66118

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПРОФСОЮЗНОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ И В МИРЕ

Научная статья

Международные отношения

Изучение исторического опыта международного профессионального движения обогащает знания о целях и задачах профсоюзов основных направлениях и методах их деятельности помогает занять правильную позицию во взаимоотношениях с работодателями и государством.

Русский

2014-08-13

130.5 KB

21 чел.

В. ЗЕНОВ,

соискатель

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПРОФСОЮЗНОГО ДВИЖЕНИЯ

В РОССИИ И В МИРЕ

Международное профсоюзное движение прошло большой и сложный путь. Но, чтобы понять и оценить современные проблемы его развития, необходимо обратиться к его истокам. Изучение исторического опыта международного профессионального движения обогащает знания о целях и задачах профсоюзов, основных направлениях и методах их деятельности, помогает занять правильную позицию во взаимоотношениях с работодателями и государством.

Многие характерные черты и направления профсоюзного движения сформировались еще в XIX веке. Возникновение профсоюзов было закономерным ответом наемных работников на действия собственников средств производства1. Первые профсоюзы появились в 70 – 80 гг. XVIII в. в Англии, ранее других вставшей на путь капитализации производства. Они объединяли в основном высококвалифицированных рабочих одной профессии. Со временем эти организации стали называться профессиональными союзами – тред-юнионами (trade – профессия, ремесло и union – объединение). Впоследствии происходило объединение на уровне отраслей и включение в свои организации неквалифицированных рабочих. Этот процесс оказался длительным. В Англии профсоюзы подобного типа появились лишь в конце XIX в., а в США – только в 20 – 30-е гг. XX в.

С момента возникновения профсоюзов они ощущали жесткое воздействие со стороны работодателей и государства. Уже в 1799 и 1800 гг. английский парламент принял законы о рабочих коалициях, в соответствии с которыми профсоюзы и стачки категорически запрещались. За нарушение этих законов профлидерам грозило тюремное заключение, денежные средства подлежали конфискации. Во Франции по закону Ле Шепелье 1791 г. запрещались стачки, а создание рабочих коалиций объявлялось преступлением против «свободы и прав человека».

Только через 25 лет борьбы, в 1824 г., в Англии добились отмены антирабочих законов. Однако профсоюзы не имели права юридического лица, то есть права иска в суде, и, следовательно, не могли защищать себя от покушения на их фонды и имущество. Во Франции профсоюзы были легализованы через 90 лет после их возникновения, а в США были признаны законом лишь в 30-е годы XX в.2 

 Один из способов укрепления роли профсоюзов – так называемые закрытые цеха (closed shop) и профсоюзные цеха (union shop), которые впервые появились в Великобритании более двухсот лет назад.

По мере развития и распространения в промышленных государствах института коллективных переговоров возникла проблема совместимости закрытых цехов и других защитных мероприятий профсоюзов с антидискриминационной политикой в области занятости, проводимой Международной Организацией Труда (МОТ)3 и государствами – ее членами.

Основными формами проявления профсоюзного монополизма являются:

а) обязательство работодателя принимать на работу лишь членов определенного профсоюза, которые должны оставаться в его рядах для сохранения занятости (закрытое предприятие closed shop);

б) возможность работодателя нанимать работников по своему выбору, с обязательным вступлением последних в профсоюз в определенные сроки (обязательное членство в профсоюзе union shop);

в) обязанность работников независимо от членства в профсоюзе уплачивать профсоюзные взносы, если даже принадлежность к профсоюзу не служит условием приема на работу и сохранения рабочего места (агентский цех agency shop);

г) работодатель, следуя принципу предпочтительного выбора, должен в ходе найма отдавать предпочтение членам профсоюза (preference clauses)4.

Защитные функции профсоюзов в 1940 – 1960 гг. были законодательно оформлены главным образом в англосаксонских странах: в Великобритании, США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии. В других государствах профсоюзная защита не получила большого развития. Во многих же странах Европы под влиянием профсоюзного плюрализма, классовой солидарности работников и демократических традиций главные формы профсоюзной защиты (профсоюзного монополизма) были запрещены. Однако официальные запреты мало влияли на объединения ремесленников, печатников, каменщиков, плотников и других мастеровых людей, которые тяготели к закрытым цехам и другим формам защиты корпоративных интересов. Не отставали от них и малоквалифицированные работники, особенно в горнодобывающей и строительной промышленности частного сектора.

В 70 – 80 гг. различные схемы профсоюзной защиты можно было встретить уже во всех регионах мира, причем как в развитых, так и в развивающихся государствах. И касались они не только ремесленников и малоквалифицированных рабочих, но и работников индустриального профиля и даже инженерно-технических работников. Например, в Австралии preference clauses до начала 70-х годов имели отношение главным образом к промышленным рабочим, а затем были распространены на продавцов и служащих крупных торговых заведений, на работников нефтяной отрасли, служащих банков и страховых компаний. В Канаде доля служащих в государственных учреждениях, охваченная условиями agency shop, в 1977 г. составила около 83%. В США условия профсоюзной защиты преобладали в коллективно-договорном процессе в административных учреждениях до принятия в 1978 г. Акта о реформе гражданской службы5. В 1974 г. в этой стране был принят Акт о профсоюзах и трудовых отношениях, в силу которого closed shop был признан законной мерой защиты профсоюзных интересов после неудачной попытки в 1971 г. внедрить agency shop.

В конце 70-х гг. около половины членов профсоюзов6 работали на предприятиях типа closed shop. Эта система профсоюзной защиты охватывала почти всех шахтеров, печатников, докеров, работников судостроения и автомобильного производства. Такая высокая степень вовлеченности английских рабочих в коллективно-договорные формы защиты занятости объясняется традиционной самостоятельностью профсоюзов Великобритании.

Однако положение постепенно менялось, и Акт Великобритании о профессиональных союзах и трудовых отношениях от 16 июля 1992 г. уже содержал подробные положения о том, что отказ в работе лицу лишь по причине его принадлежности или не принадлежности к профсоюзу является противозаконным (ст. 137), и о том, что отказ в обслуживании лица на таком основании агентством по трудоустройству также противозаконный (ст. 138).

В случае нарушения закона человек имеет право обратиться в суд по трудовым делам (промышленный суд). Равным образом запрещается увольнение работника в зависимости от его членства в профсоюзе (ст. 152), а также практика заключения контрактов на поставку товаров или оказания услуг на подобном основании (ст. 144). Данный закон отразил недовольство некоторых работников, особенно квалифицированных, системой принудительного членства в профсоюзах в ущерб их личным возможностям, реализуемым через индивидуальные трудовые контракты.

Защитные принципы closed shop и union shop получили широкое распространение в коллективно-договорном регулировании трудовых отношений в США, несмотря на царивший там профсоюзный плюрализм. В конце 70-х годов около 74 % коллективных договоров в этой стране содержали оговорки типа «предпочтительного найма работников из членов профсоюзов»7.

В Канаде официально приняты все формы профсоюзной защиты на федеральном и провинциальном уровнях.

В Австралии условия closed shop и union shop преобладают в коллективно-договорной практике, но эти правила следует отличать от принудительного (обязательного) членства в профсоюзах.

Полезно рассмотреть эволюцию трудового законодательства Новой Зеландии, которая в последние годы считается инициатором далеко идущих реформ в области трудового законодательства. В этой стране проявилась борьба за правовой статус профсоюзов в «свободном обществе». Сторонники профсоюзной монополии утверждали, что обязательное членство в профсоюзе способствует укреплению «промышленного мира» и социальной стабильности, а его противники ссылались на то, что принудительное членство в профсоюзах нарушает право на труд и свободу объединений, т.е. основные права человека и гражданина. В англосаксонской системе права, к которой принадлежит и Новая Зеландия, решающую роль играют судебные прецеденты и, следовательно, арбитражные суды. Еще в 1894 г. в стране был издан Акт о промышленном примирении и арбитраже, в силу которого двумя годами позже в трудовые отношения были введены статьи о применении условий closed shop для шахтеров и сапожников. В частности, о последних говорилось, что «работодатели обязаны принимать на работу предпочтительно членов Новозеландской федерации сапожников, если только они имеют одинаковую квалификацию с нечленами Федерации и готовы выполнять ту же работу». На деле многие работодатели игнорировали предварительные условия найма, и в 1932 г. в Акт от 1894 г. была внесена поправка, согласно которой споры между предпринимателями и профсоюзами могли передаваться в суд лишь при согласии обеих сторон. В 1935 г. к власти в стране пришло лейбористское правительство, которое в 1936 г. приняло новую поправку к Акту, объявив незаконной такую практику, когда работодатель принимал на работу взрослого человека, который не был членом профсоюза и не хотел им стать8.

Таким образом, жесткие условия closed shop были заменены более мягкими условиями union shop, что вызвало небывалый рост профсоюзного членства (с 81000 человек в 1935 г. до 233000 в 1937 г.).

Новое правительство Новой Зеландии в 1961 г. приняло еще одну поправку к Акту о промышленном примирении и арбитраже, которая заменила принудительное членство в профсоюзах на два вида «предпочтительных статей» (preference clauses):

а) «квалифицированное предпочтение», которое разрешало работодателю принимать нечлена профсоюза при условии, что никто из членов профсоюза не обладает равной квалификацией;

б) «неквалифицированное предпочтение», когда любой принятый на работу нечлен профсоюза был обязан вступить в профсоюз в течение 14 дней, но этот вид профсоюзной защиты становился действенным, если за него проголосовали не менее 50 % занятых работников.

Такой вид профсоюзного монополизма преобладал в стране до 1976 г., когда очередная поправка к Акту о трудовых отношениях установила, что Министерство труда может периодически проводить на предприятиях и в организациях голосование по поводу отношения работников к условиям статьи о «неквалифицированном предпочтении» в области занятости. Начиная с 1977 г. проголосовали 195 профсоюзных организаций, объединявших 405000 членов. Около 90% голосов было подано за сохранение системы «неквалифицированного предпочтения» при найме работников. Однако в ходе двух последних десятилетий общественное мнение страны стало склоняться в сторону демократизации трудовых отношений в целом и отмены профсоюзных привилегий в частности9.

Принятый в 1991 г. Акт о трудовых контрактах исключил из своего содержания понятия «профсоюз» и «профсоюзные права» и ввел термин «организация работников». Такая организация приобретает статус юридического лица, но лишается традиционных привилегий профсоюзов. Согласно этому Акту, организацией работников может быть не только профсоюз, но и любая другая организация, защищающая права и интересы людей труда. Почти все законодательные нормы о правах и полномочиях профсоюзов были отменены, включая право профсоюзов представлять работников в ходе коллективных переговоров и при рассмотрении трудовых споров.

В 1993 г. в Новой Зеландии был принят Акт о правах человека, в котором дискриминация в сфере занятости объявлялась незаконной. В ст. 22, в частности, говорилось: «Предложение или предоставление ищущему работу лицу или занятому работнику условий найма, труда, пенсионного обеспечения и других социальных пособий, а также возможностей для обучения, продвижения и перемещения по работе, менее благоприятных, чем те, которые уже были предложены другим лицам, обладающим равной или почти равной квалификацией или выполняющим аналогичную работу, считается незаконным».

По мнению специалистов в области трудового права10, «новозеландская» модель выглядит как крайнее воплощение в трудовом законодательстве идей либерализма, расценивающего деятельность профсоюзов и их традиционные права как анахронизм, пережиток промышленной эры и как препятствие экономическому прогрессу в постиндустриальном обществе. Подобная трактовка роли профсоюзов не встречает поддержки на Западе и считается проявлением экстремизма в регулировании трудовых отношений.

Зарубежные профсоюзы за длительный период существования накопили немалую собственность, которую стремятся использовать в интересах своих членов.

Профсоюзы России возникли позже, чем профсоюзы стран Западной Европы и Америки.

Образование профсоюзов открыло новый этап в развитии рабочего движения в России. При этом следует подчеркнуть, что по сравнению с Западом российские профсоюзы с самого начала имели свои особенности11. Если в странах Западной Европы и США профессиональные союзы возникли в эпоху домонополистического капитализма и до создания политических партий, то массовые профсоюзы России появились в обстановке революционного подъема, вследствие перерастания отвергнутых правительством экономических требований в политические12.

Изучение исторического опыта профсоюзов России имеет несомненное теоретическое и практическое значение для нашего времени. Знание истории обеспечивает преемственность в развитии профсоюзного движения. Нельзя понять закономерности функционирования профсоюзов в обществе, не зная их исторического прошлого, сложного, противоречивого опыта участия в классовых противоборствах, в борьбе за экономические и социальные интересы человека труда.

В России, как и в других странах мира, профессиональные союзы стали первой формой организации, наиболее доступной широким массам. Именно с образованием профсоюзов на рубеже XIX и XX веков начинается становление российского пролетариата13.

Возникновение профсоюзов в России не было единовременным актом. Оно заняло целую историческую полосу российского рабочего движения – революцию 1905 – 1907 гг. – и получило неоднозначную оценку в общественном сознании. Так, либеральные кадеты относили возникновение профсоюзов в России к 1906 – 1907 гг. При этом за исходный пункт брали установление царем 4 марта 1906 г. «Временных правил о профессиональных обществах»14. Кадеты не признавали самочинные революционные профсоюзы, возникшие на гребне мощной стачечной борьбы 1905 г., и считали законными лишь «чистые», санкционированные царским правительством профессиональные объединения рабочих.

В свою очередь, меньшевики истоки профессионального движения усматривали в кассах взаимопомощи, институтах цеховых старост, в так называемых зубатовских организациях, насаждавшихся царским правительством, а себя представляли непосредственными организаторами профсоюзов15.

Большевики же во главе с В.И. Лениным утверждали, что профсоюзы – это не продолжение обществ взаимопомощи, страховых и больничных касс, института цеховых старост или полицейских союзов зубатовского типа. Это новые организации пролетариата России, возникшие на гребне развернувшегося в 1905 г. стачечного движения. Профсоюзы были открытыми, массовыми, классовыми объединениями рабочих и строились по производственному признаку16.

Первой Всероссийской конференцией профсоюзов (6 октября 1905 г.) было образовано Московское бюро уполномоченных, или Центральное бюро профессиональных союзов (ЦБПС). Вторая Всероссийская конференция профсоюзов прошла нелегально в Петербурге с 24 по 28 февраля 1906 г.17 

В период между двумя буржуазно-демократическими революциями (1907 – 1917 гг.) многим профорганизациям приходилось действовать в нелегальных условиях, почти все межсоюзные органы, координирующие деятельность профессиональных союзов, были разгромлены. Победа февральской революции создала благоприятные условия для легальной деятельности профсоюзов России. После свержения самодержавия в их развитии и борьбе начался новый этап.

В июне 1917 г. состоялась третья Всероссийская конференция профсоюзов, которая сыграла важную роль в организационном оформлении профсоюзного движения страны. Конференция избрала временный Всероссийский центральный совет профессиональных союзов (ВЦСПС)18.

После Октября 1917 г. в программных документах профсоюзов говорится и о новых функциях этих организаций, о необходимости заботы о росте производительности труда, повышении эффективности экономики, подчеркивается, что забота о производстве – это и есть забота о человека, о его благосостоянии. Новые российские профсоюзы наряду с традиционными функциями защиты повседневных интересов трудящихся, связанных с улучшением условий труда, быта и отдыха, берут на себя обязанность организации трудового соревнования, вовлечения рабочих и служащих в управление производством, воспитательной работы в трудовых коллективах19.

Первый Всероссийский съезд профсоюзов состоялся в январе 1918 г.20 Основная борьба развернулась вокруг вопроса «о задачах профессионального движения», большинством голосов была принята резолюция большевиков, которая радикально меняла судьбу профсоюзов – был взят курс на их участие в государственном и хозяйственном строительстве21.

16 января 1919 г. в Москве состоялся II Всероссийский съезд профсоюзов, обсудивший задачи профсоюзов. Он подтвердил решение I Всероссийского съезда профсоюзов о неизбежности курса на огосударствление профсоюзов, их активное участие в работе советской власти.

Решения I и II Всероссийских съездов профсоюзов легли в основу деятельности советских профсоюзов на многие десятилетия и послужили причиной постепенной утраты их главной функции – защиты социально-экономических интересов работников наемного труда. Демократические формы и методы работы профсоюзов уступили место администрированию и командованию (замена выборов назначением, переход от добровольного членства к принудительному и т.д.)22.

На исходе 30-х годов обстановка в жизни страны складывалась неоднозначно. Профсоюзы росли, развивались, обретали новые функции. Несмотря на это, в мае 1935 г. И.В. Сталин заявил о своеобразном кризисе  профсоюзов23.

Одним из решений VI пленума ВЦСПС (1937 г.) стало упразднение советов профсоюзов, которые были восстановлены лишь через 13 лет.

Великая Отечественная война (1941 – 1945 гг.) решительным образом изменила формы и методы работы профсоюзных организаций, которые стремились развивать инициативу и активность рабочих и служащих по производству вооружений и всего необходимого для фронта. В послевоенное время главной задачей профсоюзов стала борьба за выполнение и перевыполнение плана восстановления и развития народного хозяйства, развитие трудовой активности трудящихся, улучшение их благосостояния.

Стоит отметить, что середина пятидесятых годов – именно тот временной рубеж, который совпадает с началом нового периода в общественно-политической и нравственной жизни страны.

Тридцатилетний период (1956 – 1985 гг.) развития профсоюзов не поддается однозначной оценке. Их историческая судьба неоднократно преломлялась вслед за теми историческими изгибами, которые претерпевало советское (российское) общество. Исторические факты свидетельствуют, что во времена так называемой хрущевской оттепели (1956 – 1964 гг.), а также в последующий период, связанный с попытками на основе решений мартовского и сентябрьского (1965 г.) пленумов ЦК КПСС, XXIII съезда партии (1966 г.) провести хозяйственную реформу, создались более благоприятные условия для повышения роли и значения профсоюзов в обществе24.

Именно к 50 – 70-м годам относится появление целого ряда правовых актов, развивавших и усиливавших права и полномочия профсоюзов на предприятиях и в экономике. Это, например, «Положение о правах фабричного, заводского, местного комитета профессионального союза» (1958 г.), которое в 1971 г. было обновлено на основе Указа Президиума Верховного Совета СССР. В 1970 г. были приняты «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде» – вторая «конституция для профсоюзов». Большое значение для профсоюзов имели такие правовые акты, как «Положение о социалистическом государственном предприятии» (1965 г.), «Положение о порядке рассмотрения трудовых споров» (1974 г.), «Положение о товарищеских судах» (1977 г.) и некоторые другие.

В целом роль профсоюзов была весьма заметной в обществе и в последующие годы, хотя реальный их вклад в разрешение социально-экономических проблем был разновелик конкретно на каждом историческом этапе.

Почти все генеральные секретари ЦК КПСС время от времени проявляли внимание к  профсоюзам и их проблемам. Этим после Н.С. Хрущева особенно отличался Л.И. Брежнев. В определенной степени именно ему профсоюзы обязаны появлением упомянутых правовых актов.

К середине 80-х годов профсоюзы СССР имели разветвленную и устойчивую структуру, органично встроенную в политическую систему общества.

Как уже отмечалось, начиная с 30-х годов в ведение советских профсоюзов постепенно перешли многие государственные функции: управление бюджетом социального страхования, контроль над охраной труда и состоянием техники безопасности на производстве, распределением жилья, хозяйственной деятельностью администрации и так далее25. Участие в решении производственных задач, таких, как организация социалистического соревнования и экономической учебы, забота об ускорении научно-технического прогресса, способствовали сращиванию усилий профсоюзов с действиями органов государственного управления и администрацией предприятий. Это оправдывалось определенной теорией: была сформулирована «двуединая задача» советских профсоюзов26.

Застойные, негативные явления, которые накапливались в стране в 70-е и 80-е годы, не могли не отразиться и на деятельности профсоюзов. Концепция развитого социализма, понимавшаяся многими профсоюзными деятелями как полностью исключающая социальные диспропорции, послужила основанием для утверждений о повышении чуть ли не автоматически значения и роли профсоюзов, роста их авторитета в трудовых коллективах, усилении их воздействия на экономику и социальную сферу27. Между тем это не соответствовало действительности и только мешало видеть недостатки в профсоюзной деятельности. В результате, вместо опоры на массы, профессиональные организации обрастали бюрократическим аппаратом. Численность аппарата советов профсоюзов с 1970 г. увеличилась, по официальным данным, почти в 2,5 раза28.

Структура профсоюзов стала напоминать хозяйственное министерство, с его разветвленной вертикальной структурой, приказной системой, отчетностью. Мощный штатный аппарат, призванный заниматься исполнительской деятельностью на основе постановлений выборных профсоюзных органов, стал сковывать инициативу широкого профсоюзного актива, первичных профсоюзных организаций. И, хотя деятельность профсоюзов во многом активизировалась, она уже не отвечала новым условиям.

Процессы реформирования, радикального обновления профсоюзов с наибольшей наглядностью проявились в сфере их организационного строения и деятельности. В общем процессе тех радикальных организационных перемен, которые происходили, можно выделить три основных этапа:

1. Поиск путей перестройки профессиональных союзов, новых форм их организационного строения и деятельности пока еще в рамках и на основе выработанных в предшествующий советский период традиционных принципов и норм (вторая половина 1985 – 1990 гг.). К 1985 г. российские профсоюзы не имели своих руководящих органов и развивались в рамках общесоюзной моноструктуры, именуемой «профсоюзы СССР». В своей деятельности они руководствовались единым «Уставом профессиональных союзов СССР», принятом в 1963 г. и действовавшим до 1987 г. Новый Устав профессиональных союзов, принятый в 1987 г., стал основой для их функционирования вплоть до марта 1990 г., когда в России, а в начале 1991 г. и в других республиках СССР, стали создаваться самостоятельные республиканские профцентры.

При оценке деятельности профсоюзов страны в 1985 – 1995 годах правомерен вывод: это был сложный во всех отношениях переломный период. Он воплотился в возрождении российского профсоюзного движения, в инициативной деятельности профсоюзных организаций по защите интересов работников в условиях политических и экономических реформ. Он поставил профсоюзы перед лицом обострившихся в обществе социальных противоречий, обнищания основной массы людей труда и нарастающего экономического кризиса. Это были годы мучительной ломки всех профсоюзных структур, поиска профсоюзами форм и методов деятельности, адекватных требованиям нового времени29.

С конца 80 – начала 90-х гг. прошлого века в нашей стране происходят существенные политические, социальные и экономические преобразования. Рыночные условия заставляют профсоюзы иначе смотреть на приоритетные цели своей деятельности, оценивать эффективность способов их достижения по сравнению с советским периодом, когда профсоюзы были встроены в государственную систему социально-экономического регулирования.

2. Воссоздание российских руководящих профсоюзных органов и структур, обретение российскими профсоюзами организационной самостоятельности (1990 – 1992 гг.).

В первой половине 90-х годов начала создаваться и правовая основа социального партнерства в России, был принят ряд нормативно-правовых актов; среди них Указы Президента РФ от 26.10.1991 г. № 162 «Об обеспечении прав профессиональных союзов в переходный период к рыночной экономике» и от 15.11.1991 г. № 212 «О социальном партнерстве и разрешении трудовых споров (конфликтов)», Закон РФ от 11.03.1992 г. «О коллективных договорах и соглашениях», Указ Президента РФ от 24.07.1992 г. «О создании Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений» В 1990 г. был принят Закон СССР «О профессиональных союзах, правах и гарантиях их деятельности» – первый в истории страны государственный закон о профсоюзах, оказавший им серьезную правовую поддержку в защите социально-экономических и трудовых прав трудящихся в условиях последующих рыночных реформ.

3. Становление и развитие новых организационных принципов строения и деятельности российских профсоюзов, вытекающих из особенностей их работы в условиях рыночной экономики (1992 – 1995 гг.)30.

Именно профсоюзы, имея многолетний положительный опыт квалифицированного участия в управлении социально-экономическими процессами на уровне предприятий, регионов, отраслей и всей страны, в частности, их наиболее многочисленное объединение – Федерация независимых профсоюзов России, первыми выступили с предложениями о развитии социального партнерства, высказались за то, чтобы оно реально воплощалось в практике общественной жизни России, регулирования социально-трудовых отношений в новых условиях.

Развитие России в последние полтора десятилетия вызвало кардинальные изменения всех сторон жизни страны и общества, в том числе в экономике, в трудовых отношениях и социальной сфере. Новые жизненные реалии внесли коренные перемены в деятельность профсоюзов России, потребовали от них переосмысления и пересмотра идеологии, целей, задач и функций, форм и методов работы, их адаптации к давно забытым последними поколениями россиян жестким условиям рыночного капиталистического хозяйствования.

Приходится констатировать, что при реформировании системы советских профсоюзов не были учтены особенности работы объединений трудящихся в условиях капиталистического общества31.

Самостоятельность, независимость профсоюзов должны обеспечиваться продуманностью централизованно принимаемых решений, с учетом опыта, практики, специфики профсоюзных звеньев. Финансовые средства должны работать на выполнение профсоюзных задач, а не служить системным источником материальной подпитки отдельных членов профсоюза.

Повышение деятельности профсоюзов и их структур по защите социально-экономических интересов своих членов напрямую зависит от решения вопросов организационного, финансового и кадрового укрепления как Федерации, так и всех членских организаций.

Основной внутренней проблемой обеспечения эффективности деятельности профсоюзов России в новых условиях является организационно-уставное несоответствие их структур потребностям времени. Четкое понимание профсоюзным активом основных направлений деятельности в рыночных условиях, обучение технологиям их реализации, проведение организационного укрепления профсоюзов – требования сегодняшнего дня32.

Профсоюзные организации России всех уровней проявляют большой интерес к опыту зарубежных объединений трудящихся, действующих многие годы в условиях развитых рыночных отношений.

Международное профсоюзное движение прошло большой и сложный путь. Осуществление прав профсоюзов как в социально-экономической, так и в иных сферах жизнедеятельности общества неразрывно связано с соблюдением основных прав человека. Поэтому, как правило, свободные, независимые и сильные профсоюзы возможны только в демократических, правовых, социально ориентированных государствах.

Юридическую основу прав профсоюзов по международному праву составляют универсальные нормативные документы, признанные мировым сообществом: Устав ООН, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и политических правах, конвенции, рекомендации Европейского союза, Совета Европы, Международной организации труда и др.

Взвешенный подход к разрешению проблемы профсоюзной защиты проявляет Международная организация труда, созданная в 1919 г. при Лиге Наций33. Основные идеи Международной организации труда – мирное обсуждение и регулирование вопросов труда с участием представителей государств, трудящихся и работодателей. Деятельность МОТ, вырабатываемые конвенции и рекомендации служат опорой для национальных профцентров и профобъединений многих стран. Изучение и практическое использование документов МОТ, борьба за их ратификацию Россией – одна из задач российских профсоюзов.

Основная конвенция, которая является базовой в системе нормативных актов МОТ, обеспечивающих права и гарантии деятельности профсоюзов, – это Конвенция № 87 1848 г. о свободе ассоциаций и защите права на организацию34. Согласно ст. 2 Конвенции МОТ № 87 о свободе ассоциаций и защите права на организацию, «трудящиеся и предприниматели без какого бы то ни было различия имеют право создавать по своему выбору организации без предварительного на то разрешения, а также вступать в такие организации на единственном условии подчинения уставам этих последних».

Комиссия экспертов МОТ по применению конвенций и рекомендаций в свое время выразила мнение о том, что ст. 2 упомянутой Конвенции оставляет каждому государству свободу решать, подходят ли работникам гарантии относительно их права не вступать в профсоюзные организации или, наоборот, их больше устраивает возможность использовать в коллективных договорах статьи о «профсоюзной защите», то есть о монопольном положении своего профсоюза.

В другом основополагающем документе – Конвенции МОТ № 98 «О применении принципов права на организацию и ведение коллективных переговоров», которая также ратифицирована Российской Федерацией, говорится о том, что «трудящиеся пользуются надлежащей защитой против любых дискриминационных действий, направленных на ущемление свободы объединения в области труда»35 (п. 1 ст. 1), и что такая защита применяется особенно в отношении действий, цель которых – «подчинить прием трудящегося на работу или сохранение им работы условию, чтобы он не вступал в профсоюз или вышел из профсоюза» (п. 2 ст. 1). При принятии этой Конвенции в 1949 г. на 32-й сессии Международной конференции труда (МКТ) в Женеве было уточнено, что указанный документ МОТ не должен толковаться как разрешающий или запрещающий защитные статьи профсоюзов, действие которых определяет национальная практика.

Это уточнение имело большое значение для государств – членов МОТ, в которых господствует профсоюзный плюрализм. Оно вытекает из одобренного МКТ положения о том, что ни одно государство не обязано каким-либо образом, в силу Конвенции № 98, признавать или проявлять терпимость относительно защитных статей (условий) профсоюзов. Но, если в какой-либо стране подобные статьи разрешены законом или допускаются на практике, ничто не мешает этой стране ратифицировать и применять данную Конвенцию. Именно эти соображения руководили Комитетом по свободе профсоюзов Административного совета МОТ, когда он отказывался рассматривать ссылки или жалобы на действия защитных профсоюзных статей, поступавшие из некоторых стран в Секретариат МОТ в Женеве.

Итак, следует констатировать, что вопросы профсоюзной монополии в сфере занятости решаются в различных государствах по-разному. В странах, где монополия профсоюзов узаконена официально (Америка), применять Конвенции МОТ № 87 и 98 затруднительно, но все же можно в надежде на развитие общества в прогрессивном направлении. Там же, где господствует профсоюзный плюрализм (Франция), – а таких стран в настоящее время подавляющее большинство, – реализация положений упомянутых Конвенций МОТ не встречает каких-либо препятствий. В Российской Федерации происходит смешение форм (с одной стороны, существует крупнейший профсоюз – ФНПР, с другой – есть мелкие профсоюзы). Представляется, что целесообразно перейти либо к профсоюзному плюрализму, либо к монополизму.

Стоит отметить, что Пленум Верховного Суда РФ принял специальное постановление от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». В постановлении дано определение общепризнанных принципов международного права как основополагающих императивных норм этого права, принимаемых в признаваемом международном сообществе государств, отклонение от которых недопустимо. Под общепризнанной нормой международного права понимается правило поведения, принимаемое и признаваемое сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. В постановлении говорится, что содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах ООН и ее специализированных учреждений, таких, например, как МОТ.

Поэтому представляется, что использование зарубежного опыта защиты прав и интересов трудящихся профсоюзами России могло бы принести пользу в условиях перехода нашей страны к рыночной экономике.

Совершенствование деятельности профсоюзов и их структур по защите социально-экономических интересов своих членов зависит от решения вопросов организационного, финансового и кадрового укрепления как Федерации, так и всех членских организаций.

1 Организация профсоюзной работы. Настольная книга профработника и активиста / Под ред. В.И. Сперанского, О.В. Нетеребского; – М.: 2005. – С. 31 – 32.

2 Там же.

3 Международная Организация Труда (МОТ) создана в 1919 г. при Лиге Наций.

4 Силин А. Зарубежное законодательство о проблемах профсоюзной защиты // Законодательство. – 2000. – № 2.

5 Там же.

6 В тот период профсоюзы Великобритании охватывали около 40% занятых работников, а к середине 90-х годов – только 30%.

7 Силин А. Указ. соч.

8 Там же.

9 Там же.

10 См., напр: Киселев И.Я. Сравнительное и международное трудовое право. – М.: 1999. – С. 233 – 234.

11 См.: Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 6. С. 152.

12 См. подр.: История профсоюзов России. Этапы, события, люди / Под ред. Н.Н. Гриценко, В.А Кадейкина, Е.В. Макухина; – М., 1999. – С. 19.

13 Там же. – С. 5.

14 Временные правила были изданы Советом Министров Российской империи 4 марта 1906 г. и имели силу закона. В историю вошли как первый российский закон о профсоюзах.

15 См. подр.: История профсоюзов России. Этапы, события, люди / Под ред. Н.Н. Гриценко, В.А Кадейкина, Е.В. Макухина; – М.: 1999. – С. 13 – 19.

16 См.: Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 12. С. 333.

17 Доклады и протоколы. – Спб.: 1906. – С. 22, 23.

18 Стенографический отчет о конференции. – М.: 1927.

19 См. подр.: История профсоюзов России. Этапы, события, люди / Под ред. Н.Н. Гриценко, В.А Кадейкина, Е.В. Макухина; – М.: 1999. – С. 5.

20 Решение о созыве Всероссийского съезда профсоюзов было принято еще на I и II Всероссийских конференциях профсоюзов (октябрь 1905 г. и февраль 1906 г.), однако в то время съезд собрать не удалось.

21 Резолюция I Всероссийского съезда профессиональных союзов «О задачах профессионального движения» // Полный стенографический отчет о съезде. – М.: 1918. – С. 364.

22 Организация профсоюзной работы. Настольная книга профработника и активиста / Под ред. О.В. Нетеребского; – М.: 2005. – С. 23 – 26.

23 Вопросы профдвижения. – 1935. – № 11 – 12.

24 См. подр.: История профсоюзов России. Этапы, события, люди / Под ред. Н.Н. Гриценко, В.А Кадейкина, Е.В. Макухина; – М.: 1999. – С. 278 – 279.

25 Юргенс И.Ю., Можаев В.Е. Профсоюзы: вчера, сегодня, завтра. – М.: 1986. – С. 29.

26 См. подр.: История профсоюзов России. Этапы, события, люди / Под ред. Н.Н. Гриценко, В.А Кадейкина, Е.В. Макухина; – М.: 1999. – С. 305.

27 Баглай М.В. Перестройка и профсоюзы // Коммунист. – 1987. – № 12. – С. 81.

28 Кузнецов И. Органы отраслевые и межсоюзные // Советские профсоюзы. – 1988. – № 10. – С. 24.

29 См. подр.: История профсоюзов России. Этапы, события, люди / Под ред. Н.Н. Гриценко, В.А Кадейкина, Е.В. Макухина; – М.: 1999. – С. 370 – 371.

30 Там же. – С. 315.

31 Шмаков М.В. Завоевать доверие большей части общества // Труд и социальные отношения. – М.: 2005. – С. 7.

32 Организация профсоюзной работы. Настольная книга профработника и активиста / Под ред. В.И. Сперанского, О.В. Нетеребского; – М.: 2005. – С. 18 – 20.

33 В настоящее время Международная организация труда – единственная специализированная организация ООН, основанная на принципе трипартизма; это значит, что во всех органах МОТ представлены три составные части, то есть каждое государство – участник МОТ имеет представителей от правительства, предпринимателей и трудящихся.

34 К данной Конвенции присоединился Советский Союз, а следовательно, и Российская Федерация.

35 Конвенция № 98 «О применении принципов права на организацию и на ведение коллективных переговоров» // Конвенции и рекомендации 1919 – 1956 гг. Т.1. Международное Бюро Труда. – Женева: 1991. – С. 1010.

PAGE  24