67171

Части речи. Понятие о частях речи

Лекция

Иностранные языки, филология и лингвистика

Термин части речи возник в древнегреческой грамматике в которой предложение не отделялось от речи. Проблема осложняется и тем что термин части речи употребляется неоднозначно: в частности в круг ЧР включаются либо только знаменательные слова...

Русский

2014-09-04

121.5 KB

3 чел.

асти речи (студ.)

Части  речи

  1.  Понятие о частях речи
  2.  Основания распределения слов по частям речи
  3.  Части речи в разных языках
  4.  Количество частей речи в одном языке
  5.  Переходность частей речи

Литература

________________________________________________

  1.  Понятие  о  частях  речи

Части речи (ЧР) (лат. partes oratiōnis) – классы слов языка, выделяемые на основании общности их синтаксических, морфологических и семантических свойств [ЛЭС, с. 578].

Термин части речи возник в древнегреческой грамматике, в которой предложение не отделялось от речи.

Эти классы  слов рассматриваются

  •  либо как  грамматические (напр., А.А. Реформатский),
  •  либо как  лексико-грамматические,
  •  либо как семантические (лексические).

В зависимости от

  •  особенностей языкового строя и
  •  теоретических позиций исследователей

выделяется от 2 до 15 ЧР.

Иерархия признаков, лежащих в основе выделения ЧР, по-разному понимается в разных лингвистических школах. Выбор ведущего признака зависит и от того,

  •  описывается ли конкретный язык,
  •  или проводится типологическое описание [ЛЭС, с. 578].

Проблема осложняется и тем, что термин части речи употребляется неоднозначно:
в частности, в круг ЧР включаются

  •  либо только знаменательные слова, выполняющие номинативную функцию и соотносимые с членами предложения,
  •  либо к ним присоединяются и слова, выполняющие дейктическую, служебную функции, и слова, выражающие эмоции.

Так что утверждение типа «в таком-то языке есть только 2 ЧР: имя и глагол» еще не означает, что в нем нет, напр., служебных слов.

Истоки учения о ЧР восходят к грамматическим воззрениям мыслителей Древней Греции, Рима, Индии 1.  

С развитием языкознания в XIX и XX вв. традиционная система ЧР перестает удовлетворять ученых. Появляются указания на непоследовательности и противоречия в существующей классификации, на отсутствие в ней единого принципа деления.

При этом современное языкознание в значительной мере опирается на античную традицию. В различных европейских языках выделяются существительные, прилагательные, глаголы, наречия. Однако дело не только в силе традиции, но и в том, что европейские языки представляют собой определенную общность.

В современном языкознании нет общего подхода к выделению ЧР. Трудности связаны с разным решением следующих вопросов:

  1.  на каких принципах должна строиться грамматическая классификация слов,
  2.  какова иерархия признаков, лежащих в основе выделения ЧР,
  3.  что следует считать формами одного слова [Вендина, с. 223; Шайкевич, с. 121].
  4.  Основания  распределения  слов  по  частям  речи

В европейском языкознании на первый план традиционно выдвигались морфологические признаки, что обусловлено его ориентацией на флективные и агглютинативные языки. Однако в изолирующих языках, где словоизменение практически отсутствует, невозможно опираться на морфологию.

При типологическом подходе, учитывающем особенности языков разной структуры,  универсальное определение ЧР основывается на синтаксических характеристиках. В качестве дополнительных выступают семантические свойства, существенные прежде всего для идентификации ЧР в разных языках [ЛЭС, с. 578].

2.1. Синтаксические  признаки

К одной ЧР относят слова,

  •  способные выполнять одинаковые синтаксические функции
  •  и имеющие одинаковую сочетаемость.

Напр., одним из признаков, различающих существительное и глагол в рус. яз., является возможность быть главным членом атрибутивной конструкции с прилагательным:

  •  быстрый шаг при невозможности быстрый шагать.

При этом важна степень характерности каждой из функций для данной ЧР. По этому признаку функции каждой ЧР распадаются на

  •  первичные и
  •  вторичные.

Так, в русск. яз.  и сущ., и глагол могут выполнять как функцию подлежащего, так и функцию сказуемого:

  •  Дерево растет.
  •  Курить – здоровью вредить. 
  •  Тигрхищник.

Однако для глаголов функция сказуемого первична, а подлежащего – вторична, а для существительных функция подлежащего первична, а сказуемого – вторична 2.

В кит. яз. слова, соответствующие глаголам и прилагательным других языков, объединяются в категорию предикатива, т.к. имеют общие синтаксические признаки.

И глагол, и прилагательное могут выполнять функцию определения (правда, глагол, в отличие от прилагательного, требует специального «адъективного» оформления – суффикса
-дэ-) [ЛЭС, с. 578].

И глагол, и прилагательное в функции сказуемого могут непосредственно сочетаться с подлежащим, напр.:

  •  Tā láileОн пришел; 
  •  Tiānqi lěng ‘Погода холодная’.

Существительное же в функции сказуемого сочетается с подлежащим только при посредстве связки shì, напр.:

  •  Tā shì xuésheng ‘Он студент’.

Именно неспособность быть сказуемым без помощи связки является основным формальным признаком китайского существительного [Маслов, с. 157].

2.2. Семантический  признак

Распределение слов по ЧР во всех языках подчиняется определенным семантическим закономерностям. Хотя в класс существительных входят в русск. яз. слова, обозначающие

  •  предмет (стол),
  •  качество (краснота),
  •  действие (хождение),

но большинство существительных, обозначающих не предметы, производны (ср.: красный → краснота; ходить → хождение), а большинство непроизводных существительных обозначают предметы. Это позволяет говорить об общем значении предметности у существительных.

Для глагола устанавливается общее значение действия или состояния,

  •  для прилагательного –  качества,
  •  для наречия – признака действия или качества.

Семантические признаки лежат в основе типологической идентификации ЧР в разных языках.

Напр., когда утверждают, что предикатив в кит. языке соответствует глаголу и прилагательному англ. языка, имеют в виду, что в китайском языке выделяется класс слов, включающий обозначения, типичные для классов глагола и прилагательного англ. языка [ЛЭС, с. 578].

2.3. Морфологические  признаки

В неизолирующих (флективных и агглютинативных) языках каждая ЧР характеризуется особой системой грамматических категорий. Наборы ГК охватывают все слова данной ЧР (или основное ядро этих слов), ГК имеют характерное формальное выражение. Так, в русск. яз.

  •  существительному свойственны число, падеж (словоизменительные категории) и род (как классифицирующая категория),
  •  прилагательному – число, падеж и род (как словоизменительные категории), степени сравнения.

При этом формы существительных и прилагательных заметно отличаются.

В бирманском языке, напр., прилагательное и глагол в формальном отношении не противопоставлены: выражение степени сравнения имеют слова, соответствующие и прилагательным, и ряду глаголов других языков [ЛЭС, с. 578].

В языках с богатой морфемикой выделяют словообразовательный признак ЧР – набор ее словообразовательных средств и словообразовательных моделей. Напр., в русск.:

  •  -тель, -ищ, -онок, - ниj – суффиксы существительных;
  •  -ну, -ыва, - а – суффиксы глаголов [Гируцкий, с. 204].

В отечественном языкознании наиболее распространенным является выделение ЧР на основе совокупности трех признаков:

1) семантического – категориальное значение, абстрагированное от лексических значений всех слов данного класса;

2) морфологического:

  •  грамматические категории и выражающие их формы;
  •  типичные словообразовательные средства;

3) синтаксического:

  •  типичные синтаксические функции,
  •  типичная синтаксическая сочетаемость.

Напр., слова белый, белизна, белить образованы от одного корня и связаны
с идеей цвета. Однако эта идея по-разному в них «представлена».

А) В слове белый 

  1.  категориальное значение – признак (признаковость);
  2.  морфологические признаки:
  •  специфическая система морфологических категорий
    (род, число, падеж – словоизменительные),
  •  выраженная в характерной для слов такого типа системе форм
    (
    белый, белая, белое, белые, белого…);
  •  наличие степеней сравнения и краткой формы;
  1.  типичные синтаксические функции: определение, именная часть сказуемого;
    типичная синтаксическая сочетаемость:
  •  сочетается с существительными, наречиями;
  •  не сочетается с глаголами.

Б) В слове белизна 

  1.  категориальное значение – предметность;
  2.  морфологические признаки:
  •  классификационная категория рода, словоизменительные категории числа и падежа,
  •  выраженные соответствующей системой флексий;
  1.  типичные синтаксические функции: подлежащее и дополнение;
    типичная синтаксическая сочетаемость:
  •  сочетается с глаголами, прилагательными, наречиями, существительными.

Традиционный перечень ЧР – не результат какой-либо логически последовательной классификации. Выделяемые ЧР – результат ряда компромиссов между синтаксическим, семантическим и морфологическим принципами классификации словоформ [СРЯ, с. 401].

Названные три принципа не всегда последовательно выдерживаются. Напр., в большинстве языков принципы выделения местоимений и числительных отличаются от принципов выделения других ЧР.

По морфологическим свойствам и синтаксическим функциям среди местоимений выделяются разные разряды, сходные

  •  с существительными: я, ты… кто, что…, тот… 
  •  прилагательными: мой, твой… любой, какой-нибудь…
  •  наречиями: где, там, здесь, куда-нибудь, оттуда…  

В один класс местоимения объединяются только по типу их отношения с обозначаемым: они не называют предметы и признаки, а только указывают на них.

Числительные в русском языке объединяются в одну ЧР на основании только семантического критерия: они связаны с выражением идеи количественности. По формальным характеристикам среди них выделяются

  •  количественные, сходные с существительными,
  •  и порядковые, которые, по сути, являются прилагательными с количественным значением.

Не все слова могут быть однозначно отнесены к той или иной ЧР. А. А. Шахматов, А. М. Пешковский и Л. В. Щерба говорили, что некоторые слова могут никуда не попасть. Напр., слова-предложения да и нет.

2.4. Проблема  формы   слова

Немаловажную роль в выделении ЧР играет решение вопроса о том,

  •  что считать формами одного слова,
  •  а что – разными словами.

При объединении разных форм в одну парадигму обычно учитывают степень регулярности образования форм.

Так, неличные формы глагола (инфинитивы, причастия, деепричастия) объединяются в одну парадигму с личными формами, потому что и те, и другие связаны регулярными отношениями трансформации: от личных форм по некоторым правилам можно образовать неличные и наоборот.

Инфинитив образуется от личных глагольных форм по твердым правилам. Так, в русск. яз. инфинитив образуется путем добавления к так называемой второй основе (которая представлена также в формах пр.вр.) стандартного суффикса <ti>. Выбор алломорфов определяется местом ударения и характером предшествующего звука:

  •  нес-ти, чита-ть, мо-чь. 

В отличие от инфинитива отглагольные существительные образуются по разным моделям:

  •  учу – учение, учеба,
  •  хожу – хождение, ходьба,
  •  бегу – бег, беготня,
  •  спешу – спешка.

Поэтому они не считаются формами глагола.

На этом же основания разными словами считаются  русские глаголы, различающиеся видом. Видовое противопоставление выражается префиксами, суффиксами, ударением,  чередованиями в корне и  супплетивизмом. Кроме того, префиксы, образующие глаголы совершенного вида, очень разнообразны:

  •  делать – сделать,
  •  писать – написать,
  •  читать – прочитать,
  •  платить – заплатить,
  •  женить – поженить,
  •  публиковать – опубликовать [Шайкевич, с. 121].

Однако если во главу угла поставить морфологические и синтаксические характеристики, инфинитив, причастие и деепричастие легко выводятся за пределы глагольной парадигмы и рассматриваются в качестве самостоятельных ЧР.

Инфинитив, в отличие от личных форм глагола многих языков, не изменяется и обладает минимумом ГК (в русск. яз. – только ГК вида и залога). Русский инфинитив способен, в отличие от личных форм, функционирующих только как сказуемое, выполнять все синтаксические функции:

  •  подлежащего и сказуемого: Курить – здоровью вредить; 
  •  дополнения: приказал им работать;
  •  определения: стремление (какое?) учиться;
  •  обстоятельства: приехал (зачем?) отдыхать.  

Причастие по категориальному значению и морфологическим характеристикам представляет собой нечто среднее между глаголом и прилагательным, а деепричастие – между глаголом и наречием.

  1.  Части  речи  в  разных  языках

С историко-типологической точки зрения универсальным и постоянным считается факт самого наличия ЧР [Кодухов, с. 235].

Различия между ЧР в языках мира касаются

  •  количества,
  •  состава (какие это ЧР),
  •  объема отдельных ЧР (какие слова входят в данную ЧР),
  •  их морфологических и синтаксических свойств.

Эти характеристики ЧР исторически изменчивы и различны не только в языках разных типов, но даже в близкородственных языках [Кодухов, с. 235].

Напр., в болг. яз. у существительных нет падежа, но есть категория определенности, выражаемая при помощи постпозитивного артикля 3 [Гируцкий, с. 205].

Первая граница, которую обычно удается провести между ЧР, разделяет имя и глагол. Эти два класса слов различаются во всех исследованных  языках мира. В некоторых языках различают только имя и глагол (напр., в индейском языке йума; правда, это не значит, что в нем нет служебных слов) [ЛЭС, с. 578; Шайкевич, с. 122].

Среди имен может наблюдаться дальнейшее деление. В русск. яз., напр., ярко противопоставлены существительное и прилагательное, которые различаются набором грамматических категорий и выражающих их форм. Достаточно четко существительные и прилагательные различались в древних индоевропейских языках (латинском, греческом, санскрите) [Шайкевич, с. 123].

Притом, что существительные и прилагательные явно противопоставлены, они ближе друг к другу (это имена), чем к глаголу.

В некоторых индоевропейских языках различие существительных и прилагательных сведено к минимуму. В англ. яз.  прилагательные отличаются от существительных тем, что:

1)  не имеют форм числа,

2)  имеют специфические словообразовательные показатели: -ful, -y,

3)  могут присоединять суффиксы степеней сравнения,

4)  в синтаксической позиции предиката не принимают артикля:

  •  Hi is sillyОн глуп
  •  но  Hi is a fool ‘Он глупец’ [Шайкевич, с. 123].

При этом есть класс слов, которые могут быть как существительными, так и прилагательными: round, square Ср.:

  •  cold winter ‘холодная зима’,
  •  winter cold ‘зимний холод’.

Помимо существительных, прилагательных и глаголов, в самостоятельную ЧР могут выделяться наречия.

С другой стороны, прилагательные и наречия нередко могут сливаться с  одной из главных ЧР:

  •  в арабск. прилагательные и наречия примыкают к существительным.;
  •  в некот. африканских языках прилагательные и наречия примыкают к глаголам;
  •  в тюркск. прилагательное сближается с существительным, а наречие – с глаголом [ЛЭС, с. 578].

В тюркских языках, напр., мало оснований выделять прилагательные в особую ЧР, т.к. они неизменяемы. Узбекские сочетания

  •  темир йўл ‘железная дорога’ и  олтин юлдуз ‘золотая звезда’,

где темир и олтин – существительные, практически ничем не отличаются от

  •  ёмон йўл ‘плохая дорога’ и  кизил юлдуз ‘красная звезда’,

где  ёмон и кизил традиционно считаются прилагательными [Шайкевич, с. 123].

Специфика разных языков требует, чтобы при описании  каждой ЧР конкретного языка учитывались не только его типологические и универсальные свойства, но и своеобразие и  индивидуальность [Кодухов, с. 235].

  1.  Количество  частей  речи  в  одном  языке

Вопрос о количестве ЧР может по-разному решаться для одного конкретного языка. В истории русской лингвистической науки это число колеблется от 8 до 15 4. Так, причастия и деепричастия то рассматриваются в системе форм глагола, то выделяются как отдельные ЧР, как, напр., в школьной грамматике русского языка. Этот разнобой в количестве ЧР вызван многообразием признаков у слов, так что последовательно выдержать заявленные принципы бывает трудно.

Разброс точек зрения на количество ЧР в отечественной лингвистике – не единственный пример. В совр. арабск. языке, в зависимости от большего или меньшего следования традиции арабского языкознания, выделяется от 3 до 11 ЧР 5, в китайском – от 3 до 10 6. Различные ЧР в одном и том же языке признаются или отрицаются из стремления подчеркнуть их специфику в данном языке [Кочергина, с. 115–116].

Наряду с тенденцией к увеличению количества ЧР, есть и обратная тенденция. Напр., Ж. Вандриес считал, что индоевропейские ЧР могут быть сведены к имени и глаголу. В частности, он оспаривал значимость междометий: это специфическая форма речи, эмоциональная, аффективная. Служебные слова, по его мнению, тоже легко выпадают из состава ЧР, так как они не что иное, как морфемы. Скептически высказывался по поводу вычленения ЧР и Л. Блумфилд, который много занимался языками индейцев Северной Америки.

  1.  Переходность  частей  речи

Отсутствие резких границ между частями речи в синхронии обусловлено, кроме прочего, и диахронным процессом перехода слов одной ЧР в другую без использования специальных словообразовательных аффиксов. Этот процесс называется конверсия (лат. conversio ‘превращение’). Есть несколько разновидностей конверсии.

  1.  Субстантивация (переход слов других ЧР  в существительные; лат. substantivum):
  •  столовая, дежурный, суточные; мороженое, будущее;
  •  яп. ко:фуку ‘счастливый’ ко:фуку ‘счастье’ [Камчатнов, Николина, с. 107].

Во многих языках присоединение артикля переводит слова других частей пречи в существительные:

  •  англ. to jump ‘прыгать’ a  jump ‘прыжок’,
  •  нем.: leben жить’ →  das Lebenжизнь’ [ЛЭС, с. 235],
  •  франц.: charme чаруй’ →  le charmeочарование’; parisienпарижский’ →  un  parisienпарижанин’ [Реформатский, с. 297; Вендина, с. 212].
  1.  Адъективация (переход слов других ЧР  в прилагательные; лат. adjectivum):
  •  изысканный вкус, блестящие способности, взволнованный вопрос, сдавленный смех, подходящий момент.
  1.  Адвербиализация (переход слов других ЧР в наречия; лат. adverbium):
  •  вначале,  замуж, домой, бегом, впервые.
  1.  Прономинализация (переход слов других ЧР в местоимения; лат. pronomen):
  •  вещь, дело, факт, штука, человек;
  •  данный, известный, определенный, последний, следующий;
  •  один.
  1.  Вербализация (переход слов других ЧР в глаголы; лат. verbum):
  •  land ‘земля’ → to land ‘приземляться’,
  •  pocket ‘карман’ → to pocket  ‘класть в карман’,
  •  cool ‘прохладный’ → to cool ‘охлаждать’,
  •  clean чистый → to cleanубирать’. 
  1.  Переход  слов других частей речи в междометия (лат. interjectivum):
  •  Батюшки!  Караул! Здорово! Черт возьми!
  •  bingo ‘лото’ Bingo! ‘Я нашёл!’, ‘Мне удалось!’
  1.  Слова знаменательных ЧР постоянно пополняют разряд служебных слов:
  •  благодаря, несмотря на,

Служебные слова переходят из разряда в разряд:

  •   Я бы дал тебе денег, только (но) у меня самого нет: частица → союз. 

Система ЧР постоянно развивается, и в разных языках этот процесс имеет свои особенности.

Литература

Вендина Т. И. Введение в языкознание. М.: Высшая школа, 2001. Части речи как лексико-грамматические классы слов. С. 223–229. Характеристика основных частей речи. С.  229–238. Переходность частей речи. С. 238–239. Своеобразие частей речи в разных языках. С. 239–241.

Гируцкий А. А. Введение в языкознание. М.: ТетраСистемс, 2001. Части речи и члены предложения. С. 200–207.

Камчатнов А. М., Николина Н. А. Введение в языкознание. М.: Флинта, Наука, 1999. Части речи. С. 127–138.

Кодухов В. И. Введение в языкознание. М.: Просвещение, 1987. § 37. Части речи. С. 232–236.

Кочергина В. А. Введение в языкознание. М.: Академический Проект: Гаудеамус, 4004. 272 с. Глава 2. Грамматика: морфология. § 5. Части речи. Из истории учения о частях речи. Трудность в определении частей речи и современные задачи их исследования. О критериях установления частей речи. Универсальная система частей речи. С. 112–123.

ЛЭС – Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990. Конверсия. С. 235 (Е. С. Кубрякова).  Транспозиция. С. 519 (В. Г. Гак). Части речи. С. 578–579 (В. М. Живов, В. А. Плотникова, Б. А. Серебренников).

Маслов Ю. С. Введение в языкознание. М.: Высшая школа, 1997. 4. Части речи. С. 155–167.

Реформатский А. А. Введение в языковедение. М.: Аспект Пресс, 1996. § 58. Части речи. С. 320–323.

СРЯ – Современный русский язык.  / Под ред. В. А. Белошапковой. М.: Высш. шк., 1989. Глава 2. Учение о частях речи. С. 393–402.

СРЯ-2 – Современный русский язык. Часть II. Словообразование. Морфология. / Шанский Н. М., Тихонов А. Н.. М.: Просвещение, 1981. § 44. Из истории изучения частей речи в русском языке. С. 91–92.

Шайкевич А. Я. Введение в лингвистику. М.: Академия, 2005. § 43. Части речи. С. 121–124.

ЭРЯ – Русский язык. Энциклопедия. М.: Большая Российская энциклопедия – Дрофа, 1997. Части речи. С. 618–620. (В. А. Плотникова).

1 В 4 в. до н. э. Аристотель выделяет 4 ЧР в современном понимании: «значащие» – имя и глагол и  «незначащие» – член (артикль), союз (или связку). Однако на равных правах с ними он называет отдельные звуки, слог и падеж.


Древнеиндийские грамматики Яска, Панини (5–4 в. до н. э.) выделяли в санскрите 4 класса слов: имя, глагол, префикс-предлог, союзы и частицы (видимо, они объединялись).


В Греции, в Александрийской школе, Аристарх Самофракийский (2 в. до н. э.) и его ученик Дионисий Фракийский впервые выдели 8 ЧР: имя, глагол, причастие, член, местоимение, предлог, наречие и союз.


В грамматике Варрона (1 в. до н.э.), развивавшей традиции Александрийской школы, впервые был предложен критерий морфологического словоизменения (наличие или отсутствие у слов форм падежа или времени). Варрон выделяет 4 класса слов: имя, которое имеет падеж, но не имеет времени (существительное, прилагательное, числительное, местоимение), глагол, который имеет время, но не имеет падежа, причастие, которое имеет и то, и другое, наречие, которое не имеет ни того, ни другого.


Эти же ЧР приводились во всех классических грамматиках средневековья, в том числе и славянских, воспринявших греческую и латинскую традицию, вплоть до грамматики Лаврентия Зизания (16 в.) и Мелетия Смотрицкого (17 в.) [Вендина, с. 223; Шайкевич, с. 121].

2 При употреблении существительных и глаголов во вторичных функциях действует ряд ограничений. Напр., сказуемое-существительное требует глагола-связки для выражения времени и наклонения:


Он был / будет художником.

3 Общими свойствами существительных в рус. и в татарском (один из тюркских языков) являются


значение предметности,


наличие специальных словообразовательных суффиксов,


изменение по числам и падежам.


Падежей в татарском языке тоже 6, но они другие: основной (именительный), притяжательный (родительный), направительный, винительный, исходный, местно-временной.


Кроме того, русское существительное имеет род, в татарском его нет. Зато у татарских существительных есть категория притяжательности, напр.:


ат ‘лошадь’ – ат-ым ‘моя лошадь’ – ат-ың ‘твоя лошадь’ – ат-ы ‘его лошадь’;


апа ‘сестра’ – апа-ң ‘твоя сестра’, апа-ныз ‘ваша сестра’, апа-лар-ың ‘твои сестры’ – апа-лар-гыз ‘ваши сестры’ [Кодухов, с. 236].

4 М. В. Ломоносов выделял 8 ЧР: имя, местоимение, глагол, причастие, наречие, предлог, союз и междуметие.


А. А. Шахматов – 14: знаменательные слова: существительные, прилагательные, глагол, наречие; незнаменательные: местоимения, числительные, местоименные наречия; служебные слова: предлоги, союзы, частицы, связки, префиксы; междометия.


Л. В. Щерба вводит в круг ЧР  категорию состояния и глагол-связку (быть).


В учебнике «Современный русский язык. Часть II» выделяется 15 ЧР:


   Знаменательные:


имена существительные


имена прилагательные


причастия


имена числительные


местоимения


глаголы


деепричастия


наречия


категория состояния



Модальные слова


   Служебные слова:


предлоги


союзы


частицы


Междометия


Звукоподражания


[СРЯ-2, с. 90–92].

5  ЧР в арабском языке: три ЧР: имя, глагол, частица; шесть ЧР: при делении имен на сущ., прил., мест., числит.; одиннадцать ЧР: сущ., числ., мест., глаг., нар., предлоги, союзы, частицы, модальные слова, междометия.

6 ЧР в китайском языке: три: имя, предикатив (основные) и наречие; пять: сущ., мест., глаг., прил., наречия; десять: вещественные: сущ., числ., прил., глаг. – грамматические: наречия (полувещественные слова), слова-знаменатели и связки (полуслужебные слова), связующие слова, модальные слова и показатели (служебные слова).

10

PAGE  1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

18137. Фокон, как один из элементов ВОЛС 501.69 KB
  Лекция 3. Фокон как один из элементов ВОЛС Как оптический элемент фокон имеет важное значение. Он может быть применен для согласования источника излучения и световода световода и фотоприемника соединения световодов разных диаметров между собой и в других функциона
18138. Волоконный световод как канал передачи информации. Затухание в оптических волокнах и кабелях 712.6 KB
  Лекция 4. Волоконный световод как канал передачи информации. Затухание в оптических волокнах и кабелях Процесс распространения электромагнитной волны в оптическом волокне можно анализировать методами геометрической оптики и методами волновой теории путем решен
18139. Дисперсия и параметры быстродействия световодов 155.6 KB
  Лекция 5. Дисперсия и параметры быстродействия световодов Одним из важных явлений процесса распространения импульсных сигналов по оптическим кабелям является дисперсия – рассеяние во времени спектральных или модовых составляющих оптического сигнала. В результате д...
18140. Методы стыковки световода с источником излучения (прямая стыковка, применение фоконов) 214.29 KB
  Лекция 6. Методы стыковки световода с источником излучения прямая стыковка применение фоконов Существенный вклад в потери излучения вносит несоответствие параметров излучателя и входных характеристик световода. Основными факторами определяющими потери явля
18141. Ввод излучения в световод с применением микролинз, градиентных и сферических линз 441.39 KB
  Лекция 7. Ввод излучения в световод с применением микролинз градиентных и сферических линз Согласующие устройства с применением микролинз В качестве микролинз в устройствах ввода излучения применяют полусферы и сферы. Схема устройства ввода излучения в световод с
18142. Ввод излучения в световод различными композициями линз. Потери излучения при соединении световодов 346.36 KB
  Лекция 8. Ввод излучения в световод различными композициями линз. Потери излучения при соединении световодов. Расчет длины регенерационного участка. Схема использования двух сферических линз для ввода излучения в световод показана на рисуснке 8.1. Рис. 8.1. Схема ис...
18143. Оценка взаимных влияний световода в оптических кабелях 214.79 KB
  Лекция 10. Оценка взаимных влияний световода в оптических кабелях. Определение помехозащищенности световода. Надежность ВОЛС. Даже при соблюдении явления ПВО часть энергии переходит из сердечника в оболочку световода. Эта энергия уменьшается по экспоненциальному з...
18144. Принципы построения ВОЛС 385.61 KB
  Лекция 11. Принципы построения ВОЛС Для любой ВОЛС большое значение имеют 3 фактора: информационная емкость системы которая определяется числом каналов связи и скоростью передачи информации; затухание сигнала определяющее максимальную длину ВОЛС без ретра...
18145. Методы расчета чувствительности приемного оптического модуля (ПРОМ) 196.27 KB
  Лекция 12. Методы расчета чувствительности приемного оптического модуля ПРОМ Приемный оптический модуль включает: фотодиод pin или лавинный фотодиод; предварительный усилитель; блок автоматической регулировки усиления. Малошумящий усилитель вып...