66137

РАЗГРАНИЧЕНИЕ КОНТРОЛЬНОЙ И НАДЗОРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СФЕРЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ

Научная статья

Политология и государственное регулирование

Следует отметить подобный подход к пониманию объектов управления так как учитывая неразрывную связь категорий управления контроля и надзора они должны пользоваться единым терминологическим аппаратом. Пожалуй наиболее точным определением сущности контроля...

Русский

2014-08-14

89 KB

2 чел.

А. ШАФРАНОВ

РАЗГРАНИЧЕНИЕ КОНТРОЛЬНОЙ И НАДЗОРНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СФЕРЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ

В условиях одновременного проведения реформы электроэнергетики и административной реформы большое значение приобретает уяснение сущности государственной управленческой деятельности и отдельных ее проявлений, в том числе административного надзора.

Управление как организующая функция присуще почти всем системам, включая социальную. В общем виде управление можно рассматривать как целеполагающее, организующее и регулирующее воздействие на общественную жизнедеятельность, осуществляемое как непосредственно, так и через специально созданные структуры (государство, общественные объединения, партии, фирмы, кооперативы, предприятия, ассоциации, союзы)1.

Одним из видов управления является государственное управление — категория, в достаточной степени изученная юридической наукой. Так, например, Ю.А. Тихомиров отмечает, что государственное управление есть организованный процесс руководства, регулирования и контроля государственных органов над развитием сфер экономики и культуры, иных сфер государственной жизни2.

По мнению И.Я. Дюрягина, «исходя из широкого понимания государственного управления, в число правоприменительных (как форм управленческих отношений), очевидно, должны включаться отношения по применению права всеми органами государства (Советами, судами, прокуратурой и др.) а не только органами управления»3. Следовательно, в определенном смысле государственное управление — это «властно, упорядочивающее воздействие субъекта управления — государства на объекты управления — общество, различные социальные образования и отдельных членов общества»4.

Следует отметить подобный подход к пониманию объектов управления, так как, учитывая неразрывную связь категорий управления, контроля и надзора, они должны пользоваться единым терминологическим аппаратом.

В связи с этим интересно мнение В.Г. Афанасьева, который говорит об условности разграничения субъекта и объекта управления, возможности «их переплетения, относительности, перемены ролями»5. Подобный тезис особенно важен в настоящее время, в условиях развития демократического общества и государства, когда связь между управляющей и управляемой системами носит двусторонний, а не односторонний характер, и общество должно иметь значительные рычаги воздействия на государственный управленческий аппарат, который рассматривается в качестве «нанятого управляющего»6.

Государственное управление многогранно и охватывает различные типы отношений. Так, Ю.М. Козлов выделяет три типа отношений, включенных в сферу управления: «объект — объект», «субъект — субъект», «субъект — объект»7.

Рассмотрение управленческих отношений в подобном аспекте чрезвычайно важно для уяснения системного характера государственной управленческой деятельности, так как ее интересуют и отношения внутри управляемой системы (отношения «объект — объект», то есть обычные взаимодействия между гражданами, организациями в результате хозяйственной или иной деятельности, связанные с реализацией их субъективных прав и обязанностей), и отношения внутри управляющей системы (отношения «субъект — субъект», то есть отношения по координации, отношения подчиненности внутри государственного управленческого аппарата), а также собственно отношения между управляющей и управляемой системами, то есть отношения «субъект — объект».

Как известно из теории науки управления, управление предполагает взаимодействие между управляющей и управляемой системами и обладает свойствами процессуальности и цикличности8.

Управляющая система реагирует на потребности управляемой системы путем совершения определенных действий, принятия определенных решений. То есть изначально происходит взаимодействие «субъект — объект» (выявление потребности и формирование на ее основе управленческой цели), затем отношения «субъект — субъект» (взаимодействие государственных органов при выработке решения, планировании и совершении организационно-управленческих действий, необходимых для достижения поставленной управленческой цели). После этого возникают отношения «субъект — объект», связанные с реализацией принятых решений. При этом управляющая система должна отследить получение необходимого результата (удовлетворение изначальной потребности, то есть достижение управленческой цели) и откорректировать решение в случае его неэффективности, а также устранить иные препятствия, в том числе и в рамках охранительных отношений.

Таким образом, в самом общем виде описан простейший управленческий цикл. Изменчивость социальной жизни и возникающих в ней отношений влечет возникновение новых и новых целей управления, требующих решения, — так продуцируются новые управленческие циклы. И в рамках каждого из них важна функция отслеживания исполнения  принятых решений и достижения поставленных целей. Эта функция присуща любому управлению и получила название контрольной9.

Пожалуй, наиболее точным определением сущности контроля является определение его в качестве функции, состоящей в выявлении отклонений фактических параметров управленческой деятельности от нормативных10. Это позволяет предельно точно определить сущность контроля и формализовать контрольную функцию вплоть до определенных количественных и качественных показателей (параметров), которые отслеживаются в процессе контроля.

Следует отметить, что сам контроль в юридической науке рассматривается в широком и узком аспектах: как функция государственного управления11 или как специфическая деятельность государственных органов12. Контроль может рассматриваться и в аспекте контроля гражданского общества над деятельностью государственных органов13.

В настоящей статье рассмотрение контроля в рамках государственного управления осуществляется в целях уяснения места и роли административного надзора, поэтому относительно подробно будут освещаться лишь аспекты контроля, связанные с пониманием его как функции государственного управления и особым видом государственной управленческой деятельности.

Контроль пронизывает все сферы деятельности государственного управления. Он присущ отношениям как внутри управляющей системы (внутренний, или внутриведомственный контроль), так и отношениям управляющей и управляемой систем (внешний, или надведомственный контроль)14. Юридическая наука довольно много внимания уделяет изучению контрольной функции государственного управления. Следует отметить, что этот вопрос изучался во все периоды развития нашего государства, в том числе тщательной проработке он подвергался и в советское время. Поэтому научно-теоретическая основа изучения контрольной функции государственного управления достаточно внушительна. Так, например, установлено, что контроль присущ всем органам государственной власти, включая исполнительную, законодательную и судебную власть. Большими контрольными полномочиями обладает Президент Российской Федерации.

Иначе обстоит дело с изучением контроля как вида деятельности. Здесь зачастую происходит отождествление контрольной и надзорной деятельности, поэтому этот вопрос требует дополнительного освещения в рамках настоящей статьи в части разграничения контроля и надзора как специфической деятельности государственных органов.

Почти не вызывает сомнений тезис о том, что надзор является формой контрольной функции. Это подтверждается определением сущности надзора, сформулированным В.М. Савицким: «Сущность всякого надзора заключается в наблюдении за тем, чтобы соответствующие органы и лица в точности выполняли возложенные на них задачи, соблюдали установленный законом порядок отправления порученных им обязанностей и чтобы в случае нарушения этого порядка были приняты меры к восстановлению законности и привлечению виновных к надлежащей ответственности»15.   

Из приведенного определения сущности надзора можно заключить, что он охватывает далеко не все аспекты контрольной функции. Если сущность контроля состоит в проверке на соответствие заданным параметрам, то набор этих параметров может быть очень вариативным, включать различные количественные и качественные характеристики. Контроль охватывает любые аспекты деятельности, включая проверку целесообразности ее осуществления, то есть соответствие действий поставленным целям.

Надзор не решает всего комплекса поставленных перед контрольной функцией задач. При надзоре речь идет о наблюдении за соблюдением формы: проверяются процедуры, порядок, правильность исполнения поручений. Полученный результат остается за рамками надзора.

В то же время нельзя утверждать, что надзор не интересуется результатом, возникающим в поднадзорных отношениях. В ходе надзора происходит наблюдение за реализацией прав в субъективном смысле. Особенно четко это прослеживается при поведении прокурорского и судебного надзора, однако элемент надзора за реализацией права в субъективном смысле присутствует и в административном надзоре. Это отражено и в целях осуществления административного надзора: в большинстве случаев к ним относятся обеспечение прав и свобод граждан, безопасности жизни и здоровья.

Сущность надзора — проверка правильности исполнения, то есть надзор за определенной деятельностью, за определенными правоотношениями, в ходе которых происходит реализация права, как в объективном, так и в субъективном смысле. Фактически надзор осуществляется за правильностью реализации правовых норм. В случае нарушения порядка их реализации возникают охранительные правоотношения в виде реакции надзорного органа, выраженной в соответствии с предоставленными ему полномочиями. Однако это происходит только при нарушении конкретных правовых норм. При осуществлении надзора не происходит оценки целесообразности существования тех или иных отношений, целесообразности реализации тех или иных субъективных прав или обязанностей.

Таким образом, надзор предстает неким обезличенным механизмом проверки соответствия конкретных правоотношений конкретным правовым нормам. В правовом государстве, построенном на основе принципа разделения властей, где основное количество норм устанавливается законодательным органом, очевидно, что основная масса надзорной деятельности будет сконцентрирована в пределах исполнительной власти, так как именно органы исполнительной власти в основном наделены полномочиями на реализацию в различных формах норм права, но при этом не имеют возможности воздействовать на содержание этих норм, оценивать целесообразность их существования.

С точки зрения эффективности организации деятельности надзор — эффективная технология осуществления контрольной функции надзорных органов, так как параметры поднадзорного объекта четко определены на уровне правовых норм и любые отклонения от их требований могут служить основанием для возникновения охранительных правоотношений.

Таким образом, надзор является формой реализации контрольной функции в рамках государственного управления. Если понимать контроль в широком смысле. При рассмотрении контроля в узком смысле, как деятельности государственных органов, часто возникает смешение понятий «контроль» и «надзор». Это смешение допускает даже законодатель, иногда отождествляя, иногда подменяя данные понятия. Особенно часто смешение данных понятий в таком контексте происходит в рамках деятельности исполнительной власти.

Очевидно, что нужно признать неотъемлемость существования контрольной функции в рамках государственного управления. Значение этой функции многогранно и охватывает почти все аспекты государственно-управленческой деятельности.

Следует согласиться с мнением В.Е. Чиркина, который считает, что контрольная деятельность в той или иной форме присуща почти всякому государственному органу16. Тем сильнее потребность в разграничении контроля и надзора.

По мнению Л.А. Николаевой, изучение организации и деятельности отдельных органов, выполняющих правообеспечительные функции, в определенной степени способствовало разрешению проблемы контроля-надзора17. Разграничение здесь проводится по принципу: если проверка ведется в качестве основной (единственной) — это надзор. Однако при таком подходе не принимается во внимание то обстоятельство, что контроль и надзор являются самостоятельными и различными по правовой природе правовыми формами обеспечения законности. Происходит отождествление понятий надзора и контроля, часто встречаемое и в законодательстве, которое не содержит единого понимания контроля и надзора.

До 80% федеральных законов отождествляют понятия контроля и надзора, не разграничивая их и употребляя в одинаковом значении.

Единственное определение государственного контроля (надзора) дано в Федеральном законе от 8 августа 2001 г. № 134-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)»18. В нем государственный контроль (надзор) определяется как проведение проверки выполнения юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем при осуществлении их деятельности обязательных требований к товарам (работам, услугам), установленных федеральными законами или принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами. Таким образом, закон не разделяет понятия контроля и надзора, устанавливая для этих функций одинаковые субъекты контроля (надзора), объекты и одинаковые методы контроля (надзора). Более того, контроль (надзор) не определяется в законе как функция государства (государственных органов и/или должностных лиц). Отдельно в законе определяются мероприятия по контролю (когда надзор не употребляется в скобках как тождественное понятие), однако в определении надзор употребляется как синоним контроля. Под мероприятиями по контролю закон понимает совокупность действий должностных лиц органов государственного контроля (надзора), связанных с проведением проверки выполнения юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем обязательных требований, осуществлением необходимых исследований (испытаний), экспертиз, оформлением результатов проверки и принятием мер по результатам проведения мероприятий контроля. К основным понятиям, используемым в Федеральном законе, относятся всего три понятия — государственный контроль (надзор), мероприятия по контролю и саморегулируемая организация. Не затронуто такое важное понятие в сфере контроля и надзора, которое, кстати, употребляется далее в тексте закона, как «орган государственного контроля (надзора)». Необходимо привести понятия, используемые в законе, к единому употреблению. Так, если отождествлять понятия контроля и надзора, то необходимо употреблять контроль и надзор вместе по всему тексту и не допускать других терминов.

Полномочия контрольных и надзорных органов (зачастую надзорные органы могут осуществлять контрольные функции, и наоборот) в каждом виде контроля и надзора различаются. Основная форма деятельности таких органов для исполнения подобных полномочий — проведение проверок. По результатам таких проверок органы уполномочены совершать различные действия, которые могут быть как прямого, так и косвенного действия.

Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании»19 также не различает понятия надзора и контроля применительно к государственному контролю (надзору). Глава 6 Закона посвящена государственному контролю (надзору) над соблюдением технических регламентов. Закон определяет органы и субъекты государственного контроля (надзора), но не дает четкой дефиниции контроля и надзора. К органам государственной власти, уполномоченным выполнять контрольные (надзорные) функции за соблюдением технических регламентов, относятся: федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ и подведомственные им государственные учреждения. Помимо перечисленных субъектов контроля (надзора), государственный контроль (надзор) может осуществляться должностными лицами органов государственного контроля. Таким образом, по смыслу Закона контроль и надзор в данной области могут проводить любые органы исполнительной власти, как министерства, так и федеральные службы и федеральные агентства, что вступает в противоречие с принципами административной реформы, проводимой в Российской Федерации, и подзаконными актами, изданными для реализации реформы органов исполнительной власти.

Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»20 вводит понятие «федеральный надзор», однако не дает его определения. В этом Законе, в отличие от предыдущих, четко определены объекты и субъекты надзора. Так, федеральный надзор в области промышленной безопасности организуется и осуществляется в целях проверки выполнения организациями, эксплуатирующими опасные производственные объекты, требований промышленной безопасности. Принципиальным отличием от контрольной функции можно считать закрепленный в Законе принцип самостоятельности и независимости  поднадзорных организаций. В связи с этим четко определены субъекты надзора: федеральный орган исполнительной власти в области промышленной безопасности, его территориальные органы и другие федеральные органы исполнительной власти.

Одно из основных направлений обеспечения безопасности дорожного движения в соответствии с Федеральным законом от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения»21 — государственный контроль и надзор за выполнением законодательства Российской Федерации, правил, стандартов, технических норм и других нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения. Непосредственно государственному надзору и контролю в области обеспечения безопасности дорожного движения посвящена всего одна статья Закона, которая определяет цели такого контроля (надзора): обеспечение соблюдения законодательства РФ и ее субъектов, правил, стандартов, технических норм и других нормативных документов в части, относящейся к обеспечению безопасности дорожного движения.

Еще одним нормативным документом, регулирующим вопросы государственного контроля (надзора), является Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 127-ФЗ «О государственном контроле за осуществлением международных автомобильных перевозок и об ответственности за нарушение порядка их выполнения»22. Закон не дает понятия государственного контроля среди основных понятий, но определяет субъект такого контроля — федеральный орган исполнительной власти в сфере транспорта и его территориальные органы (они же — органы транспортной инспекции). Закон вводит понятие «транспортный контроль», которое включает в себя проверку транспортных средств и других документов, предусмотренных международными договорами РФ в области международного автомобильного сообщения. Закон определяет правовые основы мер усиления государственного контроля над соблюдением порядка международных автомобильных перевозок по территории России грузовыми транспортными средствами и автобусами российских и иностранных перевозчиков.

Различные виды контроля (надзора) регламентированы в Федеральных законах «Об экспортном контроле», «О валютном регулировании и валютном контроле», «О государственном контроле за качеством и рациональным использованием зерна и продуктов его переработки»23, в иных документах федерального законодательства.

В работах многих юристов, представляющих разные отрасли правоведения, термины «контроль» и «надзор» также идентичны. Так, по мнению Е.В. Шориной, в системе органов контроля особое место занимает прокуратура24; Г.В. Барабашов и С.А. Авакьян включают прокурорский надзор в так называемый общий контроль25; А.В. Мицкевич также объединяет понятия контроля и надзора за соблюдением законов единым термином «надзор», в частности, отмечая: «Этот надзор осуществляется прокуратурой, судом, органами народного контроля и другими правоохранительными органами»26.

Недостаточную четкость в разграничении надзора и контроля ярко выразил Д.М. Овсянко, определив, что «в ряде случаев вряд ли вообще можно отделить контрольные функции от надзорных... Поэтому в законодательстве не всегда четко проводится разграничение между контрольными и надзорными функциями»27.

Некоторые авторы считают, что контроль можно понимать как совокупность контролирующих государственных органов (например, пожарный, газовый надзор, карантинная инспекция, ГИБДД, землеустроительная служба, налоговая служба и др.). Однако и здесь проявляется дуализм в понимании контроля и надзора, вернее, подмена понятий.

Представляется, что можно выделить следующие отличительные черты контроля и надзора как деятельности:

1. Контролирующий орган преследует цель обеспечить не только законность, но и целесообразное государственное управление. Напротив, реализация функции надзора связана с потребностью точного и неуклонного исполнения закона и не сопровождается оценкой целесообразности принятых актов и совершенных действий.

2. Контролирующие органы, как правило, наделены административными полномочиями, в том числе полномочиями на принятие решений, исполнение которых они зачастую и контролируют.

3. Организационная обособленность надзорных органов. Как правило, надзорные органы действовали в виде самостоятельных органов даже до административной реформы, а с ее проведением получили особый статус федеральных служб. Контроль может осуществляться любыми исполнительными органами.

1 Атаманчук Г.В. Теория государственного управления. — М., 1997. — С. 29—30.

2 См.: Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. — М.: БЕК, 1995. — С. 102.

3 См.: Дюрягин И.Я. Право и управление. — С. 96.

4 См.: Курашвили Б.П. Очерк теории государственного управления. — М.: Наука, 1987. — С. 72.

5 См.: Афанасьев В.Г. Некоторые проблемы управления. — М., 1960. Вып. 13. — С. 77.

6 Сморгунов Л.В. Сравнительный анализ политико-административных реформ: от нового государственного менеджмента к концепции «governance» // Полис. — 2003. — № 4. — С. 52.

7 См.: Козлов Ю.М. Административные правоотношения. — М., 1976. — С. 17.

8 См., например: Атаманчук Г.В. Теория государственного управления. — М., 1997. — С. 38; Anderson J. Public Policymaking: An Introduction. — Boston, 1994. — P. 4.

9 См., например: Тарасов A.M. Государственный контроль: сущность, содержание, современное состояние // Журнал российского права. — 2002. — № 1. — С. 26; Шохин CO., Воронина Л.И. Бюджетно-финансовый контроль и аудит. — М.: Финансы и статистика, 1997. — С. 7.

10 Савенко О.Е. Контрольная функция государственных органов. Дисс. … канд. юрид. наук. — М., 2004. — С. 41.

11 См., например: Тарасов A.M. Государственный контроль: сущность, содержание, современное состояние // Журнал российского права. — 2002. — № 1. — С. 26.

12 См., например: Акопов Л.В. Контроль в управлении государством. Дисс. … докт. юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2002. — С. 200—202.

13 Там же. С. 124—126.

14 Студеникина М.С. Государственные инспекции в СССР. — М.: Юридическая литература, 1987. — С. 76.

15 См.: Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. — С. 27.

16 См.: Чиркин В.Е. Контрольная власть // Государство и право. — 1993. — № 4. — С. 11.

17 См.: Николаева Л.А. Теоретические и практические проблемы обеспечения законности в советском государственном управлении. Дисс. ... докт. юрид. наук. — Л., 1973. — С. 17.

18 СЗ РФ. — 2001. — № 33 (часть I). — Ст. 3436.

19 СЗ РФ. — 2002. — № 52 (часть I). — Ст. 5140.

20 СЗ РФ. — 1997. — № 30. — Ст. 3588.

21 СЗ РФ. — 1995. — № 50. — Ст. 4873.

22 СЗ РФ. — 1998. — № 31. — Ст. 3805.

23 Федеральный закон от 18 июля 1999 г. № 183-ФЗ «Об экспортном контроле» // СЗ РФ. — 1999. — 30. — Ст. 3774; Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» // СЗ РФ. — 2003. — 50. — Ст. 4859; Федеральный закон от 5 декабря 1998 г. № 183-ФЗ «О государственном контроле за качеством и рациональным использованием зерна и продуктов его переработки» // СЗ РФ. — 1998. — № 49. — Ст. 5970.

24 См.: Шорина Е.В. Контроль за деятельностью органов государственного управления. — М., 1981.— С. 110.

25 См.: Авакьян С.А., Барабашов Г.В. Советы и совершенствование деятельности местных контрольных органов // Вестник МГУ. Сер. «Право». — 1984. — № 1. — С. 14.

26 См.: Основы теории государства и права: Советское государственное право. — М., 1990. — С. 65.

27 См.: Овсянко Д.М. Административное право. — М.: Юристъ, 1997. — С. 169.

PAGE  16


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

69154. СИЛОВЫЕ СХЕМЫ, КОНСТРУКЦИЯ И РАБОТА КРЫЛЬЕВ 2.83 MB
  В обычной конструкции крыла силовыми элементами являются рис.1: обшивка; лонжероны и стрингеры продольный набор крыла; нервюры поперечный набор крыла; соединения заклепочные болтовые сварные или клеевые. Конструкция крыла 1 обшивка; 2 лонжерон; 3 стрингер; 4 нервюра; 5 соединения...
69155. СТРЕЛОВИДНЫЕ КРЫЛЬЯ 740.5 KB
  Нормальные нервюры могут устанавливаться перпендикулярно к оси крыла рис. вдоль хорд фактического обтекания крыла потоком рис. Если они поставлены по потоку то форма профиля в плоскости фактического обтекания крыла выдерживается лучше.
69156. Устройства, улучшающие взлетно-посадочные характеристики самолета 354 KB
  Устройства улучшающие взлетно посадочные характеристики самолета повысить несущие свойства крыла cyS можно обычными средствами механизации или энергетическими которые обеспечивают увеличение подъемной силы за счет силовой установки. Средства механизации повышают несущие свойства крыла.
69157. ИСТОРИЯ РАЗИТИЯ САМОЛЕТОВ. ЭТАПЫ ИХ СОЗДАНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ 385.5 KB
  Полет на аппаратах легче воздуха называется воздухоплаванием а на аппаратах тяжелее воздуха авиацией от латинского vis птица. Процесс развития самолетов обусловлен взаимным влиянием и взаимодействием между наукой производством и эксплуатацией самолетов.
69158. КОНСТРУКЦИЯ САМОЛЕТОВ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ 1.55 MB
  Основные агрегаты самолета Самолеты относятся к летательным аппаратам тяжелее воздуха им характерен аэродинамический принцип полета. У самолетов подъемная сила Y создается за счет энергии воздушного потока омывающего несущею поверхность которая неподвижно закреплена относительно...
69159. НАГРУЗКИ САМОЛЕТА ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ МАНЕВРОВ 884 KB
  В полете на самолет действуют: рис.1: тяга двигателя Р; аэродинамические силы подъемная сила Y и лобовое сопротивление Q; сила тяжести G. Эти силы показаны для самолета рассматриваемого в виде материальной точки. В общем случае силы действующие на самолет не находятся в равновесии.
69160. НАГРУЗКИ САМОЛЕТА ПРИ ПОЛЕТЕ В НЕСПОКОЙНОМ ВОЗДУХЕ 2.03 MB
  Турбулентность атмосферы Перегрузки от действия неспокойного воздуха возникают при движении воздуха направление которого не совпадает с направлением полета самолета или при турбулентных пульсациях воздуха. На высотах которые больше 1000 м эти потоки затухают и полет...
69161. НОРМЫ ПРОЧНОСТИ САМОЛЕТОВ. ОСНОВНЫЕ РАСЧЕТНЫЕ СЛУЧАИ НАГРУЖЕНИЯ САМОЛЕТА 729 KB
  В странах СНГ в настоящее время эксплуатируется большое количество самолетов, которые проектировались и изготавливались в соответствии с Едиными Нормами летной годности гражданских самолетов (ЕНЛГС). Они действовали до распада СССР.
69162. НАЗНАЧЕНИЕ КРЫЛА И ТРЕБОВАНИЯ К НЕМУ 1.53 MB
  Крыло — несущая поверхность самолета, которая служит для создания аэродинамической подъемной силы, необходимой для обеспечения полета и маневров самолета на всех режимах, предусмотренных ТТТ. Крыло принимает участие в обеспечении поперечной устойчивости и управляемости...