66782

Общество с ограниченной ответственностью: правовое положение и роль органов внутренних дел в обеспечении его деятельности

Диссертация

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

В разные годы развития экономики нашей страны государство регламентирует возможность создания и деятельность различных организационно-правовых форм ведения предпринимательской деятельности. Осуществление хозяйствования в тех или иных формах определяется, прежде всего, уровнем развития производственных отношений...

Русский

2014-08-27

740 KB

17 чел.

174

МВД России

Санкт-Петербургский университет

На правах рукописи

Волкогон

Алексей Владимирович

Общество с ограниченной ответственностью: правовое положение и роль органов внутренних дел в обеспечении его деятельности

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Санкт-Петербург

2003
СОДЕРЖАНИЕ

Введение

3

Глава 1. Общая характеристика общества с ограниченной ответственностью

12

§1: История развития общества с ограниченной ответственностью

12

§2: Общие положения об обществе с ограниченной ответственностью

33

Глава 2. Создание, реорганизация и ликвидация общества с ограниченной ответственностью 

56

§1: Порядок создания общества с ограниченной ответственностью

57

§2: Реорганизация и ликвидация общества с ограниченной ответственностью

82

Глава 3. Организационные аспекты деятельности общества с ограниченной ответственностью

112

§1: Управление в обществе с ограниченной ответственностью

112

§2: Права и обязанности участников общества с ограниченной ответственностью

124

§3: Роль органов внутренних дел в обеспечении деятельности общества с ограниченной ответственностью

146

Заключение

157

Библиографический список использованной литературы

160


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В разные годы развития экономики нашей страны государство регламентирует возможность создания и деятельность различных организационно-правовых форм ведения предпринимательской деятельности. Осуществление хозяйствования в тех или иных формах определяется, прежде всего, уровнем развития производственных отношений, сложившихся в стране, методами управления хозяйственным процессом и формами, в рамках которых допускается хозяйствование.

Так, например, в СССР хозяйствующими субъектами в подавляющем большинстве являлись государственные предприятия, которые создавались на базе государственной собственности. С принятием в начале 90-х годов Законов РСФСР «О собственности» и «О предприятиях и предпринимательской деятельности» в России начала складываться экономика свободного предпринимательства, предполагающая осуществление хозяйственной и предпринимательской деятельности в различных организационных формах. Гражданский кодекс РФ 1994 г. с учетом потребностей рынка упорядочил те организационно-правовые формы, которые могут использоваться для осуществления предпринимательской деятельности в нашей стране, заложив тем самым основы правового регулирования деятельности различных юридических лиц.

К их числу относится общество с ограниченной ответственностью, которое наряду с акционерными обществами является широко распространенной и наиболее популярной организационно-правовой формой предпринимательства не только в отечественной правовой системе, но и за рубежом. В связи с этим изучение и осмысление отдельных юридических проблем, связанных с правовым регулированием создания и функционирования подобных обществ, представляет большой практический и теоретический интерес.

Однако в юридической литературе из хозяйственных обществ наиболее исследованными являются акционерные общества, которым посвящено большинство опубликованных работ. Рассмотрение же вопросов правового регулирования и функционирования обществ с ограниченной ответственностью осуществлено в единственной пока монографии С.Д. Могилевского1, а также на уровне комментариев к законодательству; сборников нормативных актов и документов; публикаций, освещающих лишь отдельные вопросы, касающиеся обществ с ограниченной ответственностью; и работ, посвященных вопросам правового регулирования хозяйственных обществ в целом, где в основном изучаются их общие черты.

Вместе с тем введенный в действие с 1 марта 1998 г. Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ не только внес определенную ясность во многие вопросы, которые ранее не были в достаточной мере урегулированы нормами Гражданского кодекса РФ, но и в свою очередь породил новые. Кроме того, во многом нормы Закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» носят диспозитивный характер, т.е. самим участникам общества с ограниченной ответственностью предоставлено в некоторых случаях право выбора. Однако, чтобы принять правильное, адекватное соответствующим условиям решение, даже иногда выбрав его из ряда предложенных вариантов, необходимо, по крайней мере, четко представлять то из чего ты выбираешь и каковы могут быть последствия такого выбора. К сожалению, как показывает практика, участники обществ с ограниченной ответственностью не всегда готовы к подобному выбору.

Таким образом, дальнейшее успешное развитие такой организационно-правовой формы предпринимательства как общество с ограниченной ответственностью неразрывно связано с необходимостью совершенствования законодательства и правоприменительной практики, что невозможно без глубокого теоретического осмысления проблем, возникающих как в ходе создания, функционирования, реорганизации, так и в ходе ликвидации обществ с ограниченной ответственностью. В связи с этим их рассмотрение представляется актуальным и своевременным, а указанные обстоятельства явились предпосылкой для выбора темы диссертационного исследования.

Цель и основные задачи исследования. Целью работы является изучение правового положения общества с ограниченной ответственностью, в том числе изучение и критическое осмысление действующего законодательства, а также нормативных актов, регулирующих деятельность ОВД в обеспечении деятельности  общества с ограниченной ответственностью; анализ исторического опыта нормативного регулирования создания и деятельности данной организационно-правовой формы; изучение доктринальных разработок ученых в области функционирования общества с ограниченной ответственностью; выявление наиболее важных теоретических проблем и выработка на этой основе предложений по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики.

Исходя из общей цели, автор поставил следующие задачи:

- исследовать историю возникновения обществ с ограниченной ответственностью и экономическую основу данного процесса;

- проанализировать этапы становления законодательства, регулирующего деятельность общества с ограниченной ответственностью, в нашей стране;

- дать понятие и признаки общества с ограниченной ответственностью, определить его отличие и сходство с другими хозяйственными обществами;

- рассмотреть проблемы, возникающие в процессе создания общества с ограниченной ответственностью;

- исследовать вопросы, связанные с реорганизацией общества с ограниченной ответственностью;

- выявить особенности ликвидации общества с ограниченной ответственностью в связи с несостоятельностью (банкротством);

- определить роль ОВД в обеспечении деятельности общества с ограниченной ответственностью;

- исследовать проблемы управления в обществе с ограниченной ответственностью;

- проанализировать круг прав и обязанностей участников общества с ограниченной ответственностью;

- внести конкретные предложения по совершенствованию действующего законодательства об обществах с ограниченной ответственностью и практики его применения.

Теоретическая и методологическая основа диссертационного исследования. В работе использованы труды ученых, еще в дореволюционный период исследовавших вопросы, связанные с правовым положением юридических лиц, а, именно: Ю. Барона, А.П. Башилова, Н.Л. Дювернуа, В.В. Ефимова, А.И. Каминка, А. Квачевского, Е.А. Нефедьева, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, В.В. Розенберга, В.С. Садовского, В.И. Синайского, В.А. Удинцева, Г.Ф. Шершеневича.

Кроме того, теоретической основой диссертационного исследования являются труды отечественных правоведов, написавших свои работы в советский и постсоветский периоды: Г.Е. Авилова, А.И. Амвросова, С.В. Артеменкова, В.А. Белова, К.П. Беляева, М.И.Брагинского, С.Н. Братуся, В.В. Витрянского, В.Ю. Вольфа, А.Г. Гойхбарга, В.А. Горлова, В.В. Залесского, В.А. Захарова, А.А. Игнатенко, О.С. Иоффе, В.Д. Карповича, А.Н. Кичихина, Н.В. Козловой, В.А. Краснокутского, С.Н. Ландкофа, В.К. Мамутова, С.Н. Мовчина, С.Д. Могилевского, А.В. Олейникова, И.С. Перетерского, Е.В. Пестеревой, И.Б. Покусаева, В.Ф. Попондопуло, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, К.И. Скловского, Е.А. Суханова, Д. Степанова, Ю.К. Толстого, С.Ю. Филипповой, Т.П. Шишмаревой, Е.М. Щукиной, В.В. Яркова и других.

В основу работы также положены выводы, полученные в ходе изучения и обобщения судебной и арбитражной практики, связанной с рассмотрением споров, возникающих при создании, функционировании и ликвидации обществ с ограниченной ответственностью.

В процессе исследования, кроме общего диалектико-материалистического метода исследования, использованы частно-научные методы исторического, системного, логического анализа, сравнительного правоведения и комплексного решения задач.

Объектом диссертационного исследования является изучение закономерностей гражданско-правового регулирования общественных отношений, складывающихся в сфере создания, деятельности, реорганизации и ликвидации обществ с ограниченной ответственностью.

Предметом исследования являются нормы гражданского права, закрепленные в соответствующих нормативно-правовых актах и процесс их воздействия на общественные отношения, складывающиеся в сфере создания, функционирования, реорганизации и ликвидации обществ с ограниченной ответственностью в условиях становления рыночных отношений в России, а также нормы права, регулирующие деятельность ОВД в обеспечении деятельности общества с ограниченной ответственностью.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в настоящей работе предпринята попытка произвести комплексный анализ проблем правового положения общества с ограниченной ответственностью, исходя из его двойственной природы.

Впервые освещены вопросы, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией общества с ограниченной ответственностью в свете принятых Федеральных законов: «О государственной регистрации юридических лиц», который вступил в действие с 1 июля 2002 года, и «О несостоятельности (банкротстве)», вступившего в действие со 2 декабря 2002 года.

Впервые в диссертации, посвященной данной проблематике, предпринята попытка выяснить роль ОВД в обеспечении деятельности общества с ограниченной ответственностью.

В настоящем исследовании обоснована необходимость оставления за участником общества с ограниченной ответственностью, решившим воспользоваться своим правом на выход из общества, ряда прав и обязанностей до момента фактической выплаты ему действительной стоимости доли или выдачи имущества в натуре такой же стоимости. 

В диссертационном исследовании сформулированы следующие выводы и положения, которые выносятся на защиту:

1. Риск убытков участника общества с ограниченной ответственностью проявляется в отсутствии прибыли, подлежащей распределению между участниками, либо несостоятельности или ликвидации общества, и, соответственно, прекращении обязательств между участником и обществом.

2. Государственные и муниципальные служащие имеют право выступать в качестве учредителей общества с ограниченной ответственностью.   

3. Целесообразно внести изменения в  ст. 12 Закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью», заключающиеся в исключении из перечня сведений, содержащихся в учредительном договоре общества, сведений о составе его органов управления, а из устава общества – сведений об отдельных участниках общества, в том числе о размере и номинальной стоимости доли каждого из них, что позволит избежать дублирования положений учредительных документов и облегчит на практике процедуру внесения в них изменений.

4. Необходимо на законодательном уровне закрепить возможность осуществления реорганизации общества с ограниченной ответственностью путем слияния и присоединения хозяйственных обществ различных организационно-правовых форм, с учетом специфики таких юридических лиц.

5. В том случае, если уставом общества с ограниченной ответственностью отчуждение доли участия в обществе третьему лицу ставится в зависимость от того, кто именно таковым является, то представляется, что в письменном сообщении (уведомлении) участника об отчуждении своей доли в обществе третьему лицу в обязательном порядке должны содержаться индивидуализирующие это лицо сведения.

6. В интересах участника общества с ограниченной ответственностью, реализующего свое право на выход из общества, предлагается до момента фактической выплаты ему действительной стоимости доли или выдачи имущества в натуре такой же стоимости, оставить за таким участником общества право на получение информации о деятельности общества и на ознакомление с бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами общества порядке, право требовать проведения за счет такого участника аудиторской проверки, а также право на обжалование в судебном порядке решения органов управления, нарушившего права участника на получение действительной стоимости доли или имущества в натуре такой же стоимости. В связи с этим предлагается внести дополнение в ст. 26 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

7. В целях защиты интересов участников общества с ограниченной ответственностью предлагается внести изменения в ст. 27 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», установив обязанность по закреплению в уставе общества предельной стоимости дополнительных вкладов в имущество общества, если возможность внесения таких вкладов включена в устав общества с ограниченной ответственностью.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что полученные в процессе исследования результаты и основанные на них теоретические выводы пополняют потенциал науки гражданского права и могут повлиять на процесс видоизменения и совершенствования отдельных норм и положений гражданского законодательства.

Практическая значимость результатов исследования, их апробация. Практическая значимость результатов диссертационного исследования состоит в возможности их использования при подготовке новых и совершенствовании действующих нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность обществ с ограниченной ответственностью, в судебной и адвокатской практике.

Кроме того, результаты исследования, учитывая актуальность рассматриваемых проблем, могут послужить в качестве исходного материала для последующих научно-теоретических исследований проблем, касающихся правового положения хозяйственных обществ.

Выводы и рекомендации, сделанные в ходе диссертационного исследования, могут быть полезны при подготовке учебных и методических пособий, использоваться во время лекций и практических занятий с курсантами и студентами юридических факультетов по предметам гражданского и предпринимательского права.

Диссертация обсуждалась и была одобрена на заседании кафедры гражданского права Санкт-Петербургского университета МВД России. Основные научные положения и выводы настоящего исследования нашли отражение в научных публикациях по теме диссертации, использованы при чтении лекций и проведении семинарских занятий по курсу общей части гражданского права с курсантами и слушателями Санкт-Петербургского университета МВД РФ, а также  в выступлениях автора на: межрегиональном круглом столе «Правовые аспекты защиты наукоемких технологий и интеллектуальной собственности» (Санкт-Петербург, 2001); межкафедральной конференции «Правовые основы деятельности правоохранительных органов в обеспечении прав граждан РФ» (Санкт-Петербург, 2001); круглом столе «Гражданско-правовые способы защиты субъективных прав граждан и юридических лиц» (Санкт-Петербург, 2002).

Структура диссертации определяется целями и задачами  исследования и состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения и библиографического списка.


Глава 1.
 Общая характеристика общества с ограниченной ответственностью.

§ 1. История развития общества с ограниченной ответственностью.

Для более всестороннего и полного рассмотрения вопроса, касающегося правового положения общества с ограниченной ответственностью, необходимо исследовать вопросы истории его возникновения и развития, т.к. вне исторического контекста, связывающего явления и процессы современности с теми явлениями и процессами, которые были их предшественниками, невозможно познать саму эту современность. Любое современное явление или процесс имеет свои корни в прошлом, поэтому научное исследование правовых явлений и процессов не может себя ограничить их изучением только в данный момент действительного существования, так как при этом условии будет утрачена причинно-следственная связь в историческом развитии права.

Однако научное исследование не может ограничиться только систематическим изложением и комментированием позитивного права. Его задача - выявить экономическую необходимость в данной правовой форме. Применительно к правовой категории "юридическое лицо" это предполагает ответ на следующие вопросы: почему и какие потребности экономического оборота вызвали к жизни такую юридическую форму, как общество с ограниченной ответственностью, каков ее генезис, как формировалось закрепление данной формы в законодательстве, каковы ее отличия от других организационно-правовых форм юридического лица и чем они вызваны?

Методология такого анализа может быть следующей. Необходимо показать как правовой институт исторически складывался, какова его экономическая и историческая необходимость и в чем заключаются закономерности развития. Более того, целесообразно рассматривать данный вопрос с точки зрения развития общества с ограниченной ответственностью в зарубежных государствах, ведь именно на Западе появились первые законодательные акты, регулирующие функционирование хозяйственных обществ (товариществ) с ограниченной ответственностью. И, несмотря на то, что имеется утверждение, что общество с ограниченной ответственностью «...было создано без каких-либо исторических предшественников...»2, представляется, что оно возникло путем приспособления существующих форм к вновь возникающим потребностям, что мы и попытаемся доказать.

Процесс исторического развития данного субъекта усложнен тем, что восходит корнями одновременно к нескольким различным явлениям. Общество с ограниченной ответственностью является лишь одной из фаз в процессе последовательного развития форм ведения предпринимательской деятельности. Поэтому необходимо его внимательное историческое изучение.

Вопрос не в том, когда общество возникло в законченном виде, а в том, где и при каких условиях развились те составные элементы, совокупность которых составляет содержание этой формы. Поскольку развитие данных элементов происходило в рамках различных торговых товариществ, необходимо проследить развитие последних.

Необходимо отметить, что для дореволюционной России было характерно универсальное использование термина «товарищество», термин же «общество» тогда не употреблялся.

Общество, как законодательно закрепленная форма, получило развитие в последнее столетие, но его возникновение не могло произойти внезапно. Момент законодательного оформления, как правило, не свидетельствует о моменте возникновения явления (в данном случае товарищеского объединения). Новизна нормирования достаточно относительна и корни общества уходят далеко в прошлое.

Первые товарищества прообразы юридических лиц появились на заре самого права, а именно в Древнем Риме. Простейшей формой товарищеского объединения являлся договор товарищества. В римском праве договором товарищества признавался договор, по которому двое или более лиц объединялись для осуществления хозяйственной цели, участвуя в общем деле имущественным вкладом или личной деятельностью либо сочетанием имущественного взноса и личными услугами. При этом прибыль и убытки от ведения общего дела распределялись между товарищами в предусмотренных договором долях, а при отсутствии указаний по данному поводу в договоре поровну3. То есть договор товарищества представлял собой консенсуальный договор, соглашение двух или нескольких лиц об участии в совместном достижении общей дозволенной цели общими средствами4.

Чаще всего такие договоры возникали на почве общности имущества, например, между родственниками. Так после смерти отца братья договаривались не разделять имущество и продолжать вести общее хозяйство, то есть в данном случае основой для появления договора товарищества являлась семейная и наследственная общность имущества5.

При этом участники товарищества несли солидарную ответственность за небрежность любого товарища, то есть принимали на себя риск ведения хозяйственной деятельности в рамках товарищества. Однако «на отношение товарищей к третьим лицам договор товарищества не имеет никакого влияния; оно обсуждается так, как если бы между ними не было никакого товарищества»6. В принципе, мы вообще не можем говорить об отношениях товарищества и третьих лиц, за отсутствием таковых отношений, признаваемых правом. Внешние же отношения товарищества предполагали участие всех товарищей7, что означало, что все товарищи являются стороной обязательств и отвечают по ним солидарно или пропорционально, в зависимости от условий договора,  всем своим имуществом, а не суммой вкладов. Более того, товарищ, действующий от имени товарищества, рассматривался как представитель всех остальных товарищей, а не как орган товарищества. Не могло быть требований и долгов товарищества, как такового, а есть только долги и требования отдельных товарищей8. Не было выступления в обороте от собственного имени, фирменного наименования, как внешнего выражения правосубъектности.

Таким образом, можно сказать, что товарищеская форма взаимодействия лиц не представляла еще собой самостоятельного субъекта гражданских правоотношений, то есть юридического лица. Товарищество не могло быть признано юридическим лицом ни относительно самих участников, ни относительно третьих лиц9. Если использовать современную терминологию, то такое товарищеское взаимодействие в римском праве можно было бы назвать договором простого товарищества или договором о совместной деятельности.

С появлением новых форм экономической жизни возникла необходимость создания некоторого единого субъекта, обособленного от отдельных физических лиц и наделенного способностью к самостоятельной юридической деятельности. Появилась осознанная необходимость наделения таких субъектов собственным имуществом, обособленным от имущества лиц, в нем участвующих. Таким образом, правами юридического лица были наделены профессиональные союзы (uniwersitas) ремесленников, торговцев, другие частные корпорации (collegium) и религиозные объединения10.

Представляется, что в Древнем Риме в торговле ведущую роль все-таки играли частные лица, а юридическое лицо не играло значительной роли и не получило широкого развития. Товарищество являлось лишь личной договорной связью его участников и не признавалось субъектом, отличным от составляющих его членов. Развивались в основном только внутренние отношения между членами товариществ. Римское право не свело отдельные случаи правоспособности корпораций и учреждений в общую категорию особого вида субъекта права11.

Но в результате развития римских корпораций были выделены правовые идеи, средства и признаки, воспринятые позднее различными предпринимательскими объединениями:

1) идея самостоятельного (от своего имени) выступления в обороте субъекта, отличного от физического лица;

2) наличие обособленного имущества, принадлежащего корпорации, а не его членам;

3) существование, независимое от выхода из состава отдельных членов;                  

4) отсутствие взаимной ответственности корпорации и членов по долгам друг друга. «Право требования совокупности членов объединения, не есть право требования отдельного участника, долг этой совокупности не есть долг каждого отдельного партнера»12. «Долг объединения не является долгом отдельным лицам, и то, что должно объединение, не должны отдельные лица»13.

Определенный вклад в становление и развитие юридических лиц был внесен в период средневековья. Так в Италии в XIII-XIV вв. стали появляться объединения банкиров в форме паевых товариществ. Участники такого товарищества должны были внести определенный вклад, в результате чего они имели право на получение прибыли пропорционально своим вкладам, а в случае неудачи предприятия рисковали только своими взносами, остальное их имущество находилось в неприкосновенности.

В это время некоторые виды товариществ, кроме того, стали закрепляться на законодательном уровне. Например, Французский торговый регламент 1673 года определил деятельность полного товарищества, которое характеризовалось незначительным числом участвующих в нем лиц и принципом солидарной ответственности участников.

Полное товарищество быстро стало распространяться по Европе, и данная форма была перенята законодательством других стран. Однако в силу тесных личных отношений и небольшого капитала полное товарищество не могло играть заметную роль в экономике. Более того, полная ответственность товарищей, не давала возможности привлечь капиталы, необходимые для расширения производства. Товарищи должны были доверять новому члену, а для него было обременительным принимать полную ответственность по долгам товарищества.

В средние же века появилась еще одна форма товарищества – «комменда», представляющая собой объединение купцов, передающих свои капиталы для участия в торговом мореплавании. Морская торговля требовала капиталов, которые могли быть получены только путем объединения. В тоже время были граждане, которые хотели внести капитал в оборот, но вместе с тем они не хотели становиться купцами и нести ответственность свыше внесенного капитала. Именно отношения между купцом и вкладчиком, вверителем имущества, получили наименование комменда.

В дальнейшем данная форма стала именоваться морским товариществом, представлявшим собой компании для торговли с заморскими странами14, выступавшим под общей фирмой, включающей имя купца, но не вкладчика, так как включение имени в фирму означало принятие личной ответственности по долгам товарищества.

Еще одна причина появления коммандитных товариществ состояла в том, что существовали запреты на взимание высокого процента с капитала и на участие дворян и чиновников в торговле. Их участие в качестве вкладчика позволяло обходить этот запрет15.

С юридической точки зрения коммандитное товарищество представляло собой следующее. Учредитель объявлял стоимость корабля как основного капитала, а так же на сколько частей этот капитал делится. Взносы вносились в денежной форме. Оплата доли участия исчерпывала все обязанности участников, хотя, могла быть предусмотрена обязанность дополнительных взносов16. Управление осуществлялось общим собранием товарищей и выбираемым им директором. Решения принимались большинством голосов и количество голосов участника соответствовало числу долей участия в капитале. Часть членов данного товарищества отвечала лишь имуществом, вложенным ими в дело, остальная часть товарищей (купец, владелец корабля) несла неограниченную ответственность всем своим имуществом по долгам.

В коммандитном товариществе появился новый принцип ограничения ответственности заранее определенными пределами в случаях, когда участники не принимают личного участия в управлении делами17. Это товарищество являлось более гибкой формой по сравнению с полным товариществом, сохраняя все его экономические преимущества. Обязательства перед кредиторами обеспечивались личной ответственностью товарищей и капиталом, составленным путем вкладов.

Зарождение новой формы в Италии в XIII-XIV вв. связано, прежде всего, с тем, что в условиях войн и дезорганизации государственного хозяйства государству необходимо было получить взаймы определенные средства, обещая при этом выплатить проценты. С целью предоставить обеспечение кредиторам, государство предоставило им право контролировать государственные долги. В результате чего возникали объединения государственных кредиторов, называемые маонами, которые в целях обеспечения и удовлетворения своих требований к государству как заемщику сначала осуществляли контроль за поступлением налоговых доходов, а затем приняли на себя и функции по их распределению.  Основной капитал составлялся из государственных долгов и делился на доли участия (Loca) равного размера. Право собственности на долю фиксировалось в специальных книгах. Передача пая осуществлялась по распоряжению собственника путем внесения в эти книги соответствующей записи. В маонах действовал принцип ограничения ответственности участников размерами их вкладов. И.А. Каминка в своей работе указывал, что данный принцип постепенно выработался деловой практикой, а не был выдуман. И в условиях, когда торговый обычай являлся единственным источником регулирования, принцип ограничения ответственности применялся бессознательно, под непосредственным давлением условий оборота18. Примером объединения подобного рода является Генуэзский банк Св. Георгия, капитал которого состоял из государственного долга, разделенного на паи19. Данный вид товарищеского объединения некоторые авторы считают прообразом акционерного общества20.

Развитие колониальной торговли, окончательная замена натурального хозяйства денежным, потребовали большого капитала для ведения торгового предприятия. Эта потребность обнаружилась, прежде всего, в области морской торговли, что связано было со сложностями, возникающими в странах-колониях (нехватка продовольствия, гибель кораблей в открытом море, нападение туземцев), преодолеть которые сообща было значительно легче, чем в одиночку. Именно акционерные общества возникли как единственный способ привлечения крупных денежных средств, как  наиболее удобная форма концентрации капитала.  

Не вдаваясь в подробный анализ развития акционерных обществ и соответствующего законодательства, можно отметить, что подобные формы с конца XVI - начала XVII вв. начали возникать в Голландии, Англии, Франции, Германии. Возникнув изначально в морской торговле, вызванной открытием новых территорий, акционерная форма распространилась в банковском и страховом деле, а позже в промышленности в целом. По-прежнему, основным экономическим мотивом создания акционерных обществ являлась необходимость концентрации капитала, объединения имущества.  Одновременно с акциями возникла и спекуляция ими. Например, Нидерландская Ост-индская компания ежегодно приносила ее участникам около 18% дивидендов, что привело к немыслимой спекуляции акциями, в результате чего цены на них поднялись до 1260% от первоначальной стоимости21.

Поэтому государство уже не могло позволить оставить регулирование деятельности акционерных компаний исключительно в рамках соглашений их участников и торговых   обычаев. Необходимость защиты акционеров и третьих лиц побудили законодателей многих государств издать специальные законы, посвященные данному субъекту.

Впервые было создано объединение лиц, признанное самостоятельным субъектом права (хотя еще доктринально акционерное общество единогласно не признавалось юридическим лицом22), с волей отличной от воли участников, с четким обособлением имущества товарищества. Определенно обозначался основной капитал, на доли участия в котором подписывались (обязывались) товарищи. Прибыль распределялась в форме заранее неизвестного дивиденда, а не в форме изначально определенного процента по долговым обязательствам. Акционерное общество выступало в обороте под фирменным наименованием, не включающим имена участников (анонимное общество), ибо включение в фирму имени означало принятие личной ответственности по долгам товарищеского объединения.

Вместе с тем, с целью защиты акционеров и кредиторов,  с конца 19 века законодательством практически всех государств вводились меры, которые впоследствии, с одной стороны, определили черты акционерного строя, а с другой - отразили неудобство акционерного общества, как формы, применительно к определенным хозяйственным ситуациям. Эти меры заключались в следующем. Акционерное общество должно было иметь постоянный минимум капитала, «покрытый» подпиской и оплаченный полностью или в большей части до его регистрации. Если в оплату акций вносились не деньги, то требовалась независимая оценка вносимого имущества. Существовала защита от продажи акций ниже номинальной стоимости. Вводился запрет акционерного общества возвращать капитал акционеру, иначе как после ликвидации самого общества. Необходимо было  создавать резервный фонд. Баланс должен был одобряться общим собранием.  Существовало право меньшинства акционеров оспаривать решения общего собрания, нарушающие закон или устав акционерного общества. Вводилась публичная отчетность и проверка ее независимыми аудиторами.

В конце XIX века вслед за созданием акционерной формы последовало возникновение и других форм ведения коммерческой деятельности, вызванных негибкостью и жестким регулированием акционерных товариществ и невозможностью широкого использования полных и коммандитных товариществ. Так А.Г. Гойхбарг, объясняя необходимость появления новых видов юридических лиц, писал, что практика обнаруживает неудобства, связанные с делением товарищества на полные и коммандитные товарищества, с одной стороны, и акционерные, с другой. Иногда узкий круг лиц, принадлежащий к одной семье или наследники, желающие совместно продолжать ведение предприятия, готовы были объединить часть своего имущества, но не желали рисковать ответственностью, идущей далеко за пределы этого имущества, образовав полное товарищество. В то же время, не подходило для них рассчитанное на привлечение капиталов широкой публики акционерное товарищество, которое к тому же сопряжено было с соблюдением множества формальностей23.

Поэтому у законодателя был выбор: либо предоставить решение данной проблемы участникам товарищеского договора, отменив учреждение (регистрацию) торговых товариществ, либо смягчить требования, предъявляемые к акционерному обществу, что могло привести ко многим злоупотреблениям, либо создать новую форму товарищеского объединения. Именно по последнему пути пошел законодатель, разработав такую форму, как товарищество с ограниченной ответственностью.

Часто встречается мнение, что товарищество с ограниченной ответственностью явилось результатом кабинетной работы юристов, представляя собой модификацию акционерного и полного товарищества, переходную форму от одного к другому, комбинирующую характеристики товариществ и акционерных обществ.

Более того, существовали споры относительно того, стоит ли вообще создавать новую форму, не надо ли приспособить акционерное товарищество к новым условиям. Однако этого было неизбежать, как справедливо заметил   Н.Л. Дювернуа, данное новаторское юридическое творчество было признаком времени и особого свойства современных экономических предприятий24.

Впервые такая форма ведения коммерческой деятельности была введена в Германии, где в 1892 году был принят закон, посвященный новому виду юридического лица товариществу с ограниченной ответственностью. Как писал С.Н. Ландкоф его появление было продиктовано «требованиями германской буржуазии о создании такой формы, которая, будучи основана на базе полного товарищества, ограничивала бы, однако, солидарную ответственность его членов внесенными вкладами», сближаясь, таким образом, с акционерным обществом25.

Рассчитан данный закон был, в первую очередь, на мелкие предприятия, для которых акционерная форма была слишком дорогой и громоздкой. Поэтому нельзя говорить о том, что этот закон явился лишь результатом кабинетного творчества германских юристов, забывая о насущных требованиях практики. Так, одним из конкретных побудительных мотивов было желание создать форму, удобную для товариществ сахарных заводов26.

Главные опасения по поводу создания нового вида товарищества касались ограничения ответственности участников по долгам товарищества. До того времени ограниченная ответственность товарищей рассматривалась как особая привилегия, которая представляется в виде исключения и, которая уравновешивалась мерами по защите кредиторов. Поэтому считалось, что допущение в оборот таких товариществ опасно для третьих лиц, которые полагаются на определенные имена участников.

Однако потребность существовала именно в такой форме, в которой товарищ отвечал бы не всем своим имуществом, а только в определенных, заранее известных ему и кредиторам, пределах. Но в отличие от акционерной компании в этой форме должен был иметь подобающее место личный элемент27. Эти товарищества создавались как форма, для которой, как и для акционерного общества, велико значение кредита и при этом обеспечивалось соблюдение интересов кредиторов, с одной стороны, и ограничивалась ответственность участников, с другой.

Что же представляло собой по германскому закону товарищество с ограниченной ответственностью? Бесспорно, товарищество признавалось юридическим лицом. Требовалась  его регистрация с указанием содержания товарищеского договора и состава товарищей. Требовался минимальный капитал в размере 20 000 марок. Товарищи могли не являться купцами и, по общему правилу, не рисковали ничем сверх своего вклада. Однако в уставе могла быть предусмотрена обязанность дополнительных взносов. В случае если участник не оплачивал полностью свою долю (пай), остальные – должны были нести солидарную ответственность за неоплаченную часть и обязаны были покрыть недостачу пропорционально величине вклада каждого из них. В товариществе не могло быть больше паев, чем участников. Доли участия в капитале (пай) могли быть отчуждены только путем нотариального удостоверения и с согласия всех остальных товарищей. Отсутствовала обязанность опубликовывать баланс.

Таким образом, сохраняя для оборота выгоды, связанные с ограничением ответственности участников, данный закон смягчил некоторые стороны акционерных обществ: дороговизну их учреждения и аппарата, а также чрезмерно слабую связь владельцев обществ с управлением его делами. Более того, была ослаблена публичная отчетность товарищества и допущен свободный выход из товарищества с выдачей имущества, соответствующего внесенному вкладу.   

Законодатель ушел от той точки зрения, что именно  неограниченная ответственность является единственной гарантией интересов кредиторов. Во-первых, характер ответственности заранее был известен всем вступающим в отношения с товариществом. Во-вторых, требовалось установление минимума капитала, как компенсационная мера ограниченной ответственности; на участниках лежала обязанность полностью внести вклад и возлагалась ответственность в случае его не внесения. В-третьих, с целью пресечения спекуляций доля участия не выражалась в ценной бумаге, и ее передача могла осуществляться только в нотариальном порядке, при согласии всех участников, с соблюдением преимущественного права покупки товарищами перед третьими лицами. Кроме того, так как товарищество с ограниченной ответственностью рассматривалось как промежуточная форма между полным товариществом и акционерным, то законодатель предоставил самим участникам товарищества право определения степени приближения к одной из указанных форм.

Во Франции в 1867 г. возник вид компании, который назывался товариществом с переменным капиталом, характеризующийся переменчивостью паевого капитала, за счет предоставления возможности свободного выхода участников с выделом из активов товарищества соответствующих долей. Хотя необходимо отметить, что во Франции существовало и название товарищества с ограниченной ответственностью, которое было присвоено законом 1863 г. тем акционерным обществам, учреждение которых допускалось в упрощенном порядке. Но эта форма все-таки признавалась акционерным товариществом, и сам закон просуществовал до 1867 года.

В дальнейшем товарищество с ограниченной ответственностью, в основе своей похожей на германскую модель, было воспринято следующими государствами: Англия, Австрия, США, Япония, Бельгия, Испания, Италия, Португалия, Греция, Венгрия.

Сохраняясь в почти неизменном виде, данное товарищество подверглось лишь одному серьезному дополнению, в виде допущения создания товарищества с ограниченной ответственностью одним лицом, физическим или юридическим. В Германии это было разрешено законом от 4 июля 1980 года. Во Франции это стало возможным на основе закона от 11 июля 1985 года28.

В России же долгое время торговые товарищества не только законодательно не были урегулированы, но и не существовали как таковые на практике. Для развития форм коллективного предпринимательства не было необходимых предпосылок. В подтверждение этого можно привести следующие слова В.А. Удинцева: «Многочисленные и многообразные союзные формы общежития, пережитые Западной Европой в Средние века, были чужды нашему древнему укладу и не имели почвы для возникновения. Замкнутого купеческого сословия не могло быть и по той причине, что торговлей мог заниматься каждый желающий»29. Именно отсутствие в течение длительного времени в России класса профессиональных торговцев, привело к столь позднему развитию коллективных форм предпринимательской деятельности30.

Освоение данного института началось при Петре I. Первоначально появился указ 1699 г., которым предписывалось купцам создавать торговые компании, для чего собиралась информация о различных зарубежных корпорациях. Результатом этой работы явился «проект компании для торговли с Китаем» Л.Ланга, шведского инженера, состоящим на службе у Петра I, которому, так и не суждено было воплотиться в жизнь31. Однако вслед за проектом в 1757 г. появилась достаточно крупная компания - Российско-константинопольская компания, которая просуществовала практически до  1762 г. А.И. Каминка отмечал «важное значение этой компании в деле насаждения принципов акционерного дела»32.

В 1805 г. в связи с банкротством Петербургской компании, занимающейся строительством кораблей, был принят Указ, в котором была впервые объяснена суть ограниченной ответственности участников компании. Это было вызвано тем, что кредиторы хотели взыскать с компании всю сумму задолженности, размер которой во много раз превышал ее активы к моменту разорения.

И если акционерные компании были признаны российским правом и начали достаточно быстро развиваться с середины XIX века, то общества (товарищества)  с ограниченной ответственностью практически не были известны русскому дореволюционному праву.

И даже  ученые отвергали возможность их существования в русском праве, так как данная форма противоречила основному началу русского права, касающемуся имущественной ответственности по обязательствам, согласно которой должник должен был отвечать перед вверителем всем своим имуществом. Поэтому считалось, что ограниченная ответственность может признаваться за товариществом только законодателем33. Как справедливо отмечал С.Н. Ландкоф, наблюдалась боязнь внедрения данной формы в нашей стране34.

Но все-таки потребность в детализации законодательного регулирования данной области гражданского права привела к тому, что положения о товариществах после создания Свода Законов Российской Империи были включены в Свод Законов Гражданских и в Устав Торговый. Там содержался следующий перечень товариществ: полное товарищество, товарищество на вере, акционерное товарищество (называющееся еще товариществом на паях или по участкам), артельное товарищество.

Как мы видим, использование в дореволюционной России термина «товарищество» было универсальным, термин «общество» не употреблялся. Под «товариществом» в те времена понималось любое объединение как лиц, так и имущества, которое предназначено для достижения общих целей и признанно в качестве особого, отличного от своих членов, субъекта гражданских правоотношений. Объясняется это тем, что данный термин попал из обиходного языка, где обозначал союз лиц, связанных в первую очередь, не общностью имущества и целями деятельности, а «узами душевного родства, предполагающими безусловное доверие товарищей друг к другу, а также бескорыстное вспомоществование во всяких текущих делах каждого товарища другим»35.

По поводу вышеуказанного перечня товариществ в науке возник спор относительно того, является ли данный перечень исчерпывающим или нет. Например, К. Победоносцев указывал, что общие законодательные формы не исчерпывают всего содержания товарищества36. А.И. Каминка также утверждал, что «нет решительно никаких оснований делать тот же вывод о воспрещении каких бы то ни было форм товарищеских соединений, раз они не подходят под те, которые, по причинам историческим, предусмотрены нашими законами»37.

Противоположного мнения придерживался Г.Ф. Шершеневич: «Указанными формами ограничивается договор товарищества торгового по русскому праву. Указывая известные формы, закон отвергает тем самым другие. Это относится главным образом к товариществу с ограниченной ответственностью и к акционерной коммандите»38. Мы полностью согласны с точкой зрения Г.Ф. Шершеневича, а также с другими авторами, поддерживающими ее,  так как фактом создания товарищества затрагиваются права третьих лиц. Заключая какой-либо договор, в отношения вступают, как правило, две стороны, которым известны их права и обязанности, особенности правосубъектности друг друга. В отличие от этого, создавая товарищество, третьим лицам должны быть известны их признаки, содержащие вопросы  правосубъектности, поэтому определение последнего нельзя оставить на усмотрение сторон договора. Хотя именно свободой заключения договоров обосновали возможность создания товариществ, не указанных в законе. Но создание моделей договоров и юридических лиц различно: набор возможных моделей юридических лиц является исчерпывающим39.

Однако, как уже отмечалось, относительно товариществ с ограниченной ответственностью, ученые единогласно отвергали возможность их существования в русском праве. Поэтому именно ограниченная ответственность участников, при возможности лично вести дела товарищества, послужила причиной не включения этой формы в проект Гражданского уложения40.

Значительным препятствием на пути развития  корпоративного права стала также социалистическая революция в России. В это время было принято множество правовых актов41, которые в принципе сводили на нет деятельность корпоративных организаций. Процесс внедрения корпораций начался только лишь с проведением новой экономической политики (нэпа), после принятия в 1922 г. Гражданского Кодекса РСФСР42, который являлся в те времена основным источником регулирования деятельности хозяйственных обществ.

В данное время наблюдается установление повсеместного государственного контроля за деятельностью хозяйственных обществ. В результате чего в 20-е гг.  XX в. существовали в основном так называемые тресты, которые выступали в качестве юридических лиц, но в тоже время, прежде всего, являлись государственными органами, выполняющими плановые задания, так как они аккумулировали государственное имущество и главной их функцией было управление этим имуществом. По инициативе треста образовывались синдикаты, также получившие широкое распространение в России. Подобные объединения не подпадали под действие ГК РСФСР, в их в основе их создания лежали власте-отношения.

Более того, и другие виды юридических лиц, такие как хозяйственные товарищества и общества, стали превращаться в государственные. Например, в акционерных обществах определенное число мест в правлении должно было принадлежать государственным органам; невозможно было обратить взыскание по долгам акционерного общества на определенную часть его имущества; выпускалось большое количество привилегированных акций (не голосующих акций) и др. В результате подобной политики государства хозяйственный товарищества и общества стали к 30-м гг. практически неразличимыми с трестами. Акционерные общества с участием государственного капитала составляли в те времена около 90% от их общего числа43.

И в последующие несколько десятилетий правое регулирование деятельности хозяйственных товариществ и обществ практически отсутствовало. Только с конца 80-х начала 90-х гг. государство приступило к осуществлению экономических реформ. В это время широкое распространение получили производственные кооперативы, кроме того, стали стихийно появляться акционерные общества. Появилась необходимость в правовом регулировании создания и деятельности различных видов юридических лиц44.  Из исследования развития хозяйственных товариществ и обществ видно, что Россия одна из последних среди мировых держав того времени восприняла данные институты, более того, достаточно длительное время законодатель не уделял им должного внимания.

При раскрытии данного параграфа, полагаем, необходимо остановиться поподробнее на вопросе эволюции самого понятия общества с ограниченной ответственностью, его признаках, выделяемых учеными на различных этапах развития данного института.

Для начала, хотелось бы отметить, что как в момент возникновения, так и в течение достаточно длительного времени общество с ограниченной ответственностью в России называлось товариществом с ограниченной ответственностью, поэтому далее при рассмотрении данного вопроса будет использоваться термин «товарищество».

В дореволюционной России среди ученых не было четких представлений об отдельных видах юридических лиц, в частности акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью. Объясняется это тем, что немецким товариществам с ограниченной ответственностью не разрешали открывать свои отделения в России, в то время как французские товарищества с ограниченной ответственностью (как ранее уже отмечалось, представляющие собой не что иное, как вид акционерных обществ) пользовались в России всеми правами. Отсюда появилась путаница в понятиях, так как термин «товарищество с ограниченной ответственностью» французским законодательством использовалось совершенно в ином значении, нежели германским. Поэтому, исследуя данные институты, ученые постепенно выделяли определенные признаки, присущие товариществам с ограниченной ответственностью, отграничивая, таким образом, последние от других хозяйственных обществ и товариществ. По возможности постараемся проследить данный процесс.

Так, проводя сравнительный анализ товарищества на акциях и товарищества с ограниченной ответственностью, А. Кваческий выделил основной, по его мнению, признак последнего, а именно признак непостоянства основного капитала, который может как уменьшатся, так и увеличиваться, при этом называя само общество с ограниченной ответственностью обществом с переменным капиталом (используя французский термин). Кроме того, он указывал на то, что право на участие в товариществе с ограниченной ответственностью не может так свободно передаваться, как в акционерном обществе, так как в первую очередь зависит от личных качеств участника и согласия на выход остальных членов45.

В.Ю. Вольф, также сравнивая товарищества с ограниченной ответственностью и акционерные общества, указывал на их отличия, которые он видел в порядке возникновения, цели создания и отсутствии у последних дополнительной ответственности товарищей. Так товарищества с ограниченной ответственностью могли образовываться только в разрешительном порядке для ведения торговли или промысла, и его участники несли дополнительную ответственность, покрывая своими дополнительными взносами годовые убытки товарищества. Кроме того, он также как и А. Квачевский указывал на переменный (паевой) уставной капитал46.

К их мнению о переменности паевого капитала присоединился В.А. Краснокутский, выделивший, кроме того, в качестве одного из отличительных признаков товарищества с ограниченной ответственностью признак свободы вступления новых членов в товарищество и выхода участников из него. Это означало, что любой участник товарищества с ограниченной ответственностью мог в любое время выйти из числа участников, при этом товарищество сохранялось до тех пор, пока в нем оставался хотя бы один товарищ. При вступлении же нового члена в товарищество, оценивались не только его личные качества, но и рассматривался вопрос о том, способен ли он будет нести кратную ограниченную субсидиарную ответственность по долгам товарищества или нет. Таким образом, товарищество с ограниченной ответственностью признавалось формой, предполагающей переменный состав ее участников47.

Обобщая сказанное, необходимо отметить, что со временем менялись и точки зрения на характерные особенности общества с ограниченной ответственностью, начиная с их наименования. Так, если в дореволюционный период они назывались товариществами на паях, то в период нэпа – товариществами с ограниченной ответственностью, в настоящее же время – обществами с ограниченной ответственностью. Если сейчас данные общества могут создаваться для ведения любой, не запрещенной законом деятельности, с целью извлечения прибыли и ее распределения между участниками, то в постреволюционный период они могли создаваться только для осуществления торговой или промысловой деятельности, причем им могло быть отказано в регистрации по мотивам нецелесообразности функционирования конкретного товарищества с ограниченной ответственностью, что сейчас недопустимо.

Таким образом, подводя итог, можно сказать, что общество с ограниченной ответственностью явилось результатом деятельности германских юристов, вызванным насущными требованиями практики, показавшей недостаточную эластичность акционерных обществ и ограниченные возможности полных товариществ.

§ 2. Общие положения об обществе с ограниченной ответственностью.

Как уже отмечалось в предыдущем параграфе мало того, что Россия практически последней из мировых государств  восприняла формы ведения предпринимательской деятельности, разработанные в основном на Западе, так еще вместо осуществления их подробного законодательного регулирования, наша страна избрала путь государственного контроля над данными формами, что явно не способствовало развитию хозяйственных товариществ и обществ. Во времена социалистической революции процесс развития различных корпораций вообще практически прекратился. Хотя анализ законодательства того времени, позволяет говорить о том, что большевистским правительством все-таки принимались нормативные акты, направленные на регулирование вопросов создания и функционирования хозяйственных обществ48. Однако, данным нормативным актам не суждено было хоть сколько-нибудь изменить положение дел, сложившиеся к этому времени в отношении деятельности частных предприятий.

Мы уже отмечали, что положение дел несколько стало меняться в период проведения нэпа. В 1922 г. был принят Гражданский кодекс РСФСР49, в котором товариществу с ограниченной ответственностью было посвящено всего четыре статьи. В тот же год за гражданами РСФСР было признано право выступать учредителями хозяйственных обществ50, и установлен порядок создания и регистрации акционерных обществ51. Однако, указанные нормативные акты в первую очередь были направлены на установление государственного контроля над деятельностью этих хозяйственных обществ, поэтому с конца 20-х гг. нормы этих актов практически перестали применяться. Основным же источником, регулирующим деятельность товарищества с ограниченной ответственностью, оставался ГК РСФСР, нормы которого мы и попытаемся проанализировать.

В ст. 318 ГК РСФСР содержалось определение товарищества с ограниченной ответственностью, под которым понималось «товарищество, все участники коего (товарищи) занимаются торговлей или промыслом под общею фирмой и по обязательствам товарищества отвечают не только внесенными в товарищество вкладами, но и личным имуществом в одинаковым для всех товарищей кратном… отношении к сумме вклада каждого товарища». Если сравнить данную статью с п. 1 ст. 95 Гражданского кодекса  РФ52, то в настоящее время под такое определение подпадает не что иное, как общество с дополнительной ответственностью. В обществе же с ограниченной ответственностью согласно действующему законодательству участники не отвечают по обязательствам общества, а несут лишь риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов (п. 1  ст. 87 ГК РФ). То есть возложение на участников товарищества с ограниченной ответственностью обязанности уплаты дополнительных взносов, приводит к увеличению объема их ответственности по сравнению с современным понятием общества с ограниченной ответственности.

Таким образом, понятие товарищества с ограниченной ответственностью, данное в ГК РСФСР 1922 г. схоже с понятием, которое содержалось  в германском законе 1892 г., где  было указано, что договором товарищества (учредительным договором) могут быть назначены дополнительные взносы, сверх вносимых, соразмерно долям участия каждого из членов товарищества. Вместе с тем допускалось, что договор товарищества может полностью исключить внесение каких-либо дополнительных взносов со стороны участников товарищества. То есть решение вопроса о том, что вводить дополнительную ответственность или нет, предоставлялось непосредственно самому товариществу. Как мы видим, германское законодательство в отличие от российского не рассматривает установление дополнительной ответственности в обязательном порядке. Поэтому при такой постановке вопроса можно согласиться с мнением С.Н. Ландкофа о том, в отношении ответственности такие товарищества с ограниченной ответственностью ничем не отличаются от акционерных обществ, «ибо член товарищества ответственен только перед товариществом и только своим вкладом и ничем больше»53.

Как уже ранее отмечалось, игнорирование в советское время различных форм ведения предпринимательской деятельности отражало прежде всего государственный характер экономики, не предполагавшей субъектов частной хозяйственной деятельности. Поэтому возврат к этим формам в начале 90-х гг. свидетельствовал о переходе к общепринятой во всем мире частной предпринимательской деятельности.

В конце 80-х гг. XX века Россия преступила к проведению экономических реформ, стали появляться производственные кооперативы, акционерные общества. Необходимо было принятие нормативных актов, регулирующих данный процесс. Первым среди этих актов было Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденное Постановлением Совета Министров СССР от 19.06.1990 г. № 59054. Однако действие данного подзаконного акта вскоре было практически прекращено принятым 25.12.1990 г. Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» № 445-155. Необходимо отметить, что в отличие от Положения об акционерных обществах  и обществах с ограниченной ответственностью, где последние понимались в своем традиционном виде, данный закон отождествил «товарищества» с ограниченной ответственностью и акционерные общества закрытого типа. Статья 11 указанного закона так и называлась: «Товарищество с ограниченной ответственностью (акционерное общество закрытого типа)». Причем, было указано, что имущество этого товарищества принадлежит его участникам на праве общей долевой собственности, в отличие от положений действующего законодательства, которое признает право собственности на имущество непосредственно за самим обществом. Однако в Законе РСФСР «О собственности в СССР» от 06.03.1990 г.56 данный вопрос решался иначе: хозяйственное общество, товарищество обладало правом собственности на имущество, переданное им в форме вкладов и других взносов их участниками, а также на имущество, которое получено в результате своей предпринимательской деятельности или приобретено по иным основаниям, допускаемым законом (ст.14 Закона).

Необходимо также остановиться на принятых 31.05.1991 г. Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик57, в которых, впервые на законодательном уровне юридические лица были подразделены в зависимости от цели их деятельности на коммерческие и некоммерческие. К числу первых, кроме прочих, относились общества с ограниченной и дополнительной ответственностью, определения которых содержались в пп.4-5 ст.19 Основ гражданского законодательства. Причем данная в Основах гражданского законодательства классификация хозяйственных обществ и товариществ сохранилась и в ныне действующем Гражданском кодексе РФ. Но, к сожалению, с положениями Основ гражданского законодательства, «несмотря на их разумность и юридическую безупречность, в практике не считались»58, и  они не действовали вследствие их блокирования Законом «О предприятиях и предпринимательской деятельности»59.

С 1 января 1995 г. вступила в действие часть первая ГК РФ, нормы которого во многом перекликаются с Основами гражданского законодательства. ГК РФ регулируются общие положения, в которых общество с ограниченной ответственностью рассматривается, наряду с другими товариществами и обществами, в качестве одной из организационно-правовых форм юридических лиц. Нормы ГК РФ позволяют выделить  основные признаки общества и соотнести общество с ограниченной ответственностью с другими товариществами и обществами. Поэтому во многом нормы ГК РФ, так же как и п. 7 ст. 19 Основ гражданского законодательства отсылают за подробным нормативным регулированием деятельности обществ с ограниченной ответственностью к специальному закону. И такой закон был принят 08.02.1998 г., вступив в действие с 01.03.1998 г.60 Данный закон внес определенную ясность во многие вопросы, которые ранее в полной мере не были урегулированы нормами ГК РФ. Путем анализа норм ГК РФ и Закона об ООО попытаемся дать общую характеристику общества с ограниченной ответственностью61, выявив при этом характерные для него признаки, позволяющие отграничить общество с ограниченной ответственностью от других видов хозяйственных обществ, таких как общество с дополнительной ответственностью и акционерное общество.

Для начала приведем определение, данное законодателем, в соответствии с которым под обществом с ограниченной ответственностью понимается #G0учрежденное одним или несколькими лицами хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров; участники общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов (п.1 ст.87 ГК РФ, п.1 ст.2 Закона об ООО).

Исходя из определения, можно выделить следующие признаки общества с ограниченной ответственностью: статус юридического лица, наличие обособленного имущества, уставной капитал разделен на определенное число частей (долей), отсутствие ответственности участников по обязательствам общества, наличие обязательственных отношений между участниками, обладает соответствующей устойчивой структурой. Далее будут рассмотрены только те из признаков, которые вызывают определенные дискуссии среди ученых.

Первое на что необходимо обратить внимание, это что в основном ООО понимается как хозяйственное общество, в котором происходит объединение капиталов62, т.е. ООО относится к числу т.н. «объединений капиталов». Приверженцы данной позиции основываются на том, что в ООО нет необходимости личного участия участников в его деятельности, в отличие от хозяйственных товариществ, которые относятся, таким образом, к «объединению лиц».

Впервые разграничение организаций, сущностью которых является объединение капиталов, и организаций, сущностью которых является объединение лиц, появилось еще в конце XIX в. Например, А. Квачевский к объединению лиц причислял наряду с товариществами и то, что сегодня называется ООО, обществом с дополнительной ответственностью и акционерным обществом. Он указывал, что смена наименования «акционерное товарищество» на наименование «акционерное общество» является только формальной процедурой, т.к. она абсолютно не затрагивает сущности данного объединения, а также способа участия в деле товарищей, сохраняя самодовлеющее значение «принципа личности»63.

Однако, уже в начале XX в. С.Н. Ландкоф писал: «…все торговые товарищества существенно отличаются… в зависимости от того, каков удельный вес участника в объединении и насколько он с ним связан»64. Соответственно он подразделял все товарищества на капиталистические (объединения капиталов) и индивидуалистические (объединения лиц). К первым как раз он относил общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества. Однако, на наш взгляд, столь категорично относить ООО к тому или иному виду нельзя, хотя можно согласиться с мнением, что личный элемент в ООО по сравнению с хозяйственными товариществами играет несколько подчиненную роль65.

Общество с ограниченной ответственностью исторически создавалось, как переходная форма между объединением лиц и объединением капиталов. Каминка А.И., объясняя необходимость появления этой формы, писал, что «задача, главным образом, заключается в том, чтобы дать возможность капиталистам принимать непосредственное участие в предпринимательской деятельности, неся при этом риск, ограниченный пределами принятой на себя доли участия в основном капитале»66.

Если придерживаться мнения немецких ученых, считающих что «характерной чертой общества, основанного на объединении капиталов, является то, что закон требует от него наличия определенного минимального капитала (уставного капитала)»67, то бесспорно ООО относиться к такому объединению. Однако, как быть с тем моментом, что существует исключительная компетенция общего собрания участников общества, которая не может быть передана исполнительному органу (п. З ст.91 ГК РФ; п. 2 ст.33 Закона об ООО), и соответственно необходимость личного участия все-таки присутствует. Существует ряд вопросов, например, утверждение годовых отчетов и распределение прибыли, требующих личного волеизъявления участника. Не может быть ситуации, когда дела ведутся исключительно лицами, не являющимися участниками общества.

Более того, в законе предусмотрены ограничения по отчуждению доли (части доли) участника ООО третьим лицам. Такое отчуждение возможно только в случае отсутствия запрета на это в уставе общества (п.2 ст.93 ГК РФ; п. 2 ст.21 Закона об ООО), при этом, как правило, должно соблюдаться правило о преимущественном праве покупки доли (части доли) участника ООО. Соответственно участникам ООО не безразличен вопрос о том, кто может стать новым членом общества, причем здесь будут учитываться не только имущественные возможности предполагаемого участника, но и его личные качества.

Поэтому мы присоединяемся к мнению, тех авторов, которые считают, что ООО сочетает в себе свойства как союза лиц, так и союза капиталов68. Полагаем, что ООО представляет собой промежуточную форму между этими двумя объединениями. Это промежуточное положение нашло отражение и в законодательстве в виде установления минимума уставного капитала и мер по поддержанию его размера, а также в возможности личного участия в управлении делами и ограничений на передачу доли участия в обществе. Между участниками, несомненно, должны складываться доверительные отношения, которые требуют своей формализации, закрепления. Именно учредительный договор фиксирует этот договорной элемент.  

Следующим характерным признаком ООО является отсутствие ответственности участников общества по его обязательствам. В отличие от появления первых торговых товариществ в настоящее время ответственность участников по обязательствам юридического лица рассматривается как исключение. По общему правилу, предусмотренному п. 3 ст. 56 ГК РФ участник юридического лица отвечает по обязательствам последнего только в случаях, предусмотренных Кодексом либо учредительными документами. Как правило определение в учредительных документах возможности несения участником ответственности по обязательствам юридического лица может иметь место только в случаях, когда такая ответственность участников уже предусмотрена законом для данного вида юридических лиц, а учредительные документы определяют только размер ответственности (например, при создании общества с дополнительной ответственностью). То есть по действующему гражданскому законодательству участники общества не отвечают по обязательствам ООО, а несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов (п.1 ст.87 ГК РФ, п.1 ст.2 Закона об ООО). Однако из данного правила есть ряд исключений.

Во-первых, участники общества, внесшие вклады в уставный капитал не полностью, несут солидарную ответственность по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников (п.1 ст.87 ГК РФ, п.1 ст.2 Закона об ООО). Данная норма носит императивный характер, соответственно соглашением сторон она изменена быть не может. В этом случае наступает именно ответственность, так как участник принуждается  не  к исполнению своей договорной обязанности - внести вклад, а к возмещению части требований кредитора общества той частью своего личного имущества, которая соответствует стоимости неоплаченной части вклада69.   

При этом не следует забывать, что участники несут ответственность перед кредиторами общества, а не перед самим обществом. Кредитор общества вправе предъявить требование к любому участнику, не полностью оплатившему свой вклад, как к солидарному должнику, но только на сумму, не превышающую неоплаченную часть вклада, т.е. здесь предусмотрена ограниченная солидарная ответственность. Следует, однако, отметить, что солидарными должниками участники, не внесшие вклада, являются именно по отношению друг к другу, а не солидарно с обществом. По отношению же к обязательству общества их ответственность будет субсидиарной. Следовательно, требование кредиторов к участнику может быть предъявлено только в случае невозможности исполнения обязательств самим обществом, при этом если такое требование предъявляется в полном объеме, то участник обязан удовлетворить их только в сумме неоплаченной части вклада. То есть, здесь ответственность участника действительно ограничена максимальным пределом.

Во-вторых, согласно п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 3. ст. 3 Закона об ООО при несостоятельности (банкротстве) общества, вызванной его участниками или иными лицами, имеющими право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеющими возможность определять его действия, на таких лиц, в случае недостаточности имущества самого общества, может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Это правило применяется в случае банкротства ООО и действует при выявившейся в процессе его ликвидации недостаточности имущества для полного удовлетворения требований всех кредиторов.

 К числу предусмотренных в этих статья лиц относятся участники, владеющие значительной долей в уставном капитале и имеющие в силу этого возможность оказывать решающее влияние на принятие решений общим собранием, а также иные лица, входящие в органы управления общества и наделенные соответствующими полномочиями об обязательности указаний, т.е. они либо непосредственно выступают в качестве органов общества либо определяют их волеизъявление.  Однако сам факт потенциальной возможности определять действия общества не является основанием для возложения ответственности на участника. Данная возможность должна быть использована. Более того, должна быть установлена причинно-следственная связь между использованием указанной возможности и наступившей несостоятельностью ООО. 

Под это правило подпадает и основное общество в случае банкротства дочернего общества, вызванного действиями основного. В таком случае основное общество несет субсидиарную ответственность по всем обязательствам ликвидируемого дочернего общества перед всеми кредиторами последнего (абз.3 п. 3 ст. 6 Закона об ООО). Эту субсидиарную ответственность необходимо отличать от предусмотренной ст. 105 ГК солидарной ответственности основного общества по обязательствам дочернего, которая не связана с банкротством и ликвидацией дочернего общества.

По применению абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ даны специальные разъяснения в совместном Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»70, где содержится важное разъяснение о порядке реализации субсидиарной ответственности указанных в законе лиц: требования к таким лицам могут быть предъявлены конкурсным управляющим, и в случае их удовлетворения судом взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов, т.е. конкурсную массу. Следует полагать, что такие иски могут быть предъявлены конкурсным управляющим после утверждения промежуточного ликвидационного баланса, выявившего недостаточность средств самого ликвидируемого юридического лица и показывающего размер недостающей суммы, т.е. суммы, подлежащей взысканию по иску конкурсного управляющего.

В-третьих, в случае внесения в уставный капитал ООО неденежных вкладов участники общества и независимый оценщик в течение трех лет с момента государственной регистрации общества или соответствующих изменений в уставе общества солидарно несут при недостаточности имущества ООО субсидиарную ответственность по его обязательствам в размере завышения стоимости таких вкладов (п.2 ст.15 Закона об ООО).

Как правило, оценка неденежных вкладов дается самими участниками ООО по их взаимному соглашению, и должна быть единогласно утверждена на общем собрании участников общества.  При этом появляется возможность завышения оценки данных вкладов, следовательно,  и размера уставного капитала в целом, что естественно нарушает интересы кредиторов общества и гарантийную функцию его уставного капитала. Если в последующем будет установлено, что оценка таких вкладов завышена, указанное решение всех участников общества, дает основание привлечь их к дополнительной ответственности перед кредиторами общества своим личным имуществом (в размере завышения стоимости неденежных вкладов).

Независимая от участников общества оценка неденежного вклада в уставный капитал требуется в тех случаях, когда его объявленная стоимость превышает сумму, эквивалентную 200 минимальным размерам оплаты труда. Данное требование распространяется также на случаи внесения неденежного вклада с целью увеличить номинал уже имеющейся доли в уставном капитале, т.е. при внесении участником общества дополнительного вклада в порядке, предусмотренном ст.19 Закона об ООО. В этом случае субсидиарную ответственность солидарно несут независимый оценщик и утвердившие его оценку участники общества.

Следует обратить внимание на особый характер такой дополнительной ответственности. Во-первых, она возникает только при недостатке имущества у самого общества, а не по общему правилу п. 1 ст. 399 ГК (т.е. при отказе основного должника удовлетворить требование кредитора). Иначе говоря, условием возникновения такой ответственности, по сути, является неплатежеспособность самого общества. Во-вторых, ее несут солидарно все участники общества (в том числе, например, и не вносившие дополнительных вкладов в уставный капитал), поскольку все они голосовали за утверждение завышенной оценки неденежного вклада. В-третьих, объем такой ответственности ограничен размером завышения стоимости соответствующих неденежных вкладов (или вклада).

Для того чтобы исключить или ограничить возможность наступления такой ответственности, общество вправе предусмотреть в своем уставе виды имущества, которое не может быть вкладом в его уставный капитал, например, запретить возможность внесения в него прав пользования недвижимыми вещами.

Вот этими тремя случаями исчерпывается возможность ответственности участника по обязательства общества. Как уже ранее указывалось в данном случае по общему правилу участники несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных вкладов. Причем нередко под риском убытков понимается  риск утраты вкладов71. Например, в одном из комментариев части первой ГК РФ указано, что «поскольку вклады участников становятся собственностью общества, нельзя сказать, что его участники отвечают по долгам общества в пределах внесенных ими вкладов. В действительности они вообще не отвечают по долгам общества, а несут лишь риск убытков (утраты вкладов). Даже те из участников, кто не внес свой вклад полностью, отвечают по обязательствам общества лишь той частью своего личного имущества, которая соответствует стоимости неоплаченной части вклада»72. Видимо из-за того, что до сих пор «в сознании весьма устойчивы представления о вещном характере прав учредителя на имущество общества, которые можно обнаружить не только на обыденном, бытовом уровне, но и в правоприменительной практике»73 могли появиться подобные убеждения.

Однако позволим не согласиться с подобным мнением, так как, передавая определенный вклад в уставной капитал ООО, его участник теряет вещные права на этот вклад и взамен приобретает обязательственные права требования к обществу, но не право собственности74. Очевидно, что участники ООО, организуя его, заранее понимают, что ведение предпринимательской деятельности может и не привести к желаемому результату и может произойти потеря имущества, и при этом они добровольно передают в собственность создаваемого общества свое имущество, лишаясь при этом права собственности на последнее75. То есть участник не несет риска его утраты, поскольку уже утратил свое имущество. Получить доступ к имуществу участник может только после ликвидации общества и получении ликвидационной квоты либо если при выходе участника или приобретении обществом доли участника, общество, с согласия участника, выдаст ему имущество в натуре, при этом не обязательно это будет именно то имущество, которое он передал в качестве вклада.

Действительный же риск участника заключается в риске неисполнения обществом своих обязательств перед участником, риске невозможности осуществления прав требования или вообще прекращения обязательства между обществом и участником. Можно предположить, что главным правом участника, из-за которого и организуется общество, является право на получение части прибыли. Если общество не имеет прибыли и не может осуществить свою обязанность по уплате части прибыли и удовлетворить право участника на ее получение, то участник изначально рискует невозможностью достижения определенного результата. Данный риск проявляется в отсутствии прибыли, подлежащей распределению между участниками либо несостоятельности или ликвидации общества и, соответственно, прекращении обязательства между участником и обществом.

Кроме того, присоединяемся к мнению о том, что не всегда риск участника ООО ограничен пределами стоимости внесенного им вклада (п. 1   ст. 87 ГК РФ, п. 1 ст. 2 Закона об ООО). Размер ожидаемой, но неполученной прибыли или ликвидационная квота по стоимости могут превосходить внесенный вклад. Более того, обязательственные права требования (доля участия) участника как наличное имущество, могут иметь денежную оценку выше, чем вклад и риск невозможности передачи права (например, вследствие банкротства общества) может быть больше стоимости вклада. Несмотря на существующие в обществе ограничения на передачу доли участия и неовеществлении доли в ценной бумаге, а значит и невозможности рыночной оценки доли участника, денежная оценка доли может быть дана в двустороннем отношении, в рамках конкретного договора, и эта оценка прав участника может намного превосходить стоимость первоначального вклада76.

Следовательно, мы можем сказать, что в данном случае участники несут риск не убытков, а - не получения прибыли от деятельности общества и риск невозможности осуществления прав участника (включая право на передачу доли другому лицу).

Следующий признак, характеризующий ООО, будет нами рассмотрен с целью выяснения соотношения таких понятий как вклад, доля, номинальная и действительная стоимость доли, размер доли. Этот признак заключается в том, что уставный капитал ООО разделен на определенное число частей, которые именуются долями. В отличие от ГК РФ, в котором предусмотрено, что уставный капитал состоит «из стоимости вкладов его участников» (п. 1 ст. 90), в п. 1 ст. 14 Закона об ООО указано, что он состоит «из номинальной стоимости долей его участников». Однако противоречие здесь только кажущееся, просто в Законе об ООО более корректно определено само понятие уставного капитала. Хотя некоторые авторы так не считают, утверждая, что стоимость вклада в уставный капитал может превышать номинальную стоимость вклада77. Если же исходить из того, что номинальная стоимость доли участника – это денежная сумма, в которую оценен его первоначальный вклад в уставный капитал ООО, т.е. – это абстрактная оценочная величина, а вклад в уставный капитал в основном представляет собой некое имущество, то уставный капитал – это денежная оценка внесенных вкладов78. И вряд ли возможно, что вклад в уставный капитал будет по стоимости превышать номинальную стоимость доли участника даже в случае, если последний внесет большую сумму (сам вклад от этого не станет больше), чем было оговорено в учредительном договоре. Поэтому согласованная стоимость вклада при образовании ООО всегда на этом этапе будет равняться номинальной стоимости доли участника общества79, что необходимо для определения соотношения между долями участников80.

Доли могут быть равными или неравными. Уплатой, а точнее обязательством уплатить эти доли в определенном размере, приобретается право членства в обществе.

Закон об ООО различает, как уже ранее отмечалось, номинальную стоимость доли, действительную стоимость доли, размер доли. Последний определяется по соотношению номинальной стоимости доли с уставным капиталом и должен выражаться в процентах или в виде дроби (п. 2 ст. 14 Закона об ООО). Действительная же стоимость доли должна соответствовать части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру доли участника (п. 2 ст. 14 Закона об ООО). Другими словами, номинальная стоимость доли определяется ее первоначальной оценкой, а ее действительная стоимость - реальной оценкой, которая, как правило, должна быть выше номинала, т.к. при нормальном функционировании ООО  должно иметь имущество большее, чем его первоначальный уставный капитал. Это еще раз доказывает, что стоимость вклада каждого учредителя общества не может быть меньше или больше номинальной стоимости  его доли, а при приеме в ООО нового участника последний уже будет должен оплатить действительную, а не номинальную стоимость доли. Соответственно этому дополнительные вклады в уставный капитал общества, внесенные в соответствии с п. 1 ст. 19 Закона об ООО, увеличивают номинальную стоимость долей его участников, тогда как вклады в иное имущество общества увеличивают действительную стоимость долей участников, не влияя на размер и номинал их долей в уставном капитале (п. 4 ст. 27 Закона об ООО).

Участник, внося вклад в уставной капитал ООО, теряет вещные права на свое имущество и приобретает права требования к обществу. Именно размер доли участия определяет объем (размер) обязательственно-правовых требований участника к обществу и его обязанностей перед обществом. Следовательно, доля участия представляет собой совокупность прав и обязанностей в определенном размере каждого участника в отношениях с обществом. Все участники общества имеют одинаковые по характеру права, которые различаются только по их объему, зависящего от размера доли.  То есть в широком значении, доля - это комплекс юридических прав и обязанностей; а в узком значении - доля участия участника в имуществе общества81. Смысл выделения долей состоит в осуществлении участником своих прав (на управление, часть прибыли, ликвидационную квоту, получение действительной доли при выходе из ООО) и обязанностей по внесению вклада в объеме, определенном размером принадлежащей доли участия в капитале. В связи с чем, можно согласиться, что «доля участия в виде совокупности прав есть своеобразное встречное представление, эквивалент представляемый в обязательстве в обмен на вклад участника»82.

Доля участия как совокупность прав и обязанностей, может делиться (п.1 ст. 93 ГК РФ, п. 1 ст. 21 Закона об ООО). При этом при передаче части доли передается тот же перечень правомочий, каким обладал участник, передающий долю, но в меньшем объеме, т.е. происходит уменьшение размера прав требования, но не уменьшение количества самих прав. Например, невозможно передать целиком права на участие в управлении, но сохранить права на часть прибыли. Однако при дроблении долей участия не должно нарушаться правило, устанавливающее максимально допустимое число участников ООО – равное пятидесяти (п. 3 ст. 7 Закона об ООО).

Иногда в литературе можно встретить мнение, что передача доли в ООО возможна путем ее купли-продажи83, да и на практике нередко встречаются случаи передачи доли участия по договорам купли-продажи. Видимо, такое мнение сложилось из-за неверного толкования п. 3 ст. 93 ГК РФ и п. 1 ст. 21 Закона об ООО, указывающих, что участник ООО вправе продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества. Однако как может быть продана по договору купли-продажи доля участия, представляющая собой совокупность прав и обязанностей участника, и более того, не выраженная, в отличие от акционерного общества, в ценной бумаге или ином документе. Могут существовать документы, лишь доказывающие наличие доли и ее размер, и передача подобного документа не означала бы передачи доли участия. Правила договора купли-продажи о передаче предмета договора, о моменте перехода права собственности и риска случайной гибели едва ли могут быть применимы к передаче доли участия в ООО. Поэтому отчуждение доли (части доли) в уставном капитале ООО представляет собой договор об уступке права требования (цессии), а не о купле-продаже или ином отчуждении вещи. "Продажа доли" (части доли) в действительности является возмездной уступкой права, к которой в соответствии с нормой п. 4 ст. 454 ГК РФ могут применяться правила о купле-продаже вещей, т.е. независимо от возмездности или безвозмездности договора - это всегда договор об уступке требования.

Таким образом, мы раскрыли признаки ООО, вызывающие какие- либо противоречия в литературе и на практике, остальные характерные признаки общества будут нами затронуты при рассмотрении других вопросов диссертационного исследования.

Следующее на чем хотелось бы остановить внимание так это на соотношении ООО с другими хозяйственными обществами, а именно: обществом с дополнительной ответственностью, а также с закрытым акционерным обществом.

В соответствии с п. 3 ст. 95 ГК РФ на общества с дополнительной ответственностью распространяются все правила, установленные для ООО, за исключением ответственности участников такого общества по его обязательствам. Поэтому первоначально при разработке Закона об ООО предполагалось наличие в нем нескольких специальных правил и об обществах с дополнительной ответственностью, однако после первого чтения законопроекта в Государственной Думе они были исключены как не относящиеся к предмету данного закона84. В обществе с дополнительной ответственностью его участники солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам общества в одинаковом кратном размере к номинальной стоимости их доли, согласно учредительным документам. В связи с этим некоторые ученые считают общество с дополнительной ответственностью разновидностью ООО85, указывая, что «здесь такое же соотношение как между открытым и закрытым акционерным обществом»86, другие – переходной формой между товариществом, в котором участники несут неограниченную ответственность, и обществом с ограниченной ответственностью, где участники несут риск убытков только в пределах стоимости их вкладов87, законодатель же признает его самостоятельной организационно-правовой формой (п. 1 ст. 95 ГК РФ).

Определенные сходства и различия имеются между ООО и закрытыми акционерными обществами, которые по своей юридической природе весьма близки. Главный признак этих организационно-правовых форм заключается в том, что они представляются собой такие коммерческие организации, по обязательствам которых его члены не несут ответственности, что отличает их от товариществ. В отличие же от открытых акционерных обществ для ООО и закрытых акционерных обществ законодательством установлен предел числа участников общества, который не должен превышать пятидесяти. Установлен также минимальный размер уставного капитала, равняющийся стократной сумме минимального размера оплаты труда, действующего на день государственной регистрации этих хозяйственных обществ. Отсутствует также обязанность публичной отчетности о результатах деятельности ООО и закрытого акционерного общества.

Отличия же ООО от закрытого акционерного общества заключаются в следующем:

- уставный капитал закрытого акционерного общества разделен на определенное количество акций, доля же участия в ООО, в отличие от первого, не выражена в ценной бумаге или ином документе;

- учредительными документами в ООО является устав и учредительный договор, если оно не учреждается одним лицом – тогда один устав. В закрытом акционерном обществе всегда только устав.

- в ООО допускается введение запрета уставом общества на уступку доли третьим лицам и ограничение перехода доли в порядке правопреемства юридических лиц и наследования. В закрытом акционерном обществе такого запрета не может быть (естественно при соблюдении правила преимущественного права приобретения акций другими акционерами или самим обществом), т.к. акция является объектом права собственности акционера, следовательно, при ее отчуждении осуществляется переход права собственности на акцию и право членства в обществе.

- главное же отличие заключается в том, что в ООО существует так называемое «право свободного выхода из общества» с выплатой действительной стоимости доли участия, которого нет у акционеров закрытого акционерного общества, что и позволило, на наш взгляд, выделить две самостоятельные организационно-правовые формы.

Видимо из-за присутствия достаточного количества схожих признаков между ООО и закрытыми акционерными обществами, некоторые иностранные юристы ставят вопрос о целесообразности существования последнего наряду с ООО88.

Таким образом, подводя итог рассмотрения данной главы, можно сделать следующий вывод: появление такой организационно-правовой формы, как общество с ограниченной ответственностью, обусловлено насущными требованиями практики, показавшей недостаточную эластичность акционерных обществ и ограниченные возможности полных товариществ. То есть общество с ограниченной ответственностью (или как ранее называлось товарищество с ограниченной ответственностью) возникло как переходное образование между уже возникшими полным и акционерным товариществами. Поэтому позволим себе не согласиться с мнением о том, что «исторически развитие полного товарищества и товарищества с ограниченной ответственностью предшествовало развитию акционерного общества»89. Данная форма позволила снизить и практически устранить риск ведения предпринимательской деятельности. Извлекая прибыль и удовлетворяя собственные потребности, участники общества в основном действуют без привлеченного капитала, только с капиталом небольшого количества участников. Внутренние, обязательственные отношения внутри товарищества предполагают максимальную гибкость, с преобладанием диспозитивных норм и приданием большей роли учредительным документам, что и будет рассмотрено далее.


Глава 2. Создание, реорганизация и ликвидация общества с ограниченной ответственностью.

§ 1. Порядок создания общества с ограниченной ответственностью.

Создание ООО в соответствии с действующим гражданским законодательством может быть осуществлено либо путем учреждения, т.е. создания вновь, либо путем реорганизации90 действующих юридических лиц.

В настоящее время в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц» от 08.08.2001 г. № 129-ФЗ91 юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц, а не с момента государственной регистрации92, что привело к более упрощенной процедуре создания юридических лиц, которая будет рассмотрена чуть позже.  

В постреволюционный период те товарищества с ограниченной ответственностью, которые непосредственно допускались законом, учреждались в упрощенном порядке, зарегистрировав свои уставы «по принадлежности». Для таких товариществ различными ведомствами были разработаны нормативные уставы, или как их называли «примерные уставы», положения которых и воспроизводились учредителями при создании конкретного товарищества. Сложнее дело обстояло с созданием тех товариществ с ограниченной ответственностью, которые не были предусмотрены законом. В последнем случае необходимо было, доказав его  целесообразность (т.е. необходимость и полезность данной формы товарищества), получить специальное разрешение на учреждение конкретного товарищества, что сопровождалось изданием специального ведомственного акта93. В отличие от ранее действующего законодательства, в настоящее время отказ от государственной регистрации ООО, также как и других юридических лиц, по мотивам его нецелесообразности, не допускается (п. 1 ст. 51 ГК РФ,    ст. 23 Закона о регистрации).

Но государственная регистрация является уже заключительной стадией создания ООО, на первоначальном же этапе его учредители должны разработать учредительные документы, а именно учредительный договор и устав.

Учредителями ООО в соответствии с действующим гражданским законодательством могут быть физические и юридические лица, при этом допускается возможность создания общества одним лицом  и в таком случае учредитель является единственным участником общества. Единственным ограничением является положение п. 2 ст. 88 ГК РФ и п. 2 ст. 7 Закона об ООО, запрещающее обществу иметь в качестве единственного участника другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица.

Необходимость данного ограничения вызвана опасностью существования группы юридических лиц, единственным участником которых было бы одно и то же лицо, управляющее этими юридическими лицами и не несущее никакой имущественной ответственности. Имеется в виду, прежде всего, ответственность по обязательствам обанкротившегося юридического лица, вызванная указаниями учредителя (ст. 56 ГК РФ) и ответственность основного общества по обязательствам дочернего (ст. 105 ГК РФ).

Возможность участия в ООО непосредственно связана с объемом правоспособности и полномочиями по распоряжению имуществом, которыми обладает тот или иной субъект гражданских правоотношений. В силу этого не вправе участвовать в таких обществах государственные органы и органы местного самоуправления, если иное не будет установлено федеральным законом (п. 2 ст. 7 Закона об ООО). Другие финансируемые собственником учреждения согласно п. 4 ст. 66 ГК могут участвовать в обществах только с разрешения собственника. Однако отдельным видам учреждений, в частности государственным учреждениям культуры и образовательным учреждениям, право на участие в обществах прямо предоставлено специальными законами (например, Законом РФ "Об образовании" от 10.07.1992 г. № 3266-1 (в ред., введенной в действие с 15.01.1996г.) 94).

В литературе встречаются мнения, что государственные служащие не могут быть учредителями коммерческих юридических лиц, в том числе и ООО. Так Е.М. Щукина утверждает, что деятельность по учреждению (выделено мной – А.В.) коммерческих юридических лиц следует рассматривать как предпринимательскую, т. е. самостоятельную, осуществляемую на свой риск, направленную на систематическое получение прибыли95. На наш взгляд, данное высказывание автора не совсем корректно, т.к. деятельность именно по учреждению коммерческих юридических лиц никак нельзя отнести к предпринимательской деятельности. Деятельность же, в нашем случае ООО как одной из организационно-правовых форм юридических лиц, естественно относится к таковой, т.к. отвечает всем признакам предпринимательской деятельности. В соответствии с данными признаками, содержащимися в  п. 1 ст. 2 ГК РФ, предпринимательскую деятельность можно охарактеризовать как:

- самостоятельную деятельность, что указывает на волевой характер предпринимательской деятельности, т.е. граждане и юридические лица должны осуществлять ее своей властью и в своем интересе;

- деятельность, осуществляемую на свой риск, это означает, что субъекты предпринимательской деятельности должны нести риск последствий своих действий или бездействия;

- деятельность, направленную на систематическое получение прибыли;

-деятельность, подлежащую государственной регистрации в установленном законом порядке.

Не вдаваясь в подробный анализ норм Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» от  31.07.1995 г. № 119-ФЗ96 и указывая на то, что извлечение прибыли и распределение ее между участниками является основной целью коммерческой организации, Е.М. Щукина делает вывод о невозможности государственных служащих быть учредителями хозяйственных товариществ и обществ97.

Другие авторы несколько по-иному подходят к решению данного вопроса. Они, не делая различия меду такими понятиями как учредители ООО и его участники, утверждают, что некоторые категории граждан ограничены законом в праве выступать участниками ООО98. К этим гражданам они относят государственных  и муниципальных служащих, ссылаясь соответственно на Закон РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации» и  Федеральный закон «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» от 08.01.1998 г. № 8-ФЗ99, при этом не понятно речь идет о невозможности государственных и муниципальных служащих быть именно участниками ООО, или его учредителями.

Действительно в ст.11 Закона РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации» указано, что государственный служащий не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельностью, заниматься предпринимательской деятельностью лично или через своих доверенных лиц. Более того, он обязан передавать в доверительное управление под гарантию государства на время прохождения государственной службы находящиеся в его собственности доли в уставном капитале коммерческих организаций, в том числе в ООО. Аналогичное правило содержится и в ст.11 Закона РФ «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» относительно муниципальных служащих. Исходя из смысла данной статьи видно, что законодатель все же допускает участие в ООО государственных служащих100, при условии передачи ими своей доли в уставном капитале общества в доверительное управление, поэтому мы будем придерживаться мнения, что указанные авторы говорили про невозможность быть учредителями ООО, хотя данные вопрос тоже, полагаем, небесспорен.

Похожее правило, запрещающие сотрудникам милиции заниматься предпринимательской деятельностью, содержится в ст. 20 Закона Российской Федерации «О милиции» от 18.04.1991 г. № 1026-1101.

Положение, содержащиеся в п. 1 ст. 11 Закона РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации» о том, что государственные служащие не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельности относиться к нашему вопросу весьма косвенным образом, т.к. деятельность участника будет оплачиваемой только в том случае, если он будет входить в органы управления, деятельность которых будет оплачиваться (например, будет представлять исполнительные органы общества, осуществляющие руководство текущей деятельностью ООО) или он, будучи участником общества, одновременно будет состоять на оплачиваемой должности (например, бухгалтера). Однако подобного положения в соответствии с действующим законодательством быть не может. Являясь же просто участником ООО государственный служащий не получает за это денежное вознаграждение, поэтому ссылаться на эту норму закона, делая вывод о невозможности государственных служащих быть учредителями или участниками ООО, нельзя. По-иному обстояло бы дело, если в Законе РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации» данное правило, например, звучало следующим образом: государственный служащий не вправе получать иной доход от любого вида деятельности, кроме дохода от педагогической, научной или иной творческой деятельности. В данном случае  можно было бы рассматривать в качестве такого дохода распределяемую между участниками ООО прибыль общества.

Сложнее обстоит дело с толкованием п. 2 ст. 11 Закона РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации», указывающего, что государственный служащий не вправе заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц. На наш взгляд, данный пункт также не позволяет утверждать, что государственный служащий не может быть учредителем ООО. Получается, если доля в уставном капитале ООО принадлежала государственному служащему до поступления его на государственную службу или, например, перешла к нему по наследству, то законодатель, не имея по закону права лишить его права собственности на эту долю участия, предусмотрел возможность передачи ее в доверительное управление, руководствуясь, видимо, при этом тем, что в данном случае государственный служащий не принимает участия в управлении ООО, следовательно не может своей волей воздействовать на процесс деятельности общества, направленный на извлечение прибыли. Причем в указанном законе не содержится запрета на получение государственными служащими, при соблюдении условия передачи доли в уставном капитале в доверительное управление, прибыли от деятельности ООО.

Остается тогда открытым вопрос, почему же другие государственные служащие, не относящиеся к указанной категории лиц, не могут быть учредителями ООО, передав после государственной регистрации общества в качестве такового свою долю в уставном капитале  также в доверительное управление. Если ограничить их в этом праве, то будет налицо нарушение их прав по сравнению с вышеуказанной категорией государственных служащих, что не допускается действующим законодательством.

Представляется, что законодатель, вводя запрет на занятие государственными служащими предпринимательской деятельностью, имел в виду, что они не могут выступать в качестве индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица и в качестве единственного учредителя, в нашем случае ООО. При таком положении дел, естественно, государственный служащий, даже действуя через доверенных лиц, будет непосредственно принимать решения по ведению предпринимательской деятельности и воздействовать на данный процесс.

В связи с изложенным, полагаем, выводы авторов относительно невозможности государственных и муниципальных служащих быть учредителями или участниками ООО являются не обоснованными, так как действующие редакции статей 11 ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации» и ФЗ «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» допускают такую возможность.

Вместе с тем, Закон об ООО допускает запрет или ограничение на участие отдельных категорий граждан в ООО, которые могут вводиться только федеральным законом (ст. 7). Такие ограничения существуют. Например, согласно ст. 32 Закона РФ «О товарных биржах и биржевой торговле» от 20.02.1992 г. № 2383-1102 служащим товарной биржи запрещается участвовать в биржевых сделках и создавать собственные брокерские фирмы, а также использовать служебную информацию в собственных интересах. В соответствии со ст. 11 Закона РФ «О рынке ценных бумаг» от 22.04.1996 г. № 39-ФЗ 103 служащие фондовой биржи не могут быть учредителями и участниками профессиональных участников рынка ценных бумаг юридических лиц, а также самостоятельно участвовать в качестве предпринимателей в деятельности фондовой биржи. Данные ограничения связаны, прежде всего, с профессиональной деятельностью указанной категории граждан и соответственно они не могут выступать учредителями и участниками не всех без исключения юридических лиц, а только тех, которые занимаются подобной деятельностью.

Создание ООО путем учреждения осуществляется по решению учредителей или учредителя. Соответственно решение принимается либо учредительным собранием, либо самим этим лицом. Если решение о создании ООО принимается двумя и более лицами, то в первую очередь они должны заключить учредительный договор, а затем утвердить устав. В случае же учреждения ООО одним лицом, не важно физическим или юридическим, первая стадия минуется и утверждается только устав.

Особенностью ООО по сравнению с другими организационно-правовыми формами юридических лиц как раз является наличие одновременно двух учредительных документов, что как указывают некоторые авторы, предопределяет совмещение характерных признаков хозяйственных товариществ и акционерных обществ104. На наш взгляд, этим еще раз подтверждается особая, двойственная природа ООО. Законодатель, вводя обязанность двух учредительных документов для ООО, подчеркнул еще раз, что данное общество сочетает в себе свойства как союза лиц, так и союза капиталов, т.е. в них силен личностный элемент его участников. Как раз учредительный договор и фиксирует этот договорной элемент, свойственный ООО.

Мы не будем останавливаться на вопросе, не раз подвергавшемуся критике в юридической литературе105, о целесообразности использования для создания и функционирования ООО двух учредительных документов, а именно, о необходимости учредительного договора, а рассмотрим вопрос соотношения этих документов и тех сведений, которые, на наш взгляд, должны содержаться в каждом из них.

В учредительном договоре учредители обязуются создать юридическое лицо, определяют порядок совместной деятельности по его созданию, условия передачи ему своего имущества, участия в его деятельности и управления этой деятельностью, условия и порядок распределения между собой прибыли и убытков, а также выхода из состава юридического лица (п. 2 ст. 52 ГК). Оценивая данный примерный перечень тех сведений, которые согласно ГК РФ должны содержаться в учредительном договоре, можно сказать, что последний представляет собой преимущественно именно договор учредителей  по созданию ООО. То есть учредители посредством учредительного договора согласовывают свои взаимоотношения, определяя при этом характер и предмет деятельности создаваемого юридического лица, размер и порядок передачи в его уставной капитал вкладов, порядок совместной деятельности по его созданию.

В п. 2 ст. 89 ГК РФ, содержится общий перечень сведений, которые, помимо указанных в п. 2 ст. 52 ГК РФ, должны найти отражение в учредительных документах ООО, при этом законодатель не разделил какие именно сведения должны содержаться в учредительном договоре, а какие – в уставе.

В п. 1 ст. 12 Закона об ООО содержится уже более расширенный, по сравнению с п. 2 ст. 52 ГК, перечень сведений, которые должны включаться в учредительный договор. В соответствии с данной статьей в последнем также должно быть указано на состав учредителей (участников) ООО, размер уставного капитала общества и размер доли каждого из учредителей (участников) общества, ответственность учредителей (участников) за нарушение обязанности по внесению вкладов. То есть  согласно этому подходу учредительный договор уже не может рассматриваться как договор по созданию юридического лица, что привело к дублированию одних и тех же сведений в уставе и учредительном договоре – о размере уставного капитала, размере и номинальной стоимости доли каждого участника, составе органов управления, порядке выхода из общества его участников.

Полагаем, вводя подобные требования к перечню сведений, содержащихся в учредительных документах ООО, законодатель отошел от двойственной природы данной организационно-правовой формы юридического лица, от первоначальной сущности учредительного договора. В этом плане весьма интересен пример решения данного вопроса в Германии. Германским законном в принципе предусмотрено существование только одного учредительного документа, именуемого учредительным договором, но по сущности, представляющего собой устав. При этом допускается существование так называемых дополнительных соглашений, заключаемых участниками с обществом, совокупность которых фактически и выполняет роль учредительного договора в нашем понимании, однако их содержание не может афишироваться перед третьими лицами106. И данный подход весьма оправдан, так учредительный договор, с нашей точки зрения, должен, прежде всего, регулировать взаимоотношения между участниками общества, а также между ними и самим ООО, при этом правила об этих взаимоотношениях не всегда уместны в уставе общества, который в первую очередь предназначен для третьих лиц.

В подтверждении данной позиции хотелось бы подробнее остановиться на  обязанности ООО по требованию его участника, аудитора или любого заинтересованного лица предоставлять им возможность ознакомления с учредительными документами, в том числе и с их изменениями (п. 3 ст. 12 Закона об ООО).

Права участников ООО, в том числе и указанное, будут предметом рассмотрения второго вопроса третьей главы. В данном случае необходимо лишь определиться кто подпадает под категорию «любое заинтересованное лицо». Так как в Законе об ООО нет разъяснений по этому поводу, как это сделано, например, в ст. 45 Закона об ООО в отношении лиц, заинтересованных в совершении обществом сделок, поэтому к понятию «любое заинтересованное лицо» не предъявляется никаких специальных требований и не дается каких-либо характеристик. Следовательно, общество обязано предоставить возможность ознакомиться со своими учредительными документами любому физическому или юридическому лицу, проявившему интерес к ООО.

В соответствии с п. 2 ст. 50 Закона об ООО общество обязано хранить свои документы, в том числе учредительный договор и устав, по месту нахождения его единоличного исполнительного органа или в ином месте, известном и доступном его участникам.

В принципе аналогичные положения, предусмотренные п. 3 ст. 12 и п. 2 ст. 50 Закона об ООО, содержатся соответственно в п. 4 ст. 11 и п. 2 ст. 89 Закона РФ «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ107. Однако в данном случае имеются определенные особенности. Здесь имеется в виду ознакомление с единственным учредительным документом акционерного общества – с уставом, не содержащим никакой информации об акционерах общества, их количестве и персональном составе. Такая информация в акционерных обществах содержится в реестре, доступ к которому ограничен не только для «заинтересованных лиц», но и для самих акционеров. То есть такой порядок установлен, прежде всего, для того, чтобы никто не мог вторгнуться в частную жизнь акционеров общества, которая к тому же охраняется и конституционными нормами.

Однако в Законе об ООО законодатель по каким-то причинам отошел от данного правила, указав, что в качестве обязательных сведений в учредительном договоре должна содержаться информация о составе учредителей (участников) общества, а в уставе – о размере и номинальной стоимости доли каждого участника общества. Следовательно, любое заинтересованное лицо фактически может получить сведения о количественном и персональном составе участников ООО, а также о соотношении долей, размере и номинальной стоимости доли каждого из них. В данном случае можно присоединиться к мнению С.Д. Могилевского, что подобный подход законодателя вряд ли можно считать оправданным108. При этом мы не согласны с К.П. Беляевым, В.А. Горловым и В.А. Захаровым, утверждающими, что имя, место жительства и паспортные данные гражданина нельзя отнести к персональным данным109, хотя при этом они ссылаются на ст. 2 Закона РФ «Об информации, информатизации и защите информации» от 20.02.1995 г. № 24-ФЗ110, которая относит к персональным данным сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность. Однако при этом в работе не дается ответа на вопрос, что с их точки зрения можно отнести к сведениям, идентифицирующим личность гражданина.  

Далее авторы правомерно ссылаются на п.1 постановления Правительства РФ «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» от 05.12.1991 г. № 35111, указывающий, что учредительные документы юридического лица не могут относится к коммерческой тайне. В соответствии с чем, делается вывод, что учредительные документы должны предоставляться по требованию любого лица, пожелавшего вступить в какие-либо отношения с ООО и с данным выводом, несомненно, можно согласиться при условии внесения изменений в Закон об ООО относительно сведений, содержащихся в каждом из учредительных документов ООО.

Необходимо остановиться еще на одном моменте, касающемся учредительных документов ООО. Согласно п. 5 ст. 12 Закона об ООО в случае несоответствия положений учредительного договора и устава преимущество для третьих лиц и участников общества имеют положения устава общества. При этом следует отметить некоторую нелогичность норм Закона об ООО, когда речь идет о регулировании порядка внесения изменений и дополнений в учредительные документы. В соответствии с п. 8 ст. 38 данного закона для внесения изменений в учредительный договор необходимо единогласие всех участников общества, а для – устава достаточно двух третей от общего числа голосов участников общества, тем самым как бы подчеркивается первичность учредительного договора. Получается, что через менее жесткую процедуру внесения изменений в устав ООО будут подвергаться сомнению положения учредительного договора. Причем на практике зачастую в связи с невозможностью получения согласия всех участников возникает вопрос о том, возможно ли внесение в устав общества изменений по распределению уставного капитала (например, размеру и номинальной стоимости доли участия) без внесения изменений в учредительный договор112? В виду отрицательного ответа на данный вопрос следует отметить, что в устав общества включен ряд вопросов, требующих для их решения не квалифицированного большинства, а единогласного решения всех участников ООО. Если строго толковать Закон об ООО, то следует признать, что изменения по величине и распределению уставного капитала между участниками должны приниматься всеми участниками единогласно.

Подводя итог вышеизложенному и учитывая двойственную природу ООО, необходимо, полагаем, внести изменения в Закон об ООО, в соответствии с которыми учредительный договор будет отражать первую составляющую общества (договорной элемент) и содержать положения, указывающие на товарищескую природу ООО, а устав - вторую (обособленного юридического лица) и конструировать его структуру.

В соответствии с этим предлагается внести изменения в ст. 12 Закона об ООО, исключив из тех сведений, которые должны содержаться в учредительном договоре, сведения о составе органов ООО, указав лишь, что участники принимают участие в управлении деятельностью общества через участие в деятельности органов общества. Из устава же ООО следует исключить сведения об отдельных участниках общества, в том числе и о размере и номинальной стоимости доли каждого из них. Данные изменения в какой-то мере позволят на практике избавиться от некоторых проблем, возникающих при внесении изменений в учредительные документы общества при смене его участников или перераспределении между ними уставного капитала, при этом изменения будут преимущественно вноситься в учредительный договор. При изменении же размера уставного капитала или при внесении изменений и дополнений, касающихся процесса функционирования ООО (деятельности органов управления), изменению будет уже подвергаться устав общества. Кроме того, такое перераспределение сведений, содержащихся в учредительных документах ООО, позволит внести изменения только в Закон об ООО, не затрагивая при этом положения ГК РФ.

Следующим этапом создания ООО является формирование его уставного капитала путем внесения вкладов учредителями. Правоотношения по поводу формирования уставного капитала общества во многом отличаются от прочих правоотношений, возникающих между обществом и его учредителями тем, что обязанность внести вклад не входит в правовой статус участника ООО, а предшествует его приобретению. Если иные права участника проистекают из специальной правоспособности участника, которую он получает, приобретя долю в уставном капитале ООО и зарегистрировавшись в качестве участника, то обязанность по внесению вклада в уставной капитал возникает из учредительного договора.

Участники общества с ограниченной ответственностью не несут ответственности по его долгам, поэтому кредиторам общества приходится рассчитывать лишь на собственное имущество последнего. Минимум такого имущества составляет уставный капитал, основным предназначением которого как раз и является удовлетворение требований кредиторов общества (п. 1 ст. 90 ГК и п. 1 ст. 14 Закона об ООО). Поэтому размер уставного капитала общества ни при каких условиях не должен быть ниже установленного законом (иначе такое общество как субъект имущественного оборота становится изначально неспособным нести самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам, т.е. не отвечает одному из основных признаков понятия юридического лица)113.

Законом об ООО (п. 1 ст. 14) установлено, что обязательный минимальный размер уставного капитала общества должен быть не менее ста минимальных размеров оплаты труда, определяемых на дату представления учредительных документов общества для государственной регистрации, т.е. на дату их принятия (а не утверждения) регистрирующим органом114. К моменту государственной регистрации общества допускается оплата учредителями лишь половины стоимости уставного капитала (п. 3 ст. 90 ГК, п. 2 ст. 16 Закона об ООО).

В данном вопросе мы не будем подробно останавливаться на самом порядке внесения учредителями вкладов в уставной капитал ООО, т.к. это относиться к основной их обязанности, поэтому более детально будет рассмотрен позже, здесь же мы попытаемся разобраться, что именно может являться вкладом в уставной капитал.

В п. 1 ст. 15 Закона об ООО, так же как и в п. 6 ст. 66 ГК РФ, указывается, что вкладом в уставной капитал общества могут быть деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку. Иметь денежную оценку - значит обладать способностью выступать предметом сделки, то есть быть товаром, способностью быть обмененным на деньги или иное имущество, то есть быть эквивалентом по возмездной сделке.

  Под способностью, в данном случае, понимается юридическая возможность передачи имущества от одного лица другому. Имеется в виду потенциальная возможность обращения взыскания на это имущество, то есть передача кредиторам или иным третьим лицам. Должна существовать юридическая способность передачи имущества от участников обществу и от общества третьим лицам. Если стороны, участники могут заключить договор о передаче определенного имущества обществу, то данное имущество всегда будет иметь денежную оценку, определяемую самими участниками. Однако с целью защиты кредиторов, для определения цены некоторого имущества одного волеизъявления участников недостаточно, поэтому должна проводиться  независимая экспертная оценка.

Таким образом, все виды вкладов можно условно разделить на две категории: денежные и неденежные. Совокупность последних, подвергнутых денежной оценке, вместе с суммою денежных вкладов должна быть не меньше установленного законом минимума и должна равняться цифре, установленной в учредительных документах.

Сложилось мнение, что первые 50% уставного капитала, необходимого для регистрации ООО, должны быть внесены в денежной форме. Данная ситуация, видимо, возникла из-за неверного толкования п. 2 ст. 16 Закона об ООО, где говорится об обязанности "оплаты" половины уставного капитала общества к моменту его государственной регистрации, в отличие от обязанности полного "внесения вкладов", указанной в п. 1 данной статьи. Однако это не соответствует позиции законодателя, допускающей многовариантность видов вкладов, вносимых при формировании уставного капитала общества. Правда при этом Законом об ООО предусматривается возможность участниками общества определять в уставе ООО те виды имущества, которые не могут быть вкладом в уставной капитал общества    (абз. 4 п. 2 ст. 15), например, они могут запретить возможность внесения в него "интеллектуальной собственности" или прав пользования недвижимым имуществом. По смыслу закона речь идет именно о вещах или имущественных правах, но не о деньгах (наличных или безналичных), в которых в любом случае оценивается размер, как уставного капитала, так и стоимости долей участников.

Следует более подробно остановиться на таких вкладах, как имущественные права и иные права, имеющие денежную оценку, которые нередко именуются «нематериальными активами». В соответствии с п. 55 Положения о бухгалтерском учете и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 г. № 34н115 к нематериальным активам, используемым в хозяйственной деятельности в течение длительного времени (свыше 12 месяцев) и приносящим доход, относятся права, возникающие:

-из авторских и иных договоров на произведения науки, литературы, искусства и объекты смежных прав, на программы для ЭВМ, базы данных и др.;

- из патентов на изобретения, промышленные образцы, селекционные достижения, из свидетельств на полезные модели, товарные знаки и знаки обслуживания или лицензионных договоров на их использование;

- из прав на "ноу-хау" и др.

Данный перечень нематериальных активов, как видно, не является исчерпывающим, поэтому к их числу могут быть отнесены и другие права. При этом они должны отвечать как минимум двум критериям: долгосрочность действия и способность приносить доходы.

Вместе с тем необходимо учитывать, что согласно п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" сам объект интеллектуальной собственности (патент, объект авторского права, включая программу для ЭВМ, и т.п.) или "ноу-хау" не может быть вкладом в ООО. В качестве вклада может быть признано право пользования таким объектом, передаваемое обществу в соответствии с лицензионным договором, который должен быть зарегистрирован в порядке, предусмотренном законодательством116.

Примечательно, что в указанном Положении о бухгалтерском учете и бухгалтерской отчетности содержится правило, согласно которому к нематериальным активам могут относиться организационные расходы, при этом поясняется, что это расходы, связанные с образованием юридического лица, признанные в соответствии с учредительными документами вкладом (выделено мной – А.В.) учредителей (участников) в уставный капитал. Вместе с тем в Законе об ООО содержится императивное правило, которое не допускает освобождение кого-либо из учредителей от обязанности внести вклад в уставный капитал общества, в том числе путем зачета имеющихся у него требований к ООО (абз. 2 п. 1 ст. 18). Уставный капитал должен быть сформирован в определенном размере за счет реального имущества, способного удовлетворить требования возможных кредиторов общества. Следовательно, в учредительных документах ООО не может быть предусмотрено, что в качестве вклада в уставный капитал общества могут быть признаны расходы учредителей, связанные с образованием ООО.

Права на использование интеллектуальной собственности, переданные в уставный капитал ООО в качестве вкладов, как и любое другое имущество, оцениваются в денежном выражении и учитываются на балансе общества в качестве нематериальных активов. В п. 2 ст. 15 Закона об ООО установлено обязательное правило, в соответствии с которым денежная оценка всех неденежных вкладов должна  единогласно утверждаться решением общего собрания участников общества. Если в последующем будет установлено, что оценка таких вкладов завышена, данное решение всех участников общества, в свою очередь, дает основание привлечь их к дополнительной ответственности перед кредиторами общества своим личным имуществом (в размере завышения стоимости неденежных вкладов).

Независимая от участников общества оценка неденежного вклада в уставный капитал требуется в тех случаях, когда его объявленная стоимость превышает сумму, эквивалентную двумстам минимальным размерам оплаты труда. В случае завышения оценки вклада независимый оценщик, наряду с участниками ООО, может быть привлечен к дополнительной имущественной ответственности перед кредиторами общества личным имуществом в течение трех лет (общего срока исковой давности) с момента государственной регистрации ООО117.

О. Новосельцев справедливо указывает на то, что на практике достаточно сложно дать правильную оценку интеллектуальной собственности. Эта сложность обусловлена тем обстоятельством, что невозможно разработать единую универсальную методику такой оценки, так как  каждый объект  интеллектуальной собственности не только оригинален, но и условия его практического использования в производственной деятельности разных предприятий, как правило, неодинаковы. В связи с чем на практике обычно проводят расчет обоснованной рыночной стоимости одновременно по нескольким методикам, индивидуально для каждого объекта интеллектуальной собственности, с тем чтобы были учтены все ценообразующие факторы, в том числе прошлые затраты на создание и приобретение этого объекта, рыночная конъюнктура и возможность приносить доход предприятию. Например, при определении рыночной стоимости товарных знаков наряду со стоимостью их разработки и регистрации, учитываются затраты предприятия на рекламу, другие факторы, прямо или косвенно влияющие на формирование репутации и известности у потребителей (создание положительного имиджа фирмы), на величину дополнительного дохода предприятия от использования конкретных товарных знаков118.

В соответствии с п. 17 Пленума ВС и ВАС № 6/8 в уставной капитал общества учредителем (участником) может передаваться не само имущество в натуре, а только права владения и (или) пользования им. Закон об ООО устанавливает особый правовой режим переданных в уставный капитал общества таких прав. Дело в том, что в ряде случаев такие права, особенно в отношении недвижимого имущества, по сути, составляют основу деятельности общества (например, право пользования и владения занимаемыми им зданиями или помещениями).

Эти права всегда связаны с конкретным сроком пользования (например, три, пять, семь лет), что позволяет определить стоимость этого права пользования имуществом, которая исчисляется за весь установленный учредительными документами срок его эксплуатации и, следовательно, определить размер доли участника, внесшего этот вклад.

В том случае, если ООО пользовалось имуществом в течение всего срока, на который это право передавалось и исходя из которого определялась его стоимость, и данный срок истек, то общество утрачивает такое право пользования, а участник общества сохраняет свой вклад в уставный капитал общества. Кроме того, собственник вещи может воспользоваться правом на ее отчуждение, т.к. распорядительная власть остается у него, в результате произойдет смена собственника вещи, что не влечет за собой изъятия имущества у ООО, т.е. прекращение «прав владения и (или) пользования». При этом прежний собственник сохранит свои права учредителя. Следовательно, при ликвидации общества имущество будет передаваться его собственнику, коим уже может быть и не учредитель, а какое-то другое лицо.

В связи с тем, что досрочное лишение ООО права пользования имуществом  может крайне неблагоприятно отразиться на его деятельности, законодателем предусмотрена возможность общества требовать за него денежной компенсации, равняющейся плате за пользование таким же имуществом на подобных условиях в течение оставшегося срока. Компенсация предоставляется обществу в виде единовременно уплачиваемой суммы, а по решению общего собрания участников - в рассрочку или в ином порядке. Но эта процедура, предусмотренная Законом об ООО, не является исключительной и единственно возможной, т.к. учредительным договором общества может быть предусмотрены иные способы и порядок предоставления участником такой компенсации (например, она может быть неденежной - в виде предоставления прав пользования аналогичными по площади помещениями вместо отдельного здания).

При выходе или исключении из общества участника, внесшего подобный вклад, эти вещи остаются во владении и (или) пользовании общества до истечения установленного срока, если опять же учредительным договором не предусмотрено иное (например, возможность их досрочного возврата внесшему участнику с соответствующей компенсацией или без нее).   

Необходимо остановиться еще на одном вопросе, напрямую связанным с заключительной стадией создания ООО, а именно, с государственной регистрацией его в качестве такового119. Ранее в соответствии с п. 1 Положения о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденного указом Президента РФ от 08.07.1994 г. № 1482120, надо было предоставить в регистрирующий орган наряду с другими документами и заявлением о государственной регистрации общества, составленным в произвольной форме, документы, подтверждающие оплату учредителями не менее 50% уставного капитала.

В настоящее же время в соответствии Законом о регистрации юридических лиц в регистрирующий орган должно подаваться заявление о государственной регистрации, в котором кроме прочего должен подтверждаться факт уплаты уставного капитала ООО (ст. 12). Форма этого заявления утверждена постановлением Правительства Российской Федерации «Об утверждении форм документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, и требований к их оформлению» от 19.06.2002 г. № 439121. В п. 7 заявления о государственной регистрации юридического лица при его создании, содержащегося в Приложении №1 к указанному постановлению, заявитель должен наряду с другими сведениями подтвердить оплату уставного капитала ООО (его половины) на момент его регистрации, требований же о каком-либо документальном подтверждении этих сведений в Законе о регистрации не содержится.

Раньше, например, внесение денежных средств в уставный капитал ООО производилось на основании раздела 3(2) Инструкции Госбанка «Инструкция о расчетных, текущих и бюджетных счетах, открываемых в учреждениях Госбанка СССР» (в редакции от 31.08.1990 г.) от 30.10.1986 г. № 28122 путем открытия в банке учредителями общества временного расчетного счета, для чего необходимо было подать заявление участника общества об открытии счета и нотариально заверенные копии учредительного договора и устава. Соответствующий банк выдавал справку о внесении денежных средств на указанный счет, которая являлась доказательством оплаты уставного капитала. По действующему законодательству подобных доказательств для регистрации юридических лиц не требуется, поэтому на практике, например, сложившейся в г. Санкт-Петербурге, денежные средства, как и иное имущество, передаются при помощи акта приема-передачи. В данном акте указывается, что денежные средства остаются до государственной регистрации ООО, как правило, у лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, который уже избран к моменту регистрации (либо у единственного учредителя, если общество создается одним лицом), а затем после ее прохождения будут переданы обществу и зачислены на его баланс в установленном законом порядке.

Регистрирующий орган не имеет права требовать представления иных документов, кроме документов, установленных Законом (п. 4 ст. 9 Закона о регистрации). Такой запрет играет важную роль, т.к. некоторые регистрирующие органы руководствуются своим собственным перечнем документов, требуемых для регистрации, что, несомненно, приводит к неодинаковой правоприменительной практике и к нарушению прав лиц, решивших создать ООО123.

Одна из принципиальных новелл Закона о регистрации заключается в том, что экспертиза учредительных документов юридического лица не требуется. Согласно ст. 23 Закона о регистрации отказ в государственной регистрации возможен только в двух случаях: непредставления определенных данным законом необходимых для государственной регистрации документов,  а также - представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган124. Т.е. в настоящее время значение регистрации, прежде всего, состоит в ведении государственного реестра (в учете информации о юридических лицах).

Таким образом, Закон о регистрации не предусматривает возможность отказа в регистрации в связи с недостоверностью данных в заявлении либо несоответствия учредительных документов, или порядка создания юридического лица требованиям российского законодательства.

Соответствующие изменения были внесены в ст. 51 ГК РФ, в которой указано, что отказ от регистрации юридического лица допускается только в случаях, указанных в законе. Согласно ранее действующей редакции ст. 51 ГК РФ, причиной отказа могли явиться: нарушение установленного законом порядка образования юридического лица или несоответствие его учредительных документов закону. Полагаем, эти основания должны применяться регистрирующими органами, наряду с основаниями, указанными в ст. 23 Закона о регистрации. В противном случае, можно согласиться с мнением некоторых юристов, утверждающих, что данное  упрощение послужит причиной появления большого количества "незаконнорожденных" юридических лиц, учредительные документы которых будут противоречить законодательству125. Регистрирующий же орган не сможет отказать в регистрации юридического лица, несмотря даже на различные  несоответствия учредительных документов законодательству. В любом случае любой отказ в государственной регистрации, а также уклонение от такой регистрации могут быть обжалованы в суд. И подобная практика судов по рассмотрению подобных вопросов уже существует, хотя пока она еще не многочисленна126.

При этом решение об отказе в регистрации обязательно должно содержать ссылку на конкретные нарушения, являющиеся основанием для отказа.

Таким образом, для того чтобы ООО было создано, учредителям необходимо решить ряд существенных вопросов:

- разработать и заключить учредительный договор, утвердить устав общества, отразив в них все необходимые сведения;

- утвердить денежные оценки вносимых учредителями общества неденежных вкладов, при необходимости привлекая независимого оценщика;

- избрать (назначить) органы управления общества.

После этого они должны внести свои вклады в уставной капитал общества, которыми могут быть только объекты гражданских прав, предусмотренные ст.128 ГК РФ, охраноспособные и оборотоспособные с точки зрения гражданского права, способные передаваться от одного лица другому (т.е. ими, например, не могут выступать нематериальные блага гражданина). После чего общество должно пройти государственную регистрацию, порядок которой в настоящее время достаточно упрощен, для того чтобы стать самостоятельным субъектом гражданского права.


§ 2.
 Реорганизация и ликвидация общества с ограниченной ответственностью.

Исследование  российского гражданского законодательства    показывает, что до принятия части первой ГК РФ было довольно сложно говорить о законодательном регулировании процесса реорганизации юридических лиц. Гражданский кодекс РСФСР 1964 г.127, Закон РФ «О предприятиях и предпринимательской деятельности» и Основы гражданского законодательства СССР и республик указывали на наличие данного института, однако не регулировали должным образом сам процесс реорганизации. Например, в ГК РСФСР 1964 г. вопросам реорганизации было посвящено лишь три статьи (ст.ст. 37, 38 и 39). Причем реорганизация юридических лиц, наряду с их ликвидацией, рассматривалась исключительно как способ прекращения юридического лица (ст. 37), и могла быть произведена только в одной из трех допустимых форм: слияние, разделение и присоединение.

В настоящее время реорганизация в зависимости от ее вида может рассматриваться как способ создания юридических лиц, так и как способ прекращения их деятельности. По действующему законодательству допускается реорганизация ООО в форме слияния, присоединения, разделения, выделения и преобразования (ст.ст. 57, 92 ГК РФ, ст.ст. 51-56 Закона об ООО).

При реорганизации общества (обществ) права и обязанности реорганизуемого общества переходят в порядке универсального правопреемства к другим обществам. К правопреемникам может перейти весь комплекс имущественных прав и обязанностей реорганизуемого общества либо часть их. В этом и заключается отличие реорганизации ООО от его ликвидации. При реорганизации ООО его кредиторы, установив, кто является правопреемником реорганизуемого общества, могут предъявить свои требования в отношении принадлежащих им прав к таким правопреемникам.

В большинстве случаев реорганизация происходит добровольно по решению самого общества для чего необходимо единогласное решение участников ООО. Однако ст. 57 ГК РФ допускает реорганизацию юридического лица  в форме его выделения или разделения по решению уполномоченного государственного органа или по решению суда. Но это возможно только в случаях, прямо определенных в законе128.  

Свое юридическое завершение и признание реорганизация получает в государственной регистрации, осуществляемой на основании Закона о регистрации (ст.ст. 14-16). Реорганизация признается состоявшейся с момента государственной регистрации обществ, выступающих в качестве правопреемников реорганизованного общества (обществ). Исключение составляет реорганизация в форме присоединения одного общества к другому, в данном случае завершением реорганизации считается внесение в государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного общества. Одновременно должны быть внесены необходимые изменения в реестровую запись относительно общества, к которому было присоединено другое общество. При реорганизации в форме слияния или присоединения должно учитываться требование Закона об ООО о предельной численности участников общества с ограниченной ответственностью.

При осуществлении реорганизации ООО не должно ухудшаться положение его кредиторов. Причем при использовании разных форм реорганизации степень риска для кредиторов может быть неодинаковой: в случаях слияния, присоединения или преобразования субъект правопреемства, к которому можно будет предъявить требования, на лицо - это единое общество, к которому перешли все права и обязанности реорганизованных обществ; иначе обстоит дело в случаях разделения или выделения - здесь кредиторам противостоит уже не один должник, а два или более. В последнем случае должен составляться разделительный баланс, во всех иных случаях - передаточный акт, которые должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного ООО в отношении всех его кредиторов и должников, включая обязательства, оспариваемые сторонами (ст. 59 ГК РФ). Составление разделительного баланса должно определить для кредиторов адресата взыскания, но при невозможности сделать этого, законодателем предусмотрена возможность установления солидарной ответственности всех обществ, возникших на базе реорганизованного (п. 3 ст. 60 ГК РФ, п. 5 ст. 51 Закона об ООО).

Кроме того, в целях обеспечения интересов кредиторов предусмотрена обязанность ООО в 30-дневный срок со дня принятия решение о реорганизации общества (а при реорганизации в форме слияния и присоединения – с даты принятия соответствующего решения последним из обществ, участвующих в реорганизации)  сообщить о нем в письменной форме всем известным обществу кредиторам, а также сведения о реорганизации должны быть опубликованы в органе печати, в котором помещаются данные о государственной регистрации юридических лиц.

Кредиторы общества в течение 30 дней с момента направления им уведомления или в течение 30 дней с момента опубликования обществом сообщения о принятом решении вправе письменно потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств общества и возмещения своих убытков. При этом не стоит забывать, что предъявление кредиторами требований в указанные сроки – это их право, а не обязанность129. Обязательство в этом случае не прекращается, и кредитор может воспользоваться своим правом в дальнейшем.

Положение о досрочном прекращении или исполнении обязательств общества и возмещения убытков кредиторов более всего применимо к случаям реорганизации в форме разделения или выделения, поскольку именно здесь возможно несоразмерное распределение прав и обязанностей между правопреемниками. Однако  в случаях слияния или присоединения тоже могут возникнуть неблагоприятные для кредиторов обстоятельства, например, если сливаются вполне благополучное общество и общество, отягощенное значительным пассивом. В результате сокращается актив имущества первого и тем самым снижается уровень обеспеченности интересов его кредиторов.

Остановимся поподробнее на отдельных формах реорганизации ООО. При слиянии двух или нескольких обществ права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему обществу в соответствии с передаточным актом. Слияние характеризуется тем, что несколько юридических лиц образуют одно новое юридическое лицо, а ранее существовавшие субъекты права прекращают свою деятельность. Число юридических лиц, которые могут выступить субъектами реорганизации в форме слияния, действующее законодательство не ограничивает.

Слияние происходит по инициативе самих обществ, однако для ее реализации в определенных случаях требуется согласие государственного антимонопольного органа. В соответствии со ст. 17 Закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынка» от 22.03.1991г. № 948-1130 антимонопольный орган осуществляет предварительный контроль за слиянием и присоединением коммерческих организаций, если #G0суммарная балансовая стоимость активов по последнему балансу превышает 200 тысяч минимальных размеров оплаты труда. Общества, принимающие решение о реорганизации в форме слияния или присоединения, представляют в антимонопольный орган ходатайство о даче согласия на реорганизацию, сведения об основных видах деятельности и объемах производимой и реализуемой на соответствующих товарных рынках продукции (товарах, услугах). Ходатайство может быть отклонено, если при его удовлетворении# возникает или усиливается доминирующее положение соответствующего общества и (или) ограничивается конкуренция. Антимонопольный орган должен быть уведомлен о слиянии или присоединении коммерческих организаций, если сумма их активов по балансу превышает 100 тысяч минимальных размеров оплаты труда. Причем #G0государственная регистрация коммерческих организаций, а также внесение записи об исключении из единого государственного реестра юридических лиц коммерческих организаций должна осуществляться регистрирующим органом при наличии предварительного согласия антимонопольного органа.

Присоединением общества признается прекращение одного или нескольких обществ с передачей всех их прав и обязанностей другому обществу (ст. 53 Закона об ООО). Именно поэтому при реорганизации ООО в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается  реорганизованным  с  момента  внесения  в  единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица. В отличие от слияния, в процессе которого прекращают действие все сливающиеся организации, при присоединении одна из реорганизуемых организаций всегда сохраняет свою правосубъектность. Иначе говоря, при присоединении создание нового общества не происходит, а прекращающее свою деятельность общество как бы «вливается» в то общество, которое после реорганизации продолжает существовать, становясь при этом универсальным правопреемником по их обязательствам.

Остается открытым вопрос, вызывающий определенный интерес, о возможности и практической осуществимости слияния либо присоединения юридических лиц различной  организационно-правовой  формы. Нормы  ГК РФ не дают ответ на этот вопрос. Анализ статей Закона об ООО  не позволяет сделать однозначный вывод по данной проблеме, поскольку затрагивает ее лишь косвенно.  

Так, в ст. 53 данного закона указано, что общее собрание участников каждого общества, участвующего в реорганизации в форме присоединения, принимает решение о такой реорганизации, об утверждении договора о присоединении, а общее собрание участников присоединяемого общества также принимает решение об утверждении передаточного акта. В данном случае законодатель именует участников присоединения  не иначе как «обществами», под которыми согласно ст. 2 Закона об ООО далее в тексте закона следует понимать общество с ограниченной ответственностью. Соответственно, исходя из смысла Закона об ООО, можно сделать вывод о том, что участниками реорганизации в форме присоединения (слияния) могут быть лишь юридические лица тождественной организационно-правовой формы.

Аналогичные правила установлены ст. 52 Закона об ООО применительно к слиянию, с той только разницей, что общее собрание каждого общества принимает решение по данным вопросам, утверждает договор о слиянии и устав общества, а также передаточный акт. Причем законодатель относит договор о слиянии обществ, наряду с уставом, к учредительным документам создаваемого в результате слияния юридического лица и требует подписания договора всеми участниками общества, в связи, с чем также можно предположить, что продуктом слияния ООО может быть только соответствующее общество (п. 3 ст. 52 Закона об ООО).

Полагаем, такое косвенное ограничение круга субъектов, имеющих право участвовать в слиянии либо присоединиться к ООО, не оправдано не только с точки зрения права, но и с точки зрения экономики. Например, в случае слияния либо присоединения к ООО акционерного общества или общества с дополнительной ответственностью необходимо будет сначала преобразовать присоединяемое (либо одно из участвующих в слиянии) юридическое лицо в ООО, что само по себе является реорганизационной процедурой, и соответственно требует дополнительных затрат денежных средств и времени. Изложенная проблема уже упоминалась в научных публикациях131, однако до сих не получила должной правовой оценки.

Естественно при слиянии либо присоединении   юридических лиц различных организационно-правовых форм, также как и при слиянии (присоединении) юридических лиц тождественной формы с образованием субъекта иной организационно-правовой формы в каждом конкретном случае следует учитывать специфику реорганизуемых юридических лиц, правомочий их участников и другие важные свойства, например, если в результате реорганизации в форме слияния или присоединения образуется ООО – то предельную численность участников ООО. При этом думается, необходимо соблюдать общее правило, установленное ст. 68 ГК РФ для преобразования хозяйственных товариществ и обществ, указывающее, что хозяйственные товарищества и общества одного вида могут преобразовываться в хозяйственные товарищества и общества другого вида или в производственные кооперативы. Т.е. не могут, к примеру, реорганизовываться в форме слияния или присоединения одновременно коммерческие и некоммерческие юридические лица, что противоречит принципу универсального правопреемства, который должен соблюдаться при реорганизации юридических лиц. Однако, на наш взгляд, нет ни каких ограничений в слиянии или присоединении к ООО, например, акционерного общества.  

В связи с изложенным, полагаем необходимо внести в Закон об ООО положение о том, что при реорганизации ООО в форме слияния и присоединения допускается слияние и присоединение хозяйственных обществ различных организационно-правовых форм.

Следующие две формы реорганизации ООО, которые хотелось бы рассмотреть, это разделение и выделение. При разделении ООО оно прекращает свое существование, и его место в гражданском обороте занимают общества, образованные в результате разделения. Происходит передача всех прав и обязанностей прежнего общества ко вновь образованным на основании разделительного баланса. Разделительный баланс реорганизуемого ООО является важным документом, на основании которого определяется перечень имущества и обязательств, переходящих к вновь образованным юридическим лицам.

Разделение общества по решению общего собрания его участников происходит на добровольных началах. Однако возможно и принудительное разделение, также как и выделение. В случаях, предусмотренных законом, реорганизация в форме разделения или выделения из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц может быть произведена по решению уполномоченного государственного органа или по решению суда (п. 2 ст. 57 ГК). Например, согласно ст.19 Закона о конкуренции принудительное разделение коммерческой организации (в том числе и ООО) допускается по предписанию антимонопольного органа в случае, когда коммерческая организация занимает доминирующее положение  #G0либо о выделении из состава ООО одной или нескольких организаций в случае систематического осуществления им (ими) монополистической деятельности. Под систематическим осуществлением монополистической деятельности, в соответствии с указанной статьей, понимается совершение в течение трех лет более двух выявленных в установленном порядке фактов монополистической деятельности. Разделение или выделение происходит на основе предоставления самостоятельности структурным подразделениям при условии, что это приведет к развитию конкуренции. При этом если предписание антимонопольного органа о реорганизации не будет выполнено в установленный срок (который должен быть не менее 6 месяцев), суд назначает внешнего управляющего ООО и поручает ему осуществить реорганизацию.

В результате разделения создаются новые общества, каждое из которых должно иметь собственные учредительные документы. Все участники каждого общества подписывают свой учредительный договор. После этого проводится общее собрание участников каждого общества, на котором при единогласном одобрении принимается устав  и избираются органы управления. 

Здесь возникает тот же вопрос, что при реорганизации в форме слияния и присоединения, о возможности создания в результате разделения юридических лиц различных организационно-правовых форм. Представляется, что данный вопрос необходимо решать подобным образом, что и при реорганизации ООО в двух предыдущих формах.

По своей природе реорганизация в форме выделения близка к разделению ООО. Однако если при разделении все права и обязанности разделяемого общества переходят ко вновь возникшим, то при выделении из состава одного общества другого, последнее - наделяется частью прав и обязанностей основного общества, которое при этом не прекращает своей деятельности, а лишь изменяется или сужается объем его правоспособности132. Т.е. в отличие от других способов реорганизации, где всегда имеет место прекращение одного или нескольких участвующих в реорганизации юридических лиц, при реорганизации в форме выделения наряду с продолжающим существование юридическим лицом создается еще одно или несколько новых. При этом уставный капитал прежнего ООО после реорганизации уменьшается133.

Процедура реорганизации в форме выделения состоит в том, что общее собрание участников общества, реорганизуемого  в форме выделения, принимает решение о такой реорганизации, предусматривающее порядок и условия выделения. Одновременно с этим принимается решение о создании нового общества (обществ) и об утверждении разделительного баланса, в котором должно быть указано какая часть прав и обязанностей реорганизуемого ООО переходит к создаваемому обществу (обществам). Так же как и при реорганизации  в форме разделения, если при выделении в разделительном балансе не будет отражено положение о правопреемстве по обязательствам реорганизованного ООО, то это повлечет отказ в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (п. 2 ст. 59 ГК РФ, ст.ст. 14, 23 Закона о регистрации).

При реорганизации в форме выделения реорганизованное общество не регистрирует новые учредительные документы, а на общем собрании вносятся изменения в учредительные документы, связанные с изменением состава участников, определением их долей и иные необходимые документы. Действующее законодательство не содержит закрытого перечня вопросов, которые общее собрание реорганизуемого общества должно решить в связи с выделением из своего состава другого общества (обществ). При необходимости, например, может быть избран новый состав органов общества.

На участников выделяемого общества (обществ) также ложится обязанность совершения ряда необходимых действий. Во-первых, они подписывают учредительный договор. Во-вторых, общее собрание участников выделяемого общества (обществ) утверждает его устав и избирает органы управления.

Реорганизуемое ООО может быть единственным участником выделяемого общества. Это соответствует положению ст. 87 ГК, согласно которому ООО может быть создано одним лицом, в том числе другим обществом. При этом не следует забывать про ограничение, содержащиеся в ст. 88 ГК РФ, о том, что ООО, учреждающее другое общество, не должно состоять из одного лица. Следовательно, общество, реорганизуемое путем выделения из своего состава другого общества, должно состоять, по крайней мере, из двух участников. Об этом, в сущности, свидетельствует указание о том, что решение о реорганизации, о порядке и условиях выделения, об утверждении устава выделяемого общества, разделительного баланса и избрании органов выделяемого общества принимает общее собрание реорганизуемого общества (ст. 55 Закона об ООО).

Реорганизационная процедура преобразования юридического лица появилась в хозяйственной практике и гражданском законодательстве РФ относительно недавно. Суть данного способа реорганизации заключается в изменении организационно-правовой формы юридического лица.

При реорганизации в форме преобразования юридическое лицо, существовавшее до преобразования, прекращает свою деятельность, а на его основе возникает в ходе реорганизации новое юридическое лицо. Оно приобретает все активы и пассивы прежнего предприятия134.

Законодатель конкретно определяет те организационно-правовые формы, в которые может преобразовываться то или иное юридическое лицо, так согласно ст. 92 ГК РФ ООО вправе преобразоваться в акционерное общество и производственный кооператив. Вместе с тем п. 1 ст. 56 Закона об ООО дополняет соответствующее положение ГК РФ, допуская преобразование ООО наряду с предусмотренными кодексом организационно-правовыми формами в общество с дополнительной ответственностью. Тем самым законодатель устанавливает исчерпывающий перечень тех организационно-правовых форм, которые можно использовать при преобразовании ООО.

При преобразовании процедура реорганизации ООО строится следующим образом. Общее собрание участников преобразуемого общества принимает решение о такой реорганизации, о порядке и условиях преобразования. В зависимости от организационно-правовой формы юридического лица, в которое преобразуется ООО, принимается решение либо о порядке обмена долей участников общества на акции акционерного общества, либо на доли участников общества с дополнительной ответственностью или паи членов производственного кооператива. Одновременно утверждается устав создаваемого в результате преобразования юридического лица и передаточный акт.

В свою очередь участники создаваемого при преобразовании юридического лица принимают решение об избрании его органов управления в соответствии с требованиями федеральных законов об этих юридических лицах и поручают таким органам осуществить государственную регистрацию вновь созданного юридического лица. То есть во всех случаях преобразования ООО в акционерное общество необходимо руководствоваться Законом РФ «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 г. № 208–ФЗ135.  При преобразовании общества в производственный кооператив необходимо соблюдать правила о его создании и деятельности, установленные Законом РФ «О производственных кооперативах» от 08.05.1996 г. № 41–ФЗ136, а также Законом РФ «О сельскохозяйственной кооперации» от 08.12.1995 г. № 193–ФЗ137. Согласно п. 3 ст. 108 ГК число членов кооператива не должно быть менее пяти. Таким образом, нельзя преобразовать в производственный кооператив ООО, в котором менее пяти участников.  

В связи с возможностью преобразования ООО в общество с дополнительной ответственностью, полагаем, необходимо в этом случае предусмотреть более упрощенную процедуру реорганизации. Хотя по смыслу гражданского законодательства, общество с дополнительной ответственностью является самостоятельной организационно-правовой формой юридического лица, по сути оно все-таки является разновидностью ООО, т.к. предусмотренная п. 1 ст. 95 ГК РФ для участников общества с дополнительной ответственностью субсидиарная ответственность по обязательствам общества своим имуществом в одинаковым для всех кратном размере к стоимости их вкладов сохраняет основной признак ООО – ответственность участников по его долгам в заранее определенных ограниченных размерах. Кроме того, в п. 3 данной статьи указывается, что к обществам с дополнительной ответственностью применяются правила ГК РФ об ООО, за исключением положений, регулирующих ответственность участников.

Поэтому, на наш взгляд, в случаях установления дополнительной ответственности участников ООО в кратном соотношении к размеру их долей преобразования в точном смысле этого слова не происходит. Представляется необходимым внести дополнения в Закон об ООО, допускающие изменение (путем принятия единогласного решения общим собранием ООО) действующего устава ООО относительно установления дополнительной ответственности без проведения всей процедуры преобразования общества, предусмотренной ст. 56 данного закона, и соответственно регистрирующим органом должны  быть лишь внесены изменения в устав существующего общества и в название организационно-правовой формы. Такое упрощение процедуры реорганизации в форме преобразования ООО в общество с дополнительной ответственностью позволит сэкономить для участников, решивших принять дополнительную ответственность по обязательствам общества, не только время, но и определенные денежные средства.

Заканчивая рассмотрение вопроса реорганизации ООО, хотелось бы отметить общие условия реорганизации, которыми являются:

Во-первых, наличие единогласного решения участников ООО.

Во-вторых, наличие утвержденного общим собранием участников либо органом, принявшим решение о его реорганизации, передаточного акта либо разделительного баланса, которые представляются вместе с учредительными документами для государственной регистрации вновь образованных юридических лиц или внесения изменений в учредительные документы - существующих. Невыполнение этого требования либо отсутствие в передаточном акте или разделительном балансе положений о правопреемстве по всем или некоторым обязательствам реорганизованного юридического лица является: безусловным основанием к отказу в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.

В-третьих, необходимость письменного уведомления кредиторов юридического лица о принятом решении.

В-четвертых, в случаях, специально установленных законодательством, реорганизация юридических лиц в форме слияния, присоединения или преобразования может быть осуществлена лишь с согласия уполномоченных государственных органов.

В-пятых, наличие соответствующего договора в случае слияния или присоединения юридических лиц.

В-шестых,  проведение полной инвентаризации имущества реорганизуемых обществ, обязательность которой предусмотрена п. 27 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации.

В отличие от реорганизации ликвидация ООО влечет прекращение общества без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. В зависимости от того, по чьей инициативе происходит прекращение общества, так же как и реорганизация, ликвидация ООО бывает либо добровольной, либо принудительной.

Вопрос о ликвидации ООО вносится на рассмотрение общего собрания его участников по предложению совета директоров (наблюдательного совета), исполнительного органа или любого участника общества независимо от размера или числа имеющихся у него долей. Закон об ООО не определил причины, по которым общество может быть ликвидировано в добровольном порядке, указав лишь, что такая ликвидация должна производится в порядке, установленном ГК РФ, самим законом и уставом общества (ст. 57 Закона об ООО). В п. 2 ст. 61 ГК РФ указанны два основания для принятия решения о добровольной ликвидации: истечение срока, на который было создано юридическое лицо, и достижение цели, ради которой оно было создано.

Необходимость выносить на общее собрание вопрос о прекращении деятельности ООО в связи с истечением срока, на который оно было создано, можно объяснить тем, что большинство участников может выразить желание  продлить этот срок или вовсе отказаться от определения срока. Однако если срок в учредительных документах был определен и по его истечении исполнительный орган общества будет совершать какие-либо сделки, то возникшие из них обязательства нельзя рассматривать как обязательства ООО, ответственность по ним должно нести лицо, вступившее в сделку.

В случае если возникает вопрос о прекращении ООО в связи с достижением цели, то решение общего собрания, видимо,  необходимо для того чтобы установить достигнута ли поставленная цель. Основанием добровольной ликвидации общества может послужить нецелесообразность его дальнейшего существования, в частности явная недостижимость цели, поставленной при его создании.

Решение о добровольной ликвидации так же может быть принято, например, и в случае, когда стоимость чистых активов общества уменьшилась и стала ниже уровня минимального размера уставного капитала (п. 4 ст. 90 ГК РФ). Решение о ликвидации общества должно быть в трехдневный срок письменно сообщено органу государственной регистрации по месту нахождения ликвидируемого юридического лица с приложением решения о ликвидации юридического лица (п. 1 ст. 62 ГК РФ, п. 1 ст. 20 Закона о регистрации).  Регистрирующий орган должен внести в государственный реестр запись о том, что ООО находится в процессе ликвидации. С этого момента не допускается государственная регистрация изменений, вносимых в учредительные документы ликвидируемого общества, а также государственная регистрация юридических лиц, учредителем которых выступает указанное общество, или государственная регистрация юридических лиц, которые возникают в результате его реорганизации.

Приняв решение о прекращение деятельности ООО, общее собрание участников назначает ликвидационную комиссию. Пункт 2 ст. 62 ГК РФ, так же как и ст. 20 Закона о регистрации, допускает назначение одного ликвидатора, но для ООО такая возможность Законом об ООО не установлена. Регистрирующий орган должен быть уведомлен о формировании ликвидационной комиссии, а также о составлении промежуточного ликвидационного баланса. Ликвидационную комиссию после ее назначения становится единственным органом, имеющим право действовать от имени общества, в том числе выступать в суде.

При ликвидации ООО, в состав участников которого входит государство - Российская Федерация или субъект Российской Федерации - или муниципальное образование, необходимо включение в состав ликвидационной комиссии представителя соответствующего органа по управлению государственным имуществом или органа местного самоуправления (п. 4 ст. 57 Закон об ООО).

В общих чертах порядок ликвидации ООО может быть определен следующим образом. Ликвидационная комиссия публикует в органе печати, в котором обычно помещаются сведения о государственной регистрации юридических лиц, информацию о предстоящей ликвидации общества с точным указанием его реквизитов, о порядке и сроке заявления требований его кредиторами. Предоставляемый кредиторам срок для подачи заявлений в ликвидационную комиссию не может быть меньше двух месяцев (п. 1 ст. 63 ГК РФ). Если общество к моменту ликвидации не имеет обязательств перед кредиторами, то в результате ликвидационных мер его имущество будет распределено между участниками.

Кроме общей публикации, ликвидационная комиссия должна принять и другие меры, чтобы выявить кредиторов и предложить им заявить свои требования к ликвидируемому ООО. Всем известным кредиторам направляются письменные уведомления о ликвидации общества, содержащие информацию о размере долга общества адресату и предложение в установленный срок предъявить требование в ликвидационную комиссию. Когда срок для заявления требований истек, ликвидационная комиссия составляет промежуточный баланс. В промежуточном балансе, который утверждается общим собранием участников ООО, отражается состав имущества ликвидируемого общества, т. е. данные об активах и заявленных кредиторами требованиях, которые могут быть удовлетворены за счет имеющихся активов. При этом должны учитываться также требования, срок платежа по которым еще не наступил. Ликвидационная комиссия дает заключение по поводу удовлетворения предъявленных кредиторами требований. Причем, требования, заявленные своевременно, удовлетворяются преимущественно перед требованиями кредиторов, которые были переданы до окончания работы ликвидационной комиссии, но с пропуском объявленного срока (п. 5 ст. 64 ГК РФ).

Требования кредиторов удовлетворяются в первую очередь из денежных средств ликвидируемого ООО. При недостаточности денежных средств ликвидационная комиссия продает имущество ООО с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения судебных решений. При этом применяются нормы Гражданского процессуального кодекса РФ от    14.11.2002 г. № 138-ФЗ138, Закона РФ «Об исполнительном производстве» от 21.07.1997 г. № 119-ФЗ 139, а также Указ Президента РФ «О некоторых мерах по реализации решений об обращении взыскания на имущество организаций» от 14.02.1996 г. № 199140, которым утверждено Временное положение о порядке обращения взыскания на имущество организаций.

Выплаты денежных сумм кредиторам производятся в порядке очередности, установленной ст. 64 ГК РФ, со дня утверждения общим собранием участников промежуточного баланса. Лишь кредиторам пятой очереди выплаты производятся по истечении одного месяца с даты утверждения промежуточного баланса. Требования каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований предыдущей очереди. При недостаточности имущества для полного удовлетворения требований кредиторов соответствующей очереди выплаты производятся пропорционально заявленным требованиям.

Заключительным актом работы ликвидационной комиссии является составление ликвидационного баланса, который утверждается общим собранием участников ООО. До завершения работы ликвидационной комиссии кредиторы, которым было отказано в удовлетворении требований, вправе обратиться с иском в суд. При удовлетворении иска кредитор получает выплаты за счет имущества ликвидируемого ООО, оставшегося после удовлетворения кредиторов, своевременно заявивших о своих требованиях. После завершения процесса ликвидации ООО документы, связанные с ликвидацией, передаются в государственный орган, где было зарегистрировано ликвидированное общество. Ликвидация ООО считается завершенной, а общество - прекратившим свою деятельность после внесения об этом записи в государственный реестр. Регистрирующий орган публикует информацию о ликвидации ООО.

Принудительная же ликвидация общества производится по решению суда, основания которой определены п. 2 ст. 61 ГК РФ: допущение грубых нарушений закона при создании общества (если они носят неустранимый характер), осуществление деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными грубыми нарушениями закона или иных нормативных правовых актов.

Кроме того, согласно ст. 65 ГК РФ общество может быть ликвидировано по причине его несостоятельности (банкротства). В этом случае ликвидация также может производиться как в добровольном, так и в принудительном порядке. Особенности ликвидационной процедуры в случае несостоятельности (банкротства) юридического лица, в том числе ООО, установлены Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ141 и другими нормативными актами142. Ныне действующий Закон о банкротстве, осуществляющий правовое регулирование отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) граждан и юридических лиц, принят в развитие реформы законодательства о несостоятельности. До этого времени действовал Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве)» от 8.01.1998 г. № 6-ФЗ143, который заложил начало этой реформы.

Во многом новый Закон о банкротстве направлен на устранение пробелов в правовом регулировании несостоятельности (банкротства), выявленных практикой, детализируя и конкретизируя положения ранее действующего законодательства, однако, некоторые нормы данного закона являются явно не бесспорными и сами могут породить определенные проблемы. В целом действующий Закон о банкротстве в отличие от предыдущего Закона носит более реабилитационный характер, что, например, доказывается введением такой процедуры банкротства как финансовое оздоровление должника (ст. 2), ранее не известной.

Попробуем разобраться в концептуальных изменениях правового регулирования несостоятельности юридических лиц, в том числе и ООО, произошедших в связи с принятием Закона о банкротстве 2002 года. Внешним признаком банкротства общества считается его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены (ст. 2 Закона о банкротстве). При этом сумма задолженности ООО должна быть не менее 100 тыс. рублей (п. 2 ст. 33 Закона о банкротстве).

В отличие от ранее действующего законодательства новый Закон о банкротстве требует прикладывать к заявлению кредитора о признании должника банкротом, подаваемому в арбитражный суд, вступившие в законную силу решения суда, арбитражного суда, третейского суда, рассматривавших требование конкурсного кредитора к должнику, а также доказательства направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику (п. 3 ст. 40). Заявление кредитора, поданные с нарушением данных требований, арбитражный суд не принимает к рассмотрению и возвращает их заявителю (ст. 44 Закона о банкротстве).

Однако если арбитражный суд  вынесет определение о принятии заявления о признании общества банкротом, это еще не означает автоматического введения в отношении должника процедуры наблюдения. Данная процедура может последовать только после рассмотрения вопроса об обоснованности предъявляемого требования заявителя к должнику, которое должно производиться арбитражным судом не менее чем через 15 дней и не более чем через 30 дней с даты вынесения определения о принятии заявления о  признании общества банкротом. Если до назначенного судом заседания на рассмотрение арбитражного суда поступают заявления о признании должника банкротом от других лиц, все поступившие заявления рассматриваются арбитражным судом в качестве заявлений о вступлении в дело о банкротстве и  должны быть рассмотрены в течение 15 дней с даты судебного заседания по проверке обоснованности требований первого заявителя, обратившегося в арбитражный суд (п.п. 6, 8 ст.ст. 42, 62 Закона о банкротстве).

Данная процедура отличается от положений Закона о банкротстве 1998 года, допускающих практически механическое возбуждение дела о банкротстве, за которым следовало обязательное введение наблюдения, как первой процедуры банкротства, по заявлению кредитора без рассмотрения обоснованности требований последнего к должнику, что зачастую приводило к необоснованным банкротствам.

Существенным плюсом ныне действующего Закона о банкротстве является также возможность участия в арбитражном процессе по делу о банкротстве, наряду с представителем работников ООО, представителя его учредителей и участников, которые наделены полномочиями необходимыми для обеспечения  прав и интересов ООО (например, предусмотренную п. 2     ст. 71 Закона о банкротстве, возможностью представлять арбитражному суду возражения относительно требований кредиторов и др.).

Кроме того, Закон о банкротстве 2002 г. допускает сохранение за органами управления ООО определенных полномочий при проведении процедур банкротства, хотя ранее введение таких процедур автоматически прекращало полномочия этих органов. Так, п. 2 ст. 94 нового Закона о банкротстве предусмотрено, что при введении внешнего управления органы управления ООО в пределах компетенции, установленной данным Законом, могут принимать решения о внесении изменений и дополнений в устав общества в части увеличения уставного капитала; #G0об избрании представителя учредителей (участников) должника и некоторые другие.  

Вместе с тем, мы согласны с мнением В. Витрянского о том, что предоставление третьим лицам, которые не являются ни лицами, участвующим в деле о банкротстве, ни лицами, участвующими в арбитражном процессе по делу о банкротстве ООО, полномочий схожих с полномочиями, предоставленными учредителям (участникам) общества, представляет собой ни что иное, как «легальный механизм «захвата» имущества должника»144. Например, в соответствии с п. 1 ст. 78 Закона о банкротстве третье лицо (третьи лица), наряду с учредителями (участниками) ООО, имеют право, по согласованию с должником, обратиться к собранию кредиторов или в арбитражный суд с ходатайством  о введении финансового оздоровления, предложив необходимое обеспечение исполнения обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности.

Более того, как и учредители (участники) ООО, третье лицо (третьи лица) могут в любое время до окончания внешнего управления в целях прекращения производства по делу о банкротстве удовлетворить требования кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов либо предоставить должнику денежные средства, достаточные для удовлетворения таких требований (п.п. 1 и 2 ст. 113 Закона о банкротстве). При этом согласно нормам данной статьи кредиторы обязаны принять подобное удовлетворение их требований, предложенные третьими лицами, а должник обязан удовлетворить требования кредиторов и уполномоченных органов за счет предоставленных ему средств. Если же отсутствует возможность удовлетворить таким образом требования кредиторов, #G0например, в виду непредставления кредитором сведений о себе, необходимых для осуществления расчетов с данным кредитором, или уклонения кредитора от принятия исполнения обязательств ООО от третьего лица, последнему предоставлено право удовлетворить требования соответствующих кредиторов путем внесения денежных средств в депозит нотариуса. Как видим, из нормы данной статьи, следует, что третьим лицам для реализации своего права на удовлетворения требований кредиторов, в отличие от предыдущего примера даже не требуется согласования с должником такой возможности.  

Денежные средства, направленные третьим лицом (третьими лицами) на удовлетворение требований кредиторов ООО, #G0 считаются предоставленными последнему на условиях договора беспроцентного займа, срок которого определен моментом востребования, но не ранее окончания срока, на который была введена процедура внешнего управления. Допускается также заключение соглашения между третьим лицом (третьими лицами) и органами управления ООО, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решение о заключении крупных сделок, об иных условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника (п. 4 ст. 113 Закона о банкротстве). Подобным же образом третьим лицом могут быть удовлетворены требования кредиторов по обязательствам должника в ходе конкурсного производства (п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве).

Таким образом, третье лицо, удовлетворив требования кредиторов ООО, оказывается в положении его единственного кредитора, а должник попадает в полную зависимость от этого третьего лица (третьих лиц), что может привести к полному контролю третьего лица (третьих лиц) над деятельностью общества145.

В связи с принятием Закона о банкротстве 2002 г. также произошли изменения относительно требований кредиторов, которые могут участвовать в деле о банкротстве; а также очередности удовлетворения этих требований. Так, в соответствии с п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве для определения наличия признаков банкротства должника должны учитываться: размер денежных обязательств, в том числе размер задолженности за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги; суммы займа с учетом процентов, подлежащих уплате должником; размер задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения, и размер задолженности, возникшей вследствие причинения вреда имуществу кредиторов.

Кредиторы, которые обладают такими требованиями, относятся к числу конкурсных кредиторов, обладающих правом обращения в арбитражный суд с заявлением о банкротстве ООО, а также правом участвовать в собраниях кредиторов с правом голоса. К данным требованиям приравниваются требования о взыскании недоимок по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, соответственно уполномоченные государственные органы обладают теми же правами, что и конкурсные кредиторы.

Следующую категорию требований составляют обязательства ООО перед гражданами в связи с причинением вреда жизни или здоровью; обязательства по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, обязательства по выплате вознаграждения по авторским договорам, а также обязательства перед учредителями (участниками) общества, вытекающих из такого участия. Обладатели этих требований не признаются конкурсными кредиторами, но сами требования при этом должны учитываться в реестре требований кредиторов, причем во время конкурсного производства они составляют две очереди требований, удовлетворяемых в  первоочередном порядке.

Статья 5 Закона о банкротстве выделяет так называемые текущие платежи, под которыми понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства.

Суть выделения текущих платежей состоит в том, что требования кредиторов по таким платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов и могут быть удовлетворены в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством. Кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур банкротства не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве. Если же данные требования не будут удовлетворены, то тогда кредиторы по текущим платежам будут признаны, участвующими в деле о банкротстве, а их требования включаются в реестр требований кредиторов и удовлетворяются в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве.

В соответствии со ст. 64 ГК РФ требования кредиторов ООО должны удовлетворяться в определенной очередности, состоящей из пяти очередей. Новый же Закон о банкротстве предусматривает только три очереди удовлетворения требований кредиторов ООО (п. 4 ст. 134).  Из данного списка исключены требования четвертой очереди по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, которые в настоящее время помещены в очередь  по расчетам с коммерческими кредиторами ООО. Требования по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого ООО, так же помещены в соответствии с Законом о банкротстве в последнюю – третью очередь. При этом ст. 138 Закона о банкротстве установлено, что требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества общества, удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами после продажи предмета залога, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога. В данном случае не совсем понятна логика законодателя, ставящего очередность удовлетворения требований кредиторов первой и второй очереди, коими являются граждане с требованиями к ООО в связи с причинением им вреда жизни и здоровью, работники общества с требованиями о взыскании задолженности по заработной плате и выплате выходных пособий, в зависимость от того, когда возникли указанные требования: до заключения договора залога или после. В данном случае действительно кажется абсурдным пример, приведенный В.Витрянским в подтверждение указанного положения Закона о банкротстве, относительно того, когда машина должника сбила гражданина на улице до заключения договора залога с кредитором, или после146.

Сама процедура банкротства применительно к отдельным ее процедурам, на наш взгляд, является предметом самостоятельного диссертационного исследования, поэтому подробно останавливаться на рассмотрение произошедших изменений в области правового регулирования соответствующих процедур банкротства мы не будем, тем более что по ходу изучения настоящего вопроса уже были затронуты некоторые новеллы законодательства о несостоятельности, в том числе и относительно отдельных процедур банкротства.

Вместе с тем все-таки необходимо хотя бы вкратце остановиться на совершенно новой процедуре несостоятельности, а именно на финансовом оздоровлении должника, под которой в соответствии со ст. 2 Закона о банкротстве понимается такая процедура банкротства, которая применяется  к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности. Практический смысл данной процедуры заключается в том, что в течение финансового оздоровления ООО, срок которого не должен превышать 2 лет, общество производит расчеты со всеми кредиторами в соответствии с графиком погашения задолженности.

Графиком погашения задолженности должно предусматриваться погашение всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, не позднее чем за месяц до даты окончания срока финансового оздоровления, а также погашение требований кредиторов первой и второй очереди не позднее чем через шесть месяцев с даты введения финансового оздоровления (п. 3 ст. 84 Закона о банкротстве).

Организация и проведение процедуры финансового оздоровления возлагается на административного управляющего, в круг обязанностей которого кроме всего прочего входит рассмотрение отчетов ООО о выполнении плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности; осуществление контроля за выполнением обществом текущих требований кредиторов; в случае неисполнения ООО обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности требовать от лиц, предоставивших обеспечение указанных обязательств, исполнения ими обязанностей, вытекающих из такого обеспечения (ст.ст. 82, 83 Закона о банкротстве). В принципе для кредиторов ООО достаточно выгодно введение процедуры финансового оздоровления, т.к. если в срок общество не исполняет свои обязательства, то они вправе в упрощенном порядке получить удовлетворение своих требований за счет лиц, предоставивших обеспечение исполнения ООО обязательств (ст. 89 Закона о банкротстве).

В заключение параграфа хотелось бы остановиться еще на одном вопросе, касающемся ликвидации ООО, а именно, на исключении из государственного реестра несуществующих (фактически отсутствующих) юридических лиц. Это те  бездействующие хозяйствующие субъекты, которые длительное время не осуществляют предпринимательскую или иную уставную деятельность, не проводят операции по открытым в кредитных организациях банковским счетам, не представляют отчетность в налоговые органы. Существование таких «брошенных» юридических лиц «порождает искажение стратегического налогового планирования, затрудняет обеспечение точности расчета доходной части бюджетов всех уровней по количеству налогоплательщиков»147.

В связи с тем, что данные ООО являются «брошенными» естественно их учредители не заинтересованы в добровольной ликвидации. Поэтому гражданским законодательством на этот счет предусмотрена возможность их ликвидации в судебном порядке по требованию налогового органа, который в настоящее время является и регистрирующим. Так, например, согласно п. 3    ст. 26 Закона о регистрации  уполномоченное лицо юридического лица, зарегистрированного до вступления в силу данного закона, обязано в течение шести месяцев со дня вступления его в силу представить в регистрирующий орган сведения, предусмотренные п. 1 #M12293 0 901794532 1265885411 81 3492214381 2677098576 1656679524 77 4294967262 49560520ст. 5#S Закона о регистрации. Непредставление этих сведений является основанием принятия судом решения о ликвидации такого юридического лица в соответствии с заявлением регистрирующего органа. В Законе о банкротстве тоже содержатся положения, допускающие признание в упрощенном порядке банкротом отсутствующего должника (ст.ст. 227-230). Отсутствующим в соответствии с Законом о банкротстве должник считается в том случае если руководитель юридического лица-должника, фактически прекратившего свою деятельность, отсутствует или установить место их нахождения не представляется возможным; если его имущество заведомо не позволяет покрыть судебные расходы в связи с делом о банкротстве или если в течение последних 12 месяцев до даты подачи заявления о признании должника банкротом не проводились операции по банковским счетам должника, а также при наличии иных признаков, свидетельствующих об отсутствии предпринимательской или иной деятельности должника.  

Практика о принудительной ликвидации бездействующих хозяйственных субъектов существует148, однако она не совершенна и требует определенных затрат в том числе финансовых и временных. В связи, с чем Зеленский Ю. и  Пастушенко Е. предлагают предусмотреть административный порядок ликвидации юридических лиц, которые не имеют задолженности ни перед бюджетом, ни перед иными кредиторами, возложив при этом право на принятие решения о такой ликвидации на налоговые органы. Сама процедура определена ими следующим образом: при установлении в течение года факта повторного непредставления отчетности юридическим лицом, налоговый орган запрашивает у кредитной организации, в которой у этого юридического лица открыт банковский счет, данные о проведении (непроведении) последним операций по счетам и имеющихся денежных средствах на них. При получении из кредитной организации сведений о том, что в течение года никакие банковские операции по счету юридического лица не проводились, налоговый орган должен направить его учредителям (участникам) требование о немедленном принятии мер по ликвидации юридического лица в установленном законом порядке. При отсутствии в течение месяца с момента получения данного требования соответствующих действий со стороны учредителей (участников), а также при отсутствии возможности определения их местонахождения налоговый орган принимает решение о ликвидации юридического лица и направляет соответствующее уведомление в регистрирующий орган для исключения его из единого государственного реестра юридических лиц. А последний должен сообщить кредитной организации о таком исключении из реестра, для того чтобы она произвела закрытие банковского счета149.

Несомненно, данная процедура ликвидации «брошенных» хозяйствующих субъектов, а также тех, которые во время не привели свои учредительные документы в соответствии с требованиями законодательства150, заслуживает внимания, тем более что в настоящее время эта процедура упрощается в связи с совпадением в одном лице регистрирующих и налоговых органов, однако, на наш взгляд, в данном случае не соблюдаются права кредиторов ликвидируемого в административном порядке юридического лица. Если обнаружить налоговым органом задолженность юридического лица в бюджет или внебюджетные фонды не составляет проблем, то по иному обстоит дело с задолженностями перед другими кредиторами. Поэтому, полагаем, предложенная указанными авторами возможность всем заинтересованным лицам обращаться в арбитражный суд за защитой их нарушенного административной ликвидацией юридического лица права в течение общего срока исковой давности, не снимает проблемы. Представляется необходимым одновременно с направлением запроса в кредитную организацию поместить информацию о возможной ликвидации юридического лица в печати для выявления всех возможных его кредиторов, и соответственно в случае их обнаружения ни о какой ликвидации в административном порядке не может быть и речи, ликвидация должна производиться только с соблюдением судебной процедуры.

Таким образом, можно отметить, что некоторые положения, связанные с реорганизацией и ликвидацией ООО, на практике вызывают еще немало вопросов. Особенно это касается ликвидации ООО по причине его несостоятельности (банкротства). Насколько Закон о банкротстве 2002 сможет устранить пробелы ранее действующего законодательства и не породить новые покажет время.


Глава 3. Организационные аспекты деятельности общества с ограниченной ответственностью.

§1: Управление в обществе с ограниченной ответственностью.

Любое юридическое лицо вступает в различные гражданские правоотношения с третьими лицами через систему своих органов управления. От правильности выбора структуры органов управления и определения их компетенции напрямую зависит, во-первых, эффективность управления ООО, а, во-вторых, реализация основной цели его деятельности – извлечение прибыли, что естественно касается каждого участника общества. Таким образом, можно сказать, что управление хозяйственным обществом, в том числе и ООО – это комплекс действий, необходимых для формирования и достижения целей общества, включающий планирование, организацию, координацию и контроль, осуществляемые органами ООО151.

Следовательно, структура органов управления должна включать в себя такие управленческие звенья, которые каждый на своем уровне должны решать определенные задачи. В соответствии с этим Закон об ООО указывает на следующие органы управления ООО: общее собрание участников общества, совет директоров (наблюдательный совет), единоличный исполнительный орган (генеральный директор, президент и др.), коллегиальный исполнительный орган (правление, дирекция и др.), ревизионная комиссия. При этом необходимо отметить, что без первого и третьего органа управления ООО по закону существовать не может и эти органы управления должны присутствовать в структуре органов независимо от желания участников общества, в то время как совет директоров и коллегиальный исполнительный орган формируются только по инициативе участников ООО.

Вопросам, касающимся структуры и деятельности органов управления хозяйственных обществ в целом, и ООО в частности, посвящено достаточное количество исследований, поэтому целью настоящей работы не является их подробное освещение, в связи, с чем в данном параграфе будут отмечены лишь общие моменты функционирования и компетенции органов управления общества. Более детально следует остановиться на вопросах, вызывающих определенные разногласия как в теории, так и на практике.

Высшим органом ООО является общее собрание его участников, правомочное решать основные вопросы деятельности общества (п. 1 ст. 91 ГК, п. 1 ст. 32 Закона об ООО). Некоторые вопросы составляют исключительную компетенцию общего собрания общества, которая ни при каких условиях, в том числе по решению общего собрания, не может быть передана исполнительному органу общества, а также - совету директоров, за исключением случаев, предусмотренных Законом об ООО (например, наблюдательному совету могут быть переданы на решение вопросы, связанные с образованием исполнительных органов общества и досрочным прекращением их полномочий и др.). В общем, к исключительной компетенции общего собрания относятся вопросы об изменении устава общества, включая размер его уставного капитала, формирование и отзыв исполнительных органов общества и его ревизионной комиссии, утверждение годовых отчетов и бухгалтерских балансов общества, а также принятие решений о реорганизации и ликвидации общества. Перечисленные вопросы составляют минимум исключительной компетенции общего собрания общества, которая может быть расширена (но не уменьшена) его уставом.

По общему правилу, каждый из участников общества имеет в общем собрании число голосов, пропорциональное величине его доли в уставном капитале ООО. Однако учредители общества могут предусмотреть в уставе другой порядок определения числа голосов (например, указав, что каждый участник общества имеет в общем, собрании один голос). Порядок определения количества голосов участников может быть изменен и после учреждения общества по решению общего собрания участников, принятому единогласно.

В обществе может быть создан совет директоров (наблюдательный совет), который осуществляет общее руководство деятельностью ООО в период между общими собраниями его участников. Возможность создания совета директоров в ООО законодательно установлена впервые, в ст. 91 ГК РФ такого положения не содержится. Компетенция совета директоров, порядок его образования и деятельности, досрочного прекращения полномочий членов совета и объем полномочий председателя совета определяются уставом общества. Членами совета директоров могут быть как участники ООО, так и третьи лица. Закон об ООО не устанавливает минимальное или предельное число членов совета директоров, не определяет периодичность созыва его заседаний. Совет директоров (наблюдательный совет), также как  правление (дирекция) и генеральный директор ООО подотчетен общему собранию участников, которое утверждает их отчеты об управлении хозяйственной деятельностью общества.

Согласно п. 2 ст. 32 Закона об ООО в компетенцию совета директоров общества могут входить вопросы о формировании исполнительных органов общества и досрочном прекращении их полномочий, о совершении крупных сделок на сумму от 25 до 50% стоимости имущества общества (п. 4 ст. 46 Закона об ООО) или сделок, в которых имеется заинтересованность, на сумму, не превышающую 2% от стоимости имущества общества (п. 7 ст. 45 Закона об ООО), об организации подготовки, созыва и проведения общего собрания участников общества.

Генеральный директор (президент) ООО не может одновременно быть председателем совета директоров. Члены правления (дирекции) не могут составлять больше 1/4 состава совета директоров. Член совета директоров не может передать свое право голоса другим членам совета или третьим лицам, он обязан лично участвовать в заседаниях совета (п. 5 ст. 32 Закона об ООО) и нести ответственность за убытки, возникшие у общества в результате исполнения решений, принятых с его участием (п. 2 ст. 44 Закона об ООО).

Уставом ООО может быть предусмотрено образование ревизионной комиссии или избрание ревизора, которые избираются общим собранием участников общества на срок, определенный уставом, для осуществления контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества. Если же в ООО имеется больше чем 15 участников, то образование ревизионной комиссии является обязательным (п. 6 ст. 32 Закона об ООО).

В состав ревизионной комиссии могут быть включены любые физические лица, как являющиеся, так и не являющиеся участниками общества. При этом не допускается совмещение обязанностей члена ревизионной комиссии (ревизора) и члена совета директоров (наблюдательного совета), единоличного исполнительного органа общества или члена коллегиального исполнительного органа (п. 6 ст. 32 Закона об ООО). Количественный состав членов ревизионной комиссии зависит от решения самого общества и указывается в уставе ООО.

Основной обязанностью ревизионной комиссии (ревизора) является осуществление проверок финансово-хозяйственной деятельности общества. Для реализации этой функции она имеет доступ в любое время ко всей документации, касающейся деятельности общества, разумеется, с соблюдением конфиденциальности о полученной информации. В связи с этим п. 2 ст. 47 Закона об ООО на должностных лиц общества наложена встречная обязанность по предоставлению в устной или письменной форме ревизионной комиссии (ревизору) всех необходимых пояснений, потребность в которых возникает в ходе проверок.

При этом п. 3 ст. 47 Закона об ООО отмечено, что проведение проверок годовых отчетов и бухгалтерских балансов общества должно проводится ревизионной комиссии (ревизора) в обязательном порядке до их утверждения общим собранием участников общества. Общее собрание не вправе их утверждать при отсутствии заключения ревизионной комиссии (ревизора) по проведенной проверке.

Так как ревизионная комиссия подотчетна общему собранию участников ООО, то в случае обнаружения фактов ее недобросовестной работы общее собрание общества вправе либо переизбрать отдельных членов ревизионной комиссии либо весь ее состав до истечения срока полномочий.

Для руководства текущей деятельностью общества общее собрание участников или совет директоров ООО избирает его исполнительный орган, который может быть единоличным или единоличным и коллегиальным одновременно. Исполнительные органы ООО подотчетны общему собранию участников и совету директоров общества. В состав исполнительного органа ООО могут входить как участники общества, так и третьи лица. Более того, в ст. 42 Закона об ООО установлено, что общество может передать полномочия своего единоличного исполнительного органа профессиональному управляющему (если уставом общества такая возможность будет прямо предусмотрена) физическому лицу, зарегистрированному в качестве индивидуального предпринимателя, или юридическому лицу, действующему на основании договора с обществом (п. 4 ст. 33, ст. 42 Закона об ООО).

В случае наличия в ООО одновременно единоличного и коллегиального исполнительных органов, в его уставе должна быть определена компетенция каждого из них. При этом функции председателя коллегиального исполнительного органа ООО выполняет лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, за исключением случая, когда полномочия последнего переданы управляющему.

В компетенцию единоличного исполнительного органа в соответствии с п. 3 ст. 40 Закона об ООО входит: действие без доверенности в интересах ООО, в том числе представление его интересов и совершение сделок; выдача доверенностей на право представительства от имени общества; решение кадровых вопросов (прием на работу, перевод и увольнение работников общества и др.), а также осуществление иных полномочий, не отнесенных к компетенции общего собрания участников ООО, совета директоров и коллегиального исполнительного органа. Т.е. Закон об ООО не дает в данном случае конкретного перечня полномочий единоличного исполнительного органа, предоставив тем самым определенную самостоятельность участникам общества в решении этого вопроса.

Согласно п. 1 ст. 44 Закона об ООО члены совета директоров общества, его единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества, а также управляющий при осуществлении ими прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества добросовестно и разумно. Однако на практике, к сожалению, не всегда данное правило соблюдается, о чем свидетельствует не только количество возникающих споров о недействительности сделок152, совершенных руководителем, директором юридического лица, в том числе и ООО, но и обращение внимания Правительства РФ на «низкий уровень ответственности руководителей предприятий перед участниками (учредителями) за последствия принимаемых решений, сохранность и эффективность использования имущества предприятия, а также финансово-хозяйственные результаты деятельности предприятия. Несмотря на наличие в законодательных и иных правовых актах ряда положений, позволяющих акционерам (участникам) контролировать деятельность исполнительных органов предприятия, действенный механизм разграничения функций, полномочий и ответственности между акционерами (участниками) и управляющими еще не отлажен»153. И хотя данная Концепция была принята уже около 5 лет назад, проблема остается открытой и на сегодняшний день.

Причем одно дело, когда сделка совершается ее руководителем с нарушением, например, требований предусмотренных ст. 45 Закона об ООО, где конкретно указывается, что если сделка, в которой имеется определенная заинтересованность к примеру лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, совершена без получения согласия общего собрания участников ООО, то она может быть признана недействительной по иску общества или его участника. В данном случае суды, как правило, правильно разрешают подобные дела. В подтверждение сказанного можно привести следующее дело:

Решением от 22.06.2000 г. Арбитражным судом Самарской области были удовлетворены исковые требования ООО «Ирида»  и ООО «Шик» о признании недействительным договора от 26.02.1999 г. купли-продажи нежилого помещения площадью 116,5 кв.м., расположенного на первом этаже пятиэтажного дома в г. Сызрани.

15.06.2001 г. апелляционная инстанция своим постановлением данное решение оставила без изменения. #G0

Постановлением кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 28.08.2001 г. состоявшиеся судебные акты отменены, дело было направлено на новое рассмотрение по мотиву, что в материалах дела отсутствует баланс общества за последний отчетный период, предшествующий заключению сделки, то есть суд не истребовал сведений о стоимости активов на дату заключения спорного договора. При этом до  принятия судом решения истец уточнил основание иска, указав на заключение спорной сделки заинтересованным лицом.

Решением суда от 08.01.2002 г. договор от 26.02.1999 г., заключенный между ООО «Ирида»   и ООО «Шик» был признан недействительным.

Постановлением апелляционной инстанции от 07.03.2002 г. данное решение оставлено без изменения.

Судебные акты мотивированы тем, что спорная крупная сделка заключена заинтересованным лицом, и, кроме того, протокол собрания участников общества от 15.11.1998 г. признан решением  от 08.10.1999 г. районного суда г. Сызрани недействительным. Однако ответчик, не согласившись с судебным решением, подал кассационную жалобу, указав, что суд не располагал сведениями о стоимости активов истца на дату заключения спорного договора и, следовательно, не мог оценить сделку как крупную.

Изучив материалы дела Федеральный арбитражный суд Поволжского округа отметил, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению, указав на то, что  в соответствии со #M12293 4 901702323 25201 2982193112 4294967294 196004696 2925722980 649707172 77 2762541732ст. 45 Закона об ООО#S сделки, в совершении которых имеется заинтересованность лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, не могут совершаться обществом без согласия общего собрания участников.

Спорная же сделка была подписана директором ООО «Ирида», одновременно являвшимся учредителем ООО «Шик», при отсутствии правового основания, так как протокол общего собрания участников ООО «Ирида» от 15.11.1998 г. признан недействительным вступившим в законную силу решением Федерального районного суда г. Сызрани от 08.10.1999 г.

Довод заявителя о том, что суд не располагал сведениями, свидетельствующими о размере совершаемой сделки как крупной, опровергается материалами дела.

При таких данных коллегия Федерального арбитражного суда Поволжского округа считает, что судебные инстанции правомерно признали спорный договор недействительным, как заключенный с нарушением требований  #M12293 3 901702323 25201 2982193112 4294967294 196004696 2925722980 649707172 77 2762541732статей 45#S, #M12293 2 901702323 25202 430075683 649707172 77 430071605 2144590985 3808673085 64970716446 Закона об ООО#S. В результате чего было принято постановление о том, что решение Арбитражного суда Самарской области от 08.01.2002 г. и постановление апелляционной инстанции того же суда от 07.03.2002 г. по делу № А55-1175/00-12 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения154.

Иначе обстоит дело в том случае если при разрешении конкретных споров возникает следующий вопрос: вправе ли орган юридического лица совершать любые действия, кроме прямо запрещенных (как в предыдущем примере), либо все-таки распорядительные акты органа управления ООО должны быть ограничены целью деятельности общества? При этом не стоит забывать, что в принципе в цели деятельности ООО воплощен непосредственно интерес самих учредителей общества, поэтому поводом для столкновения интересов учредителей и общества, которое когда речь идет о сделках, сосредоточено в лице своего органа управления, является, прежде всего, направленность сделки на уменьшение реальных активов общества.

В связи с чем, думается, что ни установленная п. 2 ст. 44 Закона об ООО ответственность за убытки, причиненные обществу виновными действиями (бездействием) членами совета директоров общества, единоличным исполнительным органом ООО, членами коллегиального исполнительного органа общества и управляющим ООО,  ни осознание  проблемы, складывающейся при взаимоотношениях между руководителем юридического лица и его участниками (учредителями), на уровне Правительства РФ, ни досрочное смещение директора, ни даже привлечение к уголовной ответственности виновных лиц  не приводит к реальному разрешению этих вопросов. Вряд ли у руководителя  ООО найдутся средства для возмещения причиненных обществу его виновными действиями или бездействием реальных убытков, поэтому весьма условно в этом случае можно говорить о восстановительном характере ответственности руководителя. На данный момент справедливо обращает внимание В. Ярков, указывающий, что «вряд ли при значительном размере убытков можно говорить о компенсационном характере ответственности управляющего»155, хотя гражданский оборот требует именно полного восстановления утраченного. И хотя данное высказывание относится к акционерным обществам, мы полностью может применить его и к подобным ситуациям, складывающимся при осуществлении деятельности ООО.

Поэтому мы присоединяемся к мнению К.И. Скловского о том, что применение реституции может являться одним из выходов из данной ситуации, обеспечивающих возврат переданного третьим лицам имущества общества156. Автор допускает возможность решения данной проблемы при помощи признания сделки, заключенной руководителем (или иным органом управления ООО), недействительной на основании ст. 174 ГК РФ, регулирующей ситуацию выхода органа юридического лица за пределы своих полномочий.

Для признания таких сделок недействительными необходимо наличие ряда условий. Во-первых, требование о признании сделки таковой может быть предъявлено только лицом, в интересах которого установлены учредительными документами ограничения полномочия органа управления юридического лица, т.е. в нашем случае такими лицами могут являться сами участники ООО. Во-вторых, этим лицом должно быть доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о наличие подобных ограничений. Так, рассматривая одно из дел, Президиум ВАС РФ отметил, что если в заключенном договоре указано, что генеральный директор действует на основании устава, это предполагает обязанность контрагента ознакомиться с уставом, и наличие в уставе правила о совершении таких сделок с согласия правления общества дает основания для признания заключенного договора недействительным в силу ст. 174 ГК РФ157.

Однако даже при наличии указанных условий в соответствии со ст. 174 ГК РФ решение вопроса о признании сделки недействительной принадлежит суду, который может и не признать ее таковой, на основании, например, частичного исполнения сделки.

Обосновывая свое мнение, К.И. Скловский указывает, что определять объем полномочий необходимо не с точки зрения формального сравнения оспариваемой сделки с перечнем запретов и дозволений, содержащихся в учредительных документах ООО, что чаще всего встречается на практике, а с точки зрения анализа направленности сделки, исходя «из содержания полномочий не просто как переданной компетенции, допускающей только количественные сопоставления, но как юридического основания действий в чужом интересе»158. Т.е. в нашем случае противоречие интересу учредителей (участников) ООО, влекущее исчезновение самого основания сделки, «т.е. полномочия, причем полномочие исчезает не вовсе, а только применительно к сделке, совершенной вопреки той цели, для которой дано правомочие»159. Здесь действует принцип, используемый в теории института представительства, относительно того, что полномочие существует лишь постольку, поскольку оно осуществляется в чужом интересе, в данном случае в интересе участника ООО.

Попробуем разобраться в предложенном К.И. Скловским варианте решения данной проблемы на основании одного из дел, которое непосредственно и побудило искать его выходы из создавшейся ситуации.

Т. и Р. были учредителями в равных долях ООО "ВиА", занимающегося предоставлением транспортных услуг. Директором общества являлся Р. После того как между учредителями возник конфликт, Р. как директор заключил договор с К. (своей родной сестрой) о продаже ей объекта недвижимости производственного здания стоимостью более 300 млн. руб., которое было единственным реальным активом, за 32 млн. руб. Деньги от покупателя в общество не поступили.

Договор был оспорен в суде как незаконный и притворный, в том числе и по тому мотиву, что директор вышел за пределы своей компетенции160.

При этом, не следует забыть, что для признания сделки, совершенной с выходом за пределы полномочий органа юридического лица, недействительной на основании ст. 174 ГК РФ необходимо еще доказать недобросовестность третьего лица. При формальном подходе определения объема полномочий руководителя ООО путем простого сопоставления имевшихся и предъявленных третьему лицу полномочий доказать недобросовестность третьей стороны весьма проблематично. Если же пойти по пути сопоставления совершенной сделки общему интересу учредителей ООО, т.е. с точки зрения оценки содержания полномочия, то это позволяет говорить о добросовестности или недобросовестности третьего лица. Из анализа приведенного выше дела видно, что мало того, что сделка была совершена по цене почти в 10 раз ниже реальной стоимости имущества, так еще на счет ООО эти деньги не поступили. Естественно, что в данном случае можно утверждать не только, что директор вышел за пределы своих полномочий, но и, что другая сторона по сделке явно действовала недобросовестно. Как видно данное дело можно было разрешить, применив ст. 174 ГК РФ, хотя суд пошел по иному пути. И это не единичный случай из практики.

Исходя из сказанного, необходимо отметить, что участники ООО должны подходить серьезно ко всему комплексу вопросов, связанных с органами управления общества, т.к. в этом случае они могут в большей степени быть уверены, что органы управления общества не смогут использовать свои полномочия в ущерб имущественным интересам самих участников. Более того, от правильности выбора структуры управления ООО и определения их компетенции напрямую зависит эффективность достижения главной цели создания ООО – извлечение прибыли, что естественно касается каждого участника общества.

§2. Права и обязанности участников общества с ограниченной ответственностью.

Правовое положение участников ООО раскрывается через их права и обязанности. Необходимо, чтобы как сами участники общества, так и члены его органов управления хорошо разбирались в данном вопросе. Хотя на практике нередки случаи, когда участники ООО не имеют полного представления об объеме своих прав и обязанностей, предусмотренных действующим законодательством. Например, встречаются ситуации, когда лица, уже выбрав в качестве организационно-правовой формы ООО, в процессе его деятельности узнают о существовании такой отличительной особенности общества, как наличие права свободного выхода из ООО участника без согласия остальных участников и общества. И может быть, зная в полной мере все свои права и обязанности, они и не выбрали бы подобную организационно-правовую форму.

В п. 1 ст. 67 ГК РФ императивно закреплен минимум прав участников хозяйственных обществ, который может быть расширен применительно к отдельным видам обществ ГК РФ, специальными законами о хозяйственных обществах, в нашем случае Законом об ООО и учредительными документами. Напротив ограничить права участников, содержащиеся в указанной статье, учредительными документами нельзя, так как данный перечень носит императивный характер. Согласно указанной норме участники общества вправе участвовать в управлении делами общества; получать информацию о деятельности общества; знакомиться с бухгалтерскими книгами и иной документацией общества; принимать участие в распределение прибыли; получать в случае ликвидации часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость.

Если обратиться к ст. 8 Закона об ООО, посвященной правам участников общества, то увидим, что она повторяет положения ст. 67 ГК РФ, добавив лишь право на свободный выход из ООО и право на отчуждение своей доли (ее части) участникам общества. При этом в данной статье указано, что участники имеют и другие права, предусмотренные Законом об ООО. Причем если провести анализ норм указанного Закона, то обнаружится, что положения, прямо или косвенно, регулирующие права участников, закреплены во многих его статьях – ст. 10, 12, 21, 22, 26, 28 и др. Поэтому для того, чтобы четко представлять характер и направленность этих прав многие авторы, придерживаясь различных критериев, пытаются привести классификацию прав участников ООО. Так, например, С.Д. Могилевский делит права участников ООО на дополнительный и основные, последние из которых в свою очередь подразделяет на безусловные и права с условием161. Позволим не согласиться с подобной классификацией, во-первых, основные права участников общества определены не только Законом об ООО, как указывает автор, но, полагаем, и нормами ГК РФ. Во-вторых, не совсем ясен критерий разграничения прав участников на безусловные и права с условием. С одной стороны автор справедливо отмечает, что права с условием возникают в связи с наличием определенных условий, с другой он акцентирует внимание на том, что безусловные права носят императивный характер и поэтому не могут быть исключены и ограничены участниками общества или его органами управления. Получается, что все права с условием не могут носить императивный характер и, следовательно, могут ограничиваться и исключаться участниками ООО или органами управления. Однако как, например, быть с правом участников общества требовать в судебном порядке исключения участника из общества. Бесспорно, данное право относится к правам с условием, так как его реализация напрямую зависит от наличия ряда условий, но разве, исходя из логики автора, могут участники ООО или его органы управления каким-либо образом ограничить данное право, а тем более исключить, учитывая, что данное положение является императивным.

Существует еще и наиболее распространенная классификация прав участников ООО, которая в зависимости от вида участия членов ООО в деятельности общества разделяет их права на имущественные и неимущественные162, и, несмотря на то, что она является традиционной все же не у всех авторов находит поддержку.  И хотя дискуссия относительно классификации прав участников ООО носит в большей степени теоретический, нежели практический характер, она все-таки необходима для возможности детального рассмотрения данных прав ввиду их «разбросанности» по различным нормам Закона об ООО. Для удобства освещения вопроса о правах участников ООО мы будет придерживаться последней из приведенных классификаций.

Сразу следует отметить, что целью данного вопроса не является рассмотрение всего перечня прав участников ООО, так как по многие из них уже достаточно подробно освещены в научной литературе, поэтому буду затронуты только те, реализация которых на практике порождает, на наш взгляд, определенные проблемы.

К числу неимущественных прав участников ООО в соответствии с ГК РФ и Законом об ООО относятся:

- право на участие в управлении обществом;

- право на получение информации о деятельности общества;

- право на ознакомление с документацией общества, в том числе с  бухгалтерскими книгами;

- право требовать проведения аудиторской проверки;

- право принимать участие в распределении прибыли.

Включение последнего права участников ООО в список неимущественных, вопреки сложившемуся мнению, что это имущественное право, обосновывается, прежде всего, тем, что оно реализуется путем участия участников в работе общего собрания общества и голосования «за» или «против» относительно вопроса распределения прибыли. Это доказывает и разница в законодательной формулировке данного права – «участвовать в распределении прибыли» в отличие от права «получать в случае ликвидации общества часть имущества…». Так, непосредственно участвуя в голосовании на общем собрании ООО относительно вопроса распределения прибыли общества, участник реализует свое неимущественное право (участие в общем собрании). Если же решение о выплате будет принято, то тогда общество обязано приступить к такой выплате и здесь уже возникают имущественные отношения, если такое решение не будет принято – то и соответствующие отношения не возникнут.  Эта ситуация доказывает, что неимущественные отношения связаны с имущественными, и зачастую в процессе реализации неимущественного права участника общества происходит возникновение, изменение и прекращение имущественных правоотношений.

Относительно неимущественных прав участников ООО хотелось бы еще отметить следующее. Как правило, право на информацию и право на ознакомление с документацией общества отождествляют, хотя, полагаем, назначение и содержание этих прав различны. Если участник ООО требует от общества получение какой-то информации, то общество, в лице своих органов управления, самостоятельно решает какого рода информацию предоставлять, в каком объеме и в какой форме и не факт, что такая информация будет достоверной. Кроме того, информацию о деятельности общества, участник ООО может получить косвенным образом, например, участвуя в работе общего собрания. Требование же об ознакомлении с документацией ООО предполагает, что участнику должны быть предоставлены именно те документы, которые были им запрошены. И, соответственно, такой участник на основании полученных документов будет самостоятельно делать выводы по интересующим его вопросам, в отличие от участника, затребовавшего информацию и вынужденного полагаться на достоверность выводов, сделанных самим обществом.

Перечень имущественных прав участников ООО, по сравнению с перечнем неимущественных прав, является более расширенным, к ним относятся:

- право на участие в распределении прибыли, возникшее после принятия соответствующего решения на общем собрании общества;

- право на ликвидационную стоимость;

- право требовать исключения из общества одного из его участников;

- право продажи или иного отчуждения доли (ее части) одному или нескольким участникам общества либо третьим лицам;

- преимущественное право приобретения доли;

- право свободного выхода из общества;

- право внесения дополнительных вкладов в уставный капитал общества.

Продажа доли163 (ее части) влечет переход соответствующих прав к приобретателю. Если в качестве приобретателя доли164 выступает участник общества, то речь идет об увеличении размера его доли, а если приобретатель - третье лицо, то оно должно быть принято в число участников ООО. Соответственно в первом случае меняется установившееся ранее соотношение долей участников, во втором - появляется новый участник. И то, и другое может не соответствовать интересам прежних участников общества, что еще раз доказывает, что персональный состав в данной организационно-правовой форме играет далеко не последнюю роль. 

В связи с этим ст. 21 Закона об ООО предусматривает возможность закрепления в уставе общества условия о необходимости получения согласия общества или других его участников на уступку доли другому участнику (участникам)165 общества либо запрета на продажу или иную уступку доли  третьим лицам, не являющимся участниками общества. При этом доля участника ООО может быть отчуждена до полной ее оплаты только в той части, в которой она уже оплачена.

В зависимости от правил, установленных или не установленных уставом ООО, существуют различные механизмы реализации права участника на уступку своей доли. Самый простой вариант – это если указанные ограничения в уставе ООО не содержатся, то тогда каждый участник общества вправе произвести отчуждение своей доли как другому участнику или участникам общества, так и третьему лицу или третьим лицам.

Иначе обстоит дело, если такие ограничения имеются. В случае необходимости в соответствии с уставом ООО получения согласия общества на уступку доли другим участникам общества, такое согласие будет считаться полученным, если в течение 30 дней или иного срока, предусмотренного уставом, получено письменное согласие  общества на уступку доли либо от общества не получено письменного отказа на такое обращение. При необходимости - согласия участников ООО действует аналогичное правило, отличающееся от предыдущего лишь тем, что письменное согласие должно поступить от всех участников общества, а письменный отказ – не получен ни от одного из них166.

В случае отказа участнику ООО на уступку доли в уставном капитале само общество по требованию этого участника обязано приобрести принадлежащую ему долю с выплатой участнику общества действительной стоимости отчуждаемой доли или с выдачей ему в натуре имущества такой же стоимости (при условии его согласия на это)167.

По-другому решается вопрос, если уставом ООО допускается уступка доли в уставном капитале общества третьим лицам, т.е. либо в уставе указано, что такая уступка доли разрешается, либо вообще отсутствуют какие-либо правила на этот счет. В этом случае в обязательном порядке должно соблюдаться преимущественное право остальных участников на покупку отчуждаемой доли (п. 4 ст. 21 Закона об ООО).

Нормы данной статьи не указывают необходимо ли получать в каждом конкретном случае согласие на отчуждение доли  участия в уставном капитале третьему лицу либо можно ограничиться общим разрешением на такое отчуждение доли третьим лицам? Хотя в п. 2 ст. 23 Закона об ООО содержится положение, предусматривающее, что если  уставом требуется получение согласия на уступку доли третьему лицу и такое согласие не получено, то по требованию участника общество обязано приобрести принадлежащую ему долю, т.е. законодатель допускает установление уставом общества такой возможности. Думается, более логичным было бы предусмотреть возможность получения согласия в каждом конкретном случае отчуждения доли третьим лицам в зависимости от личности последнего все-таки в ст.21 Закона об ООО, так как на наш взгляд,  данный вопрос является весьма важным. На практике может сложиться ситуация, когда личность третьего лица, которому предполагается передать долю участия в уставном капитале, будет играть в каждом конкретном случае не последнюю роль. Например, приобретателем отчуждаемой доли может оказаться лицо, ранее исключенное из ООО в соответствии со ст. 10 Закона об ООО за грубое нарушение своих обязанностей или за совершение действий, делающих невозможным осуществление обществом своей деятельности, либо лицо, деловая репутация которого в сфере бизнеса небезупречна. Естественно в указанных случаях как само общество, так и остальные его участники будут не заинтересованы во вступлении такого лица в ООО, однако, наличие в уставе общества лишь общего разрешения (без указания на необходимость получения такого согласия в каждом конкретном случае) на отчуждение доли участия в уставном капитале, при соблюдении ряда условий, вполне допускает подобные ситуации, поэтому учредители ООО при разработке и утверждении устава должны помнить об этом.

Из обязательного правила о соблюдении преимущественного права приобретения доли, отчуждаемой третьим лицам, имеются исключения относительно наследников граждан и правопреемников юридических лиц, являющихся участниками общества, а также участников ликвидируемого юридического лица – участника ООО, которые подпадают под категорию третьих лиц. В этом случае переход к этим лицам доли в уставном капитале ООО возможен даже при содержащемся в уставе общества запрете на отчуждение доли третьим лицам, но данная возможность согласно п. 7 ст. 21 Закона об ООО может связываться с необходимостью получения согласия остальных участников общества на такой переход доли, предусмотренной его уставом. Причем согласие должны выражать именно участники ООО, а не само общество, как в предыдущих случаях.

Кроме того, преимущественное право приобретения доли, не применяется при безвозмездном отчуждении доли третьим лицам. Нормой п. 5 ст. 21 Закона об ООО предусмотрено, что уставом ООО может быть установлена необходимость получения согласия общества или остальных участников ООО на уступку доли участника общества третьим лицам иным образом, чем продажа, что позволяет обществу или его участникам соглашаться или не соглашаться на переход доли к третьему лицу, например, по договору мены, дарения или по завещанию.

Во всех остальных случаях отчуждения доли участника общества должно соблюдаться преимущественное право покупки этой доли остальными участниками или обществом, если в отношении последнего данное право предусмотрено уставом ООО и другие участники не воспользовались своим преимущественным правом на приобретение доли. При этом если отчуждение доли произошло с нарушением преимущественного права покупки, любой участник общества и (или) общество вправе в течение 3 месяцев с момента, когда они узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя (п. 4 ст. 21 Закона об ООО). Уступка указанного преимущественного права в соответствии с Законом об ООО не допускается.

Преимущественное право приобретения доли представляет собой право любого участника ООО, а в случаях предусмотренных уставом и общества на предпочтительное перед посторонними лицами приобретение продаваемой одним из участников общества соей доли в уставном капитале общества. Включение законодателем данного права в права участников ООО обосновано, прежде всего, стремлением оградить участников общества от рисков, связанных с появлением в их числе новых, посторонних лиц, что, несомненно, доказывает, что ООО представляет одновременно и союз капиталов, и союз лиц.

Реализуется преимущественное право приобретения доли путем направления письменного сообщения остальным участникам и обществу о предполагаемой продаже доли в уставном капитале. Причем законодатель указывает лишь на то, что в таком уведомлении должна содержаться цена и иные условия продажи, не раскрывая, что подразумевается под иными условиями продажи доли, полагаясь, видимо, на добросовестность участников правоотношений и обычаи делового оборота. Полагаем, что если в уставе общества будет предусмотрена возможность решения вопроса об отчуждении доли третьему лицу в зависимости от того, кто непосредственно является этим третьи лицом, то в такое уведомление должны включаться индивидуализирующие третье лицо сведения, намеревающегося приобрести долю участия в ООО. Это необходимо для того, чтобы участники, отказавшись сами в покупки данной доли, смогли принять решение относительно возможности принятия в ООО конкретного лица (физического или юридического) готового приобрести долю участия. В случае же их отказа общество будет обязано приобрести такую долю в соответствии с правилами ст. 23 Закона об ООО.

Для осуществления преимущественного права приобретения доли участия в уставном капитале общества Законом об ООО установлен срок в один месяц со дня извещения остальных участников и общества, который может быть увеличен или уменьшен уставом общества.

Участники, пожелавшие воспользоваться преимущественным правом приобретения уступаемой доли, пользуются своими преимущественными правами в объеме, прямо пропорциональном их долям в уставном капитале, хотя Закон об ООО допускает в уставе общества предусмотреть возможность осуществления преимущественного права непропорционально размерам долей участников общества (ст. 21).

Следует отметить, что на практике правило о преимущественной покупки доли участника общества чаще всего обходится, например, следующим образом: участник ООО, решивший продать свою долю в уставном капитале, дарит ее незначительную часть будущему покупателю, а затем уже оставшаяся часть доли продается последнему как полноправному участнику ООО168.

По общему правилу к приобретателю доли в уставном капитале ООО переходят все и права и обязанности участника общества, возникшие до уступки указанной доли, за исключением дополнительных прав и обязанностей (п. 6 ст. 21 Закона об ООО). Это означает, что вся совокупность прав и обязанностей, принадлежащих отчуждателю доли в уставном капитале общества переходит к ее новому владельцу, при этом нельзя передать только какие-нибудь определенные права и обязанности, хотя на практике иногда возникают вопросы относительно того могут ли принадлежать приобретателю доли в уставном капитале ООО те или иные права и обязанности.

Например, Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа была рассмотрена кассационная жалоба ЗАО «Форум-АПИ» на решение от 26.04.2002 г. и постановление апелляционной инстанции от 24.06.2002 г. Арбитражного суда Республики Коми по иску ЗАО "Форум-АПИ" к ООО "Комикаве" и ООО "Комилэн" о признании недействительным договора купли-продажи от 25.08.1999 г., совершенного между ответчиками.

В своем исковом заявлении истец указал, что данный договор заключен заинтересованным лицом без соблюдения предусмотренного Законом об ООО особого порядка совершения таких сделок, а потому в силу #M12293 0 901702323 1265885411 25201 2982193112 4294967294 196004696 2925722980 649707172 77статьи 45 Закона об ООО#S может быть признан судом недействительным по иску участника общества, коим и является истец.

Решением по делу от 26.04.2002 Арбитражный суд Республики Коми в удовлетворении иска отказал, так как признал, что на дату совершения оспариваемой сделки ЗАО "Форум-АПИ" не было участником или учредителем ООО "Комикаве", а потому договор купли-продажи от 25.08.1999 г. не затрагивает интересов истца.

Апелляционная инстанция постановлением от 24.06.2002 оставила решение без изменения по тем же основаниям.

Изучив документы кассационного производства, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа нашел обжалуемые судебные акты подлежащими отмене в связи с неправильным применением судом норм материального права.

Из материалов дела видно, что 25.08.1999 ООО «Комикаве» (продавец) и ООО «Комилэн» (покупатель) заключили договор купли-продажи ленточно-пильного комплекса «Гравитон» стоимостью 76 492 рубля 71 копейка.

Согласно уставу ООО «Комикаве», зарегистрированному администрацией г. Ухты 09.09.1997 г., единственным его участником являлось ОАО «Коминефть».

31.05.2001 г. Совет директоров ОАО «Коминефть» принял решение о продаже 100 % доли в уставном капитале ООО «Комикаве» в связи с отсутствием экономического интереса.

В августе 2001 г. доля в уставном капитале ООО «Комикаве» приобретена ЗАО «Форум-АПИ», которое обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с иском о признании недействительным указанного договора.

Кассационная инстанция совершенно справедливо посчитала ошибочным вывод суда о том, что ЗАО «Форум-АПИ» не вправе обращаться в суд с иском данного основания, так как оспариваемый договор от 25.08.1999 г. не затрагивает интересов истца, ставшего участником общества ООО «Комикаве» лишь 08.08.2001 г.

При этом третья инстанция указала на то, что в силу ст. #M12293 0 901702323 1265885411 24569 3448784112 988162 4191076244 988162 18505936 102150732021 Закона об ООО#S к приобретателю доли в уставном капитале общества переходят все права и обязанности участника общества, возникшие до уступки указанной доли.

Таким образом, ЗАО «Форум-АПИ», будучи участником общества, вправе было в силу прямого указания п. 5 ст. 45 Закона об ООО, корреспондирующегося с п. 2 #M12293 0 9027690 1265885411 7617722 3971025463 4 1384001003 649707172 77 2762541724ст. 166 ГК РФ#S, заявлять иск о признании недействительной сделки, в совершении которой имеется заинтересованность.

В соответствии с чем постановлением Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа решение от 26.04.2002 г. и постановление апелляционной инстанции от 24.06.2002 г. Арбитражного суда Республики Коми было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение169.

Помимо того, что участник ООО может добровольно прекратить свое членство в составе участников общества посредством уступки доли в уставном капитале ООО, подобного результата он может также достичь путем реализации своего права на свободный выход из общества, предусмотренного ст. 94 ГК РФ и ст. 26 Закона об ООО. Согласно данным нормам участник ООО может в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества. Правило о свободном выходе является императивным: в п.27 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8 указано, что условия учредительных документов общества с ограниченной ответственностью, лишающие участника права свободного выхода либо ограничивающие это право, должны рассматриваться как ничтожные.

Необходимость и обусловленность такого правомочия вызывают наибольшие споры в юридической литературе170, в том числе и в связи с тем, что в таком виде оно неизвестно более ни одному развитому рыночному законодательству171. Естественно, что выход участника ООО, особенно серия выходов, а точнее выплата таким участником действительной стоимости их доли, может свести производственный потенциал общества к нулю. Однако, полагаем, что учредители ООО, выбрав подобную организационно-правовую форму, согласились с правом на свободный выход из общества как, пожалуй, с главным отличием от акционерного общества.

С момента подачи участником ООО заявления о выходе из общества его доля переходит к обществу и с этого же момента он лишается всего объема прав и обязанностей, которые были присущи ему как участнику данного общества. Исключением из этого правила является сохранение за таким участником обязанности перед обществом по внесению вклада в имущество ООО, возникшей до подачи заявления о выходе из общества (п. 4 ст. 26 Закона об ООО). При этом зачет вклада в счет суммы, выплачиваемой выходящему из общества участнику, исключен (п. 1 ст. 16 Закона об ООО), но стоимость доли ему выплачивается обществом пропорционально оплаченной части вклада (п. 2 ст. 26 Закона об ООО).

В свою очередь ООО обязано выплатить участнику, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, которая должна соответствовать части стоимости чистых активов172 общества, пропорциональной размеру доли участника и определяемой на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление либо с согласия участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости. Данные действия ООО обязано совершить в шестимесячный срок с момента окончания финансового года, в течение которого было подано заявления заявление о выходе, если меньший срок не предусмотрен уставом ООО.

Как мы видим с того момента, когда участник подал заявление о выходе из ООО и утратил соответственно все свои права и обязанности, до момента выплаты ему действительной стоимости доли или выдачи имущества в натуре такой же стоимости, может пройти достаточно большое количество времени, особенно, если предположить, что заявление о выходе подается в начале финансового года, тогда до получения действительной стоимости доли или имущества может пройти около 1,5 лет. Однако позволим себе не согласиться с мнением С.Ю. Филипповой о том, что все права, связанные со статусом участника общества, например, такие как участие в управлении делами общества, участие в распределении прибыли и др., должны сохраняться у лица, подавшего заявление о выходе из общества, до выплаты действительной стоимости доли173.

Несомненно, бывший участник ООО до момента выплаты ему действительной стоимости доли имеет непосредственный имущественный интерес в деятельности общества, хотя уже не может влиять на эту деятельность в связи с отсутствием у него прав участника общества. Но при этом не стоит, наверное, все-таки оставлять ему все без исключения права, так как он может различными способами препятствовать или затруднять деятельность общества, не являясь участником общества как таковым (например, не являться на общие собрания ООО, не давать согласие, если оно необходимо, на совершение крупных сделок и т.п.). Однако лишать бывшего участника ООО всех прав – это тоже крайность, так как остальные участники общества, воспользовавшись подобной ситуацией (отсутствием у выбывающего участника какой-либо информации о деятельности общества)  могут совершить ряд мнимых сделок для уменьшения стоимости чистых активов общества.

Поэтому, полагаем, необходимым до момента фактической выплаты участнику, подавшему заявление о выходе из ООО, действительной стоимости доли или выдачи имущества в натуре такой же стоимости, оставить за этим участником право на получение информации о деятельности общества и на ознакомление с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами общества порядке, право требовать проведения за свой счет аудиторской проверки, а также право на обжалование в судебном порядке решения органов управления, нарушившего право участника на получение действительной стоимости доли или имущества в натуре такой же стоимости. Т.е., например, в том случае если в результате осуществления данных прав выбывающий участник ООО обнаружит, что обществом в течение указанного периода времени, совершена сделка, направленная на фактическое уменьшение действительной стоимости его доли, то он сможет обратиться в суд с исковым требованием о признании такой сделки недействительной. Представляется, что внесение подобных изменений в Закон об ООО позволило бы ускорить расчеты общества с бывшим участником, так как обществу невыгодно было бы затягивать на длительное время свои отношения с лицом, чьи интересы вступили в противоречие с интересами и целями деятельности общества, тем более с лицом, которое имеет право на получение информации о деятельности общества, а главное – на  ознакомление с его бухгалтерскими книгами и иной документацией.

Но в тоже время для того, чтобы обезопасить как само общество, так и остальных его участников от злоупотреблений со стороны бывшего участника, необходимо оставить за ним обязанность не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества.

В случае же нарушения должником (ООО) срока выплаты действительной стоимости доли бывшему участнику общества, и отсутствия в уставе специальных правил на этот счет, на эту сумму должны быть начислены проценты в порядке ст. 395 ГК РФ с момента истечения шестимесячного срока (если уставом общества не установлен иной срок) до фактического расчета с выбывшим участником общества.

Помимо прав у участника ООО естественно существуют и определенные обязанности. В п. 2 ст. 67 ГК РФ указано, что участники хозяйственных обществ обязаны вносить вклады в порядке, размерах, способами и в сроки, которые предусмотрены учредительными документами общества; не разглашать конфиденциальную информацию, а также нести иные обязанности, предусмотренные его учредительными документами. Однако в п. 3 ст. 87 ГК РФ установлено, что наряду с ГК РФ обязанности участников ООО определяются Законом об ООО. Ввиду того, что данная норма носит специальный характер по отношению к норме ст. 67 ГК РФ, то в несогласованной части отменяет ее. Таким образом, к обязанностям участника ООО в соответствии с ГК РФ и Законом об ООО, наряду с двумя перечисленными можно отнести следующие:

- обязанность предоставления обществу денежной компенсации в случае прекращения у общества права пользования имуществом до истечения срока, на который данное имущество передано участником в пользование (п. 3 ст. 15 Закона об ООО). Сумма компенсации определяется как сумма платы за пользование таким же имуществом на подобных условиях в течение оставшегося срока. Денежная компенсация должна предоставляться единовременно в разумный срок с момента предъявления обществом требования о ее предоставлении, если иной порядок не установлен решением общего собрания участников ООО, которое принимается без учета голосов участника общества, передавшего обществу в качестве вклада в уставный капитал право пользования имуществом, которое прекратилось досрочно.

- обязанность письменного извещения участников общества и само общество о намерении продать долю (ее часть) участия третьему лицу с указанием цены и иных условий продажи (п. 4 ст. 21 Закона об ООО). Данная обязанность была рассмотрена при изучении вопроса о реализации преимущественного права приобретения доли.

- обязанность лица, уступившего неоплаченную (не полностью оплаченную) долю участия в уставном капитале либо вышедшего из общества, по внесению вклада в имущество общества, возникшую до уступки указанной доли (п. 6 ст. 21, п. 4 ст. 26 Закона об ООО).

Остановимся более подробно на обязанности по внесению вкладов в уставный капитал ООО при его учреждении, предусмотренной ст. 16 Закона об ООО. Данная обязанность возлагается на всех без исключения учредителей общества. Обязательное требование к каждому вкладу состоит в том, что его стоимость не может быть меньше номинала доли данного учредителя, так как суммой номиналов долей всех участников определяется размер зарегистрированного уставного капитала общества. Поэтому не допускается освобождение кого-либо из учредителей от обязанности внести в уставный капитал имущество для оплаты своей доли, в том числе путем зачета имеющихся у него требований к обществу (п. 2 ст. 90 ГК, п. 1 ст. 16 Закона об ООО). 

При этом законодатель предоставляет учредителям ООО значительную рассрочку по оплате своих долей  - до одного года с момента государственной регистрации общества, если учредительными документами общества не предусмотрен более короткий срок такой оплаты или внесения соответствующего имущества. В случае же если участник ООО не внесет в срок свой вклад в уставный капитал общества в полном размере, его доля по общему правилу перейдет к обществу (п. 3 ст. 23 Закона об ООО), хотя уставом общества может быть предусмотрено, что к обществу перейдет только часть доли, пропорциональная неоплаченной части вклада.

Помимо обязанности по внесению вкладов в уставный капитал общества у участников ООО может возникнуть обязанность по внесению вкладов в имущество общества, если эта обязанность непосредственно предусмотрена его уставом. Причем такая обязанность либо предусматривается уставом общества при его учреждении либо путем внесения изменений в устав по решению общего собрания участников общества, принятому единогласно (ст. 27 Закона об ООО).

Полагаем, данная обязанность относится к так называемым дополнительным обязанностям174 участников общества. Возможность существования дополнительных прав и обязанностей предусмотрена ст.ст. 8, 9 Закона об ООО. В соответствии с нормами данных статей к дополнительным правам и обязанностям относятся, во-первых, те права и обязанности, которые не указаны в пунктах 1 этих статей, а, во-вторых, те – которые устанавливаются уставом общества при его учреждении либо решением общего собрания участников ООО, принятым единогласно.

Дополнительные права и обязанности могут быть предоставлены как всем участникам, так и определенному участнику общества. Дополнительные права и обязанности, предоставленные конкретному участнику ООО, в случае отчуждения его доли (части доли) к ее приобретателю не переходят.

Непосредственным основанием для возложения дополнительных обязанностей на определенного участника ООО служит решение общего собрания участников общества, которое должно быть вынесено не менее чем 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества. При этом участник, на которого возлагаются подобные обязанности, должен или проголосовать за такое решение или дать на это письменное согласие.

Как правило, такого рода обязанности сводят к личному участию в деятельности общества либо оказанию участником  каких-либо услуг ООО. Хотя, представляется, более характерны в данном случае обязанности по внесению вкладов в имущество общества, которые в соответствии со ст. 27 Закона об ООО не могут возлагаться на участников общества иначе как на основании устава общества, допускающего такую возможность возложения дополнительных обязанностей по внесению вкладов в имущество ООО. Обязанность по внесению вкладов в имущество общества предусматривается либо уставом ООО при учреждении последнего, либо путем внесения изменений в устав общества по решению общего собрания участников общества, принятому единогласно. Более того, для конкретного возложения на участников общества подобной обязанности требуется решение общего собрания участников общества, принятое большинством не менее 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия такого решения не предусмотрена уставом ООО.

Дополнительные вклады в имущество общества в отличие от вкладов в уставный капитал не изменяют размеры и номинальную стоимость долей участников общества в уставном капитале, и по общему правилу должны вноситься деньгами, если иное не предусмотрено уставом общества.

В п. 2 ст. 27 Закона об ООО предусматривается возможность установления в уставе ООО максимальной стоимости вкладов в имущество общества, вносимых всеми или некоторыми участниками общества, что, безусловно, является одним из эффективных механизмов защиты интересов участников. Но данный механизм действует только в том случае, если он непосредственно установлен уставом общества, других же способов защиты имущественных интересов участников общества «от чрезмерных поборов» со стороны общества Закон об ООО не содержит. Утверждение устава общества, приобретение доли в уставном капитале общества, голосование за внесение изменений в устав ООО все это дает возможность в дальнейшем обязать участника общества внести дополнительный вклад в имущество общества помимо его прямо выраженной воли (при голосовании на общем собрании против решения о внесении вкладов). Вместе с тем, весьма допустим на практике вариант, описанный С.Д. Могилевским, при котором включение в устав при учреждении ООО обязанности по внесению дополнительных вкладов в имущество общества «в дальнейшем может быть использовано для создания искусственной ситуации, когда “неимущие” участники общества, не способные конкурировать с более “богатыми” участниками, не смогут выполнить эту обязанность, что может повлечь их исключение по основанию “грубое нарушение обязанностей”»175, предусмотренному ст. 10 Закона об ООО.

В зарубежном законодательстве предусмотрено два способа ограничения внесения дополнительных вкладов: первый заключается в фиксировании максимального размера вклада, который можно потребовать с участника, а второй – в предоставление участнику возможности освободится от обязанности внесения вклада путем выхода из общества, не ограничивая при этом предельную сумму дополнительных вкладов176.

В соответствии с российским законодательством прерогатива устанавливать какие-либо ограничения, связанные с внесением вкладов в имущество общества, полностью принадлежит участникам общества (п. 2 ст. 27 Закона об ООО), т.е. императивных способов защиты интересов участников общества в действующем законодательстве не содержится. Поэтому даже если участие в ООО, по мнению участника общества, становиться для него слишком обременительным, он может прекратить свое участие в обществе, а точнее связанные с ним дополнительные вклады в имущество общества, только на будущее время, так как согласно п. 4 ст. 26 Закона об ООО возникшая обязанность по внесению таких вкладов должна выполняться участником даже при условии его выхода их общества.

С.Ю. Филиппова предлагает следующее законодательное решение данной проблемы: в Законе об ООО необходимо установить «правило, в силу которого участник, голосовавший против принятия такого решения о внесении дополнительного вклада, в случае принятия такого решения имеет право освободиться от обязанности по внесению дополнительного вклада, подав в течение определенного срока с момента принятия решения заявления о выходе из общества»177.

Безусловно, данное правило, предложенное С.Ю. Филипповой, направлено на защиту интересов участников общества, однако, думается, что оно имеет и некоторые негативные последствия как для самого общества, так и для остальных участников общества, готовых выполнить обязанность по внесению дополнительных вкладов в имущество общества. В данном случае надо учитывать, что при выходе участника из общества, последнее должно выплатить участнику действительную стоимость его доли, которая определяется по окончанию финансового года, в течение которого подано заявление о выходе из общества. При этом, естественно, другие участники общества должны выполнить свои обязанности по внесению вкладов в имущество общества, не дожидаясь окончания финансового года. Но при выполнении ими своих обязанностей возрастет действительная стоимость доли выбывающего участника, отказавшегося от внесения дополнительного вклада. Возникает вопрос, насколько будет оправдано получение этим участником общества действительной стоимости доли, увеличенной за счет внесения остальными участниками вкладов в имущество ООО? Если принять правило, предложенное С.Ю. Филипповой, то необходимо менять и подход к расчету стоимости действительной доли выбывающего участника общества.

Более целесообразным представляется включение императивной нормы в Закон об ООО, предписывающей обязанность установления в уставе общества максимальной стоимости дополнительных вкладов, вносимых в имущество общества. Данное правило позволит участнику ООО при приобретении статуса участника  точно знать, каков максимальный объем затрат может возникнуть в связи с участием в обществе.

Заканчивая рассмотрение данного параграфа, хотелось бы отметить, что, выбирая ту или иную организационно-правовую форму юридического лица, его учредители должны в полной степени осознавать, какой в дальнейшем им будет принадлежать объем прав и обязанностей. Кроме того, не последнюю роль при установлении прав и обязанностей играют учредительные документы, так как, например, Закон об ООО представляет широкий круг полномочий участникам ООО при их определении, поэтому при разработке учредительных документов учредители общества должны подходить серьезно к данному вопросу, чтобы в дальнейшем по возможности обойти «подводные камни».

§3: Роль органов внутренних дел в обеспечении деятельности общества с ограниченной ответственностью.

В настоящее время повышается роль органов исполнительной власти, в том числе органов внутренних дел в сфере регулирования предпринимательской деятельности юридических лиц.

По утверждению К.Р.Садыкова, при регулировании предпринимательской деятельности «остро стоит вопрос о повышении правоохранительного регулирования со стороны государственных и контрольных органов в области пресечения нарушений законов и восстановления справедливости…»178.

Все возрастающие количество юридических лиц, в том числе ООО, привело к возникновению новых проблем по предупреждению экономических правонарушений. Происходящие в экономике страны процессы постоянно диктуют необходимость внесения корректив в организацию предупредительной работы подразделений и служб органов внутренних дел179.

Качественно новых подходов к защите экономики от преступных посягательств требует, прежде всего, повсеместно внедряемый новый механизм хозяйствования, защита равным образом частной, государственной и муниципальной собственности, обеспечение неукоснительного соблюдения гарантированных Конституцией РФ неотъемлемых экономических прав и свобод граждан, включая свободу экономической деятельности и право на частную собственность.

Можно выделить следующие цели и задачи регулирования предпринимательской деятельности коммерческих организаций, в том числе и ООО, органами внутренних дел: создание условий для реализации гражданами своих прав и законных интересов, возложенных на них обязанностей для нормальной работы организаций; контроль и надзор за соблюдением порядка лицензирования; соблюдение общественного порядка; охрана собственности; профилактика и пресечение различных правонарушений; выдача разрешений (лицензий) на осуществление частной охранной и детективной деятельности и контроль за ней; выдача лицензий на продажу или приобретение и хранение оружия.

Экономическая преступность тормозит развитие производства, отвлекает инвестиционный капитал, подстегивает инфляцию, лишает государственный бюджет значительных доходов, обостряет существующие экономические проблемы и таким образом становиться фактором мощного противодействия происходящим в России преобразованиям.

Успех, осуществляемых в России преобразований во многом зависит от того, насколько они будут восприняты в общественном сознании, что в первую очередь связано с состоянием экономики и особенно с состоянием потребительского рынка, колебания которого наиболее остро воспринимаются населением.

Как показывает статистика, в 2001 году было выявлено 309822 преступлений в сфере экономической деятельности, из них связанных с потребительским рынком 29543 преступления, с финансово-кредитной системой 42592 преступления, с внешнеэкономической деятельностью 5687 преступлений180. Между тем, многие правонарушения и преступления в сфере предпринимательской деятельности юридических лиц остаются латентными.

В настоящее время в сфере предпринимательской деятельности наряду с правопослушными субъектами возрастает доля тех, которые преступают закон. Связано это, прежде всего, с тем, что целью осуществления предпринимательской деятельности является получение максимальной прибыли с минимальным вложением для этого средств, и значительная часть юридических лиц, в том числе ООО пытается достичь этого противозаконным путем. Стремительно увеличивается число хозяйствующих субъектов, действующих нелегально либо с сокрытием от налогообложения значительных объемов своих операций.

Органы внутренних дел проводят различные мероприятия с целью предотвращения и пресечения правонарушений в сфере коммерческой деятельности юридических лиц. Часть из них можно обозначить как общие, присущие всем подразделениям и службам милиции. К ним относятся, например, проверка регистрационных документов, лицензий на определённые законодательством виды деятельности181, документов на право собственности или аренды занимаемых помещений.

Различные подразделения и службы милиции контролируют соблюдение юридическими лицами действующего законодательства. Особое внимание обращается на соблюдение требований Федерального закона «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 г.   № 2300-1 (в ред. от 09.01.1996 г.)182. В этой сфере в нормативных актах, регулирующих деятельность органов внутренних дел, конкретизируются задачи для различных подразделении и служб милиции в зависимости от их функциональных задач.

Так, например, одной из обязанностей участкового уполномоченного милиции является выявление на административном участке лиц, нарушающих установленные правила торговли, а также лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без регистрации либо без специального разрешения (лицензии) (п. 9.18 Инструкции по организации деятельности участкового). Кроме того, в соответствии с Инструкцией по организации деятельности участкового участковый уполномоченный милиции обязан осуществлять проверку соблюдения гражданами и должностными лицами на территории административного участка правил хранения огнестрельного оружия и боеприпасов, а также правил хранения организациями взрывчатых веществ и материалов, законодательства о частной детективной и охранной деятельности (п. 9.9); обязан оказывать содействие представителям государственных контролирующих органов и сотрудникам подразделений по борьбе с экономическими преступлениями в проведении проверок, установлении и задержании лиц, осуществляющих противоправную деятельность в сфере экономики (п. 12.1). Участковый уполномоченный милиции должен оказывать помощь и содействие территориальным антимонопольным органам, подразделениям органов внутренних дел по борьбе с правонарушениями на потребительском рынке и исполнению административного законодательства, органам государственного контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации, законов и иных правовых актов субъектов Российской Федерации, регулирующих отношения в области защиты прав потребителей, а также соответствующим службам и подразделениям органов местного самоуправления, осуществляющим контроль за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг) (п. 15.1).

Большую работу по предупреждению и пресечению правонарушений в финансово-экономической, торговой, производственной и иных сферах предпринимательской деятельности осуществляют так же сотрудники подразделений по борьбе с экономическими преступлениями.

Так или иначе, практически каждое подразделение и служба органов внутренних дел выполняет присущие им функции в сфере коммерческой деятельности юридических лиц, в том числе и ООО. При чем существует определенная специфика в проведении органами внутренних дел мероприятий по контролю за деятельностью юридических лиц в зависимости от вида этой деятельности, которая может подразделяться на производственную, торговую, финансовую, посредническую, страховую, охранную и др. Естественно, что для того, чтобы контролировать эти виды деятельности юридических лиц, необходимо обладать достаточным уровнем знаний в конкретной области, иначе выявить правонарушения будет практически невозможно, так как юридические лица, безусловно, стараются всячески скрыть свою незаконную деятельность.

Так, например, без наличия у сотрудников милиции навыков работы с бухгалтерскими документами невозможно было бы обнаружить факт незаконного предпринимательства, в котором были изобличены руководители одного из ООО г. Екатеринбурга. Получив в 2000 г. лицензию на право реализации 60 тыс. литров водки в год, общество фактически продало в 10 раз больше, неконтролируемый доход при этом превысил 1,1 млрд. рублей183. И этот случай не единичный. 

К сожалению, подразделения по борьбе с экономическими преступлениями не имеют своего ревизионного аппарата. Между тем в ряде западных стран полиция самостоятельно проводит ревизии финансовой деятельности организаций, для чего содержит специальные структуры, что, несомненно, способствует выявлению и пресечению правонарушений в сфере предпринимательской деятельности.

Контрольные функции выполняет и относительно недавно созданное подразделение по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнению административного законодательства184.

Обоснованием необходимости создания подобных подразделений обусловлено продолжающимся ростом правонарушений на потребительском рынке. Остаются незащищёнными интересы населения и государства при реализации товаров и оказании услуг. Плохо контролируются места производства, хранения, транспортировки и реализации различной продукции. Зачастую нарушаются требования Закона РФ «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» от 18.06.1993 г. № 5215-1185. В должной мере не контролируется движение и реализация подакцизных товаров, что способствует их укрытию от налогообложения.

Однако полагаем, увеличение в области потребительского рынка числа контролирующих организаций, зачастую дублирующих друг друга, наделенных одинаковыми задачами и функциями, не всегда способствует эффективному предупреждению и пресечению правонарушений в сфере коммерческой деятельности юридических лиц, да и во многом затрудняет работу последних. В связи с этим представляется более разумным увеличение в рамках одной организации ее численного состава с более качественной подготовкой кадров. Например, можно было бы группу по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка включить в состав подразделений по борьбе с экономическими преступлениями.

Одним из направлений в предупреждении правонарушений в предпринимательской деятельности юридических лиц является контроль органов внутренних дел в области частной детективной и охранной деятельности, осуществляемый в соответствии с Законом РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». Дело в том, что в настоящее время в России создано достаточно большое количество подобных организаций, особенно охранных, которые преимущественно образуются либо в форме закрытых акционерных обществ, либо в – ООО.

Законом РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» на органы внутренних дел возложены функции по лицензированию частной детективной и охранной деятельности, по продлению срока действия и аннулированию данных лицензий, по проверке частных детективов и охранников на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением специальных средств и огнестрельного оружия.

Кроме того, на МВД РФ в соответствии с Инструкцией о порядке лицензирования и осуществления органами внутренних дел контроля за частной детективной и охранной деятельностью186, разработанной на основании Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» и Постановления Правительства РФ «Вопросы частной детективной и охранной деятельности» от 14.08.1992 г. № 587187, возложена обязанность по выдаче в пределах своей компетенции частным детективам и охранным предприятиям, службам безопасности специальных средств, огнестрельного оружия и боеприпасов. Милиция должна осуществлять контроль за порядком приобретения, учета, хранения, ношения, перевозки оружия, боеприпасов, открытия и функционирования стрелковых тиров для огневой подготовки при негосударственных образовательных учреждениях по подготовке, переподготовке и повышению квалификации кадров, осуществляющих детективную и охранную деятельность.

Органы внутренних дел должны проверять соответствие частной детективной и охранной деятельности, осуществляемой ее субъектами, с требованиями законодательных, иных правовых актов и если таким субъектом является юридическое лицо – учредительных документов. В этой связи милиции разрешается проводить проверку договоров, заключаемых между частными детективами и охранными предприятиями и клиентами. Сотрудники милиции могут проверять кадровый состав частных детективных и охранных предприятий, служб безопасности, но особое внимание все же должно уделяться контролю за использованием в охранно-сыскных структурах оружия, специальных средств, так как это на прямую связано с обеспечением безопасности и соблюдением прав граждан.

Согласно отчету МВД РФ перед гражданами РФ за 2000 г. было выявлено 770 организаций, оказывающих охранно-сыскные услуги, а также занимающихся подготовкой частных охранников, без лицензии и регистрации. Изъято из неправомерного использования более 5,8 тыс. единиц огнестрельного оружия, около двух тысяч газовых пистолетов и револьверов, 75 тыс. единиц боеприпасов, 96 гранат, 84 электрошоковых устройства. Выявлено сотни фактов использования запрещенных технических средств и средств оперативной радио- и телефонной связи, прослушивающих устройств, стационарных и носимых раций. В соответствии с этим за допущенные нарушения были аннулированы 376 лицензий, прекращена деятельность 178 служб безопасности, вынесено более 1,8 тыс. официальных предупреждений руководителям организаций, оказывающих охранно-сыскные услуги, допустивших нарушение законодательства о частной детективной и охранной деятельности.

Однако вопросы пресечения и предупреждения правонарушений в сфере предпринимательской деятельности юридических лиц, в том числе ООО, пополнения доходной части бюджетов невозможно решать сколько-нибудь эффективно без тесного взаимодействия государственных органов между собой. Так, например, в Указе Президента РФ «Об обеспечении взаимодействия государственных органов в борьбе с правонарушениями в сфере экономики» от 03.03.1998 г. № 224188 указывается, что федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также Центральный банк Российской Федерации обязаны незамедлительно информировать соответствующие органы прокуратуры Российской Федерации о выявленных правонарушениях в сфере экономики. В свою очередь Министерству финансов Российской Федерации и Министерству Российской Федерации по налогам и сборам предписано обеспечивать выделение по требованию правоохранительных органов специалистов для участия в проведении проверок и ревизий по материалам и уголовным делам о правонарушениях в сфере экономики.

Кроме того, существуют еще достаточное количество документов, носящих, как правило, организационно-распорядительный или разъяснительный характер, которые определяют направления совместной деятельности различных министерств, ведомств и государственных комитетов по предупреждению и пресечению правонарушений в сфере коммерческой деятельности юридических лиц. Так, в частности, в Письме ГКАП РФ от   02.02.1996 г. № ЛБ/422, МВД РФ от 05.02.1996 г. № 1/1803189 говорится о необходимости взаимодействия антимонопольных органов и органов внутренних дел с целью пресечения монополизма в области ценообразования, ограничения конкуренции и других злоупотреблений. Предлагается осуществлять такое взаимодействие путем:

- регулярного обмена информацией о нарушениях антимонопольного законодательства и законодательства о защите прав потребителей, в том числе об участии в предпринимательской деятельности должностных лиц органов государственной власти и государственного управления, об осуществлении контроля за деятельностью коммерческих организаций, отдельными хозяйствующими субъектами, направленного на устранение конкуренции и противоречащего антимонопольному законодательству;

- планирования и проведения совместных целевых мероприятий и проверок, направленных на выявление и пресечение фактов незаконного повышения или поддержания цен и других монополистических действий, а также нарушений законодательства о защите прав потребителей;

- обеспечения направления материалов территориальными органами ГКАП России в структурные подразделения МВД РФ о незаконном повышении и поддержании цен для принятия решения в соответствии с законодательством;

- оказания органам внутренних дел РФ практической помощи сотрудникам федерального антимонопольного органа (территориального органа) при исполнении ими своих служебных обязанностей.  

Кроме налоговых и антимонопольных органов органы внутренних дел в области предупреждения и пресечения правонарушений в сфере предпринимательской деятельности юридических лиц взаимодействуют с органами, осуществляющими контроль за санитарно-эпидемиологическими нормами, качеством товаров и защитой прав потребителей, за соблюдением таможенного законодательства РФ, с Федеральной комиссией по ценным бумагам и другими государственными органами, а также с органами местного самоуправления. Как правило, подобное взаимодействие достигается путем планирования и проведения совместных мероприятий, информационного взаимодействия, повседневной практической помощи, методического обеспечения.

Подводя итог рассмотрения данного параграфа, хотелось бы отметить, что в основном органы внутренних дел выполняют контрольные функции в сфере предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическими лицами, в том числе ООО, причем эффективность их работы по выполнению данных функций, безусловно, приносит пользу для экономики российского государства. При этом эффективность работы органов внутренних дел напрямую зависит от слаженности механизма взаимодействия не только между различными службами и подразделениями внутри самих органов внутренних дел, но и с другими органами исполнительной власти и органами местного самоуправления. Однако контрольные функции органов внутренних дел в сфере предпринимательской деятельности ни в коей мере не должны приносить ущерб правомерной деятельности юридических лиц.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение необходимо остановиться на основных выводах, полученных в результате исследования.

Исторически появление общества с ограниченной ответственностью (или используя предыдущее название - товарищества с ограниченной ответственностью) обусловлено было, прежде всего, насущными требованиями практики, показавшей недостаточную эластичность акционерных обществ и ограниченные возможности полных товариществ, т.е. его можно считать переходным образованием между этими двумя организационно-правовыми формами. Необходимо было предоставить участникам возможность непосредственного участия в ведении предпринимательской деятельности, неся при этом риск, ограниченный пределами принятой на себя доли участия в уставном капитале190. Данная организационно-правовая форма позволила снизить риск ведения предпринимательской деятельности.

Таким образом, можно отметить, что общество с ограниченной ответственностью исторически создавалось, как переходная, промежуточная форма между объединением лиц и объединением капиталов, сочетая в себе свойства этих двух объединений. Это промежуточное положение нашло отражение и в действующем законодательстве в виде установления минимума уставного капитала и мер по поддержанию его размера, а также в возможности личного участия в управлении делами общества и ограничений на передачу доли участия в обществе. Между участниками, несомненно, должны складываться доверительные отношения, которые требуют своей формализации, закрепления. Именно учредительный договор фиксирует этот договорной элемент, в то время как устав, полагаем, должен указывать на обособленность такого юридического лица как общество с ограниченной ответственностью и на структуру органов управления общества, отражая двойственную природу общества с ограниченной ответственностью, сочетающего в себе элементы как союза лиц, так  и союза капиталов.

В настоящее время общество с ограниченной ответственность является одной из самых распространенных организационно-правовых форм в Российской Федерации, а с введением в действие Закона РФ «О государственной регистрации юридических лиц» их число может еще более увеличится в связи с упрощением процедуры регистрации. Во-первых, в соответствии с Законом о регистрации, в отличие от ранее действующего законодательства, теперь не требуется для регистрации общества с ограниченной ответственностью предоставления документов, подтверждающих оплату его учредителями не менее 50% уставного капитала, в заявление о регистрации просто делается отметка об оплате уставного капитала (его половины). Во-вторых, изменилось само значение государственной регистрации, которая, прежде всего, заключается в ведении государственного реестра (в учете информации о юридических лицах), регистрирующие органы больше не проводят экспертизы учредительных документов юридического лица. Кроме того, сузился перечень оснований, допускающих отказ в регистрации общества с ограниченной ответственностью, в настоящее время он возможен только в двух случаях: непредставления определенных данным законом необходимых для государственной регистрации документов,  а также - представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган. В связи с этим в работе высказаны опасения, что данное  упрощение процедуры государственной регистрации юридических лиц (без проверки на соответствие законодательству учредительных документов) может послужить причиной появления большого количества обществ с ограниченной ответственностью, учредительные документы которых будут противоречить законодательству.

Ввиду различных оснований на практике в настоящее время появилось большое количество несуществующих (фактически отсутствующих) обществ с ограниченной ответственностью, т.е. тех, которые длительное время не осуществляют предпринимательскую или иную уставную деятельность, не проводят операции по открытым в кредитных организациях банковским счетам, не представляют отчетность в налоговые органы. Поэтому достаточно остро стоит вопрос о ликвидации таких «брошенных» обществ. Так как сами учредители общества с ограниченной ответственностью в данном случае, естественно, не заинтересованы в добровольной ликвидации, то предлагается предусмотреть упрощенный порядок ликвидации тех обществ, которые не имеют задолженности ни перед бюджетом, ни перед иными кредиторами, возложив при этом право на принятие решения о такой ликвидации на налоговые органы. При этом в целях защиты интересов кредиторов общества с ограниченной ответственностью представляется необходимым помещение информации в печати о возможной ликвидации общества для выявления всех его кредиторов, и соответственно в случае их обнаружения ликвидация общества должна  производиться только с соблюдением судебной процедуры.

В рамках настоящего диссертационного исследования рассмотрены и иные вопросы, вызывающие определенные дискуссии, как в научной литературе, так и на практике, например, относительно взаимодействия органов управления общества с ограниченной ответственностью, имущественных и неимущественных прав участников общества, ответственности руководителей или иных органов управления общества за свои действия, нарушающие интересы самого общества и его участников и другие не менее важные вопросы, которые, несомненно, требуют дальнейшего изучения.


Библиографический список использованной литературы.

  1.  Нормативные акты и материалы судебной практики:

  1.  Конституция Российской Федерации. М.: Юридическая литература, 1993.
  2.  Гражданского процессуального кодекса РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // Российская газета. № 220. 2002.
  3.  Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Принят Государственной Думой Российской Федерации 21 октября 1994 г. (с изменениями на 26 ноября 2002 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301; 1996. № 9. Ст. 773; 1996. № 34. Ст. 4026; Российская газета. № 134. 1999; № 84. 2001; № 103. 2001; № 53. 2002; № 227. 2002.
  4.  Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407.
  5.  Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733.
  6.  Федеральный закон «О приведении законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц» от 21 марта 2002 г. № 31-ФЗ // Российская газета. № 53. 2002.
  7.  Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ // Российская газета. № 209-210. 2002.
  8.  Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц» от 08 августа 2001 г. № 129-ФЗ // Российская газета. № 153-154. 2001.
  9.  Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ // Российская газета. № 41-42. 1999.
  10.  Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ // Российская газета. № 10-11. 1998.
  11.  Федеральный закон «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» от 8 января 1998 г. № 8-ФЗ (с изменениями на 19 апреля 2002 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 2. Ст. 224; Российская газета. № 73. 1999; № 73. 2002.
  12.  Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ (с изменениями на 21 марта 2002 г.) // Собрание законодательства РФ. 1998. №7. Ст.785; Российская газета. № 131. 1998; № 2. 1999; № 53. 2002.
  13.  Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ // Российская газета. № 149. 1997.
  14.  Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ // Российская газета. №79. 1996.
  15.  Федеральный закон «О производственных кооперативах» от 8 мая 1996 г. № 41–ФЗ // Российская газета. № 91. 1996.
  16.  Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ // Российская газета. № 39. 1995.
  17.  Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» от  31 июля 1995 г. №119-ФЗ (с изменениями на 7 ноября 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 31. Ст. 2990; Российская газета. № 34. 1999; № 215. 2000.
  18.  Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации» от 8 декабря 1995 г. № 193–ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. № 50. Ст. 4870.
  19.  Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №1. Ст. 1.
  20.  Федеральный закон «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» от 18 июня 1993 г. № 5215-1 // Российская газета. № 125. 1993.
  21.  Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» от                      7 февраля 1992 г. № 2300-1 (в ред. от 09.01.1996 г.) (с изменениями на 30 декабря 2001 г.) // Российская газета. № 80. 1992.; Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 3. Ст. 124; Российская газета. № 253. 1999; № 256. 2001.
  22.  Закон Российской Федерации «О товарных биржах и биржевой торговле» от 20 февраля 1992 г. № 2383-1 // Российская газета. №103. 1992.
  23.  Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г. № 2487-1 // Российская газета. № 100. 1992.
  24.  Закон Российской Федерации "Об образовании" от 10 июля 1992 г. № 3266-1 (в ред., введенной в действие с 15.01.1996г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996.  № 3. Ст. 150.
  25.  Закон Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынка» от 22 марта 1991 г. № 948-1 (с изменениями на 9 октября 2002 г.) // Ведомости Съезда НД РФ и ВС РФ. 1991. № 16. Ст. 499; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 22. Ст. 967; Российская газета. № 89. 1998; № 1-3. 2000; № 256. 2001; № 53. 2002; № 194. 2002.
  26.  Закон Российской Федерации «О милиции» от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 (с изменениями на 25 июля 2002 г.) // Ведомости Съезда НД РФ и ВС РФ. 1991. № 16. Ст. 503; Российская газета. № 138-139. 2002.
  27.  Закон РСФСР «О собственности в СССР» от 06 марта 1990 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. №11. Ст. 164.
  28.  Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» от 25 декабря 1990 г. № 445-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 30. Ст. 418.
  29.  Указ Президента РФ «Об обеспечении взаимодействия государственных органов в борьбе с правонарушениями в сфере экономики» от 03 марта 1998 г. № 224 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 10. Ст. 1159.
  30.  Указ Президента РФ «О некоторых мерах по реализации решений об обращении взыскания на имущество организаций» от 14 февраля 1996 г. № 199 // Российская газета. № 35. 1996.
  31.  Положение о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности. Утверждено Указом Президента РФ от 08 июля 1994 г. № 1482 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. №11. Ст. 1194.
  32.  Постановление Правительства РФ «Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц» от 17 мая 2002 г. № 319 // Собрание законодательства. 2002. № 20. Ст. 1872.
  33.  Постановление Правительства Российской Федерации «Об утверждении форм документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, и требований к их оформлению» от 19 июня 2002 г. № 439 // Российская газета. № 113. 2002.
  34.  Постановление Правительства РФ «О реформе предприятий и коммерческих организаций», утвердившее «Концепцию реформирования предприятий и иных коммерческих организаций» от 30 октября 1997 г. № 1373 // Собрание законодательства РФ. 1997. № 44. Ст. 5078.
  35.  Постановление Правительства РФ «Вопросы частной детективной и охранной деятельности» от 14 августа 1992 г. № 587 // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. № 8. 1992. Ст. 506.
  36.  Постановление Правительства РФ «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» от 05 декабря 1991 г. № 35 // Собрание постановлений Правительства РФ. № 1-2. 1992.
  37.  Постановление Совета Министров СССР «Положение об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью» от 19 июня 1990 г. № 590 // СП СССР. 1990. № 15. Ст. 82.
  38.  Постановление СТО РСФСР «О порядке утверждения и открытия действий акционерных обществ и об ответственности учредителей и членов правления» от 1 августа 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 55. Ст. 698.
  39.  Декрет ВЦИК РСФСР «Об основных частных имущественных правах» от 22 мая 1922 г.  // СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 423.
  40.  Декрет СНК РСФСР «О регистрации акций, облигаций и прочих процентных бумаг» от 18 апреля 1918 г. // СУ РСФСР. №32. Ст.420.
  41.  Положение СНК РСФСР «О регистрации торговых и промышленных предприятий» от 3 августа 1918 г. // СУ РСФСР. №59. Ст.652.
  42.  Правила СНК РСФСР «О переходе по частным сделкам торговых и промышленных предприятий и о преобразовании предприятий» от 3 августа 1918 г. // СУ РСФСР. № 61. Ст. 666.
  43.  Декрет СНК РСФСР «О порядке открытия кредитных учреждений и их отделений» от 3 сентября 1918 г. // СУ РСФСР. № 65. Ст. 714.
  44.  Декрет СНК РСФСР «О прекращении платежей по купонам и дивиденда» от 23 декабря 1917 г. // СУ РСФСР. № 13. Ст. 185.
  45.  Инструкции по организации деятельности участкового уполномоченного милиции. Утверждена Приказом МВД РФ «О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции» от 16 сентября 2002 г. № 900 // Российская газета. № 225. 2002.
  46.  Приказ МВД РФ «О мерах по совершенствованию деятельности милиции общественной безопасности по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка товаров и услуг» от 22 июня 1999 г. № 456 // Информационно-правовая система «Кодекс».
  47.  Положение о бухгалтерском учете и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации. Утверждено Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29 июля 1998 г. № 34н // Российская газета. № 208. 1998.
  48.  Указания о бухгалтерском учете отдельных операций, связанных с введением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. Утвержденны Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 28.07.1995 г. № 81 (с изм. на 23.01.2001 г.) // Экономика и жизнь. 1995. № 37.
  49.  Инструкцией о порядке лицензирования и осуществления органами внутренних дел контроля за частной детективной и охранной деятельностью. Утверждена Приказом МВД РФ «Об организации исполнения органами внутренних дел Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 22 августа 1992 г. № 292 // Российские вести. № 129. 1993.
  50.  Инструкция Госбанка «Инструкция о расчетных, текущих и бюджетных счетах, открываемых в учреждениях Госбанка СССР» от 30 октября 1986 г. № 28 (в редакции от 31 августа 1990 г.) // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1989. № 5.
  51.  Письмо Государственного комитета Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур от 02 февраля 1996 г. № ЛБ/422, Министерства внутренних дел Российской Федерации от 05 февраля 1996 г. № 1/1803 «О мерах по улучшению взаимодействия антимонопольных органов и органов внутренних дел в борьбе с нарушениями антимонопольного законодательства и законодательства о защите прав потребителей» // (электронная версия документа находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).
  52.  Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8 от 01 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 2. Ст. 22.
  53.  Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13.06.2002 г. Дело № А55-1175/00-12 // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).
  54.  Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20.06.2002 г. Дело № А43-10459/01-21-398 // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).
  55.  Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 26.06.2002г. Дело № А09-1218/2002-12 // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).
  56.  Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.08.2002 г. Дело № А56-16855/01 // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).
  57.  Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 07.08.2002 г. Дело № КГ-А40/5005-02 (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).
  58.  Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.08.2002 г. Дело КА-А41/5337-02 // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).
  59.  Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.09.2002 г. Дело № А29-945/02-2э // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).
  60.  Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 12.09.2002 г. Дело № А19-7941/01-9-35-ФО2-2644/02-С2 // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).
  61.  Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.10.2002 г. Дело № А56-16001/00 // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).
  62.  Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.10.2002 г. Дело № Ф04/3797-424/А67-2002 // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).

II. Монографии, комментарии, статьи

  1.  Авилов Г.Е. Хозяйственные товарищества и общества в Гражданском кодексе России. В кн.: Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998.
  2.  Амвросов А.И. Закон о государственной регистрации юридических лиц: теория и практика // Законодательство. 2001. № 12.
  3.  Барон Ю. Система римского гражданского прав. Вып. 3. СПб., 1910.
  4.  Башилов А.П. О торговых товариществах // Журнал министерства юстиции. 1894. № 1-2.
  5.  Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. М., 2002.
  6.  Беляев К.П. Общества с ограниченной ответственностью: правовое положение: Практический комментарий. Законы. Образцы документов / Исслед. центр част. права при Президенте РФ. М., 1999.
  7.  Беляев К.П., Горлов В.А., Захаров В.А. Общества с ограниченной ответственностью: правовое положение. М., 1999.
  8.  Бергман В., Комаров А.С. Введение в основные понятия германского торгового права и права хозяйственных организаций// Германское право. 4.2. М., 1996.
  9.  Брагинский М.И. Юридические лица (Законодательные модели) // Материалы конференции «Гражданское законодательство РФ: состояние, проблемы, перспективы». М., 1994.
  10.  Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. ВИЮН. Ученые труды. Вып. 12. 1947.
  11.  Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950.
  12.  Венгерский закон о хозяйственных обществах / Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью. Сб. зарубежного законодательства. М., 1995.
  13.  Витрянский В. Новое в правовом регулировании несостоятельности (банкротства) // Хозяйство и право. 2003. № 1.
  14.  Вольф В.Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. М., 1927.
  15.  Вольф В.Ю. Основы хозяйственного права. М., 1928.
  16.  Вольфганг Зайфферт. Общество с ограниченной ответственностью в российском праве: взгляд из Германии // Государство и право. 2001. № 9.
  17.  Глуховская, Э.В. О приведении ООО в соответствие с Федеральным законом от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Налоговый вестник. 1998. № 12.
  18.  Глушец А.А. Акционерное общество закрытого типа или товарищество с ограниченной ответственностью что выбрать? // Законодательство и экономика. 1993. № 19-20.
  19.  Глушецкий Т.Е. Общество с ограниченной ответственностью (Устав ООО) // Право и экономика. 1998. № 6.
  20.  Глушецкий Т. Преобразование общества с ограниченной ответственностью в акционерное общество: Практ. рекомендации // Право и экономика. 1998. № 8.
  21.  Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927.
  22.  Горлов В.А. Правовые вопросы создания уставного капитала общества с ограниченной ответственностью // Журнал российского права. 2000. № 4.
  23.  Горлов В. Правовое положение участников общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2000. № 7.
  24.  Гражданское право. Т.1. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2001.
  25.  Гражданское право. Т.1. Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1994.
  26.  Гражданское уложение. Кн.5. Обязательства. Т.3. СПб., 1899.
  27.  Дроздова Л. Прием в ООО новых участников: правовые проблемы // Хозяйство и право. 1999. № 5.
  28.  Дювернуа Н.Л. Из курса лекций по гражданскому праву. СПб., 1895.
  29.  Егиазаров В.А. О порядке расчета и выплаты стоимости доли при выходе участника из общества // Право и экономика. 1999. № 2.
  30.  Ефимов В.В. Догма римского права. СПб., 1900.
  31.  Завгородний Д.А. Общества с ограниченной ответственностью: новые аспекты в правовом регулировании // Консультант бухгалтера. 1998. № 7.
  32.  Закон о товариществах с ограниченной ответственностью ФРГ / Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью. Сб. зарубежного законодательства. М., 1995.
  33.  Залесский В. Общества с ограниченной ответственностью в системе хозяйственных товариществ и обществ // Право и экономика. 1998. № 3.
  34.  Залесский В.В. Постатейный комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». М, 1998.
  35.  Захаров В., Беляев И. Регистрация: от плохого к худшему // Юрист. 2001. № 24.
  36.  Зеленский Ю., Пастушенко Е. Закрытие неработающих банковских счетов и ликвидация бездействующих юридических лиц: экономико-правовые проблемы и возможные пути их решения // Хозяйство и право. 2002. № 8.
  37.  Зинченко С.; Казачанский С.; Зинченко О. Спорные вопросы правового статуса органов управления общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 1999. № 7.
  38.  Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. СПб., 1902.
  39.  Каминка А.И. Очерки торгового права. Вып.1. СПб., 1911.
  40.  Квачевский А. О товариществах вообще и акционерных товариществах в особенности. М., 1880.
  41.  Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих товариществ и обществ. М., 1994.
  42.  Комментарий к ГК РСФСР, 2-е изд. дополненное и переработанное. М., 1970.
  43.  Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1999.
  44.  Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» (постатейный) / Айзин С.М., Оглоблина О.М., Соловьева С.В. и др. // Законодательство и экономика. М., 1998. Вып. 9-10.
  45.  Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» / Под ред. А.А. Игнатенко, С.Н. Мовчина. М., 1999.
  46.  Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» (постатейный) / Отв. ред. Залесский В.В. М., 1998.
  47.  Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» / Под ред. Тихомирова М.Ю. М., 1998.
  48.  Комментарий к части первой гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под общей ред. Брагинского М.И. М., 1997.
  49.  Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под общей ред. В.Д. Карповича. М., 1995.
  50.  Коммерческое право. Учебник / Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. СПб., 1998.
  51.  Копылов В.В., Дурноян А.А. Практический комментарий к применению ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». М. 1998.
  52.  Косякова Н.И. Коммерческие организации сравнительная характеристика // Право и экономика. 1998. №5.
  53.  Коханова М.А. Реорганизация обществ с ограниченной ответственностью: Практ. пособие. М. 1998.
  54.  Краснокутский В.А. Товарищества с ограниченной ответственностью. М., 1925.
  55.  Лавягина Е.А. Общества с ограниченной ответственностью. М., 2000.
  56.  Ландкоф С.Н. Товарищество с ограниченной ответственностью на Западе и в СССР. М., 1924.
  57.  Ланцова А.В. Обращение взыскания на долю участника общества с ограниченной ответственностью в уставном капитале общества // Вестник Иркутс. гос. экон. акад. 2000. № 3.
  58.  Мамутов В.К. Сближение современных систем правового регулирования хозяйственной деятельности // Государство и право. 1996. № 8.
  59.  Метелева Ю.А. правовое положение акционера в акционерном обществе. М., 1999.
  60.  Могилевский С.Д. Акционерные общества. М., 1998.
  61.  Могилевский С.Д. Общества с ограниченной ответственностью: Учебно-практическое пособие. М., 2000.
  62.  Нефедьев Е.А. Торговое право. СПб., 1900.
  63.  Новое законодательство об обществах с ограниченной ответственностью. М. 1998. / АКДИ «Экономика и жизнь». №6.
  64.  Новосельцев О. Интеллектуальная собственность в уставном капитале // Хозяйство и право. 1997. № 3.
  65.  Общества с ограниченной ответственностью: Нормат. база. Комментарии. М., 1998.
  66.  Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М., 1995.
  67.  Певзнер А. Дерегулирование или разрегулирование? // Юрист. 2001. № 24.
  68.  Перетерский И.С. Всеобщая история государства и права. Вып.2. Др. Рим. М., 1945.
  69.  Петникова О. Защита прав участников общества с ограниченной ответственностью // Право и экономика. 2000. № 11.
  70.  Петникова О.В. Право выхода из общества с ограниченной ответственностью // Адвокат. 2000. № 5.
  71.  Петникова О. Практические особенности осуществления права выхода участника из общества с ограниченной ответственностью // Право и экономика. 2000. № 2.
  72.  Петникова О. Специфика прав участников общества с ограниченной ответственностью // Право и экономика. 2000. № 3.
  73.  Победоносцев К. Курс гражданского права. Т. 3. СПб., 1880.
  74.  Покровский И.А. История римского права. СПб., 1913.
  75.  Протас Е.В. Правовое регулирование хозяйственных товариществ и обществ. М., 1999.
  76.  Розенберг В.В. Товарищество с ограниченной ответственностью. СПб., 1912.
  77.  Рыбалкин И. Таможенные льготы при ввозе имущества, вносимого в уставный капитал обществ с ограниченной ответственностью: теоретические и практические аспекты // Хозяйство и право. 2000. № 10.
  78.  Садовский В.С. О товариществе как юридическом лице // Журнал министерства юстиции. 1897. № 9.
  79.  Сегалов Е.А. Ограничения на совершение сделок заинтересованными лицами // Законодательство. 1998. № 7.
  80.  Скловский К.И. Гражданский спор: Практическая цивилистика. М., 2002.
  81.  Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учебно-практическое пособие. М., 2002.
  82.  Состояние преступности в России за январь-декабрь 2001 г. М.: Главный информационный центр МВД России.
  83.  Степанов Д. Общества с ограниченной ответственностью: законодательство и практика // Хозяйство и право. 2000. № 12.
  84.  Суханов Е.А. Закон об обществах с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 1998. № 5.
  85.  Тимохов Ю.А. Общества с ограниченной ответственностью и закрытые акционерные общества // Государство и право. 1996. № 7.
  86.  Тихомиров М.Ю. Общество с ограниченной ответственностью: Органы и структура управления. М., 1998.
  87.  Ткачук Н.В. Общество с ограниченной ответственностью: расчеты с участниками. М. 1999.
  88.  Удинцев В.А. История обособления торгового права. Киев, 1900.
  89.  Утка В. Выход и исключение участника из общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2000. № 2.
  90.  Файзутдинов И. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью: судебная практика // Хозяйство и право. 2000. № 9.
  91.  Файзутдинов И.Ш. Применение Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в судебной практике // Вестник Высш. арбитраж. суда РФ. 2000. № 5.
  92.  Чиненков А.В. Правовое регулирование создания и деятельности обществ с ограниченной ответственностью // Бухгалтерия и банки. 1998. № 4.
  93.  Чувилин А. Реорганизация акционерных обществ // Закон. 1997. № 5.
  94.  Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т.I. СПб., 1908.
  95.  Щукина Е.М. Стороны учредительного договора о создании хозяйственных товариществ и обществ // Законодательство. 2000. №10.
  96.  Ярков В. Защита прав акционеров по Закону РФ «Об акционерных обществах с помощью косвенных исков // Хозяйство и право. 1997. № 12.
  97.  Ярков В.В.; Редькин И.В. Обращение взыскания на ценные бумаги и доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью // Юридический мир. 1999. № 4.

III. Авторефераты диссертаций, диссертационные исследования

  1.  Артеменков С.В. Права на имущество юридических лиц: Дисс... канд. юрид. наук. М., 2000.
  2.  Горлов В.А. Правовое положение обществ с ограниченной ответственностью: Дисс... канд. юрид. наук. Екатеринбург. 1998.
  3.  Нефедов С.И. Экономическая функция государства в современных условиях и роль ОВД в ее осуществлении: Дисс... канд. юрид. наук. М., 1996.
  4.  Олейников А.В. Образование юридических лиц (на примере хозяйственных обществ): Дисс... канд. юрид. наук. Саратов. 2001.
  5.  Покусаев И.Б. Правовая организация хозяйственных обществ: Дисс... канд. юрид. наук. М., 1998.
  6.  Садыков К.Р. Государственно-правовое регулирование малого предпринимательства в России: Дисс... канд. юрид. наук. М., 1997.
  7.  Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1999.
  8.  Туманов Р.В. Участие акционерных обществ в имущественных правоотношениях: Дисс... канд. юрид. наук. Тверь. 1999.
  9.  Филиппова С.Ю. Внутренние правоотношения в хозяйственном обществе: Дисс... канд. юрид. наук. Томск. 2001.
  10.  Шишмарева Т.П. Правовые вопросы реорганизации и ликвидации юридических лиц вследствие несостоятельности: Дисс... канд. юрид. наук. М., 1992.

1 Могилевский С.Д. Общества с ограниченной ответственностью: Учебно-практическое пособие. М., 2000.

2 Бергман В., Комаров А.С. Введение в основные понятия германского торгового права и права хозяйственных организаций// Германское право. 4.2. М., 1996. С.13.

3 Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих товариществ и обществ. М., 1994. С.3-6.

4 Барон Ю. Система римского гражданского прав. Вып. 3. СПб., 1910. С.215.

5 Покровский И.А. История римского права. СПб., 1913. С.443.

6 Барон Ю. Указ. соч. С.218.

7 Ефимов В.В. Догма римского права. СПб., 1900. С.513.

8  Барон Ю. Указ.соч. С.218.

9 Садовский В.С. О товариществе как юридическом лице // Журнал министерства юстиции. 1897. № 9. С.16.

10 Козлова Н.В. Указ. соч. С.8.

11 Перетерский И.С. Всеобщая история государства и права. Вып.2. Др. Рим. М., 1945. С. 19.

12 Козлова Н.В. Указ. соч. С. 8.

13 Перетерский И.С. Указ. соч. С.19.

14 Козлова Н.В. Указ. соч. С. 9-11.

15 Победоносцев К. Курс гражданского права. Т. 3. СПб., 1880. С. 508; Нефедьев Е.А. Торговое право. СПб., 1900. С. 140.

16 Каминка А.И. Акционерные компании. Т. 1. СПб., 1902. С. 97.

17 Там же. С.103.

18 Каминка А.И. Указ. соч. С. 144.

19Туманов Р.В. Участие акционерных обществ в имущественных правоотношениях: Дисс... канд. юрид. наук. Тверь. 1999. С.11 - 12.

20 См.: Артеменков С.В. Права на имущество юридических лиц: Дисс... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 162-163; Каминка А.И. Указ. соч. С. 167.

21 Каминка А.И. Указ. соч. С. 181.

22 См.: Башилов А.П. О торговых товариществах // Журнал министерства юстиции. 1894. № 1-2; Каминка И.А. Указ. соч. С. 394-469.

23 Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С.46.

24 Дювернуа Н.Л. Из курса лекций по гражданскому праву. СПб., 1895. С. 494.

25 Ландкоф С.Н. Товарищество с ограниченной ответственностью на Западе и в СССР. М., 1924. С. 23-24.

26 Каминка А.И. Указ. соч. С. 42.

27 Каминка А.И. Очерки торгового права. Вып.1. СПб., 1911. С. 272.

28 Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М., 1995. С. 38.

29 Удинцев В.А. История обособления торгового права. Киев, 1900. С. 12.

30 Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. М., 2002. С. 241.

31 Артеменков С.В. Указ. соч. С. 164.

32 Каминка А.И. Акционерные компании. С. 341.

33 Победоносцев К. Указ. соч. С. 168.

34 Ландкоф С.Н. Указ. соч. С. 26.

35 Белов В.А., Пестерева Е.В. Указ. соч. С. 13.

36 Победоносцев К. Указ. соч. С. 530.

37 Каминка А.И. Очерки торгового права. С. 168.

38 Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т.I. СПб., 1908. С. 289-290.

39 Брагинский М.И. Юридические лица (Законодательные модели) // Материалы конференции «Гражданское законодательство РФ: состояние, проблемы, перспективы». М., 1994. С. 45.

40 Гражданское уложение. Кн.5. Обязательства. Т.3. СПб., 1899. С. 319.

41 Например, см.: О прекращении платежей по купонам и дивиденда: Декрет СНК РСФСР от 23 декабря 1917 г. // СУ РСФСР. № 13. Ст. 185.

42 Анализ норм ГК РСФСР 1922 г., посвященных обществу (товариществу) с ограниченной ответственностью, проведен во втором параграфе настоящей главы.

43 Метелева Ю.А. правовое положение акционера в акционерном обществе. М., 1999. С. 33.

44 О процессе нормотворческой деятельности государства в этом вопросе подробно написано во втором параграфе настоящей главы.

45 Квачевский А. О товариществах вообще и акционерных товариществах в особенности. М., 1880. С.41.

46 Вольф В.Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. М., 1927. С. 70; Он же. Основы хозяйственного права. М., 1928. С. 41.

47 Краснокутский В.А. Товарищества с ограниченной ответственностью. М., 1925. С. 8-10.

48 См., например: О регистрации акций, облигаций и прочих процентных бумаг: Декрет СНК РСФСР от 18 апреля 1918 г. // СУ РСФСР. № 32. Ст. 420; О регистрации торговых и промышленных предприятий: Положение СНК РСФСР от 3 августа 1918 г. // СУ РСФСР. № 59. Ст. 652; О переходе по частным сделкам торговых и промышленных предприятий и о преобразовании предприятий: Правила СНК РСФСР от 3 августа 1918 г. // СУ РСФСР. № 61. Ст. 666; О порядке открытия кредитных учреждений и их отделений: Декрет СНК РСФСР от 3 сентября 1918 г. // СУ РСФСР. № 65. Ст. 714.

49 См.: Комментарий к ГК РСФСР, 2-е изд. дополненное и переработанное. М., 1970. Ст.318-321.

50 Об основных частных имущественных правах: Декрет ВЦИК РСФСР от 22 мая 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 423.

51 О порядке утверждения и открытия действий акционерных обществ и об ответственности учредителей и членов правления: Временные правила, утвержденные постановлением СТО РСФСР от 1 августа 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 55. Ст. 698.

52 Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Принят Государственной Думой Российской Федерации 21 октября 1994 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301. Далее ГК РФ.

53 Ландкоф С.Н. Указ. соч. С. 18.

54 СП СССР. Отдел первый. 1990. № 15. Ст. 82.

55 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. № 30. Ст. 418.

56 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. №11.  Ст. 164.

57 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. № 26. Ст. 733. Далее Основы гражданского законодательства.

58 Белов В.А., Пестерева Е.В. Указ. соч. С. 254.

59 Мамутов В.К. Сближение современных систем правового регулирования хозяйственной деятельности // Государство и право. 1996. № 8. С. 41.

60 Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. №7. Ст.785. Далее Закон об ООО.

61 Здесь и далее мы будет рассматривать правовое положение ООО без учета особенностей, установленных в силу прямого указания п. 2 ст. 1 Закона об ООО, для ООО, действующих в сфере банковской, страховой и инвестиционной деятельности, а также в области производства сельскохозяйственной продукции, предусмотренных другими нормативно-правовыми актами.

62 См., напр.: Белов В.А., Пестерева Е.В. Указ. соч. С. 32; Гражданское право. Т.1. Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1994. С. 91; Комментарий к части первой гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под общей ред. Брагинского М.И. (электронная версия комментария в информационно-правовой системе «Гарант»); Лавягина Е.А. Общества с ограниченной ответственностью. М., 2000. С. 3; Могилевский С.Д. Общества с ограниченной ответственностью. М., 2000. С. 35-36.

63 Квачевский А. Указ. соч. С. 41.

64 Ландкоф С.Н. Указ. соч. С. 9.

65 См., напр.: Гражданское право. Т.1. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2001. С. 153; Коммерческое право. Учебник / Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. СПб., 1998. С. 96; Залесский В.В. Постатейный комментарий к  Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (электронная версия комментария находится в информационно-правовой системе «Гарант»). В той или иной степени данные авторы допускают присутствие личного элемента в ООО.

66 Каминка А.И. Очерки торгового права. СПб., 1911. С. 283.

67 Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М.. 1996. С. 36.

68 Горлов В.А. Правовое положение обществ с ограниченной ответственностью: Дисс... канд. юрид. наук. Екатеринбург. 1998. С. 63; Олейников А.В. Образование юридических лиц (на примере хозяйственных обществ): Дисс... канд. юрид. наук. Саратов. 2001. С. 44, 62; Степанов Д. Общества с ограниченной ответственностью: законодательство и практика // Хозяйство и право. 2000. № 12. С. 56.

69 Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под общей ред. В.Д. Карповича. М., 1995. С. 123.

70 Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 2. Ст. 22.

71 См., напр.: Гражданское право. Т.1. Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1994. С. 92; Лавягина Е.А. Указ. соч. С. 3;

72 Комментарий к части первой гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под общей ред. Брагинского М.И. (Цит. по электронной версии комментария в информационно-правовой системе «Гарант»).

73 Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2002. С. 447.

74 Видимо противоположная точка зрения могла сложиться под влиянием действия ст. 11 Закона «О предприятиях и предпринимательской деятельности», согласно которой учредители имели право собственности на имущество товарищества с ограниченной ответственностью.

75 Здесь и далее при рассмотрении данного вопроса мы берем общий случай, когда имущество передается участником обществу в собственность, а не во временное пользование.

76 См., напр.: Беляев К.П., Горлов В.А., Захаров В.А. Общества с ограниченной ответственностью: правовое положение. М., 1999. С. 100; Горлов В.А. Указ. соч. С. 62.

77 Комментарий к Федеральному закону «ОБ обществах с ограниченной ответственностью» / Под ред. А.А. Игнатенко, С.Н. Мовчина. М., 1999. С. 144.

78 Гражданское право. Т.1. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 153-154.

79 См., напр.: Горлов В.А. Указ. соч. С.50; Суханов Е.А. Закон об обществах с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 1998. №5 (электронная версия журнала в информационно-правовой системе «Гарант»).

80 Розенберг В.В. Товарищество с ограниченной ответственностью. СПб., 1912. С.157.

81 Розенберг В.В. Указ. соч. С. 156.

82 Беляев К.П. Горлов В.А., Захаров В.А. Указ. соч. С. 102-103.

83 См., напр.: Покусаев И.Б. Правовая организация хозяйственных обществ: Дисс... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 35.

84 Суханов Е.А. Указ. соч. (электронная версия журнала в информационно-правовой системе «Гарант»).

85 Там же.

86 Олейников А.В. Указ. соч. С. 42.

87 Покусаев И.Б. Указ. соч. С. 32.

88 См., напр.: Вольфганг Зайфферт. Общество с ограниченной ответственностью в российском праве: взгляд из Германии // Государство и право. 2001. № 9. С. 84; Покусаев И.Б. Указ. соч. С. 19.

89 Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. ВИЮН. Ученые труды. Вып. 12. 1947. С. 150.

90 Данный способ создания ООО будет рассмотрен в следующем параграфе.

91 Российская газета. № 153-154. 2001. 10 авг. Далее Закон о регистрации.

92 Соответствующие изменения были внесены в ГК РФ Федеральным законом «О приведении законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц» от 21.03.2002 г. № 31-ФЗ // Российская газета. № 53. 2002. 26 марта.

93 Белов В.А., Пестерева Е.В. Указ. соч. С.51-53.

94 Собрание законодательства Российской Федерации. 1996.  № 3. Ст. 150.

95 Щукина Е.М. Стороны учредительного договора о создании хозяйственных товариществ и обществ // Законодательство. 2000. №10 (электронная версия журнала в информационно-правовой системе «Гарант»).

96 Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 31. Ст. 2990.

97 Щукина Е.М. Указ.соч. (электронная версия журнала в информационно-правовой системе «Гарант»).

98 Беляев К.П., Горлов В.А., Захаров В.А. Указ. соч. С. 118.

99 Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 2. Ст. 224.

100 Далее государственные и муниципальные служащие будут именоваться государственными служащими.  

101 Ведомости Съезда НД РФ и ВС РФ. 1991. № 16. Ст. 503.

102 Российская газета. №103. 1992. 6 мая.

103 Российская газета. №79.1996. 25 апр.

104 См., напр.: Залесский В.В. Постатейный комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // (электронная версия комментария в информационно-правовой системе «Гарант»); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1999. С. 184.

105 См., напр.: Авилов Г.Е. Хозяйственные товарищества и общества в Гражданском кодексе России. В кн.: Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 191; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 184; Суханов Е.А. Указ. соч. (электронная версия журнала в информационно-правовой системе «Гарант»).

106 Суханов Е.А. Указ. соч. (электронная версия журнала в информационно-правовой системе «Гарант»).

107 Российская газета. № 248. 1995. 29 декаб.

108 Могилевский С.Д. Общества с ограниченной ответственностью: Учеб.-практ. пособие. М., 2000. С. 47.

109 Беляев К.П. Горлов В.А., Захаров В.А. Указ. соч. С. 114-115.

110 Российская газета. № 39. 1995. 22 февр.

111 Собрание постановлений Правительства РФ. 1992. № 1-2.

112 Степанов Д. Указ. соч. // Хозяйство и право. 2000. № 12. С. 57.

113 Хотя, полагаем, существующий в настоящее время минимальный размер уставного капитала, установленный для ООО, настолько незначителен, что вряд ли может гарантировать интересы кредиторов.

114 Мы не рассматриваем здесь частные случаи, когда установлены особые, повышенные требования к минимальному размеру уставного капитала ООО (например, при создании ООО с участием иностранных инвесторов или коммерческих банков и иных кредитных организаций).

115 Российская газета. № 208. 1998. 31 октября.

116 Бюллетень Верховного суда РФ. 1996. № 9. Далее Пленум ВС и ВАС № 6/8.

117 Характер данной ответственности был рассмотрен во втором параграфе первой главы.

118 Новосельцев О. Интеллектуальная собственность в уставном капитале // Хозяйство и право. 1997. № 3 (электронная версия журнала в информационно-правовой системе «Гарант»).

119 Такая стадии создания ООО как формирование органов управления общества будет предметом рассмотрения первого параграфа третьей главы.

120 Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. №11. Ст. 1194.

121 Российская газета. № 113. 2002. 26 июня.

122 Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1989. № 5.

123 Амвросов А.И. Закон о государственной регистрации юридических лиц: теория и практика // Законодательство. 2001. № 12 (электронная версия журнала в информационно-правовой системе «Гарант»).

124 В соответствии с постановлением Правительства РФ «Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц» от 17.05.2002 г. № 319 с 01.07.2002 г. функции государственной регистрации юридических лиц возложены на Министерство Российской Федерации по налогам и сборам.

125 См., напр.: Захаров В., Беляев И. Регистрация: от плохого к худшему // Юрист. 2001. № 24; Певзнер А. Дерегулирование или разрегулирование? // Там же; Амвросов А.И. Указ. соч. (электронные версии журналов в информационно-правовой системе «Гарант»).

126 См., напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.10.2002 г. Дело № А56-16001/00; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.08.2002 г. Дело КА-А41/5337-02; Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 26.06.2002г. Дело № А09-1218/2002-12 // (электронная версия постановлений находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).

127 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407.

128 Более подробно данный вопрос будет освещен при рассмотрении соответствующих форм реорганизации.

129 Хотя существуют и иные мнения, см., напр.: С.Д. Могилевский. Указ. соч. С.48, И.Б. Покусаев. Указ. соч. С.124.

130 Ведомости Съезда НД РФ и ВС РФ. 1991. №16. Ст. 499. Далее Закон о конкуренции.

131 См., напр.: Чувилин А. Реорганизация акционерных обществ // Закон. 1997.   № 5. С. 39.

132 Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 221-222.

133 Шишмарева Т.П. Правовые вопросы реорганизации и ликвидации юридических лиц вследствие несостоятельности: Дисс... канд. юрид. наук. М., 1992. С. 134.

134 Шишмарева Т.П. Указ. соч. С. 139.

135 Российская газета. № 248. 1995. 29 декаб.

136 Российская газета. № 91. 1996. 16 мая.

137 Собрание законодательства РФ. 1995. № 50. Ст. 4870.

138 Российская газета. № 220. 2002. 20 нояб.

139 Российская газета. № 149. 1997. 5 авг.

140 Российская газета. № 35. 1996. 21 февр.

141 Российская газета. № 209-210. 2002. 2 нояб. Далее Закон о банкротстве.

142 См., напр.: Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» от 25.02.1999 г. № 40-ФЗ // Российская газета. № 41-42. 1999. 4 марта.

143 Российская газета. № 10-11. 1998. 20-21 янв.

144 Витрянский В. Новое в правовом регулировании несостоятельности (банкротства) // Хозяйство и право. 2003. № 1. С. 4.

145 Витрянский В. Указ. соч. С. 4.

146 Витрянский В. Указ. соч. С. 7.

147 Зеленский Ю., Пастушенко Е. Закрытие неработающих банковских счетов и ликвидация бездействующих юридических лиц: экономико-правовые проблемы и возможные пути их решения // Хозяйство и право. 2002. № 8. С. 45.

148 Зеленский Ю., Пастушенко Е. Указ. соч. С. 45-46.

149 Зеленский Ю., Пастушенко Е. Указ. соч. С. 46-47.

150 Имеются ввиду те товарищества с ограниченной ответственностью, которые должны были привести свои учредительные документы на основании ст. 59 Закона об ООО в соответствие с действующим законодательством. Интересным представляется тот факт, что в настоящее время можно встретить подтверждение того, что ТОО еще до сих пор существуют. См., напр.: Российская газета. № 40. 2003. 1 марта; № 45. 2003. 12 марта; № 46. 2003. 13 марта.

151 Могилевский С.Д. Акционерные общества. М., 1998. С.97.

152 См., напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.10.2002 г. Дело № Ф04/3797-424/А67-2002; Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 12.09.2002 г. Дело № А19-7941/01-9-35-ФО2-2644/02-С2; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 07.08.2002 г. Дело № КГ-А40/5005-02; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.08.2002 г. Дело № А56-16855/01; Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20.06.2002 г. Дело № А43-10459/01-21-398 (электронные версии постановлений находятся в информационно-правовой системе «Кодекс»).

153 Постановление Правительства РФ «О реформе предприятий и коммерческих организаций», утвердившее «Концепцию реформирования предприятий и иных коммерческих организаций» от 30.10.1997 г. № 1373 // Собрание законодательства РФ. 1997. № 44. Ст. 5078.

154 Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13.06.2002 г. Дело № А55-1175/00-12 // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).

155 Ярков В. Защита прав акционеров по Закону РФ «Об акционерных обществах с помощью косвенных исков // Хозяйство и право. 1997. № 12. С. 50.

156 Скловский К.И. Гражданский спор: Практическая цивилистика. М., 2002.       С. 266.

157 Вестник ВАС РФ. 1997. № 3. С. 59.

158 Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учебно-практическое пособие. М., 2002. С. 200.

159 Там же. С. 200.

160 Скловский К.И. Указ. соч. С. 196.

161 Могилевский С.Д. Указ. соч. С. 67-82.

162 См., напр.: Белов В.А., Пестерева Е.В. Указ. соч. С. 141-144; Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 13; Филиппова С.Ю. Внутренние правоотношения в хозяйственном обществе: Дисс... канд. юрид. наук. Томск. 2001. С. 115, 139.

163 В данном случае речь идет о возмездной уступке права, а не о купле-продажи доли (ее части), так как доля участника ООО представляет собой право требования участника к обществу, о чем уже ранее говорилось.

164 Далее будет употребляться только доля, хотя подразумевается, что отчуждаться может и ее часть.

165 Далее употребляется слово участник в единственном числе, при этом подразумевается, что доля может передаваться сразу нескольким участникам.

166 Второе правило действуют и при необходимости получения согласия участников общества на уступку доли в уставном капитале третьим лицам, на переход ее к наследникам или правопреемникам участника общества либо на распределение доли между участниками ликвидируемого юридического лица.

167 Порядок расчета и сроки выплаты действительной стоимости доли, а также возможность и условия выдачи участнику общества в натуре имущества будут рассмотрены в данном параграфе ниже.

168 Филиппова С.Ю. Указ. соч. С.179.

169 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.09.2002 г. Дело № А29-945/02-2э // (электронная версия постановления находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).

170 См., напр.: Глушецкий Т.Е. Общество с ограниченной ответственностью (Устав ООО) // Право и экономика. 1998. № 6; Горлов В.А. Указ. соч. С.140-143; Горлов В. Правовое положение участников общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2000. № 7. С. 97-100; Егиазаров В.А. О порядке расчета и выплаты стоимости доли при выходе участника из общества // Право и экономика. 1999. № 2; Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» / Под ред. Тихомирова М.Ю. М., 1998; Могилевский С.Д. Указ. соч.; Петникова О.В. Право выхода из общества с ограниченной ответственностью // Адвокат. 2000. № 5. С. 9-11; Петникова О. Практические особенности осуществления права выхода участника из общества с ограниченной ответственностью // Право и экономика. 2000. № 2. С. 11-14; Утка В. Выход и исключение участника из общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2000. № 2. С. 108-112 и др. В связи с тем, что вопросам, связанным с реализацией участником ООО данного права ООО, уделялось большое внимание, позволим себе остановиться лишь на тех из них, которые в недостаточной степени как урегулированы действующим законодательством, так и освещены в юридической литературе.  

171 Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» (постатейный) / Отв. ред. Залесский В.В. М., 1998. С. 96.

172 В соответствии с п. 3.3. Указаний о бухгалтерском учете отдельных операций, связанных с введением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства финансов Российской Федерации от 28.07.1995 г. № 81 (с изм. на 23.01.2001 г.) под чистыми активами понимается величина, определяемая путем вычитания из суммы активов организации, принимаемых к расчету, суммы ее обязательств, принимаемых к расчету // Экономика и жизнь. 1995. № 37.

173 Филиппова С.Ю. Указ. соч. С. 185.

174 Наряду с дополнительными обязанностями участников, в соответствии с Законом об ООО, в уставе общества могут быть предусмотрены и дополнительные права, поэтому далее общие положения будут рассмотрены и относительно дополнительных прав участника общества.

175 Могилевский С.Д. Указ. соч. С. 84.

176 См., напр.: параграф 27, 28 Закона о товариществах с ограниченной ответственностью ФРГ / Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью. Сб. зарубежного законодательства. М., 1995. С. 11-12; параграф 168 Венгерского закона о хозяйственных обществах / Там же. С. 50.

177 Филиппова С.Ю. Указ. соч. С. 177.

178 Садыков К.Р. Государственно-правовое регулирование малого предпринимательства в России: Дисс... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 11.

179 Нефедов С.И. Экономическая функция государства в современных условиях и роль ОВД в ее осуществлении: Дисс... канд. юрид. наук. М., 1996. С. 157-158.

180 См.: Состояние преступности в России за январь-декабрь 2001 г. М.: Главный информационный центр МВД России.

181 См., напр.: Федеральный закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11.03. 1992 г. № 2487-1 // Российская газета. № 100. 1992. 30 апреля; п. 21 Инструкции по организации деятельности участкового уполномоченного милиции, утв. Приказам МВД РФ «О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции» от 16.09.2002 г. № 900 // Российская газета. № 225. 2002. 27 ноября. Далее Инструкция по организации деятельности участкового.

182 Российская газета. № 80. 1992. 7 апр.; Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 3.

183 См.: Итоги оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД Российской Федерации в 2001 году / Отчет перед гражданами Российской Федерации. С.16.

184 Приказ МВД РФ «О мерах по совершенствованию деятельности милиции общественной безопасности по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка товаров и услуг» от 22.06.1999 г. № 456 // Информационно-правовая система «Кодекс».

185 Российская газета. № 125. 1993. 2 июля.

186 Утверждена Приказом МВД РФ «Об организации исполнения органами внутренних дел Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 22.08.1992 г. № 292 // Российские вести. № 129. 1993. 8 августа.

187 Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. № 8. 1992. Ст. 506.

188 Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 10. Ст. 1159.

189 Письмо Государственного комитета Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур, Министерства внутренних дел Российской Федерации «О мерах по улучшению взаимодействия антимонопольных органов и органов внутренних дел в борьбе с нарушениями антимонопольного законодательства и законодательства о защите прав потребителей» // (электронная версия документа находится в информационно-правовой системе «Кодекс»).

190 Каминка А.И. Очерки торгового права. С.283.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

20069. Классификация и технологичность конструкции. Заготовки и способы закрепления. Основные варианты изготовления осей и валов. Обработка многоступенчатых валов на многорезцовых токарных полуавтоматах 158.5 KB
  Основные варианты изготовления осей и валов. Обработка многоступенчатых валов на многорезцовых токарных полуавтоматах. При изготовлении валов исходные заготовки получают либо путем пластической деформации либо путем резки сортового или калиброванного проката.95 для единичного и мелкосерийного при изготовлении валов с небольшим перепадом диаметров используют горячекатаный нормальный прокат который разрезают на штучные заготовки.
20070. Структурные схемы приборов. Схема с последовательным соединением звеньев. Чувствительность. Погрешность 253.5 KB
  Структурной схемой называют схему содержащую предельно упрощенное обозначение функциональных узлов прибора или устройства а также логические связи этих узлов друг с другом. При эксплуатации прибора на его вход воздействует информативный параметр х измеряемая величина а также неинформативные параметры g1 g2 gn. При прохождении сигнала по компонентам прибора на подсистемы подузлы прибора воздействуют внутренние дестабилизирующие факторы q1 q2 qm которые так или иначе влияют на работоспособность этих узлов а следовательно и на...
20071. Дифференциальная схема соединения звеньев 55 KB
  Дифференциальной называется схема содержащая два канала с последовательным соединением преобразователей причем выходные величины каждого из каналов подаются на два входа вычитающего преобразователя. Вычитающий преобразователь это преобразователь с двумя входами выходная величина которого: у=у1у2 Оба канала дифференциальной схемы одинаковы и находятся в одинаковых условиях. В схеме первого типа измеряемая величина воздействует на вход одного канала а на вход другого канала подается величина той же физ. В схеме второго типа измеряемая...
20072. Схемы включения резистивных преобразователей. 86 KB
  I=E RxRИПRлсRE При изменении сопротивления резистивного преобразователя Rx изменяется ток Iр в цепи и следовательно показания прибора ИП. достоинства: простота Делитель напряжения E= IR1 Rx UХ= I Rx= E Rx Rx R1 Потенциометрическая схема включения резистивных преобразователей напряжение от источника питания E подается на крайние выходы резистивного преобразователя Rx. При этом напряжение нагрузки пропорционально перемещению движка при линейной функции...
20073. Мостовая схема включения резистивных преобразователей. Балансировка 79.5 KB
  Ветви с сопротивлениями R1 R2 R3 и R4 называются плечами моста. Ветви включающие измерительный прибор и источник питания называются диагоналями моста. Резистивные преобразователи могут включаться в 1 2 или все четыре плеча моста режим х. то выходное напряжение моста: ; где Uпит = Е напряжение питания.
20074. Схемы включения емкостных преобразователей. Резонансная схема 74.5 KB
  Резонансная схема. REM: Рассмотрим схемы преобразующие изменения с в напряжение: Резонансная схема Используется для включения недифференциальн. Чувствительность схема довольно высока. Схема чувствительна к температурным погрешностям имеет несимметричность ст.
20075. Мостовая схема включения емкостных преобразователей 61 KB
  Экранирование. Для устранения влияния внешних электромагнитных полей применено экранирование.
20076. Прямоугольно-координатный компенсатор переменного тока. Условие компенсации 43 KB
  Uax = Uak Upx = Upk Вследствие этого компенсаторы потенциометры переменного тока должны иметь схему более сложную чем компенсаторы постоянного тока. Различают два вида потенциометров переменного тока: Полярнокоординатные в которых отдельно регулируется модель компенсирующего напряжения и отдельно его фаза обычно с помощью фазорегулятора того или иного вида. Цепь имеет два контура: Первый контур тока IР содержит измерительный резистор Ra первичную обмотку катушки взаимоиндуктивности М и амперметр А.
20077. Устройства выборки зазора в винтовых механизмах 8.53 MB
  Устройства выборки зазора в винтовых механизмах. 1корпус 2винт 3двусторонняя цанга 4регулировочная цанга 5стопорный винт При повышенной сложности устройство может применяться как в силовых так и кинематических передачах и работоспособна при высоких скоростях вращения. Выборка осевого зазора между винтом и базой. винт Корпус Упорный подшипник Упорный подшипник служит для снижения потерь при значительных осевых нагрузках на винт.