66667

Жизнь и научная деятельность Константина Дмитриевича Глинки

Реферат

Исторические личности и представители мировой культуры

Его отец дворянин Дмитрий Константинович Глинка один из прямых продолжателей рода великого композитора и музыкального деятеля М. Полынов описывая фотографию тех лет на которых запечатлены Глинка с супругой подчеркивает что форма солдата саперной...

Русский

2014-08-25

105.79 KB

18 чел.

Московский Государственный Университет имени М.В.Ломоносова

Факультет почвоведения

Кафедра биологии почв

Реферат по курсу «История и методология почвоведения» на тему:

«Жизнь и научная деятельность Константина Дмитриевича Глинки»

                                                         

  Выполнила:

студентка 5 курса

Соловьева О.А.



Преподаватели: 

Красильников П.В.

Прокофьева Т.В

                                                         Москва, 2013

Содержание:

  1.  Общественно-исторические условия жизни К.Д. Глинки
  2.  Биография К.Д. Глинки
  3.  Ситуация в науке о почве в начале XX века.
  4.  Учителя и предшественники К.Д. Глинки
  5.  Вклад ученого в развитие науки о почве
  6.  Ученики и последователи
  7.  Библиография (основные сочинения)
  8.  Список использованной литературы

  1.  Общественно-исторические условия

К.Д.Глинка жил и работал в конце XIX – начале XX вв, в период тяжелый для нашего государства, переломный. Его рождение совпало с масштабными реформами Александра II, охватывающими все сферы жизни общества:  Земельная реформа — 19 февраля 1861 был издан манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей и об устройстве их быта» согласно которому было отменено крепостное право, бывшие крепостные крестьяне получали личную свободу, часть земли крестьянам была отдана бесплатно, часть за выкуп, часть оставлена у помещиков; Административная реформа — 1 января 1864, Судебная реформа — в ноябре 1864, Военная реформа — 1 января 1874, Школьная реформа — в июне 1864 г  было утверждено «Положение о начальных народных училищах» согласно которому разрешалось создание школ городскими собраниями и городскими думами, а также «Устав для университетов» согласно которому восстанавливалась автономия университетов.

Начало XX в. характеризуется нарастающим недовольством населения, что побуждает Николая II к новым реформам. В 1906 году Николай II издает «Манифест об усовершенствовании государственного порядка», согласно которому вводятся свобода совести, слова, собраний и союзов, а также вводится в действие конституция, установившая в России дуалистическую монархию.

Известно также, что в начале XXв, Министерство высшего образования создавало различные идеологические препятствия.

В 1906 году П. А. Столыпин назначен премьер-министром. В октябре издан Указ «Об отмене некоторых ограничений в правах сельских обывателей и лиц других бывших податных сословий», а 9 ноября — опубликован знаменитый «Указ о выходе из крестьянской общины». Только через 45 лет после «указа о воле» (от 1861 года) крестьяне действительно становились свободными, а огромный слой населения превращался в свободного экономического агента. Эта реформа вызвала интерес профессорско-преподавательского и студенческого состава Института (Ново-Александрийского), желание помочь ее осуществлению.

Экономическая и политическая обстановка после революции 1917 года нестабильная – голод и смута, гражданская война, все это давало о себе знать. Но Глинка в это тяжелое время возвращается в Петроград. Позже, Полынов Б.Б. вспомнит о том, как они вместе с К.Д. собирали по улицам щепки для отопления квартир, как встречали рассвет в очередях на мясо..

Но после революции формируется новая организационная модель отечественной науки (1917—1930 гг.)  Основной курс государственной политики состоял в создании необходимых условий для развития практически всех крупных отраслей знаний. Вся наука в России контролировалась и финансировалась только государством, в то время для государства развитие науки было одним из приоритетных направлений его деятельности. Были созданы ведомственные сети научных организаций (наркоматы земледелия, здравоохранения и т. д.), были установлены основные типы научных учреждений: центральный НИИ, отраслевой институт при вузе, низовые учреждения (заводские лаборатории, опытные станции) и региональные институты. Именно в это время был создан Институт почвоведения, директором которого в 1927 году становится Константин Дмитриевич.

2. Биография К.Д. Глинки

К.Д.Глинка родился 1 августа 1867 года в с.Коптево Духовщинского уезда Смолнской губернии. Его отец – дворянин Дмитрий Константинович Глинка (один из прямых продолжателей рода великого композитора и музыкального деятеля М.И. Глинки), был уважаемым и передовым деятелем губернского земства. У него было имение, и он весьма успешно занимался ведением сельского хозяйства. А.А. Завалишин и В.А. Долотов пишут, что отец Глинки приучил сына к ведению сельского хозяйства, посвящая его во все детали, вплоть до бухгалтерии.

О детских и юношеских годах К.Д.Глинки сведений почти нет. Известно, что в 1876 году Константин поступил в Смоленскую классическую гимназию и окончил ее в 1885 г. В том же году он стал студентом естественного отделения физико-математического факультета Петербургского университета и в 1889 г. Получил диплом первой степени по специальности минералогия и геология. После окончания университета он женится на Антонине Георгиевне Знаменской. Незадолго до этого события будущий ученый отбывал воинскую повинность. Б.Б. Полынов, описывая фотографию тех лет, на которых запечатлены Глинка с супругой, подчеркивает, что форма солдата саперной службы нисколько не скрывает присущее ему достоинство интеллигента.

Вот, пожалуй, и все, что известно о детских и юношеских годах будущего российского академика. Ни сам он, ни его близкие не упоминают о каких-либо трудностях учебы в университете. Известно, что по окончании учебы К.Д. Глинка по ходатайству профессора В.В. Докучаева в 1890 г. «оставлен при С.-Петербургском университете для приготовления к профессорскому званию на кафедре минералогии и геологии на два года.»  

В декабре того же года он был утвержден в должности хранителя минералогического кабинета. В указанной должности он проработал до 1894г. Одновременно глинка готовил магистерскую диссертацию и участвовал в экспедиции по изучению и оценке почв Полтавской губернии (1890) и «Особой экспедиции лесного департамента по испытанию и учету приемов и способов лесного и водного хозяйства в степях России»(1892).

Учась в университете, К.Д.Глинка собирался посвятить себя минералогии, и, в частности, изучению кор выветривания. Однако его исследования в этой области долгое время оставались вне внимания геологов, хотя и были новаторскими. Так, магистерская диссертация К.Д.Глинки «Глауконит, его происхождение, химический состав и характер выветривания», которую он защитил в московском университете в 1896 г., послужила началом совершенно нового и оригинального направления в минералогии – изучению процессов выветривания.

В 1894 г. К.Д.Глинка, приняв предложение В.В. Докучаева, бывшего в то время директором Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства (ныне г.Пулавы – Польша), занял должность ассистента кафедры минералогии и геологии. После защиты диссертации назначен профессором той же кафедры. Одновременно он исполняет обязанности профессора почвоведения вместо своего заболевшего друга – Н.М. Сибирцева.

В 1900 г. Их жизни уходит Н.М.Сибирцев. Вскоре после этого наступает первый приступ нервного расстройства у В.В Докучаева. Он уезжает в Санкт-Петербург, предложив К.Д.Глинке  возглавить кафедру почвоведения. С этого момента, он фактически становится генератором идей в почвенной науке и руководителем подготовки для нее специалистов. Отныне К.Д.Глинка – продолжатель научных исследований почв и почвенно-оценочных работ, проводимых в европейской части России.

С этого момента его жизненный путь будет удобно описать несколькими периодами.

Ново-Александрийский период. 1894-1912

О Глинке сохранилось достаточно много воспоминаний его учеников, соратников и друзей. Эти воспоминания относятся к разным периодам творчества ученого. Особенно интересны (выражением высокого уважения и преданности к К.Д. Глинке) воспоминания Б.Б. Полынова и Н.И. Прохорова. Они во многом способствовали раскрытию его как ученого и особенно как человека, наделенного от природы оптимизмом, любовью ко всем и всему окружающему.

Итак, в 1894 г. молодой, полный сил и творческой энергии К.Д. Глинка обосновывается в Новой Александрии, на кафедре минералогий и геологии Института сельского хозяйства и лесоводства. Здесь под опекой своего учителя В.В. Докучаева, бывшего до 1900 г. его директором, К.Д.Глинка сформировался как ученый. В этот период  он становится прекрасным педагогом и оригинальным исследователем. Этому способствует и царившая в институте обстановка активной творческой деятельности.

Этот расцвет происходил вопреки идеологическим препятствиям, которые создавали ретрограды из Министерства высшего образования. Справедливости ради надо отметить, что к тому времени относятся и коренные преобразования крестьянского хозяйства, разработанные выдающимся ученым и политическим деятелем П.А. Столыпиным.

Его реформа вызвала интерес прогрессивно настроенного профессорско-преподавательского и студенческого состава Института, желание помочь ее осуществлению. Именно тогда и проявились недюжинные педагогические способности К.Д. Глинки, его талант научного исследователя.

До 1901 г. К.Д. Глинка вел курс минералогии и геологии и интенсивно исследовал процессы выветривания горных пород. Цель этих исследований - накопление материала для будущей диссертации на степеньдоктора минералогии и геологии. Одновременно молодой ученый руководил практическими занятиями, читал курс почвоведения вместо заболевшего профессора Н.М. Сибирцева. 1901 год явился для К.Д. Глинки годом окончательного и бесповоротного выбора основной области своей деятельности - почвоведения.

В 1901 г. К.Д. Глинка возглавил кафедру почвоведения. Одновременно к ученому перешло и руководство почвенными исследованиями в Псковской губернии, начатыми им совместно с Н.М. Сибирцевым. Приступил он к аналогичным исследованиям в Смоленской и Новгородской губерниях, а с 1908 г. стал во главе почвенно-геоботанических работ Переселенческого управления Министерства земледелия. Цель этих исследований - научно обоснованный выбор территорий для колонизационного освоения Сибири, Дальнего Востока и Средней Азии.

Период с 1897 г. (год присвоения ученой степени магистра наук) по 1908 г. (выход в свет первого издания курса ’’Почвоведение”) был для К.Д. Глинки весьма плодотворным, особенно если учесть, что в то время поиском и обобщением литературных данных в области почвоведения практически никто не занимался. Поэтому все это ему пришлось выполнить самому. С этой ’’черновой” работой К.Д. Глинка справлялся довольно легко.

За время пребывания в Новой Александрии К.Д. Глинка опубликовал не менее 65 печатных работ, защитил магистерскую, а в 1909 г. докторскую диссертации по минералогии и геологии.

По свидетельству Б.Б.Полынова, при К.Д. Глинке кафедра почвоведения Ново-Александрийского института "сохраняла значение крупного центра развития нового почвоведения. Сюда приезжали совершенствоваться в области почвоведения молодые специалисты, окончившие Петербургский университет.  Здесь же К.Д. Глинка завязывает прочные связи с зарубежными агрогеологическими организациями и агрогеологами-почвоведами Венгрии, Румынии, Германии, Франции и др.

В Новой Александрии были венгерские ученые П. Трейц и Е. Тимко, румынский почвовед Мургочь, в Будапеште К.Д. Глинка экскурсирует и дискутирует с профессором Э.Раманом по проблеме бурных лесных почв. Венгерские ученые участвуют в полевых экскурсиях с К.Д. Глинкой в целях освоения методики полевых исследований почв. В 1910 г. выходит первый перевод его книги о генезисе, классификации и географии почв на немецком языке, после чего он приобретает не только европейскую, а и американскую и даже азиатскую известность”

За годы службы К.Д. Глинка был произведен в чин коллежского секретаря, затем титулярного советника, коллежского асессора, коллежского и, наконец, статского советника. Он был награжден серебряной медалью Александра III с ношением ее на ленте ордена Александра Невского, а также орденами Св. Анны 2-й и 3-й степеней. Император Китая наградил К.Д. Глинку орденом двуглавого дракона 2-й степени третьей категории.

С 1908 г. К.Д. Глинка возглавил почвенно-географические исследования Переселенческого управления Министерства земледелия, в 1909 г. был назначен членом ученого комитета Главного управления землеустройства и земледелия. Эти назначения подготовили почву для переезда ученого в 1911 г. в С.-Петербург.

Организатор и руководитель Докучаевского почвенного комитета (Петербургский период)

Переезд К.Д. Глинки в Петербург был закономерен и связан с организацией центра по изучению почв и почвенного покрова страны. Однако прочной материальной базы для ученого не оказалось. К.Д. Глинка был вынужден открыть приват-доцентский курс почвоведения на естественном отделении университета. В 1912 г. он стал профессором

Высших женских (Бестужевских) курсов. Со свойственной ему энергией организатора науки ученый ведет занятия, готовя первых в России женщин-почвоведов: Л.И. Тихееву, З.Н. Архангельскую, А.И. Бальц, З.Ю. Шокальскую и др. Одновременно он расширяет исследования почв Азии и начинает более интенсивно обобщать поступающие материалы. В то же время ученый принимает энергичные меры по организации  на базе почвенной комиссии Вольного экономического общества (ВЭО) Докучаевского почвенного комитета. В частности, он добивается помещения на Васильевском острове и перевозит туда из ВЭО оборудование и имущество почвенной комиссии, создает почвенную лабораторию и оборудует небольшой зал для заседаний. В ноябре 1912 г., возвратившись с полевых работ, К.Д. Глинка рассылает приглашения на торжественное открытие Докучаевского почвенного комитета. Конечной целью работы Комитета, по мнению ученого, должна была стать "активизация расширения и совершенствования отечественного аграрного производства”. К.Д. Глинка предпринял и реальные шаги в этом направлении, сначала в деятельности кафедры почвоведения Ново-Александрийского института, затем в организации Воронежского агрономического института им. Петра I, в руководстве работами отдела почвоведения Института опытной агрономии и, наконец, в реорганизации подготовки агрономических кадров в Петрограде- Ленинграде.

Как видим, К.Д. Глинка, с одной стороны, энергично поддерживал начатую В.В.Докучаевым борьбу за признание почвоведения самостоятельной естественноисторической наукой, а с другой, доказывал ее реальную связь с практическими задачами и главной из них – совершенствованием отечественного сельского хозяйства.

В 1912 году неожиданно для многих он  принимает предложение стать организатором и директором вновь создаваемого агрономического института в Воронеже. Первые два года уходят  на подготовительные работы по проектированию строительства института, а также на разработку учебных программ и планов, подбор научно-педагогического персонала. Наладив работу комитета, председателем которого он оставался, и заручившись поддержкой со стороны   С.С.Неуструева, Л.И. Прасолова, Н.Д. Емельянова, Ф.Ю. Левинсон-Лессинга и отчасти В.И. Вернадского, ученый в конце 1913 г. переезжает в Воронеж. Начинается новый этап работы ”на два фронта” - научной в Петербурге и организационно-педагогической в Воронеже. К.Д. Глинка по- прежнему занят до предела, но такая нагрузка не тяготит, а радует его.

Организатор и руководитель нового центр агрономического образования (Воронежский период 1913-1922)

Около десяти лет напряженной организационной и научно-педагогической деятельности К.Д. Глинка отдал Воронежскому агрономическому институту им. Петра I. Так он назывался до октября 1917 г. Затем его переименовали в Воронежский сельскохозяйственный институт. Велика была роль К.Д. Глинки - просветителя, особенно в области изучения почвы черноземно-степной зоны. Правда, в литературе об этом почти не упоминается, но зато живет и расширяется созданный им институт. Продолжает существовать подвергшаяся различным, подчас не лучшим, трансформациям организационная К.Д. Глинкой кафедра почвоведения. Огромен и вклад ученого в формирование Воронежской школы почвоведов-черноземщиков, богато оставленное им научное наследие.

В течение 2-3 лет строительство было закончено, оборудование подобрано профессорско-преподавательские кадры набраны и институт не только начал готовить специалистов по сельскому хозяйству, но и развернул широкие исследования природы степей. Воронеж становится одним из центров сельскохозяйственной науки черноземной полосы России. Расширяются исследования на полях опытной станции “Каменная степь”, созданной В.В. Докучаевым и укрепленной К.Д. Глинкой. Благодаря его труду "Каменная степь" со временем превратилась в многоотраслевой исследовательский институт сельского хозяйства.

В Воронежском агрономическом институте К.Д. Глинка стремился расширить исследовательские работы не только в области изучения почвенного покрова губернии. В сфере внимания ученого вопросы ее экономики, водоснабжения, степного полезащитного лесоразведения и многие другие. К.Д. Глинка организует и руководит изучением почв и составлением почвенной карты губернии в масштабе 1 :500 ООО. Тогда же у него появляется идeя создания почвенной станции с целью изучения жизни (динамики) почв и протекающих в них почвенных процессов. Полностью реализовать эту идею ученому не удалось. Им были лишь начаты некоторые исследования по водному режиму и динамике гумусового состояния черноземов, но результаты их опубликованы не были.  

Примечательно прежде всего то, что, несмотря на империалистическую войну, революцию, гражданскую войну Воронежский институт напряженно работал, а К.Д. Глинка продолжал оставаться не только ректором института, но и председателем Докучаевского почвенного комитета.  Судя по письму, отправленному  Ф.Ю. Левинсон-Лессингу 8 февраля 1919 г., в "Российском почвенном мире” начались разногласия между почвоведами Докучаевского комитета и почвоведами, приступившими к организации Московского почвенного комитета. Разногласия имели не научный, а организационный характер. Докучаевский комитет считал себя объединяющим и руководящим органом почвоведов страны. Московский комитет, возглавляемый Н.А. Димо и А.А. Яриловым, брал на себя руководящую роль, полагая, что поскольку правительственные органы перебазировались из Петрограда в Москву, то ему "легче осуществлять  объединение почвоведов, чем Докучаевскому почвенному комитету”.

В те годы жить в Воронеже было сурово и тяжело, особенно для К.Д. Глинки, привыкшего к комфортным условиям жизни и работы. Он, несомненно, мог в любое время уехать на юг и дальше за рубеж. Но этого ученый не сделал. Больше того, он решает возвратиться в Петроград. В 1922 г. он принимает предложение создать в Петрограде сельскохозяйственный институт на базе трех учебных заведений: Стебутовских и Каменноостровских (Бестужевских) высших курсов и агрономического института - и стать его директором. В конце 1922 г. К.Д. Глинка с семьей возвращается в Петроград, и начинается последний этап его энергичной, высоко творческой деятельности.

Глава почвоведения и руководитель высшего агрономического образования (Ленинградский период. 1922-1927)

Итак, в 1922 г., в самое смутное и тяжелое время голода, разрухи и становления новой власти, К.Д. Глинка возвращается в Петроград. Для той поры это было смелое решение: многие, наоборот, стремились уехать туда, где жизнь протекала более нормально, чем в экономически слабо обеспеченных продовольствием Петрограде и Москве.

Ему шел 56 год, он был в расцвете творческих сил и исканий и с небывалой энергией продолжил научную деятельность в Докучаевском почвенном комитете. Ученый приступил к реорганизации высшего сельскохозяйственного образования в Петрограде. Организовав в Пушкине (Царское село) Сельскохозяйственный институт, он занял в нем место директора и заведующего кафедрой почвоведения на растениеводческом факультете. Одновременно К.Д. Глинка возглавил Отдел почвоведения Государственного института опытной агрономии. Н.И. Прохоров (также переехавший в Петроград из Новой Александрии) указывал, что К.Д. Глинка всегда консультировал правительственные органы по вопросам организации высших агрономических школ в различных регионах страны. При этом он не только ссылался на личный опыт научного руководителя, проводившего в жизнь докучаевские идеи и взгляды, во и углублял и развивал их с учетом новых общественно-политических установок.

В Петрограде вокруг К.Д. Глинки быстро образовался круг учеников и последователей. Молодежь привлекала способность учителя точно и ясно излагать свои идеи и методы исследования, его научная устремленность. Широтой своих взглядов, географическим подходом к рассматриваемым явлениям К.Д. Глинка заставлял не только слушать себя, но и следовать его идеям. Осуществлять их в то время было весьма трудно. Даже все вопросы по руководству новым сельскохозяйственным институтом ему приходилось согласовывать с членами правления. И это все при наличии различных взглядов и подходов к высшему образованию. К.Д. Глинка, приступая к созданию в Петрограде сельскохозяйственного института, имел в виду подготовку специалистов сельского хозяйства самой высокой квалификации. При этом он принимал во внимание положения Пастера о том, что ”нет прикладных наук, а есть приложения наук к вопросам жизни” и считал, что "умение искать истину дается только той научной работой, которая ведется в высшей школе и без которой эта школа мертва, все равно будет ли это университет или специальная школа”.

В новой революционной обстановке К.Д. Глинка неуклонно боролся за воссоздание высшей школы с устойчивостью программ преподавания, четырехлетним обучением, широкими планами практических занятий и проведения квалификационной практики студентами и, наконец, академизмом дипломных работ, кончающих курс наук в высшей школе. В процессе подготовки агрономических деятелей ученый неуклонно придерживался идеи широкой их образованности, прививал студентам различными путями любовь к знаниям, привлекал к освоению новейших идей и результатов через научные общества и кружки. Одно время он даже заведовал Государственным сельскохозяйственным музеем. Несмотря на загруженность в высшей школе, К.Д. Глинка активно участвовал в работах почвенно-геологической комиссии Геологического комитета. Комиссии естественных производительных сил при Академии наук. Помимо всего прочего он ставил научные эксперименты в лаборатории и в полевых условиях.

Вместе со своими учениками (Архангельской, Тихеевой, Охотиным, Маляревским и др.) К.Д. Глинка с большим увлечением преподает почвоведение и организует исследования в области генезиса почв.

В Петрограде, как и в Воронеже, Глинка открывает полевую почвенную станцию, где исследует проблемы динамики почвенных процессов - текущей жизни почв. Совместно с учениками-аспирантами он изучает кислотность и причины ее изменения, глееобразование как один из широко распространенных процессов на северо-западе Европейской России, а также процессы эволюции почв. Постановка таких исследований, по мнению К.Д. Глинки, была вызвана необходимостью разработки вопросов повышения производительности почв и внедрения мелиоративных приемов их улучшения. Как видим, К.Д. Глинку следует считать первым огранизатором изучения динамики современных почвенных процессов.

Вторым детищем К.Д. Глинки был Докучаевский почвенный комитет. В этот период, несмотря на финансовую необеспеченность, комитет значительно усилил и расширил исследовательскую и научно-организационную деятельность. Последняя заключалась в проведении съездов, совещаний и подготовке к первому Международному конгрессу почвоведов, объединенных Международным обществом почвоведов (МОП). Комитет работал в значительной мере за счет общественно-договорных средств и не имел возможности полностью обеспечивать материальные потребности сотрудников. Тем не менее он существовал и его идейным руководителем продолжал быть К.Д. Глинка, даже несмотря на длительное отсутствие в Петрограде. Такое положение сохранялось благодаря сплоченности коллектива энтузиастов, создавших необыкновенную обстановку единства, доверия и весьма преданного отношения к своему руководителю.

Основу Докучаевского почвенного комитета составляли ученики Докучаева: Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, П.А. Земятченский, С.С. Неуструев, Л.И. Прасолов, Б.Б. Полынов, Н.И. Прохоров, М.А. Панков, К.К. Гедройц, М.Н. Антонова, З.Ю. Шокальская, А.И. Бальц и др. К.Д. Глинка прилагал максимум энергии, изобретательности, внимания к окружающим его сотрудникам. Добрые отношения с Ф.Ю Левинсон-Лессингом, А.А. Яриловым и другими позволяли ученому пользоваться содействием Академии наук и многих правительственных учреждений, с которыми был связан А.А. Ярилов. В этом коллективе К.Д. Глинка нашел полную поддержку планов осуществления заветной мечты Докучаева и его последователей - признание докучаевского почвоведения теоретической, естественноисторической дисциплиной. К.Д. Глинка широко использовал любую возможность для пропаганды и популяризации докучаевского почвоведения в Западной Европе и США. Этому способствовал перевод на немецкий язык его учебного пособия.

К.Д. Глинка продолжал трудиться и над незаконченными работами прошлых лет. Кроме того, жизнь требовала еще большего внимания к проблемам, поставленным новым общественно-политическим развитием России. Ученый заканчивает главы обзора почвенных исследований Сибири, Дальнего Востока и Средней Азии. Объем этой части обзора составлял 30 П .Л., однако публикации рукописи помешала начавшаяся революция. Будучи "первопроходцем изучения сибирских почв”, К.Д. Глинка спешит издать все новое и интересное, касающееся их генезиса и географии.

Так, он составляет почвенную карту Сибири и Дальнего Востока (масштаб 1 дм : 100 верст, 1908 г.); готовит (совместно с Л.И. Прасоловым) второе, дополненное материалами переселенческих работ издание почвенной карты Азии (1915); публикует обстоятельные монографии ’’Почвы России и прилегающих стран”, "Солонцы и солончаки азиатской части СССР", а также краткие курсы почвоведения, глиноведения, популярное почвоведение, учебник по геологии и очерк почв Воронежской губернии. В 20-е годы появляются его книги: "Почва, ее свойства и законы распространения", "Дисперсные системы в почве"; переиздается ’’Почвоведение" (на французском и итальянском языках); печатается ’’Очерк почв Якутии";выходит второе и третье издания курса "Почвоведение", а также множество статей и докладов по актуальным вопросам почвоведения.

К.Д. Глинка ведет огромную научно-организационную и научно-общественную деятельность, продолжая бороться за признание докучаевского почвоведения самостоятельной научной дисциплиной. В 1922 г. в связи с прекращением деятельности ВЭО, в которое входил и Почвенный комитет, К-.Д. Глинка добивается включения последнего в КЭПС АН СССР (Комиссия экспедиционных исследований природы Союза) на правах самостоятельного почвенного отдела.

Переход Докучаевского почвенного комитета в ведение Академии наук ускорил его преобразование в Почвенный институт. Основными ходатаями создания Почвенного института были: академики Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, В.И. Вернадский  и профессор К.Д. Глинка. Благодаря их настойчивости такой институт был открыт в 1925 г., согласно уставу Академии наук, его директором был избран Ф.Ю. Левинсон-Лессинг. Этому акту предшествовало открытие кафедр почвоведения в ряде университетов страны: в 1918-1919 гг. – в Петербургском, в 1922 г. - в Московском.

Признание заслуг

В 1926 г. по ходатайству академиков А.П. Карпинского (Президент Академии наук), B.И.Вернадского и Ф.Ю. Левинсон-Лессинга. На вакантное место была выдвинута одна кандидатура К.Д. Глинки. Это подтвердило и общее собрание Академии наук. 2 апреля 1927 г. (24 голоса - за, 1 - против). 5 апреля К.Д. Глинка был уведомлен об этом в теплом письме непременного секретаря академика C.Ф. Ольденбурга.

Свершилось дело всей жизни К.Д. Глинки: его длительная и тяжелая борьба за утверждение докучаевского почвоведения окончилась положительно для русской науки вообще и для почвоведения в частности. Выборы совпали с еще одним не менее важным историческим этапом развития докучаевского почвоведения - Первым международным конгрессом почвоведов, состоявшимся в Вашингтоне в июне-июле 1927 г.

Подготовка к нему в России началась с конца 1926 г. Руководителем нашей делегации был назначен К.Д. Глинка, и он, естественно, хотел показать достижения русских почвоведов в наиболее полном разнообразии, со всей глубиной теоретических и практических разработок. Это было весьма важно сделать по многим причинам, и прежде всего для ’’закрепления достижений докучаевского почвоведения в зарубежных странах”.

К.Д. Глинка и прежде участвовал во всех международных конференциях, связанных с почвоведением (’’агрогеологические” конференции, встречи в Будапеште и Стокгольме и др.). В Будапеште К.Д. Глинка был два раза. Первый - в 1909 г., когда на проходившей там агрономической конференции он прочитал доклад ’’Почвенные зоны и почвенные типы

Европейской и Азиатской России”, ставший одним из самых важных событий форума. Описав зональные типы, К.Д. Глинка сказал и о луговом процессе образования почв и о почвах горных областей. В следующей поездке в Будапешт (1910) К.Д. Глинка обсудил этот вопрос с Э. Раманом и в 1911 г. изменил свое мнение и счел возможным развитие этих почв в России. В 1922 г. он выступал в Праге, а в 1924 г. - в Риме, где на четвертойпедологической конференции было организовано МОП. Своими докладами К.Д. Глинка знакомил западных коллег с достижениями российских почвоведов. Но зарубежные ученые хотели получить как можно больше сведений о нашем почвоведении. Некоторые из них (Марбут, Штремме и др.) даже приезжали к нам для более глубокого изучения основ докучаевского почвоведения. Свершился прорыв ”занавеса”, за которым много лет находилось русское почвоведение. Взаимное обогащение знаниями и опытом обе стороны считали весьма полезным. Следует сказать, что в 1922 г. К.Д. Глинка был избран почетным членом МОП. Так что и участие ученого в работе конгресса ожидалось с большим интересом.

К.Д. Глинка, учитывая интерес зарубежных почвоведов к российскому почвоведению, хотел максимально широко показать наши достижения. С этой целью в январе 1927 г. в Ленинграде был создан внеочередной съезд почвоведов, на котором утвердили программу участия советских специалистов в работе конгресса.

Последние штрихи жизни

I международный конгресс почвоведов закончился для Глинки триумфом – его избрали президентом МОП на ближайшее трехлетие, но это не радовало ученого, который чувствовал себя все хуже и хуже. По приезду домой, в июлей 1927, он был перевезен в Царское село, на дачу или пансионат. Подлинный диагноз скрывался от К.Д. (рак легкого). Катар легкого – успокоительная для ученого версия болезни, которой он заболел в США на экскурсии в холодильную камеру. В конце октября его помещают в клинику, но уже 2 ноября 1927 Константин Дмитриевич ушел из жизни.

3.Ситуация в науке о почве в начале XX века

За достаточно небольшое время интенсивного изучения почвоведения в конце XIXв. Выдающимися учеными, о которых мы говорили выше, был собран достаточно большой фактический материал, были сделаны открытия фундаментального и интегрального характера, подготовленные всем предшествующим ходом развития науки, которые требовали  скрупулезной работы по накоплению новых фактов и их осмысливанию на основе принципов генетического почвоведения. При  такой ситуации важно было иметь хороших лидеров, а их на  первых порах не было. С этим связан некоторый разброд, ненужные противоречия, взаимные опровержения, которые возникли в  первые годы нового века. Но в этом была и объективная причина. В руках Докучаева и Сибирцева почвоведение синтезировалось, теперь требовалась разумная дифференциация его на  составляющие дисциплины, а такой процесс в истории любой науки проходит болезненно.

В новом веке произошла дифференциация почвоведения; в нем обособились разделы: выветривание и почвообразование, география и картография почв, общая химия и коллоидная  химия почв, физика и гидрология почв, биология почв, прикладное почвоведение (в том числе агрономия).

4. Учителя и предшественники К.Д. Глинки

К.Д.Глинка считается продолжателем генетического и географического почвоведения, которое было заложено Докучаевым. Поэтому, очевидно, что его основным учителем и предшественником являлся Василий Васильевич.

Докучаев был необыкновенным человеком, настоящим гением: он открыл закон всеобщей функциональной связи в природе, законы широтной и вертикальной природной и почвенной зональности,  законы почвоведения и законы зональности сельскохозяйственных царств. Он разработал различные методы оценки земель, заложил основы почвенной картографии. Разработал теорию экологического подхода при исследовании природы, предложил системы устойчивого земледелия в степной зоне, заложил основ музейного дела в естествознании. Докучаев обосновал идею  зональности почв, опираясь на свои воззрения о том, что почва – самостоятельное природное тело и на установленную им зависимость почвы от  «факторов почвообразования».

По часто цитируемому утверждению В. Р. Вильямса, «учение о почвенном покрове как о самостоятельной категории природных тел возникло в результате творческой работы трех русских ученых — В. В. Докучаева, П. Л. Костычева и Н. М. Сибирцева».

Костычев Павел Андреевич - инициатор создания сельскохозяйственных опытных станций и организации специальных учебных заведений по сельскому хозяйству. Всю свою жизнь он посвятил служению русской науке, итогом его многолетних научно-исследовательских работ явилось создание важнейшего учения о структуре почвы, как основного условия её высокого плодородия. Именно Костычев первым среди ученых открыл замечательную способность многолетних трав восстанавливать мелкокомковатую структуру почвы. Костычев одним из первых занялся разработкой методов борьбы с грозным бичом степного земледелия - засухой. Он предложил целую систему ценнейших мероприятий в борьбе с засухой: снегозадержание и пожнивное лущение, зяблевую вспашку и полевое травосеяние, весеннее боронование и паровую обработку почвы, посев высококачественными семенами и решительную борьбу с сорняками. Также очень важны его работы по вопросу степного лесоразведения. Николай Михайлович Сибирцев (1860—1900) – Геолог, почвовед. Ученик и сподвижник В. В. Докучаева. Окончил Санкт-Петербургский университет в 1882 г. В 1882-1885 гг. Н. М. Сибирцев принимал участие в экспедиции В. В. Докучаева по изучению геологического строения и почв Нижегородской губернии. С 1885 по 1892 гг. - заведующий Нижегородским земским естественно-историческим музеем, в это же время по заданию Геологического комитета проводил геологические исследования в Нижегородской, Владимирской, Рязанской и Костромской губерниях. В 1892-1894 гг. участвовал в работах "Особой экспедиции лесного департамента по испытанию и учету различных способов и приемов лесного и водного хозяйства в степях России" под руководством В. В. Докучаева. С 1894 г. - заведующий кафедрой почвоведения в Ново-Александрийском институте сельского хозяйства и лесоводства. Н. М. Сибирцев разработал учение о почвенных зонах и генетическую классификацию почв. Автор многочисленных трудов по геологии, почвоведению и агрономии, в том числе первого учебника генетического почвоведения, в котором систематически изложены взгляды В. В. Докучаева.

Теоретическое почвоведение опирается, однако, не только на генетические аспекты. Поэтому к числу его сооснователей  следует отнести и других ученых, особенно немецкого ученого Вольни и американского ученого Гильгарда.

Мартин Эвальд Вольни (1846—1901 гг.) — агроном, физик и почвовед, с 1872 г. профессор Мюнхенского политехникума, где он заведовал сельскохозяйственной лабораторией и опытным полем, был крупным организатором науки. Вклад Вольни в физику почв очень велик. Он исследовал свойства компонентов  почвы— песка, глины,  органического вещества. Тепловой и водный режимы почвы он  увязывал с метеорологическими условиями, установив, что эти режимы зависят и от свойств самой почвы, прежде всего от ее гранулометрического  состава и структуры. Вторым важным  направлением в работе Вольни было исследование процессов  накопления и  особенноразложения перегноя в почве. Вольни и его ученики разработали точные методики  определения физических и некоторых других свойств почвы,  сконструировали для этого различные приборы. Слава ученого была  велика, и его влияние распространилось на почвоведов и  агрономов многих стран.

Евгений Вольдемар Гильгард (1833—1916 гг.) сыграл большую роль в развитии почвоведения в США. В 1893 г. он обнародовал классификацию почв, в которой разделил их на: 1) остаточные, или обладающие постоянством залегания (sedimentary or residual soils), представляющие собой продукт ыветривания горных пород на месте; 2) перемещенные водой, силой гравитации (сюда входили коллювиальные и  аллювиальные почвы); 3) «эоловые почвы»— каменистые почвы пустынь, песчаные и пылеватые почвы (Hilgard, 1906). Гильгард показал, что почвы тропических стран по  увлажнению также должны быть разделены на три группы, исследовал засоленные и солонцовые почвы юго-запада США; первые, в  которых содержатся хлориды и сульфаты натрия, он называл  белыми щелочными (white alkali); почвы с преобладанием  нормальной соды — черными щелочными (black alkali). Докучаев использовал «превосходные», по его словам, исследования Гильгарда при установлении законов зональности. Работы Гильгарда широко использовали также Вольни, Глинка,  Сибирцев и др.

5. Вклад ученого в развитие науки о почве

  1.  На долю ученого выпала неблагоприятная и очень трудная роль главного защитника Докучаева и созданной им науки: он успешно доказывал необходимость признания почвоведения самостоятельной естественноисторической наукой (а не разделом геологии-агрогеологии или агрономии-агрономического почвоведения), использовал любую возможность для популяризации докучаевского почвоведения в Западной Европе и США. Этому способствовал перевод на немецкий язык его учебного пособия. Если выражаться словами Полынова «.. Глинка достроил то здание генетического и географического почвоведения, которое в основных чертах было заложено Докучаевым».
  2.  С именем Глинки связано признание мирового значения докучаевского почвоведения учеными во многих странах мира.
  3.  В результате исследований Псковской, Новгородской, Тверской, Смоленской, Калужской, Ярославской и других губерний  была откартографирована значительная часть Нечерноземной полосы, накоплен большой материал по подзолистым и болотным почвам.
  4.  Автор классического учебника «Почвоведение». В нем было обобщено все, что было известно о почвах до 1925-1926 гг.  Первое издание вышло в 1908, а пятое и шестое издания в 1932 и 1936 гг. соответственно.
  5.  Организовал более 100 экспедиций в Западную и Восточную Сибирь и на Дальний Восток.
  6.  В 1908-1914 годах он был организатором и руководителем многочисленных почвенно-географических экспедиций в Сибирь и Среднюю Азию, в результате которых были открыты огромные новые земельные фонды для сельскохозяйственного освоения.
  7.  В 1906 составил первую карту почв мира.
  8.  К.Д.Глинку можно считать первым организатором изучения динамики современных почвенных процессов.
  9.  Способствовал вместе со своими соратниками расширению почвенно-оценочных работ земствами европейской части России.
  10.  Организовал в 1912 Докучаевский почвенный комитет, который потом был в 1927 год преобразован  Почвенный институт Академии наук СССР.
  11.  Им был намечен классификационный подход, который в настоящее время развивается как морфогенетическое или профильно-генетическое направление.
  12.  Глинка первый показал, что переход первичных минералов в глинистую массу сопровождается целым рядом промежуточных стадий, представленных кислыми солями, и что одной из типичных реакций почвообразования является гидролиз. По существу, он развил основы будущей почвенной минералогии.
  13.  Один из первых, после Докучаева, организатор и реформатор высшего сельскохозяйственного образования в России.
  14.  К.Д.Глинка и руководимый им Докучаевский почвенный комитет сыграли большую роль в объединении первого поколения почвоведов в России
  15.  Работы по заданию губернских земств, а затем Переселенческого управления позволили, базируясь на эмпирических данных, обосновать тот метод исследования, который в последствии получил название «сравнительно-географического».
  16.  Он внёс много нового в понимание закономерностей географического распределения почв, солонцового процесса, подзолообразования и образования бурых полупустынных почв.

Но самое важное, на мой взгляд, это то, что после смерти Докучаева Константин Дмитриевич стал тем самым центром почвенной науки в России, вокруг которого концентрировались лучшие умы, который был двигателем и задавал вектор развития всего почвоведения в России.

Ученики и последователи

В 1901 году К.Д.Глинка возглавляет кафедру почвоведения в Ново-Александрийском институте, постепенно она превращается в научно-методический центр проведения исследований по проблемам генезиса, географии и земледельческой оценки качества почв. Глинка привлекает к работе наиболее увлеченных почвоведение студентов, которые в дальнейшем становятся выдающимися деятелями почвоведения: В.П. Смирнов-Логинов (которому он в 1911 передал кафедру), Н.И. Прохоров, Н.А. Димо, С.П. Кравков, П.Ф.Бараков, А.И. Набоких.

Переехав в Петербург, как мы помним, для дополнительного источника заработка он становится профессором Высших женских (Бестужевских) курсов. Именно там он готовит первых в России женщин-почвоведов: Л.И. Тихееву, З.Н. Архангельскую, А.И. Бальц, З.Ю.Шокальскую.

Также в Воронеже у него появляются такие известные ученики, как Г.Н. Тумин, А.М.Панков, П.Г. Адерихин, Н.Д.Емельянов.

В 1922 году Глинка возвращается в Петроград, где вокруг него опять образовывается круг учеников-последователей, вообще надо сказать, что студенты очень любили и уважали Константина Дмитриевича, он был для них «кумиром» науки и педагогики, обладателем редкой способности понимать и направлять стремление юношей к знаниями исполнению долга, возложенного обществом. Примечательный факт, что студенты никогда не называли его ни по фамилии, ни по принятому в то время обращению «господин профессор», а просто именовали Константином Дмитриевичем.

В Петрограде он преподает почвоведение уже со своими бывшими учениками архангельской, Тихеевой, Охотиным, Маляревским.

Последними аспирантами ученого были А.А. Завалишин, А.И. Проневич, Б.А. Философов, Л.П. Белякова, Ю.А. Ливеровский. В дальнейшем каждый из них внес посильный вклад в докучаевское почвоведение, оправдав доверие своего учителя.

7. Библиографический список (основные труды К.Д. Глинки)

1889

1. О лесных почвах // Материалы по изучению русских почв. СПб. Вып. 5.

1891

2. Роменский уезд // Материалы к оценке земель Полтавской губ. СПб. Вып. 12.В соавт. с В.В. Докучаевым.

1892

3. Лохвицкий уезд // Материалы к оценке земель Полтавской губ. СПб. Вып. 12. В соавт. с В.В. Докучаевым.

1893

4. О ледниковых и послеледниковых образованиях и грунтовых водах Каменной степи Бобровского уезда Воронежской губернии // Тр. СПб. о-ва естествоиспытатeлeй. Отд. геологии. Т. 22, вып. 2.

5. Об артезианской буровой скважине г. Смоленска // Там же.

6 . Степное лесоразведение в связи с вопросом о заселении русских степей преимущественнотравянистой растительностью // Материалы по изучению русских почв. СПб. Вып. 8 .

1894

7. Геологический характер почв Полтадской губ. // Материалы к оценке земель Полтавской губ. СПб. Вып. 16.

8 . Хреновский участок // Тр. Особой экспедиции Лесн. деп. СПб. Т. 1. Орография,геология, почвы и грунтовые воды. Вып. 1. В соавт. с Н.М. Сибирцевым и П.В. Отоцким.

1895

9. К вопросу о выветривании глауконита // Ежегодник по геологии и минералогии России. Т. 1, ч. 1.'

10. К вопросу о происхождении глауконита: Предварит, сообщ. // ПротоколСПб. о-ва естествоиспытателей. № 8 .

11. Наставление к собиранию коллекции по минералогии и геологии // Зап. Н.Александрийс. ин-та сел. хоз-ва и лесоводства. Прилож. к 9 т.

12. Новые месторождения пироморфита // Протокол СПб. о-ва естествоиспытателей.N® 6.

13. О новом двойниковом срастании у гипса // Тр. СПб. о-ва естествоиспытателей. Отд. геологии. Т. 23.

14. Почвенно-геологические исследования в Козловском уезде Тамбовской губ.(Почвы имения В.К. Отто) // Материалы по изучению русских почв. СПб. Вып. 9.

1896

15. Геология; Курс лекций. Новая Александрия.

16. Глауконит, его происхождение, химический состав и характер выветривания. СПб. 111

1897

17. Анальцим из окрестностей Баку // Тр. Варшав. о-ва естествоиспытателей. Т. 8 .

18. Железные руды: Обзор лит. за 1896 г. // Ежегодник по геологии и минералогии России. Т. 3, ч. 3.

19. Предварительный отчет о почвенно-геологических исследованиях в Новоржевском и Великолуцком уездах Псковской губернии. Псков.

1898

20. Главнейшие черты в истории развития земного шара и его обитателей // Второй сб. публ. лекций, читан, в Н. Александрийс. ин-те. Варшава.

21. Обзор русской минералогической литературы за 1896 г. // Ежегодник по геологии и минералогии России. Т. 3, ч. 3.

22. Отчет о командировке на VIII Международный геологический конгресс // Зап. Н. Александрийс. ин-та сел. хоз-ва и лесоводства. Т. 11, вып. 2.

23. Петрографический характер новоржевских и великолуцких почв // Там же.

1899

24. Записка о почвенных исследованиях как элементе землеоценЬчных работ. Новгород.

25. Из летних экспедиций 1898 г. // Зап. Н. Александрийс. ин-та сел. хоз-ва и лесоводства.Т. 12, вып. 1.

26. К вопросу о водных алюмосиликатах и глинах // Там же. Вып. 2.

27. Лекции по почвоведению в Ново-Александрийском ин-те. Т. 1, № 1.

28. Новейшие работы по изучению плодородия почв и методов почвенной бонитировки// Почвоведение. Т. 1, N® 2.

29. Новоржевский уезд // Материалы к оценке земель Псковской губернии. СПб.Вып. 2.

30. О минералогическом составе псковских ледниковых глин и о типах выветриванияи Зап. СПб. минерал, о-ва. Сер. 2. 4. 37.

31. О некоторых реакциях алюмосиликатов / / Там же.

32. О почвенных исследованиях в Псковской губернии // Почвоведение. Т. 1, № 3.

33. Предварительный отчет о работах 1898 г. в Псковской губернии (Опочецкийуезд) // Материалы по оценке земель Псковской губернии. Псков.

1900

34. Геологическое строение и почвы Валдайского уезда. Новгород. В соавт. с С. Федоровским.

35. Н.М. Сибирцев. Его жизнь и деятельность / / Почвоведение. Т. 2, N® 4. В соавт.с Бараковым, Богословским и др.

36. Несколько наблюдений в области послетретичных образований Северо-Западной России // Ежегодник по геологии и минералогии России. 1900—1901. Т. 4.

37. Несколько слов о фосфорнокислых соединениях горы Борувки Келецкой губернии У/ Там же.

38. О некоторых реакциях алюмосиликатов // Зап. СПб. минерал, о-ва. Ч. 37, вып. 2 .

39. О почвенных исследованиях как элементе земельно-оценочных работ // Почвоведение. Т. 2, N® 2.

40. По поводу статьи Н.А. Адамова о механическом анализе почвы // Почвоведение.

41. Почвенно-геологические исследования в Псковской губернии / / Ежегодник погеологии и минералогии России. 1900—1901. Т. 4.

42. Предварительный отчет Смоленскому губернскому земству о почвенно-геологическихисследованиях Вяземского и Сычевского уезда. Смоленск.

1901

43. К вопросу о поглотительной способности почв // Дневник XI съезда русскихестествоиспытателей и врачей. СПб.

44. Материалы для оценки земель Смоленской губернии: Естеств.-йст. ч. Т. I. Вяземскийуезд. Псков. В соавт. с М.Ф. Колоколовым.

45. О залежах гипса (алебастра) в Псковском уезде. Псков.

46. О послетретичных образованиях и почвах северо-западной России // Почвоведение.Т. 3, N® 2.

47. Послетретичные образования и почвы Псковской, Новгородской и Смоленскойгубернии // Ежегодник по геологии и минералогии России. Т. 5.

48. Послетретичные образования северо-западной России // Дневник XI съезда русскихестествоиспытателей и врачей. СПб.

49. Почвенно-геологический очерк Валдайского уезда. Новгород. В соавт. с С. Федоровским.

50. Предварительный отчет о почвенно-геологическом исследовании Холмского иТоропецкого уездов. Псков.

1902

51. Несколько страниц из истории теоретического почвоведения // Почвоведение.№ 2. С. 117-152.

52. Предмет и задачи почвоведения (педология) // Там же, N® 1.

53. Химический характер глин и других алюмосиликатов // Зап. Н. Ллександрийс.ин-та сел. хоз-ва и лесоводства. Вып. 1.

1903

54. Латериты и красноземы тропических и субтропических широт и родственные импочвы умеренных широт / / Почвоведение. № 3.

55. Нечто о критических приемах г. Набоких // Там же. № 2. С. 89—160.

56. Образование почвы // Полн. энцикл. рус. сел. хоз-ва. СПб. Т. 5.

57. Окраска почвы. Организмы в почве. Органическая составная часть почвы. Орт-штейн // Там же. Т. 6 .

58. Памяти В.В. Докучаева: (рез. речи) // Варшав. дневник. № 331.

59. Поглотительная способность почвы. Почвы и подпочва. Почвоведение. Почвы:болотные, латеритные, перегнойнокарбанатные, пойменные, скелетные, сухихстепей (полупустынь) и пустынь, серые лесные и тундровые. Проницаемость почвы // Полн. энцикл. рус. сел. хоз-ва. СПб. Т. 7.

60. Почвообразователи и почвообразование: В 3 ч. Н. Александрия. 1903-1904.

61. Предварительный отчет о почвенно-геологических исследованиях Духовщинского и Гжатского уездов. Смоленск.

62. Связность почвы - сгущение почвою водяных паров. Скважинность почвы //Полн. энцикл. рус. сел. хоз-ва. СПб, Т. 8 .

63. Солонцы // Там же. Т. 9.

1904

64. Задачи исторического почвоведения. Варшава.

65. Исследования в области процессов выветривания. 1. Выветривание в Ч а к к близ Батума // Почвоведение. № 4.

8. ЗоннС.В. 113

6 6 . Конечные морены Псковской и Новгородской губерний // Ежегодник по геологиии минералогии России. СПб.

67. Памяти К.И. Малевского // Там же

1905

6 8 . Исследования в области процессов выветривания. П. Выветривание биотита //Почвоведение. N® 1.

69. Псковская губерния. Т. 3, вып. 1. Псков.

1906

70. Выветривание цеолитов Цха-Цкаро // Проблемы Ново-Александрийского кружка любителей естествознания. 2 0 .

71. Исследования в области выветривания. СПб.

72. Отчет о поездке в Киевскую и Волынскую губернии в 1905 г. // Протоколы Ново-Александрийского кружка любителей естествознания. № 2 2 .

1907

73. Почвоведение как самостоятельная естественноисторическая дисциплина //Почвоведение, N® 2.

1908

74. Инструкция для почвенных исследований. СПб.: Переселен, упр.

75. К вопросу о минералогическом составе почв и методах его исследования //

Почвоведение. N® 1.

76. Почвоведение: Курс лекций. 1-е изд. СПб. 770 с.

77. Схематическая почвенная карта земного шара / / Ежегодник по геологии и минералогии России. СПб.

1909

78. К вопросу о классификации туркестанских почв. Юрьев.

79. Материалы по исследованию колонизационных .районов Азиатской России //Зап. Переселен, упр. Т. 4.

1910

80. Заметка о почвах горных склонов // Почвоведение. № 4.

81. Краткая сводка данных о почвах Дальнего Востока: (предварит, отчет). СПб.:Переселен, упр.

82. Новейшие течения в области почвоведения // Почвоведение. N*’ 1.

83. Bodenzonen und Bodentypen des EuropSisch und Asiatisch Russlands. Budapest.

1911

84. К вопросу о различии подзолистого и болотного типа выветривания // Почвоведение.N® 2 .

85. О древних процессах выветривания в Приамурье // Там же. № 3.

8 6 . О так называемых "буроземах” // Там же. N® 1.

1912

87. Географические результаты почвенных исследований в Азиатской России //Почвоведение. N® 1.

8 8 . Записка об организации Почвенного института и об учреждении кафедр почвоведения

в университетах. СПб.

89. К систематике почвенной карты Азиатской России. СПб.

90. Краткая характеристика почв и растительных зон Азиатской России. СПб; В со-авт. с Б.А. Федченко.

91. О нарушении общей зональности почв Евразии в Западном Забайкалье и Якутской области // Почвоведение. № 4.

1913

92. К вопросу об учреждении почвенного отдела Воронежской областной сельскохозяйственной станции. Воронеж.

93. Материалы по естественноисторическому изучению Воронежской губернии //

Сер. общедоступ. очерков. Кн. 1. Воронеж, губ. земство. СПб.

94. Почвообразование, характеристика почвенных типов и география почв. СПб.

95. Предварительный отчет о почвенных исследованиях, проведенных в 1912 г. //Материалы по естественноист. изуч. Воронеж, губ. СПб. В соавт. с Л.М. Панковым, К.Ф. М аляревским.

1914

96. Карта почвенных зон России // Атлас Азиат. России. СПб.: Переселен, упр.

97. Почвенные зоны Азиатской России. Воронеж.

98. Почвы Азиатской России // Азиатская Россия. СПб.: Переселен, упр. Т. 2.

99. Почвы вдоль линии Тюмень-Омской железной дороги // Тр. Докучаев, почв,

ком-та. Вып. 1. В соавт. с В.П. Горшениным, В.В. Стратоновичем, А.А. Я ковлевым.

100. Программа почвенных исследований // Сб. программ для исслед. Сибири. СПб.

101. Die Tipen der Bodenbildung, ihre Klassification und geographische Verbreitung.

B. 368 S.

1915

102. Почвоведение: Курс лекций. 2-е изд. Пг.

1916

103. Глубокопочвенные гумусовые образования и их генезис // Почвоведение. № 1.

1917

104. Предварительный отчет об организации и использовании работ по исследованию

почв Азиатской России. Пг. 1908—1916.

1918

105. Материалы по естественноисторическому исследованию Воронежской губернии.

М.

106. о развитии почвоведения как самостоятельной научной дисциплины // Изв.

Докучаев, почв, ком-та. № 1/2. С. 89.

1919

107. Известь в почвах // Известкование почвы в связи с внесением удобрений. М. ^

108. Каолинитовые глины Воронежской губернии. Воронеж.

109. Почва, ее происхождение и географическое распространение. Воронеж.

1921

ПО. Вопросы исторического почвоведения // Ею л. щ Всерос. съезда почвоведов. № 3/4.

111. Геология и почвы Воронежской губернии. Воронеж.

112. Краткий курс глиноведения. Воронеж.

113. Краткий популярный курс почвоведения. Воронеж: Изд. Воронеж. Губнар-образа.

114. Результаты сибирских экспедиций Переселенческого управления быв. Мин-ва земледелия.

1922

115. Почва, ее свойства и законы распространения. М.: Нов. деревня.

1923

116. Геология и почвы Воронежской губернии. Воронеж. Отд. 1, ч. 1.

117. Петроградский сельскохозяйственный институт, его задачи и способы осуществления.Пг.

118. Почвообразование, характеристика почвенных типов и география почв.2-е изд. М.

119. Почвы. Петроград. (В-ка с.-х. ин-та).

120. Почвы Киргизской Республики. Оренбург.

121. Почвы России и прилегающих стран. М.; Пг.

122. Современное состояние почвоведения в России, его недостатки и потребности //Пр51рода. N® 1 - 2 .

123. Genesis und Geographie der russischen Boden. Petrograd.

1924

124. Деградация и подзолистый процесс // Почвоведение. N® 2.

125. Дисперсные системы в Ьочве. Л.

126. Полезные ископаемые Средней части России (Воронежская, Курская, Тамбовская губернии). М.: Изд-во АН.

127. Почвенные районы юго-восточной России. Ростов н/Д. С. 1—7.

128... Русское почвоведение: (ист. очерк) // Зап. Ленингр. с.-х. ин-та. Т. 1.

129. Die Degradation und der Podzoliqe Prozess. Intern. M itteil. f. Bodenkunde. B.

130. Divers Tipes de formation des sols et la classification de ces derniers. Revue intern,des. Renseignments Agricoles. P.

1925

131. Кислотность почвы подстоличного района // Зап. Ленингр. с.-х. ин-та. Т. 2.

132. Новейшие достижения в области почвоведения в СССР и за границей // Изв. Гос. ин-та опыт, агрономии. Т. 4, № 1,2 .

133. Простейшие приемы исследования почв в поле // Прилож. к Вестн. знание. Л. С. 26.

1926

134. Геология и почвы листа карты П-56 Ленинградской губ. // Предварит, отчет Изв. Геол. ком-та.

135. Конференция Международного общества почвоведения в Венгрии // Почвоведение.N® 3.

136. Листок почвоведа в венок Г.Ф. Морозова // Лесоведение и лесоводство. Вып. 1 .

137. Международное совещание почвоведов в Гронингене // Науч. работник. № 7/8.

138. Подготовка агрономов и связь агрономической школы с жизнью // Агроном.Дек.

139. Солонцы и солончаки Азиатской части СССР. М.: Нов. деревня.

1927

140. Вода в почвах // Тр. Почв, ин-та АН СССР. Вып. 2.

141. Геология и почвы листа карты П-56 Ленинградской губернии. В соавт. с Л.В. Тихеевой.

142. Геология и почвы Паше-Копецкого лесничества Тихвинского уезда Череповецкой обл.

143. Докучаев как создатель русского почвоведения // Тр. Почв, ин-та им. В.В. Докучаева. Вып. 2.

144. Минералогический состав Воронежских почв // Тр. Почв, ин-та АН СССР. Вып. 2.

145. О петрографическом составе почв южной части Воронежской губернии // Тр.Почв, ин-та им. В.В. Докучаева. Вып. 2.

146. Очерк почв Якутии // Якутия. Л.: Изд-во АН СССР. С. 49-135.

147. Почвенный покров в бассейнах рек Грушевки и Аюты Донской области // Тр. Почв, ин-та им. В.В. Докучаева. Вып. 1, 2.

148. Почвенный покров окрестностей Персиановки Донской области // Тр. Почв,

ин-та АН СССР. Вып. 2.

149. Почвоведение. 3-е изд., перераб. 672 с.

150. Почвоведение. Вашингтон. На англ. яз.

151. Dokuchaiev’s ideas in the development of pedology and cognate sciences. L.

1928

152. Почвоведение в СССР за последнее десятилетие (с 1917 по 1927 гг.) / / Наука и

техника СССР. 1917-1927. М.: Изд-во АН СССР, 1929.

153. Почвы. 2-е изд. М.; Л.

1931

154. Почвоведение. 4-е изд. М.; Л.

1932

155. Почвоведение. 5-е изд. М.; Л. 595 с.

1936

156. Почвоведение. 6 -е изд. М.

1978

157. Минералогия, генезис и география почв. М.: Наука, 279 с.

  1.  Список использованной литературы:
  2.  Большая Советская Энциклопедия http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KOSTYCHEV_Pavel_Andreevich/_Kostychev_P.A..html
  3.  Зонн С.В. Константин Дмитривич Глинка 1867-1927. М.: Наука, 1993. 127 с.
  4.  История России 19 века

http://www.ote4estvo.ru/kratkaya-istoriya-rossii/608-istoriya-rossii-19-veka.html

  1.  Крупенников И.А. История почвоведения. М.: Наука, 1981. 327 с.
  2.  Палеонтолого-стратиграфический музей кафедры динамической и исторической геологии Санкт-Петербургского государственного университета

http://paleostratmuseum.ru/Sibirtzev.html