66638

Гештальтпсихология: идеи и факты

Реферат

Психология и эзотерика

Гештальттерапия которой я учусь уже два с половиной года в той или иной степени унаследовала идеи гештальтпсихологии. А появились эти понятия в 1910е годы прошлого века и именно гештальтпсихологии они обязаны своим появлением....

Русский

2014-08-25

131.5 KB

4 чел.

московский городской

психолого-педагогический университет

ФАКУЛЬТЕТ  ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ

 УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА

Общая психология

РЕФЕРАТ

Тема работы:

                                 Гештальтпсихология: идеи и факты.

ФИО студента: Хххх Хххх ХХхх

ФИО и звание преподавателя: Ничикова Елена Викторовна, доцент кафедры общей психологии МГППУ 

Курс 1, семестр 1

Форма обучения: заочно-дистанционная

Москва

2009

                                         Введение.

Идея написать реферат именно на эту тему возникла у меня не случайно.  

Гештальт-терапия, которой я учусь уже два с половиной года, в той или иной степени  унаследовала идеи  гештальтпсихологии. Поле, незавершенный гештальт, фон  и фигура, быть «здесь и сейчас»   – я оперирую этими понятиями в своем обучении и практике, как гештальт-терапевт.  При работе с клиентом мне понятно, что пока его проблема не будет им разрешена, он снова и снова будет к ней возвращаться. Незавершенный гештальт – суть невроза. А клиенты, которые на сеансе терапии не в состоянии выделить саму суть того, что их волнует. И приходится за фоном нескончаемых разговоров по кругу  и жалоб на все подряд, докапываться до самого актуального для клиента на сегодня. И тогда он сам начинает видеть свою главную проблему-фигуру. А бывает и так, что «прикоснувшись» к  фигуре, снова «уходит» в фон, потому, что страшно. Страшно брать ответственность за себя и свою жизнь, привычнее и проще винить в своих бедах других. Так вот и работаю – помогаю завершать  гештальты и выявлять фигуры.

         А появились эти понятия в 1910-е годы прошлого века и именно гештальтпсихологии они обязаны своим появлением.

         На рубеже веков мир потрясали открытия в физике. Открыли радиоактивность, коренным образом пересмотрели отношение к понятию энергии, создали теорию поля. Материя перестала представляться состоящей из неделимых атомов. Открытия физиков заставили усомниться и в анатомическом подходе к психике. Появляется новая методология в психологической науке. Бихевиористы ставили поведение во главу угла, согласно же гештальтпсихологии, поведение — нечто большее, чем связка рефлексов. Оно целостно и, следовательно, целостный подход к психике противопоставлялся гештальтпсихологами дробности всех других направлений. Зародившись одновременно с бихевиоризмом, гештальтпсихология вначале занималась исследованием ощущений, образный же аспект психической жизни, несмотря на все усилия, выскальзывал из рук, и это происходило потому, что не было теории, которая могла как-то объяснить полученные экспериментальные данные. Гештальтпсихология сформировалась во время господства идеалистической философии, что, естественно, отразилось на ее направленности.

         Представители структурного подхода в психологии считали, что сложные психические явления производны от простейших элементов психики, гештальтпсихологии выдвинули противоположную формулировку. Они постулировали первичность целостных форм восприятия, от которых лишь только в результате анализа можно к элементарным ощущениям. К примеру, вы замечаете вдалеке фигуру человека, затем, по мере сокращения расстояния, вы видите, что этот человек – мужчина. А спустя еще какое то время вы опознаете в нем своего знакомого. То есть сначала вы видите и воспринимаете целостный образ, который при приближении становится все более дифференцированным. Такие целостные формы, которые определяют психическую жизнь, получили название «гештальтов».

Движение гештальтпсихологии оформилось после публикации в 1910 году М.Вертгеймером(1880-1944) результатов исследования «иллюзорного движения».

                                Австийская школа (г.Грац)      

 Но еще за тридцать лет до этого, в Австрии начинается работа в этом направлении. Мейнонг Алексиус (17.07.1853 - 27.11.1920) - австрийский философ и психолог, ученик Ф. Брентано -  главный представитель грацкой школы,  cтоял близко к позициям гештальпсихологии. Алексиус Мейнонг руководит Грацкой школой,  а в 1894 году создает экспериментальную лабораторию психологии.

Идеи Брентано состояли в том, что активность сознания – это единство духовных актов, которое автоматически появляется в сознании. А развивал эту идею Эренфельс. Слово «гештальт» - немецкое, приблизительно переводится как «структура», однако точных эквивалентов ни в одном европейском языке не имеет, а потому прямо заимствуется из немецкого. Впервые его ввел в научный лексикон  Эренфельс в статье «О качестве формы» (1890); посвященной исследованию восприятия. Эренфельс выделил специфический признак гештальта - свойство транспозиции (переноса): в нашем восприятии мелодия остается той же самой при переводе ее в другую тональность; гештальт квадрата сохраняется независимо от размера, положения, окраски составляющих его элементов и т. п. Однако специальной теории гештальта Эренфельс не создал.

В 1890 году Алексиус Мейнонг  создал работу о гештальт качествах –«Целостность психического образа – это результат работы самого сознания».Так звуки объединяются в сознании в мелодию и это происходит в самом сознании.

Мейнонг  считал, что в действительности существуют только звуки, которые непосредственно воспринимаются слухом субъекта. Что бы воспринимать мелодию, а не набор звуков, субъект должен совершить акт «Установления отношений между звуками» который приведет к тому, что в сознании возникнет новое представление, качественно отличное от представления звуков. Образное восприятие не есть зеркальное отражение физической реальности. Восприятие есть результат специальной, целостно образующей духовной деятельности. Мейнонг  полагал, что теории отношений, истины, значения, суждения принадлежат к сфере психологии. Мейнонг  разделил выводы своего ученика, польского философа К.Твардовского (‘К учению о содержании и предмете представлений’, 1894), вычленившего в структуре «психического феномена» три отдельных элемента: ментальный акт, содержание этого акта и его предмет. По мысли Мейнонга, недопустимо считать содержание и предмет тождественными, ибо в этом случае то, чторасположено перед сознанием (собственно предмет) непонятным образом оказывается частью (содержанием) схватывания этого предмета. Физические же тела не могут являться компонентом ментального акта. Даже в случае размышления о несуществующем предмете (гном или квадратный корень, например) ментальный акт мышления действительно существует. Соответственно, с точки зрения Мейнонга, все, что является частью содержания последнего, тоже должно существовать: русалка не может быть содержанием ментального акта, но может выступать его предметом. Одновременно, по модели Мейнонга, в ментальном акте присутствует нечто такое — его содержание, что обусловлено его направленностью на данный (а не какой-то иной) предмет. ‘Содержание’ у Мейнонга не есть ни подобие предмета, ни разновидность ощущения, оно суть качество ментального акта, позволяющее ему быть направленным на определенный предмет. Амбивалентность человеческого познания, включающая психическую природу субъекта и предметность его восприятия, делает, по мысли Мейнонга, атрибутивной частью гносеологии психологию познания и теорию предметов. Последняя, согласно Мейнонга, являет собой «совершенно новую философскую дисциплину» — учение о чистом предмете как о таковом — эмпирическое учение, не допускающее каких-либо ограничений на включение в свою сферу тех или иных предметов. По Мейнонгу, «все есть предмет». Мейнонг  ориентировался на косвенное осмысление предмета, указывая на «схватывающие» его «переживания» (соответствующие психические события), основными классами которых выступают представление, суждение, чувствование и желание. Все они не способны конституировать либо модифицировать предмет: предмет всегда логически первичен по отношению к собственному ‘схватыванию’. По версии Мейнонга, всегда существует некоторое психическое ‘переживание’, ответственное за презентацию мышлению того или иного предмета. Мейнонг  выделил два типа предметов: 1) элементарные предметы, сенсорные данные (цвета, звуки и т.п.); 2) предметы более высокого порядка, к которым им причисляются формы или структуры. Простые предметы конституируются на основе функционирования периферийных органов чувств, предметы же высшего порядка — результат продуцирующей активности субъекта. Так, «желтый лист», по Мейнонгу, есть предмет существующий. Есть предметы ‘реальные’, но ‘несуществующие’: различие между ‘желтым’ и ‘красным’ реально, но оно ‘не существует’ в том смысле, в каком существуют красная книга и красный лист. ‘Реальные несуществующие’ (например, ‘число три’) Мейнонг именует «логически существующими». Есть и иные варианты — ‘круглый квадрат’ нельзя полагать ни существующим, ни логически существующим, его место ‘вне бытия’.

      Ученики Мейнонга – Стефан Витасек и В.Бенусси пытались экспериментально доказать разные типы восприятия – иллюзию целого или составные части.

 

          Возвращаясь к немецкой школе гештальтпсихологии, следует отметить, что в Германии существовали две школы гештальтпсихологии, Берлинская и Лейпцигская. Причем работали эти институты в одно и тоже время, параллельно.У этих школ были как различия, так и много общего.

                                       Лейпцигская школа.

Лейпцигская школа основанная Феликсом Крюгером в 1917 году, просуществовала до 1936 года. Основные представители этой школы Ф. Крюгер, Г. Фолькельт, Ф. Зандер, О. Клемм, А. Веллек и др. В 1935 году Крюггер становиться ректором Лейпцигского университета.
Лейпцигская школа гештальтпсихологии разрабатывала целостный подход к изучению психики и сознания, однако, в отличие от Берлинской школы, выделяла, кроме гештальтов, другие единицы анализа психического мира: так называемые «комплекс-качества» (названные так по аналогии с «гештальт-качествами»), Это единицы анализа психики на более ранних ступенях развития, которых отличает от гештальтов их большая диффузность и эмоциональность. В то же время Лейпцигская школа исследовала практически игнорируемую в гештальтпсихологии смысловую  сторону гештальтов. В теоретических и экспериментальных исследованиях Лейпцигская школа пыталась доказать гипотезу о том, что психическое развитие во всех видах генезов (в фило-, антропо-, социо-, онто- и актуалгенезах) идет от комплекс-качеств к более «прегнантным» и осмысленным гештальтам. Особенную разработку получили в Лейпцигской школе (в том числе с использованием метода феноменологического самонаблюдения) проблемы актуал и онтогенезов, а также типологии восприятия (Ф. Зандер), развития изобразительной деятельности и мышления у детей раннего и дошкольного возрастов (Г. Фолькельт) и дркгие.

«Целостнообразующими» факторами психической жизни лейпцигская школа называла чувства, которые определяют закономерности всех остальных психических процессов, поскольку в наибольшей степени отражают «трансфеноменальный мир» душевного бытия, не сводимый к миру душевных феноменов. Этот мир представляет собой систему структур (термин Ф. Крюгера) различного вида (установок, диспозиций, потенций), определяющих собой течение актуальных психических процессов. Структуры делятся Лейпцигской школой на душевные (индивидуальные, среди которых центральной является структура ценностных ориентаций личности, и надиндивидуальные — душа семьи, народа, расы) и «объективно-духовные» (мораль, право, искусство, а также язык). По степени проявления в душевных структурах объективно-духовных структур различались более совершенные и менее совершенные структуры (например, более совершенной считалась душевная структура человека, способного к развитому эстетическому восприятию, чем структура «глухого к музыке» человека). В 50-е годы ХХ века эти взгляды нашли свое отражение в характерологическом учении А. Веллека. Поскольку структуры считались в Лейпцигской школой врожденными, в истолковании причин межкультурных различий и развития психики она смыкалась с крайне биологизаторскими и объективно-идеалистическими направлениями в психологии, в том числе откровенно расистскими и фашистскими концепциями.  
Вместе с тем лейпцигская школа сыграла значительную роль в возникновении и упрочении целостного подхода в психологии.
Л. С. Выготский высоко оценивал онтогенетические исследования Лейпцигской школы и рассматривал их результаты как эмпирические доказательства своей собственной концепции системного  и  смыслового строения сознания. Отдельные идеи Лейпцигской школы оказали свое влияние на некоторых представителей гуманистической психологии (Г. Оллпорт).

                                        Берлинская школа

Еще раз повторю, что история гештальтпсихологии ведет начало с выхода работы Вертгеймера «Экспериментальные исследования восприятия движения» (1912), в которой ставилось под сомнение привычное представление о наличии отдельных элементов в акте восприятия. Непосредственно после этого вокруг Вертгеймера сложилась Берлинская школа гештальт-психологии, костяк которой составили также Курт Коффка и Вольфганг Келер. С Берлинской школой тесно сотрудничали доцент Берлинского университета Курт Левин, создавший собственную школу, и крупный невролог Курт Гольдштейн. 17 декабря 1924 г. один из основателей гештальтпсихологии, берлинский профессор Макс Вертгеймер, выступил на собрании Научного общества И. Канта с лекцией об основных положениях своей теории. В этой лекции им был предельно ясно и точно сформулирован тезис, являющийся краеугольным камнем в здании гештальтпсихологии. Вертгеймер заявил: «Есть сложные образования, в которых свойства целого не могут быть выведены из свойств отдельных частей и их соединений, но где, напротив, то, что происходит с какой-нибудь частью сложного целого, определяется внутренними законами структуры всего целого». Эта идея, сама по себе не новая, даже древняя, легла в основу научного направления, весьма влиятельного в мировой, особенно европейской, психологии первой трети нашего века. Впоследствии научная школа распалась, и интерес к гештальттеории угас. Однако по сей день идеи гештальтпсихологии продолжают оказывать косвенное влияние на многие научные школы и направления, сам термин «гештальт» отнюдь не списан в архив и постоянно употребляется в разном контексте. 20-е годы ознаменовались серьезными экспериментальными достижениями гештальтпсихологии. Они касались главным образом процессов зрительного восприятия, хотя выводы делались гораздо более широкие. Разные формы гештальтов изучались на материале восприятия кажущегося движения, формы (в том числе отношений «фигуры-фона»), оптико-геометрических иллюзий. Были выделены так называемые факторы восприятия, которые способствуют группировке отдельных элементов физического мира в соответствующем ему «психологическом поле» в целостные гештальты: «фактор близости», «фактор сходства», «фактор хорошего продолжения» (объединяются в гештальт те элементы изображения, которые в совокупности образуют «напрашивающиеся», наиболее простые конфигурации), «фактор общей судьбы» (объединение в один гештальт, например, трех движущихся в одном направлении точек среди множества других, движущихся в разных направлениях) и др. В основе принципов группировки лежит более общий закон психологического поля — закон прегнантности, т. е. стремление этого поля к образованию наиболее устойчивой, простой и «экономной» конфигурации.

Интересный экспиримент проводил  Вертхеймера, в исследовании так называемого, фи-феномена. Он с помощью специальных приборов (стробоскопа и тахиостоскопа) экспонировал с различной скоростью один за другим два раздражителя (две прямые линии). При достаточно большом интервале, испытуемый воспринимал их последовательно. При очень коротком интервале линии воспринимались одновременно, а при оптимальном интервале (около 60 миллисекунд) возникало восприятие движения, т. е. глаз видел перемещение линии вправо или влево, а не две линии, данные последовательно или одновременно. Когда же временной интервал превышал оптимальный, испытуемый начинал воспринимать чистое движение, т. е. осознавать, что движение происходит, но без перемещения самой линии. Это и был, так называемый, фи-феномен. Было проведено много подобных опытов и всегда появлялся фи-феномен, причем не как соединение отдельных сенсорных элементов, а как "динамическое целое". Это также опровергало существовавшую концепцию о сложении ощущений в целостную картину.

Принципиальное значение имели эксперименты Келера на курах с целью проверить, что является первичным - восприятие целого или элементов. Животное дрессировалось на выбор более светлого из двух оттенков серого. Затем следовал критический опыт: в новой паре темная поверхность заменялась более светлой. Животное продолжало выбирать более светлую из этой комбинации, хотя ее не было во время дрессировки. Поскольку отношение между светлым и темным в критическом опыте сохранялось, значит, оно, а не абсолютное качество определяло выбор. Следовательно, элемент не имеет значения, а получает его в определенной структуре, в которую он включен. Тот факт, что такие структуры свойственны курам, означал, что структуры являются первичными примитивными актами. Исследования мышления. В гештальтпсихологии экспериментально исследовалось также мышление. По мнению Келера, интеллектуальное решение состоит в том, что элементы поля, прежде не связываемые, начинают объединяться в некоторую структуру, соответствующую проблемной ситуации. С чисто описательной точки зрения, для этой формы поведения характерно использование предметов в соответствии с их отношением друг к другу и в реорганизации поля. Структурирование поля в соответствии с проблемой происходит внезапно в результате инсайта, при условии, если все элементы, необходимые для решения, находятся в поле восприятия. Относительно специфически человеческого мышления Вертгеймер указывает: условием переструктурирования ситуации является умение отказаться от привычных, сложившихся в прошлом опыте и закрепленных упражнениями шаблонов, схем, оказывающихся неадекватными ситуации задачи. Переход на новую точку зрения осуществляется внезапно в результате озарения - инсайта.

          1921 г. Коффка сделал попытку приложить общий принцип структурности к фактам психического развития и построить на его основе теорию психического развития в онтогенезе и филогенезе. По его мнению, развитие состоит в динамическом усложнении примитивных форм поведения, образования все более и более сложных структур, а также в установлении соотношений между этими структурами. Уже мир младенца в какой-то мере гештальтирован. Но структуры младенца еще не связаны друг с другом. Они, как отдельные молекулы, существуют независимо друг от друга. По мере развития они вступают в соотношения друг с другом. На этой основе подвергалась критике теория трех ступеней развития в филогенезе Карла Бюлера за то, что она представляет психическое развитие как состоящее из различных, не связанных друг с другом единым принципом ступеней.

В том же 1921 году Вертгеймер, Келер и Коффка основывают журнал «Психологические исследования» (Psychologische Forschung). Здесь публикуются результаты экспериментальных исследований этой школы. С этого времени начинается влияние школы на мировую психологию. Важное значение имели обобщающие статьи Вертгеймера «К учению о гештальте» (1921), «О гештальттеории» (1925). В 1929 г. Келер прочел курс лекций в Америке, впоследствии изданный в виде книги «Гештальтпсихология». Эта книга представляет систематическое и, наверное, лучшее изложение данной теории.

Плодотворные исследования продолжались до 30-х гг., когда в Германию пришел фашизм. В результате гонений на евреев Вертгеймер, Келер, Коффка, Левин эмигрировали в Америку, где господствовал бихевиоризм. Здесв теоретические исследования не получили значительного продвижения. Заметным исключением можно назвать лишь выход в 1945 г. незавершенной работы Вертгеймера (скончавшегося в 1943 г.) «Продуктивное мышление» (в переводе на русский язык эта классическая работа увидела свет в 1987 г.). В ней автором описаны интересные эксперименты, проводившиеся над детьми. Для аргументации своих выводов Вертгеймер использовал также личные воспоминания о беседах с Эйнштейном (их лекции порой проходили в соседних аудиториях). Исходя из общего положения гештальтистов, что подлинное мышление является «инсайтным», а инсайт предполагает схватывание целого (например, принципа решения проблемы), Вертгеймер выступил против традиционной практики школьного обучения. В основе этой практики лежала одна из двух ложных концепций мышления - либо ассоцианистская (обучение строится на упрочении связей между элементами), либо формально-логическая. Обе препятствуют развитию творческого, продуктивного мышления. Вертгеймер, в частности, подчеркивал, что у детей, обучавшихся геометрии в школе на основе формального метода, несравненно труднее выработать продуктивный подход к задачам, чем у тех, кто вообще не обучался. Он стремился выяснить психологическую сторону умственных операций (отличных от логических). Она описывалась в традиционных гештальтистских терминах: «реорганизация», «группировка», «центрирование» и т. п. Детерминанты этих преобразований оставались невыясненными.

Книга Вертгеймера фактически была последним «громким залпом» гештальтпсихологии. Как самостоятельное научное направление гештальтпсихология перестала существовать. Однако ее идеи в той или иной степени были восприняты самыми разными течениями и школами. Они оказали значительное влияние на развитие необихевиоризма, психологии восприятия (школы «New Look»), когнитивной психологии, системного подхода в науке, отдельных направлений психологической практики (в частности, гештальт-терапии), некоторых концепций межличностного восприятия (Ф. Хайдер) и др.

                                      Школа Курта Левина

   Еще одно имя в гештальтпсихологии я хочу выделить отдельно. По мнению Директора Московского Гештальт Института, Д.Н. Хломова наиболее крупным гештальт-психологом был Курт Левин.То есть, тот пересмотр психологии , который был проделан Куртом Левиным и критика научной психологии остаются актуальными до сегодняшнего дня. В частности критика статического подхода в психологии. Курт Левин был физиком по первому образованию и  сравнивал законы психологии с физическими. Психические законы должны действовать всегда – тогда это законы. Но когда мы исследуем поведение человека, то слишком большая вариабельность. Слишком много  вариантов поведения. Если мы выстраиваем человеку определенные вводные  и ставим некоторое «Х»,  как его личные характеристики, то в одних условиях он может поступить одним способом, а через некоторое время при тех же условиях  поступить другим способом. В этом смысле такой линейный подход к поведению и психике человека совершенно не годится. А для того что бы исследовать законы, нужно исследовать какие-то вещи, которые лежат за этим поведением. И в соответствии с этим, эксперименты которые проводил Левин, были довольно остроумными.   

          В 1926 г. Левин пишет статью «Намерения, воля и потребности» — экспериментальное исследование побуждений и волевых актов. Эта работа имела принципиальное значение: гештальтпсихология приступила к изучению наиболее трудно поддающихся экспериментированию областей.

Для перестройки психологии Левин обращается к естественным наукам, прежде всего к физике. Он считал, что в психологии должна быть проведена перестройка самого типа психологического мышления. Следует перейти от "вещных понятий" к реляционным (относительным).
          Свою позицию он выразил в статье "Переход от аристотелевского к галилеевскому способу мышления в биологии и психологии", опубликованной в 1931 г. Аристотелевская физика базировалась не на эксперименте и математических подсчетах, а на выделении из отдельных случаев некоторой общей тенденции. Аристотель придавал собственное значение каждому объекту, обладающему, по его мнению, стремлением к заданной цели. Способ мышления Галилея был иным. Он показал зависимость движения объектов от внешних условий, от пространственно-временного контекста.
          Левин утверждал, что психология задержалась на аристотелевском уровне мышления, т.к. она ищет причины (детерминанты) поведения внутри отдельного индивида. Так же как и при аристотелевском типе мышления, в психологии имеется тенденция к разделению психических свойств на классы. Индивидуальные особенности и нюансы игнорируются и исключаются из анализа.
          Такие замечания не были справедливыми по отношению к исследованию действия и образа, поскольку изучение действия шло в русле рефлекторной теории, а образа - в русле гештальтпсихологии, в схемах интерпретации поведения которых отсутствовала некая скрытая внутренняя цель.
          Левиновские замечания относились к совершенно определенной области - к сфере мотивов и потребностей. Применительно к мотиву психология использовала античный способ мышления. Целью Левина стало утверждение галилеевского способа мышления в мотивации.
          Несмотря на некоторые общие идеи с гештальтпсихологами, теорию поля Курта Левина следует отличать от этого направления. Главной категорией гештальпсихологов был образ, а для Левина таким понятием стал мотив. Конечно, эти категории относятся к одной реальности - психической, но тем не менее у гештальтистов образ рассматривался в отрыве от мотивации, а мотивация у Левина отрывается от предметно-смыслового содержания ситуации, т.к. это содержание может выступать только в форме образа, которым Левин не занимался.
          Понятие поля у Левина охватывает внутренний (человека) и внешний (окружающее) факторы

       К основным принципам  теории поля Курта Левина можно отнести:

  1.  Применение конструктивного, или генетического, метода вместо классификационного. "Сущность конструктивного метода состоит в представлении индивидуального случая с помощью небольшого количества конструктивных элементов. В психологии такими элементами могут стать психологическая "позиция", психологические "силы" и подобные понятия. Общие законы психологии суть утверждения об эмпирических взаимоотношениях этих конструктивных элементов или об их свойствах. В соответствии с этими законами можно образовывать бесчисленное множество сочетаний конструктивных элементов, и каждое такое сочетание будет соответствовать тому или иному конкретному случаю в определенный момент времени. Таким образом, можно построить мост между общим и конкретным, между законами и индивидуальными особенностями" . В сущности, это конструктивный метод - подход Левина к решению методологического вопроса о номотетических и идиографических методах в психологии. Этот принцип противопоставляется такому подходу, при котором игнорируются индивидуальные особенности и используются общие законы и закономерности.
  2.  Анализ психологического поля с позиции целостности в противовес тому сложившемуся в психологии подходу, согласно которому изучаются отдельные элементы ситуации. "Вместо того, чтобы вычленять из ситуации тот или иной изолированный элемент, значимость которого невозможно оценить без рассмотрения ситуации в целом, теория поля, как правило, предпочитает начинать с характеристики ситуации в целом. А уже после такого "анализа в первом приближении" различные аспекты и части ситуации подвергаются все более и более конкретному и детальному анализу".
  3.  Изучение ситуации не с физической, а с психологической точки зрения, т.е. с точки зрения того, как она представлена субъекту. Этот подход используется в противовес идее бихевиоризма объяснять психические явления в "объективных физических" терминах. Левин утверждает, что одной из задач психологии является задача "найти адекватные научные понятия, благодаря которым стало бы возможно такое представление сочетаний психологических факторов, чтобы из них можно было бы вывести поведение данного индивида".
  4.  Исследование поведения с точки зрения актуально складывающихся обстоятельств и условий, в настоящем, в ситуации "здесь и сейчас". Это положение противопоставляется точке зрения З. Фрейда, согласно которой адекватный анализ трудностей человека должен строиться при учете его прошлого опыта, либо используется как контрпозиция идее А. Адлера и гуманистических психологов (Г. Олпорта, К. Роджерса, А. Маслоу) об исследовании личности с точки зрения того, что она ожидает от будущего.
  5.  Изучение поведения с динамической точки зрения, т.е. с точки зрения сил и напряжения психологического поля.
  6.  Математическое представление психологических ситуаций (топологии и векторного анализа) для изложения результатов в строго логической последовательности. "Топологические и векторные понятия в такой мере сочетают в себе аналитическую мощь и концептуальную точность, что это делает их… превосходящими подобные другие известные в психологии концептуальные средства".
    Теорию поля можно разделить на две части - структурную, или топологическую, и динамическую, или векторную.

Теория поля Левина говорит, что человек - замкнутая система, обладающая двумя свойствами - отделенностью от остального мира границей и включенностью в большее пространство. Он не может рассматриваться как автономная система, поскольку всегда включен в другую систему, называемую психологической средой. Психологическая среда и человек объединяются общим понятием - жизненное пространство, которое рассматривается как психическая реальность, т.е. как тотальность возможных событий, способных повлиять на поведение человека. Граница между жизненным пространством и внешним миром проницаема. Объекты, события, идеи, которые в данный момент являются элементами жизненного пространства, могут в следующий момент стать элементами непсихологической среды (физической, социальной и др.), если перестают иметь какое-либо значение для человека, стремящегося удовлетворить свои потребности, снять напряжение.
          Человек отделен от психологической среды границей, и сам обладает определенной структурой. В структуре личности выделяется внутренний регион и перцептуально-моторный слой. Внутренний регион поделен на определенные ячейки, которые, по всей видимости, ассоциируются с потребностями человека. Перцептуально-моторный слой не дифференцирован и обеспечивает взаимодействие между внутриличностным регионом и средой.
          Среда также дифференцирована и разделена на регионы, которые могут изменяться. Каждый субрегион содержит один психологический факт (наблюдаемый или мысленный). Все воспринимаемое и выводимое относится к фактам. Взаимодействие между фактами описывается как событие по следующим критериям: близости-удаленности регионов, прочности-слабости границ, текучести-ригидности.
          Основное внимание уделяется динамическим аспектам поведения, поэтому Левин вводит понятия локомоции и коммуникации. Локомоция - это движение в психологической среде, этот тот путь, который прокладывает человек через психологическую среду с целью удовлетворения потребности. Движение может быть как физическим, так и мысленным. Коммуникация - взаимодействие между перцептуально-моторным слоем и внутриличностным регионом. Коммуникация - это внутриличностная динамика.

Исходным моментом в создании Левиным теории мотивации стали представления Аха о том, что сознание детерминировано двояко: процессом ассоциации и волей. Он рассматривал их как отдельные тенденции. Левин показал, что детерминирующая тенденция, называемая им квазипотребностью, не является частным случаем, а, наоборот, является динамической предпосылкой любого поведения. Энергетическая составляющая поведения всегда представляла для Левина центральное звено в объяснении намерений и действий человека.
          Тип энергии, осуществляющий психическую работу, Левин назвал психической энергией. Она высвобождается, когда психическая система пытается вернуть равновесие, вызванное неуравновешенностью. Последняя связана с нарастанием напряжения в одной части системы относительно других.
          
Для объяснения динамики Левин использует некоторые понятия. Напряжение - состояние внутриличностного региона относительно других внутриличностных регионов. Организм стремится к выравниванию напряжения данного региона по сравнению с другими. Психологическим средством выравнивания напряжения является процесс - мышление, запоминание и др. Потребность - возрастание напряжения или высвобождение энергии во внутриличностном регионе. Потребности делятся на физиологические состояния (истинные потребности) и намерения, или квазипотребности. Понятие потребности отражает внутреннее состояние индивида, состояние нужды, а понятие квазипотребности эквивалентно специфическому намерению удовлетворить потребность. "Это значит, что к намерению вынуждены прибегать тогда, когда нет естественной потребности в выполнении соответствующего действия, или даже когда налицо естественная потребность противоположного характера".
          Конечной целью всех психических процессов является стремление вернуть человеку равновесие. Этот процесс может осуществляться путем поиска определенных валентных объектов психологической среды, которые могут снять напряжение. Валентность - концептуальное свойство региона психологической среды, это ценность региона для человека. Валентность может быть положительной и отрицательной.

Одним из фундаментальных вопросов, сформулированных К. Левиным, было предположение о том, что наличие потребности влияет на осуществление намерения, в частности на результаты запоминания. Для проверки этого предположения был проведен эксперимент одной из учениц К. Левина, Б.В. Зейгарник. Экспериментатор давал испытуемому следующую инструкцию: "Сейчас вы получите ряд заданий, которые вам надо будет выполнить как можно лучше и быстрее". После этого испытуемому последовательно, одно за другим, предлагалось выполнить от 18 до 22 заданий, однако возможности довести до конца все задания ему не давали. Половину из них экспериментатор прерывал до их завершения. Завершенные и незавершенные действия следовали друг за другом в случайном порядке. Задания, которые должны были выполнить испытуемые, относились к ручному труду (например, склеивание коробочек, лепка фигурки любого животного), к интеллектуальным задачам. Кроме того, были задания и такого характера, как, например, записать текст какого-нибудь стихотворения. Большинство из них занимало от 3 до 5 минут времени. Исследование проводилось в несколько серий с тем, чтобы проконтролировать влияние побочных переменных (поведения экспериментатора, влияния установки на результаты эксперимента, влияния эмоциональной окраски незаконченных действий на запоминание и проч.). Был сделан общий вывод о том, что незаконченные действия запоминаются в два раза лучше законченных. Решающее значение в опытах Б.В. Зейгарник принадлежало не эмоциональной окраске или значимости задания, не шоковому эффекту от прерывания, а квазипотребности, возникшей при образовании намерения. Этой квазипотребности соответствует напряжение, которое действует не только в направлении осуществления исходного намерения (закончить задание), но и влияет на воспроизведение. Результаты получили название "эффект Зейгарник".
          Похожий эффект можно было наблюдать в экспериментах М. Овсянкиной, которые показали, что при аналогичной организации опытного исследования, когда испытуемому после его окончания не задавали вопросов, а просто наблюдали за его поведением, было выявлено, что он возвращался к незаконченным заданиям с целью их завершения. Эти данные доказывали предположение К. Левина, что цель организма состоит в осуществлении редукции напряжения, вызванной квазипотребностью, и в стремлении избавиться от него путем выполнения незавершенного.
          Самый распространенный способ удовлетворения потребности осуществляется с помощью подходящей
локомоции в психологической среде. Тем не менее, этот путь не всегда возможен в силу отсутствия подходящего объекта. В этом случае напряжение может быть снято с помощью замещающей деятельности. Эксперименты Лисснера показали, что замещающая деятельность отличается такими признаками, как идентичность незавершенному действию и трудность выполнения.
          В экспериментах Малер было обнаружено, что степень удовлетворения потребности бывает разной в зависимости от того, на каком уровне реальности выполняется завершение действия. В качестве уровней реальности были выбраны - физическое действие, вербальное поведение (проговаривание) и воображаемое действие. Именно реальное действие с предметами позволяет человеку максимально эффективно снизить напряжение, возникшее в результате сформированной квазипотребности.
          Потребность может принимать одно из трех состояний: состояние "голода", состояние "насыщения" и состояние "пресыщения". Поведение возможно только тогда, когда у человека есть в нем потребность. Отсутствие потребности ("насыщение"), а уж тем более пресыщение должны приводить к прекращению поведения. В экспериментах Аниты Карстен, в которых испытуемых просили выполнять задание (например, рисовать кружочки) без указания на то, сколько времени это нужно делать, было показано, что часть испытуемых, действительно, прекращала выполнение задания, а часть продолжала. Можно было бы предположить, что вторая часть испытуемых опровергала предположение Левина о детерминации поведения потребностным состоянием человека. Но оказалось, что эти данные также подтверждают гипотезу. Продолжение задания было подкреплено либо изменением характера операций (расположение кружочков на листе за счет, например, их группировки и проч.), либо изменением потребности (стремление действовать в соответствии с инструкцией замещалось на установку "А теперь посмотрим кто кого").
          Еще одним из важных понятий школы К. Левина является полевое поведение. По Левину, поведение понималось как результат взаимодействия внутренних (квазипотребностей, намерений, целей) и внешних (феноменального поля и валентных объектов) условий. Для человека типичным является волевое поведение, т.е. действия, вызванные собственными интересами и намерениями. Но иногда поведение становится "полевым", тогда действия человека управляются не смыслом, а силами поля: предметы провоцируют его на действия с ними (например, в колокольчик хочется позвонить, карандашом порисовать, газету полистать и т.д.). Полевое поведение обусловлено обстоятельствами, условиями ситуации и состоянием испытуемого, который в данный момент снижает ценность своих собственных потребностей.
          Критические оценки увлеченности К. Левина динамическими аспектами поведения привели его к необходимости исследовать его содержательные элементы, в частности то, на что это поведение направлено, или его цели. Была поставлена задача, исследовать уровень притязаний - уровень трудности планируемых целей. Эксперименты Хоппе, в которых испытуемых просили сказать, сколько колец они смогут набросить на стержни, расположенные на подвижной ленте, показали, что повторение этого вопроса, чередуемое с реальными действиями испытуемых, набрасывающих кольца на стержни, давало результаты, которые оценивались по нескольким показателям. Первым из них был уровень притязаний - низкий, средний и высокий. Вторым показателем была адекватность притязаний. Адекватность определяется тем, что испытуемый выбирает более легкое задание после неудачи и более сложное после удачи. Третьим показателем была динамика притязаний, которая определялась или резким, скачкообразным, или более плавным переходом от одного уровня трудности целей к другому. Все три показателя позволяли оценить внутренний потенциал человека, его уверенность в себе и адекватность поведения при достижении или не достижении цели.
          Эксперименты в школе Курта Левина никогда не проводились ради самого экспериментирования. Они служили тем материалом, с помощью которого проверялись гипотезы, они отражали реальность в самом, что ни на есть точном к ней приближении.
Блюма Вульфовна Зейгарник говорила, что у Левина "эксперимент превратился из способа доказательства в ситуацию, в особого рода деятельность". В эксперименте у него происходило формирование определенной жизненной ситуации, своеобразного "драматического сегмента", по выражению Политцера. Не просто формировалось отношение экспериментатор-испытуемый, не просто осуществлялось принятие цели и искались пути решения задачи, - в его эксперименте возникали реальные эмоции, реальные ситуации, реальное поведение, возникал какой-то реальный пласт жизни со всеми своими нюансами.
          
Свое представление о мотивации Левин выводил из неразрывной связи субъекта и объекта. При этом противопоставление внутреннего и внешнего снималось, т.к. они объявлялись разными полюсами единого пространства - поля по Левину. Для гештальт-психологов поле - это то, что воспринимается в качестве непосредственно данного сознанию. Для Левина поле - это структура, в которой совершается поведение. Она охватывает мотивационные устремления индивида и одновременно объекты этих устремлений. Левин выводил поведение из факта взаимодействия личности и среды. Его не интересовали объекты как вещи, а лишь то, в каком отношении они находятся к потребностям личности. Мотивационные изменения выводились не из внутренних структур личности, а из особенностей самого поля, из динамики целого.

В заключении можно подчеркнуть, что школа Курта Левина позволила миру психологии следующее:  Расширить понятийный аппарат психологической науки за счет введения таких новых терминов, как квазипотребность, полевое поведение, уровень притязаний. По-новому взглянуть на проблему мотива, представленную в другой системе координат - "личность-среда". Определить роль и место психологического эксперимента в научном исследовании.

                                            Заключение

Гештальтпсихология считала, что целое не выводится из суммы свойств и функций его частей (свойства целого не равны сумме свойств его частей), а имеет качественно более высокий уровень. Гештальтпсихология изменила прежнее воззрение на сознание, доказывая, что его анализ призван иметь дело не с отдельными элементами, а с целостными психическими образами. Гештальтпсихология выступала против ассоциативной психологии, расчленяющей сознание на элементы. Гештальтпсихология наряду с феноменологией и психоанализом легла в основу гештальт-терапии Ф. Перлза, который перенес идеи гештальтпсихологов с когнитивных процессов до уровня миропонимания в целом.

В чем же причина, что гештальтизм перестал соответствовать новым научным запросам? Скорее всего, основная причина в том, что психические и физические явления в гештальтпсихологии рассматривались по принципу параллельности, вне причинной связи. Гештальтизм претендовал на общую теорию психологии, но на самом деле его достижения касались исследования одной из сторон психического, на которую указывала категория образа. При объяснении же явлений, которые не могли быть представлены в категории образа, возникали огромные трудности.

Гештальтпсихология не должна была разъединять образ и действие, образ у гештальтистов выступал в виде сущности особого рода, подчиненной собственным законам. Методология, основанная на феноменологической концепции сознания, стала препятствием для подлинно научного синтеза этих двух категорий.

Гештальтисты поставили под сомнение принцип ассоциации в психологии, но их ошибка была в том, что они разорвали анализ и синтез, т.е. оторвали простое от сложного. Некоторые гештальтпсихологи даже отрицали вообще ощущение как явление.

Но гештальтпсихология привлекла внимание к вопросам восприятия, памяти и продуктивному, творческому мышлению, изучение которого и является основной задачей психологии.

                    Список  литературы

Нуркова В.В., Березанская Н.Б. Психология: Учебник. М.: Юрайт-Издат, 2004.

Теория личности К. Левина. Зейгарник Б.В.  М., 1981

Теория поля Курта Левина.  Холл К.С., Линдсей Г. Теории личности. М., 1997

Материалы с сайта www.effecton.ru 

Материалы с сайта www.psychology.net.ru.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

30671. Сюжет, композиция и проблематика рассказа М. Горького «Старуха Изергиль» 14.18 KB
  Повествование много повидавшей на своем веку Изергиль делится на три самостоятельные части: легенда о Ларре рассказ Изергиль о своей жизни легенда о Данко.Легенды о Ларре и Данко раскрывают две концепции жизни два представления о ней.Себялюбцу Ларре контрастно противопоставлен герой второй легенды Данко. Ларра ценил только себя и свою свободу Данко же решил добыть ее для всего племени.
30672. Мотив дуэли в произведениях отечественной классики XIX в 13.4 KB
  Дуэль как социальное явление целой эпохи является одной из проблем поднимаемой в классической литературе.Писатели 19 века воспринимали дуэль как единственный и во многом естественный способ отстоять свою честь свое дворянское и офицерское достоинство.В романе Евгений Онегин дуэль становится тем явлением которое противоречит внутреннему миру героя.Перед дуэлью Онегин спокойно проспал всю ночь в противоположность Ленскому.
30673. Тема борьбы добра и зла в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» 13.32 KB
  Булгакова Мастер и Маргарита Нет зла без добра нет Сатаны без Бога и Сатана также естествен в мире как обитель добра. Это основная философская мысль в романе Мастер и Маргарита. Ведь это дьявол выполняет просьбу Левия Матвея от имени Бога – устроить судьбу Мастера в новой жизни. И поэтому Мастер вынужден уйти под опеку к Воланду.
30674. Тема «русского бунта» в произведениях отечественной литературы 14.29 KB
  Тема русского бунта нашла свое отражение в нескольких произведениях русской литературы но несомненно свое начало в литературе XIX века она берет с романа А.Работая над этим произведением писатель пользовался многочисленными историческими источниками совершил поездку по местам пугачевского бунта записывал рассказы очевидцев. В Капитанской дочке перед нами предстает Пушкин – художник раскрывающий тему народного бунта в высшей степени художественно.
30675. Тема героя и толпы в произведениях отечественной литературы 14.5 KB
  Конфликт в который вступают Чацкий и московское общество весь ход сюжета убедительно доказывают что Чацкий по сути дела один на один с целым мирком в миниатюре миром Фамусова. Фамусовское общество является жалким подражателем всего французского; и только Чацкий единственный русский человек во всей пьесе. Воскреснем ли когда от чужевластья мод вопрошает он иронизируя над тем что московское общество одевается по французской моде предпочитает французскую кухню французский язык знает лучше чем русский.Фамусовское общество...
30676. Тема греха и покаяния в русской литературе 13.81 KB
  Особенно остро ставил проблему греха и покаяния в своем творчестве Ф.Проблему нравственного греха и покаяния ставил не только Ф.Таким образом тема греха и покаяния проходит через творчество многих русских писателей.
30677. Философские вопросы бытия в лирике С.А. Есенина (на примере 3 -4 стихотворений по выбору экзаменуемого). Тема жизни и смерти в стихотворении «Мы теперь уходим понемногу…» 14.68 KB
  Тема жизни и смерти в стихотворении Мы теперь уходим понемногу В своей философской лирике Есенин ставит множество вопросов обращенных в первую очередь к самому себе: чем я жил что я успел для чего пришел в этот миЕсенин всегда ощущал себя частью этого мира. Часто он находил отклик своим мыслям в мире природы поэтому его философская лирика темно переплетается с пейзажной и наполнена аналогиями между законами человеческой жизни и законами природы. Жизненный путь пройден природа завершила свой кругСоотношение весны человека и...
30679. Тема подвига и самопожертвования в русской литературе 14.15 KB
  Подвиг самопожертвование могут восприниматься писателями поразному. Человек совершает подвиг не только в исключительные моменты своей жизни но и в семейнобытовом социальном философском плане. Если бы не слова князя Андрея никто бы не узнал о его подвиге.