66661

Иннокентий Петрович Герасимов

Реферат

Исторические личности и представители мировой культуры

Каждый ученый-почвовед творец. Почвоведу как ни кому другому нужно уметь слушать и слышать природу. Недостаточно ограничиться только своим объектом почвой и недостаточно будет сухих лабораторных данных сколь информативными они бы ни были. И не зря здесь говорится именно ...

Русский

2014-08-25

122.5 KB

6 чел.

Иннокентий Петрович Герасимов

(1905-1985)

И человек идёт по полю
как Голос и как Дыхание
среди деревьев, как будто ожидающих
впервые свои Имена.

(Г.Айги "Без названия", 2003).

Каждый ученый-почвовед - творец. Мало быть подкованным в теоретическом плане, владеть современными методами исследования, хотя уже и на сегодняшний день, порой, они открывают, казалось бы, безграничные возможности. Почвоведу как ни кому другому, нужно уметь "слушать и слышать" природу. Недостаточно ограничиться только своим объектом (почвой), и недостаточно будет сухих лабораторных данных, сколь информативными они бы ни были. Только способность видеть тонкие и иногда в то же время всеобъемлющие связи в окружающем мире, умение обобщать имеющиеся знания о нём позволяют достигать понимания устройства его и стройности создаваемых теорий. Определенно, всеми этими качествами обладал Иннокентий Петрович Герасимов.

Пожалуй, любой человек, получивший образование в сфере наук о Земле хоть раз да должен был услышать имя этого ученого. И не зря здесь говорится именно "в сфере наук о Земле", потому как научные интересы Иннокентия Петровича касались различных областей естественных наук - это и география, и геоморфология, и палеогеография, и почвоведение (генезис, география, картография почв). В каждом воспоминании, биографическом очерке говорится, что это был не просто ученый, а ученый-энциклопедист, не просто исследователь, а исследователь-новатор, человек, работоспособности которого можно только подивиться (и за пять жизней можно столько не успеть!).

И.П. Герасимов родился 9 декабря 1905 года в Костроме. Отец, Петр Васильевич Герасимов, был по образованию юристом и служил в Министерстве юстиции, активно занимался политикой. Губернатор Костромы писал об отце как о сдержанном и корректном человеке, способном влиять на общество, хорошем журналисте, опытном политическом деятеле. Возможно, именно эти качества впоследствии помогли Иннокентию Петровичу достичь вершин организаторской деятельности. Мама, Мария Павловна Шигорина, происходила из очень известного в Костромской губернии рода, старалась дать возможность получить хорошее воспитание и образование детям. В 1917 году она овдовела, оставшись одна с тремя сыновьями на руках без каких-либо средств к существованию. Вскоре, через год вышла замуж за Михаила Степановича Моисеева, впоследствии ставшего известным врачом, который и взял на себя все заботы. По долгу службы, будучи военнообязанным, ему с семьей приходилось часто переезжать. Ребята меняли школы, а занятия французским языком, начатые еще с детства, пришлось оставить.

Гражданская война для Иннокентия обернулась возможностью посетить многие города (Петроград, Екатеринбург, Пермь и др.), пока отчима отправляли то в один, то в другой госпиталь. Поэтому уже к пятнадцати годам И.П. Герасимов смог воочию увидеть природу Европейской территории, Урала. В 1922 г. отчима снова  переводят в Петроград, а у И.П. Герасимова появляется возможность получить высшее образование, и он, как это отмечает в своей автобиографии, без особого труда останавливает свой выбор на Географическом институте (с 1925 г. - географический факультет Ленинградского государственного университета): "... уже в старших классах средней школы у меня появился особенно большой интерес к изучению окружающей природы" (Семейный архив, ноябрь 1975 г.). В 1925 г. Михаила Степановича переведут в Владивосток, после чего Иннокентий Петрович вынужден будет не только учиться, но и работать, содержа материально себя (а ведь надо было оплачивать еще учебу в университете), но и младшего брата, Валерия. Ему удалось преодолеть и эти трудности. Еще задолго до того момента у Иннокентия Петровича появилась кличка - "Кеша-оптимист".

В студенческие годы И.П. Герасимов начал ездить в экспедиции, в которых сразу решал серьезные научные проблемы, но не забывал про быт, и с ранних лет проявил себя как талантливый организатор (1924 г., комплексная экспедиция на Устюрт). Легкий уравновешенный характер, открытость, умение установить контакт с любым человеком - всё это помогало поддерживать в коллективе благоприятную для работы обстановку.

Далее последовали годы экспедиции на Устюрт вместе с С.С. Неуструевым, Е.Н. Ивановой, И.М. Крашенинниковым. И.П. Герасимов незамедлительно начинает писать статьи: "Почвенные и ботанико-географические работы на Устюрте" [1925 г.], "История поверхности Земли" [1926 г.]. А после окончания университета за 3,5 года (экстерном) остается в аспирантуре, согласившись на предложение С.С. Неуструева, на новой кафедре географии почв. И.П. Герасимову повезло, что в годы становления его как ученого у него была возможность учиться у работавших на географическом факультете тогда С.С. Неутруева, Л.С. Берга, А.Е. Ферсмана, Ю.М. Шокальского, Л.И. Прасолова и др.

Начиная с 1925 г., года поступления в аспирантуру, И.П. Герасимов не прерывал свою активную научную деятельность, развивавшуюся уже тогда в разных направлениях, и рано начавшуюся преподавательскую:

- семинары и лекции в университете и Геологическом институте;

- приглашен научным сотрудником в Почвенный институт им. В.В. Докучаева;

- в 1930 г. - выпущено 7 статей и 2 карты в области картографии почв;

- 1933 г.  - "О почвенно-климатических фациях равнин СССР и прилегающий стран";

- 1930-1934 гг. - читает лекции  по палеогеографии в Горном институте.

Ученую степень кандидата почвоведения И.П. Герасимову присудили без защиты диссертации в 1934 г. за совокупность работ по географии почв сухих степей и пустынь. И докторскую бы присудили аналогичным образом, однако, решили, что Иннокентию Петровичу не составит труда написать еще одну работу, ведь "тебе это легко сделать", как сказал И.П. Герасимову сам Л.И. Прасолов. И действительно, уже у 1935 г. Герасимов подготавливает монографию "Почвенно-геоморфологический очерк Турана", которую после всех перипетий с переездом Академии наук и Почвенного института в Москву защищает в 1936 г. под названием "Основные этапы развития современной поверхности Турана". Оппонентами выступали Л.И. Прасолов, Л.С. Берг, А.А. Григорьев. В работе Герасимов изложил историю новейшего геологического развития Турана, проведя две палеогеографических реконструкции, выдвинул и обосновал концепцию чередования в пустынях Средней Азии более влажных (плювиальных) и более сухих (ксеротермических) климатических эпох. Фундаментальность данной работы неоспорима и сейчас.

С 1936 года начинается "московский" этап деятельности И.П. Герасимова. Его приглашают на должность заведующего кафедрой географии почв географического факультета Московского государственного университета. Ей будет посвящено 14 лет научной и педагогической деятельности (лекции по геоморфологии, почвоведению, палеогеографии). В 1939 году Иннокентию Петровичу присудили звание профессора. Интересным фактом его биографии для меня было следующее. Все говорили, лекции он читал интереснейшие настолько, что ходили не только учащиеся, но и коллеги, педагоги, были они содержательными, и всегда он старался включать в них наиболее новые материалы. Но не любил принимать экзамены, всегда старался избежать этого мероприятия. Почему же? Увы, история умалчивает и остается только догадываться.

Как было отмечено выше, И.П. Герасимов был не только почвоведом, и поэтому осветить все достижения здесь не имею возможности, а из того, что нельзя не отметить:

- с 1946 г. Иннокентий Петрович избирается членом-корреспондентом АН СССР;

- 1949-1951 гг. - заместитель директора по научной части в Институте географии АН СССР;

- 1951-1985 гг. - директор Института географии АН СССР;

- 1952-1956 гг. - заведующий кафедрой физической географии зарубежных стран МГУ;

- 1953-1985 гг. - избран академиком АН СССР, председателем Национального комитета советских географов;

- 1960-1968 гг. - вице-президент международного союза почвоведов;

- 1960-1971 гг. - президент Всесоюзного общества почвоведов;

- 1964-1972 гг. - вице-президент Международного географического общества.

Это лишь некоторая часть из занимаемых им должностей. Стоит отметить, что они все перекликаются между собой во времени, были еще различные сообщества (около 20), редколлегии журналов. А современники говорили, что Иннокентий Петрович был из тех людей, что не могут номинально занимать какое-то место.

Примечательно, что среди всего прочего И.П. Герасимов уделял важную роль распространению географических знаний. Писал статьи в популярных научных журналах, заметки о поездках, экспедициях. Следил за тем, насколько и как связаны между собой академическая, вузовская и школьная география.

Всей его научной и преподавательской деятельности свойственна поразительная.. лаконичность, если так можно выразиться. Если на кону стоит решение научного вопроса - это будет обязательно комплексный подход, конкретные цели, конкретные задачи, и в довершении всего вывод; учебный курс - учебник, написанный доступным для студентов языком, с четко изложенным материалом, наполненный новыми идеями.

"Почвоведение - любовь на всю жизнь". Так называется глава, посвященная деятельности И.П. Герасимова как почвоведа в книге о нём (Зимина с соавт., 1995). И не с проста, наверное, именно так. Иннокентий Петрович - представитель классического, докучаевского почвоведения, его второго поколения, вместе с М.А.  Глазовской,  И.Н.  Скрынниковой,  Н.А.  Ногиной,  К.П. Богатыревым,  Г.В.  Добровольским,  В.Р. Волобуевым,  Р.В. Ковалевым,  Е.В. Рубилиным,  С.В. Зонном,  Е.С. Блажним, И.А.  Крупенниковым.  Однако, смотрел он на почвоведение под своим, особым, углом зрения. Направление, развитое им в почвоведении получило название "новодокучаевского".

Все годы научной деятельности Иннокентия Петровича пришлись на СССР. Развитие науки в годы Советской власти шло стремительными темпами: за первые десять лет (с 1922 по 1931 год) количество ВУЗов возросло с 248 до 701, а к 1970 году достигло 805; возросли количество научных сотрудников, численность работников с учеными степенями. Кроме того, развитие структуры образования и научных институтов сопровождалось увеличением финансирования.

Все периоды, выделяемые историками, периоды оттепели и ужесточения режима, находили свое отражение и в науке. Сложно было налаживать взаимодействие между отечественной наукой и зарубежной. Что касается СССР, были годы наиболее активных дискуссий. Наиболее яркое противостояние началось после августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года на базе учения Вильямса, которое подавалось как совершенно новое направление, а учение Докучаева ему противопоставлялось. Дискуссии велись как на заседаниях, так и на страницах журналов. Временами это была пора столкновения идеологий, а не научных взглядов, что осложняло нормальное развитие фундаментального почвоведения. Не вызывает сомнений, что почвоведение - одна из наиболее важных в практическом применении областей науки. Но нельзя забывать, что без опоры на "фундамент", которым является генезис почв, его переложение к конкретным условиям может привести к катастрофическим последствиям.

В те годы были проведены наиболее масштабные за всю историю почвоведения экспедиции по изучению почвенного покрова. Исследованы почвы Казахстана и Средней Азии (Н.А. Димо, Е.Н. Иванова, А.Н. Розанов, И.П. Герасимов), Сибири и Дальнего Востока (К.П. Горшенин, Н.В. Орловский, Ю.А. Ливеровский), районов влажных субтропиков (С.А. Захаров, М.Н. Сабашвили), чернозёмы (Л.И. Прасолов, А. М. Панков, С. И. Тюремнов), серые лесные (И.В. Тюрин, А.А. Завалишин), каштановые (Л.И. Прасолов, Н.И. Усов), подзолистые (А.А. Красюк, А.А. Роде, Н.Л. Благовидов) и засоленные почвы (Н.А. Димо, Д.Г. Виленский, В.А. Ковда). В годы Великой отечественно войны И.П. Герасимов отвечал за обеспечение армии географическими материалами (карты проходимости). В те же годы были начаты исследования по возможным поискам резервных земель для использования их в сельском хозяйстве, работы по повышению плодородия почв.

Проводятся почвенные исследования за рубежом, изучаются почвенные ресурсы, разрабатываются пути их использования и улучшения почв. Публикуются монографии о почвах зарубежных стран (И.П. Герасимов, С.В. Зонн, М.А. Глазовская, В.М. Фридланд и др.).

Сложно однозначно оценить тот период с точки зрения благоприятности его для ведения научной деятельности. С одной стороны это была эпоха грандиозного подъема, с другой - невозможно было предсказать, не окажутся ли результаты истолкованы в совершенно не свойственной для них манере, о которой автор вовсе и не задумывался. Говоря о почвоведении, хочется отметить, что это был период  наибольшего развития различных направлений и школ почвоведения.

И.П. Герасимов развивал географо-генетическое направление в почвоведении, занимался картографией почв. Им созданные теории континентального соленакопления, элементарных почвенных процессов, относительного и абсолютного возраста почв. Также, он руководил работами по составлению "Государственной почвенной карты СССР" и был автором её концепции.

Навряд ли возможно выделить особым образом какое-то из достижений, изложенных И.П. Герасимовым за более чем 50 лет научной деятельности. Скорее, хотелось бы отметить своеобразный общий подход к решению стоящих проблем. Во всех разработанных теориях и концепциях прослеживается постоянная перекличка между фундаментальными и практическими задачами, а это кажется, пожалуй, одним из важнейших при изучении различного рода вопросов. Наиболее интересным и значимым для меня в разработанных И.П. Герасимовым теориях оказался как раз переход от докучаевской двучленной доктрины "свойства почв ---> факторы почвообразования" к трехчленной новодокучаевской - "свойства почв ---> почвенные процессы ---> факторы почвообразования", а также предложенная концепция элементарных почвенных процессов (ЭПП).

Значение в создании этой концепции сам Герасимов видел в прямом переходе от нее к систематике почв; в создании унифицированных характеристик для последующей диагностики почв. Т.е.,  кроме всего прочего, концепция предлагалась в качестве инструмента для отображения генетически выделенных разностей на почвенных картах, не говоря о том, что это было новой ступенью в развитии генетического почвоведения. Им было проведено сопоставление ЭПП и горизонтов, выделенных в системе ФАО/ЮНЕСКО, для понимания сходств и различий в выделении диагностический разностей в международной классификации и советской систематики. Ведение диалога между учеными разных стран на "общепонятном языке" - одна из проблем, на которую И.П. Герасимов всегда обращал внимание.

Важным в введении концепции ЭПП видится рассмотрение нового, "процессного" уровня организации почв, так как он является наиболее "универсальным" в понимании, нежели уровень "свойств". Конечно, режимы и функционирование почв изучались еще и В.В. Докучаевым, и вряд ли он исключал процессы даже именно в таком понимании. Однако выдвижение в виде нового звена в тройственной формуле это позволило перейти на качественно новый уровень исследования. Почему же "универсальным": например, одни и те же наблюдаемые свойства могут быть результатом различных процессов, что определенно, может повлечь за собой ошибки совершенно разнообразного рода.  И чем тщательней это будет проработано, тем вернее будет знание и о свойствах, и о генезисе.

Также, следует отметить стремление И.П. Герасимова к обоснованности использования каких-либо понятий, законченности выдвигаемых теорий. Это можно проследить на примере изложенной Иннокентием Петровичем концепции о "возрасте почв". Он писал, что "вольное обращение с понятием "возраст почв" лишь может дискредитировать это понятие". Предлагал использовать новые подходы и методы и по возможности уходить от субъективности.

В введении четкого понимания понятия "возраста почв" И.П. Герасимов видел возможность перехода к изучению динамики почв, а в вытекающем оттуда понимании скорости изменения процессов почвообразования - необходимую информацию для решения различных проблем прикладного почвоведения.

На протяжении всей своей деятельности И.П. Герасимов решал прикладные задачи и в то же время выдвигал фундаментальные вещи, оставлял как бы "вопросы к размышлению". Одну из последних его книг "Учение В.В. Докучаева и современность" [1986 г.] можно рассматривать как "научное завещание". В ней изложены его основные взгляды на основные теоретические проблемы почвоведения, а также видны перспективы дальнейших исследований в этой области. И сейчас, взяв книгу в руки уже спустя почти 30 лет после издания, она кажется глубокой и не лишенной своей актуальности.

Среди ученых, кому Иннокентий Петрович был учителем, и последователей, хочется отметить B.C. Преображенского, А.А. Величко, Я.Г. Машбиц, В.О. Таргульяна, Д.А. Тимофеева, С.В. Зонна, М.А. Глазовскую, Н.А. Караваеву, Т.Д. Морозова, А.Л. Александровского и Е.И. Александровскую.

Уже в конце написания данного очерка мне вспомнилось замечание А.А. Величко о своем учителе: "Последняя фраза получилась напыщенной, и я тут же  вспомнил, что И.П. подобных изречений не любил. Он всегда отличался простотой, но той изысканной простотой, которая присуща настоящему интеллигенту." И без этого об Иннокентии Петровиче не хотелось писать в излишне возвышенной манере, но, увы, этого, кажется, не удалось. Масштаб личности оказался для меня удивительным.

Основные труды (в почвоведении):

  1.  О почвенно-климатических фациях равнин СССР и прилегающих стран. Л.: Изд-во АН СССР, 1933. 38 с. (Тр. Почв, ин-та АН СССР; Т. 8, вып. 5).
  2.  Новые идеи в географии почв // Почвоведение. 19356. № 2. С. 239-258.
  3.  Мировая почвенная карта и общие законы географии почв // Почвоведение. 1945. №3/4. С. 152-161.
  4.  Древние почвенные и элювиальные образования и их значение для палеогеографии четвертичного периода //Тр. Ин-та географии АН СССР, 1946а. Вып. 37. С. 207-224.
  5.  Государственная почвенная карта. Масштаб 1:1 000 000 // Вести. АН СССР, 1947а. № 7. С. 73-75.
  6.  Научные основы систематики почв // Почвоведение. 19526. № И. С. 1019-1026.
  7.  Три научных направления в разработке общих вопросов классификации почв и их взаимные связи // Почвоведение. 19586. № 11. С. 1-18. В соавт. с Е.Н.  Ивановой.
  8.  Основы почвоведения и географии почв. М.: Географгиз, 1960д. 490 с. В соавт. с М.А. Глазовской.
  9.  Новое в подходах и методах определения абсолютного возраста почв // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1968а. № 1. С. 141-146.
  10.  Природа и сущность древних почв // Почвоведение. 1971. № 1. С. 3-10.
  11.  Опыт генетического подхода к разделению тропических почв, кор выветривания и продуктов их переотложения // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1972. № 5. С. 21-33.
  12.  Опыт генетической диагностики почв СССР на основе элементарных почвенных процессов // Почвоведение. 19736. № 5. С. 3-9.
  13.  Генетические, географические и исторические проблемы современного  почвоведения. М: Наука, 1976в. 299 с.
  14.  Понятие "почва-природное тело" и его производные ("почва-режим", "почва-воспроизводство", "почва-память" // Почвоведение. 19836. № 4. С. 5-12.
  15.  Система фундаментальных генетических понятий почвоведения // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1983в. № 4. С. 5-16.
  16.  Историческая роль и современные проблемы докучаевского генетического  почвоведения // Почвоведение. 19846. № 4. С. 5-10. В соавт. с В.М. Фридляндом.
  17.  Учение В.В. Докучаева и современность. М.: Мысль, 1986г. 128 с.

Список использованных источников:

  1.  Большая советская энциклопедия: В 30 т. - М.: "Советская энциклопедия", 1969-1978.
  2.  Герасимов И. П. Генетические, географические и  исторические проблемы современного почвоведения. М., «Наука», 1976.
  3.  Герасимов И. П. Учение В. В. Докучаева и современность - М. : Наука, 1986.  - 128 с.
  4.  Зонн  С.В. История  почвоведения  России  в  XX  веке.  (Неизвестные  и забытые  страницы). Часть I. -  М.:  Институт  географии  РАН 1999.-376  с.
  5.  Зонн  С.В. История  почвоведения  России  в  XX  веке.  (Неизвестные  и забытые  страницы). Часть II. -  М.:  Институт  географии  РАН 1999.-579  с.
  6.  Иннокентий Петрович Герасимов. 1905-1985. - М.: Наука, 1995. - 251 с.
  7.  Наука в СССР. (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D1%83%D0%BA%D0%B0_%D0%B2_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0#.D0.A1.D0.BC._.D1.82.D0.B0.D0.BA.D0.B6.D0.B5)
  8.  Научные труды, биографические документы, материалы других лиц, переписка Герасимова И.П. (АРАН.Фонд 1850.Опись 1.)
  9.  Российская академия наук. Сибирское отделение: Персональный состав / Сост. Е.Г. Водичев, Г.М. Запорожченко, О.Н. Калинина и др. - Новосибирск: Наука, 2007. 603 с.