65913

ЭВОЛЮЦИЯ ВТОРИЧНЫХ ТЕКСТОВ В 40-Е–90-Е ГОДЫ XIX ВЕКА НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА А. МАЙКОВА

Научная статья

Литература и библиотековедение

Материалом для наших наблюдений стали вторичные тексты в русской поэзии 40х-90х годов XIX века. Вторичные тексты 40х-90х годов XIX века являются органичным продолжением традиций вторичных текстов предшествующей эпохи. В русской поэзии XVIII-XIX века вторичные тексты нередко публикуются под жанровыми обозначениями...

Русский

2014-08-10

51.5 KB

0 чел.

О. А.  Владимирова

ЭВОЛЮЦИЯ ВТОРИЧНЫХ ТЕКСТОВ В 40-Е – 90-Е ГОДЫ       XIX ВЕКА НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА А. МАЙКОВА

          Перевод, пародия, перепев, переложения, подражания изучаются обычно как отдельные жанры. Но они могут быть рассмотрены и в совокупности, как группа текстов, обладающих общим свойством: все они отсылают к тексту-источнику [1]. В последние годы для обозначения этих текстов как родовое используется наименование «вторичный текст». Хотя его и трудно пока назвать устоявшимся термином, как рабочее понятие оно весьма продуктивно, так как предохраняет от упрощения историко-литературной картины.

           Вторичные тексты изменяются от эпохи к эпохе (меняется репертуар источников, принципы переработки, тематика, периферийная/доминантная роль в литературном процессе и творчестве отдельного автора). Как представляется, есть два основных пути их изучения. В первом случае, можно попробовать проследить развитие каждой из разновидностей вторичных текстов от зарождения до современности. Этот путь, однако, трудноосуществим, так как связан с целым рядом сложностей теоретического и практического характера. Во втором случае, объектом внимания должны стать особенности бытования вторичных текстов в конкретной национальной поэзии на определённом историко-литературном срезе. При таком подходе на обозримом материале можно сделать выводы о тенденциях вторичных текстов отдельного периода.

Материалом для наших наблюдений стали вторичные тексты в русской поэзии 40-х – 90-х годов XIX века. Этот период представляет качественно иной этап в бытовании вторичных текстов по сравнению с предшествующим [2].  

           Эволюция вторичных текстов прослеживается наиболее полно в творчестве А. Майкова. Во-первых, количество вторичных текстов в его наследии значительно превышает количество вторичных текстов других поэтов этого периода. Во-вторых, в творчестве Майкова сохраняется ряд традиционных признаков вторичного текста и в тоже время отражаются основные тенденции их изменения. В-третьих, Майков – один из наиболее известных и значительных поэтов этого времени и его опыты, несомненно, оказали влияние на современных ему и будущих поэтов.

  Вторичные тексты 40-х – 90-х годов XIX века являются органичным продолжением традиций вторичных текстов предшествующей эпохи.

В русской поэзии XVIII-XIX века вторичные тексты нередко публикуются под жанровыми обозначениями «Из…» («Из А. Шенье» А. Пушкина), «Подражание» («Подражание Байрону» М. Лермонтова), «Переложение» («Переложение 49-го псалма» И. Дмитриева), «С…» («С португальского» А.С. Пушкина). Однако самостоятельных традиций в истории литературы переложения, подражания или стихотворения «Из…» не формируют. Традиции, в рамках которых создаются вторичные тексты, имеют тематическое основание. В русской поэзии можно выделить несколько таких групп: псалмодическая лирика, лирика «в античном духе», лирика «в восточном духе», имитации народной поэзии. Эти традиции, в свою очередь, взаимодействуют с традицией поэтического перевода.

           Майков вслед за поэтами первой трети XIX века создаёт вторичные тексты в рамках тематических традиций. Однако набор тематических групп у него несколько иной. В творчестве Майкова, как и в творчестве других поэтов 40-х – 90-х гг. XIX века (А. Фета, Н. Щербины, Л. Мея, Н. Апухтина) активно разрабатывается античная тема, уделяется внимание восточной лирике, встречаются попытки имитации народной песни и поэтические переводы. Однако в отличие поэтов предшествующего периода, Майков не обращается к псалмодической лирике. Это характерно и для всей русской поэзии 40-х – 90-х годов [3].

            С одной стороны, вторичные тексты 40-х – 90-х годов XIX века вырастают из традиции. С другой стороны, у них есть принципиальное отличие, а именно: положение по отношению к оригинальным произведениям.

           В первой трети XIX века вторичные тексты, как правило, соседствуют с оригинальными стихотворениями. Так, в раздел «Элегии» К. Батюшкова входят и оригинальные стихотворения «Выздоровление», «Мой гений» и «Мщение. Из Парни», «Тибуллова элегия III. Из III книги». Как отдельные стихотворения публикуются «К Делии. Подражание Тибуллу» К. Рылеева, «Подражание Байрону» М. Лермонтова, Ода LVI (Из Анакреона)» А.С. Пушкина.   

           В 40-е – 90-е гг. возникает иная тенденция: вторичные тексты (часто написанные с промежутком в несколько лет) формируют особые тематические разделы. В творчестве Майкова это разделы «В антологическом роде», «Подражания древним», «Из восточного мира», «Страны и народы», «Подражания и вариации Гейне», «Века и народы», «Из славянского мира», «Новогреческие песни». Та же тенденция прослеживается и у других поэтов этого периода («Антологические стихотворения» и «Подражание восточному» А. Фета, «Из античного мира» и «На библейские мотивы» Л. Мея).

           Распределение вторичных текстов по специальным разделам свидетельствует о важных сдвигах в традиции. Вторичные тексты и оригинальное творчество 40-х – 90-х годов оказываются принципиально отграничены друг от друга. Вторичные тексты теперь очень редко появляются вне специальных разделов. При их публикации почти всегда делается отсылка к претексту. Поэтические переводы в эту эпоху обычно помещаются в специальные разделы или печатаются отдельными сборниками. Создание особых тематических разделов приводит к тому, что ориентация на чужой стиль, образ чужого мира становится основным содержанием вторичной лирики. Другими словами, в тематических разделах, в отличие от ряда отдельных вторичных текстов А.С. Пушкина, В. Кюхельбеккера, Н. Языкова,             М.Ю. Лермонтова гораздо меньше «мостиков к современности» [4]. Актуальные темы в поэзии 40-х – 90-х годов находят выражение преимущественно в оригинальной лирике.

          Таким образом, за вторичными текстами 40-х - 90-х годов закрепляется своя тематика, слабо связанная с современностью. Одновременно с этим трансформируются отдельные тематические традиции.

          Наибольшему изменению по сравнению с предшествующим периодом подвергается лирика в «античном духе». Заметим, что «античная» лирика Майкова совмещает особенности обоих периодов.

С одной стороны, поэт создаёт стихотворения раздела «Подражания древним». Основной творческий принцип этих стихотворений тот же, что и в первой трети XIX века, а именно: вольная переработка текстов из антологий. Характерно, что Майков последний из поэтов 40-х - 90-х, у кого появляется этот раздел.

С другой стороны, у Майкова появляется раздел «В антологическом роде», в котором античная тема находит иное выражение по сравнению с предыдущим периодом. Большинство поэтов 40-х - 90-х, создающих стихотворения «в античном духе», ориентируется на этот раздел А. Майкова и на концепцию антологического рода, высказанную В.Г. Белинским (А. Фет, Н. Щербина, Л. Мей).  

До 40-х годов XIX века слово «антологический» использовалось как обозначение малых жанров или как обозначение избранных (лучших) стихотворений [6]. В статье Белинского «О Римских элегиях» Гёте 1841 и в статье о сборнике А.Майкова вводится другое понимание слова «антологический». Антологический у Белинского становится синонимом слова «античный» (раньше это значение присутствовало только имплицитно). Античность Белинский понимает, следуя за Винкельманом, как господство идеальных форм. Возникает парадокс: античная традиция в форме антологического рода не соотносится с текстами античных авторов и не ориентируется на античность как своеобразную эпоху. Концепция антологического рода апеллирует к представлению об идеальной поэзии. А в форме антологического стихотворения 40-х - 90-х годов может найти выражение самое разное содержание [7].

       Из 38 антологических стихотворений Майкова только 2 отсылают к источнику.

Тематика и поэтика антологических стихотворений гораздо ближе современности. В качестве примера приведём начало стихотворения «Зимнее утро»:

Морозит. Снег хрустит. Туманы над полями.

Из хижин ранний дым разносится клубами.

В янтарном зареве пылающих небес

В раздумии глядит на обнаженный лес…  [8, с. 58]

          Традиция антологического стихотворения продолжается в творчестве А. Фета, Л. Мея, Н.Ф. Щербины и др.

В отличие от традиции поэзии «в античном духе», традиция лирики «в восточном духе» в 40-е - 90-е годы XIX века практически не трансформируется по отношению к поэзии предшествующего периода. Можно отметить лишь некоторое увеличение количества произведений «на восточную тему» и переводов восточной поэзии. Что касается «восточных» стихотворений  Майкова, то обращает на себя внимание традиционный тип стихотворений, формирующих образ восточного мира в русской поэзии. Это, во-первых, переделки ветхозаветных текстов (Майков, как и многие другие поэты, избирает в качестве источника «Песнь Песней»). Во-вторых, в состав раздела «Из восточного мира» входят две «Еврейские песни» (ср. «Еврейские песни» или «Еврейские мелодии» у Дж. Байрона, Г. Гейне, М. Лермонтова, Л. Мея и др.). В-третьих, у Майкова появляются стихотворения без оригинала, использующие лишь традиционные восточные мотивы которые создают восточный колорит. Так, в «Молитве бедуина» это обращение к солнцу как божеству, мотив «путника в степи», мотив «гибнущего в пустыне каравана» (ср. «Три пальмы (Восточное сказание)» М.Ю. Лермонтова, «Подражание арабскому» Н. Апухтина и др.).  

В разделе «Переводы и вариации Гейне» [9] прослеживаются особенности поэтического перевода как первой трети XIX века, так и        40-х - 90-х годов. Подобно переводчикам предыдущего периода Майков подчас заметно отступает от текста оригинала (например, во 2, 4 и 6 стихотворении раздела). Однако в отличие от них, Майков манифестирует вольный характер своих переводов в предисловии к первой публикации (Библиотека для чтения. 1857. №4): «более старался передать тон и впечатление подлинника, нежели гонялся за буквальною верностью» [10], в заглавии «Переводы и вариации» и в оригинальной композиции раздела. Так, у раздела есть очевидное начало и конец (оригинальное стихотворение «Гейне (Пролог)» и последнее стихотворение «Конец! Опущена завеса»), Майков переводит произведения из различных сборников Гейне. В его переводах появляется даже стремление к авторской циклизации: несколько разрозненных стихотворений Гейне Майков объединяет в цикл «Роман в пяти стихотворениях» [11]. Таким образом, переводческая практика реализуется как сознательное переосмысление подлинника.

В 80-е - 90-е годы во вторичных текстах Майкова начинают формироваться новые тенденции, нетипичные для поэзии этого периода. В это время Майков создаёт стихотворения, которые объединяются в разделах «Страны и народы» и «Века и народы». Если ранее тематические разделы ориентировались на культуру отдельного народа или отдельного периода, то в конце века разделы становятся поликультурными (несколько примеров: «Из Сафо», «Из Петрарки», «Из Гёте», «Из Гафиза», «Из испанской антологии», «Две белорусские песни», «Сон негра (Из Лонгфелло»), «Конь (Из сербских песен)»). Часть стихотворений этих разделов является переработками конкретных произведений («Певец (Из Шамиссо)»), другие же (например, цикл «Из испанской антологии») представляют лишь творчество «в духе».

Похожий замысел возникает у В. Брюсова (незаконченная книга «Сны человечества»). «По моему замыслу, - пишет Брюсов, - эти «Сны» должны представлять «лирические отражения жизни всех времён и всех стран» [12].

Подведём итог. На примере творчества А. Майкова мы предприняли попытку проследить специфику вторичных текстов в 40-е - 90-е гг. XIX века. Поэзия Майкова концентрирует в себе особенности функционирования вторичных текстов этого периода. Именно с поэзией Майкова связано первая полная реализация концепции «антологического рода», именно Майков начинает распределение вторичных текстов по разделам.

           В целом, в русской поэзии наблюдается постепенное изменение бытования вторичного текста. Если в начале века он функционирует в основном как отдельное стихотворение или, реже, помещается в состав цикла, то с течением времени вторичные тексты начинают формировать специальные тематические разделы, сначала «монокультурные» и в конце века «поликультурные». Эту задачу выполняют и стихотворения с источником, и стихотворения «в духе». Новые тенденции будут восприняты и развиты в дальнейшем в поэзии Брюсова.

                     

  1.  Правомерность такого подхода подтверждается при анализе литературной практики: в истории литературы отграничить перевод от переложения, сатирико-юмористический перепев от пародии, подражание от оригинального произведения иногда невозможно. Поэтому кажется продуктивным рассматривать их как реализации одной модели текстопостороения.  
  2.  Характерные особенности вторичных текстов в русской поэзии первой трети XIX века представлены, например, в творчестве А.С. Пушкина (расширение диапазона текстов-источников, интерес к национальному своеобразию поэзии разных народов и народной песне, попытки воспроизведения чужого стиля, более строгое представление о критериях перевода и т.д.).
  3.  Наивысший расцвет русская псалмодическая поэзия переживает в последней трети XVIII – 10-х годах XIX века. К середине XIX века она постепенно отходит на периферию русской литературы.
  4.  Так, гражданские мотивы находят отражение и в оригинальных текстах            Н. Языкова и во вторичных текстах. Например, некоторые мотивы «Подражания псалму CXXXVI» перекликаются с революционными событиями 1830 года, на что обратила внимание и цензура. Стихотворение М.Ю. Лермонтова «Три пальмы (Восточное сказание)» играет значительную роль в дискуссиях конца 30-х гг.  
  5.  Ср.: разделы «Подражания древним» К. Батюшкова, Н.Мерзлякова, А.С. Пушкина, а также отдельные подражания античным авторам у поэтов первой трети XIX века.
  6.  См. Мальчукова Т.Г. Концепция «антологического рода» у В.Г. Белинского // Мальчукова Т.Г. Филология как наука и творчество. Петрозаводск, 1995. С. 204-221.
  7.  В.Г. Белинский, например, относит к антологическим стихотворениям «Подражания Корану» А.С. Пушкина.
  8.  Майков А.Н. Избранные произведения. Л.,1977. С.58.
  9.  Внимание к творчеству Гейне (Раздел «Переводы и вариации Гейне») характерная примета русской поэзии середины XIX века. Гейне - один из наиболее переводимых поэтов этого времени (А. Фет, Н. Апухтин, А.К. Толстой, Н.Ф. Щербина, В. Бенедиктов, А.Н. Плещеев и др.).
  10.  Цит. по: Майков А.Н. Избранные произведения. Л.,1977. С.814.
  11.  Раздел Майкова «Переводы и вариации Гейне» может стать предметом отдельной работы.
  12.  Цит. по: Брюсов В. Избранные сочинения в двух томах. Т.1. М.,1955. С.703.

 

48


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

10155. Научная картина мира как форма систематизации научного знания, ее виды и функции. 82.5 KB
  Научная картина мира как форма систематизации научного знания ее виды и функции. Как особый структурный феномен не входящий полностью в теоретическое знание в настоящее время выделяется еще научная картина мира. НКМ – целостная система представлений об общих ...
10156. Научные революции и типы научной рациональности 62.5 KB
  Научные революции и типы научной рациональности. Типология традиций и новаций в науке. Глобальные научные революции. Изменение научной рациональности. В предыдущей лекции речь шла о соотношении традиций и новаций в развитии науки. Выделим теперь типы...
10157. Глобальные научные революции в истории культуры. Классическая, неклассическая и постнеклассическая наука: временные рамки и специфика 49 KB
  Глобальные научные революции в истории культуры. Классическая неклассическая и постнеклассическая наука: временные рамки и специфика. В истории европейской науки традиционно принято выделять две глобальные научные революции, более дискуссионными являются вопро
10158. Этика науки и проблема социальной ответственности ученого и проектировщика. Формы реализации ответственности ученых за использование достижений науки 44 KB
  Этика науки и проблема социальной ответственности ученого и проектировщика. Формы реализации ответственности ученых за использование достижений науки. Проблема этической размерности научной деятельности и технического творчества обозначилась в ХХ в.: достаточ...
10159. Различие внутренней и внешней этики науки. Этические нормы в профессиональной работе ученого, проектировщика 43 KB
  Различие внутренней и внешней этики науки. Этические нормы в профессиональной работе ученого проектировщика С т.з. адресата этика науки и техники подразделяется на внешнюю по отношению к обществу в целом и внутреннюю но отношению к коллегам в рамках совместного тр
10160. Предмет философии техники. Специфика философского изучения техники 71.5 KB
  Предмет философии техники. Специфика философского изучения техники ФТ это конкретная философская дисциплина так же как ФН ФР этика эстетика логика. Т.е. достаточно самостоятельная область исследования. Философия техники во-первых исследует феномен техники в цел...
10161. Предпосылки и этапы формирования философии техники 33.5 KB
  Предпосылки и этапы формирования философии техники. История техники это объективная предпосылка человеческой деятельности. Есть несколько концепций исторического развития техники. В классическом марксистском видении ее история выражена цепочкой последовательн...
10162. Определение техники как философская проблема. Основные способы определения техники 47 KB
  Определение техники как философская проблема. Основные способы определения техники. Отсутствие должной степени разработки философских аспектов техники во многом вызвано тем обстоятельством что техника как объект исследования со стороны философии представляет с...
10163. Специфика технического отношения к миру и технического типа мышления 36 KB
  Специфика технического отношения к миру и технического типа мышления. В имеющихся определениях техники обнаруживается существенно общий смысловой срез: по отношению к человеку техника является вопервых воплощением его деятельности и вовторых таким вопло...