66124

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЫ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Особенность развития России состоит в том что циклы в ее истории сменяют друг друга гораздо быстрее чем в государствах традиционных типов демократии. Однако политическое руководство России в тот момент не было готово...

Русский

2014-08-13

64 KB

6 чел.

Ю. ДМИТРИЕВ,

доктор юридических наук, профессор

(Московская областная адвокатская палата)

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС

РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЫ1

Свое выступление я начну с аксиомы: развитие любого общества носит циклический характер. Особенность развития России состоит в том, что циклы в ее истории сменяют друг друга гораздо быстрее, чем в государствах традиционных типов демократии. И в этих циклах есть пики — периоды наивысшего развития и падения. Применительно к теории и практике гражданского общества такой наивысший период развития пришелся на начало 90-х годов XX века и исторически совпал с окончанием так называемой перестройки. Именно в этот период был разработан «парламентский» проект Конституции, содержавший специальный раздел, «Гражданское общество», и соответствующую статью, определяющую статус органа, осуществляющего юридическую помощь, в виде «независимой коллегии адвокатов и иных добровольных объединений юристов, а также отдельных лиц, имеющих право оказывать такую помощь» (ст. 44)2. Как говорили древние, определите термины, и вы избавите себя от большого количества споров. Самый общий анализ содержания этого раздела проекта позволяет определить гражданское общество как необходимое условие реализации частных интересов в публичной неполитической сфере, превращающее этот интерес в общественно значимый. Однако политическое руководство России в тот момент не было готово к восприятию и поддержке этой идеи, и она в ходе работы Конституционного совещания в июле-августе 1993 г. была отвергнута.

Разумеется, юридическая Конституция — не панацея и отсутствие того или иного положения в ней не ведет непосредственно к уничтожению того или иного явления, сложившегося в обществе. Гражданское общество в России фактически существует, но его состояние вызывает немалую тревогу. Обратимся к близкой нам правоохранительной (правозащитной) сфере и роли в ней адвокатуры.

В этой области прослеживаются тревожные тенденции. В сфере уголовного судопроизводства снижается количество оправдательных приговоров: в судах с участием профессиональных судей их выносится менее 1%, а в судах с участием присяжных — около 20%3. На наш взгляд, такой большой разрыв в показателях — это яркое свидетельство не повышения качества дознания и следствия, а явный возврат к карательному характеру правосудия и необъективности решений профессиональных судей. В сфере гражданского судопроизводства налицо затягивание сроков рассмотрения дел, уменьшения по инициативе судов сумм возмещения морального вреда в десятки, а то и сотни раз, массовое процедурное нарушение прав человека и т.д. В сфере экономических отношений дело М. Ходорковского и П. Лебедева является демонстрацией наступления государства на интересы бизнеса. Последующее преследование адвокатов подсудимых по мотивам нарушения ими адвокатской этики; попытки власти «протащить» через парламент проект закона, устанавливающего контроль над адвокатскими досье, нарушающий принцип адвокатской тайны; создание государственных юридических бюро по защите прав малоимущих граждан — все это наступление на права адвокатуры и ослабление ее правозащитной функции4. Все это — свидетельство того, что за громкими словами о поддержке инициатив гражданского общества политический режим настойчиво строит в стране полицейское государство. Этим тревожным тенденциям может быть противопоставлена только консолидация всех институтов гражданского общества, ведущую роль в которой призвана сыграть адвокатура, и правильное понимание, толкование и использование тех небольших возможностей, которые дает нам российская Конституция и судебная практика.

Значение того или иного органа или правового института, помимо набора конкретных полномочий, очевидно, определяется еще и тем, сколь высок его статус в иерархии национальных нормативно-правовых актов. Адвокатуре с точки зрения ее конституционного статуса «повезло» больше, чем многим другим правоохранительным (правозащитным) структурам, таким, как нотариат, милиция, пограничная стража и другие. Адвокат (защитник) упомянут в статье 48 действующей Конституции как лицо, оказывающее помощь задержанному и обвиняемому, что можно рассматривать как косвенное свидетельство того, что Основной Закон предусматривает возможность существования в нашей стране адвокатуры.

При этом позволю себе напомнить, что подобную норму, правда только в отношении обвиняемого (ст. 158), содержала и предшествующая Конституция СССР 1977 г. Однако она этим не ограничивалась, а прямо предусматривала необходимость создания коллегий адвокатов для оказания юридической помощи гражданам и организациям (ст. 161). Для сравнения: такой «чести» в виде отдельной статьи, правда также без указания конкретных полномочий и с отсылкой к федеральному закону, из всех правоохранительных органов удостоилась в действующей Конституции только прокуратура (ст. 129). Что же касается юридических лиц, участников рыночных отношений и субъектов гражданского общества, то их статус действующая Конституция России вообще никак не определяет. Поэтому нам остается рассуждать лишь о конституционно-правовых основах защиты адвокатурой прав лиц физических. Для этого попытаемся проследить связь между ст.ст.  2,  18 и 55  действующего Основного Закона.

Как известно, ст. 2 Конституции России провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью и возлагает на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать их. Однако по мере дальнейшего изложения приоритет защиты частного интереса отдельного человека подменяется необходимостью защиты интереса публичного. Так, часть 3 ст. 55 устанавливает возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Признавая значение перечисленных ценностей, следует согласиться с В.В. Лапаевой в том, что круг этих оснований очень широк, а критерий соразмерности публичных и частных интересов Конституцией в этой части не установлен5. Вместе с тем необходимо напомнить, что в соответствии с частью 2 ст. 16 положения иных глав Конституции не должны противоречить основам конституционного строя, то есть содержанию главы 1, которая и включает в себя названную выше ст. 2 о высшей ценности прав человека.

Очевидно, что человечество на всем протяжении своей истории мучительно искало разумный баланс между публичными и частными интересами. Абсолютная монархия обеспечивала абсолютный приоритет интересов государства над личностью, либеральный режим эпохи первоначального накопления капитала превратил государство в ночного сторожа, подчинив его интересы частным, и лишь современный, демократический, этап развития большинства европейских государств уравнял частные и публичные интересы, в том числе в нормах основных законов. В России этого не произошло, и одна из причин этого, на мой взгляд, — в коренных противоречиях между либеральной рыночной экономикой и авторитарным политическим режимом. Причем дальнейшее расхождение одного и другого делает все более неизбежной перспективу нелегитимной смены политического режима через кровь и насилие, по сравнению с которыми «оранжевые» революции по украинскому, грузинскому и киргизскому сценарию покажутся детскими играми. Коренная же причина — в отсутствии буфера между государством и человеком, роль которого во всем мире играет развитое гражданское общество.

Почему я доказываю все это в данной аудитории? Дело в том, что в последнее время нам часто приходится сталкиваться с так называемой политической оппозицией, в большинстве своем состоящей из представителей различного рода правозащитных движений. К сожалению, это разрозненные ассоциации, состоящие преимущественно из женщин среднего и преклонного возраста, не обладающих специальными юридическими знаниями и решающими вопросы на эмоциональном уровне. Вряд ли это та сила, которая может выступить в качестве созидательной в строительстве российского гражданского общества. А вот адвокатура, на мой взгляд, могла бы  выступить  в этом качестве.  Приведу несколько аргументов в поддержку данного тезиса.  Во-первых,  с принятием Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации»6 период стихийного развития адвокатуры закончился и сегодня мы имеем дело с организованным сообществом как на региональном, так и федеральном уровнях.

Во-вторых, адвокаты — это люди, обладающие необходимыми профессиональными знаниями и опытом правозащитной деятельности. Еще восемь лет назад, до принятия действующего Закона об адвокатуре, Конституционный Суд России в Постановлении от 28 января 1997 г. № 2-П определил адвокатов как лиц, «призванных обеспечивать квалифицированный характер оказываемой ими юридической помощи с учетом высокой значимости для личности и общества в целом (выделено мной. — Ю.Д.) принимаемых в уголовном судопроизводстве решений»7. Полагаю, что подавляющее большинство современных российских адвокатов соответствуют этой характеристике.

Говоря о поисках баланса между публичным и частным интересом, я отмечал его отсутствие в Конституции, но это не означает, что юридически его нет вообще. В ряде решений Конституционного Суда предпринимается попытка этот баланс установить. Например, Постановлением Конституционного Суда от 4 февраля 1992 г. № 2-П запрещается дискриминация граждан по любым признакам, а не только установленным Конституцией8; Постановлением от 27 января 1993 г. № 1-П декларируется принцип справедливости, гарантированности государством прав и свобод человека и гражданина9; Постановление от 17 сентября 1993 г. № 17-П проводит различие между ограничением и ущемлением прав человека, не допуская применения последнего10; и, наконец, устанавливается принцип соразмерности ограничения прав и свобод частью 3 ст. 55 (Постановление от 13 июня 1996 г. № 14-П и от 27 апреля 1998 г. № 12-П)11.

Известный российский юрист В.В. Лазарев выделяет еще ряд правовых позиций Конституционного Суда, являющихся правовой основной для дополнения и уточнения статуса человека и гражданина в его взаимоотношениях с государством12. Правда, и Конституционный Суд не всегда последователен в отстаивании своих правозащитных позиций. Так, в Постановлении от 1 февраля 2005 г. № 1-П он признал конституционным ограничение конституционного права граждан на объединение в политическую партию по мотивам «защиты конституционных ценностей»13. Однако причина подобного решения кроется не столько в непринципиальности судей Конституционного Суда, сколько в отсутствии у них поддержки со стороны гражданского общества.

При этом необходимо подчеркнуть, что решения Конституционного Суда, в отличие от постановлений Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов России, не имеют решающего значения в формировании позиций судей судов общей юрисдикции и арбитражных. Следовательно, доводить эти решения до сознания названных судей и использовать для аргументации позиции защиты — обязанность адвокатов, участвующих в деле. Кстати, это и будет реализация на практике содержания упомянутой мною выше ст. 18 Конституции, которая объявляет права и свободы человека и гражданина непосредственно действующими и гарантирует их обеспечение правосудием.

Выше уже отмечалось, что действующая Конституция России никак не определяет статус еще одного важного субъекта гражданского общества — юридических лиц, составляющих основу бизнес-сообщества. Это сообщество также представляется весьма разобщенным объективными мотивами конкуренции и погони за прибылью. Но, как правильно отметил в свое время один из поэтов, «русские, вас сплотит беда». А, когда у бизнесмена случается беда, он вспоминает об адвокате. Таким образом, деятельность корпоративных юристов, обслуживающих интересы субъектов рыночных отношений,  — это тоже один из способов консолидации интересов членов гражданского общества.

Подводя итог сказанному, необходимо высказать несколько практических предложений, направленных на повышение статуса адвокатуры и усиление ее роли в формировании гражданского общества в России. Во-первых, не допустить внесения изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», предлагаемых Министерством юстиции и Правительством России, в том числе используя для этого авторитет нашего уважаемого коллеги, назначенного членом Общественной палаты Российской Федерации. Во-вторых, разработать предложения по усилению гарантий независимости адвоката и повышению роли адвокатского сообщества в российском обществе. В частности, учитывая высокую степень консолидации современного адвокатского сообщества, предусмотреть возможность косвенного участия адвокатуры (в лице Федеральной и региональных адвокатских палат) в реализации законодательной инициативы в соответствующих парламентах по образцу прокуратуры. Как известно, часть 4 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» делегирует прокуратуре право участия в правотворческой деятельности14. Могу внести первое конкретное предложение в этой области — о внесении в гл. 7 Конституции России специальной статьи, определяющей правовой статус и основные полномочия адвокатуры России.

В-третьих, рассмотреть на специальных собраниях адвокатских сообществ конкретные меры по расширению участия адвокатуры в осуществлении правозащитных функций и консолидации правозащитных организаций соответствующих уровней. В-четвертых, необходимо искать способы продвижения адвокатов в руководящие органы общественных объединений и на выборные должности соответствующих региональных и муниципальных органов публичной власти.

1 Доклад на Всероссийской научно-практической конференции «Роль адвокатуры в становлении гражданского общества в России» (Саратов, 16 декабря 2005 г.).

2 См.: Проект Конституции Российской Федерации (подготовлен Конституционной комиссией Российской Федерации) // Конституционный вестник. — 1993. — № 16. — С. 20—25.

3 См.:  Семеняка Е. Уроки справедливости // Российская газета. — 2005. — С. 16.

4 См.: Проект Федерального закона об изменении Закона об адвокатуре, подготовленный Министерством юстиции России // Текущий архив Министерства юстиции Российской Федерации за 2005 г.; Постановление Правительства Российской Федерации от 22 августа 2005 г. № 534 «О проведении эксперимента по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам» // СЗ РФ. — 2005. — № 35. — Ст. 3615.

5 См.: Лапаева В.В. Ограничение прав и свобод человека и гражданина: подходы к выработке правовой позиции // Законодательство и экономика. — 2005. — № 6. — С. 7—8.

6 См.: СЗ РФ. — 2002. — № 23. — Ст. 2102.

7 См.: СЗ РФ. — 1997. — № 7. — Ст. 871.

8 См.: ВСНД РСФСР. — 1992. — № 13. — Ст. 669.

9 Там же. — 1993. — № 14. — Ст. 508.

10 См.: ВКС. — 1994. — № 6.

11 См.: СЗ РФ. — № 26. — Ст. 3185; Там же. — 1998. — № 18. — Ст. 2063.

12 См.: Лазарев В.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. — М., 2003. — С. 163—171.

13 См.: СЗ РФ. — 2005. — № 6. — Ст. 491. Более подробно о позиции автора см.: Дмитриев Ю.А. Вновь о политических партиях // Журнал о выборах.  — 2005.  — № 4. — С. 15—18.

14 См.: СЗ РФ. — 1995. — № 47. — Ст. 4472.

PAGE  12


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

29660. Психология теоретическая и эмпирическая 243.5 KB
  Особая дисциплина описывающая и изучающая конкретные явления психической жизни в отличие от рациональной психологии выводящей явления из природы и сущности души. опытная школа в психологии соединила установку на эмпирическое наблюдение конкретный анализ и индуктивное познание психических явлений с учением об особой сущности этих явлений постигаемых только посредством самонаблюдения. Теоретическая психология Теоретическая психология наука предметом которой является саморефлексия психологии выявляющая и исследующая...
29661. Психология естественно-научная и гуманитарная 62.5 KB
  В первую очередь это отказ от культа эмпирических методов и связывания признака научности только с верифицируемостью знания т. Построение научного знания только на основе индуктивной логики – неприемлемый для психологического наблюдения критерий построения теории против которого выступают сторонники гуманитарной парадигмы добавим что именно против этого выступал и К. Как мы показали ранее этот метод действительно с одной стороны предполагал построение психологического знания по классическому образцу науки Нового времени с его...
29662. Априорное знание, метафизика и объективность 49.5 KB
  Когда психолог обнаруживает статистически значимую связь между креативностью и рефлективностью как параметром когнитивного стиля {Дорфман Ковалева 2000а это не значит что чем выше креативность тем выше рефлективность у каждого человека в отдельности. некие общие представления об устройстве мира и человека. В свою очередь это предполагает что методы естественных наук которые изучают мироздание используются также при изучении психики и поведения человека. Культурно–историческая парадигма напротив подчеркивает своеобразие человека...
29663. Понятие категории как узлового пункта познания 57.5 KB
  В общей методологии понятие системы является чрезвычайно широким. Различают материальные системы Солнечная система среди них – системы организм – среда; идеальные системы например знаковые; социальные системы. Берталанфи Общая теория систем категория системы из философскометодологической перешла в иной статус – названия объяснительного принципа конкретизируемого различным образом в научном познании. Кеннон утверждал принцип системности как принцип гомеостаза обеспечивающего динамическое постоянство свойств системы в ее...
29664. Категория активность 53 KB
  Леонтьев указывает на явления активности составляющие как бы внутреннюю предпосылку самодвижения деятельности и ее самовыражения [Леонтьев А. Поэтому описание явлений активности обычно ведется в терминах автономности спонтанности самопроизвольности инициативности и т. Однако любое проявление активности имеет место в некотором окружении. Невозможность роста активности без отражения а также не возможность отражения без активности самого отражающего объекта делает эти понятия изначально взаимосвязанными.
29665. Категории «взаимодействие» и «отражение» 56 KB
  Противоречия между указанными подходами можно разрешить и соединить различные аспекты в понимании отражения если определять его не как атрибут материи производный от другого атрибута – взаимодействия а как самостоятельный аспект движения материи дополняющий взаимодействие проявляющийся во взаимодействии в свою очередь влияющий на ход взаимодействия и его результаты. Но какова природа этой особой способности к отражению почему она в разной степени присуща разным объектам и по каким законам она развивается Источником этой внутренней...
29666. Характеристика дескриптивной методологии 60.5 KB
  Декартовское представление о дуализме души и тела и понимание механистической детерминации как основы причинного объяснения породили тот тип рациональности который на долгие годы определил использование в психологии критериев научности взятых из парадигмы классической науки. Возникшие позже другие типы рациональности – неклассические и постнеклассические – еще только осваиваются в новых исследовательских парадигмах психологии. В рамках одной и той же исследовательской методологии оформлялись разные теоретические концепции научной психологии....
29667. Понятие методологии науки 71.5 KB
  Метод в широком смысле – путь познания опирающийся на некоторую совокупность ранее полученных общих знаний принципов. Методология – учение о методах и принципах познания. Можно выделить по крайней мере два понимания методологии развиваемых: 1 как представленное при рефлексии теории познания понимание метода в указанном широком смысле и 2 как учение о системе методов в узком смысле посредством которых в рамках той или иной науки в ходе теоретического или теоретикоэмпирического исследования проверяется правдоподобие или истинность...
29668. Соотношение понятий «наука», «философия» и «мировоззрение» 79 KB
  Важнейшие из них парадигмы т. В философию науки понятие парадигмы ввел Бергман для характеристики нормативности методологии. Парадигмы определяют содержание конкретных научных идей область и предмет научных исследований. Примерами общих парадигм для психологической науки могут служить естественнонаучная и культурноисторическая парадигмы.