66634

Научный вклад Павла Андреевича Костычева в почвоведение

Реферат

Исторические личности и представители мировой культуры

Началом подготовки крестьянской реформы стало учреждение по указу Александра II в январе 1857 секретного комитета для обсуждения мер по устройству быта помещичьих крестьян главной задачей которого была отмена крепостного права с обязательным наделением крестьян землей.

Русский

2014-08-25

922 KB

65 чел.

Московский Государственный Университет им. М. В. Ломоносова

Факультет Почвоведения
Кафедра Радиоэкологии и Экотоксикологии

Реферат на тему:

«Научный вклад Павла Андреевича Костычева

в почвоведение»

Выполнила: Матвеева Наталья

Преподаватели:

                                                                                      Красильников П.В.

                                                                                      Прокофьева Т.В.

                                                                                                

2013


Содержание

Введение…………………………………………………………………………3

Общественно-историческое положение в России во второй половине ХIХ  века……………………………………………………………………………….4

Биография Павла Андреевича Костычева……………………………………..8

Значение работ П.А. Костычева для почвоведения………………………….15

Библиография…………………………………………………………………...22

Список литературы……………………………………………………………..25

Введение

Павел Андреевич Костычев занимал особое, выдающееся положение среди почвоведов. Опытный химик (как теоретик, так и практик), он был в то же время микробиологом, геоботаником и агрономом. Ни одна отрасль естествознания и сельского хозяйства, соприкасающаяся с почвоведением, не была чужда ему… Богатая эрудиция Павла Андреевича и целый ряд самостоятельных исследований создали ему громкую, почетную и авторитетную известность как в России, так и за границей. Имя Костычева как ученого – это  одно из тех имен, за которыми – в историческом развитии научных дисциплин – закрепляется прочная и благодарная память.

Общественно-историческое положение в России во второй половине ХIХ века

Вторая половина  XIX  века  занимает  особое  место  в  истории  России. Это время многочисленных реформ и преобразований.

Поражение в Крымской войне знаменовало собой крах всей политической системы, созданной Николаем I, показало насущную необходимость глубоких социально- экономических преобразований и, прежде всего, ликвидации крепостного права.

Началом подготовки крестьянской реформы стало учреждение по указу Александра II в январе 1857 секретного комитета "для обсуждения мер по устройству быта помещичьих крестьян", главной  задачей  которого  была  отмена  крепостного права с обязательным наделением крестьян землей. Затем такие  комитеты  были созданы по губерниям. В результате их  работы  была  разработана  реформа  по  отмене крепостного права для всех районов страны с учетом  местной  специфики.  Для различных  районов  были  определены  максимальная  и  минимальная  величины передаваемого крестьянину надела. 

Подготовка реформы сопровождалась ростом радикальных настроений в обществе (особенно среди студенческой молодёжи).

Реформы 1860-70-х гг. стали результатом своеобразного компромисса между либералами-реформаторами и консерваторами. Отмена крепостного права и другие реформы 1860-70-х гг. создали условия для развития капиталистических отношений, ускоренной модернизации экономики страны. Однако преобразования мало коснулись социально- политической сферы: оставались незыблемыми самодержавие, помещичье землевладение, сословное деление общества, сохранялись пережитки крепостничества, тормозившие процесс поступательного развития страны. По мере развития страны это противоречие углублялось и становилось причиной социальных катаклизмов.

В сельском хозяйстве капиталистические отношения развивались как в помещичьем, так и в крестьянском хозяйстве. Продолжавшийся процесс освоения южных и восточных территорий сопровождался интенсификацией и специализацией сельскохозяйственного производства, дальнейшей социальной дифференциацией крестьянства, постепенным переходом помещиков от отработочной системы ведения хозяйства к капиталистической. На Юге и Юго-Востоке Европейской России расширялись посевные площади, росло население (за счёт притока из центральных губерний), активно применялся наёмный труд сезонных рабочих, приходивших на заработки из других губерний. В Чернозёмной полосе, на Юге и Юго-Востоке увеличивались посевы экспортных зерновых культур - пшеницы и ячменя. За 20 лет объём перевозок хлебных грузов по железным дорогам возрос вдвое (с 311,9 млн. пудов в 1876-78 до 620 млн. пудов в 1898-1902). Другие районы специализировались на производстве технических культур: сахарной свёклы (юго-западные и южночернозёмные губернии), картофеля для винокурения, льна (губернии Нечернозёмной полосы), хлопка (Туркестан и Закавказье), на товарном животноводстве (район молочного скотоводства охватывал прибалтийские, западные, северные и центральные губернии; Юг и Юго-Восток Европейской России представляли собой район экстенсивного нагульного мясного скотоводства).

Но так как всё ещё огромные земельные площади находились в руках помещиков. На каждые 100 десятин крестьянских земель в Центрально-черноземном районе приходилось 56 десятин помещичьей земли,
а в Центрально-промышленном ≈ 30. После отмены крепостного права помещикам пришлось перестраивать свое хозяйство на рыночных началах. Они имели возможность организовать систему хозяйства, переходную от барщинной к капиталистической. Сделанные во время реформы
отрезки заставляли крестьян арендовать землю у помещика. Но нередко они не могли предложить ему в качестве арендной платы
ничего, кроме своего труда. Так возникла отработочная система хозяйства. С барщинной она была сходна тем, что крестьянин
и здесь обрабатывал помещичью землю своим рабочим скотом и инвентарем. Чтобы сильнее закабалить крестьян, помещик
прибегал к зимнему найму (договор о найме заключался зимой, когда у крестьян заканчивался хлеб и они соглашались на любые
условия). Подобные формы эксплуатации получили название полукрепостнических.

Вообще после 1861 г. отношение помещиков к крестьянам сильно изменилось. Раньше помещик нередко жалел своих
крестьян, приходил к ним на помощь (как-никак все же собственность). Теперь он готов был выжать из них все соки
и бросить на произвол судьбы. Только наиболее гуманные и дальновидные помещики, работавшие в земствах, старались как-
то восполнить нарушенные отношения и сблизиться с крестьянством на почве общих интересов местного хозяйства.

В крупных помещичьих и зажиточных крестьянских хозяйствах внедрялись технические новшества и передовые технологии сельскохозяйственного производства, однако основная масса крестьян придерживалась традиционной трёхпольной системы. Общинное землевладение с его переделами земли и чересполосицей затрудняли введение многопольной системы и севооборотов, применение усовершенствованных, высокопроизводительных орудий.
Изменения коснулись всех сфер деятельности.

 Российская  наука  вышла  на   новый   уровень,   дифференцировалась   на фундаментальную  и  прикладную.  Многие  научные  открытия   и   технические новшества стали достоянием мировой науки и техники.

Происходили  значительные  изменения  в   быту.   Развивалось   городское коммунальное хозяйство. Мостились улицы (обычно булыжником),  улучшалось  их освещение — керосиновые, газовые, затем электрические  фонари.  В  60-е  гг. был  построен  водопровод  в  Петербурге  (в   Москве,   Саратове,   Вильне, Ставрополе он существовал до 1861  г.)  и  семи  губернских  городах  (Риге, Ярославле, Твери, Воронеже и др.), до 1900 г. он появился еще в  40  крупных городах.

 В начале 80-х гг. в городах России появился телефон,  к  концу  XIX  века почти все значительные  города  имели  телефонные  линии.  В  1882  г.  Была проведена первая междугородная линия Петербург — Гатчина. В конце  80-х  гг. вступила в действие линия Москва — Петербург, одна из  наиболее  протяженных в мире.

 Рост населения больших городов вызвал постройку  железных  дорог.  Первая «конка» была организована в начале 60-х гг. в Петербурге, в 70-х  она  стала работать в Москве и Одессе, в 80-х — в Риге, Харькове, Ревеле.  В  90-х  гг. конки начали сменяться трамвайным сообщением. Первый трамвай в России  пошел в Киеве в 1892 г., второй — в Казани, третий — в Нижнем Новгороде.

Но всё же, в народном  сознании  наряду  с  уверенностью  в  своих  силах  уживалась мистическая вера в покровительство или враждебность сверхъестественных  сил, с  трудолюбием  уживалась  безалаберность,  с  добротой  —   жестокость,   с достоинством — покорность.

Биография Павла Андреевича Костычева

Павел Андреевич Костычев родился 12 февраля 1845г. в Москве, в доме тамбовского помещика Петрова. Петров временно перевел родителей Костычева из деревни в Москву для работы по двору, но так как родители его были дворовыми крепостными, то после рождения у них сына уже к севу отправил вместе с помещичьим домом обратно в деревню  Карнаухово Шацкого уезда Тамбовской губернии. Здесь, в обстановке безысходной нужды крепостного крестьянина, протекали детские годы Костычева. Надо заметить, что хоть жизнь Павла Андреевича и была нелегкой, ему сопутствовала удача, и некоторые случившиеся моменты иначе как чудом или везением и назвать нельзя. Самоучкой он овладел грамотой и стал читать все, что попадалось под руку. Слух о способном, грамотном деревенском мальчике дошел до помещика. Петров интересовался новинками агрономии. Он относился к тем землевладельцам, которые уделяли большое внимание достижениям и рекомендациям русских агрономов. Он решил выучить для себя ученого управителя имения. В двенадцать лет П.А. Костычев успешно сдает экзамены в Шацкое училище, принимается во второй класс, а к 15 годам заканчивает его с отличием. Три года он ходил на занятия пешком по 12 км в день до города и обратно. Уже в годы учебы в училище его интересует агрономическая литература, из которой он получает первые сведения об обработке почвы, об эрозии почвы и способах борьбы с ней. Училище Павел Андреевич окончил блестяще и получил «право на преимущества, предоставленные Высочайше утвержденными 28 ноября 1844 года дополнительными правилами к Уставу о Гражданской службе окончившим курс в уездных училищах». Это правило состояло в возможности продолжения образования. Подоспела и реформа крепостного права 1861 года, помещик предоставил ему эту возможность. К отличному свидетельству Петров приложил прошение в Московскую Земледельческую школу о зачислении в нее своего подопечного.

                                                                        «В дирекцию Московской Земледельческой школы майора Павла Петровича Петрова.

Прошение.

Желая поместить на воспитание в школу отпущенного вечно на волю Павла Костычева, покорнейше прошу дирекцию школы его принять и поместить в соответствующий по знаниям его класс.

К сему прошению майор Павел Петров сын Петров руку приложил». (Из архива земледельческой школы) (цит. 1992, Сеят. и хран., кн. 2).

После сдачи экзаменов Павел Андреевич зачисляется в третий класс этой школы, первым директором которой был известный профессор Московского университета М.Г. Павлов - философ, физик и агроном. Поэтому традиционно здесь было хорошо поставлено преподавание химии, ботаники, агрономии. Московская земледельческая школа готовила грамотных управляющих для имений. Благодаря высокому уровню преподавания она сто лет вплоть до 1922 г. сохраняла славу лучшего среднего сельскохозяйственного учебного заведения России.

Закончив обучение с отличием, П.А. Костычев получил «звание Ученого управительского помощника с правами, сему званию дарованными».

О дальнейшей учебе он пока не думал, так как в новую сельскохозяйственную и лесную академию в Петровско-Разумовском принимали только выходцев из обеспеченных семей. Но и тут ему повезло: выручил его директор Земледельческой школы Николай Иванович Анненков, который предложил ему место репетитора. В школе он преподавал историю, географию и статистику, ознакомился с трудами И.М. Комова, А.Т. Болотова, М.В. Ломоносова, М.Г. Ливанова. На его увлечение агрономией большое влияние оказали работы А.В. Советова и И.А. Стебута.

Павел Андреевич мечтал о дальнейшем образовании. С сожалением он оставил Москву и выехал в Петербург, В Земледельческий институт он был зачислен лишь вольнослушателем, так как у него не было даже  аттестата об окончании гимназии. В связи с этим П.А. Костычев с присущей ему напористостью преодолевает барьеры и с разрешения попечителя Петербургского учебного округа сдает в трехдневный срок экзамены, получает свидетельство с отличием об окончании седьмой Петербургской гимназии и летом 1867 года переводится из вольнослушателей в число студентов.

Первая научная работа П.А. Костычева «Исследования Гельригеля над произрастанием хлебных растений» вышла еще в студенческие годы в 1868 г. В ней он рекомендовал проводить вегетационные опыты на почвах и предлагал программы исследований действия основных питательных веществ на растения.

В октябре 1868 г. П.А. Костычев был зачислен лаборантом в химическую лабораторию А.Н. Энгельгардта, который был для него добрым наставником, их дружба и сотрудничество продолжались четверть века.

В 1869 г. П.А. Костычев публикует ряд научных статей по улучшению пищевого режима растений путем внесения в почву органических и минеральных удобрений, а также водного режима за счет своевременной и тщательной обработки почвы. В 1869 г. он опубликовал рецензию на третье издание книги профессора А.В. Советова «О разведении кормовых трав на полях», в которой отмечает недооценку автором изменения круговорота питательных веществ при травосеянии по сравнению с трехпольной системой.

В августе этого же года в «Земледельческой газете» он публикует довольно содержательную и важную в научном отношении статью «Трехпольное хозяйство, плодосмен и искусственное удобрение». В ней он описывает изменение состояния круговорота питательных веществ при переходе от трехполья к плодосменной системе земледелия с подсевом трав. Кроме того, в этой статье он подчеркивает важность применения минеральных удобрений при ведении рационального хозяйства. К таким выводам он пришел, опираясь на исследования Д.И. Менделеева, А.Н. Энгельгардта и И.А. Стебута.

Но и эти счастливые и продуктивные годы не были достаточно благополучными для П.А. Костычева. В 1869 г. он был арестован в связи с протестом студенчества против произвола полиции и бесправия и  вместе с  другими студентами на несколько месяцев был посажен в  Петропавловскую крепость. Однако за полной недоказанностью обвинение было снято, и он получил возможность закончить институт. Но рассчитывать на место преподавателя уже не приходилось, и он жил случайными заработками. Ему помогал А.Н. Энгельгардт обеспечивая временной работой в лаборатории. Но вскоре А.Н. Энгельгардт был арестован и посажен в Петропавловскую крепость, а затем выслан из столицы в свое имение Батищево Смоленской губернии. Это осложнило и материальное положение П.А. Костычева, так как семья требовала твердого заработка. Друзья нашли ему место в лаборатории Министерства финансов. Но он не оставлял своей творческой агрономической деятельности, публикуя статьи, переводы лучших зарубежных трудов по агрономии со своими комментариями применительно к условиям России.

После окончания института он в течение трех лет оставался без постоянной работы. В 1874 году П.А. Костычев издает важную для земледельцев книгу - «Календарь русского сельского хозяина». Известность автора уже была достаточной, чтобы на книгу обратили внимание.

В апреле 1876 г. П.А. Костычев возвратился в Земледельческий институт. По предложению администрации он занимает должность преподавателя по частному растениеводству, а затем профессора, руководителя кафедры земледелия. Он получил прекрасно оборудованную А.Н. Энгельгардтом химическую лабораторию, в которой провел серию экспериментов по изучению форм фосфора в почве и почвенного перегноя.

В ноябре 1877 г. Земледельческий институт был преобразован в Лесной институт. Здесь П.А. Костычев наряду с кабинетом растениеводства организует почвенную лабораторию с химическим уклоном.

В ноябре 1878 года Министерством земледелия и государственных имуществ было утверждено решение ученого совета об организации Сельскохозяйственной химической станции при Лесном институте для анализа почв и удобрений. Эта станция сыграла важную роль в развитии агрохимической науки и стала основной базой для исследований П.А.Костычева по проблемам питания растений фосфором почвы и эффективности фосфорных удобрений.

В Лесном институте он был доцентом по почвоведению и одновременно в течение десяти лет читал приват-доцентский курс почвоведения в Петербургском университете. С 1880 по 1883 гг. Павел Андреевич вел курс почвоведения в Лесном институте в качестве доцента, а затем возглавил кафедру почвоведения с основами земледелия (Кузнецов, 1995).

Свой первый научный доклад о соединениях фосфора в почве П.А.Костычев сделал в 1879 году в Петербурге на VI съезде русских естествоиспытателей и врачей, в работе которого принимали участие крупнейшие русские ученые. В материалах этого съезда была опубликована его статья «О соединениях фосфорной кислоты, в виде которых она сохраняется в почве» (1880). На это научное сообщение обратил внимание Д.И. Менделеев и посоветовал Павлу Андреевичу представить эту работу в качестве магистерской диссертации. После проведения дополнительных исследований и научного анализа экспериментальных данных  П.А.Костычев  сдает магистерский экзамен и в 1881 г. публикует научную работу «Нерастворимые фосфорнокислые соединения почв», которую представляет в качестве магистерской диссертации. 9 ноября 1881 г. в Петербургском университете он защищает диссертацию и ему присуждается ученая степень магистра сельского хозяйства. Его официальными оппонентами были  Д.И.Менделеев и А.В. Советов.

Следует отметить, что материалы магистерской диссертации П.А.Костычева изменили мнение Д.И. Менделеева о фосфоре. Так, Дмитрий Иванович, когда стал землевладельцем в Боблове под Москвой, получал очень высокие урожаи (например, ржи по 60 ц/га). В связи с этим он пришел к заключению, что если не возвращать в почву вынесенные питательные вещества, ее плодородие будет снижаться. Что же касается фосфора, он недооценивал этот важный элемент. «Наши почвы, выражаясь языком практиков, грубы. Их надо еще довести до спелости. Навоз, хорошая обработка и известкование, а не фосфор, нужны нам». Переубедил его П.А.Костычев содержанием своей магистерской диссертации.

В 1882 - 1884 гг. Павел Андреевич публикует по этой же теме серию научных статей, в которых характеризует фосфорные удобрения, их применение и указывает на разногласия по поводу эффективности фосфорной кислоты, разных фосфатов, вносимых в почву с удобрениями. В последующем (в 1888 - 1889 гг.) он возвратился к этой проблеме и опубликовал серию статей «На каких почвах фосфоритная мука увеличивает урожаи. Исследование подзола и причины улучшения его фосфоритной мукой», посвященная А.Н. Энгельгардту; «К вопросу об употреблении разных сортов фосфоритной муки»; «Об удобрении фосфоритной мукой серых земель».

П.А. Костычев высказывал также ряд других весьма важных научных положений, которые впоследствии нашли подтверждение и широкое распространение в практике земледелия.

Так, в своей работе «Обработка и удобрение чернозема» (1892) он впервые поставил вопрос об удобрении черноземных почв известью или мергелем. Он считал, что этот агрохимический прием «может быть очень полезен для тех черноземных почв, в которых мало углекислой извести. ...Присутствие в почве этого вещества устраняло бы возможность появления свободных кислот в черноземе при влажном состоянии его и, следовательно, образование азотной кислоты могло бы тогда происходить в черноземе беспрепятственно». Этот прием считается весьма актуальным до сих пор, особенно в северной части лесостепной зоны, где увеличиваются площади кислых черноземных почв. Их известкование оказалось весьма эффективным и получило широкое практическое применение.

Высокая результативность исследований П.А. Костычева, отличная эрудиция, высокопрофессиональная преподавательская деятельность, магистерская степень способствовали быстрому росту его авторитета. С чина коллежского секретаря (1874г.) до действительного статского советника (1894г.). На педагогической работе он был с 1876 по 1893гг., дважды был награжден орденом Св. Станислава (1882 и 1891гг.).

В 1893г. статский советник П.А. Костычев был переведен на должность инспектора сельского хозяйства при Департаменте земледелия и сельской промышленности. В 1894г. Одновременно он был переведен за отличие в действительные статские советники и назначен директором Департамента земледелия. Несмотря на частые командировки и напряженную работу в департаменте, он продолжал активно изучать проблемы сельского хозяйства, науки и образования. Но болезнь сердца (стенокардия) давала о себе знать. В сентябре 1895 г. он выехал в командировку в Закавказский край и Астрахань для исследования восточного побережья Черного моря и рыбных промыслов. Эта командировка стала для него последней. Скончался Павел Андреевич 21 ноября (4 декабря) в Петербурге, похоронен на Никольском кладбище Алек-сандро-Невской лавры в Петербурге (Кузнецов, 1995, с. 83)

Профессор А.Ф. Рудзкий, сослуживец П.А. Костычева по Лесному институту, видимо, по этому трагическому событию написал в Земледельческой газете (1895 г.) много добрых слов в его адрес: “...В научной и практической постановке химических вопросов нашей почвы, вопросов ухода за нею, об ее обработке и удобрении – Костычев не имеет себе равного. …Он любил русскую землю, и она, отвечая ему взаимностью, не скрывала перед ним своих тайн…”.

Значение работ П.А. Костычева для почвоведения.

П.А. Костычев много путешествовал и исследовал почвы, главным образом, находящиеся в сельскохозяйственном использовании, прекрасно знал естественную и сельскохозяйственную флору, особенно растения, используемые в земледелии и луговодстве, был превосходным агрономом и специалистом в области учения об обработке почв и применении удобрений для повышения их плодородия. Он был первым почвоведом, который работал экспериментально, если не считать проводимый и много раньше почвенный химический анализ. Изучая процессы разложения органического вещества и образования перегноя, Костычев на основе экспериментальных данных пришел к выводу, что главная роль в образовании гумусовых веществ принадлежит корневой системе травянистой растительности, хотя в то время было принято считать, что главный источник органического вещества, в том числе и в черноземных почвах, — это та травянистая подстилка, особенно мощная и богатая в степях, в результате перегнивания которой органические вещества просачиваются в почву. Кроме того, Костычев доказал, что ведущую роль в процессе биохимической трансформации растительных остатков играют микроорганизмы, главным образом грибы. В наше время микробиологи вновь возвращаются к мысли о том, что, возможно, одним из основных поставщиков гумуса как специфического органического вещества почвы служат темные пигменты, которые являются продуктами жизнедеятельности именно грибной микрофлоры. Это, в частности, показали исследования сотрудников кафедры биологии почв факультета почвоведения МГУ. Костычев был одним из первых, кто применил в почвоведении методы микробиологии, кто работал, основываясь главным образом  на экспериментах. В частности промывание чернозема продуктами разложения лесной подстилки. Этот эксперимент он проводил в течение трех лет и показал, что лесная подстилка, положенная на почвенный монолит и промываемая столь долгое время, не только не способствует накоплению органического вещества в верхней части почвенной толщи, но и, напротив, обусловливает некоторое ее осветление, обеднение. Этот эксперимент был одним из первых опытов физического моделирования в области почвоведения.

П.А. Костычев очень тщательно описал процесс зарастания залежей. Наблюдая смену растительных ассоциаций на заброшенной пашне, он пришел к обоснованию положения о важности увеличения травосеяния для восстановления плодородия почв. Также он показал значение структуры в плодородии черноземных почв (эту точку зрения поддерживал и защищал Докучаев): именно зернисто-комковатая структура чернозема является значительной мере основой его плодородия. Он продемонстрировал это, проводя опыты на полях с различными способами обработки почвы, и дал научное обоснование правильной системе обработки, направленной на сохранение почвенной структуры и тем самым почвенной влаги.
Также он проводил исследования различных соединений фосфора, особенно фосфатов кальция, в почвах и показал возможность и целесообразность применения фосфоритной муки на кислых почвах, продолжив и развив тем самым идеи Энгельгардта.

Также Павел Андреевич высказывал ряд других научных положений, которые впоследствии нашли подтверждение и широкое распространение в практике земледелия.

Так, в своей работе «Обработка и удобрение чернозема» (1892) он впервые поставил вопрос об удобрении черноземных почв известью или мергелем. Он считал, что этот агрохимический прием «может быть очень полезен для тех черноземных почв, в которых мало углекислой извести. ...Присутствие в почве этого вещества устраняло бы возможность появления свободных кислот в черноземе при влажном состоянии его и, следовательно, образование азотной кислоты могло бы тогда происходить в черноземе беспрепятственно». Этот прием и настоящее время считается весьма актуальным, особенно в северной части лесостепной зоны, где увеличиваются площади кислых черноземных почв. Их известкование оказалось весьма эффективным и получило широкое практическое применение.

П.А. Костычев много внимания уделял также срокам внесения и способам заделки навоза в сухой части черноземной полосы. При этом он отмечал, что при внесении в верхний слой растительные остатки быстро высыхают и не разлагаются, а если они запахиваются глубоко в землю, то они не перегнивают по недостатку воздуха». Далее он отмечает, что на поверхности почвы растительные остатки смачиваются под влиянием росы и даже слабых дождей, поэтому их разложение происходит непрерывно. В связи с этим Павел Андреевич заключает, что «разложение навоза в сухих местностях может хорошо происходить только или на поверхности почвы, или под самым незначительным земельным покровом, и этим, как я думаю, можно воспользоваться для применения навозного удобрения с большею пользою». Он рекомендовал навоз вносить осенью, обосновывая это следующим образом: «Азот из навоза осенью будет выщелачиваться в виде аммиака, следовательно, будет поглощаться почвою и оставаться в ней. Следующею весною он будет еще в виде аммиака и начнет превращаться в азотную кислоту, когда почва уже нагреется, а так как после этого дождей бывает обыкновенно мало, то растения воспользуются азотною кислотою вполне».

П.А. Костычев также обращал внимание на многостороннее действие навоза. В этой же работе он отмечал: «Удобряя чернозем навозом, следует иметь в виду не только увеличение при его посредстве запаса питательных веществ в почве, но и его влияние на физические свойства почвы». Развивая эту мысль, Павел Андреевич далее пишет: «...При употреблении навоза для придания почве прочного строения выгоднее всего довести органические вещества только до известной степени разложения, т.е. до образования из них аморфных перегнойных веществ; между тем при употреблении навоза для увеличения в почве количества питательных веществ выгоднее было бы, если бы навоз разложился до конца, т.е. до образования из него одних минеральных веществ».

Он проявлял немалый интерес и к проблеме повышения эффективности растворимых фосфорных удобрений в засушливых условиях на черноземе. В отношении суперфосфата он обращал внимание на необходимость заделки его в этом случае во влажные слои почвы, так как «...в слое, который долее остается влажным, растения, во всяком случае, лучше воспользуются удобрением».

П.А. Костычев призывал к широкому использованию на черноземе зеленого удобрения. «Вообще сидеральное удобрение на черноземе может сделать хозяев независимыми от многих условий, стесняющих хозяйства в настоящее время, и потому жаль будет, если наши хозяева воздержатся от настойчивых попыток ввести это удобрение в постоянную практику».

Павел Андреевич призывал не следовать без должного анализа опыту зарубежных стран, а учитывать условия и опыт ведения отечественного земледелия, особенно на черноземных почвах.

Вероятно, главным трудом П.А. Костычева была его книга “Почвы черноземной области России их происхождение, состав и свойства”, вышедшая в 1885г., через два года после “Русского чернозема” Докучаева. Даже названия глав книги дают представление о стиле и методах работы этого ученого: “Влияние температуры и влажности на быстроту разложения умерших растений” (результаты экспериментов), “Влияние примеси некоторых минеральных веществ на разложение растительных органических остатков” (новые исследования, посвященные влиянию углекислой извести на разложение органических веществ), “Разложение органических веществ на данной площади почвы в определенное время при разных условиях” (попытка определить время, интенсивность, скорость трансформации органических остатков), “Причины разложения органических растительных веществ; изменение растительного состава при гниении”, “Неспособность леса к образованию черноземных почв” (наблюдения в природе), “Влияние климата на накопление органических веществ в почвах” (рассмотрение доводов В.В. Докучаева), “Причины существования по преимуществу травянистой растительности в черноземной области”, “Невозможность просачивания органических веществ в почву. Образование чернозема согниванием корней”, “Изменчивость в содержании перегноя соответственно изменению растительности”. Уже из этих названий очевидно, что П.А. Костычев был экспериментатором-химиком. В результате своих исследований он пришел к выводу, что разложение и трансформация растительных остатков происходят под влиянием жизнедеятельности микроорганизмов, главным образом грибов. Костычев высказал идею, которая жива до сих пор, о том, что гумус есть продукт не только разложения, но и синтеза.

В 1882 г. Костычев был командирован в Германию и Францию. В лаборатории Пастера в Париже у него была возможность изучить микробиологические методы. Позднее в своих работах он отразил решающее значение микробиоты почвы в разложении органического вещества. Поэтому П.А. Костычева можно заслужено считать первым русским агромикробиологом. Он выступал как блестящий популяризатор аргрономической химии.

В последних своих крупных научных публикациях по удобрению, обработке почв, борьбе с засухой и сорными растениями он развивал положения отдельных разделов отечественного научного земледелия. Последняя его рукопись «Почва, ее обработка и удобрение. Практическое руководство» была завершена автором при жизни. Книга же была издана в 1898 г. с предисловием Д.Н. Прянишникова и А.Н. Костычевой и предназначалась в качестве учебника для сельских школ и пособия для земледельцев.

При подготовке рекомендаций по земледелию он использовал результаты теоретических исследований и многолетние практические наблюдения. Несмотря на большой авторитет, он относился к рекомендациям с определенной степенью ответственности и осторожностью и предупреждал об этом земледельцев. “Я не думаю считать свои соображения вполне безошибочными, хотя и полагаю, что они будут не бесполезны для наших хозяев, ...и если бы всё сообщаемое мною теперь было известно всем нашим хозяевам, ...то положение нашего земледелия и земледельца было бы иное”.

Отмечая большие заслуги П.А. Костычева в развитии учения об удобрении почв, его вклад в агрохимическую науку, нужно помнить, что он является одним из основоположников научного почвоведения. Не по всем позициям его взгляды совпадали с взглядами основателя классического генетического почвоведения В.В. Докучаева. Если сегодня генетическая теория почвообразования В.В. Докучаева общепризнана, его научный подвиг высоко оценен, то заслуги П.А. Костычева перед почвоведением были признаны при его жизни и заслуженно оценены его современниками.

На защите В.В. Докучаевым диссертации произошла острая дискуссия между ним и П.А. Костычевым. Впоследствии Докучаев говорил, что “бой продолжался более четырех с половиной часов”.

Костычевы казались неубедительными доводы Докучаева в пользу того, что климат имеет большое значение в закономерности географического распространения черноземных почв. Он считал, что того количества наблюдений о содержании гумуса в почвах, которыми располагал В.В.Докучаев для сравнительно небольшой территории, недостаточно для установления закономерностей географии черноземов, для доказательства утверждения Докучаева о существовании изо-гумусовых полос, протянувшихся с юго-запада на северо-восток. Говоря современным языком, материал Докучаева был, по мнению Костычева, недостаточно репрезентативен и не обработан статистически. Тем не менее факт существования иэогумусовых полос признан ныне учеными-почвоведами.

В целом дискуссия Докучаева и Костычева закончилась победой Докучаева, поскольку Ученый совет единогласно присудил ему докторскую степень, а затем Академия наук наградила его Большом Макарьевской премией. Эта дискуссия может служить примером того, как разные точки зрения, методы, трактовки, подходы к выявлению определенных закономерностей обогащают науку в целом, если дискуссия основывается на научных доказательствах, и если речь идет именно о научной борьбе. Несомненно, и Докучаев и Костычев были выдающимися учеными, но по-разному подходившими к проблемам почвоведения. Если Костычев считал, что предмет почвоведения составляет изучение свойств почв по отношению к жизни растений, то Докучаев ставил вопрос шире, не с агрономических, а с естественно-исторических позиций, рассматривая почву как функцию совокупного влияния

На основании вышеизложенного можно с полным правом назвать Павла Андреевича Костычева одним из основателей агробиологического направления в почвоведении, одним из самых широких и квалифицированных почвоведов агрономов.

Всего Павел Андреевич костычев оставил свыше ста крупных научных трудов; он организовывал сельскохозяйственные опытные станции. Его учениками были многие русские ученые и агрономы.

Библиография

  1.  Избранные труды. Академия наук СССР. «Классики науки». М., 1951.
  2.  «Почвы черноземной области России, их происхождение, состав и свойства». Сельхозгиз. М., 1937 и 1949.
  3.  Влияние качества семян на урожай. «Соц. зерновое хозяйство». Саратов, 1939, № 4, стр. 32–51.
  4.  «О борьбе с засухами в черноземной области посредством обработки полей и накопления на них снега». В кн.: В. В. Докучаев, П. А. Костычев, К. А. Тимирязев, В. Р. Вильямс. «О травопольной системе земледелия». Учпедгиз. М., 1949, стр. 46—100.
  5.  Почвоведение (I, II, III). Курс лекций, читанный в 1886–1887 гг. «Классики естествознания» Сельхозгиз. М. — Л., 1940.
  6.  Краткий очерк химических свойств перегноя и их сельскохозяйственного значения (1876). Образование и свойства перегноя (1889). О некоторых свойствах и составе перегноя (1890). В кн. «История плодородия почв». Часть I. Учения о перегное почв в XIX веке. Сборник важнейших работ. Академия наук СССР, 1940, стр. 38–55; 348–372; 373–385.
  7.  Исследования Гельригеля над произрастанием хлебных растений. «Земледельческая газета», 1868, № 24, стр. 371–375.
  8.  Рецензия на книгу г. Советова «О разведении кормовых трав на полях». «Земледельческая газета», 1869, № 32, стр. 505–508.
  9.  Выводы г. Менделеева «О значении находящихся в почве питательных веществ». «Земледельческая газета», 1869, № 51, стр. 804–806.
  10.  Современное состояние учения о статике земледелия. «Сел. хоз-во и лесоводство», 1869, ч. CI, стр. 188–226.
  11.  О жизни и возделывании красного клевера. «Сел. хоз-во и лесоводство», 1872, июнь, стр. 215–233; август, стр. 417–441.
  12.  Розенберг-Липинский А. Практическое земледелие. Перев. с нем. П. Костычев с изм. и доп. в применении к России. Изд. 1-е, 1873; 2-е, 1876; 3-е, 1884; 4-е, 1888; 5-е. 1893.
  13.  Календарь русского сельского хозяина на 1874 год. СПб., 1874.
  14.  Краткий очерк химических свойств перегноя и их сельскохозяйственного значения. «Сел. хоз-во и лесоводство», 1876, январь, стр. 21–50.
  15.  Способствует ли разведение лесов уничтожению засух? «Отечественные записки», 1876, № 3, отд. II, стр. 1—33.
  16.  Возделывание картофеля. «Сел. хоз-во и лесоводство», 1877, январь, стр. 83–96; февраль, стр. 173–194.
  17.  Влияние качества семян на урожай. «Сел. хоз-во и лесоводство», 1877, март, стр. 199–218.
  18.  О сельскохозяйственной химической станции при Лесном институте. «Земледельческая газета», 1879, № 32, стр. 506–508.
  19.  Из степной полосы Воронежской и Харьковской губ. («Наблюдения и исследования над почвой и растениями».) «Сел. хоз-во и лесоводство», 1881, июль, стр. 251–270; август, стр. 301–317.
  20.  Нерастворимые фосфорнокислые соединения почв. СПб., 1881.
  21.  Исследование пяти образцов черноземных почв для проверки теории Грандо. В кн.: «Физико-химические исследования почвы и подпочвы черноземной полосы Европейской России». СПб., 1881, вып. 2, стр. 9—27.
  22.  Чем разнится почва степных полей от почвы пашен и залогов. «Земледельческая газета», 1881, № 35, стр. 620–623.
  23.  Происхождение солонцов и превращение их в удобные для культуры места. «Земледельческая газета», 1882, № 42, стр. 777–778.
  24.  Состав различных рыбных продуктов и несколько слов об их пищевом значении. «Сел. хоз-во и лесоводство», 1883, № 10, стр. 47–58.
  25.  Пастбища и покосы государственных конских заводов. Журнал «Коннозаводство», 1884, № 1, стр. 1—15.
  26.  Об условиях образования черноземных почв. «Тр. Вольного эконом, об-ва», 1884, том III, вып. 2, стр. 129–155. (Доклад П. А. Костычева в Вольном эконом, об-ве и прения, вызванные этим докладом.)
  27.  По вопросу о происхождении чернозема. «Сел. хоз-во и лесоводство», 1884, декабрь, стр. 259–282. (Рецензия на книгу В В. Докучаева «Русский чернозем».)
  28.  Учение об удобрении почв. СПб., 1884.
  29.  Общедоступное руководство к земледелию. СПб, изд 1-е, 1884; изд. 2-е, 1894; изд. 3-е, 1901; изд. 4-е, 1905; изд. 5-е, 1909; изд. 6-е, 1911; изд. 9-е, 1922.
  30.  Цопф В. Дробянки-бактерии. Перевели с нем., значительно дополнив, Xр. Гоби и П. Костычев. СПб., 1884.
  31.  Практическое руководство к разведению мериносовых овец (по Мичке-Колланда). Перевод-извлечение. «Сел. хоз-во и лесоводство», 1884, январь, стр. 37–53; апрель, стр. 237–270; май, стр. 61–89; июнь, стр. 145–159; сентябрь, стр. 43–64; октябрь, стр. 89—108; ноябрь, стр. 237–258.
  32.  Учение о механической обработке почв. СПб., 1885.
  33.  Что такое подзолистая почва. «Земледельческая газета», 1886, № 42, огр. 883.
  34.  Возделывание важнейших кормовых трав и сохранение их урожаев (силосование и приготовление сена). 1-е изд., 1886, 2-е изд., 1895; 3-е изд., 1912.
  35.  Почвы черноземной области России, их происхождение, состав и свойства. Ч. I. Образование чернозема. СПб., 1886.
  36.  О прививках антракса в больших размерах. Исследование проф. Ценковского относительно предохранительных прививок сибирской язвы овцам. «Сел. хоз-во и лесоводство», 1887, февраль, стр. 143–152.
  37.  Алешковские пески. «Ежегодник Лесного института», 1888 год 2-й, стр. 185–228.
  38.  К вопросу о степном лесоразведении. «Лесной журнал», 1888, № 2, стр. 216.—236; № 6, стр. 892–897.
  39.  На каких почвах фосфоритная мука увеличивает урожай. Исследование подзола и причин улучшения его фосфорной мукой. (Посвящается Александру Николаевичу Энгельгардту.) «Сел хоз-во и лесоводство», 1888, апрель, стр. 351–370; май, стр. 1—11.
  40.  Образование и свойства перегноя (статья первая). «Тр. СПб об-ва естествоиспытателей», том XX, 1889, отд. ботаники, стр. 123–168.
  41.  Связь между почвами и некоторыми растительными формациями. «Тр. VIII съезда естествоиспытателей и врачей», секция ботаники, отд. V, 1890, стр. 37–60.
  42.  О некоторых свойствах и составе перегноя. «Сел. хоз-во и лесоводство», 1890, октябрь, стр. 115–134.
  43.  Об обводнении южной степной полосы России. «Записка Русск., техн. об-ва», 1891, вып. 2, стр. 56–59.
  44.  О вредности выворачивания подземного слоя. «Земледельческая газета», 1891, № 7, стр. 143.
  45.  Обработка и удобрение чернозема. СПб., 1892.
  46.  По поводу неурожая в 1891 г. «Земледельческая газета», 1892, № 44, стр. 866–869; № 45, стр. 885–887; № 46, стр. 907–909. Исследование почв из виноградников Крыма и Кавказа. «Вестник виноделия», 1892, № 1, стр. 15–27; № 2, стр. 76–86; 1893, № 12, стр. 707–711.
  47.  О борьбе с засухами в черноземной области посредством обработки полей и накопления на них снега. СПб., 1893.
  48.  О сельскохозяйственном значении прудов. Стенограф, отчет о совещаниях при МОСХ в 1892 г. М., 1893, стр. 19–23.
  49.  Отзыв о сочинении г. Пономарева «Исторический обзор правительственных мероприятий к развитию сельского хозяйства в России от начала государства до настоящего времени» (СПб. 1888), представленном для соискания премии Д. Л. Толстого в 1889 г. СПб., 1893.
  50.  Естественноисторическая классификация почв и географическое распространение различных типов. Происхождение главнейших типов и характеристика их в физическом, химическом и биологическом отношениях. Залежи фосфоритов В кн.: «Сельское и лесное хозяйство России». СПб., 1893, стр. 21–50.
  51.  То же на английском языке. 1893.
  52.  Состав Днепровских песков. «Вестник виноделия», 1894, № 1 стр. 13–18.
  53.  Заметка относительно употребления глауконитовых песков. «Хозяин», 1894, № 19, стр. 370–375.
  54.  Полеводство и луговодство. В кн.: «Вся Россия». СПб., 1895, стр. 69–78.
  55.  О walce z posucha w pasie czarnoziemnym za pomoca uprawy roli i nagromadzenia na niej sniegu. Warszawa, 1896 (на польском языке).
  56.  Czarnoziem, jego uprawa i nawozenie. Warszawa, 1897 (на польском языке).
  57.  Почва, ее обработка и удобрение. Практическое руководство. Посмертное издание с предисл. Д. Н. Прянишникова. 1-е издание, СПб., 1898; 2-е изд., М., 1905; 3-е изд., М., 1908; 4-е изд., М., 1912.
  58.  Соображения относительно способов удобрения крымских виноградных почв. Одесса, 1898.
  59.  Земледелие. 7 бесед (выдержало 5 изданий). М., 1908–1915.

Список литературы

  1.  В.Г. Минеев “История и состояние агрохимии на рубеже XXI века”-М.: Изд-во МГУ, 2002.
  2.  Г.В. Добровольский “Лекции по истории и методологии почвоведения: Учебник”. – М.: Издательство Московского университета, 2010.
  3.  Б. Ю. Иванов, В. М. Карев, Е. И. Куксина, А. С. Орешников, О. В. Сухарева. История отечества с древних времен до наших дней, 1999
  4.  П.А. Костычев “Обработка и удобрение чернозема”. С.-Петербург: Издание А.Ф. Девриена, 1892
  5.  П.А. Костычев “Почвы черноземной области России, их происхождение, и свойства”. М.: Государственное издательство с./х. литературы, 1949.
  6.  П.А. Костычев “Учение об удобрении почв”. С.-Петербург: Издание А.Ф. Деврина, 1893.
  7.  Н.П. Кузнецов “Вклад П.А. Костычева в развитие русской агрономической науки и сельскохозяйственного образования в России (посвящается 150-летию со дня рождения). ” М.: ИК Родник, 1995.
  8.  Н.П. Кузнецов “ П.А. Костычев – выдающийся русский агрохимик”. Рязань, 1997.
  9.  http://starye-karty.litera-ru.ru/uezd/tam_karta-shatskiy_uezd.html


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

38193. Психологічна боротьба на інформаційному рівні 99.5 KB
  Боротьба як правило ведеться у вигляді прихованих цілеспрямованих спеціальним чином організованих інформаційнопсихологічних операцій ІПсО. У широкому розумінні ІПсО – це сплановане використання сучасних форм методів і засобів поширення інформації для здійснення впливу на інформаційне середовище та психологічний стан протидіючої сторони з одночасним захистом власного інформаційного середовища і психологічного стану. Вплив що здійснюється на інформаційне середовище та психологічний стан протидіючої сторони під час ІПсО отримав назву...
38194. Конфлікти рівня інформаційного суспільства 121.5 KB
  Конфлікти рівня інформаційного суспільства Заняття №1: Конфлікти рівня інформаційного суспільства Час: 2 години Мета заняття: формувати у курсантів риси необхідні військовому керівнику для професійної діяльності; сприяти розвитку почуття свідомої військової дисципліни відповідальності і цілеспрямованості;...
38195. Проблеми інформаційної безпеки України 161.5 KB
  Бурхливий розвиток інформаційних технологій наприкінці ХХ ст. призвів до зростання відносної важливості окремих аспектів суспільного життя. Внаслідок інформаційної революції основною цінністю для суспільства взагалі й окремої людини зокрема поступово стають інформаційні ресурси
38196. Засновники геополітики 203.5 KB
  Поняття глобального було введено в науковий обіг у другій половині XX століття американським науковцем Т.Левіттом, який охарактеризував ним феномен злиття ринків окремої продукції як нову тенденцію розвитку світової економіки; згодом це явище було інтерпретоване деякими домінуючими світовими силами в дусі ідеології обєднання світу в єдину економічну,
38198. Воєнна політологія як наука 134.5 KB
  Воєнна політика – частина загальної політики певних соціальних сил і спеціально створених ними інститутів влади, що спрямована на підготовку і використання (навмисне або змушене, військове або невійськове) засобів збройного насильства для досягнення тих або інших класових, національних або загальнолюдських інтересів, мети; для ведення війни або протидії.
38199. Аерократія та ефірократія 36.03 KB
  Мондіалістські центри мали своїх кореспондентів і в Москві. Ключовою постаттю був академік Гвішіані, директор Інституту Системних Досліджень, який був чимось подібним до філіалу “Трілатераля”
38200. Міграційні процеси і екологічний імператив як фактор світової політики 27.04 KB
  З врахуванням триваючої тенденції до росту чисельності населення можна припустити можливість своєрідного демографічного «перевантаження» нашої планети...
38201. Конфлікти та війни сучасності 55.19 KB
  Терміном «Близькосхідний конфлікт» (конфлікт на Близькому Сході) позначається серія міжнародних конфліктів, що протікають із 1940-х років в цьому регіоні. В цих конфліктах брали та досі беруть участь численні арабські держави, Ізраїль, Іран, Туреччина, зовнішні актори – США, СРСР, Росія, ЄС, міжнародні організації. Важливість Близькосхідного конфлікту завжди обумовлюється стратегічним значенням регіону – на Близький Схід