66124

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЫ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Особенность развития России состоит в том что циклы в ее истории сменяют друг друга гораздо быстрее чем в государствах традиционных типов демократии. Однако политическое руководство России в тот момент не было готово...

Русский

2014-08-13

64 KB

6 чел.

Ю. ДМИТРИЕВ,

доктор юридических наук, профессор

(Московская областная адвокатская палата)

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС

РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЫ1

Свое выступление я начну с аксиомы: развитие любого общества носит циклический характер. Особенность развития России состоит в том, что циклы в ее истории сменяют друг друга гораздо быстрее, чем в государствах традиционных типов демократии. И в этих циклах есть пики — периоды наивысшего развития и падения. Применительно к теории и практике гражданского общества такой наивысший период развития пришелся на начало 90-х годов XX века и исторически совпал с окончанием так называемой перестройки. Именно в этот период был разработан «парламентский» проект Конституции, содержавший специальный раздел, «Гражданское общество», и соответствующую статью, определяющую статус органа, осуществляющего юридическую помощь, в виде «независимой коллегии адвокатов и иных добровольных объединений юристов, а также отдельных лиц, имеющих право оказывать такую помощь» (ст. 44)2. Как говорили древние, определите термины, и вы избавите себя от большого количества споров. Самый общий анализ содержания этого раздела проекта позволяет определить гражданское общество как необходимое условие реализации частных интересов в публичной неполитической сфере, превращающее этот интерес в общественно значимый. Однако политическое руководство России в тот момент не было готово к восприятию и поддержке этой идеи, и она в ходе работы Конституционного совещания в июле-августе 1993 г. была отвергнута.

Разумеется, юридическая Конституция — не панацея и отсутствие того или иного положения в ней не ведет непосредственно к уничтожению того или иного явления, сложившегося в обществе. Гражданское общество в России фактически существует, но его состояние вызывает немалую тревогу. Обратимся к близкой нам правоохранительной (правозащитной) сфере и роли в ней адвокатуры.

В этой области прослеживаются тревожные тенденции. В сфере уголовного судопроизводства снижается количество оправдательных приговоров: в судах с участием профессиональных судей их выносится менее 1%, а в судах с участием присяжных — около 20%3. На наш взгляд, такой большой разрыв в показателях — это яркое свидетельство не повышения качества дознания и следствия, а явный возврат к карательному характеру правосудия и необъективности решений профессиональных судей. В сфере гражданского судопроизводства налицо затягивание сроков рассмотрения дел, уменьшения по инициативе судов сумм возмещения морального вреда в десятки, а то и сотни раз, массовое процедурное нарушение прав человека и т.д. В сфере экономических отношений дело М. Ходорковского и П. Лебедева является демонстрацией наступления государства на интересы бизнеса. Последующее преследование адвокатов подсудимых по мотивам нарушения ими адвокатской этики; попытки власти «протащить» через парламент проект закона, устанавливающего контроль над адвокатскими досье, нарушающий принцип адвокатской тайны; создание государственных юридических бюро по защите прав малоимущих граждан — все это наступление на права адвокатуры и ослабление ее правозащитной функции4. Все это — свидетельство того, что за громкими словами о поддержке инициатив гражданского общества политический режим настойчиво строит в стране полицейское государство. Этим тревожным тенденциям может быть противопоставлена только консолидация всех институтов гражданского общества, ведущую роль в которой призвана сыграть адвокатура, и правильное понимание, толкование и использование тех небольших возможностей, которые дает нам российская Конституция и судебная практика.

Значение того или иного органа или правового института, помимо набора конкретных полномочий, очевидно, определяется еще и тем, сколь высок его статус в иерархии национальных нормативно-правовых актов. Адвокатуре с точки зрения ее конституционного статуса «повезло» больше, чем многим другим правоохранительным (правозащитным) структурам, таким, как нотариат, милиция, пограничная стража и другие. Адвокат (защитник) упомянут в статье 48 действующей Конституции как лицо, оказывающее помощь задержанному и обвиняемому, что можно рассматривать как косвенное свидетельство того, что Основной Закон предусматривает возможность существования в нашей стране адвокатуры.

При этом позволю себе напомнить, что подобную норму, правда только в отношении обвиняемого (ст. 158), содержала и предшествующая Конституция СССР 1977 г. Однако она этим не ограничивалась, а прямо предусматривала необходимость создания коллегий адвокатов для оказания юридической помощи гражданам и организациям (ст. 161). Для сравнения: такой «чести» в виде отдельной статьи, правда также без указания конкретных полномочий и с отсылкой к федеральному закону, из всех правоохранительных органов удостоилась в действующей Конституции только прокуратура (ст. 129). Что же касается юридических лиц, участников рыночных отношений и субъектов гражданского общества, то их статус действующая Конституция России вообще никак не определяет. Поэтому нам остается рассуждать лишь о конституционно-правовых основах защиты адвокатурой прав лиц физических. Для этого попытаемся проследить связь между ст.ст.  2,  18 и 55  действующего Основного Закона.

Как известно, ст. 2 Конституции России провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью и возлагает на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать их. Однако по мере дальнейшего изложения приоритет защиты частного интереса отдельного человека подменяется необходимостью защиты интереса публичного. Так, часть 3 ст. 55 устанавливает возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Признавая значение перечисленных ценностей, следует согласиться с В.В. Лапаевой в том, что круг этих оснований очень широк, а критерий соразмерности публичных и частных интересов Конституцией в этой части не установлен5. Вместе с тем необходимо напомнить, что в соответствии с частью 2 ст. 16 положения иных глав Конституции не должны противоречить основам конституционного строя, то есть содержанию главы 1, которая и включает в себя названную выше ст. 2 о высшей ценности прав человека.

Очевидно, что человечество на всем протяжении своей истории мучительно искало разумный баланс между публичными и частными интересами. Абсолютная монархия обеспечивала абсолютный приоритет интересов государства над личностью, либеральный режим эпохи первоначального накопления капитала превратил государство в ночного сторожа, подчинив его интересы частным, и лишь современный, демократический, этап развития большинства европейских государств уравнял частные и публичные интересы, в том числе в нормах основных законов. В России этого не произошло, и одна из причин этого, на мой взгляд, — в коренных противоречиях между либеральной рыночной экономикой и авторитарным политическим режимом. Причем дальнейшее расхождение одного и другого делает все более неизбежной перспективу нелегитимной смены политического режима через кровь и насилие, по сравнению с которыми «оранжевые» революции по украинскому, грузинскому и киргизскому сценарию покажутся детскими играми. Коренная же причина — в отсутствии буфера между государством и человеком, роль которого во всем мире играет развитое гражданское общество.

Почему я доказываю все это в данной аудитории? Дело в том, что в последнее время нам часто приходится сталкиваться с так называемой политической оппозицией, в большинстве своем состоящей из представителей различного рода правозащитных движений. К сожалению, это разрозненные ассоциации, состоящие преимущественно из женщин среднего и преклонного возраста, не обладающих специальными юридическими знаниями и решающими вопросы на эмоциональном уровне. Вряд ли это та сила, которая может выступить в качестве созидательной в строительстве российского гражданского общества. А вот адвокатура, на мой взгляд, могла бы  выступить  в этом качестве.  Приведу несколько аргументов в поддержку данного тезиса.  Во-первых,  с принятием Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации»6 период стихийного развития адвокатуры закончился и сегодня мы имеем дело с организованным сообществом как на региональном, так и федеральном уровнях.

Во-вторых, адвокаты — это люди, обладающие необходимыми профессиональными знаниями и опытом правозащитной деятельности. Еще восемь лет назад, до принятия действующего Закона об адвокатуре, Конституционный Суд России в Постановлении от 28 января 1997 г. № 2-П определил адвокатов как лиц, «призванных обеспечивать квалифицированный характер оказываемой ими юридической помощи с учетом высокой значимости для личности и общества в целом (выделено мной. — Ю.Д.) принимаемых в уголовном судопроизводстве решений»7. Полагаю, что подавляющее большинство современных российских адвокатов соответствуют этой характеристике.

Говоря о поисках баланса между публичным и частным интересом, я отмечал его отсутствие в Конституции, но это не означает, что юридически его нет вообще. В ряде решений Конституционного Суда предпринимается попытка этот баланс установить. Например, Постановлением Конституционного Суда от 4 февраля 1992 г. № 2-П запрещается дискриминация граждан по любым признакам, а не только установленным Конституцией8; Постановлением от 27 января 1993 г. № 1-П декларируется принцип справедливости, гарантированности государством прав и свобод человека и гражданина9; Постановление от 17 сентября 1993 г. № 17-П проводит различие между ограничением и ущемлением прав человека, не допуская применения последнего10; и, наконец, устанавливается принцип соразмерности ограничения прав и свобод частью 3 ст. 55 (Постановление от 13 июня 1996 г. № 14-П и от 27 апреля 1998 г. № 12-П)11.

Известный российский юрист В.В. Лазарев выделяет еще ряд правовых позиций Конституционного Суда, являющихся правовой основной для дополнения и уточнения статуса человека и гражданина в его взаимоотношениях с государством12. Правда, и Конституционный Суд не всегда последователен в отстаивании своих правозащитных позиций. Так, в Постановлении от 1 февраля 2005 г. № 1-П он признал конституционным ограничение конституционного права граждан на объединение в политическую партию по мотивам «защиты конституционных ценностей»13. Однако причина подобного решения кроется не столько в непринципиальности судей Конституционного Суда, сколько в отсутствии у них поддержки со стороны гражданского общества.

При этом необходимо подчеркнуть, что решения Конституционного Суда, в отличие от постановлений Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов России, не имеют решающего значения в формировании позиций судей судов общей юрисдикции и арбитражных. Следовательно, доводить эти решения до сознания названных судей и использовать для аргументации позиции защиты — обязанность адвокатов, участвующих в деле. Кстати, это и будет реализация на практике содержания упомянутой мною выше ст. 18 Конституции, которая объявляет права и свободы человека и гражданина непосредственно действующими и гарантирует их обеспечение правосудием.

Выше уже отмечалось, что действующая Конституция России никак не определяет статус еще одного важного субъекта гражданского общества — юридических лиц, составляющих основу бизнес-сообщества. Это сообщество также представляется весьма разобщенным объективными мотивами конкуренции и погони за прибылью. Но, как правильно отметил в свое время один из поэтов, «русские, вас сплотит беда». А, когда у бизнесмена случается беда, он вспоминает об адвокате. Таким образом, деятельность корпоративных юристов, обслуживающих интересы субъектов рыночных отношений,  — это тоже один из способов консолидации интересов членов гражданского общества.

Подводя итог сказанному, необходимо высказать несколько практических предложений, направленных на повышение статуса адвокатуры и усиление ее роли в формировании гражданского общества в России. Во-первых, не допустить внесения изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», предлагаемых Министерством юстиции и Правительством России, в том числе используя для этого авторитет нашего уважаемого коллеги, назначенного членом Общественной палаты Российской Федерации. Во-вторых, разработать предложения по усилению гарантий независимости адвоката и повышению роли адвокатского сообщества в российском обществе. В частности, учитывая высокую степень консолидации современного адвокатского сообщества, предусмотреть возможность косвенного участия адвокатуры (в лице Федеральной и региональных адвокатских палат) в реализации законодательной инициативы в соответствующих парламентах по образцу прокуратуры. Как известно, часть 4 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» делегирует прокуратуре право участия в правотворческой деятельности14. Могу внести первое конкретное предложение в этой области — о внесении в гл. 7 Конституции России специальной статьи, определяющей правовой статус и основные полномочия адвокатуры России.

В-третьих, рассмотреть на специальных собраниях адвокатских сообществ конкретные меры по расширению участия адвокатуры в осуществлении правозащитных функций и консолидации правозащитных организаций соответствующих уровней. В-четвертых, необходимо искать способы продвижения адвокатов в руководящие органы общественных объединений и на выборные должности соответствующих региональных и муниципальных органов публичной власти.

1 Доклад на Всероссийской научно-практической конференции «Роль адвокатуры в становлении гражданского общества в России» (Саратов, 16 декабря 2005 г.).

2 См.: Проект Конституции Российской Федерации (подготовлен Конституционной комиссией Российской Федерации) // Конституционный вестник. — 1993. — № 16. — С. 20—25.

3 См.:  Семеняка Е. Уроки справедливости // Российская газета. — 2005. — С. 16.

4 См.: Проект Федерального закона об изменении Закона об адвокатуре, подготовленный Министерством юстиции России // Текущий архив Министерства юстиции Российской Федерации за 2005 г.; Постановление Правительства Российской Федерации от 22 августа 2005 г. № 534 «О проведении эксперимента по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам» // СЗ РФ. — 2005. — № 35. — Ст. 3615.

5 См.: Лапаева В.В. Ограничение прав и свобод человека и гражданина: подходы к выработке правовой позиции // Законодательство и экономика. — 2005. — № 6. — С. 7—8.

6 См.: СЗ РФ. — 2002. — № 23. — Ст. 2102.

7 См.: СЗ РФ. — 1997. — № 7. — Ст. 871.

8 См.: ВСНД РСФСР. — 1992. — № 13. — Ст. 669.

9 Там же. — 1993. — № 14. — Ст. 508.

10 См.: ВКС. — 1994. — № 6.

11 См.: СЗ РФ. — № 26. — Ст. 3185; Там же. — 1998. — № 18. — Ст. 2063.

12 См.: Лазарев В.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. — М., 2003. — С. 163—171.

13 См.: СЗ РФ. — 2005. — № 6. — Ст. 491. Более подробно о позиции автора см.: Дмитриев Ю.А. Вновь о политических партиях // Журнал о выборах.  — 2005.  — № 4. — С. 15—18.

14 См.: СЗ РФ. — 1995. — № 47. — Ст. 4472.

PAGE  12


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

49493. Vетоды проектирования линейной части цифровой волоконно-оптической системы передачи данных 1.3 MB
  Разработана линейная часть волоконнооптической системы передачи данных со следующими параметрами: а число каналов 4320 288 из них не заняты; б рабочая длины волны 1310 мкм; в протяженностью трассы 612 км; г метод прокладки: подвес вдоль ж д; д минимальный энергетический запас 4 дБ; е компенсация дисперсии на трассе не требуется; ж оптическое волокно марки OFS llWve; з марка кабеля ОФС ДТ 865 8; и семь регенерационных пунктов; к избыточностью системы 67; л стоимостью каналокилометра: ; м коэффициентом готовности 0. Так...
49495. Определение в планируемом периоде количества ТО и КР 287.5 KB
  Каждому типу машин присуще свое определенное распределение трудоемкости по видам работ. Удельный вес видов работ в общем, объеме трудоемкость остается без существенных изменений, несмотря на совершенствование технологии ремонта и снижение общих трудозатрат на ремонт машин данного типа.
49496. Разработка стенда для диагностирования системы охлаждения 1.15 MB
  Ремонтно-механические мастерские, как правило, работают в одну смену, и только при большой загрузке и в целях лучшего использования дорогостоящего оборудования механические отделения и некоторые другие участки иногда работают в две смены.
49497. Проект ОКС 7 на ГТС с УВС и УИС 717 KB
  ОКС7 предоставляет универсальную структуру для организации сигнализации сообщений сетевого взаимодействия и технического обслуживания телефонной сети. SS5 и более ранние версии использовали принцип сигнализации в линии где информация необходимая для соединения передавалась специальными тонами DTMF в телефонной линии известной как Bканал. Такой тип сигнализации создавал уязвимость в безопасности протокола поскольку злоумышленник мог эмулировать набор служебных...
49498. Система автоматического регулирования частоты вращения ДПТ 857 KB
  Область применения системы. Принцип работы системы. Передаточные функции системы. Анализ структурной устойчивости САР 20 Коэффициент усиления системы в разомкнутом состоянии.
49499. РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА ИЗГОТОВЛЕНИЯ ДЕТАЛИ 671 KB
  Физическая сущность процесса сварки заключается в образовании прочных связей между атомами или молекулами на соединяемых поверхностях заготовок. Экономическая эффективность применения сварки по сравнению с механическими способами соединения деталей и литьем заключается в экономии металла снижении трудоемкости работ и технологической гибкости процесса.д Все способы сварки условно делятся на две группы. К первой относятся способы сварки при которых соединение получается за счет расплавления металла.
49501. РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА ИЗГОТОВЛЕНИЯ ДЕТАЛИ 416 KB
  Технологический процесс изготовления заготовок. Технологический процесс изготовления детали. технологический процесс изготовления детали.