа рационалистического подхода к миру. Если разум устанавливает истинность каких- либо идей, то все остальное — проблема технологии деятельности, задача которой реализация истины, посредством силового давления на объект. Наиболее явно эта логика отразилась в марксистской трактовке насилия, где насилие рассматривалось как объективный фактор социального прогресса, что на языке классовых отношений означает, что насилие имеет только социальные причины и характерно только для эксплуататорских обществ. Соответственно была обоснована идея необходимости и благотворности революционного (прогрессивного) насилия как способа утверждения общества без насилия. Практическая реализация этих идей в 20 в. (большевизм) показала их ограниченность и неприемлемость логики насилия, которое будучи развязанным, в конечном итоге, выливается в нигилизм, мораль смерти, убийства и террор.

Помимо всего вышесказанного, нельзя не отметить два хорошо разработанных подхода к пониманию насилия. Это социобиологический и экологический подходы.

Согласно первому насилие связано на прямую с генетической природой человека. Например, на основе этологических подходов к изучению агрессии среди животного мира некоторые авторы пришли к выводу, что человек также обладает своего рода наследием внутренне присущей ему агрессии. Именно эта черта человека связана с развитием оружия и организацией войн, хотя в человеке нет биологически неконтролируемых механизмов агрессии как среди других живых существ Лоренц пишет: «Когда человек достиг стадии обладания оружием, одеждой и социальной организацией и тем самым преодолел опасности голода, замерзания, нападения диких животных и когда эти опасности перестали быть основными факторами в процессе естественного отбора, тогда селекция на основе врожденной враждебности должна была сойти на нет. Фактором, который отныне стал влиять на процесс естественного отбора, стали войны между враждебными соседствующими племенами»[5].

Этот подход был подвергнут критике, но, тем не менее, продолжает существовать до сих пор. Согласно второму подходу состояние человеческих коллективов тесно связывается с природными ресурсами и их доступностью. Так, известный американский антрополог Рой Раппопорт на примере изучения Новой Гвинеи обосновал положение, согласно которому демографическое давление приводит к конфликту из-за перераспределения населения и доступности ресурсов на используемой для жизнеобеспечения территории.[6]

Таким образом налицо противоречивость научных воззрений, но не меньшая противоречивость в оценке насилия присутствует и в религиозных учениях. Так, христианство отражает проблему насилия и высказывает положительную направленность категорий «мир», «согласие». Но довольно часто прослеживаются слова «убить», «убивать», в которых отражаются стремления других лиц к насилию, уничтожению других. Нередко используются призывы к возмездию, ненависти. В свою очередь, ислам также противоречиво относится к проблеме насилия в зависимости от многовариантности, которая обусловлена всемогущей волей Аллаха. «Зло» — воплощено в иноверии, мир делится на обитель ислама и обитель войны (мир иноверных). Не исключается военное насилие между единоверцами. Самой миролюбивой религией выступает буддизм, который основывается на всеобщей любви людей, неприемлемости насилия и войн[7].

Что касается традиционной и современной трактовки насилия, то она сводится к следующему: насилие (агрессивность, деструктивность) — это применение или угроза применения силы индивидом или социальной группой (в прямом или косвенном смысле) с целью принуждения других индивидов или социальных групп к определенному поведению, господство одной воли над другой, чаще всего связанное с угрозой человеческой жизни для завоевания тех или иных прав и привилегий[8].

Нередко насилие применяется в качестве метода социального контроля, однако его абсолютизация не только не выдерживает критики с точки зрения эстетически-нравственных позиций, но и может быть дополнена экспериментальными выводами, согласно которым применение негативных санкций ведет только к временному прекращению нежелательного социального поведения. Подавляемые формы социального поведения имеют тенденцию к возрождению в том же качестве после прекращения воздействия негативных социальных санкций. Кроме того, такое подавление с неизбежностью ведет к общему снижению социальной активности индивида. Гуманистическое отрицание правомерности насилия как преобладающего метода социального контроля также получило экспериментальное подтверждение. Доказано, что:

§          с точки зрения регулирования социального взаимодействия индивидов эффективно применение санкций в виде проявления социального неодобрения, морального осуждения, в случае если индивид ценит данную социальную общность и не отчужден от нее;

§          более эффективно поощрение желательных видов индивидуального поведения, чем подавление нежелательных.

Применение подобных методов социального контроля возможно лишь в рамках социальных общностей с высокой степенью социальной сплоченности, развивающейся на базе равенства. Ведь, как показывает история, в ряде случаев насилие вполне оправданно (сопротивление агрессору, угнетателю и т.д.), но, в конечном счете, всегда носит разрушительный характер, отбрасывает общество назад, способствует деморализации и росту проявлений негативных сторон человеческой природы. Особенно опасны широкие насильственные действия в современном обществе с его техническими системами и возможностями. Закономерно, что общество выходит к иным технологиям социальных изменений на основе равноправия сторон (естественно признающих фундаментальные права человека), диалога, компромисса, солидарности, сотрудничества, культурно-морального блокирования деструктивных тенденций человека посредством его внутреннего духовного преобразования, принятия собственной ответственности за зло. При этом надо видеть особую опасность косвенного психологического насилия, выражающегося в форме навязывания мифов, искаженной информации, манипуляций человеческим сознанием. Понимание того, что насилие порождает только насилие, привело к тому, что установилось и продолжает до сих пор идти формирование этики и практики ненасильственной борьбы за более справедливое общество.

Но при этом не стоит забывать о том, что наибольшую значимость проблема насилия приобретает в периоды коренных исторических преобразований, революционных скачков, сопровождающихся вымиранием традиционных социальных укладов и образов жизни. Как правильно отмечают многие ученые, занимающиеся проблемой насилия, современное человечество переживает на рубеже столетий именно такой переходный период смены «цивилизационных вех», характеризуемый динамичным процессом глобальной модернизации всех сфер общественной жизни. Этот процесс сопровождается многообразными катаклизмами и кризисными явлениями, обострением конкурентной борьбы наций за выживание и господство на мировой арене, мучительным поиском нового, более рационального и справедливого мирового порядка[9].

Весьма актуальным, в настоящее время, представляется слова американского философа Дж. Лоуренса, который, исследуя феномен насилия, писал: «Насилие стало "модной темой" в науке и политике. Оно вызывает множество вопросов и самых противоречивых мнений. Что представляет собой феномен насилия — жизненную норму или ее нарушение? Является ли насилие врагом свободы человека, социального прогресса и порядка или, наоборот, их необходимой основой и источником? Есть ли оно результат обучения и воспитания или же детерминируется неким естественным и врожденным природным инстинктом? Является ли насилие патологической, навязанной в принудительном порядке формой человеческого поведения или нормальной, осознанной и добровольной реакцией, за которую человек может и должен нести безусловную ответственность? Может ли общество предупреждать и устранять причины и источники насилия из своей общественно-политической практики, или же они должны изживать себя сами, самоустраняться каким-либо естественным путем, предусмотренным самой их природой?

Неотложная необходимость всестороннего изучения этих вопросов, нахождения научно-аргументированного и исчерпывающего ответа на них становится очевидной не только в связи с явной противоречивостью существующих на этот счет взглядов, но и также в связи с самим характером поставленных вопросов, и, не в последнюю очередь, в связи с обстоятельствами и условиями возникновения этих вопросов в нашу полную социальных катаклизмов и тревог эпоху»[10].

Кроме того, одна из причин актуальности проблемы насилия в настоящее время — все более возрастающая тенденция общей неудовлетворенности и нарастание внутреннего напряжения, чувства агрессии со стороны внешнего мира, и все это происходит на фоне современной социально-экономической нестабильности. Рост негативных переживаний неукоснительно влечет за собой депрессивное состояние личности, апатию или, напротив, склонность к повышенной жестокости и конфликтности. Насилие незаметно становится нормой нашей жизни, ведь для России проблема насилия во все времена являлась одной из первостепенных и жизненно важных[11].

Подводя итоги можно выявить следующие закономерности в развитии насилия на протяжении всей истории существования человечества:

§          насилие следует рассматривать как объективно обусловленное и исторически закономерное явление человеческой жизнедеятельности;

§          насилие социально, а не асоциально и не антисоциально;

§          при изучении насилия следует учитывать весь комплекс социальных и человеческих факторов, выступающих детерминантами насилия в общественной жизни

§          насилие по своей первичной природе скорее носит коллективистский, а не личностный характер;

§          недопустимо отказаться от односторонней преимущественно ценностной трактовки насильственных действий, приводить их анализ в контексте конкретно-исторических обстоятельств, с учетом целей для реализации которых они применяются;

§          необходимо признавать неоднозначную роль насилия в историческом процессе, его двойственную функцию — как разрушительную, так и созидательную);

§          насилие культурно конструируется и культурно интерпретируется.

 Подвергая анализу проблему насилия, все чаще и чаще вырисовывается динамика преобладания насилия, носящего «завуалированный», скрытый характер по сравнению с примерами проявления открытого насилия.

 Хотя, если раскрывать широкий смысл понятия насилия, то оно включает в себя весь комплекс действий, причиняющих вред и ущерб людям не только физическим, но и косвенным экономическим, политическим, идеологическим

принуждением, манипулированием их сознанием и поведением. Весьма актуальным здесь представляются слова английского политолога

Г. Ньютона: «Главная сущность насилия заключается в том, что благодаря его воздействию человека принуждают вести себя не так, как он того бы хотел. Насилие может быть направлено против психического или нравственного здоровья человека, его имущества и жизненных интересов. Подобное насилие, носящее латентный характер, представляет такую же опасность, как и прямое физическое»[12].

Действительно Россия пережила слишком многое, что могло отразиться и зачастую исказить представления людей о миропорядке в обществе и породить культ вседозволенности, аморальности и безнравственности. К причинам, побудившим такое отношение к жизни можно отнести и перераспределение собственности, и обвальную либерализацию цен, приватизацию, инфляцию, ангажирование власти олигархами, информационно-психологическое насилие СМИ и многие другие. Логично, что, если нравственные идеалы человеком не усвоены или усвоены плохо, то их место в качестве детерминанты поведения займут иные качества. Тем самым формируется, так называемая, «преступная этика» — как наиболее социально негативное проявление безнравственности. Весьма правильно отмечает И. Гальперин в своей статье «Организованная преступность, коррупция и уголовный закон», что «безнравственность порождает такие социальные отклонения как преступность, а преступность, в свою очередь, порождает безнравственность и бездуховность»[13].

 

[1] Le dictionary philosophie. Oarus. 1990. Vol.23. P. 673.

[2] Мы и смерть. По ту сторону принципа наслаждения/ З. Фрейд. Танатология — наука о смерти. СПб., 1994. С. 62.

[3] Лоренц Конрад. Что есть насилие?. СПб., 1999. С. 24.

[4] Анатомия человеческой деструктивности/ Э. Фромм; Пер. Э.М. Телятниковой. М., 1994. С. 110.

[5] Lawrence J. Violence// Social Theory & Practice. 1976. № 9. Р. 34

[6] Раппопорт Рой. Антропология насилия. М., 1980. С. 118.

[7] Вердиев Н. О. Проблема насилия в религиозных учениях. Саратов, 1989. С. 215.

[8] Социальная энциклопедия/ Ред. кол.: А. П. Горкин, Г. Н. Карелова, Е. Д. Катульский и др. М., 2000. С. 189.

[9] Философский энциклопедический словарь. М., 1997.  С. 275.

[10] Lawrence J. Violence// Social Theory & Practice. 1976. № 9.

P. 57.

[11] Волкова Е. В. Скажи «нет» агрессии// Психологическая газета.  2003. № 5.

[12] Newton G. What is violence// The Wation. 1988. № 4. P. 82.

[13] Гальперин И. Организованная преступность, коррупция и уголовный закон// Законность. 1999. № 4. С. 27.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

41850. Создание компьютерных публикаций на основе использования готовых шаблонов 711.14 KB
  Ход работы Publisher упрощает процесс создания публикаций предоставляя сотни профессиональных макетов для начала работы. Документ Publisher называется публикацией расширение в файловой системе . Запуск Publisher осуществляется по команде Пуск Программы Microsoft Office Microsoft Publisher 2007 щелчком мыши. Запустить программу Publisher После запуска приложения на экране появляется следующее окно.
41851. Ознакомление с основными характеристиками и испытание интегральных триггеров RS, D, T и JK 730.66 KB
  При отсутствии входных сигналов состояние триггера не изменяется а в момент подачи сигнала R = 1 триггер переключается в состояние Q = 0 в котором пребывает до поступления нового единичного сигнала на Sвход. Функционирование Ттриггера определяется уравнением Он может быть реализован например на базе двух синхронных RSтриггеров рис. С появлением фронта тактового импульса триггер Т1 первой ступени переключается в состояние противоположное состоянию триггера Т2. Но это не вызывает изменение сигналов на выходах Q и так как за счёт...
41852. Ознакомление с устройством и функционированием регистров и регистровой памяти; испытание интегрального универсального регистра сдвига 327.33 KB
  Если выводы последнего триггера сдвигающего регистра соединить с входами первого то получится кольцевой регистр сдвига называемый кольцевым счётчиком. Синтез регистра сводится к выбору типа триггеров и логических элементов И НЕ ИЛИ для реализации заданных операций.2 1 х1 х2 хп Т R S 1 Т R S 1 Рассмотрим работу параллельного регистра на RSтриггерах рис.
41853. Изучение и анализ конструкций мостов транспортных автомобилей 86.06 KB
  1 – запорное кольцо подшипника; 16 – полуосевая шестерня; 2 – тормозная колодка; 17 – болты крепления к балке заднего моста; 3 – тормозной барабан; 18 – подшипники ведущей шестерни; 4 – шпилька крепления колеса; 19 – сальник ведущей шестерни; 5 – колпак колеса; 20 – фланец; 6 – тормозной цилиндр; 21 – гайка ведущей шестерни; 7 – тормозной щит; 22 – кольцо грязеотражательное; 8 – подшипник полуоси; 23 – распорная втулка; 9 – сальник полуоси; 24 – регулировочное кольцо; 10 – опорная чашка пружины; 25 – ведущая шестерня; 11 –...
41854. Использование систем проверки орфографии и грамматики. Форматирование текста 201.77 KB
  Форматирование текста Цель: научиться использовать системы проверки орфографии и грамматики форматировать текст. Обратите внимание что в раскладке продуктов левый край ровный но текст отодвинут от левого края. Задание: Набрать следующий текст: Тесто рассыпчатое 400 г муки 200 г масла 05 стакана воды Растереть масло добавить муку воду всыпать 05 чайной ложки соли и замесить тесто. Порядок выполнения задания №2: Заголовок выровнять по центру с помощью элемента вкладки Главная шрифт полужирный вкладки Главная разрядка 3 пт Команда:...
41855. Ознакомление с устройством и функционированием счётчиков и испытание синхронного суммирующего, реверсивного и десятичного счётчиков 576.67 KB
  Между собой ячейки счётчика соединяют таким образом чтобы каждому числу импульсов соответствовали состояния 1 или 0 определенных ячеек. Каждый разряд счётчика может находиться в двух состояниях. Максимальное число N которое может быть записано в счётчике равно 2п 1 где п – число разрядов счётчика.1 Условное изображение трехразрядного суммирующего счётчика показано на рис.
41856. Ознакомление с принципом работы и испытание интегрального цифроаналогового преобразователя 354.81 KB
  При построении устройств связывающих цифровое устройство с объектами использующими информацию в непрерывно изменяющейся форме требуется преобразование информации из аналоговой формы в цифровую и из цифровой в аналоговую. называют цифро-аналоговым преобразователем ЦАП. Сменяющиеся входные цифровые коды обуславливают сменяющееся ступенчатое напряжение на выходе L идеальная передаточная характеристика ЦАП. ЦАП с весовыми двоичновзвешенными сопротивлениями рис.
41857. АНАЛОГО-ЦИФРОВОЙ ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЬ 234.35 KB
  Входным сигналом АЦП в течение некоторого промежутка времени t является постоянное напряжение равное отсчёту uвхkt входной аналоговой функции uвх. За это время на выходе АЦП формируется цифровой обычно двоичный код соответствующий дискретному отсчёту напряжения uвхkt. Количественная связь для любого момента времени определяется соотношением где u шаг квантования входного аналогового напряжения uвх; i – погрешность преобразования напряжения uвхkt на данном шаге. Процесс квантования по уровню дискретизированной функции uвхkt...
41858. Изучение и анализ конструкций рамы 95.3 KB
  Ознакомились с устройством рамы различных автомобилей, научились анализировать их конструктивные особенности.