66109

ОСОБЕННОСТИ СОДЕРЖАНИЯ И ФОРМЫ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЖАЛОБЫ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Научная статья

Международные отношения

Вряд ли можно найти более значимую и вместе с тем сложную проблему нежели проблема защиты прав и свобод человека и гражданина. В настоящее время граждане Российской Федерации часто обращаются в международные судебные правозащитные органы подавая жалобы на нарушения...

Русский

2014-08-13

181 KB

4 чел.

Н. КВИТКО

ОСОБЕННОСТИ СОДЕРЖАНИЯ И ФОРМЫ

ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЖАЛОБЫ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД

ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Вряд ли можно найти более значимую и вместе с тем сложную проблему, нежели проблема защиты прав и свобод человека и гражданина. Защищать свои права человек может разными способами, прибегая к помощи различных правозащитных механизмов1.

В настоящее время граждане Российской Федерации часто обращаются в международные судебные правозащитные органы, подавая жалобы на нарушения их субъективных прав, что является одной из форм защиты прав и свобод человека и гражданина. Чаще всего россияне подают жалобы в такие структуры, как Комитет ООН по правам человека2 и, конечно же, Европейский суд по правам человека3. Считается, что международные судебные образования наиболее качественно, профессионально, а главное, беспристрастно рассмотрят любую жалобу на нарушение прав и свобод человека и гражданина, что данные структуры, в отличие от российских судов, лишены заорганизованности судебной процедуры и обращение к ним за помощью станет своеобразной «панацеей» от любых правонарушений.

Однако это далеко не так. Процедура обращения в международные правозащитные судебные органы весьма сложна и далека от совершенства. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратить внимание лишь на некоторые особенности требований, предъявляемых к содержанию и форме жалоб, принимаемых (а не просто подаваемых) к рассмотрению в вышеупомянутых органах.

Так сложилось, что в Российской Федерации наибольшее предпочтение отдают именно Европейскому суду по правам человека4 (а не, например, Комитету ООН). Именно поэтому исследование особенностей содержания и форм жалоб, направляемых в международные правозащитные структуры, весьма актуально проводить на примере такого международного органа, как Европейский суд по правам человека.

Вначале определим, какое место механизм защиты нарушенных прав и свобод Европейским судом занимает в системе защиты прав и свобод человека и гражданина в России. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, вступив в силу на территории Российской Федерации 5 мая 1998 г.5, стала составной частью правовой системы российского государства (ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации). Высшие суды России предприняли шаги к включению национальной судебной системы в общеевропейскую систему защиты прав человека. Так, Конституционный Суд принял множество постановлений, в которых отражены стандарты европейской системы судебной защиты прав и свобод человека6. Высший Арбитражный Суд РФ в информационном письме от 20 декабря 1999 г. подробно изложил требования ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» Конвенции и ст. 1 «Защита собственности» Протокола № 1 к Конвенции применительно к толкованию прецедентов Европейского Суда и обязал все арбитражные суды принять во внимание эти требования при рассмотрении исков7. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» указал судам: «Российская Федерация, как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод, признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому названную выше Конвенцию суды должны применять, учитывая практику Европейского Суда по правам человека, во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод8.

Согласно ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты». Со времени вступления в силу Конвенции в канцелярию Европейского суда по правам человека поступили тысячи заявлений от граждан Российской Федерации и других государств, считающих, что ответчиком по предполагаемым нарушениям их прав выступает Российская Федерация. К 15 июня 2004 г. по десяти жалобам приняты постановления, констатирующие нарушения прав граждан, 40 жалоб признаны приемлемыми, т.е. приняты к рассмотрению, по 300 жалобам посланы «коммуникации» (запросы) властям Российской Федерации, около полутора тысяч жалоб ждут своей очереди на коммуникацию. Остальных же заявителей постигло разочарование: в результате длительной процедуры изучения жалоб большинство были признаны неприемлемыми по основаниям ст. 35 – «Условия приемлемости» – Конвенции. В некоторых случаях было установлено отсутствие признаков нарушений Конвенции, о чем говорилось в жалобах9.

Все это дает основания утверждать, что Европейский суд является частью российской правовой действительности и уже начал влиять на изменение правовой ситуации в нашей стране.

Обращение за защитой нарушенного права в Европейский суд осуществляется в форме жалобы. Интересно, что сама Европейская Конвенция не содержит понятия индивидуальной жалобы. Так, текст данного документа не содержит дефиниции индивидуальной жалобы. В ст. 34 Конвенции, имеющей заголовок «Индивидуальные жалобы», есть такая норма: «Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней»10.

Отметим, что в ст. 33 Европейской Конвенции содержатся положения, которые позволяют сделать вывод о том, что индивидуальные жалобы не единственные, которые рассматривает Европейский суд. Вторая категория жалоб – жалоба государства (Высокой Договаривающейся Стороны), подписавшего Конвенцию, на нарушение другим государством (другой Высокой Договаривающейся Стороной), подписавшим Конвенцию, ее положений. Вместе с тем, хотя Конвенция и предусматривает две категории жалоб – индивидуальные жалобы по ст. 34 и межгосударственные жалобы (жалобы в отношении межгосударственных дел) по ст. 33, – тем не менее индивидуальные жалобы составляют основное количество рассматриваемых дел и оказывают наибольшее влияние на формирование прецедентного права Европейского суда.

Исходя из положений ст. 35 Европейской Конвенции («Условия приемлемости жалобы»), мы можем сделать вывод о том, что индивидуальная жалоба в Европейский суд должна быть направлена в письменном виде по адресу расположения суда11 и содержать конкретную просьбу, адресованную данному суду.

1 ноября 1998 г. был принят Регламент Европейского суда12, правило 45 которого фиксирует, что любые жалобы, которые допускаются ст. 33 или 34 Европейской Конвенции, подаются в письменном виде и  подписываются заявителем или его представителем. Если жалобу подают неправительственная организация или группа частных лиц, она (жалоба) должна быть подписана лицами, правомочными представлять эту организацию или группу. Все вопросы о правомочности лиц, подписавших жалобу, решаются соответствующей Палатой или Комитетом.

Таким образом, под индивидуальной жалобой, направляемой в Европейский суд, следует понимать письменное обращение, подписанное заявителем и содержащее, во-первых, описание нарушения его прав и свобод, защищаемых Европейской Конвенцией, и, во-вторых, просьбу, обращенную к Европейскому суду, – восстановить нарушенное право заявителя.

Как любой другой юридический документ, индивидуальная жалоба должна обладать определенными характеристиками, а именно: иметь определенную форму и содержание.

Анализируя общее значение таких категорий, как «форма» и «содержание», отметим, что под содержанием принято понимать «единство всех основных элементов целого, его свойств и связей, существующее и выражаемое в форме и неотделимое от нее»13, а под формой – «способ существования содержания, неотделимый от него и служащий его выражением»14.

Таким образом, под содержанием индивидуальной жалобы, направляемой в Европейский суд, необходимо понимать определенную совокупность составляющих данную жалобу элементов. К указанным элементам относятся:

– набор реквизитов15 жалобы;

– данные о заявителе и его представителе;

– данные о субъекте, ответственном за нарушение прав заявителя (имеется в виду государство, на чьей территории произошло нарушение);

– обстоятельства, вследствие которых у заявителя возникла необходимость обращаться в суд;

– просьба к суду;

– обоснования данной просьбы.

Безусловно, приведенные элементы должны быть представлены в Европейский суд определенным способом, в противном случае поданную жалобу могут отклонить только по формальным причинам, не рассматривая ее по существу. Представляется, что именно способ представления (подачи) перечисленных выше элементов индивидуальной жалобы в Европейский суд, является формой данной жалобы.

Будучи юридическим документом, преследующим определенную цель (а именно: признание действий по отношению к заявителю незаконными и устранение нарушения того или иного права), индивидуальная жалоба, подаваемая в Европейский суд, обладает признаками16, общими для такого рода юридических документов17. К подобным признакам следует отнести обязательное содержание в жалобе просьбы, направленной к суду; описание событий, в ходе которых произошло нарушение того или иного права; нормативно-правовое обоснование своего обращения в суд. Общность тех или иных признаков проистекает из однородности природы всех жалоб на нарушения прав и свобод человека и гражданина (как, впрочем, и из-за однородности природы самих охраняемых прав и свобод).

Но вместе с тем любая жалоба на нарушения охраняемых прав и свобод имеет особенности, которые позволяют отличать ее от подобных жалоб. Причины этих особенностей весьма разнообразны: одни можно отнести к специфике судебного органа, разбирающего жалобу, другие – к процедуре рассмотрения жалобы, третьи – к особенностям защиты нарушаемых прав.

Важно отметить, что заявитель, обращающийся в суд с жалобой, должен быть в полной мере осведомлен о данных особенностях и учитывать их при составлении и подачи жалобы.

Индивидуальная жалоба в Европейский суд обладает особенностями, которые в зависимости от своей природы можно отнести к особенностям содержания индивидуальной жалобы и ее формы.

Отметим, что, характеризуя содержательную часть жалобы в Европейский суд по правам человека, необходимо иметь  в виду, что она является основным документом, инициирующим процедуру рассмотрения в Европейском суде того или иного дела. Так, по мнению Д.Г. Курдюкова, индивидуальная жалоба, о которой идет упоминание в ст. 34 Европейской Конвенции, служит средством, приводящим в действие контрольный механизм Европейского суда18.  

Анализируя нормативно-правовую базу требований, предъявляемых к содержанию и форме индивидуальной жалобы в Европейский суд, неизбежно приходим к выводу, что ни Европейская Конвенция, ни Регламент Европейского суда не содержат четких указаний на форму индивидуальной жалобы. В то же время само содержание индивидуальной жалобы в Европейский суд по правам человека частично урегулировано правилом № 47 Регламента Европейского суда, которое так и называется – «Содержание индивидуальной жалобы»19. Согласно пункту 1 данного правила, любые жалобы, которые допускаются ст. 34 Конвенции, подаются на бланках, предоставляемых Секретариатом, кроме случаев, когда Председатель той или иной Секции примет иное решение.

Представляется, что данную норму вполне можно отнести к норме, регулирующей не содержание, а именно форму индивидуальной жалобы в Европейский суд, поскольку здесь идет речь не об элементах жалобы, а об их внешнем выражении. Кроме того, данную норму вполне можно отнести к особенностям формы индивидуальной жалобы в Европейский суд. В соответствии с данной нормой заявитель, подавая жалобу в Европейский суд, обязан не просто соблюсти письменную форму жалобы (правило, относящееся к большинству процедур подачи тех или иных жалоб20), но и оформить эту жалобу на специальном бланке, причем только на том, который выдается Секретариатом Европейского суда.

Эта особенность формы индивидуальной жалобы в Европейский суд, с одной стороны, усложняет процедуру обращения в данный суд для заявителя, поскольку обрекает на неудачу все официальные обращения с индивидуальной жалобой, оформленной не на бланке Секретариата суда, а с другой, – безусловно, облегчает работу самого суда, который, в силу его международного статуса, сталкивается с весьма различными правовыми системами разных государств (а следовательно, и процедурами обращения за защитой нарушенного права), а посему вынужден унифицировать форму обращения к нему, в том числе и путем предоставления жалоб на специальных бланках.

Вместе с тем отметим, что Европейский суд по правам человека принимает любые обращения, поэтому заявитель может написать в Европейский суд по правам человека, изложив свою ситуацию так, как он ее представляет. Но, как правило, после получения такого письма – предварительного обращения, Секретариат высылает заявителю формуляр обращения, текст Европейской Конвенции по правам человека и пояснительную записку о том, как заполнить формуляр.

Таким образом, формуляр обращения и есть форма подачи индивидуальной жалобы в Европейский суд. Это определенная форма обращения, выработанная только Европейским судом по правам человека. Все разделы этого формуляра составлены таким образом, чтобы после ознакомления с ним Европейский суд мог составить наиболее точное представление о нарушении прав человека и о том, может ли жалоба быть потенциально приемлемой.

Формуляр включает разделы о персональных данных заявителя, о государстве, на которое жалуется заявитель, описание обстоятельств дела, перечисление нарушений Европейской Конвенции с их обоснованием, требования заявителя и другие сведения. Заполнять формуляр следует очень внимательно, т.к. Европейский суд по правам человека будет рассматривать жалобу только в тех пределах, которые установлены в жалобе.

Важно отметить, что заполнение формуляра во многом отличается от подготовки судебных документов в Российской Федерации. При этом, как ни странно, возникают сложности при заполнении графы «описание фактов». Заявитель в этом разделе должен описать те события, которые произошли в его жизни в связи с нарушением его прав человека, в хронологическом порядке. Причем наиболее сложен для заполнения раздел, посвященный описанию предполагаемых нарушений, т.к. в нем необходимо мотивировать свое обращение, используя, главным образом, практику Европейского суда.

Отметим, что последующий текст правила № 47 Регламента Европейского суда имеет непосредственное отношение именно к содержанию индивидуальной жалобы. Так, в жалобе должны быть указаны:

– заявитель, его дата рождения, гражданство, пол, род занятий и адрес;

– представитель, если таковой имеется, его род занятий и адрес;

– государство или государства – участники Конвенции, на действия которых подана жалоба.

Данные позиции нуждаются в пояснении. Безусловно, идентификационные данные заявителя – необходимый атрибут любого официального обращения, поскольку необходимо, во-первых, установить двустороннюю связь между заявителем и органом, куда он обратился, и, во-вторых, препятствовать рассмотрению анонимных обращений.

Кроме того, и идентификационные данные представителя заявителя также обязательны, так как предоставляют последнему возможность участвовать в рассмотрении индивидуальной жалобы в Европейском суде и придают представителю права и обязанности самого заявителя. Поэтому Европейский суд должен быть осведомлен об идентификационных данных не только заявителя (подателя жалобы), но и его представителя.

Вместе с тем, согласно части 3 правила № 47 Регламента Европейского суда, заявитель, не желающий раскрывать свою личность, должен уведомить об этом и изложить причины такого отступления от обычного правила об открытом доступе к информации о производстве по делу в Европейском суде. Председатель палаты вправе разрешить сохранять анонимность в исключительных и должным образом обоснованных случаях21.

Следующей особенностью содержания индивидуальной жалобы, подаваемой в Европейский суд, следует признать необходимость указать в тексте жалобы то государство или те государства – участники Европейской Конвенции, на чьи действия подана жалоба. Безусловно, эта особенность весьма существенным образом отличает содержание индивидуальной жалобы в Европейский суд по правам человека от содержания подобных жалоб, подаваемых во внутригосударственные судебные органы.

Причина кроется в самой природе судопроизводства в Европейском суде. Так, согласно ст. 19 Европейской Конвенции, Европейский суд по правам человека был учрежден «в целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней»22. Иными словами, Европейский суд в случае удовлетворения жалобы возлагает обязанность устранять допущенные нарушения того или иного субъективного права не на лицо, его нарушившее, а на государство, в рамках правовой системы которого заявитель не получил надлежащей защиты.

В соответствии с данным правилом индивидуальная жалоба в Европейский суд должна содержать следующее23:

– краткое изложение фактов;

– краткое изложение предполагаемого (предполагаемых) нарушения (нарушений) Европейской Конвенции и доказательств;

– краткое подтверждение того, что соблюдены условия приемлемости (исчерпание внутренних средств правовой защиты и «правило шести месяцев24»), предусмотренные п. 1 ст. 35 Европейской Конвенции;

– цель жалобы и общее указание на наличие требований о выплате справедливой компенсации, которые заявитель может предъявить в соответствии со ст. 41 Европейской Конвенции.

Первый из перечисленных пунктов понятен и естествен. Так, перечень событий, послуживших поводом для обращения в Европейский суд за помощью, является своего рода фактическим материалом для последующего судебного исследования и одним из оснований для вмешательства Европейского суда. Перечень событий должен быть кратким и относиться к существу ставящегося перед Европейским судом вопроса.

Что же касается изложения предполагаемого (предполагаемых) нарушения (нарушений) Европейской Конвенции, то необходимо помнить, что Европейский суд встает на защиту только тех нарушенных прав, которые гарантированы Европейской Конвенцией по правам человека. Таким образом, заявитель должен не только ясно описать в жалобе факты нарушения его субъективных прав и свобод, но и соотнести нарушенное право с правом, гарантированным Европейской Конвенцией. Это правило можно справедливо отнести и к одной из особенностей содержания индивидуальной жалобы в Европейский суд по правам человека. Такая особенность связана со спецификой Европейского суда, который встает на защиту не всех гарантированных на национальном уровне прав и свобод. Причина подобного ограничения25 состоит в том, что данный судебный орган призван обеспечивать выполнение строго определенного международного документа – Европейской Конвенции, которая содержит исчерпывающий перечень защищаемых Европейским судом прав.

При изложении фактов в жалобе важно помнить о том, что поскольку в правиле № 47 Регламента Европейского суда есть слово «предполагаемых» (по отношению к нарушениям Европейской Конвенции), то в тексте жалобы заявитель может позволить себе отступления от четкой (с точки зрения юридической техники) квалификации нарушений норм Европейской Конвенции. Это связано с предполагаемым отсутствием у заявителя необходимых навыков четкой квалификации противоправности позиционируемых последним деяний.  

Помимо перечисленного, в соответствии с правилом № 47 Регламента Европейского суда заявитель должен представить информацию, прежде всего документы и решения, которые подтверждают, что условия приемлемости (исчерпание внутренних средств правовой защиты и «правило шести месяцев»), установленные п. 1 ст. 35 Европейской Конвенции, соблюдены, и указать, подавали ли они эти жалобы в какой-либо иной орган международного разбирательства и урегулирования26.

Данные требования по своей природе являются составной частью так называемых критериев (требований) приемлемости индивидуальной жалобы в Европейский суд. Чтобы понять значение этой категории требований, приведем только одну цифру: по статистике Европейского суда, около 90 % жалоб отклоняются последним именно по причине их неприемлемости.

Упомянутые требования (критерии), во-первых, относятся к содержанию и форме индивидуальной жалобы в Европейский суд по правам человека, а, во-вторых, некоторые из них составляют особенность жалобы, т.к. способствуют ее обособлению (выделению) из ряда подобных ей юридических документов.

В области защиты прав человека в Европейском суде можно выделить десять условий приемлемости27:

– обращаться в Европейский суд можно только в случае нарушения того права, которое предусмотрено Европейской Конвенцией, – так называемое ratione materiea (обстоятельства по существу);

– могут быть рассмотрены только те обращения, которые касаются обстоятельств, произошедших после того, как страна вошла в юрисдикцию Европейского суда, – ratione temporis (обстоятельства времени);

– нарушение права должно произойти на территории, которая находится под юрисдикцией Европейского суда, – ratione loci (обстоятельства места);

– жалоба может быть подана только тем лицом, чье право было нарушено, – ratione persona (обстоятельства лица);

– заявитель обязан исчерпать эффективные средства правовой защиты, существующие в стране;

– обращение в Европейский суд должно быть направлено не позднее шести месяцев с момента принятия последнего судебного решения;

– жалоба должна быть обоснованной, т.е. именно на заявителя возлагается обязанность доказать нарушение его права государством;

– жалоба не может быть анонимной;

– жалоба не может содержать оскорбительных высказываний;

– нельзя подавать жалобы по одному и тому же поводу одновременно в два и более международных органа, например, в Европейский суд по правам человека и в Комитет по правам человека ООН.

Поскольку следующий анализ будет обращен только к тем критериям, которые отвечают названным выше признакам (принадлежность к  содержанию, форме и к особенностям данной жалобы), такие критерии, как «неанонимность» и цензурность, не подпадают под предмет настоящей статьи.

Первые четыре28 из перечисленных критериев приемлемости индивидуальной жалобы в Европейский суд являются особенностями содержательной характеристики индивидуальной жалобы, которые в значительной степени сужают возможность защиты нарушенного права посредством обращения в Европейский суд по правам человека, поскольку ограничивают заявителя некоторыми параметрами. Рассмотрим это более подробно.

Обстоятельства по существу («ratione materiea») предполагают, что индивидуальная жалоба, направленная в адрес Европейского суда, должна касаться именно тех прав, которые перечислены в Европейской Конвенции и протоколах к ней29. Но для признания этого требования соблюденным недостаточно простого указания на нарушение той или иной статьи Конвенции.

Практика Европейского суда выработала концепции в отношении каждого из прав, предусмотренных Европейской Конвенцией, поэтому нарушение права должно соотноситься с этой концепцией. Так, например, в отношении защищенных ст. 10 Европейской Конвенции прав и свобод заявителю следует помнить, что в тексте самой статьи предусмотрено только право на свободу мнений, право на свободный доступ к информации и право на свободное распространение информации. Право на свободу самовыражения не абсолютное, т.е. государство вправе при определенных условиях ограничить его. Иными словами, заявитель, подающий индивидуальную жалобу на нарушение его прав, гарантированных ст. 10 Европейской Конвенции, должен в ее тексте привести аргументы в пользу того, что обжалуемое нарушение не было следствием правомерных действий государства.

Здесь вполне уместно напомнить, что в соответствии со ст. 6 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»30, гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность того или иного нарушения его прав и свобод (он обязан лишь доказать факт нарушения). В то время как бремя доказывания законности обжалуемого нарушения либо ограничения права заявителя закон возлагает на нарушителя: на государственные органы, органы местного самоуправления, учреждения, предприятия и их объединения, общественные объединения, на должностных лиц, государственных служащих, чьи действия  или решения обжалуются.

Таким образом, предъявляемое к содержанию индивидуальной жалобы условие, в соответствии с которым заявитель должен обозначить и обосновать свои претензии к государству ссылкой на соответствующую норму Европейской Конвенции и привести доказательства незаконности нарушения либо ограничения его субъективного права, – серьезная особенность жалобы. Причем это условие служит своего рода ограничением на пути защиты нарушенного права путем подачи индивидуальной жалобы в Европейский суд по правам человека.

Что же касается оценки обоснованности такого ограничения, то здесь необходимо напомнить еще раз, что Европейский суд создавался и действует как судебный орган, обеспечивающий соблюдение прав государствами – участниками Европейской Конвенции, а следовательно, представление о нем как об универсальном правозащитном образовании ошибочно. Иными словами, гражданин России, выбирая способ защиты своего нарушенного права, должен исходить из того, что обращение в Европейский суд по правам человека не «универсальный» способ защиты любого нарушенного субъективного права.

Обстоятельства времени («ratione temporis») означают, что государство принимает на себя обязательство исполнять тот или иной международный договор только с момента его подписания и ратификации. А поэтому заявитель, подготавливая индивидуальную жалобу в Европейский суд, должен помнить, что Российская Федерация приняла на себя обязательства по Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и подчинилась юрисдикции Европейского суда по правам человека только с 5 мая 1998 г.31 Это означает, что Российская Федерация не несет ответственности за нарушения прав человека, допущенные до 5 мая 1998 г.

Таким образом, индивидуальная жалоба, где в качестве фактического материала для обжалования представлены события, которые произошли, например, в 1997 г. (даже если они являют собой самый наглядный пример нарушения прав человека), не будет отвечать данному критерию, предъявляемому к ее содержанию32. Условие обстоятельств времени, предъявляемое к содержанию индивидуальной жалобы в Европейский суд, как и предыдущее, – очередная особенность индивидуальной жалобы, которая тоже ограничивает возможность заявителя защитить свое нарушенное субъективное право.

Что касается рациональности обстоятельств времени (или «ratione temporis») и их роли в международном механизме защиты нарушенного субъективного права человека, с одной стороны, это ограничение, безусловно, умаляет практическую ценность обращения в Европейский суд за защитой, но с другой – является обязательным правилом действия любого нормативно-правового акта, идентичным российскому правилу, в соответствии с которым закон обратной силы не имеет, т.е. распространяет свое действие только на правоотношения, возникшие после его вступления в законную силу.  

Еще один критерий приемлемости индивидуальной жалобы – обстоятельства места (или «ratione loci»), означает, что факт нарушения права должен был произойти на той территории, которая находится под юрисдикцией одного из государств, являющихся членами Совета Европы и, следовательно, подписавшими и ратифицировавшими Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Иными словами, нарушение прав человека, в частности свободы слова, должно произойти на территории Российской Федерации или любого другого государства – участника Совета Европы.

Соблюдение в тексте жалобы требований к обстоятельству места при предъявлении претензий к тому или иному государству – участнику Европейской Конвенции, в отличие от двух предыдущих особенностей индивидуальной жалобы в Европейский суд по правам человека, имеет два аспекта, один из которых носит положительный, а другой –  отрицательный характер. Так, возможность предъявлять претензии по поводу нарушения субъективного права, произошедшего только на территории государств – участников Европейской Конвенции, с одной стороны, по сравнению с национальной системой защиты прав и свобод в РФ значительно расширяет область обжалуемых нарушений, с другой стороны, по сравнению с мировыми системами защиты, наоборот, сужает.

Вопрос, связанный с нарушениями на территории государств, которые не являются сторонами, ратифицировавшими Европейскую Конвенцию, поднимался в некоторых делах, рассмотренных Европейским судом по правам человека. Например, в деле «Илия Илиеску, Александру Ляшко, Андрей Иванточ и Тудор Петров-Попа против Молдавии и Российской Федерации» уже говорилось о том, можно ли привлечь к ответственности Российскую Федерацию за те события, которые происходили в Приднестровье33.

Итак, соблюдение такого критерия, как обстоятельство места, – еще одна, и довольно существенная, особенность содержательного состава индивидуальной жалобы в Европейский суд и ее формы.

В отличие от предыдущей особенности, обстоятельства лица («ratione persona») устанавливают правила в отношении того, кто именно и против кого может жаловаться в Европейский суд по правам человека34. В соответствии с этой особенностью, предъявляемой к содержанию индивидуальной жалобы в Европейский суд, заявителями могут быть любые частные лица: граждане одного из государств, ратифицировавших Европейскую Конвенцию по правам человека, иностранцы, лица с двойным гражданством и лица без гражданства.

Крайне важно, что Европейский суд не ограничивает право на обращение критерием гражданской дееспособности, т.е. человек, обратившийся в Европейский суд по правам человека, может быть душевнобольным, несовершеннолетним и, конечно, нормальным и совершеннолетним. В Европейский суд по правам человека могут обращаться физические лица, группы граждан и юридические лица, коммерческие и некоммерческие, включая религиозные объединения.

В настоящее время Европейская Конвенция использует для обозначения заявителя термин «жертва нарушения прав человека» или просто «жертва». В соответствии с установившейся практикой Европейского суда слово «жертва» в контексте ст. 34 Европейской Конвенции означает лицо, которое непосредственно затронуто рассматриваемым в деле действием или бездействием органов или должностных лиц государства, выступающего в качестве ответчика по конкретному делу. Это подразумевает, что заявитель сам должен являться жертвой предполагаемого нарушения Европейской Конвенции, а значит, жалобы, подаваемые третьими лицами или организациями, на которых не влияет нарушение, исключаются35.

Важно, что для решения о приемлемости индивидуальной жалобы заявитель не должен доказывать, что он стал жертвой предполагаемого нарушения. Ст. 34 Европейской Конвенции предусматривает, что заявителями могут быть лица, «которые утверждают, что явились жертвами»36. Однако это не значит, что простое утверждение заявителя в тексте жалобы о том, что он стал жертвой, признается достаточным. Так, Европейский суд, решая вопрос о том, имело ли место предполагаемое нарушение и можно ли считать заявителя жертвой, основывается на фактах, предоставленных данным лицом, и фактах, выдвинутых государством-ответчиком, если таковые имеются.

Таким образом, еще одной особенностью содержания индивидуальной жалобы следует признать включение заявителем в ее текст доказательств своего статуса «жертвы». Анализируя данную особенность в контексте процессуальной заорганизованности подготовки индивидуальной жалобы в Европейский суд, отметим, что в данном случае представить факты, подтверждающие статус жертвы, не представляет особого труда, поскольку, как правило, они вытекают из приводимого заявителем перечня событий, который, как уже было сказано выше, служит поводом для обращения в Европейский суд, фактическим материалом для последующего судебного исследования и одним из оснований для вмешательства Европейского суда.

Более того, как отмечает Д.Г. Курдюков, в настоящее время конвенционные органы признают жертвами и тех лиц, в отношении которых нельзя достоверно установить, имело ли место нарушение их прав по Европейской Конвенции. Так была разработана концепция «потенциальной жертвы». Заявители могут быть признаны потенциальными жертвами, либо если может быть установлено, что они подвергаются реальной опасности, которая соотносится с потенциальным (возможным) нарушением норм Европейской Конвенции в части гарантированных прав и свобод человека, либо когда невозможно достоверно установить, нарушены ли права заявителей по Европейской Конвенции, поскольку неизвестно, применялось ли к ним оспариваемое в Европейском суде законодательство или акт37.

Одной из главных особенностей содержательной характеристики и формы подаваемой в Европейский суд индивидуальной жалобы следует признать документальное подтверждение заявителем того, что он уже использовал все возможные внутригосударственные средства правовой защиты своего нарушенного права38.

Исчерпание внутригосударственных средств правовой защиты – обязательное условие при обращении в любые международно-правовые институты, в том числе и в Европейский суд по правам человека. Это означает, что заявитель, чьи права нарушены, должен сначала обратиться в суд своего государства за защитой своих прав.

Поскольку доказательства соблюдения настоящего условия должны содержаться в тексте индивидуальной жалобы, данное условие (подтверждение факта исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты) можно отнести к особенностям содержания жалобы.

Здесь важно отметить, что данная особенность может быть отнесена к большинству обращений в международные органы за защитой нарушенного права. Как правило, международные правозащитные структуры принимают к рассмотрению только те дела, которые уже не могут быть рассмотрены внутри государства, на чьей территории произошло нарушение прав заявителя. Вместе с тем применительно к индивидуальной жалобе в Европейский суд данная особенность возведена в ранг условия приемлемости жалобы.

Обращает на себя внимание то, что при решении вопроса об исчерпании внутригосударственных средств защиты нарушенного права Европейский суд исходит из критерия «эффективности» тех инстанций, которые надо исчерпать. «Эффективность» средства правовой защиты складывается из двух составляющих: возможности заявителя по собственной инициативе возбудить процедуру рассмотрения нарушения прав человека и обязанности органа определить права и обязанности заявителя.

Формально в Российской Федерации существует достаточное количество органов, которые вправе рассматривать вопросы защиты прав человека. Однако многие из них не соответствуют критерию «эффективности», выработанному Европейским судом. Так, при защите нарушенного права в судебном порядке в ряде случаев проведение процедуры рассмотрения жалобы зависит от решения должностного лица, который может не допустить жалобу к рассмотрению, признав ее «не влекущей изменения решения суда» (например, при рассмотрении дел в порядке надзора). При защите нарушенного права в административном порядке иногда ответ государственного органа не определяет права и обязанности заявителя (например, ответ Уполномоченного по правам человека).

Как считает М. Воскобитова, в Российской Федерации эффективными средствами защиты, которые необходимо исчерпать перед обращением в Европейский суд по правам человека, являются первая и кассационная инстанции (а также апелляционная инстанция, если предусмотрен этот порядок)39. Обращение к этим инстанциям обязательно.

Представляется, что подобное мнение вполне обоснованно, поскольку о надзорном порядке рассмотрения дел Европейский суд однажды высказал свое мнение. Так, решением Европейского суда по правам человека по делу «Тумилович против Российской Федерации» надзорный порядок был признан неэффективным, т.к. заявитель не имеет права инициировать судебное разбирательство в порядке надзора40.

Остановимся на вопросе необходимости обращения в Конституционный Суд РФ в качестве средства внутренней правовой защиты. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ о «Конституционном Суде Российской Федерации» в ст. 97 определяет два условия, при соблюдении которых жалоба будет рассмотрена:

– закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;

– закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон41.

Статья 100 этого Закона предусматривает, что если Конституционный Суд РФ признает какое-либо положение закона неконституционным, то дело, при рассмотрении которого было применено данное положение, должно быть пересмотрено в общем порядке.

Таким образом, если предположить, что обращение в Конституционный Суд РФ – обязательное средство правовой защиты при подаче жалобы в Европейский суд по правам человека, те заявители, которые полагают, что существующий закон соответствует Конституции РФ, но был применен неправильно и этим были нарушены их права, лишаются возможности обратиться в Европейский суд по правам человека. Подобный порядок не отвечал бы принципам Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и не способствовал бы защите прав человека в Европейском суде по правам человека. Однако нет оснований полагать, что решение, вынесенное Конституционным Судом РФ, «об определении гражданских прав и обязанностей», не может быть «обжаловано» в Европейский суд по правам человека. Безусловно, речь не может идти об обжаловании в буквальном смысле этого слова, но если заявитель полагает, что решение Конституционного Суда РФ нарушает права человека, предусмотренные в Европейской Конвенции, то он вполне может обратиться в Европейский суд по правам человека по этому поводу.

Иными словами, само обращение в Конституционный Суд РФ и фиксация его результатов в тексте индивидуальной жалобы носят факультативный характер, а их отсутствие не может быть признано самостоятельным основанием для вывода о несоблюдении условия об исчерпании всех возможных внутригосударственных средств защиты нарушенного права.

Другой немаловажной особенностью формы и содержания индивидуальной жалобы следует признать соблюдение заявителем так называемого временного условия42. Так, Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод предусматривает жесткое временное условие – обращение в Европейский суд по правам человека должно быть направлено в течение шести месяцев. Момент, с которого отсчитывается этот шестимесячный срок, может определяться разными событиями:

– с момента последнего внутреннего решения по существу;

– с момента нарушения права (если отсутствует внутригосударственный правовой порядок защиты этого права);

– с момента, когда лицо узнает о нарушении своего права (хотя обязанность исчерпать внутренние средства при этом с заявителя не снимается).

Условие о шестимесячном сроке – наиболее жесткое из всех условий приемлемости, а следовательно, является самостоятельным основанием для признания жалобы неприемлемой.   

Упоминание в тексте жалобы о соблюдении временного условия  и документальное подтверждение этого – весьма существенные особенности содержания индивидуальной жалобы, подаваемой в Европейский суд. Это условие идентично условию соблюдения срока исковой давности при подаче искового заявления в суд общей юрисдикции. Вместе с тем довольно существенным отличием института исковой давности в российском гражданском праве от временного условия, представленного в ст. 35 Европейской Конвенции, является то, что в ряде случаев (например, в случае предъявления требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, и т.д.43) сроки исковой давности российскими судами не применяются.

Представляется, что подобное исключение может быть добавлено и в текст Европейской Конвенции по правам человека. Так, часть 1 ст. 35 Европейской Конвенции следует изложить в следующей редакции: «Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. Правило шести месяцев не распространяется на требование защиты личных неимущественных прав и других нематериальных благ, а также на требование собственника или иного владельца устранить всякие нарушения его права».

Еще одной особенностью содержания индивидуальной жалобы следует считать обоснованное и мотивированное обращение в Европейский суд за защитой своего нарушенного права. Обоснованность обращения складывается из двух составляющих: обращение должно быть доказано и мотивировано прецедентами Европейского суда по правам человека. Что касается доказанности, то здесь заявитель должен представить доказательства, подтверждающие, что государство действительно нарушило его права, т.к., согласно Европейской Конвенции, бремя доказывания нарушения лежит на заявителе. Это правило можно расценить как довольно жесткое, т.к. заявитель – более слабая сторона, чем государство, против которого он выступает. В то же время заявитель имеет возможность и обязан попытаться восстановить свои права, используя внутригосударственные правовые процедуры и пройдя все инстанции, он с большей очевидностью может доказать то, что государство не предприняло никаких шагов для восстановления его прав44.

Что касается мотивированности обращения, то, как уже было сказано, следует использовать предыдущие решения Европейского суда по правам человека. Каждая статья Европейской Конвенции выстроена с определенной внутренней логикой. Например, статья 3, предусматривающая запрет пыток, является абсолютной, т.е. считается, что государство ни при каких условиях не может отойти от соблюдения этого права. Статьи 8 – 11 Европейской Конвенции предусматривают права, которые могут быть ограничены государством, но практика Европейского суда выработала условия этого ограничения. Право может быть признано нарушенным, если будет доказано, что условия ограничения права были не соблюдены. В связи с этим обращение по каждой статье необходимо выстраивать в соответствии с ее логикой.

Отдельно необходимо сказать несколько слов о таком условии приемлемости индивидуальной жалобы в Европейский суд по правам человека, как одновременная подача аналогичной жалобы в иной международный орган, обеспечивающий защиту нарушенных субъективных прав и свобод. Данное условие основано на следующих положениях:

– п. «b» ч. 2 ст. 35 Европейской Конвенции, в соответствии с которой суд не принимает к рассмотрению никакую индивидуальную жалобу, если она аналогична той, которая уже была рассмотрена Европейским судом, или стала предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования, и если она не содержит новых, относящихся к делу фактов;

– п. «b» ч. 2 правила 47 Регламента Европейского суда, в соответствии с которым заявители должны указать, подавали ли они эти жалобы в какой-либо иной орган международного разбирательства и урегулирования.

Представляется, что в данном случае необходимо различать одновременное рассмотрение аналогичных жалоб в различных международных органах и индивидуальной жалобы в Европейском суде, но уже после рассмотрения аналогичной жалобы в иной международной правозащитной структуре. В первом случае, безусловно, жалоба должна быть отклонена, во втором – принята к рассмотрению, но при единственном условии – наличии предыдущего отказа в удовлетворении аналогичной жалобы.

Прошедшее время глагола «подавали» в п. «b» ч. 2 правила № 47 Регламента Европейского суда не исключает возможности отказа в приеме жалобы только в силу того, что она стала предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования (независимо от результатов данного рассмотрения). Дабы исключить подобные предположения, необходимо:

– изложить пункт «b» ч. 2 правила 47 Регламента Европейского суда в следующей редакции: «…указать. подавали ли они эти жалобы в какой-либо иной орган международного разбирательства и урегулирования, а если подавали – предоставить резолютивное решение данного международного органа по данным жалобам»;

– изложить пункт «b» ч. 2 ст. 35 Европейской Конвенции в следующей редакции: «…является по существу аналогичной той, которая уже была рассмотрена Европейским судом и не содержит новых относящихся к делу фактов, той, по которой иной международный орган уже вынес положительной решение, либо той, которая является предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования».

Важно отметить, что проанализированные критерии приемлемости взаимосвязаны и взаимообусловлены, поэтому при подготовке и подаче индивидуальной жалобы в Европейский суд необходимо учитывать их в комплексе, поскольку каждый – самостоятельный повод для отклонения поданной жалобы. Поскольку многие из них являются особенностями содержательной и формальной характеристики индивидуальной жалобы в Европейский суд, заявитель впервые столкнется с ними при подготовке своего обращения в данный орган.

В заключение отметим следующее:

1. Под индивидуальной жалобой, направляемой в Европейский суд, следует понимать письменное обращение, подписанное заявителем и содержащее описание нарушения его прав и свобод, защищаемых Европейской Конвенцией, и просьбу, обращенную к Европейскому суду, – восстановить нарушенное право заявителя.

2. Под содержанием индивидуальной жалобы в Европейский суд необходимо понимать набор составляющих данную жалобу элементов:

– набор реквизитов жалобы;

– данные о заявителе и его представителе;

– данные о субъекте, ответственном за нарушение прав заявителя (имеется в виду государство, на территории которого произошло нарушение);

– обстоятельства, вследствие которых у заявителя возникла необходимость обращения в суд;

– просьба к суду;

– обоснования данной просьбы.

3. Под формой индивидуальной жалобы в Европейский суд по правам человека необходимо понимать способ внешнего оформления всех необходимых элементов жалобы, служащий выражением ее содержания.

4. Единственным нормативно-правовым источником, содержащим требования, предъявляемые к содержанию и форме индивидуальной жалобы в Европейский суд, в настоящее время является правило № 47 Регламента Европейского суда.

Однако данная норма применяется в совокупности с нормой ст. 35 Европейской Конвенции по правам человека, которая, несмотря на свое название «Условия приемлемости», так же как и правило № 47 Регламента Европейского суда, фактически содержит особенности содержания индивидуальной жалобы в Европейский суд.

Таким образом, можно констатировать, что нормативно-правовое обеспечение требований, предъявляемых к содержанию и форме индивидуальной жалобы в Европейский суд, носит дискретный и разрозненный характер.

5. Индивидуальная жалоба в Европейский суд обладает признаками, общими для такого рода юридических документов: обязательным содержанием в жалобе просьбы, направленной суду; описанием событий, в ходе которых произошло нарушение того или иного права; нормативно-правовым обоснованием своего обращения в суд.

6. Индивидуальная жалоба в Европейский суд обладает определенными особенностями, которые позволяют отличать ее подобных жалоб. Причины этих особенностей весьма разнообразны: одни можно отнести к специфике судебного органа, разбирающего жалобу, другие – к процедуре рассмотрения жалобы, третьи – к специфике защиты нарушенных прав.

7. К особенностям формы индивидуальной жалобы, направляемой в Европейский суд, следует отнести:

– необходимость подачи индивидуальной жалобы на бланках, предоставляемых Секретариатом Европейского суда, кроме случаев, когда Председатель Европейского суда соответствующей Секции примет иное решение;

– четкое следование требованиям заполнения формуляра, высланного Европейским судом, включая разделы о персональных данных заявителя, государстве, против которого обращается заявитель, описание фактических обстоятельств дела, перечисление нарушений Европейской Конвенции с их обоснованием, требования заявителя.

8. К особенностям содержания индивидуальной жалобы, направляемой в Европейский суд, следует отнести:

– необходимость указания в тексте жалобы государства или государств – участников Европейской Конвенции, на чьи действия подана жалоба;

– необходимость указания в тексте жалобы сведений о том, что данная жалоба уже подавалась в какой-либо иной орган международного разбирательства и урегулирования;

– необходимость предоставления информации, прежде всего документов, подтверждающей, что условия приемлемости жалобы (исчерпание внутренних средств правовой защиты и «правило шести месяцев»), установленные п. 1 ст. 35 Европейской Конвенции, соблюдены;

– необходимость обозначить и обосновать в тексте жалобы свои претензии к государству ссылкой на соответствующую норму Европейской Конвенции;

– необходимость привести доказательства незаконности нарушения либо ограничения его субъективного права;

– соблюдение в тексте жалобы требований к обстоятельству места при предъявлении претензий к тому или иному государству – участнику Европейской Конвенции;

– необходимость включения заявителем в ее текст доказательств своего статуса «жертвы».

9. В целях расширения доступа в Европейский суд необходимо исключить применение срока давности для некоторых требований, для чего часть 1 ст. 35 Европейской Конвенции следует изложить в следующей редакции: «Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. Правило шести месяцев не распространяется на требование защиты личных неимущественных прав и других нематериальных благ, а также на требования собственника или иного владельца устранить всякие нарушения его права».

10. В целях установления различий между одновременным рассмотрением аналогичных жалоб в различных международных органах и рассмотрением индивидуальной жалобы в Европейском суде, но уже после рассмотрения аналогичной жалобы в иной международной правозащитной структуре,  необходимо:

– изложить пункт «b» ч. 2 правила 47 Регламента Европейского суда в следующей редакции: «…указать, подавали ли они эти жалобы в какой-либо иной орган международного разбирательства и урегулирования, а если подавали – предоставить резолютивное решение данного международного органа по данным жалобам»;

– изложить пункт «b» ч. 2 ст. 35 Европейской Конвенции в следующей редакции: «…является по существу аналогичной той, которая уже была рассмотрена Европейским судом, и не содержит новых относящихся к делу фактов, той, по которой иной международный орган уже вынес положительной решение, либо той, которая стала предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования».

1 См.: Капицын В.М. Права человека и механизмы их защиты: Учебное пособие. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2003.

2 Международный пакт от 16 декабря 1966 «О гражданских и политических правах», ст. 28 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 12.

3 Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950) вместе с Протоколом № 1 (подписан в г. Париже 20.03.1952), Протоколом № 6 «Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый протокол к ней» (подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), Протоколом № 7 (подписан в г. Страсбурге 22.11.1984), раздел II // СЗ РФ. – 2001. – № 2. – Ст. 163.

4 Причины подобной практики лежат в области политической, нежели правовой: Российская Федерация, ориентируя свою внешнюю политику на европейское сообщество, вынужденно поощряет пропаганду именно европейских механизмов защиты нарушенных прав и свобод.

5 См.: Федеральный закон от 30.03.1998 № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» // СЗ РФ. – 1998. – № 14. – Ст. 1514.

6 См.: Европейские правовые стандарты в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации. – М.: Юридическая литература, 2003; Стандарты Совета Европы в области прав человека применительно к Конституции Российской Федерации. Избранные права. – М.: Институт права и публичной политики, 2002.

7 См.: Информационное письмо ВАС РФ № С1-7/СМП-1341 от 20.12.1999 г. «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 2.

8 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 12.

9 См.: Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация: Постановления и решения, вынесенные до 1 марта 2004 года / Под ред. Ю.Ю. Берестнева; – М.: Норма, 2005.

10 См.: Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950)  вместе с Протоколом № 1 (подписан в г. Париже 20.03.1952), Протоколом № 6 «Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый протокол к ней» (подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), Протоколом № 7 (подписан в г. Страсбурге 22.11.1984), ст. 34 // СЗ РФ. – 2001. – № 2. – Ст. 163.

11 Адрес на конверте жалобы указывается следующий (на французском языке): Au Secretaire de la Cour, Europeenne des Droits de l’Homme, Conseil de l’Europe, F-67075 Strasbourg Cedex, France.

12 Регламент Европейского суда по правам человека от 4 ноября 1998 г. «Правила процедуры суда». Вступил в силу с 1 ноября 1998 г. Текст Регламента официально опубликован не был.

13 См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка: 70000 слов. 22-е изд., стер. / Под ред. Н. Ю. Шведовой; – М.: Рус. яз., 1990.

14 Там же.

15 Под реквизитами следует понимать «обязательно входящие в официальный документ сведения». См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка: 70000 слов. 22-е изд., стер. / Под ред. Н. Ю. Шведовой; – М., Рус. яз., 1990.

16 Причем данные признаки могут относиться и к форме, и к содержанию самой жалобы.

17 Среди данной категории подобного рода документов можно выделить жалобу в Конституционный Суд РФ (см.: Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ в ред. от 07.06.2004 «О Конституционном Суде Российской Федерации» // СЗ РФ. – 1994. – № 13. – Ст. 1447.), а также жалобу в суд общей юрисдикции на действия и решения, нарушающие права и свободы граждан (см.: Закон РФ от 27.04.1993 № 4866-1 (ред. от 14.12.1995) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 19. – Ст. 685).

18 См.: Курдюков Д.Г. Право на жалобу в контексте Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Казань: 2001. – С. 16.

19 Регламент Европейского суда по правам человека от 4 ноября 1998 г. «Правила процедуры суда». Вступил в силу с 1 ноября 1998 г., Правило № 47. Текст Регламента официально опубликован не был.

20 Например, процедура подачи жалобы в Конституционный Суд России или процедура подачи жалобы Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации.

21 Регламент Европейского суда по правам человека от 4 ноября 1998 г. «Правила процедуры суда». Вступил в силу с 1 ноября 1998 г. Ч. 3, правило № 47. Текст Регламента официально опубликован не был.

22 См.: Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950), ст. 19 // СЗ РФ. – 2001. – № 2. – Ст. 163.

23 Данный блок содержит более существенные элементы содержательной части индивидуальной жалобы в Европейский суд.

24 Т.е. правило, в соответствии с которым обращение в Европейский суд должно быть направлено не позднее шести месяцев с момента принятия последнего судебного решения.

25 Ограничение заключается в том, что Европейский суд встает на защиту не всех гарантированных на национальном уровне прав и свобод.

26 Регламент Европейского суда по правам человека от 4 ноября 1998 г. «Правила процедуры суда». Вступил в силу с 1 ноября 1998 г. Правило № 47. Текст Регламента официально опубликован не был.

27 См.: Воскобитова М. Механизм рассмотрения жалобы в Европейском Суде по правам человека. Институт проблем информационного права. Серия «Журналистика и право». Выпуск 45 // http://www.medialaw.ru/publications/books/book45/13.html.

28 Имеются в виду обстоятельства по существу, места, времени и лица.

29 См.: Воскобитова М. Указ. соч.

30 См.: Закон РФ от 27.04.1993 № 4866-1 (ред. от 14.12.1995) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», ст. 6 // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 19. – Ст. 685.

31 См.: Федеральный закон от 30.03.1998 № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» // СЗ РФ. – 1998. – № 14. – Ст. 1514.

32 В 1999 – 2000 годах огромное количество жалоб были признаны неприемлемыми именно потому, что нарушение прав произошло до 5 мая 1998 года. Но сейчас это условие становится все более формальным. См.: Воскобитова М. Указ. соч.

33 См.: Решение по вопросу приемлемости жалобы № 48787/99 «Илия Илиеску, Александру Ляшко, Андрей Иванточ и Тудор Петров-Попа против Молдавии и Российской Федерации» (Ilie Ilascu, Alexandru Lesco, Andrei Ivantoc and Tudor Petrov-Popa against Moldova and the Russian Federation) // Журнал российского права. – 2002. – № 4. – С. 111 – 132.

34 См.: Воскобитова М. Указ. соч.

35 См.: Курдюков Д.Г. Право на жалобу в контексте Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Казань: 2001.

36 См.: Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950), ст. 34 // СЗ РФ. – 2001. – № 2. – Ст. 163.

37 См.: Курдюков Д.Г. Указ. соч.

38 См.: Воскобитова М. Указ. соч.

39 См.: Воскобитова М. Указ. соч.

40 См.: Решение по вопросу приемлемости жалобы № 47033/99 «Людмила Францевна Тумилович (Lyudmila Frantsevtva Tumilovich) против Российской Федерации» // Журнал российского права. – 2000. – № 9. – С. 58.

41 См.: Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от 15.12.2001) «О Конституционном Суде Российской Федерации» // СЗ РФ. – 1994. – № 13. – Ст. 1447.

42 Данное условие не имеет ничего общего с приведенным выше условием обстоятельства времени («ratione temporis»).

43 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 30.12.2004), ст. 208 // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

44 См.: Воскобитова М. Указ. соч.

PAGE  34


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

32899. Иммануил Кант(1724 – 1804) 12.28 KB
  Иммануил Кант1724 – 1804. В философском развитии Канта различают 2 периода:1. Разработка космогонической картины мира происхождение солнечной системы из первоначальной туманности – теория КантаЛапласа. Всеобщая естественная история и теория неба 1755 в нем Кант практически исключает идею сотворения.
32900. НЕОКАНТИАНСТВО 11.82 KB
  В неокантианстве различают Марбургскую школу занимавшуюся преимущественно логикометодологической проблематикой естественных наук и Фрейбургскую Баденскую школу сосредоточившуюся на проблематике ценностей и методологии наук гуманитарного цикла. Разрабатывала в основном вопросы связанные с методологией гуманитарных наук. Различие между естествознанием и науками гуманитарного цикла представители этой школы видели не в разнице предмета исследования а в специфическом методе присущем историческому познанию.
32901. Философская система 11.94 KB
  Субъективный дух человеческое сознание постигая вещи обнаруживает в них проявление абсолютного духа божественного мышления. Порожденная духом природа не имеет независимого от него существования. Дух выходит из природы прерывая внешнюю кору материальности как чего то низшего.3 Философия духа делится на три части на учения о субъективном объективном и абсолютном духе.
32902. Становление марксистской философии 11.5 KB
  Во второй половине 50х и особенно в 60е годы происходит антропологический поворот : советская философия обращается к человеку человеческой проблематике. В современном буржуазном обществе она предстала по Марксу как проблема отчуждения : устройство общества разделение труда частная собственность таково что результаты человеческой деятельности продукты труда отчуждаются от человека и превращаются в господствующую над ним силу что ведет и к отчуждению людей друг от друга.
32903. Философия Жизни в19 в 12.41 KB
  Философия Жизни в19 в. В середине 19 века создается эволюционная концепция жизни. Именно в это время возникает иррационализм который к концу 19 века оформляется в отдельную школу – Философию жизни. Этот целостный поток жизни необъясним в рамках рационализма позитивизма механицизма т.
32905. Фрейдизм 14.38 KB
  Первый: создание концепции бессознательного конец XIX века до 1920 года когда на основе экспериментальных данных он делает вывод о существовании в психике каждого человека достаточно четко выраженных структурных образований которые характеризуются как сознание предсознание и бессознательное. Наиболее существенная разработка этого периода динамическая концепция психики человека включающей такие структуры как Оно Я и сверхЯ. Оно кипящий котел инстинктов рождающий все последующие противоречия и трудности человека. Структура Я...
32906. Религия 12.49 KB
  religio благочестие набожность святыня предмет культа это мировоззрение и мироощущение а также соответствующее поведение и специфические действия культ которые основываются на вере в существование одного или нескольких богов и сверхъестественного мира. отображения мира в сознании человечества.
32907. Русская философия 11.7 KB
  Ее феноменальность заключается в том что русская философия развивалась исключительно автономно самостоятельно независимо от европейской и мировой философии не находилась под влиянием многочисленных философских направлений Запада – эмпиризма рационализма идеализма и др.Характерными чертами русской философии являются:сильная подверженность религиозному влиянию особенно православию и язычеству;специфическая форма выражения философских мыслей – художественное творчество литературная критика публицистика искусство;целостность...