66087

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО НАДЗОРА В СФЕРЕ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

При исследовании правового регулирования административного надзора необходимо определить с какой системой нормативных правовых актов придется иметь дело. Итак что проверяется в процессе надзора Этот вопрос чрезвычайно важен с практической точки зрения.

Русский

2014-08-13

114 KB

0 чел.

А. ШАФРАНОВ

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО НАДЗОРА

В СФЕРЕ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ

При исследовании правового регулирования административного надзора необходимо определить, с какой системой нормативных правовых актов придется иметь дело.

Надзор в общем виде – это деятельность по проверке соответствия тех или иных действий требованиям нормативных правовых актов. Таким образом, правовые нормы и их реализация входят в предмет надзорной деятельности.

Однако сама надзорная деятельность должна проводиться в строгом соответствии с законом. Полномочия надзорных органов, их компетенция могут основываться только на правовых нормах. Взаимодействие надзорных органов, их должностных лиц и поднадзорных органов и организаций должно находиться в правовом поле. Это особенно важно в современных условиях, когда конкретные действия надзорных органов могут стать серьезным фактором эффективности деятельности хозяйствующих субъектов.

Итак, что проверяется в процессе надзора? Этот вопрос чрезвычайно важен с практической точки зрения.

Анализ полномочий созданной в результате административной реформы системы надзорных органов и их функций позволяет сделать вывод о наличии двух типов административного надзора – надзора за исполнением законодательства и надзора за безопасностью. Данное разделение весьма условно и используется в основном для целей настоящей статьи. Надзор за исполнением законодательства в основном распространен в сфере государственного регулирования экономической деятельности и наиболее ярко проявляется в деятельности антимонопольных органов, органов надзора за образованием и наукой, страхового надзора и т.п. Основная цель данного типа надзора – проверка соблюдения законодательства независимыми от государства субъектами: коммерческими и некоммерческими организациями и гражданами. Причем, как правило, речь идет об экономической, предпринимательской деятельности, где государство осуществляет регулирование двумя основными инструментами – установлением правил игры и контролем их исполнения. При этом соблюдается довольно широкий круг законодательных требований, действующих в отрасли или установленной сфере деятельности.

Содержание надзора за безопасностью во многом напоминает надзор за исполнением законодательства. Однако существенным отличием является наличие строгих целевых установок, направленных на обеспечение безопасности прежде всего жизни и здоровья граждан, окружающей среды. Вся деятельность по надзору за безопасностью должна вестись через призму этих целевых установок, поэтому надзор осуществляется за соблюдением конкретных, ясно определенных требований в соответствии с заданными параметрами, которые, как правило, определяются подзаконными актами.

В чистом виде указанные типы надзора встречаются часто. Так, например, типичный вид надзора за безопасностью – надзор за обеспечением промышленной безопасности (Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»). Однако при проведении надзорной деятельности в определенных отраслях экономики (транспорт, связь) предмет надзора включает надзор за обоими типами отношений.

Определение предмета надзора чрезвычайно важно, причем не только в теоретическом, но и, в большей мере, в практическом плане. Предмет надзора – это ответ на вопрос: что должно проверять (наблюдать, контролировать) государство в той или иной сфере? Без ответа на этот вопрос, без определения рамок надзорной деятельности невозможно установить и разграничить полномочия надзорных органов, выработать эффективный порядок выполнения надзорных полномочий.

Предмет надзора должен определять сферу отношений, куда государство имеет право вторгаться. Степень, порядок, субъектный состав лиц, имеющих право на подобное вторжение, должны определяться отдельно. Наиболее важно то, что, устанавливая такую сферу, государство признает, что существует и иная область, куда оно не имеет права вторгаться ни при каких обстоятельствах либо имеет право вторгаться только в исключительных случаях. Именно поэтому четкое определение предмета надзора наиболее актуально в условиях функционирования рыночной экономики, развитого частного предпринимательства и института частной собственности, в демократическом и правовом государстве. Государство и его граждане должны знать и уважать права и обязанности друг друга, особенно отчетливо представлять те грани, которые преступать нельзя. В случае нарушения этих границ к виновным (как к государству, так и к обществу) должны применяться установленные законом санкции и/или должен действовать иной порядок защиты прав, в том числе имущественных.

Большое значение имеет определение предмета административного надзора, так как именно в процессе деятельности исполнительной власти происходит непосредственное взаимодействие представителей государства с гражданами и организациями, ведется управленческое воздействие и, следовательно, должны реализовываться, уважаться, соблюдаться и, в случае необходимости, защищаться права и свободы граждан. При этом, как показывает мировой опыт, именно в сфере исполнительной власти даже в демократических государствах зачастую могут нарушаться законные права и свободы граждан. Однако чрезмерные ограничения деятельности исполнительных органов делают невозможной реализацию целенаправленной и активной государственной политики, что может негативно сказаться и на развитии отдельных областей общественной жизни, отраслей экономики, и на состоянии государства и общества. В связи с этим очень важен адекватный общественным, экономическим и политическим условиям конкретного общества и государства баланс общественных, частных и государственных интересов в сфере исполнительной власти. Этот баланс должен определяться прежде всего на законодательном уровне. Предмет надзорной деятельности составляют нормы права, определяющие права и обязанности субъектов правоотношений. Эти нормы, как правило, носят материальный характер: наделяют правами и обязанностями конкретных субъектов, но могут носить и процессуальный характер – регламентировать порядок реализации этих прав и исполнения обязанностей.

Однако независимо от характера этих норм для участников поднадзорных отношений, для целей надзорной деятельности все эти нормы будут иметь материальный характер, так как составляют предмет надзора, скорее, его проверяемые параметры.

Однако вопросы предмета административного надзора не нашли должного освещения в российской юридической науке. Тем не менее можно уверенно утверждать, что от качества норм, исполнение которых проверяется надзорным органом, зависит эффективность деятельности надзорной системы. Ведь административный надзор, в отличие от контроля, ведет проверки по форме, не вдаваясь в содержание и цели поднадзорной деятельности. Таким образом, должностное лицо надзорного органа в случае нарушения конкретной нормы должно реагировать в соответствии со своими полномочиями, независимо от возможных последствий реализации таких полномочий. Однако это далеко не всегда может соответствовать реальному содержанию прав и свобод граждан, в чьих интересах должна вестись надзорная деятельность.

Для эффективного осуществления надзорной деятельности важнейшее значение имеет соответствие материальных норм реальным общественным потребностям, состоянию экономических, социальных, политических отношений в обществе. Материальная основа надзорной деятельности должна быть прозрачна и понятна прежде всего для лиц, чьи права и обязанности она регламентирует, она должна соответствовать их актуальным потребностям. В противном случае надзор за неэффективными правовыми нормами может превратиться в слепое орудие принуждения, так как он очень формальный по своей природе.

В ходе проведения административной реформы контрольно-надзорная деятельность была отделена от нормотворческой деятельности. С одной стороны, это – достижение российского административного управления, так как исключает значительное число злоупотреблений надзорных органов, устанавливающих «под себя» некоторые нормы и контролирующих их исполнение. С другой стороны, этот подход способен негативно сказаться на фундаментальных принципах организации государственного управления. Из всех федеральных органов исполнительной власти надзорный орган наиболее близок к правоприменительному процессу. Должностным лицам надзорных органов при проверке исполнения норм законодательства наиболее отчетливо видны пробелы и коллизии правового регулирования. Если не организовать способы передачи этой информации органам, уполномоченным осуществлять нормативно-правовое регулирование, то нормативная и реальная действительность очень быстро придут в несоответствие.

Поэтому следует признать чрезвычайно удачным управленческим решением наделение Ростехнадзора целым рядом нормотворческих полномочий. Они установлены пунктами 1, 5.1 и 5.2 Положения о Ростехнадзоре1 и касаются в основном вопросов обеспечения экологической безопасности и функционирования атомной энергетики. Надо признать, что это наиболее важные и чувствительные с практической точки зрения вопросы, требующие четкой связи правоприменения и надзора.

Таким образом, для организации и осуществления административного надзора большое значение имеет качество материальных норм, регламентирующих отношения в отрасли. О проблемах, стоящих в этом плане перед электроэнергетикой, речь еще пойдет в настоящей статье.

Вторым, пожалуй, не менее важным блоком системы правового регулирования административного надзора в электроэнергетике являются процессуальные нормы, непосредственно регламентирующие надзорную деятельность.

В странах с развитыми демократическими традициями деятельность административной власти, как правило, строго регламентирована, причем на законодательном уровне. Детальной и жесткой регламентации подвергаются полномочия административных органов и должностных лиц, права и обязанности граждан при осуществлении административных, в том числе контрольных и надзорных, процедур, гарантии прав граждан, процедуры обжалования действий и решений надзорных органов. Законодательные положения детально регламентируются подзаконными актами и инструкциями для конкретных исполнителей (государственных служащих), что позволяет наиболее эффективно проверять правомерность тех или иных действий проверяющих органов в спорных ситуациях.

В Российской Федерации, к сожалению, административные процедуры, в том числе процедуры административного надзора, не регламентированы, не развита система административной юстиции. В сочетании с разнообразной, но недостаточно систематизированной законодательной базой, регламентирующей деятельность в той или иной сфере (материальным блоком), это затрудняет установление предмета, рамок административного надзора и различных видов надзорной деятельности.

В настоящее время основные рамки государственного вмешательства, в том числе путем надзора, в те или иные сферы деятельности определены только Конституцией Российской Федерации через основные права и свободы граждан, а также их гарантии.

Краткий анализ указанных положений Конституции Российской Федерации показывает, что общими рамками надзорной деятельности являются свобода предпринимательства (ст. 34 Конституции), гарантии прав частной собственности, в том числе равенство частной и государственной собственности (ст. 8, 35 Конституции), неприкосновенность частной жизни (ст. 23, 24 Конституции). Однако для определения предмета надзора в сфере электроэнергетики, пожалуй, наибольшее значение имеют положения Конституции РФ, гарантирующие единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, защиту конкуренции (ст. 8). Эти положения должны во многом определять сущность государственной политики и надзорной деятельности в сфере электроэнергетики. Государство должно обеспечивать названные гарантии, в том числе и при надзорной деятельности, которая не должна создавать препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Эти положения должны определять сущность любой надзорной деятельности в сфере электроэнергетики, относится ли она к общим видам надзора – финансовому, налоговому, антимонопольному, тарифному – или к отраслевым.

Для реализации перечисленных конституционных положений в надзорной сфере могут применяться такие положения Конституции, как право граждан обращаться в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33), гарантия на судебную защиту прав, право на обжалование решений и действий органов государственной власти и местного самоуправления (ст. 46), право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и должностных лиц (ст. 53).

Таким образом, Конституция Российской Федерации в самом общем виде определяет основные пределы компетенции исполнительной власти, в соответствии с которыми можно установить рамки надзора в той или иной сфере. К сожалению, далеко не все конституционные положения нашли должное развитие в федеральном законодательстве.

Очевидно, предмет государственного надзора в сфере электроэнергетики должны составлять не только отношения по обеспечению различных видов безопасности, пусть и в самом широком понимании (антитеррористическая, технико-технологическая и экономическая). Надзор в сфере электроэнергетики должен стать эффективным механизмом реализации государственной политики в отрасли, так как должен обеспечивать обратную связь между государством как управляющей системой и отраслью как управляемой системой в рамках государственного управления. Таким образом, надзор в электроэнергетике должен отслеживать соблюдение и реализацию законодательных положений, выявлять неэффективные нормы, тенденции развития отрасли, оценивать эффективность государственного регулирования и вырабатывать предложения о его совершенствовании.

В современных рыночных условиях надзор за хозяйственной деятельностью в электроэнергетике приобретает особое значение. Большая часть хозяйствующих субъектов имеют частную форму собственности, доля предприятий с частной собственностью будет только возрастать. В таких условиях государственное регулирование возможно путем установления обязательных правил ведения деятельности (преимущественно на законодательном уровне) и путем контроля (надзора) над их исполнением. Причем в данном случае речь должна идти о необходимости надзора (контроля) за исполнением широкого круга норм, регламентирующих хозяйственную деятельность: от норм технико-технологического характера до норм, регулирующих гражданско-правовые, административные и даже трудовые отношения.

В настоящее время систему материальных норм административного надзора в сфере электроэнергетики составляют:

  1.  Нормы, регламентирующие отношения по обеспечению безопасности в отрасли:
  •  Федеральный закон «Об электроэнергетике»;
  •  Федеральный закон «О техническом регулировании»;
  •  Федеральный закон «Об использовании атомной энергии»;
  •  Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производств и объектов»;
  •  Федеральный закон «О пожарной безопасности»;
  •  Федеральный закон «Об экологической экспертизе»;
  •  Федеральный закон «О защите окружающей природной среды»;
  •  другие законодательные акты (Градостроительный, Водный, Земельный кодексы и др.).
  1.  Нормы, регламентирующие порядок ведения хозяйственной деятельности в отрасли:
  •  Гражданское законодательство;
  •  пакет федеральных законов о реформе электроэнергетики, подзаконные акты, принятые для их реализации;
  •  законодательство об атомной энергетике;
  •  законодательство о естественных монополиях;
  •  законодательство о защите прав потребителей.

Здесь перечислены только основные законодательные акты, регламентирующие важнейшие для отрасли проблемы.

Естественно, хозяйственная деятельность в отрасли подлежит также регулированию нормами налогового, таможенного, валютного и других отраслей законодательства.

Надзор за соблюдением норм перечисленных выше отраслей законодательства ведется надзорными органами.

Обширность материальных основ административного надзора в электроэнергетике может вызвать возникновение пробелов и коллизий в процессе применения их норм. Однако одну из основных проблем в регулировании отрасли материальными нормами составляет техническое регулирование.

В конце декабря 2002 года Президент России подписал Закон «О техническом регулировании»2, регулирующий отношения в области исполнения обязательных требований, предъявляемых к продукции, процессам производства, эксплуатации, хранению, перевозке и реализации, к оценке соответствия продукции установленным требованиям. К ним относится набор технических показателей, которые сейчас рассредоточены в многочисленных стандартах, технических условиях, инструкциях, приказах и других документах в основном ведомственного уровня. Принятие технических регламентов позволит упорядочить всю эту систему, отменить устаревшие и уточнить те требования, которые необходимы, полезны и актуальны.

В соответствии с законом о техническом регулировании технические регламенты устанавливаются федеральными законами. Вся система технического регулирования состоит из системы технических регламентов, системы стандартизации и системы сертификации.

Законом о техническом регулировании предусмотрена особая процедура разработки технических регламентов. Несмотря на то что приниматься они должны в виде федеральных законов, разработчиком самих регламентов может быть любое лицо. Координирует разработку и продвижение данных проектов по техническому  регулированию федеральный орган исполнительной власти в области технического регулирования, который также ведет работу над поправками к проекту регламента и организует работу экспертных комиссий, которые обязаны давать заключение на проекты технических регламентов.

Закон о техническом регулировании носит рамочный характер. Настоящий эффект от его принятия будет виден после того, как начнут приниматься технические регламенты. Ведь, для того чтобы проверить продукцию какого-либо предприятия на соответствие тем или иным требованиям, проверяющие органы будут иметь возможность руководствоваться только единым перечнем требований, содержащимся в этом техническом регламенте.

Создание нормативно-правовой базы в области технического регулирования рассчитано на длительный срок (согласно пункту 7 ст. 46 Федерального закона «О техническом регулировании», в течение семи лет); за это время должны быть приняты сотни федеральных законов.

По истечении трех лет после принятия Закона «О техническом регулировании» ни одного технического регламента, в том числе и в области электроэнергетики, не разработано.

Как уже отмечалось, с инициативой разработки технического регламента может выступить любое лицо, однако негосударственный сектор пока проявляет незначительный интерес к этой проблеме. Единственная системная работа по созданию технических регламентов в настоящее время ведется на уровне Правительства страны. Так, распоряжением Правительства от 6 ноября 2004 г. № 1421-р была утверждена Программа разработки технических регламентов на 2005 – 2006 годы3. Ею предусматривается разработка и принятие 74 технических регламентов, в том числе двух, касающихся электроэнергетики: одного непосредственно (технический регламент о безопасности электрических станций и сетей), другого косвенно (регламент об электромагнитной совместимости). Следует отметить положительную тенденцию: к разработке регламента о безопасности электрических станций и сетей в соответствии с распоряжением Правительства РФ должен быть привлечен надзорный орган – Ростехнадзор.

Принятие технических регламентов должно завершить строительство каркаса системы нормативного регулирования в области обеспечения безопасности в отрасли. Очевидно, что количество и содержание технических регламентов будет со временем меняться вслед за технологическим и научно-техническим развитием. Однако бесспорно то, что они смогут заложить основы прозрачной системы правового регулирования вопросов безопасности в отрасли, что будет способствовать повышению эффективности надзорной деятельности и правового регулирования всей отрасли.

Большую роль в обеспечении прав юридических и физических лиц при осуществлении надзора играет четкое законодательное установление надзорных процедур. Неразвитость административно-процедурного регулирования в России известна уже давно. Сама процедура проверки в рамках надзора, как правило, не регламентирована или регламентирована на подзаконном уровне органом, осуществлявшим надзорные полномочия. Хотя очевидно, что разделение нормотворческих и контрольно-надзорных полномочий в первую очередь должно было затронуть этот вид нормотворческой деятельности: орган, устанавливающий процедуру своей деятельности, наиболее расположен к злоупотреблениям.

Порядок ведения надзорной (контрольной) деятельности имеет важнейшее значение для эффективности надзора (контроля). В современных условиях, когда объектами надзора зачастую являются частные хозяйствующие субъекты, порядок надзора должен быть и гарантией их экономических интересов, препятствовать необоснованному вмешательству в хозяйственную деятельность, способствовать установлению прозрачных, доверительных отношений между бизнесом и государством при проведении надзорных мероприятий.

Важнейшее значение имеет уровень правовой регламентации порядка надзора. В правовом государстве целесообразно все основные нормы, регламентирующие порядок проведения надзора и затрагивающие права граждан и организаций, закрепить законодательно. Это будет способствовать увеличению прозрачности отношений в данной сфере, упростит порядок обжалования незаконных действий и приведет к увеличению эффективности надзора.  

Надзор в электроэнергетике в его комплексном понимании появился относительно недавно. В связи с этим общих законодательных основ регламентации надзора в этой сфере нет. Справедливости ради следует отметить, что с подобной проблемой в настоящее время столкнулись почти все надзорные органы на федеральном уровне, так как создание надзорных органов в форме федеральных служб происходило во многом искусственно и не нашло еще должного отражения в законодательстве.

В настоящее время общие вопросы надзорной деятельности, включая порядок и процедуры осуществления надзора, почти не урегулированы в российском законодательстве. Это объясняется общим уровнем развития административного процесса в Российской Федерации. Отсутствие четких норм, регламентирующих административные процедуры, слабость судебной защиты прав бизнеса в административных процедурах создают негативное отношение к деятельности органов исполнительной власти. В целях упорядочения отношений в части контроля и надзора вносились и вносятся множество предложений, в том числе и на законодательном уровне, однако почти все они остаются нереализованными. На этом фоне серьезным достижением выглядит Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 134-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)». Название создает впечатление, что закон должен быть полностью посвящен организации надзорной деятельности и защите прав хозяйствующих субъектов при ее осуществлении. Однако предмет закона содержит ограничения.

Во-первых, этот закон распространяется только на отношения в области защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, подведомственными им государственными учреждениями (далее – органы государственного контроля), уполномоченными на проведение государственного контроля (надзора) в соответствии с законодательством Российской Федерации, и не применяется к мероприятиям контроля, при проведении которых не требуется взаимодействие органов государственного контроля (надзора) с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями и на них не возлагаются обязанности предоставлять информацию и исполнять требования органов государственного контроля (надзора), а также к мероприятиям контроля, проводимым в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей по их инициативе.

Во-вторых, закон не применяется к отношениям, связанным с проведением:

– налогового, валютного, бюджетного контроля;

– банковского и страхового надзора и других видов специального государственного контроля над деятельностью юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на финансовом рынке;

– транспортного контроля (в пунктах пропуска транспортных средств через Государственную границу Российской Федерации, а также в стационарных и передвижных пунктах на территории Российской Федерации);

– государственного контроля (надзора) администрациями морских, речных портов и инспекторскими службами гражданской авиации аэропортов на территориях указанных портов;

– государственного контроля (надзора), осуществляемого в области обеспечения безопасности движения, экологической безопасности и санитарно-эпидемиологического благополучия на железнодорожном транспорте;

– таможенного, иммиграционного, лицензионного контроля;

– контроля безопасности при использовании атомной энергии;

– контроля над обеспечением защиты государственной тайны;

– санитарно-карантинного, карантинного фитосанитарного и ветеринарного контроля в пунктах перехода Государственной границы Российской Федерации;

– контроля объектов, признанных опасными в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также особо важных и режимных объектов, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации;

– оперативно-розыскных мероприятий, дознания, предварительного следствия, прокурорского надзора и правосудия;

– государственного метрологического контроля (надзора).

Таким образом, из сферы действия названного выше закона исключены вопросы надзора за опасными производствами и за безопасным использованием атомной энергии. Во многом это обусловлено достаточно развитым законодательством в этой сфере, которое содержит положения, касающиеся административного надзора.

Например, Федеральный закон «Об использовании атомной энергии»4 много внимания уделяет вопросам определения полномочий надзорных органов и методам надзора за безопасностью в сфере использования атомной энергии, четко определяет статус надзорных органов. Возможно, что именно системный подход к нормативному регулированию государственного регулирования в сфере использования атомной энергии, в том числе четкое определение статуса и полномочий надзорных органов, сделали этот закон стабильным и реально работающим, а ситуацию с обеспечением безопасности в сфере атомной энергии – относительно благополучной.

Аналогичная ситуация с процессуальным обеспечением надзора сложилась и в сфере надзора за опасными объектами. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»5 распространяет свое действие на целый ряд объектов электроэнергетики, прежде всего на энергогенерирующие предприятия.

Этот Закон стал одним из законов, образовавших в середине 90-х годов прошлого века систему законодательного регулирования различных аспектов безопасности от стихийных бедствий, пожарной и т.д. Закон содержит большое число норм, посвященных определению статуса органов, осуществляющих надзор в сфере обеспечения безопасности опасных объектов, и полномочия их должностных лиц. Эти законодательные положения послужили основой стабильного и эффективного функционирования системы надзора за обеспечением промышленной безопасности, несмотря на все административные преобразования. Система надзора за обеспечением промышленной безопасности довольно эффективна, так как позволяет обеспечивать относительно невысокий уровень техногенных катастроф при тотальном устаревании производственных мощностей. Система надзора за промышленной безопасностью является единственной системой надзора за безопасностью труда работников, так как деятельность органов по надзору в сфере труда сегодня почти не ведется.

Кроме того, в рассматриваемом законе четко описаны процедуры надзора во всем цикле функционирования предприятия – от его создания до ликвидации, установлен перечень опасных производств и объектов, определены основные требования промышленной безопасности. Законом предусматривается экспертиза промышленной безопасности, представляющая собой предварительный надзор, декларирование промышленной безопасности (текущий контроль), детально регламентирована процедура расследования аварий и инцидентов (последующий надзор).

Итак, положения Закона и методы правого регулирования актуальны и в настоящее время. В этом Законе впервые была предпринята попытка регулировать вопросы безопасности по модели, позднее использованной в законодательстве о техническом регулировании. Пожалуй, одно из самых главных достоинств этого Закона – четкое законодательное определение федерального надзора в сфере промышленной безопасности (ст. 16), его независимости от поднадзорных органов и статуса его должностных лиц.

Представляется, что положения этого Закона во многом могли бы стать модельными для законодательного закрепления надзора в сфере электроэнергетики.

Содержащаяся в настоящее время в Законе об электроэнергетике модель правового регулирования надзорной деятельности ориентирована только на действие законодательства о техническом регулировании, антимонопольного законодательства (материальный аспект), но не содержит процессуальных норм. Поэтому порядок осуществления собственно энергонадзора не регламентирован на законодательном уровне и уступает по уровню правовой обеспеченности надзору за безопасностью использования атомной энергии и за промышленной безопасностью.

Думается, необходимо восполнить этот пробел путем включения в текст Закона «Об электроэнергетике» норм, регламентирующих порядок осуществления и статус надзорных органов в сфере электроэнергетики. Это позволит создать прозрачную и понятную систему государственного надзора в интересах государства, субъектов отрасли и потребителей.

1 Утв. Постановлением Правительства РФ от 30.07.2004 № 401 // СЗ РФ. – 2004. – № 32. – Ст. 3348.

2 Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» // СЗ РФ. – 2002. – № 52 (часть I). – Ст. 5140.

3 СЗ РФ. – 2004. – № 46 (часть II). – Ст. 4551.

4 СЗ РФ. – 1995. – № 48. – Ст. 4552.

5 СЗ РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3588.

PAGE  6


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

43020. Основы бухгалтерского управленческого учета 274.5 KB
  Менеджеры несут повседневную ответственность за руководство предприятием. Их действия и решения влияют на финансовую стабильность предприятия. Составление планов на будущее и оперативное управление предприятием требуют большого количества разнообразной учетной информации..
43021. Оптимизация загрузки транспортных средств и портовых складов 934.5 KB
  В качестве непосредственных задач курсового проекта необходимо произвести: 1 Оптимальную загрузку железнодорожного подвижного состава с учётом свойств груза. 5 Расчет количества груза на рейс определение максимальной загрузки распределенного веса грузовых помещений. Характеристики заданного судна Ленинская Гвардия Общие характеристики судна Длина наибольшая м 13525 Ширина наибольшая м 1799 Грузоподъемность т 6280 Дедвейт...
43022. Проверка выполнения плана отгрузки продукции заказчикам 489 KB
  Анализ выполнения плана отгрузки изделий за третий месяц периода В предметной области комплекса задач к которой относится и задача проверки выполнения плана отгрузки продукции заказчикам рассматриваются процессы планирования и учета выпуска изделий на предприятии сдача готовых изделий на склады и отгрузка готовой продукции заказчикам в соответствии с договорами анализ текущего запаса продукции на складах учет и анализ оплаты за отгруженную продукцию.
43023. Информационная система. Оценка оплаты отгруженного товара 1.34 MB
  Омск 2010 Содержание Предметная область ПО автоматизации3 Описание ПО и функций решаемой задачи3 Документы ПО содержащие информацию необходимую для решения задачи.4 Постановка задачи.6 Организационноэкономическая сущность задачи6 Описание входной и выходной информации.6 Разработка информационного обеспечения задачи10 Информационный анализ ПО и выделение информационных объектов информационных объектов ИО...
43024. Построение усилителя переменного тока на базе операционных усилителей 213.5 KB
  Ульянова Ленина Кафедра САПР Пояснительная записка к курсовой работе “Построение усилителя переменного тока на базе операционных усилителей†Выполнил: Волох К. Введение 3 Техническое задание 4 Описание работы 5 Методика построения и расчета усилителя 8 Построение усилителя 9 Расчет усилителя 10 Заключение 11 Приложение: Принципиальная схема усилителя А4 Введение. В данном курсовике...
43025. Анализ хозяйственной деятельности предприятия 204 KB
  Сравнение и анализ динамических рядов показателей деятельности предприятия. Прогнозирование показателей на 2004 г с использованием формулы Лагранжа. Факторный анализ методом цепных подстановок.