66876

Структура лексического значения

Лекция

Иностранные языки, филология и лингвистика

Так если денотатом слова птица в первом понимании является множество всех птиц то во втором понимании – образ типичной птицы. В первом случае слова враги друзья указывают на конкретное окружение Онегина.

Русский

2014-08-29

135 KB

19 чел.

труктура лексического значения (студ.)

  1.  Структура  лексического  значения
  2.  Семная структура ЛЗ
  3.  Денотативно-сигнификативные компоненты (семы) ЛЗ

2.1. Интегральные и дифференциальные семы

  1.  Коннотативный компонент ЛЗ
  2.  Мотивировочный компонент ЛЗ (внутренняя форма слова)
  3.  Структурный компонент ЛЗ

6.1. Синтагматическое значение (валентность)

6.2. Парадигматическое значение (значимость)

  1.  Обязательные и необязательные семы

Литература

_____________________________________________________________________

  1.  Семная  структура  ЛЗ

Планом содержания лексемы и ЛСВ как двусторонних единиц языка является семема.

Семема состоит из простейших составляющих – сем.

Сема (греч. séma ‘знак’) – минимальная предельная единица плана содержания. Семы представляют собой элементарные отражения в языке различных сторон и свойств обозначаемых предметов и явлений действительности.

Термин сема для обозначения микрокомпонентов значения лексемы был введен в употребление чешским лингвистом  Влáдимиром Скáличкой [ЛЭС, с. 437].

План содержания лексемы включает  

  •  лексическое значение (ЛЗ)
  •  и грамматические значения  (ГЗ) = грамматические семы = граммемы.

Напр.: рукав

ЛЗ 1   часть одежды, покрывающая руку;

ГЗ: 1) м.р., 2) ед.ч., 3) И. / В. падеж.

Но в лексикологии грамматические значения обычно не принимаются во внимание.

Семная структура ЛЗ устроена по иерархическому принципу.

1) Самыми общими являются категориально-грамматические семы, соотносимые со значениями частей речи:

  •  сема ‘действие’, ‘процессуальность’ в глаголах,
  •  сема ‘признак’, ‘признаковость’ в прилагательных,
  •  сема ‘предмет’, ‘предметность’ в существительных [ЛЭС, с. 437].

2) Они уточняются более конкретными  лексико-грамматическими семами, которые соотносятся с лексико-грамматическими разрядами внутри частей речи.

Напр., у существительных категориально-грамматическая сема – ‘предметность’, а более конкретные лексико-грамматические семы – ‘нарицательное’, ‘конкретное’, ‘абстрактное’, ‘вещественное’ и т.д.

3) Еще более конкретными являются семы собственно лексические.

Они классифицируются по разным основаниям.  Среди лексических сем выделяются

  •  денотативно-сигнификативные семы (компоненты),
  •  коннотативные семы,
  •  мотивировочный компонент (внутренняя форма),
  •  структурный компонент.
  1.  Денотативно-сигнификативные  компоненты  (семы)  ЛЗ

Денотативно-сигнификативные компоненты ЛЗ – это результат рационального отражения объектов действительности.

Эти компоненты отражают связь ЛЗ,

  •  с одной стороны, с «предметом» (денотат),
  •  с другой, –  с понятием (сигнификат).

Термин денотат трактуется неоднозначно (например, ЛЭС дает 4 его толкования).

Денотат (лат. denotatum ‘обозначаемое’) – класс объектов действительности (предметов, свойств, отношений, процессов), которые могут именоваться данной ЛЕ      (шире – языковой единицей) [≈ ЛЭС, с. 128].

В такой трактовке денотат соответствует объему понятия.

Отношение между словом и классом объектов, который оно обозначает, называется денотативной направленностью, или предметной отнесенностью. А та часть содержательной структуры слова, которая отражает денотативные отношения, называется денотативным компонентом.

Денотат понимается и как целостный образ типичного, эталонного представителя класса реалий, связанный с данным словом в сознании носителей языка. Так, если денотатом слова птица в первом понимании является множество всех птиц, то во втором понимании – образ типичной  птицы. Исследования когнитивных психологов показывают, что типичной птицей для европейцев является что-то вроде воробья или малиновки [Кобозева, с. 83].

Некоторые авторы используют термин денотат как равнозначный термину референт. Большинство лингвистов понятия денотат и референт разграничивают.

Референт (от англ. refer ‘соотносить, ссылаться’; лат. referens, referentis ‘относящий, сопоставляющий’) – конкретный  объект, который называется в данном речевом отрезке.

В речи, в зависимости от тех задач, которые ставит перед собой говорящий, слово обозначает

  •  то класс объектов  или любого его представителя (денотат),
  •  то конкретного представителя класса (референт).

Напр., денотат ЛЕ лампа – осветительные или нагревательные приборы различного устройства. Рассмотрим употребление ЛЕ лампа в речи

  •  Почему вы сидите со свечой? У вас что, нет лампы? – имеется в виду любой представитель класса осветительных приборов; слово имеет денотатное употребление.
  •  Уже светло. Выключи лампу. – здесь ЛЕ лампа соотнесено с конкретным референтом.

Ср:

  •  Враги его, друзья его / (Что может быть одно и то же) / Его честили так и сяк. / Врагов имеет в мире всяк, / Но от друзей спаси нас,  Боже! (Пушкин, «Евгений Онегин»).

В первом случае слова враги, друзья указывают на конкретное окружение Онегина. Они употреблены референтно. Во втором случае эти слова соотносятся со всеми лицами, которые могут быть обозначены с их помощью, т.е. это денотатное употребление.

Денотатами слов могут быть не только объекты, доступные непосредственному восприятию, но и так называемые идеальные объекты, т.е. отвлеченные понятия:  

  •  работа, содружество, общий, анализировать (некоторые ученые считают, что денотата у таких слов нет).

Если денотат понимается как класс объектов, он может быть фиктивным (нулевым):

  •  леший, русалка, кентавр [Маслов, с. 92].

Сигнификат (лат. significatum ‘обозначаемое’) = десигнат (лат. designatum ‘обозначаемое, отмеченное’) – понятийное содержание языкового знака.

Сигнификат представляет собой отражение в человеческом сознании существенных признаков соответствующего денотата.

В логике сигнификат соответствует содержанию понятия.

2.1. Интегральные  и  дифференциальные  семы

Сигнификативные семы делятся на

  •  интегральные и
  •  дифференциальные.

Центральной и иерархически главной в структуре ЛЗ является архисема – родовая, интегральная сема.

Архисема свойственна всем единицам определенного класса (лексико-семантической группы, семантического поля) и отражает их общие категориальные признаки в противопоставление единицам других классов.

Различия между единицами лексико-семантической группы (ЛСГ) определяются дифференциальными (видовыми) семами.

Пример 1: стул

  •  интегральная сема (архисема) – предмет мебели
  •  объединяет ЛЕ, называющие предметы мебели,
  •  и противопоставляет их единицам других классов: названия зданий, посуды и т.д.;
  •  дифференциальные семы

(выявляются при противопоставлении данной ЛЕ другим ЛЕ данной лексико-семантической группы):

  •  предназначен для сидения (ср. стол, шкаф…),
  •  имеет сиденье, рассчитанное на 1 сидящего (ср. диван, скамейка),
  •  имеет ножки (ср. пуфик),
  •  имеет спинку (ср. табурет),
  •  не имеет подлокотников (ср. кресло).

Пример 2:   отец в его главном ЛСВ ‘мужчина  по отношению к своим детям’,

  •  архисема  – родственник
  •  дифференциальные семы:
  •  отецмать (мужской пол – женский пол),
  •  отец – сын (родитель – рожденный; отец, конечно, тоже кем-то рожден, но в значении данной ЛЕ это не главное),
  •  отец – дядя (прямое родство – непрямое родство),
  •  отец – отчим (кровное родство – некровное родство),
  •  отец – дед (первое поколение – второе поколение) и т.д. [ЛЭС, с. 437].

Методика разложения значения слова на минимальные составляющие (семы) называется компонентным  (семным) анализом.

  1.  Коннотативный  компонент  ЛЗ

Коннотация (лат. con ‘вместе’ + notātio ‘обозначение’) – эмоциональная, оценочная или стилистическая окраска языковой единицы.

Если в денотативно-сигнификативной части значения закреплен результат рационально-логического познания, то в коннотативной части отражена эмоциональная реакция на явление объективной действительности и называющее его слово. Денотативный компонент значения соотносится с внеязыковой действительностью и понятием, а коннотативный компонент передает информацию

  •  об отношении говорящего к предмету речи,
  •  об акте речи, об условиях, в которых протекает общение [ЛЭС, с. 236].

Сравним:

  •  газета и газетенка: денотативно-сигнификативные семы  этих ЛЕ совпадают, но ЛЕ газетенка содержит коннотативные семы: выражает пренебрежительное отношение говорящего и характеризуется сниженной стилистической  окраской;
  •  соратник и соучастник имеют одинаковое предметно-понятийное содержание, но различаются коннотацией (положительной и отрицательной оценкой).

Коннотацию относят к прагматическим характеристикам ЛЕ.

Как видно из определения, коннотативный компонент значения состоит из ряда более мелких компонентов.

1) Эмоционально-оценочный компонент (фр. émotion – лат. emovere ‘возбуждать, волновать’) выражает отношение говорящего к предмету, обозначаемому словом (положительное, отрицательное, неодобрительное и т.д.):

  •  гражданин, отечество (положит., одобрит.); 
  •  елочка, книжица, хорошенький … (эмоциональная оценка – положит., ласкат. – маркирована суффиксом);
  •  демагогия, насаждать, политикан, происки (неодобр.);
  •  книжонка, мужичонка, старикашка, работничек(эмоциональная оценка – пренебр. – маркирована суффиксом);

Эмоциональная оценка слова в языке всегда или положительна или отрицательна (ср. носик и носище). Однако она находится в тесной связи с контекстом, который может изменить окраску слова на противоположную:

  •  неудачный сынок, маменькина дочка, популярный журнальчик;
  •  «… говорит благородный господин тихим, слащавым тенорком, морща свой узенький лобик, и издавая красным, озябшим носиком скрипящие звуки» (Чехов) [СРЯШ, с. 173].

2) Экспрессивный компонент (экспрессия ‘выразительность’ от лат. expressio ‘выражение’) выражает усиление, интенсификацию признака или действия:  

  •  домина, нахлестаться, умолять, превозносить, высоченный, страшилище…

3) Стилистический компонент  выражает принадлежность к какому-либо стилю речи:

идти  шествовать    топать

нейтральный высокий (книжный)  низкий (просторечн.)

  •  вышеупомянутый, взыскание – официально-деловой,
  •  бином, молярный – научный.

Разграничить экспрессивный и стилистический компонент бывает нелегко, т.к. экспрессивные ЛЕ, как правило, стилистически окрашены.

В широком понимании коннотация – любой компонент, который дополняет денотативно-сигнификативное (предметно-понятийное) значение языковой единицы и придает ей экспрессивную функцию [ЛЭС, с. 236]:

  •  теща – сигнификат этого слова  ‘мать жены’ может дополняться коннотативными семами ‘злая, сварливая’.

Коннотативное значение может быть связано с фоновыми знаниями носителей языка, в частности, со страноведческими:

  •   Колыма – географическое название (Но: – Приезжайте к нам на Колыму! – … Нет, лучше вы к нам!).

Коннотации специфичны для каждого языка.

  •  в рус. слово березка связано с коннотациями ‘стройный, женственный’ ↔ в норв. ‘стойкий,  выносливый’,
  •  у носителей русского языка береза связана с представлениями о родине, хотя березы растут далеко не только в России,
  •  в рус. слон – ‘неуклюжий’ (топать как слон; как слон в посудной лавке) ↔ в языках хинди и панджаби  слон – символ красоты и изящества.
  1.  Мотивировочный  компонент  (внутренняя  форма  слова)

Внутренняя форма (ВФ) слова – это термин А. А. Потебни, который выделял в слове три составных элемента:

  •  внешнюю форму (т.е. звучание),
  •  значение,
  •  внутреннюю форму слова, его образ.

ВФ называется мотивировка ЛЗ слова его словообразовательной и семантической структурой.

Иначе, ВФ – это признак предмета, на основе которого произошло наименование. Т.е. внутренняя форма слова указывает на причину, по которой данное значение оказалось выраженным именно таким сочетанием звуков [ЛЭС, с. 85]. Так, слова

  •  подсвечник, грызуны, белить, лимонный, острый (ум) 

имеют ВФ, их ЛЗ мотивировано.

Напр., словообразовательная структура слова подсвечник подсказывает, что это слово обозначает предмет (суффикс -ник: чайник, кофейник, рушник и пр.), который находится под свечой. А у слов, от которых названные слова образованы, ВФ нет: мы не знаем, почему, напр., действие, обозначенное глаголом грызть, так названо. Неизвестно, почему именно такое сочетание  звуков  (остр-) связано с острыми предметами.

ВФ не является обязательным компонентом лексического значения слова.

ВФ имеют 2 класса слов:

  1.  производные слова, т.е. образованные от других слов:
  •  попугайничать, тигрица, волчица – есть ВФ, а у непроизводных слов попугай, тигр, волк ВФ нет;
  1.  слова с переносным значением:  
  •  дуб, осел о человеке – имеются в виду тупость, упрямство; в прямых значениях у этих слов ВФ нет.

Для наименования не обязательно выбирается существенный признак, он может быть просто заметным, ярким. Т.к. признаков у предметов много, а ВФ указывает на какой-то конкретный, один и тот же предмет, одно и то же понятие могут иметь несколько названий. Так возникают синонимы. По этим же причинам слова, обозначающие одно и то же понятие, в разных языках нередко имеют разную ВФ [ЛЭС, с. 85; Кодухов, с. 193].  Напр.,

  •  щелевые – фрикативные (первое слово образовано от русского, а второе – от латинского корня);
  •  сотовый – мобильный;
  •  рус. коньки возникло в результате переноса слова конек (уменьшительное от конь) на новое средство быстрого передвижения;
  •  нем. слово der Schlittenschuh с тем же значением имеет другую ВФ: der Schlitten сани’, der Shuh обувь’;
  •  рус. портной (порты ‘одежда’) – нем. Schneider (от schneiden ‘резать’), сербохорв. кроjач (кроjити ‘кроить’), болг. шивач (от шия ‘шить’) [ЛЭС, с. 85].

С другой стороны, в разных языках при различиях в ВФ есть и элементы сходства, что связано с общностью принципов человеческого восприятия:

  •  рус. подснежник; нем. Schneeglökchen букв. ‘снежный колокольчик’, англ. snowdrop – букв. ‘снежная капля’, фр. perce-neige – букв. ‘пробивающийся через снег’;
  •  рус. наперсток букв. ‘надеваемый на перст’; нем. Fingerhut – букв. ‘палец-шляпа’ [ЭРЯ, с. 72].

ВФ у слова есть в момент его создания. С течением времени словообразовательные связи между словами забываются, так что в языке есть слова, в которых ВФ затемнена (подушка) или совсем утрачена (рука, стул, книга и т.д.). Ср. также:

  •  рукавица (есть ВФ) – варежка (нет ВФ) –  перчатка  (есть ВФ? ).

Историческое изменение словообразовательной структуры и значений слов, которое приводит к разрыву связи между родственными словами и образованию немотивированных основ, называется деэтимологизацией (демотивацией) [Кодухов, с. 193].

Утрата внутренней формы (деэтимологизация) может иметь несколько причин.

  1.  Фонетические изменения:
  •  полтора ← полъ втора, т.е. один + ½ второго; когда перестал действовать закон открытого слога, редуцированный гласный (ъ) исчез, и образовалась группа из трех согласных (лвт), один из которых для облегчения произношения выпал;
  •  хорь ← дъхорь ; ср.: воздух, вдох, дух, т.е. хорь – зверек, издающий дурной запах;
  •  к одному корню восходят слова коса и чесать, городить и жердь, цена и каяться [ЭРЯ, с. 72], конец и начало, завтра и утро, сын и сноха.
  1.  Семантические изменения:
  •  существительное неделя сейчас обозначает семь дней, оно вытеснило слово седмица; а раньше неделя ‘нерабочий день’ (от не делать) обозначало день, который сейчас называется словом воскресенье, т.е. понедельник – день после недели) [Кодухов, с. 193; ЭРЯ, с. 72];
  •  существительное голубь раньше мотивировалось прилагательным голубой, которое имело более широкое значение, включавшее оттенки серого цвета; когда это прилагательное изменило свое значение, сущ. голубь потеряло ВФ. 
  1.  Утрата предметом признака, прежде для него характерного:
  •  существительное город утратило связь с глаголом городить, т.к. города перестали огораживать;
  •  слово мешок перестало быть связанным с мехом, хотя первоначально это уменьшительное от мех: мехом назывался не только волосяной покров, но и шкура животного [ЭРЯ, с. 72]. К утрате ВФ привело как изменение значения слова мех, так и то, что мешки стали делать из другого материала.
  1.  Выход из активного употребления мотивирующего элемента:
  •  утрата в рус. яз. слова коло ‘круг’ привела к утрате ВФ слов колесо, колокол, около, калач;
  •  слова сутки, дар потеряли мотивированность из-за того, что в современном языке вышли из употребления префикс су- (ср.: сумрак, супруг, сусед), и суффикс -р (ср.: пир, жир), а корни да-, и -тк- претерпели фонетические и семантические изменения; глагол дать в значении ‘делать дар’ сейчас не употребляется [Кодухов, с. 193].

Вспомним семантический треугольник, символизирующий связь предмета и  фонографической оболочки через понятие (или ЛЗ; в данном случае неважно, что ЛЗ может по-разному соотноситься с понятием). У производных слов, помимо названных элементов, есть еще мотивирующий элемент.

ЛЗ

фонографическая  предмет

оболочка

Любой из этих элементов может измениться, и, как следствие, может стать сомнительной или исчезнуть ВФ.

Увеличение количества немотивированных слов происходит в результате деэтимологизации при заимствовании слов:

  •  тетрадь (из греч.), бутерброд (из нем.), митинг (из англ.) и т.д.;
  •  рус. слесарь – от нем.  Schlosser (Schloss  ‘замок’);
  •  шарамыга (от неправильно воспринятого французского выражения cher ami ‘дорогой друг’),
  •  шантрапа от фр. chantra pas ‘петь не будет’ [Кодухов, с. 193].

Чтобы определить ВФ заимствованных слов, нужно знать словообразовательную структуру и значение слов в тех языках, из которых они были заимствованы.

Воссозданием утраченной ВФ занимается этимология.

Напр., в современном сознании глагол стрелять и сущ. выстрел связываются со звуком, со стрельбой из огнестрельного оружия, а этимологически они связаны со словом стрела [ЭРЯ, с. 72].

Со стремлением выявить ВФ связано явление т.н. народной этимологии. Это ложное этимологизирование, т.е. ненаучное восстановление ВФ типа колоток (т.к. им колотят, ср. ВФ молот + ок), мазелин и т.д. Часто ложному этимологизированию подвергаются заимствованные слова: в них устанавливают морфемы родного языка [Кодухов, с. 194]:

  •  спинжак (потому что на спину надевается); пиджак от англ. pea-jacket ‘бушлат нидерл. рijjekker (pij  ‘разновидность грубой ткани + jekker  ‘куртка);  
  •  шумовка от нем. Schaumlöffel  ‘ложка для пены’; 
  •  сальный от фр. sale ‘грязный’ переосмыслено через созвучие со словом сало;
  •  гувернянька, гульвар, мелкоскоп [Реформатский, с. 111].
  1.  Структурный  компонент  ЛЗ

Структурный компонент включает формальные характеристики ЛЕ, фиксирующие ее место в системе.

  •  Денотативно-сигнификативные семы отражают отношение ЛЕ к объектам действительности,
  •  в основе коннотации лежит отношение говорящего к предмету речи (прагматическая характеристика ЛЕ),
  •  а в основе структурного компонента  – отношение ЛЕ друг к другу.

Выделяют два типа структурного значения:

  •  синтагматическое,
  •  парадигматическое.

5.1. Синтагматическое структурное значение, или валентность, характеризует линейные отношения ЛЕ, ее характерную сочетаемость. Совокупность слов, с которыми может сочетаться ЛЕ, образует ее дистрибуцию [СРЯ, с. 175].

В лексикологии  различают два типа сочетаемости:

  •  семантическую и
  •  лексическую 1.

Семантическая сочетаемость слова – его способность вступать в сочетания с целыми классами слов, объединяемых общностью смысла [ЭСЮФ, с. 148].

Сочетаемость ЛЕ друг с другом регулируется в первую очередь законом семантического согласования, согласно которому в смысловую связь вступают только слова, в значении которых есть общие семантические компоненты [СРЯ, с. 175; ЛЭС, с. 483].

Напр., в сочетаниях

  •  пить воду, чай, кофе

такими повторяющимся, общим компонентом является ‘жидкость’: он входит в толкование всех этих слов:

  •  пить ‘проглатывать жидкость’,
  •  вода ‘прозрачная, бесцветная жидкость’,
  •  чай, кофе, вода толкуются через слово напитокжидкость для питья’.

Ср. невозможность сочетаний типа пить хлеб, яблоко.

Слова идти, ехать, с одной стороны, и медленно, быстро, с другой, семантически согласуются между собой благодаря общему смысловому компоненту ‘скорость’. Сочетание же стоять медленно оказывается невозможным, т.к. глагол стоять обозначает статическое состояние и не содержит в своем значении указанного компонента [СРЯ, с. 176].

Ср. известную фразу Н. Хомского:

  •  Бесцветны зеленые идеи бешено спят.

В этой фразе, демонстрирующей независимость грамматики от лексики, синтаксическая сочетаемость соблюдена, а семантическая полностью нарушена.

Семантическая валентность ЛЕ – одна из важнейших ее характеристик. Важно знать не  только значение слова, но и то, как оно употребляется в речи [СРЯ, с. 176]. Это особенно актуально при изучении иностранных языков.

Лексическая сочетаемость – избирательность слова в его сочетании с другими ЛЕ:

  •  стадо коров, табун лошадей, стая волков, птиц, рой пчел, косяк рыб;
  •  потерять покой, но  утратить спокойствие,
  •  дать ответ (совет) –  задать вопрос. 

Избирательность языка в словесных сочетаниях порождает его идиоматичность, национальную самобытность и выразительность. Эти свойства формируются веками, в процессе длительного употребления слова. Они отличают один язык от другого и составляют очень серьезную трудность при овладении иностранным языком. Так,  француз, изучающий русский язык, может сказать:

  •  угол земли в значении ‘клочок земли’ от фр. coin de terre,
  •  автор пожара ‘виновник пожара’ – lautuer de lincedie [ЭСЮФ, с. 148].

Лексическая сочетаемость может меняться в процессе исторического развития языка. Ср. у Пушкина в повести «Выстрел»:

  •  офицеры сделали ему [Сильвио] этот вопрос.

В «Капитанской дочке»:

  •  Ветер завыл, сделалась метель.

5.2. Парадигматическое структурное значение, или значимость (Ф. де Соссюр: valeur), характеризует нелинейные отношения ЛЕ, образующих в силу их семантической общности определенный класс (парадигму).

В качестве примеров лексических парадигм можно назвать

  •  синонимический ряд,
  •  антонимическую пару (группу),
  •  лексико-семантическую группу (ЛСГ) (напр., названия частей тела),
  •  семантическое поле (СП) (обозначение времени, пространства).

Значимость определяет место данной единицы в системе путем ее противопоставления другим единицам класса.

Напр., значимость слова утро определяется его промежуточным положением в лексической парадигме между словами ночь и день:

  •  ночь – утро – день – вечер.

Значение каждой ЛЕ в этой микропарадигме ограничивает значения соседних ЛЕ.

Представим, что в этой системе нет ЛЕ день. Тогда значимость всех ЛЕ меняется: значение одного, двух или всех слов расширяется.  Ср. также парадигму глаголов движения:

  •  идти, ехать, бежать, лететь…

Если в системе нет глагола ехать, например, как в англ., меняется значимость глагола идти: его семантика становится шире, он обозначает поступательное движение как пешком, так и на транспорте.

Парадигматическое и синтагматическое значения ЛЕ взаимосвязаны. Чем ближе друг к другу единицы в системе, тем больше сходства в их употреблении. Напр., абсолютные или очень близкие по значению синонимы употребляются совершенно или почти одинаково [СРЯ, с. 177].

Значимость и валентность (сочетаемость) ЛЕ со сходными значениями в разных языках часто не совпадают [СРЯ, с. 177; Кодухов, с. 193; Маслов, с. 99–100]:

to wash one’s hands,

a cup,

the floor

мыть

руки,
чашку,

пол

a dress 

a shirt

стирать платье,
юбку

Сравним фрагменты парадигм глаголов движения в разных языках:

передвигаться

русский

английский

французский

немецкий

пешком

идти

go

aller

gehen

на транспорте

ехать

go

aller

fahren

на лошади

ехать

ride

aller

reiten

[Вендина, с. 154].

Т.е. если в немецком языке для обозначения трех способов передвижения в пространстве используются три глагола, то во французском – лишь один. Соответственно, его значение шире, чем значение любого из названных глаголов в русском, английском и немецком языках.

  1.  Обязательные  и  необязательные  семы

Обязательные семы

Необязательные семы

категориально-грамматические семы

лексико-грамматические семы

денотативно-сигнификативные семы

коннотативные семы

структурные (валентность, значимость)

внутренняя форма

Литература

Алефиренко Н. Ф. Теория языка. Вводный курс. М.: Академия, 2004. Лексическое значение слова. Аспекты лексического значения. С. 198–203.

Барлас Л. Г., Инфантова Г. Г., Сейфулин М. Г., Сенина Н. А. Русский язык. Ведение в науку о языке. Лексикология. Этимология. Фразеология. Лексикография. М.: Флинта : Наука, 2003. Лексическое и грамматическое значение слова. С. 125–134.

Вендина Т. И. Введение в языкознание. М.: Высшая школа, 2001. Мотивированность слова. С. 126–129. Семантическая структура слова. С. 129–132. Типы лексических значений слов. С. 132–136.

Гируцкий А. А. Введение в языкознание. Минск: ТетраСистемс, 2001. Лексическое значение и его типы. С. 117–124.

Заскока С. А. Введение в языкознание. Конспект лекций. М.: Приор-издат, 2005. Вопрос 54. Лексическое значение слова. С. 121–124. Вопрос 56. Семантическая структура слова. С. 110. Вопрос 57. Типы лексических значений слов. С. 111–114.

Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. М.: Эдиториал УРСС, 2000. Глава 3. Компоненты лексико-семантической информации. 3.1. Сигнификативный компонент. С. 81–82; 3.2 Денотативный компонент. С. 82–87. 3.3. Прагматический компонент. С. 87–94. Глава 4. Лексико-семантическая парадигматика. 4.1. Значимость слова. С. 94–98.

Кодухов В. И. Введение в языкознание. М.: Просвещение, 1987. § 26. Слово как обозначение понятия. Лексическое значение и значимость. Внутренняя форма слова. С. 163–168.

ЛЭС – Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990. Денотат. С. 128–129. Коннотация. С. 236–237. Сигнификат. С. 444. Сочетаемость С. 483.

Маслов Ю. С. Введение в языкознание. М.: Высшая школа, 1997 (3-е изд. и другие издания). 2. Лексическое значение слова. а) Вступительные замечания. б) Предметная отнесенность. в) Соотношение слова и понятия. г) Системные связи между значениями слов. д) Значение слова и различие между языками.  С. 90–102.

Реформатский А. А.  Введение в языковедение. М.: Аспект Пресс, 1997 (1-е изд. – 1967). Глава II. Лексикология. § 19. Этимология и «народная» этимология. С. 107–112.

СРЯ – Современный русский язык. / под ред. В. А. Белошапковой. М.: Высш. шк., 1989. Виды лексического значения. С. 175–180.

СРЯ-1 – Современный русский язык. В 3-х ч. Ч. I. Введение. Лексика. Фразеология, Фонетика. Графика и орфография. / Н. М. Шанский, В. В. Иванов. М.: Просвещение, 1981. § 7. Основные типы лексических значение русских слов. С. 14–17.

СРЯШ – Современный русский язык. Фонетика. Лексикология, Фразеология / Под. ред. П. П. Шубы. – 2-е изд. Минск: ООО «Плопресс», 1998. Компоненты лексического значения. С. 168–175.

Сулименко Н. Е. Современный русский язык. Слово в курсе лексикологии. М.: Флинта : Наука, 2006. Лексическое значение, его структурный характер и коммуникативные потенции. С. 192–261.

Шайкевич А. Я. Введение в лингвистику. М.: Академия, 2005. § 49. Семантика слов. С. 139–141.

ЭРЯ – Русский язык. Энциклопедия. М.: Большая Российская энциклопедия – Дрофа, 1997. Внутренняя форма слова. С. 72. 

ЭСЮФ – Энциклопедический словарь юного филолога (языкознание). М.: Педагогика, 1984. Лексическая сочетаемость. С. 148.

1 Есть и синтаксическая сочетаемость. Она определяется лексико-грамматической характеристикой слова: русские прилагательные согласуются с существительными; глаголы требуют от существительных определенных падежных форм и т.д. Это предмет изучения синтаксиса.

PAGE  9


мотиви
рующий элемент

про

У глагола to wash другая значимость и более широкая сочетаемость.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

62889. Я здоровье берегу – сам себе я помогу 24.15 KB
  Цели урока: Сформировать представление о здоровье как одной из главных ценностей человеческой жизни; Познакомить детей с правилами, помогающими сохранить собственное здоровье на долгие годы.
62891. Хочу всё о животных знать! 27.25 KB
  Цель: развивать творческие способности детей; развивать мышление и сообразительность интерес к природе животным; воспитывать уважение друг к другу командный дух; Оборудование: сигнальные карточки; карточки с вопросами и вариантами ответов...
62893. Свобода – выбор разумной личности 29.5 KB
  Цель: формирование у учащихся правовых норм как регуляторов поведения человека в обществе и отношений между личностью и государством, требующих самостоятельного, осознанного выбора поведения и ответственности за него.
62894. Внеклассное мероприятие: «Быть уверенным – здорово!» 32.98 KB
  Взаимной зависимости, ответственности, контроля не наблюдается. В эмоциональных личных отношениях заметны некоторые симпатии и антипатии, хотя ученики стараются это особо не афишировать.
62896. Умелые руки не знают скуки 49.38 KB
  Цель: Активизация творческих способностей учащихся, поддержание интереса к предмету; совершенствование умений работать самостоятельно и в коллективе.