66668

АКАДЕМИК КОНСТАНТИН КАЭТАНОВИЧ ГЕДРОЙЦ (1872-1932)

Реферат

Исторические личности и представители мировой культуры

Константин Каэтанович Гедройц, выдающийся агрохимик и почвовед, занимает видное место среди исследователей почв. Главным направлением своей работы он выбрал изучение почвенного плодородия и пути его повышения. Работая с почвенными растворами, поставив колоссальное количество экспериментов...

Русский

2014-08-25

206.5 KB

19 чел.

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА

Факультет почвоведения

РЕФЕРАТ ПО КУРСУ

ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПОЧВОВЕДЕНИЯ

НА ТЕМУ: АКАДЕМИК

КОНСТАНТИН КАЭТАНОВИЧ ГЕДРОЙЦ (1872-1932)

Выполнила: студентка 5 курса

кафедры общего почвоведения

Султанбаева Р.Р.

Преподаватели:

д.б.н. Красильников П.В.

к.б.н. Прокофьева Т.В.

МОСКВА, 2013


Оглавление

[1]

[2] Оглавление

[3]
Введение

[4]
Общественно-исторические условия жизни К.К. Гедройца

[5]
Биография К.К. Гедройца

[6]
Ситуация в науке о почве к началу XX века

[7]
Учителя и предшественники

[8]
Вклад К.К. Гедройца в развитие науки о почве

[9]
Ученики и последователи К.К. Гедройца

[10]
Заключение

[11]
Библиография

[12]
Список литературы


Введение

Все разработанное мною учение о почвенном поглощающем комплексе и о явлениях поглощения возникло у меня из стремления подойти к выяснению двух чисто практических вопросов, а именно способов мелиорации щелочных (солонцов) и кислых (оподзоленных) почв.

К.К. Гедройц

Константин Каэтанович Гедройц, выдающийся агрохимик и почвовед, занимает видное место среди исследователей почв. Главным направлением своей работы он выбрал изучение почвенного плодородия и пути его повышения. Работая с почвенными растворами, поставив колоссальное количество экспериментов, К.К. Гедройц пришел к выводу, что главнейшие свойства почв, от которых зависит их плодородие, обусловлены присутствием в почве коллоидов и теми ионами, которые удерживаются на их поверхности. К.К. Гедройц вскрыл главнейшие закономерности поведения почвенных коллоидов в зависимости от их качества и условий среды. Он показал значение коллоидов и находящихся на их поверхности ионов в создании физических свойств почв и питании растений. На основе изучения поглотительной способности почв Гедройц разработал ряд практических мероприятий по повышению плодородия почв.


Общественно-исторические условия жизни К.К. Гедройца

К.К. Гедройц жил на рубеже XIX-XX веков, в переломный период для нашего государства. Большая часть его научной деятельности проходила уже в советское время. По своим политическим убеждениям Константин Каэтанович был ближе всего к марксистам. Он вел просветительскую работу среди пролетариата Выборгского района в Петербурге (в кружках и в Сампсониевском обществе). В годы первой революции ему доверялись видные партийные работники, передавая ему на хранение даже оружие. Сам Константин Каэтанович по слабости здоровья, активного участия в революции принимать не мог, но был хорошо знаком с марксистской литературой (8).

В СССР после Великой Октябрьской социалистической революции почвоведение как бы родилось заново. Этому способствовали в первую очередь изменение социальной обстановки, конкретные требования к почвоведению со стороны народного хозяйства, крупные меры по организационному укреплению науки, а также огромный теоретический задел, которым она располагала, сильные, хотя вначале и немногочисленные, кадры. В.А. Ковда писал по этому поводу: «Строительство социализма в СССР требовало всемерного привлечения науки и ученых к разрешению сложных задач познания и оценки природных ресурсов и путей их освоения…Необходимо было дать оценку земельных ресурсов государства, подсказать пути освоения новых пахотных угодий на юге, юго-востоке, Дальнем Востоке и севере страны, решить проблему независимости Советского Союза по производству хлопка путем развития ирригации и хлопководства в Закавказье и республиках Средней Азии. Необходимо было создать собственное субтропическое земледелие в теплых районах Закавказских республик – Азербайджана и Грузии, отвоевать новые земледельческие угодья на болотах Полесья в Белоруссии и Северной Украине» (6).

В 1931 г. К.К. Гедройц подал заявление о принятии его в ряды ВКП(б). Он говорил о том, что, по его убеждению, единственной научной методологией является марксистско-ленинская, что «активно бороться за нее гораздо легче, будучи в рядах партии, вся деятельность которой покоится на этом фундаменте» (8).


Биография К.К. Гедройца

Константин Каэтанович Гедройц родился 25 марта (5 апреля) 1872 г. в г. Бендеры Бессарабской губернии, он происходил из литовского княжеского рода Гедройцев. Отец его был военным врачом и имел шестерых детей, из которых Константин был четвертым по возрасту. Недостаточное материальное положение семьи после смерти отца принудило отдать Константина Гедройца на казенный счет в Киевский кадетский корпус, хотя мальчик и не отличался здоровьем и не проявлял влечения к военному делу.

Корпус не оставил у К.К. Гедройца хороших о себе воспоминаний. Он отмечал впоследствии, что интересовался и хорошо учился по математике и признавал, что единственно чем может быть обязан корпусу, это привычкой к выдержке, к самодисциплине.

По окончании кадетского корпуса в 1890 г. К.К. Гедройц переводится юнкером в Михайловское Артиллерийское училище в Петербург, где скоро, вследствие порока сердца признается негодным к военной службе и навсегда освобождается от всяких обязательств, связанных с бесплатным обучением в кадетском корпусе.

Открывается возможность дальнейшего образования, и в 1892 г. Константин Гедройц поступает в Санкт-Петербургский лесной институт, с которым и будет затем связана большая часть его жизни и деятельности.

Неизвестно, какими мотивами объяснялся такой выбор. Вероятно, стремлением получить естественноисторическое образование и относительной легкостью поступления в Лесной институт. В университете требовался экзамен на аттестат зрелости, т.е. изучение древних языков, на что пошло бы не менее года. Выбор оказался, в общем, не плохим. В то время в Лесном институте подводилась естественноисторическая база под науки специальные, лесоводственные. В результате обучения Константин Каэтанович вынес из Института естественноисторическую подготовку, правда, неполную, чувство этой неполноты, желание учиться дальше и склонность к кабинетно-лабораторной работе. Во время учебы К.К. Гедройц жил в то время вне Лесного, в городе, занимая небольшую комнату, и, по отзыву знавших его в ту пору, поражал своей нетребовательностью и скромностью, - большую часть свободного времени проводя за чтением книг. Жил он бедно, давал уроки (притом часто бесплатные, нуждающимся).

По окончании Лесного института К.К. Гедройц думал специализироваться по физике и с этой целью сделал попытку работать вольнослушателем в Петербургском университете, но скоро оставил эту мысль и обратился к П.С. Коссовичу с просьбой допустить его работать на какую-либо тему для получения звания ученого лесовода 1-го разряда в только что открытой при Лесном институте сельскохозяйственной химической лаборатории Министерства земледелия. Как раз в это время в Бюллетене Департамента земледелия США появилась статья Уитнея и Бригса: «Электрический метод определения влажности и температуры почвы и концентрации почвенных растворов». П.С. Коссович поручил Гедройцу проделать определения по этому методу и выписал соответствующую аппаратуру. Это была первая научная работа К.К. Гедройца. Он получил за нее в 1899 г. звание ученого лесовода 1-й степени, а затем она была напечатана в 1 томе «Журнала опытной агрономии» (1900), в первом же номере. Работа К.К. Гедройца была исполнена совершенно самостоятельно, без всякого руководства, так как в составе лабораторий не было лиц, знакомых с новыми тогда электрическими методами, и обнаружила в Константине Каэтановиче задатки научного работника.

10 сентября 1900 г. К.К. Гедройц женился на Ольге Викторовне Бобровой, в которой он приобрел верного друга на всю дальнейшую жизнь. Детей в их семье было трое – сын и две дочери, одна из которых скончалась в раннем возрасте.

В 1903 г. К.К. Гедройц окончил экстерном Санкт-Петербургский университет. С 1908 г. К.К. Гедройц является научным сотрудником бюро по земледелию и почвоведению. С 1915 г. он получает в заведывание Лабораторию лесного опытного дела и одновременно заведует Лабораторией Докучаевского Почвенного комитета (1915-1918). В том же 1915 г. скончался профессор П.С. Коссович. К.К. Гедройц взял на себя нелегкий труд посмертного издания «Краткого курса общего почвоведения» П.С. Коссовича, оставшегося после автора в незаконченном виде. Для этого пришлось по бумагам покойного подобрать подготовлявшийся к печати материал, связать его и провести всю редакторскую работу, притом в относительно короткое время. Курс был издан в 1926 г. и быстро разошелся как отличный, с методической стороны, учебник для высшей школы. В период с 1915 по 1931 гг. К.К. Гедройц является редактором Журнала опытной агрономии.

С 1918 г. К.К. Гедройц становится во главе Агрохимического отдела Носовской опытной станции, где работает затем каждым летом (1918-1929). С этой станцией связан ряд в высшей степени ценных работ Константина Каэтановича, вполне подтвердивших его теоретические выводы, осветившие происхождение почв широкого района Украины (Черниговщины) и наметившие меры по мелиорации. Кроме того, станция способствовала и написанию и прекрасно издала ряд работ, в числе их «Почвенный поглощающий комплекс как основа генетической почвенной классификации».

В 1917 г. К.К. Гедройц был избран профессором по кафедре почвоведения в Лесном институте. Профессура Константина Каэтановича в Лесном институте, а затем в преобразованной из него Лесотехнической академии, продолжалась с 1918 по 1930 г. К.К. Гедройц стал одним из наиболее уважаемых профессоров.

Среди профессуры Константин Каэтанович пользовался большим авторитетом и исключительными симпатиями. С ним всегда советовались, спрашивали его мнение по всем институтским делам. Константин Каэтанович с утра до вечера с небольшим перерывом (с 3 до 7 ч.) на обед и отдых, работал в своем кабинете при кафедре и в лаборатории. Лабораторная работа всегда производилась им самим. Чтение лекций отнимало немало времени: Константин Каэтанович в большинстве случаев лично готовил демонстративные опыты, заказывал таблицы, комбинируя их или беря из новейших работ, тщательно обдумывал содержание и ход изложения. Читал он медленно, обстоятельно, но не воодушевлялся, и самый процесс чтения его не увлекал и скорее утомлял.

Иначе держал он себя на практических занятиях. Подсаживаясь к студенту и часто образуя вокруг себя группу, он вопросами старался навести работающих на правильные выводы из опыта и открывающиеся перспективы. При этом заставлял внимательно продумать самый ход опыта, как с химической стороны, так и со стороны самой методики, не упуская деталей, часто тут же показывая приемы работы. Такое обучение студентов Константин Каэтанович любил и умел делать это превосходно. Рабочий план занятий состоял в исследовании, довольно детальном, водных вытяжек различных почвенных типов, количественном определении характерных катионов и анионов, исследовании (количественном) поглотительной способности почв, органической части почвы и гранулометрическом анализе. Все программы курса и занятий Константин Каэтанович продумывал тщательно и, на основании опыта, вводил новые или видоизменял ранее принятые.

Константином Каэтановичем была введена 4-дневная практика студентов в лесу, взамен ранее бывших экскурсий. Он не мог, по состоянию своего сердца, непосредственно руководить в самом лесу; но, стремясь обставить экскурсию наилучшим образом, всегда по разу обходил все группы и беседовал с ними у почвенных разрезов. Затем, в кабинете, принимал отчеты, объясняя и производя при студентах качественные пробы. Экзаменовал Константин Каэтанович, разделяя студентов на небольшие группы, в своем кабинете, долго и обстоятельно, как всегда внешне очень спокойно, но при этом сильно утомлялся.

Отдаваясь всецело научной работе, К.К. Гедройц не уклонялся от общественной деятельности и принимал посильное участие в делах Института. Одно время он исполнял обязанности проректора по учебной части и постоянно участвовал и возглавлял комиссии по разным вопросам институтской жизни.

В 1921 г. он избран профессором на кафедру методики и техники лабораторно-опытных исследований Факультета опытного растениеводства Стебутовского сельскохозяйственного института.

После смерти академика К.Д. Глинки несомненным преемником его на замещение освободившейся в Академии Наук кафедры почвоведения является К.К. Гедройц, и 12 января 1929 г. он избирается на общем собрании Академии большинством в действительные члены Академии Наук СССР.

По Академии Наук К.К. Гедройцу пришлось принять на себя обязанности директора Почвенного института и в то же время он был избран председателем Международной ассоциации почвоведов после смерти К.Д. Глинки и в связи с тем, что 2-й Международный конгресс почвоведов был намечен в СССР в 1930 г. Под непосредственным руководством К.К. Гедройца была оборудована лаборатория Почвенного института Академии Наук.

Вся эта ответственная работа, к которой Константин Каэтанович отнесся со всей характерной для него вдумчивостью и глубоким сознанием ответственности, принуждает его, во-первых, оставить кафедру в Лесотехнической академии, а затем покинуть Лесной, где он провел значительную часть своей жизни.

Усиленная работа и вызванное ею перенапряжение сил скоро начали сказываться. К.К. Гедройц вынужден отказаться от участия в Октябрьской сессии Академии Наук 1929 г. из-за сердечной слабости. Он также не смог участвовать в Конгрессе в 1930 г., что чрезвычайно огорчило иностранных ученых, для которых одной из главных целей поездки на Конгресс было личное общение с Константином Каэтановичем.

В последние годы К.К. Гедройц живет в Долгопрудном в качестве заведующего агрохимической лабораторией и продолжает вести свои работы, лишь консультируя в важных случаях по делам Академии.

Весной 1931 г. К.К. поставил в новом вегетационном домике ряд опытов (до 6000 сосудов), а всего за 2 года пребывания в Долгопрудном им опубликовано 8 работ и девятая вышла уже после смерти. Все они связаны общей задачей изучить влияние тех или других обменных катионов на рост растения и значение почвенного поглощающего комплекса в мелиорации и внесении удобрений.

В 1932 г. К.К. Гедройц стал председателем редколлегии журнала «Химизация социалистического земледелия».

5 октября 1932 г. Константин Каэтанович Гедройц собирался в отпуск для лечения на Кавказе. Смерть настигла его, когда он садился в поезд. Помощь была оказана немедленно, почти час врачи боролись за его жизнь, но К.К. Гедройц скончался в амбулатории вокзала, не приходя в сознание, от разрыва аорты. 7 октября была произведена кремация тела в присутствии многочисленных депутаций.

Всю свою жизнь Константин Каэтанович Гедройц жил экономно и единственно, что позволял себе, это покупать книги по различным наукам, причем значительную часть этой библиотеки составляли книги по философии и общественным наукам. Свою первую так собранную библиотеку он принужден был продать, и уже профессором Лесного института начал собирать другую, в которой первое место занимает собрание научных работ по почвоведению и агрономии на различных языках.

К.К. Гедройцу присуждена премия имени В.И. Ленина за научные труды по агрономической химии и почвоведению (7, 8).


Ситуация в науке о почве к началу XX века

Константин Каэтанович Гедройц начал заниматься наукой, когда уже было определено содержание науки о почве, установлены главнейшие типы почв, выяснены основные закономерности их географического распространения и докучаевское почвоведение получило широкое признание. Наиболее крупные успехи первой эпохи существования учения о почве были сделаны в области географии почв. Роль климата в процессе почвообразования, понятие о почвенно-климатическом типе, представление о почве, как о функции ландшафта, - все эти идеи получили широкое развитие в конце XIX и двух первых десятилетий XX века, и эти же идеи по преимуществу проникли в Западную Европу и Америку, где Докучаевская школа и ее методы получили признание, и они же заставили географов признать за почвоведением одно из главнейших оснований для построения учения о ландшафтах (9, 11).

Страстная и энергичная натура Докучаева, его громадные организаторские способности, умение окружать себя талантливыми помощниками, заражать их своим энтузиазмом и другие выдающиеся качества обеспечили успешное возникновение и развитие науки о почве в первый период ее истории. В дальнейшем предстояло начать весьма кропотливую и трудоемкую работу по изучению процессов образования и развития почвенных типов и разновидностей, осветить процессы изменения почв, выяснить и экспериментально доказать их генетическую связь и т.д. Для этого необходимо было глубокое изучение внутренних свойств почв и протекающих в них процессов. Этот новый период в развитии докучаевского почвоведения тесно и неразрывно связан с именем Гедройца.

В догедройцевский период исследователи были вынуждены строить свои заключения о свойствах почв и процессах почвообразования почти исключительно на основании морфологических свойств почв, выявления общих закономерностей географического распространения почв и условий почвообразования.

Применявшиеся в этот период методы химического анализа и исследования физических свойств почв были недостаточны, чтобы вскрыть сущность протекающих в почве процессов. Возможности, скрытые в валовых анализах, водных вытяжках, изучении гранулометрического состава и т.д. были ограничены. Они позволяли устанавливать лишь резкие различия между почвами.

Поэтому крупнейшим событием в истории почвоведения следует признать работы Гедройца. Отдельные попытки использовать химический эксперимент при решении вопросов происхождения и изменения почв имелись в работах его предшественников и современников, но лишь исследования Гедройца с предельной убедительностью показали, что без глубокого и всестороннего изучения протекающих процессов невозможно решать вопросы почвообразования, постигать новые пути использования и повышения почвенного плодородия (10).


Учителя и предшественники

Первые опыты по изучению поглотительной способности почв можно отнести к началу XVII в. Родоначальник английского материализма и науки нового времени Фрэнсис Бэкон (1561-1626 гг.) уделял внимание почве. Бэкон был не только философом, но и экспериментатором, можно сказать естествоиспытателем. В частности, он наблюдал за потреблением воды растениями, поддерживал водную теорию питания растений. Бэкон описал способ опреснения морской воды, применявшийся на северном побережье Африки: на берегу моря выкапывались ямы, в которые через толщу песка просачивалась морская вода и при этом опреснялась. Бэкон провел эксперимент и добился такого же эффекта, пропустив морскую воду последовательно через 20 сосудов с почвой.

Юстус Либих (1803-1873) доказал, что минеральные элементы поступают в растения из почвы, чему способствуют непрерывно идущий процесс выветривания и кислые выделения корней. Азот растения поглощают в форме аммиака, который ими берется из почвы, удобрений или из воздуха. Открытие Либиха способствовало, среди прочего, усилению исследования химического состава почв, подысканию растворителей, которые извлекали бы из почвы формы калия и фосфора, непосредственно пригодные для питания растения. В связи с подвижностью в почве тех или иных веществ привлекли к себе внимание явления поглотительной способности.

В начале XIX в. Итальянцы Ламбрушини и Гаццери провели опыты по поглощению почвой питательных элементов из растворов, а также красящих и пахучих веществ. Позднее англичане Гекстебль и Томсон установили поглощение почвой аммиачных и других солей, сопровождавшееся переходом в раствор кальция. Эти опыты явились сигналом для основательных исследований англичанина Уэя (50-е годы XIX в.). Он установил, что при пропускании через почву солей калия и аммония эти основания поглощаются, а кислотные остатки остаются в растворе, соединяясь с эквивалентными количествами кальция. Уэй считал, что имеют место чисто химические обменные реакции. По степени поглощения основания расположились в ряд: Na>K>Ca>Mg>NH3. Поглотительной способностью, по Уэю, обладают перегной и особые минеральные соединения – цеолиты. По этой теории, цеолиты – почвенные алюмосиликаты, образующиеся в процессе выветривания, растворимые в соляной кислоте. Исследования и выводы Уэя были очень точны для того времени, его и следует считать основателем научной трактовки поглотительной способности почв (6, 9).

После ряда дискуссий выдающийся французский химик Жан Батист Буссенго (1802-1887), не вскрыв механизма явления, доказал, что все растения берут азот из почвы, кроме бобовых, которые сами обогащают ее этим элементом. Он явился основателем вегетационного метода, столь значимого для физиологии растений и агрономии. Таким образом, к 70-80-м годам XIX века был накоплен огромный материал по химии почв, не приведенный в единую систему, но тем не менее чрезвычайно обогативший научное представление о почве.

Одним из центров агрогеологии был университет в Дерпте (Тарту, Эстония). Там работал видный кристаллохимик и минералог И. Лемберг, исследовавший поглотительную способность почв ряда прибалтийских районов Европы и пришел к заключению, что «почвоведение есть часть химической геологии». Голландский химик Я. Ван-Беммелен (1830-1911) известен своими исследованиями поглотительной способности почв в период 1877-1910 гг. Сначала, подобно Уэю, он не сомневался в химической природе поглотительной способности, но затем пришел к выводу, что поглощение представляет собой явление адсорбции, т.е. ионы почвенного раствора поглощаются почвенным мелкоземом, точнее веществами коллоидного характера – «поглотительными соединениями». Однако на количество поглощаемых веществ влияет не только структура этих соединений, но и концентрация ионов в растворе (6).

Эти представления явились первоосновой концепции К.К. Гедройца о поглотительной способности почв. Если выбрать из различных литературных источников все те положения, которые совпадают с более поздними выводами Константина Каэтановича, то может создаться впечатление, что исследования К.К. Гедройца в значительной мере предвосхищены его предшественниками. Такой вывод был бы неверным. На тот момент вопрос о поглотительной способности почв не связывался в сознании почвоведов с генезисом почв. Определяя поглотительную способность по отношению к аммонию аммонийных солей (NH4Cl) почвоведы смотрели на эту операцию как на известную дань запросам земледелия, поскольку величина поглотительной способности являлась до известной степени мерилом плодородия почвы.

В обширном литературном материале, накопленном к началу работ К.К. Гедройца, было очень много противоречивого. Наряду с положениями, правильность которых была подтверждена в дальнейшем, были противоположные, не получившие затем доказательства и признания. Тогда еще было неизвестно, какие из этих противоречивых утверждений надлежит принять за правильные.

Важно также отметить, что оставалось неясным значение поглотительной способности почв для понимания процессов почвообразования и разработки мероприятий по повышению плодородия почв. Изучением поглотительной способности почв занималось небольшое число химиков, и получаемые ими данные оставались немыми для широких масс исследователей почв.

И только в руках К.К. Гедройца этот вопрос встал на твердую почву. Здесь сыграло крупную роль не только то обстоятельство, что автор обладал превосходной и широкой химической подготовкой и эрудицией и следил за развитием новой отрасли в химии, химии коллоидов, не только его знакомство с работами Ван-Беммелена, но и те особенности интеллекта, которые позволяют оригинально ставить вопросы и столь же оригинальными экспериментами проводить их решение (9, 10).

Заслуживает быть отмеченным, что В.В. Докучаев предвидел большие возможности, скрытые в изучении поглотительной способности, и включил в программу нижегородских работ определение поглотительной способности почв.

Константин Каэтанович Гедройц начал научную работу в 1898 г. в лаборатории П.С. Коссовича. Состав лаборатории в то время был небольшой, и работа велась П.С. Коссовичем в двух направлениях. Одно – критическая проверка существовавших тогда методов химического анализа почв и осознание получаемого цифрового материала (умение «читать» анализы и делать из них выводы, пригодные для практики) и другое – изучение техники и работа вегетационным методом над рядом сельскохозяйственных вопросов, относящихся преимущественно к учению об удобрении почв.

К.К. Гедройц принял непосредственное и деятельное участие как в том, так и в другом вопросе. Энергичный руководитель всего дела, П.С. Коссович едва ли не первый среди русских почвоведов стал внимательно сопоставлять данные анализов почв, оценивать значимость тех или других методов, степень их достоверности и возможность на их основании делать те или другие выводы. Он тщательно проверял весь поступающий к нему цифровой материал по лаборатории и постоянно требовал, особенно вначале, повторных и параллельных анализов. Отсюда выработалась у К.К. Гедройца строгость и тщательность в производстве анализов и умение пользоваться полученными данными.

Как ученик профессора К.А. Тимирязева, П.С. Коссович очень высоко ставил вегетационный метод и метод делянок и сумел добиться средств на постройку самого большого тогда в России вегетационного дома в парке Лесного института. Непосредственным руководителем работы в нем на первых порах явился С.Л. Франкфурт, привезший из Цюриха от профессора Шульце новую технологию как самого производства, так и всестороннего использования этого метода. С самой ранней весны до глубокой осени проводил К.К. Гедройц на этой вегетационной станции под руководством С.Л. Франкфурта всю работу по закладке опытов, посеву семян, поливке, фотографированию и учету урожая. Постепенно, с уходом С.Л. Франкфурта, к К.К. Гедройцу перешло все дело и самая постановка многих проблем.

Естественно, что первые исследования проведены К.К. Гедройцем под влиянием, а может быть по непосредственному указанию П.С. Коссовича, который придавал очень большое значение в почвообразовании почвенному раствору. Вероятно, этим следует объяснить, что первые работы молодого Гедройца посвящены именно изучению почвенного раствора, вопросу, над которым работали и другие сотрудники лаборатории П.С. Коссовича (8).

Изучением почвенных растворов К.К. Гедройц занимался сравнительно недолго, так как скоро убедился, что познание причин, влияющих на состав почвенного раствора, требует изучения процессов взаимодействия между почвенным раствором и твердой фазой почвы. Он приходит к заключению, что на состав почвенного раствора влияет некоторое количество катионов, непрочно связанных с твердой фазой почвы и сравнительно легко переходящих в почвенный раствор. Это обстоятельство натолкнуло К.К. Гедройца на изучение поглотительной способности почв. В одной из работ он пишет: «Ясно, что без предварительного и всестороннего изучения явлений поглощения нечего и думать разгадать загадку почвенного раствора» (10).

В дальнейшем изучение поглотительной способности занимает центральное место в научном творчестве К.К. Гедройца и служит главнейшей основой развиваемых им взглядов на генезис почв и пути повышения почвенного плодородия.

Константин Каэтанович с исключительной щепетильностью относился к своим коллегами и их трудам. Разрабатывая какой-либо вопрос, он со скрупулезной добросовестностью изучал все исследования по этому вопросу, которые были сделаны до него, и в своих трудах всегда подчеркивал тщательно все то, что было сделано его предшественниками, чтобы исключить даже возможность намека на какое-либо заимствование у них (8).


Вклад К.К. Гедройца в развитие науки о почве

Главным достижением многолетней работы К.К. Гедройца является создание им его замечательного учения о почвенном поглощающем комплексе и связанной с последним поглотительной способности почвы. Это учение сыграло важнейшую роль в развитии теоретических основ почвоведения и агрохимии и в разработке практических приемов применения удобрений на полях.

Отличительная черта всей научной деятельности К.К. Гедройца состоит в исключительной последовательности и систематичности изучаемых вопросов. Если он чувствовал, что данный вопрос не может быть решен, прежде чем не будет изучена другая проблема, то он фиксировал свое внимание на исследовании именно этой проблемы.

Прежде чем использовать данные о поглотительной способности для исследования почв, надлежало проделать громадную работу по критическому анализу и обобщению имеющихся по этому вопросу материалов. Созданию логически выдержанного и экспериментально обоснованного учения о поглотительной способности почв посвящены работы первого периода научной деятельности Константина Каэтановича.

В одной из своих работ К.К. Гедройц пишет: «Когда я начинал свои исследования, в почвенной литературе имелись всего одна-две работы, более или менее тесно соприкасающиеся с вопросами о коллоидальных свойств почв, да и те были преимущественно умозрительного характера, в последнее же время опубликован целый ряд исследований, стремящихся выяснить довольно сложные почвенные вопросы с точки зрения коллоидальной химии, но большинству выводов, делаемых авторами из полученных ими данных, таково, что к ним нельзя ни присоединиться, ни опровергнуть, т.к. исходные пункты их умозаключений не основаны на опыте, а заимствованы из общих положений коллоидальной химии» (9).

На протяжении четверти века К.К. Гедройц писал рефераты русских и иностранных работ по различным отделам сельскохозяйственных наук и принимал участие в редакции «Журнала опытной агрономии». По самым скромным подсчетам, общее количество его рефератов, напечатанных в этом и других журналах, составляет цифру свыше 2200 (2). Эта журнальная работа, расширив и углубив сведения по различным отраслям почвоведения и агрономии, ввела К.К. Гедройца в круг проблем, стоявших тогда перед наукой, и послужила отличной школой для развития его критической мысли. Это же реферирование привело его к осознанию того значения, которое имеют в почве коллоидальные вещества, так как в те годы как раз началось быстрое развитие коллоидной химии и ее приложение к другим наукам. В результате начинают появляться работы К.К. Гедройца по коллоидам почвы, постепенно вырисовывается основной стержень его дальнейших работ (8).

Одного изучения и систематизации литературного материала оказалось недостаточно. Чтобы разрешить многочисленные противоречия в опытах и наблюдениях предшествующего периода, необходима была экспериментальная проверка. Прекрасно владея аналитическим методом исследования, К.К. Гедройц своими руками выполнил огромную аналитическую работу. Этот безукоризненно полученный фактический материал позволил ему установить главнейшие закономерности поглощения и обмена оснований, а также поведения почвенных коллоидов, которые он опубликовал в ряде журнальных статей. На такой основе К.К. Гедройц уже мог построить обоснованное учение о поглотительной способности почв. В 1922 г. выходит первым изданием «Учение о поглотительной способности почв» (5, 10).

Под поглотительной способностью почвы в широком смысле понимается ее способность задерживать те или другие вещества, приходящие в соприкосновение с ее твердой фазой через циркулирующие в ней воды. Таким образом могут задерживаться соединения или их части, находящиеся в растворенном состоянии, а также коллоидально распыленные частички минерального и органического вещества, живые микроорганизмы и грубые суспензии. Различаются следующие виды поглотительной способности:

  1.  механическая,
  2.  физическая (адсорбция),
  3.  физико-химическая, или поглотительная способность в узком смысле, или обменная способность,
  4.  химическая,
  5.  биологическая.

Более всего К.К. Гедройцем развито учение об обменной способности почвы, им введено понятие почвенного поглощающего комплекса (ППК). Под ППК понимается та часть почвы, которая имеет следующие черты:

  1.  с химической стороны состоит из нерастворимых в воде солеобразных алюмосиликатных (минеральная часть поглощающего комплекса), органических и органоминеральных (органическая часть поглощающего комплекса) соединений;
  2.  с физической стороны ППК представляет совокупность тех почвенных соединений, которые находятся в почве в мелко раздробленном состоянии; эта высокодисперсная твердая часть почвы, по всей вероятности, близко совпадает с коллоидальной частью почвы. В почве обычно эти частицы находятся в виде агрегатов, а не в свободном состоянии. (3).

Все почвы имеют способность обменивать содержащиеся в ППК катионы на любые катионы растворов в эквивалентных количествах. Сумма всех катионов, выраженная в миллиэквивалентах на 100 г почвы, получила название емкости поглощения, а относительная способность катионов к взаимному обмену – энергии поглощения (6).

Книга «Учение о поглотительной способности почв» произвела при своем появлении исключительное впечатление на специалистов ясностью и глубиной содержания. Попав за границу, она тотчас же была переведена и издана в США для распространения по опытным учреждениям. С этих пор К.К. Гедройц стал широко известен за границей: начинают изучать его прежние работы и он получает приглашение приехать в Америку. Особенно его ждут на Вашингтонский 1-й конгресс почвоведов. Но, вообще, предполагая в будущем осмотреть научные учреждения и почвы Америки, К.К. Гедройц все же уклоняется от участия в Конгрессе, как слишком для него утомительном. Надо отметить, что он вообще лишь один-два раза делал лично доклады о своих работах, во всех остальных случаях посылая их письменно, и не участвуя в самих съездах. Это обстоятельство вызвало даже на одном из съездов замечание, что уж не миф ли этот «невидимый ученый», мнение которого хотелось бы слышать в прениях по докладам (8).

Мировая почвенная литература не имела подобной обобщающей монографии по поглотительной способности почвы. Поэтому опубликование приведенных в логически-стройную систему сведений о поглотительной способности почв, подкрепленных богатым аналитическим материалом и изложенных под оригинальным углом зрения, представляло крупнейшее событие в научной жизни.

Установив, что почвенные коллоиды представляют собой самую активную, самую ценную часть почвы, К.К. Гедройц показал, что характерной особенностью их является способность поглощать из почвенного раствора различные катионы, а также анионы. Особенно глубоко изучен им процесс поглощения катионов – катионный обмен. В результате проведенных Гедройцем исследований установлено, что поглощенные катионы и анионы, содержащиеся в почвенном растворе, в свободном состоянии находятся в подвижном равновесии, причем состав катионов почвенного раствора является функцией состава поглощенных катионов, так как первых во всякой почве всегда значительно больше, чем вторых.

Поэтому поглощенные катионы играют важнейшую роль в питании растений. «Состав почвенного раствора, в котором живут корни растений и из которого они черпают почти все необходимые для жизни элементы, представляет отображение ППК и состава его обменных катионов», - пишет Константин Каэтанович в своей последней работе – в тезисах к докладу на VI Менделеевском съезде.

Проделанная работа позволила К.К. Гедройцу перейти к следующему этапу своей деятельности – использованию данных о поглотительной способности и поведении почвенных коллоидов для решения генетических вопросов. В этой области К.К. Гедройц выступает как создатель нового, совершенно оригинального направления в развитии докучаевского почвоведения, определившего на долгие годы пути и методы, по которым затем следовали многочисленные исследователи в различных странах мира. В основу своих исследований о генезисе почв К.К. Гедройц кладет содержание и состав обменных катионов и свойства носителя поглотительной способности – ППК. Он разделил все почвы на насыщенные и ненасыщенные основаниями; к первым отнес те, в которых преобладают обменные кальций, магний, натрий (черноземы, каштановые почвы, солонцы); ко вторым – почвы с наличием обменного водорода и алюминия (подзолистые почвы, латериты). К.К. Гедройц выделил четыре главных почвенных типа: латеритный, подзолистый, черноземный и солонцовый (6).

Еще в 1912 г. К.К. Гедройцем была предложена теория образования в почве соды за счет обменного натрия и углекислоты почвенного раствора. Изучение этой реакции открыло путь к установлению генетической связи и раскрытию сущности образования почв ряда солончак – солонец – солодь. После этих работ термины солончак, солонец, солодь получили вполне отчетливое и определенное содержание (5, 10).

Количественный метод определения соды в солонцах описан К.К. Гедройцем в 1912 г. Методика же определения обменного натрия в почве и универсальный метод определения емкости обмена предложены в 1926 г.

Опыты по образованию соды в почвах и логическая последовательность выводов относительно солонцового ряда почвообразования не были в то время поняты и использованы для разработки методики и изучения существа данного вопроса, хотя эти исследования по своей определенности и принципиальной ясности значительно превосходили все, что было сделано по изучению солонцов до этого времени.

Так, Гильгард в «Журнале опытной агрономии (1904) писал: «Главный же источник соды, я думаю, состоит в обменной реакции между углекислой известью и сернокислым натром при участии CO2». Между тем в это же время в некоторых работах указывается на успешное применение гипсования и дренажа при мелиорации черных солонцов в США и Египте.

В реферате П.С. Коссовича (1912) работы P. Treitz «Солонцы Великой Венгерской равнины» говорится, что соли солонцов – болотного происхождения, и в заключение написано: «Таким образом, углекислые щелочи образуются при взаимодействии углекислого кальция с гумусовокислыми и хлористыми щелочами».

Поэтому Константин Каэтанович (1917) по своей скромности вынужден был заявить» «Несмотря на то, что полученные мною результаты не только не противоречили, но в сущности непосредственно вытекали из правильного представления процессов поглощения и обмена в почвах, эти результаты не были приняты во внимание никем из тех, кто после опубликования моей статьи писал об улучшении солончаков» (2).

Другая серия генетических работ К.К. Гедройца направлена на изучение подзолообразовательного процесса. Главную причину оподзоливания и деградации К.К. Гедройц видит в замене обменных оснований на водород, вследствие чего ППК теряет устойчивость и разрушается. Таким образов в основе оподзоливания также лежит изменение состава обменных катионов и как следствие – новые свойства ППК.

Завершением работ в этом направлении было опубликование монографии «ППК и почвенные поглощенные катионы как основы почвенной классификации», вышедшей первым изданием в 1926 г., а вторым расширенным – в 1927 г. В этой монографии К.К. Гедройц наиболее полно излагает свою теорию почвообразования и дает общие принципы построения новой классификации почв на основе различий в составе ППК и обменных катионов. Так, Гедройц первым обратился к созданию субстантивно-генетической классификации почв, основанной на внутренних свойствах самой почвы, а не на внешних факторах.

Третью группу работ К.К. Гедройца составляют исследования, связанные с выяснением значения ППК и состава обменных катионов в создании почвенного плодородия. Мелиорация засоленных и солонцеватых почв, известкование кислых почв, применение различных форм удобрения и другие вопросы химизации земледелия получили в результате этих работ прочное научное обоснование. К.К. Гедройц выступил с практическими предложениями методов борьбы с солончаками и солонцами еще до Октябрьской революции (Статьи 1916г.: Поглотительная способность почв и почвенные цеолитные основания и 1917 г. Засоленные почвы и их улучшение (Журнал опытной агрономии)).

Уже в первый период научной деятельности К.К. Гедройца с достаточной отчетливостью выступает его стремление использовать новые данные по изучению почвенных коллоидов для решения практических задач земледелия. В результате изучения состава поглощенных катионов К.К. Гедройц пришел к выводу, имеющему важнейшее значение для научного обоснования известкования почвы. Согласно этому выводу, кальций играет главную роль среди обменных катионов в ППК, так как от степени насыщенности последнего кальцием зависят в основном важнейшие агрономические свойства почвы. Кальций способствует улучшению водного, воздушного, микробиологического и санитарного режима почвы. Кроме того, под влиянием кальция ППК становится более устойчивым и менее поддается разрушительному действию почвенной воды. «Кальций занимает совершенно особое место на земном шаре по своему влиянию на растительность (по-видимому, и на микрофлору). Это единственный металл, при полном насыщении которым емкости обмена в почве получаются благоприятные условия для развития растений. К кальцию в этом отношении примыкает очень сходный с ним химически стронций; на почвах же, полностью насыщенных одним из 14 (Mg, H, Na, NH4, K, Sr, Cd, Ba, Mn, Co, Ni, Cu, Al, Fe) катионов, растения или совершенно гибнут, или развиваются заметно слабее, чем на почве, насыщенной одним лишь кальцием. Все свойства почв: и физические, и химические, и биологические, - находятся в теснейшей зависимости от того, какие обменные катионы содержит ее поглощающий комплекс, каков коэффициент насыщения каждого из этих катионов и какова вся емкость обмена почвы. Водный, воздушный, питательный и санитарный режимы почвы, играющие существенную роль в жизни растения, находятся в непосредственной зависимости от величины почвенного поглощающего комплекса и состава его обменных оснований катионов» (Тезисы к докладу на IV Менделеевском съезде).

Однако, несмотря на важнейшее значение кальция в жизни почвы и культурных растений, Гедройц не соглашался с мнением ряда ученых, считавших, что кальций нужно вносить в почву в таких количествах, чтобы он полностью вытеснял все другие катионы из почвенного поглощающего комплекса. Результаты его исследований показали, что при полном насыщении емкости поглощения только кальцием хотя и создаются наиболее благоприятная реакция среды, но при этом переходят в малоподвижное состояние те вещества, из которых мобилизуются питательные для растений элементы.

Поэтому необходимо, чтобы в ППК наряду с кальцием, который должен там занимать господствующее положение, были также в некотором количестве и другие обменные катионы – магний, водород, аммоний, калий, натрий. «Но почва, насыщенная одним лишь кальцием далеко не дает еще максимального урожая даже при избытке питательных веществ. Урожаи могут быть значительно повышены введением в ППК ряда других катионов и изменением отношения между количествами существующих уже в почве обменных катионов. При слишком высоком содержании кальция в ППК по сравнению с другими обменными катионами создается слишком высокая концентрация ионов кальция и устанавливается неблагоприятное соотношение ионов в почвенном растворе» (Тезисы к докладу на IV Менделеевском съезде).

В результате своих исследований К.К. Гедройц приходит к выводу, что особенное значение для роста и развития растений имеет соотношение между поглощенными кальцием и магнием. Он считает, что слишком широкое отношение кальция к магнию в ППК является причиной отрицательного действия известкования ненасыщенных основаниями почв.

Основываясь на результатах своих исследований, Гедройц считал, что часть наших, содержащих магний известковых пород может быть использована для известкования почв и что на кислых почвах путем применения магнийсодержащих известковых удобрений можно избежать отрицательного действия извести.

Данные опыта, проведенного с пятью растениями – льном, клевером, овсом, горчицей, гречихой, - позволили Гедройцу сделать важный вывод о том, что содержание наряду с кальцием магния в поглощенном состоянии имеет неодинаковое значение для всех растений (1, 2, 5, 10).

Гедройц придавал особенно большое значение дальнейшему развитию исследований по вопросу о соотношениях между поглощенными кальцием и магнием. Однако преждевременная смерть помешала ему осуществить эти исследования. Раздел работ по изучению строения и образованию почвенной структуры и влияния состава обменных катионов на рост растений получил обобщение в вышедшей уже после смерти К.К. Гедройца книге «ППК, растения и удобрения» (5, 10).

После многолетней лабораторной работы и многочисленных вегетационных опытов по применению фосфатов, К.К. Гедройц дает заключение, не лишенное глубокого смысла, сохранившее свое значение до настоящего времени. Вот что он писал тогда: «Итак, трехлетние опыты Сельскохозяйственной лаборатории приводят, по моему мнению, к выводу, что определение фосфорной кислоты, растворимой как в 2 % лимонной кислоте, так и в 2% уксусной кислоте, не может дать ответа на запросы практики относительно потребности почв в фосфорнокислом удобрении и что эти методы не могут поэтому претендовать на название методов определения плодородия почв, по крайней мере, ко всем почвам.

Метод определения плодородия почвы должен быть в состоянии ответить на основании полученной цифры – определенно: нужно ли удобрять почву или нет, и если нужно, то хоть приблизительно насколько, если же на основании анализа можно только в лучшем случае сказать, что почва, по всей вероятности, нуждается или не нуждается в удобрении, то это, по моему мнению, решительно все равно, что ничего не сказать, т.к. опять-таки для окончательного решения вопроса придется прибегнуть к полевому опыту. Такую же неудачу можно предсказать с большой вероятностью и всякой другой попытке подыскать соответствующий растворитель. Чтобы продвинуться в разрешении этого вопроса вперед, необходимо, прежде всего, более детальное изучение потребности растений в различные периоды жизни в питательных веществах, исследование форм фосфорнокислых соединений почвы, а также изучение динамики плодородия, т.е. деятельности почвы, влияния ее свойств и условий погоды, обработки и т.д. на перевод почвой питательных веществ из состояния неусвояемого в доступное для растений; изучение одной лишь статики плодородия (т.е. количества легкорастворимых и даже, если бы найден был такой метод, количества усвояемых в данный момент питательных веществ в почве) – очень мало поможет решению вопроса».

Правильная и в основном исчерпывающая характеристика почв, ненасыщенных основаниями, дана К.К. Гедройцем еще в 1911 г. в работе: «На каких почвах действует фосфорит. Почвы насыщенные и ненасыщенные основаниями», где он писал: «Основным признаком ненасыщенности почв надо считать способность таких почв освобождать из нейтральных солей кислоты», и далее: «мы думаем, что ненасыщенность основаниями и есть тот общий признак, присутствие которого необходимо, а при известной степени ненасыщенности и достаточно, для того, чтобы почва, при недостатке в ней фосфорной кислоты, реагировала на фосфорит» (2).

К.К. Гедройц вооружил исследователей почв многими новыми методами анализа. В лабораториях всего мира нашли применение методы, разработанные Константином Каэтановичем. В основе методов подготовки почв к гранулометрическому анализу лежат исследования К.К. Гедройца о пептизирующем действии обменного натрия. Константин Каэтанович составляет и в 1909 г. публикует описание методов исследования почв, принятых в лаборатории Министерства земледелия. Его «Химический анализ почв» с того времени служит настольной книгой любого почвоведа и агрохимика. Методы, разработанные К.К. Гедройцем:

  •  разработаны общие приемы анализа водных вытяжек
  •  описан метод количественного определения обменных Ca, Mg, K
  •  метод количественного определения обменного водорода
  •  метод количественного определения натрия
  •  универсальный метод определения общей емкости поглощения
  •  метод выделения гуматной части поглощающего комплекса и метод ультрамеханического анализа почвы
  •  метод 5% КОН вытяжки (установлено количественное выражение процесса осолодения) (4).

И, наконец, не меньшая заслуга К.К. Гедройца состоит в систематизации и критическом изложении существующих методов анализа в почвенной химии.

Заслуга К.К. Гедройца в том, что он первый тщательно исследовал и объяснил методы определения тех свойств почвы, которые являются решающими для ее плодородия, а именно – содержание в ней неорганических и органических коллоидов, с которыми в первую очередь связана способность почвы удерживать воду и питательные элементы посредством абсорбции (способность обмена ионов), а также в том, что он одновременно с этим дал практические указания для мелиорации.


Ученики и последователи К.К. Гедройца

К.К. Гедройц мало общался с коллегами по работе и редко выступал печатно, но его выступления были глубоко продуманы и строго взвешены. У него не было большого окружения непосредственных учеников. Поэтому вполне понятно, что у него осталось много мыслей, вопросов, недоработанных или только поставленных. Из числа последних можно отметить три проблемы: анионная часть поглощающего комплекса, органическое вещество почвы и подвижность азота в лесных почвах (2).

А.А. Роде пишет: «На 2-ом курсе Петроградского Агрономического института долгое время не могли начаться лекции по почвоведению. Мне, как члену Совета студенческих старост, было поручено повидать К.К.Гедройца, переговорить с ним и передать официальное письменное приглашение читать лекции. Я вошел в лабораторию почвоведения, испытывая некоторую робость при мысли о том, что мне придется сейчас говорить с таким крупным ученым, как Гедройц, о больших научных заслугах которого мне уже пришлось слышать от ряда профессоров нашего Института, произносивших это имя всегда с оттенком большого почтения.

В то время (1921 г.) педагогическая работа была для К.К. Гедройца сравнительно новым делом. У него еще не было выработанного курса, не было готовой схемы, он не владел еще всеми необходимыми для профессора навыками и приемами. Благодаря этому его преподавание имело наряду со многими достоинствами и ряд недостатков. Последние заключались в том, что он, будучи по преимуществу ученым-исследователем, не всегда был понятен студентам. Однако именно благодаря отсутствию готового курса он не читал свои лекции, а творил их, и, несмотря на трудность изложения, эта творческая работа увлекала студентов. Его аудитория никогда не пустовала, а наоборот, отличалась многолюдностью. Даже студенты старшего курса, уже прослушавшие курс почвоведения посещали его лекции, хотя для этого им приходилось терять 5-6 часов на дорогу. Лекции проводились в плохо отапливаемых аудиториях, температура в помещениях была немногим выше нуля». А.А. Роде вспоминает характерную фигуру Константина Каэтановича в черном зимнем пальто, в валенках и высокой барашковой шапке, со свертком таблиц или различными объектами для демонстрации.

А.А. Роде понимал, что без химии в почвоведении разобраться трудно и попросился проделать учебный почвенный анализ в лаборатории К.К. Гедройца в Лесном институте, так как кафедра почвоведения Агрономического института была оборудована плохо.

Когда к К.К. Гедройцу приходили с просьбой поработать у него и поучиться, он никогда не давал своего согласия сразу, а дав его, всегда обставлял некоторыми небольшими препятствиями. Это был своеобразный педагогический прием, который действовал очень хорошо. При этом отсеивались те, кто не был настроен серьезно на работу, а те, кто преодолевал эти препятствия, начинали особенно ценить предоставленную им возможность. Тех, кто попадал в лабораторию К.К. Гедройца, он сам обучал азам аналитической химии, если студенты не имели достаточных навыков. Работа в лаборатории начиналась в 10 утра каждый день, не исключая обычно и воскресенья.

Одним из основных требований К.К. Гедройца было добросовестное отношение к делу. Отличаясь сам крайней щепетильностью, он требовал того же и от своих сотрудников. И когда кому-нибудь из них случалось нарушить это требование, то на лице Константина Каэтановича появлялось такое страдальческое выражение, что виновному хотелось провалиться сквозь землю и уж, конечно, он никогда не решался повторить свой поступок.

Другим требованием К.К. Гедройца была постоянная проверка полученных результатов. Он неумолимо заставлял проверять сделанные наблюдения иными методами и соглашался признавать работу законченной до тех пор, пока выводы не получали многократной перекрестной проверки (8).

Крайне скромный и ровный в обращении, Константин Каэтанович поражал своей нетребовательностью к внешней обстановке своей жизни, - где бы он ни жил, как бы, на посторонний взгляд, ни казалась неудобна его квартира, - он всегда был доволен, никогда ни на что не жаловался, всегда находил какое-нибудь преимущество. Можно было удивляться тому умению сосредоточиваться, каким обладал Константин Каэтанович. Он мог углубленно работать в той же комнате, где шумели и возились дети, мог внешне отрываться от работы, отвечая на посторонние вопросы, и спокойно работать дальше; в лаборатории, в кабинете, когда он писал научную работу, его постоянно прерывали, и он спокойно, на полуслове клал перо, приветливо отвечал; иногда беседа затягивалась, но, как только она кончалась, Константин Каэтанович тотчас же вновь брался за перо, как будто мысль его ни на секунду не прерывалась.

В свои беседы и ответы на вопросы он вносил столько внимания, такое несомненное уважение к чужому мнению, что к нему шли и с ним охотно советовались лица самого разнообразного склада. Характер беседы К.К. Гедройца всегда был серьезный, бодрый, будящий мысль, никогда не принимавший даже оттенка легкомыслия. По существу Константин Каэтанович был прекрасный учитель и при благоприятных условиях он создал бы школу, хотя никогда не любил чтения лекций, даже тяготился ими (8).

Основные положения учения о ППК и поглотительной способности почв получили дальнейшее развитие в работах многих исследователей.

Последователями идей Гедройца были советские ученые А.Н. Соколовский, Д.Н. Прянишников, Н.И. Горбунов, Н.П. Ремезов, И.Н. Антипов-Каратаев и др. Опыты по известкованию и фосфоритованию подзолистых почв Подмосковья проводились В.В. Геммерлингом в 1920-1921 гг., исследования по мелиорации засоленных почв Голодной степи и других районов Узбекистана – Н.А. Димо и его сотрудниками (6).

Гедройц пользовался известностью и уважением на своей родине. Будучи еще совсем молодым, он произвел ряд научных работ весьма большого значения. За границей, в кругах, занимающихся почвоведением, он стал известен – и вместе с тем знаменит – только в 1925 г. Дело в том, что до этого времени работы Гедройца, открывающие новую эпоху в науке почвоведения и произведенные им в тяжелых условиях войны и послевоенного времени, начиная с 1912 г., были опубликованы только на русском языке. Только когда земляк Гедройца, русский американец д-р С.А. Ваксман перевел их на английский язык и разослал ряду научных институтов, о Гедройце заговорили почвоведы всего мира, и по затронутым им вопросам в короткое время возникла богатая литература (1).

К.К. в науке о почве шел значительно впереди своего времени, и только после 1923 г. внимание работников агрономической мыли было привлечено к результатам его работ. Возможно, что в данном случае не маловажную роль сыграли издания Носовской сельскохозяйственной опытной станции, в ряде выпусков трудов которой ученый в прекрасном научно-популярном изложении подвел итог всей свой прошедшей деятельности (2).


Заключение

Константина Каэтановича Гедройца по праву можно считать родоначальником экспериментального направления в изучении почв. Широкое применение лабораторных методов исследования и проведение многих специальных опытов, воспроизводящих протекающие в почве процессы, обеспечили поднятие генетического почвоведения на более высокую ступень развития.

Наиболее важные исследования К.К. Гедройца посвящены поглотительной способности почвы. Им были сформулированы фундаментальные понятия поглотительной способности почв, почвенного поглощающего комплекса, емкости поглощения. К.К. Гедройц подошел к вопросу генетической классификации почв на основе состава почвенного поглощающего комплекса.


Библиография 

Основные труды и публикации К.К. Гедройца перечислены в хронологическом порядке, начиная с первой его статьи в Журнале опытной агрономии и включая посмертные издания. Список составлен по Материалам к биобиблиографии ученых СССР (1956).

Электрический метод Whitney’я и Meansa’а для определения солонцеватости почв // Журнал опытной агрономии. – 1900. – Т.1. – Кн.1. – С. 21-50.

Потребность в удобрении русских почв из различных местностей по вегетационному методы // Тр. Сельскохозяйственной химической лаборатории. – 1905. – В.4. – С. 1-64.

Максимальная производительность почв в сосудах // Тр. Сельскохозяйственной химической лаборатории. – 1905. – В.4. – С. 102-112.

Влияние известкования на доступность растениям фосфорной кислоты почвы и фосфорнокислых удобрений // Журнал опытной агрономии. – 1905. – Т.6. – Кн.5. – С. 686-704.

К вопросу об изменяемости концентрации почвенного раствора и содержания в почве легко растворимых солей в зависимости от внешних условий // Журнал опытной агрономии. – 1906. – Т.7. – Кн.5. – С. 521-561.

Коллоидальная химия и почвоведение // Журнал опытной агрономии. – 1908. – Т.9. – Кн.2. – С. 272-293.

К вопросу об определении щелочности и кислотности почвы // Журнал опытной агрономии. – 1909. – Т.10. – Кн.6. – С. 753-781.

Методы химического анализа почв, принятые в Сельскохозяйственной химической лаборатории. // Тр. Сельскохозяйственной химической лаборатории. – 1909. – в. 7. – С. 107-160.

На каких почвах действует фосфорит. Почвы насыщенные и ненасыщенные основаниями // Журнал опытной агрономии. – 1911. – Т.12. – Кн. 4. – С. 529-546.

Коллоидальные вещества в почвенном растворе. Образование соды в почве. Солонцы и солончаки // Журнал опытной агрономии. – 1912. – Т. 13. – Кн. 3. – С. 363-420.

Скорость обменных реакций в почве. Коллоидальность почв, насыщенных различными основаниями, и красочный метод определения количества коллоидов в почве // Журнал опытной агрономии. – 1914. – Т.15. – Кн. 3. – С. 181-216.

Поглотительная способность почвы и почвенные цеолитные основания // Журнал опытной агрономии. – 1916. – Т.17. – Кн.6. – С. 472-528.

Засоленные почвы и их улучшение // Журнал опытной агрономии. – 1917. – Т.18. – Кн. 2-4. – С. 122-140.

Определение ненасыщенности почвы основаниями (Количество свободных алюмокремнекислот и гумусовых кислот) // Бюллетень III Всероссийского съезда почвоведов в Москве. – 1921. - № 1-2. – С.11.

Учение о поглотительной способности почв. – Пг. – 1922. – 55 с.

Химический анализ почв. Руководство по ведению лабораторных почвенных исследований. – Пг: Государственное сельскохозяйственное издательство «Новая деревня», 1923. – 260 с.

Аналитические материалы по почвам района Носовской сельскохозяйственной опытной станции / В кн. Отчет агрохимического отдела за 1922-1923 гг. Под общей редакцией К.К. Гедройца. – Киев: «Киев-печать», 1924. – С. 29-34.

Почвенный поглощающий комплекс и почвенные поглощенные катионы как основа генетической почвенной классификации. – Л.: Школа-тип. им. Алексеева, 1925. – 35 с.

Почвенные обменные катионы и растение. Доступность растению кальция, магния, и калия, находящихся в почве, в состоянии, к обмену не способном. Отношение растения к некоторым катионам, полностью насыщающим емкость обмена почвы // Удобрение и урожай. – 1930. - №6. – С. 464-475.

Почвенные обменные катионы и растение. Известкование почвы и отношение между количествами обменного кальция и обменного магния в почве // Удобрение и урожай. – 1931. - №3. – С. 77-78.

Почвенный поглощающий комплекс, растение и удобрение / Статьи и материалы по опытам на Долгопрудном опытном поле НИУ за 1930-1933 гг. Под общей редакцией Ф.Н. Германова. – М.-Л.: Сельхозгиз, 1935. – 343 с.

Избранные сочинения в трех томах. Т. 1-3. – М.6 Сельхозгиз, 1955.


Список литературы

  1.  Вейсс Фр. Смерть великого ученого проф. К.К. Гедройца // Почвоведение. – 1933. - № 6. – 483-484.
  2.  Гантимуров И.И. К.К. Гедройц и наука о почве // Почвоведение – 1947. - № 4. – С. 207-212.
  3.  Гедройц К.К. Избранные научные труды / Сост. Н.И. Белякова. – Москва: Издательство «Наука», 1975. – 637 с.
  4.  Гедройц К.К. Химический анализ почвы. – М., Л.: Государственное сельскохозяйственное издательство «Новая деревня», 1929. – 599 с.
  5.  Кедров-Зихман О.К. Учение академика К.К. Гедройца о почвенном поглощающем комплексе и известковании почвы // Почвоведение. – 1952. - № 10. – С. 879-889.
  6.  Крупеников И.А. История почвоведения от времени его зарождения до наших дней. – М.: Изд. «Наука», 1981. – 327 с.
  7.  Материалы к биобиблиографии ученых СССР. Сер. почвоведения, вып. 5. К.К. Гедройц. – М.: изд-во Академии наук СССР, 1956. – 57 с.
  8.  Памяти акад. К.К. Гедройца / Труды почвенного института имени В.В. Докучаева. – Т. IX. – Ленинград: изд-во Академии наук СССР. – 1934.
  9.  Полынов Б.Б. Новая эпоха в истории развития в учения о почве // Природа. – 1933. - № 1. – С. 59-62.
  10.  Ремезов Н.П. Вклад К.К. Гедройца в развитие докучаевского почвоведения // Почвоведение. – 1947. - № 4. – С. 201-206.
  11.  Ремезов Н.П. Константин Каэтанович Гедройц. – Москва: Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1952. – 109 с.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

49162. Применение нейросети для определения видовой принадлежности деревьев 364.5 KB
  Обучение нейросети. Применение нейросети для определения видовой принадлежности деревьев. Предметом исследования является применение нейросети для определения видовой принадлежности деревьев. В ней описываются все параметры используемые для обучения сети создается обучающая выборка и представлены результаты работы.
49163. Расчет защиты для линии электропередач 500 кВ 1.37 MB
  Расчет удельных параметров прямой последовательности Расчет параметров генератора: Расчет параметров линии: Удельное активное сопротивление прямой последовательности R1уд Ом км рассчитываем по формуле 2. Удельное индуктивное сопротивление прямой последовательности X1уд Ом км рассчитаем по формуле 2.2 Расчет удельных параметров нулевой последовательности линии Удельное активное сопротивление нулевой последовательности без учета троса Ом км рекомендуется рассчитывать по формуле 2.4 Удельное индуктивное сопротивление...
49164. Скоринговые системы в оценке кредитоспособности физического лица 1.04 MB
  Цель исследования обусловила постановку и решение следующих конкретных задач: рассмотреть сущность скоринговых систем; методологии построения скоринговых систем; рассмотреть сущность нейронных сетей; показать сходства биологической и искусственной нейронной сети; рассмотреть специфику искусственной нейронной сети; показать сущность персептрона; применить персептрон для оценки кредитоспособности заемщика; определить входные и выходные параметры сети; обучить персептрон; интерпретировать результаты работы персептрона.5...
49165. Проект печатной платы для устройства “Широкополосный антенный усилитель” 280.5 KB
  А ведь в большинстве случает можно обойтись штатной автомобильной антенной и правильно выбранным антенным усилителем Критерий выбора антенного усилителя – максимальное качество приема сигналов всех возможных радиостанций в данной местности. При выборе антенного усилителя необходимо учитывать следующее: полоса пропускания усилителя должна полностью перекрывать весь радиовещательный диапазон 015. при меньшем усилении незначителен выигрыш в качестве приема удаленных или маломощных радиостанций а при большем – возможна перегрузка самого...
49166. Философия. Исторические этапы развития философии 672 KB
  Назначение философии – поиск удела человека, обеспечение его бытия в причудливом мире, а в конечном счете в возвышении человека, в обеспечении его совершенствования. Общую структуру философского знания составляют четыре основных раздела: онтология(учение о бытие), гносеология(учение о познании), человек, общество.
49167. Характеристики цифровой системы передачи непрерывных сообщений и их расчет 1.31 MB
  Описание процесса преобразвания сигнала от источника сообщения до получателя. Рассмотрим процесс преобразования сигнала от источника до получателя. Непрерывный сигнал t предаётся в формирователь первичного сигнала для преобразования в первичный электрический сигнал bt. Количество уровней квантования L определяется исходя из ошибки квантования пикфактора сигнала и отношения сигнал шум.
49168. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ КУРСА ЕВРО С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ НЕЙРОСЕТИ 520.5 KB
  Проектирование нейросети Анализ зависимостей курса евро Заключение Введение Начиная с 80х годов для решения экономических задач широкое распространение получили нейронные сети. В общем случае нейронные сети могут решать как задачи классификации разделения входных примеров на заданное число классов так и задачи аппроксимации предсказания непрерывных функций.
49169. АНАЛИЗ ФИНАНСОВОГО СОСТОЯНИЯ И РЕЗУЛЬТАТОВ ФИНАНСОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ 12.68 MB
  В связи с этим приобретает огромное значение оценка финансовых результатов деятельности и финансового состояния предприятия в настоящем прошлом и будущем. С помощью анализа финансового состояния предприятия и хозяйственной деятельности вырабатываются стратегия и тактика развития предприятия обосновываются планы и управленческие...