67197

СУЩНОСТЬ ПРАВА

Лекция

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Среди множества научных взглядов на право начиная с древности и до новейшего времени особенно привлекает внимание ряд исторически сложившихся основных направлений учения о праве оказавших заметное влияние на развитие правовой мысли познание и объяснение права как особого целостного явления духовной жизни общества.

Русский

2014-09-04

252.5 KB

0 чел.

Лекция 8. СУЩНОСТЬ ПРАВА

I. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ УЧЕНИЯ О ПРАВЕ (М.И. Байтчн)

Среди множества научных взглядов на право начиная с древности и до новейшего времени особенно привлекает внимание ряд исторически сложившихся основных направлений учени-я о праве, оказавших заметное влияние на развитие правовой мысли, познание и объяснение права как особого целостного явления духовной жизни общества.

Остановимся кратко на характеристике таких наиболее известных теорий, как естественно-правовая, историческая, психологическая, нормативистская, социологическая и марксистская.

Естественно-правовая теория. Идея естественного права всз-никла еще в Древней Греции и Древнем Риме и связана с именами Сократа, Аристотеля, греческих и римских стоиков, Цицерона, Ульпиана и других римских юристов. В эпоху средневековья она получила развитие в богословских сочинениях Фомы Аквинсю-го. Однако, как одно из основных направлений правопонимания и самостоятельной научной школы, естественно-правовая доктрина сложилась в период разложения феодализма, подготовки и проведения буржуазных революций XVII—XVIII вв. Ее виднейшие представители: Гуго Гроций, Т. Гоббс, Д. Локк, Вольтер, Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, А.Н. Радищев и др.

Естественно-правовая школа в своих воззрениях исходилаиз существования двух систем права — естественного и позитивного.

Позитивное, или положительное, — это официально признанное, действующее в том или ином государстве право, получающее выражение в законах и иных правовых актах государственной власти, в том числе санкционируемых ею обычаях.

Направляя острие критики против реально существовавшего в то время феодального права, особенно в условиях королевского абсолютизма, представители естественно-правовой школы указывали на его ограниченность, несправедливость, на то, что законы, издаваемые властью, закрепляют угнетение людей, произвол и тиранию.

В отличие от позитивного естественное право пpoиcтeкae^ из "рироды человека, человеческого разума, всеобщих нравствен-

129

9-1383


ных принципов. Поэтому оно разумно и справедливо, не сковано границами отдельных государств, а распространяется на все времена и народы.

Оно вечно и неизменно, как вечны и неизменны природа и разум человека. Основные нравственные и правовые идеи и принципы, обосновываемые данной теорией в качестве естественных законов, — это прирожденные неотчуждаемые права человека: свобода, равенство, семья, собственность, безопасность, сопротивление гнету и др. Их охрана должна быть целью любого политического союза, в первую очередь, государства.

Поэтому позитивное право, противоречащее требованиям естественного, должно быть заменено (вместе со всеми отжившими отношениями и устаревшими политическими учреждениями) на такое положительное право, которое бы основывалось на естественных законах, способствовало реализации идей и принципов естественного права. Только в этом случае позитивное право может рассматриваться как разумное и справедливое.

Естественно-правовая теория сыграла прогрессивную роль в борьбе с феодализмом и ее последним бастионом — королевским абсолютизмом, идеологически способствовала переходу общества к более высокой, капиталистической ступени развития. Но демократический потенциал естественной школы права этим не был исчерпан. С особой силой он проявился во второй половине нынешнего столетия, став теоретическим фундаментом всеобщей борьбы за права человека во всем мире.

Вместе с тем следует иметь в виду, что само естественное право как нравственные и правовые идеи, принципы, идеалы, требования не является правом в юридическом смысле, а представляет собой мораль, правосознание, демократические устремления, т.е. ближайшую и необходимую предпосылку права. Важная роль в претворении идеалов естественного права принадлежит основанному на нем позитивному или собственно юридическому праву.

Историческая школа права сложилась в первой трети XIX в. в Германии, остававшейся раздробленной феодальной страной со слабой, лишенной боевого духа буржуазией. Эта школа, наиболее крупными представителями которой были Густав Гуго, Савиньи, Пухта, явилась выражением реакции на идеи естественной школы права и потерпевшей поражение Великой французской революции.

Историческая школа права отрицала возможность существования единого для всех народов права, исходила из того, что у германского, как и всякого другого народа, есть свое, свойствен

130


ное ему право, не похожее на право какой-либо иной страны и определяемое исторически присущим ему народным духом. Право каждого народа и есть проявление этого народного духа, выражающее «общее сознание», «общее убеждение» народа. Оно результат исторического процесса. Передаваясь как бы «с молоком матери», от поколения к поколению, право саморазвивается и постепенно складывается, подобно языку и нравам.

Мнение о том, что решающая роль в образовании права принадлежит регулированию сверху, объявлялось «юридическим суеверием». Формирование права сравнивалось с правилами игры, которые устанавливаются постепенно на основе сложившейся практики. Соответственно закон — не только не единственный, но и не основной в ряду источников права. На первое место сторонники исторической школы права выдвигали обычаи, поскольку многие не знают предписаний закона, но каждому известен фактически сложившийся распорядок жизни. При этом всякий институт, например рабство в античном мире, если он исторически сложился и стал привычным, оправдан, поскольку он существует.

С этих позиций историческая школа права отстаивала действовавшее в Германии право, закрепляемые им устаревшие феодально-крепостнические институты, резко выступала против любых его изменений и новых веяний, в частности против предложений о создании жизненно необходимого обще германского гражданского кодекса. Характеризуя историческую школу права, Маркс писал, что она «подлость сегодняшнего дня оправдывает подлостью вчерашнего... объявляет мятежным всякий крик крепостных против кнута, если только этот кнут — старый, унаследованный, исторический кнут...»'.

Вместе с тем как положительную сторону рассматриваемой школы следует отметить, что она привлекла внимание к необходимости изучения истории права, его источников, и сама накопила связанный с этим обширный материал, особенно по истории римского права, хотя, к сожалению, не во всем смогла должным образом им распорядиться.

Историческая школа права оказала известное воздействие на последующее развитие правовой мысли, особенно на психологическую и социологическую теории.

Психологическая теория права, пронизанная психологизмом и иррационализмом, получает распространение в начале XX в. в Германии (Бирлинг, Кнапп) и Франции (Тард).

' Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 416.

131


Наиболее основательно и оригинально эта теория была разработана в дореволюционной России Л.И. Петражицким. Суть его концепции в том, что он различает позитивное право, официально действующее в государстве, и интуитивное право, истоки которого коренятся в психике людей и складываются из того, что они, их группы и объединения переживают как право. Позитивное право, выражаемое в законах и других актах, мало доступно гражданам, чьи представления и иллюзии об этом официальном праве Петражицкий называет фантазмами.

Иное дело интуитивное право, с которым человек в своих отношениях с другими людьми сталкивается на каждом шагу. Среди различных психологических состояний людей на первый план выдвигаются эмоции — импульсивные переживания, побуждающие человека совершать определенное действие. Такие эмоции Петражицкий подразделяет на две группы: 1) императивные, или нравственные, эмоции; 2) императивно-атрибутивные, или правовые.

Императивная эмоция предполагает одностороннее переживание лицом обязанности совершить то или иное действие в отношении другого лица, однако оно не сопровождается переживанием другой стороной права потребовать выполнения данной обязанности. Например, переживание прохожим обязанности подать милостыню нищему. Это личное дело прохожего. В свою очередь, нищий не переживает при этом права потребовать от прохожего выполнения этой обязанности.

Императивно-атрибутивная — двусторонняя эмоция, при которой переживание одним лицом обязанности по отношению к другому лицу сочетается с переживанием последним права потребовать выполнения данной обязанности. Например, отношения должника и кредитора, продавца и покупателя, портного и заказчика и т.д.

Из таких двусторонних имеративно-атрибутивных эмоций и складывается интуитивное, психическое право, которому, по мнению Петражицкого, принадлежит первостепенное место в регулировании имущественных, семейных, наследственных и других отношений, постоянно возникающих в жизни людей.

При этом ученый исходит из того, что сколько людей, столько может быть и интуитивных прав. Не трудно заметить, что Петражицкий под правом понимает правосознание и правоотношения. Значительный интерес представляют его рассуждения по сути о субъективных правах и юридических обязанностях. Однако глав

132


ное в его учении — попытка перенести проблему права из области социальной жизни в сферу человеческой психики.

Идеи Л. И. Петражицкого получили развитие в работах представителей скандинавской школы права (Росс, Оливекрона и др.), социологической теории и некоторых других современных направлений учения о праве.

Нормативистская (абстрактно-нормативная) теория берет свое начало от «категорического императива» И. Канта как общеобязательного требования «чистой» воли, независимой от каких-либо внешних явлений. Под воздействием философии Канта она выступала в XIX в. как либеральная нормативная теория, использующая идеи естественной школы права и выводившая право из нравственности, способствовала упрочению законности и ограничению судейского усмотрения, выдвинула идею правового государства в смысле самоограничения власти законом (П.Н. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой и др.).

Однако к концу XIX в. — второму десятилетию XX в. данная правовая школа претерпела существенные изменения, главенствующее место в ней заняло так называемое «чистое» учение о праве, наиболее видным представителем которого был Г. Кель-зен. Он и его сторонники противопоставляли право как «мир должного» «миру сущего», т.е. реалиям социальной жизни. Понимая под правом юридические нормы, представители данной теории рассматривали их в отрыве от экономики, политики, социальной структуры общества, достигнутого уровня цивилизации и т.д. Исходили из того, что правовые нормы обязаны своим возникновением и развитием не реальным общественным отношениям, а либо формальным установлениям государства, либо возвышающейся над обществом «суверенной, главной норме», определяющей иерархическую пирамиду, согласно которой каждая норма черпает свою юридическую силу в норме, занимающей более высокую по сравнению с ней ступень пирамиды.

Возражая против теории естественного права, Кельзен утверждал, что никакого иного, кроме опирающегося на государство, права не существует, обязательность правовых норм проистекает не из нравственности, а из государственного авторитета. Однако, казалось бы, вопреки этому само государство он выводит из права, понимая под государством не учреждение властвования, а организацию и воплощение правопорядка. Поскольку право, по его мнению, также есть порядок должного поведения, фактически он приходит к отождествлению государства и права.

133


Суть своих взглядов Кельзен выразил в сформулированном им «каучуковом» определении права, согласно которому оно есть «совокупность норм абстрактного долженствования».

Социологическая теория права. Предтечей этой теории явилась «школа свободного права», представители которой (Эрлих и др.) выступали за «живое право народа», основанное не на законе, а на свободном усмотрении судей.

Социологическая школа права, как одно из основных направлений буржуазной правовой науки, внешне противоположное абстрактно-нормативному и выступающее с его критикой, сложилась в первой трети XX в. первоначально в Европе, а затем получила наибольшее распространение в США. Представители этого направления, пронизанного философией прагматизма и распадающегося на ряд течений (Дж. Дьюи, Р. Паунд,Д. Фрэнк, Левеллин и др.), эклектически охватывают собирательным понятием «право» административные акты, судебные решения и приговоры, обычаи, правосознание судей и иных должностных лиц, правоотношения, а также и юридические нормы, значение которых среди названных правовых средств воздействия на поведение людей всячески принижается.

В представлениях сторонников социологической теории право должно рассматриваться не иначе, как в «действии», в процессе применения. «Право, — по утверждению Джона Дьюи, — есть деятельность, посредством которой можно осуществлять вмешательство в другую деятельность». Что касается правовой нормы, то она лишена сколько-нибудь активной роли: «глас вопиющего в пустыне», «клочок бумаги», «голый стандарт», наполняемый содержанием в каждом конкретном случае посредством издания индивидуальных административных или судебных актов. Способностью творить право наделяются судьи: «право состоит из норм, которые устанавливает суд, определяя права и обязанности сторон». При этом подчеркивается значение психического переживания судьей того, что есть право, при разрешении конкретного дела.

Несмотря на различные модификации, общее во взглядах юристов-«социологов» на право состоит в том, что все они так или иначе понимают под ним совокупность «правовых» отношений, возникающих и существующих независимо от норм; сложившийся в жизни «социальный порядок» или «правопорядок», а в конечном счете «фактический образ деятельности правительства, судов и других государственных органов и его должностных лиц».

Не трудно заметить, что подобное понимание права, с одной

134


стороны, приближает его к реальной жизни, юридической практике. на что ссылаются представители социологической школы права, а с другой — теоретически обосновывает и оправдывает административный и судебный произвол.

Марксистская теория права. В отличие от рассмотренных выше учений, основанных на различных течениях философского идеализма, марксистская теория права, как и учение марксизма .в целом, зиждется на материалистической философии.

Согласно взглядам К. Маркса и Ф. Энгельса, право рассматривается как часть надстройки над экономическим базисом общества. Будучи обусловлено материальными условиями жизни, оно оказывает на них обратное воздействие. Главное в праве основоположники марксизма видели в его классовой сущности. В «Манифесте Коммунистической партии» они утверждали, что буржуазное право (и вместе с тем право вообще), есть возведенная в закон воля господствующего в данном обществе класса. Объясняя механизм образования права, Маркс и Энгельс писали:

«Помимо того, что господствующие при данных отношениях индивиды должны конституировать свою силу в виде государства, они должны придать своей воле, обусловленной этими определенными отношениями, всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона — выражение, содержание которого всегда дается отношениями этого класса...»'.

Для марксистской теории характерно рассмотрение права в тесной связи с государством, которое не только формирует, но и поддерживает право в процессе его реализации.

Марксистская теория права, несомненно, оказала существенное влияние на развитие материалистического понимания права. Вместе с тем апологетическое отношение к данной теории как единственно верной и непогрешимой должно быть преодолено. Сама история, реальные события обнаружили ошибки, слабые места этого учения, несоответствие отдельных его положений действительности. Однако столь же неверным был бы и поворот к другой крайности, к признанию этого учения изначально ложным во всех своих оценках2. Многие выводы марксистского учения о праве, как и о государстве, и в современных условиях сохраняют свое значение.

Два подхода к правопониманию в советской и современной российской правовой науке. Развитие советской правовой мысли после Октябрьской революции складывалось на основе марк-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 322.

2 См.: Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 24.

135


систского учения о государстве и праве, в процессе острой критики рассмотренных выше и других буржуазных теорий права, хотя одновременно и под влиянием некоторых из них.

Усилиями многих видных ученых-юристов, в числе которых были М.А. Аржанов, М.М. Агарков, С.А. Голунский, Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, Н.Г.Александров, С.Н. Братусьидр., в конце 30—40-х годов было выработано нормативное понимание и определение права как системы действующих в государстве юридических норм. Оценивая сложный путь, который прошла с тех пор юридическая наука в нашей стране, есть основания утверждать, что нормативное понимание права явилось определенным ее достижением, несмотря на отдельные недостатки и даже ошибки, которые пришлось впоследствии исправлять.

Наряду с нормативным складывалось и более широкое понимание права, зачатки которого, как и нормативного, возникли еще в 20-х годах В конце 30—40-х годов А.К. Стальгевич, а затем в 50-е годы С.Ф. Кечекьян и А.А. Пионтковский предложили понимать под правом помимо норм также и правоотношения. Вскоре Я.Ф. Миколенко высказался за включение в понятие права еще и правосознания.

По проблеме понятия права, пожалуй, наиболее полемической в правоведении с конца 60-х — начала 70-х годов вновь развернулась оживленная дискуссия. Сложившиеся в процессе развития отечественного правоведения два подхода к правопонима-нию и соответственно два существующих ныне взгляда на понятие права получили особенно рельефное выражение в ходе обсуждения данной проблемы на заседании «Круглого стола», проведенном редакцией журнала «Советское государство и право»'.

Однако это полезное и интересное обсуждение не только не исчерпало предмета полемики и не привело к единому пониманию проблемы, но, напротив, лишний раз подтвердило необходимость дальнейшего поиска истины и возможного сближения различных позиций.

Между тем вопрос о понятии права — исходный, ключевой: в зависимости от его решения понимаются и трактуются все другие правовые явления.

Поэтому важно четко представлять себе, в чем суть современного нормативного понимания права, каковы наиболее существенные черты широкой трактовки, в чем различие этих двух

1 См.: Сов. государство и право. 1979. № 7. С. 56—74; № 8. С. 48—67.

136


направлений по таким вопросам: что охватывается понятием права, что составляет сущность, содержание, форму и назначение права, каково соотношение права и других правовых явлений, образующих в своей совокупности правовую систему общества.

2. СОВРЕМЕННОЕ НОРМАТИВНОЕ ПОНИМАНИЕ ПРАВА:

ПОНЯТИЕ, ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ

(М.И. Байтчн)

Любое определение права неполно, относительно, так как не может охватить всего многообразия различных его свойств, черт, характеристик, связей. Краткое определение призвано отразить лишь наиболее общие, основные, главные признаки этого сложного явления.

К таким наиболее существенным признакам права относятся:

1) государственно-волевой характер; 2) нормативность; 3) властно-регулятивная природа.

Следует также иметь в виду, что нормативное понимание права сообразно современным условиям претерпевает существенные изменения, нуждается в осмыслении новых для него моментов. Один из них заключается в необходимости познания права не только с классовых, но и с общечеловеческих позиций.

Государственно-волевой характер права состоит в том, что право выражает государственную волю общества, обусловленную экономическими и духовными, а также национальными, религиозными, демографическими, природными и другими условиями его жизни.

Право немыслимо вне осознанной, волевой деятельности людей. Право всегда есть воля, но не всякая воля — право. Так, не является правом воля отдельного индивида, социальных групп, слоев, классов. Не становится сама по себе правом также воля политических партий и других общественных объединений, выраженная в их документах. Это не государственные виды (формы) воли.

Государственная же воля характеризуется тем, что она, во-первых, аккумулирует экономические, политические, социальные, культурные и иные интересы и притязания различных классов, слоев и групп населения; во-вторых, является независимой от воли отдельных лиц и их объединений, обязательной для всего общества; в-третьих, объективируется в исходящих от государст-

137


ва и охраняемых им общеобязательных установлениях, правилах поведения, именуемых правовыми или юридическими нормами.

Эта государственная воля общества, воплощенная в правовых нормах, и есть право.

Сущность и содержание права определяются не только экономическим строем общества на данном этапе его развития, но и политикой, моралью, правосознанием, наукой, культурой и всеми другими реалиями социальной жизни, достигнутым уровнем цивилизации.

Особо следует выделить такой духовный общечеловеческий фактор, вот уже несколько столетий оказывающий мощное влияние на формирование и развитие права, как учение о естественных, прирожденных, неотъемлемых правах человека, которые должны лежать в основе позитивного, официально действующего в пределах того или иного государства права. Лишь в этом случае последнее, с позиций естественно-правовой теории, оценивается как соответствующее человеческому разуму, природе человека, а потому гуманное и справедливое.

С тех пор как провозглашенные естественно-правовой теорией законы, синтезирующие общечеловеческие представления об идеях и принципах морали и правосознания, впервые получили выражение в качестве государственной воли в одном из замечательных документов Великой французской революции — Декларации прав человека и гражданина (1789), они прошли большой и сложный путь, ознаменовавшийся их международно-правовым признанием в принятой ООН Всеобщей декларации прав человека(1948).

Воздействие идей естественно-правовой теории на развитие современного российского права впервые получило официальное признание и выражение вДекларации прав и свобод человека и гражданина РСФСР (1991) и особенно в Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г.

Итак, в том. что право — государственная воля общества на данном этапе его развития, обусловленная экономическими, духовными и другими условиями его существования, заключается общечеловеческая и классовая сущность права.

Нормативный характер права заключается в том, что право как государственная воля общества проявляется вовне, выступает в реальной жизни не иначе как система официально признаваемых и действующих в данном государстве юридических норм в их материалистическом понимании.

В специальной литературе эту систему норм принято называть

138


правом в объективном смысле (объективным правом), имея в виду, что оно, будучи государственной волей общества, не зависит от воли отдельных индивидов и не приурочено к какому-либо определенному субъекту, в отличие от права в субъективном смысле (субъективного права) как права (правомочия) того или иного участника (субъекта) правоотношения либо совокупности таких прав (правомочий).

Анализ нормативного признака права позволяет объяснить соотношение сущности, содержания и формы права. Вопрос этот сложный, неоднозначно трактуемый различными учеными, атом числе и сторонниками нормативного понимания права. Один авторы смешивают содержание права с его сущностью, другие — сего формой.

Правильное решение данного вопроса можно найти на основе рассмотрения права под углом зрения его государственно-вол&-вого и нормативного признаков. Если сущность права в том, что оно, как отмечалось выше, выражает обусловленную всей реальной жизнью государственную волю общества, то его содержание составляет нормативное выражение этой воли. Иначе как путем издания или санкционирования властью общеобязательных норм не представляется возможным возвести волю общества в закон, выразить ее как государственную.

Право отличается от других социальных норм (обычаев, морали, норм общественных объединений) рядом присущих только ему специфических особенностей, характерных черт. Наиболее существенные из них: связь с государством, охрана от нарунекий возможностью государственного принуждения; общеобязательность; формальная определенность; институционность; качество официального регулятора общественных отношений.

Связь права с государством состоит в том, что составляющие право нормы, воплощающие государственную волю общества, в отличие от иных социальных норм, издаются или санкционируются государством и охраняются наряду с воспитанием и убеждением (что свойственно и другим социальным нормам), возможностью применения, когда это необходимо, юридических санкции (что характерно исключительно для права).

Следует заметить, что в специальной литературе была подвергнута справедливой критике в качестве одной из ошибок прошлого формулировка, сводящая право к мерам принуждения, чго будто его применение «обеспечивается принудительной силой государства». Подобные выражения, неудачные, неточные сами по себе, особенно неприемлемы в нынешних условиях, так как

139


большинство граждан добровольно и сознательно сообразуют свое поведение с нормами права.

В то же время за правом всегда «стоит» аппарат государства, способный в случае нарушения правовых норм принудить к их соблюдению.

В прямой связи с изложенным находится другая важнейшая черта права — его общеобязательность. Все иные разновидности социальных норм (нравственные, корпоративные, религиозные и т.д.) обязательны лишь для той или иной части населения. И только право — система норм, обязательных для всех. Тем самым праву отводится роль нормативной основы законности и правопорядка, всей правовой системы общества.

Следующая неотъемлемая черта права — формальная определенность, т.е. точность, четкость, стабильность, которые получают выражение, в частности, в предоставительно-обязывающем характере и специфической структуре правовых норм.

Важным свойством права, придающим ему формальную определенность, является его институционность, заключающаяся в том, что составляющие право нормы издаются или санкционируются государством в строго определенных формах, своего рода знаковых системах, каковыми служат различные юридические источники. Как было показано выше, содержание права составляет система действующих юридических норм.

Что касается формы права, то под ней понимаются определенные способы выражения государственной воли. Форма показывает, каковы внешние проявления права, в каком виде оно существует и функционирует в реальной жизни. С помощью формы происходит придание воле государства доступного и общеобязательного характера, доведение этой воли до исполнителей. Посредством формы право как бы получает «путевку в жизнь».

К исторически сложившимся разновидностям форм выражения права (источники права в юридическом смысле) относятся:

правовой обычай, судебный прецедент, договор нормативного содержания, нормативный акт.

Раздельное рассмотрение содержания и формы правалогичес-ки возможно лишь в порядке научной абстракции, в целях удобства исследования. В реальной же действительности они «не существуют обособленно друг от друга: бесформенное содержание права также немыслимо, как и его бессодержательная форма. Содержание права имеет место лишь постольку, поскольку оно оформлено»'.

1 ШебановА.Ф. Форма советского права. М., 1968. С. 24—25.

140


Именно из единства содержания и формы права исходит его нормативное понимание, согласно которому право складывается из системы норм, выраженных в строго определенных формах, преимущественно в законах, и изданных на их основе подзаконных нормативных актах, обобщенно именуемых законодательством.

Наряду с четким различием содержания и формы права, нормы права и закона, нормативный признак подчеркивает их единство и однопорядковость, общую устремленность на упрочение законности и правопорядка, правовое обеспечение стоящих перед обществом и государством задач.

С этим связан вопрос о роли права как особого регулятора общественных отношений, без выяснения которого не может быть достаточно полного представления о праве и его особенностях в сравнении с другими социальными регуляторами.

Властно-регулятивный характер права раскрывает специфику социального назначения права как особого государственного регулятора общественных отношений.

Для характеристики данного признака права недостаточно отметить, что оно есть «социальный регулятор», ибо роль подобного регулятора выполняют также обычаи, мораль, нормы общественных объединений и т.п. В сравнении с ними право — особый, а именно государственный регулятор. Как создание, так и реализация права, его активная роль в регулировании общественных отношений находятся в прямой зависимости от государственной власти, сопряжены с функционированием ее механизма, формами деятельности, контролем за точным соблюдением правовых норм всеми.

Данный признак проявляется и в том, что право регулирует отношения между людьми соответственно воплощенной в нем государственной воле общества. Поэтому, в отличие от других социальных регуляторов, право данного общества может быть только одно; оно едино и однотипно с государством.

Сообразно этому право является высокоэффективным инструментом проведения в жизнь политики государства, специфическим средством (формой) организации и обеспечения его разносторонней деятельности, осуществления задач и функций. Право — единственная нормативная система, регулирующее воздействие которой на отношения между людьми влечет для их Участников определенные юридические последствия.

Специфика регулятивной роли права связана с предостави-'гельно-обязывающим характером его норм — правил поведения.

141


Эти нормы устанавливают для участников регулируемых отношений взаимные права и обязанности, которые гарантируются и охраняются государством. Тем самым регулируемым правом фактическим отношениям придается характер правовых отношений.

Все изложенное выше позволяет праву быть равной мерой, применяемой к различным людям, одинаковым масштабом их возможного и должного поведения, упорядочения и развития отношений между ними, в правовом урегулировании которыхзаин-тересованы государство и общество. Тем самым — и это особенно важно для характеристики права как государственного регулятора общественных отношении — оно выступает в качестве единственного официального определителя и критерия правомерного и неправомерного, законного и противозаконного поведения, т.е. меры свободы.

Государственно-регулятивный характер права в тесной связи с его волевым и нормативным признаками дает ответ на вопрос:

почему и м е и и о п р а в о представляет собой наиболее всеобъемлющий и эффективный регулятор общественных отношений. Конечно, возможности воздействия права на социальную действительность не беспредельны, любые попытки их преувеличения, абсолютизации ведут к волюнтаризму. «Право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества»'.

Итак, на основе обобщения приведенных выше основополагающих признаков права, образующих сердцевину его нормативного понимания, можно предложить следующее общее определение понятия права.

Право есть система общеобязательных, формально-определенных норм, которые выражают обусловленную экономическими, духовными и другими условиями жизни государственную волю общества, ее общечеловеческий и классовый характер; издаются или санкционируются государством в определенных формах и охраняются от нарушений, наряду с мерами воспитания и убеждения, возможностью государственного принуждения; являются государственным регулятором общественных отношений.

1 Маркс К.. Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 19. 142


3. О ШИРОКОМ ПОНИМАНИИ ПРАВА (М.И. Байтчн)

Как отмечалось, нормативное понимание права не единственное. От него отличается так называемое широкое понимание права, которому при всех различиях и нередко противоречивости взглядов его представителей присущи общие характерные черты.

1. Сторонники данного направления исходят из того, что понятие права включает в себя не только нормы, но и другие правовые явления: правосознание, правоотношения, субъективные права, акты применения права и т.д. Различие в подходах отдел ь-ныхавторовлишьвтом, какой набор правовых (а иногдаи неправовых) явлений они понимают под правом, диапазон которого расширяется вплоть до его отождествления не только с юридической надстройкой, но и со всей правовой системой общества и даже с «самой общественной жизнью».

В качестве аргумента указывается на необходимость рассмотрения права во всех проявлениях его возникновения и функционирования. Однако, как нам представляется, такое понимание права неизбежно ведет к растворению его в других правовых явлениях, размыванию нормативного содержания и специфики данного феномена. Как обоснованно пишет P.O. Халфина, «попытки включить в понятие права элементы других нормативных систем или иные элементы правовой надстройки (и правовой системы общества. — М.Б.) способны повлечь за собой существенное ослабление его действенности, а с другой стороны — применение средств воздействия, присущих праву, к таким сферам общественных отношений, в которые право не должно вмешиваться»'.

2. Для многих ученых, придерживающихся широкого (многоэлементного) понимания права, характерно признание приоритета в его структуре за правоотношениями, противопоставляемыми нормам права; представление о правоотношении как центральном звене, своего рода стержне права (и всей правовой системы). Право рассматривается «как особое свойство самих общественных отношений». Так, Е.Б. Пашуканис еще в 1924 г. писал: «Юридическое отношение —это первичная клеточка правовой ткани, и только в ней право совершает свое реальное дви-

1 Халфина Р. О. Что есть право: понятие и определение // Сов. государство и право. !984.№ 11. С. 22.

143


жение. Право как совокупность норм наряду с этим не более как безжизненная абстракция...»'.

Разумеется, нормы права не создают правоотношений, последние возникают из реальных общественных отношений. Но очевидно и то, что эти отношения приобретают характер правовых, становясь правоотношениями не сами по себе, а лишь тогда, когда они опосредуются правом.

Сказанное ни в коей мере не умаляет значения правоотношений как сферы реализации права, главного поля его действия, одной из основных, наряду с правом, категорий правоведения, но привлекает внимание к необходимости разграничения данных понятий.

3. Одним из доводов в пользу широкого понимания права является указание на необходимость рассмотрения его в действии. Это так называемый «социологический» подход, ориентированный на «живую практику». Утверждается, что право следует понимать не как «застывшую совокупность норм, а как деятельность» субъектов правоотношений, «правовую деятельность», «фактический правопорядок» и т.д.

По мнению, например, Д.А. Керимова, «в понятие права включаются, во-первых, правовые принципы, т.е. устоявшиеся основы правового сознания и главные направления правовой политики; во-вторых, правовые предписания, имеющие как нормативный, так и ненормативный характер; в-третьих, правовые действия, непосредственно реализующие правовые принципы и предписания, воплощающие их в реальную действительность, в правовую сферу жизнедеятельности общества»2.

Автор считает, что неверно оставлять за пределами этого определения действие законов и подзаконных актов, «практику их реализации и фактический правопорядок», необходимо, определяя право, рассматривать его не только как «должное», но и как «сущее»3.

Однако право не сама деятельность субъектов, а особый регулятор этой деятельности, поведения людей, общественных отношений. Нельзя не учитывать и то обстоятельство, что действия, в том числе и правовые, весьма разнообразны, они могут быть не только правомерными, но и неправомерными; юридически гра-

1 Пашукапчс Е. Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М., 1980. С. 78.

2 Ксримон Д.А. Философские основания политико-правовых исследований. М., 1986. С. 193-194.

3 См.: Там же. С. 189.

144


| мотными, профессиональными, но и непрофессиональными. Поэтому нельзя наделять действия свойством нормативного регулятора: они сами являются объектом правового регулирования.

Право, и связи с включением в его понятие такого компонента, как деятельность, «наделяется... не присущими ему физическими качествами — качествами реализующегося действия, что свойственно только личности, но не регулятивной системе, направляющей деятельность человека. Этим самым право наделяется прямо-таки сверхъественно-физическими свойствами»'.

По указанным причинам право не может определяться одновременно и как «должное» (нормы права, выраженные в законах и других источниках), и как «сущее» (воплощение их предписаний на практике, фактическое регулирование реальных общественных отношений и т.п.).

Заметим, что сторонники нормативного понимания права, в противоположность нормативистской теории Кельзена, никогда не рассматривали право «как застывшую совокупность норм», а напротив, акцентировали внимание на активной, организующей его роли, т.е. в действии, динамике, процессе реализации.

Трудно согласиться также с мнением, согласно которому право — фактический порядок отношений, защищаемый государством, «фактический правопорядок». Как правильно отмечалось в литературе, «по сути —это возврат к известным юридическим доктринам прошлого. Но дело не в возврате — в истории было немало отнюдь не плохих доктрин, а в том, что в свете этого тезиса любые действия властей, чиновничества, бюрократии, «аппарата» можно рассматривать как «право». Ведь власти предержащие сами в основном и создают угодный... им «порядок отношений». По такой логике даже нелегитимное применение силы окажется «правом», но «кулачным». И потом, как вообще может «фактический порядок отношений» (право) регулировать, охранять тот же порядок отношений? Регулятор сливается с регулируемым»2.

4. Особого внимания заслуживает главный довод, объединяющий почти всех сторонников широкой трактовки права. Он состоит в том, что такой подход ориентирует на различие права и

1 Галагаи И.А. О природе правового регулирования // Право и политика:

современные проблемы соотношения и развития. Воронеж, 1996. С. 32.

2 Митузон Н.И. Право как нормативная основа правопорядка / Становление правового порядка в Российском государстве: реальность и перспектива (социально-правовые проблемы). Саратов, 1995. С. 19—20.

145

10 1383


закона (законодательства) в отличие от нормативной концепции, якобы отождествляющей их.

Понятно, что ответ на вопрос о соотношении права и закона прямо зависит от того, что понимается под правом.

Нормативный подход, разграничивая право как систему норм и формы его выражения, вместе с тем рассматривает их в тесном, органическом единстве.

Представители же широкого подхода, напротив, перенося акцент на жесткое разграничение понятий «право» и «закон», невольно их противопоставляют, обосновывают возможность существования правовых норм и без выражения их в законах и иных санкционируемых государством формах, т.е. независимо от государства. В этом контексте право — выразитель общих (абстрактных) принципов, идей нравственности, прав человека, справедливости, гуманизма и других ценностей. В отличие от права закон — это «официальная форма общеобязательно нормативного признания или непризнания объективно сложившихся мер этой свободы и равенства». Посредством закона происходит лишь формулирование «в виде норм законодательства уже сложившихся или явно складывающихся форм и норм права (мер свободы)». При этом «право... в его соотношении с законом... выступает как источник, олицетворение и критерий справедливости»'.

Отталкиваясь от этой идеи, некоторые ученые не вполне корректно, на наш взгляд, толкуют естественно-правовую теорию, а именно, в том смысле, что право обладает «большей ценностью», чем закон, что оно, в отличие от «произвольного», «несовершенного», «недостаточного», а иногда даже «неприемлемого» закона, всегда «истинно», «разумно», «естественно», «действительно», «человечно»2.

Нельзя не заметить, что такой взгляд создает весьма расплывчатое представление о праве, ибо упомянутые высокие, но абстрактные идеалы при всей их значимости сами по себе не могут заменить властного нормативного регулятора отношений между людьми, служить критерием правомерного и неправомерного поведения. К тому же указанные ценности неодинаково понимают -

1 См.: Нерсесянц B.C. Право: многообразие определений и единство понятия // Сон. государство и право. 1983. № 10. С. 29; Он же. Право и закон. М., 1983. С.342—343.

2 См.; Четверни» В.А. Современные концепции естественного права. М., 1988. С. 7.

146


ся различными участниками общественной жизни, представляющими разные слои и группы населения.

Право не может быть чем-то аморфным, «киселеобразным», не может существовать реально вне и помимо своего институционного, «знакового» выражения в определенных юридических источниках, и прежде всего в законах, принимаемых представительным (законодательным) органом на основании конституционно закрепленной демократической процедуры, соответствующей воле народа.

По справедливому мнению В.Н. Кудрявцева, «профессиональному юристу... должна быть присуща четкая и определенная позиция: никакое пожелание, убеждение или мнение не могут рассматриваться как правовая норма, коль скоро они не выражены в юридическом акте, принятом надлежащим образом»'.

Разумеется, право и закон — не одно и то же, однако тенденция на некую несовместимость, разрыв между ними не может не оказывать негативного воздействия на отношение к закону, на состояние законности и правопорядка, не подпитывать правовой нигилизм. А это в современных условиях крайне нежелательно.

При широкой трактовке права, когда оно отделяется от закона, само понятие правомерного может быть деформировано и войти в противоречие с принципом законности, привести клега-лизации незаконной, юридически противоправной деятельности тех или иных лиц, действующих якобы в соответствии с некими не выраженными в законе «правами»2.

При этом «общие правовые принципы и фундаментальные права и свободы человека как бы заменяют нормативную основу законности, и оценка законов, всех нормативных актов становится произвольно субъективным делом. Законодательству наносится тяжелый удар, и это имеет самые пагубные последствия:

разрушается единая база общеобязательности законов и всем дается легальный повод произвольным образом на них реагировать... У граждан вновь формируются мотивы правового нигилизма»3.

Заслуживает внимания и следующее суждение относительно рассматриваемой концепции: «привлекательная на первый

1 Kvf)pnnii(4{ В.Н. О прапопонимании и законности // Государство и право 1994. №3. С. ft.

2 CM.'.AjieKceetiC.C. П рано—институционное социальное образование//Вопросы теории государстпп и права. Саратов, 1983. С. 9—10.

3 См.: Тихомчрои К).А. Юридическая коллизия: власть и правопорядок// Го-сударстно и np;iiw. 1994. № I. С. 5.

147


взгляд постановка вопроса (о «хорошем праве» и «плохих законах». — М.Б.) повлекла за собой ряд достаточно серьезных теоретических и практических следствий... А логика этих рассуждений проста: коль скоро существует интуитивное «хорошее право», то можно отложить в сторону любой закон, любое правовое предписание... Важно, мол, лишь решить, является ли тот или иной юридический акт подлинно гуманным, демократическим и справедливым. А судьи кто?.. Не ясно ли, что никаких критериев на этот счет не было и нет»'. В результате, в обыденной жизни это вполне может выглядеть так: нравится закон — исполняю, не нравится — игнорирую2.

5. Трудно согласиться и с неоправданным противопоставлением естественного и позитивного права, так как это не соответствует, на наш взгляд, сути естественно-правовой школы, на приверженность которой постоянно ссылаются.

Особенно жесткую, гипертрофированную форму такое противопоставление получило у Л.В. Петровой, которая сами термины «позитивное», «позитивизм» употребляет не иначе как в отрицательном смысле3. И это в условиях, когда в России действует демократическая Конституция, законы и другие юридические источники, закрепляющие нормы права, которые обеспечивают необходимую для нормального развития общества упорядоченность и стабильность в отношениях между людьми, составляют нормативную основу законности и правопорядка.

Естественно-правовая теория никогда не обнаруживала отрицательного отношения к позитивному праву, положительным законам вообще, а выступала лишь против таких, которые противоречили естественным законам, основанным на нихусловиям «общественного договора». Обосновывая приоритет прирожденных прав человека, естественно-правовая теория выступала за создание и развитие в конкретных государствах и у различных народов такого позитивного права, которое бы основывалось на этих фундаментальных правах, признавало его значение и необходимость для практической реализации естественных законов.

К сожалению, сторонники широкого правопонимания, как правило, оставляют без ответа конкретные возражения и критические замечания своих оппонентов, не принимают во внимание

1 Кудрявцев В. Н. Указ. соч. С. 5—6.

2 См.: Матузок Н.И. Личность, политика, право //Теория политики: общие вопросы. Саратов, I994. С. 18.

3 См.: Петрова Л.В. О естественном и позитивном праве // Государство и право.1995.№ 2.

148


доводы ученых, отстаивающих иное направление в теории права. Отвергая «нормативизм вообще», не учитывают того, что современное нормативное понимание права принципиально отличается от традиционного «нормативизма», суть которого не в том, что право рассматривалось как совокупность норм, а в том, что сами нормы трактовались как нечто самодовлеющее, оторванное от «сущего», от реальных общественных отношений.

Нормативное понимание права делает упор на обоснование и раскрытие роли права как четкого, властного регулятора общественных отношений в целях формирования гражданского общества и правового государства, осуществления связанных с этим социально-экономических и других реформ, обеспечения интересов, прав и свобод граждан, воспитания членов общества в духе уважения и строжайшего соблюдения Конституции и законов, укрепления законности и правопорядка, борьбы с преступностью.

Необходимость решения этих вопросов ощущается сегодня как никогда остро. И трудно было бы ориентировать в этом направлении суды, правоохранительные и другие органы, граждан и их объединения с позиций широкого понимания права, равно как и осуществлять подготовку юридических кадров, которая в основном базируется на нормативном понимании права.

4. ПРИНЦИПЫ ПРАВА (О. И. Цыбулевская)

Принципы права — это основополагающие начала, ключевые идеи права, определяющие и выражающие его сущность. В переводе с латинского принцип означает первооснову какого-либо явления, исходное, отправное положение.

Принципы — объективные свойства права. Они отражают закономерности общественного развития, потребности данного общества. В этом их социальная обусловленность, зависимость от реальных жизненных условий. Ф.Энгельс в «Анти-Дюринге» писал: «Принципы верны лишь постольку, поскольку они соответствуют природе и истории»'.

Принципы права — не результат субъективного усмотрения законодателей или ученых, а органически присущие праву качества. Наука лишь выявляет, обосновывает, изучает и системати-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 34.

149


зирует их. Она не «придумывает», а «открывает» заложенные в праве принципы, показывает их роль, значение, содержание и функционирование.

Принципы права могут быть закреплены в его конкретных нормах, но могут и логически выводиться из их совокупности.

Общепринятым является деление принципов права на общеправовые, межотраслевые и отраслевые.

Для теории государства и права наибольшее значение имеют основные (общие) принципы права; справедливости, равноправия, гуманизма, демократии, единства прав и обязанностей, сочетание убеждения и принуждения.

Принцип социальной справедливости. Понятия права и справедливости имеют один этимологический корень: «правое», «праведное». С этих позиций правовое регулирование — это регулирование общественных отношений на основе справедливости.

Справедливость как многогранная, многокомпонентная категория находит свое проявление во всех сферах общественной жизни, интегрирует в себе экономические, политические, нравственные, правовые и духовные аспекты, содержит требования реального соответствия между положением различных индивидов и их значимостью в обществе, между трудом и вознаграждением, деянием и воздаянием.

Особенность юридической справедливости заключается в том, что она в правовой сфере носит наиболее четкий, формально-определенный характер,зачастую связана с государственным принуждением. Вся правовая система стоит на страже справедливости, служит средством ее выражения и закрепления, охраны и защиты. Принцип справедливости имеет нормативно-оценочный характер, заложен в самом содержании права и находит свое воплощение в правах и обязанностях, мерах поощрения и наказания и т.п.

Все отрасли законодательства: гражданское, трудовое, жилищное, предпринимательское, природоохранительное, уголовное — призваны проводить справедливость в регулируемые ими общественные отношения. Справедливость содержит в себе диалектическое сочетание элементов равенства и неравенства. Применительно к правовому статусу личности она может проявляться как «справедливое равенство» и «справедливое неравенство».

Рассматриваемый принцип имеет особое значение в распределительных отношениях. Странам с развитым рыночным хозяйством понадобилось много времени, чтобы признать тот факт.

150


что распределение доходов, справедливое с точки зрения законов свободного рынка, может быть несправедливым в общечеловеческом смысле. Рынок признает доход справедливым, если он соответствует произведенным затратам и вложениям в дело (труда, земли, капитала, недвижимости и т.д.). Другие факторы и критерии его не интересуют.

С этих позиций в равной мере справедливы высокие доходы тех, кто преуспел в конкуренции, и риск для тех, кто потерпел в ней неудачу. А как быть людям, у которых нет никаких средств производства — старикам, детям, больным, безработным? В условиях частной собственности всегда будет существовать группа людей, нуждающихся в защите и остро ощущающих несоответствие между формальным правовым статусом и фактическим.

Справедливость имеет парную категорию — «несправедливость». Устранение несправедливости — одно из средств утверждения справедливости. Опережение возникновения несправедливости — важнейшая прогностическая функция юридической науки. На это же должна быть направлена деятельность государства. Законодатель, предпочитающий сейчас развитие рыночных отношений, должен создать эффективный механизм устранения причин, снижающих социально-экономическую гарантирован-ность юридического статуса личности.

Равноправие граждан является развитием принципа справедливости и одной из характерных черт демократии. Равноправие как политико-правовой принцип и юридическую категорию необходимо отличать от понятия равенства. Последнее является материальной основой равноправия. Равенство — более широкое понятие, чем равноправие, поскольку не все элементы социального равенства получают закрепление в праве.

Долгое время общественное сознание формировалось на идеалах равенства, гуманизма, справедливости, зачастую гипертрофированных, иллюзорных. Сегодня многие убедились, что, как это ни парадоксально, в социально-экономической сфере идеал равенства неминуемо приводит к несвободе, росту ограничений. Постепенно приходит понимание: мало социальной справедливости в том, что все более или менее одинаково бедны. Значит, надо разбогатеть всем: и людям, и государству, и обществу. Сделать это можно только создав эффективный экономический механизм.

Отсюда должно обеспечиваться не фактическое равенство (это утопия в условиях современного общества), а равенство всех леред законом, создание равных стартовых условий. Данное по-

151


)жение закреплено в новой российской Конституции (ст. 19). омимо равенства перед законом и судом принцип равноправия ;лючает в себя равенство прав и свобод человека и гражданина, гакже равные права и свободы мужчины и женщины.

Единство прав и обязанностей выражается в том, что предостав-юмые гражданину права и свободы сочетаются с его обязаннос-ми перед обществом. Любое право может быть реализовано |лько через чью-то обязанность. На этот момент обращал вни-:жие еще Гегель, утверждая, что права и обязанности «соедине-я в одном и том же отношении... коррелятивны прежде всего в iM смысле, что некоторому праву с моей стороны соответствует другом некоторая обязанность. Если бы у одной стороны были >1 все права, а у другой все обязанности, то целое распалось бы»'.

Гуманизм в широком смысле означает исторически меняю-уюся систему воззрений на общество и человека, проникнутых •ажением к личности, ее достоинству и правам. Идея гуманизма юнизывает всю правовую систему демократического общества, конодательство, правоприменительную и правоохранитель-/ю деятельность. Принцип гуманизма получил закрепление в атье 2 Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являют-

высшей ценностью».

Рассматриваемый принцип отражает взаимоотношение об-ества и личности, это неотъемлемое качество законности, пра-юудия, уголовной и исправительно-трудовой политики госу-рства.

Основной Закон Российской Федерации закрепил естествен->е право каждого человека на жизнь. Оно прежде всего означает, о никто не может быть произвольно лишен жизни. Вместе с тем России, как и в ряде других стран, узаконена смертная казнь . 2 ст. 20 Конституции РФ). Гуманно ли это? По этому поводу се давно ведется дискуссия в печати и среди юристов — ученых практиков. Большинство признают, что эта мера наказания одит в противоречие с принципом гуманизма.

Но здесь необходимо иметь в виду следующее. Во-первых, [ертная казнь — это исключительная мера наказания. В тексте институции говорится о смертной казни за особо тяжкие пре-упления против жизни. Она применяется только тогда, когда

цо, совершившее преступление, представляет исключительна опасность для общества. Во-вторых, в соответствующих стаях У К эта мера предусматривается как альтернативная наряду с шением свободы.

1 Гегель. Соч. Т. 3. М., I934. С. 294.

152


Кроме того, обвиняемый в преступлении, наказанием за которое может быть смертная казнь, имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Согласно пункту «в» статьи 89 Конституции, Президент РФ осуществляет помилование. При замене в порядке помилования смертной казни лишением свободы оно может быть назначено пожизненно. И самое главное. Смертная казнь согласно Конституции считается временной мерой наказа! in я, действующей в ограниченный срок, вплоть до отмены.

Правильно понимаемый гуманизм предполагает применение строгих мер наказания к тем, кто грубо нарушает закон. Реальным и действенным оказывается лишь тот гуманизм, который умеет себя защитить. Право, охраняя общественные отношения, как раз к этому и стремится. Не случайно символом правосудия выступают щит и меч: щит защищает добро, а меч карает зло.

Принцип гуманизма работает не только в уголовном праве (здесь он наиболее рельефно проявляетсебя), он пронизывает осе отрасли права — административное, финансовое, трудовое, гражданское и др.

Сочетание убеждения и принуждения в праве — важнейшая форма проявления демократизма, гуманизма и справедливости. Убеждение и принуждение — методы государственного руководства обществом. Главная задача демократического правового государства состоит в установлении разумного их сочетания. Правильное решение вопроса об их соотношении приобретает особое значение в период перехода от тоталитаризма к демократии.

Основным, главным методом руководства обществом является убеждение, осуществляемое в различных формах. Его непосредственным выражением выступают сами нормы. Знакомясь с содержанием нормы, граждане убеждаются в их целесообразности. К важным формам убеждения относится также правовоспита-тельная работа, обсуждение законопроектов. В этом смысле большое значение имеет обоснование в преамбулах нормативных актов целей, оснований для их принятия.

Вместе с тем любое человеческое общество требует управления. Последнее обеспечивается различными средствами, включая и принуждение. В демократическом обществе государственное принуждение имеет различные формы, методы и степень проявления, свои особенности. Во-первых, как уже отмечалось, оно является не главным, а второстепенным, вспомогательным, применяемым после убеждения методом государственного управления. Во-вторых, принуждение осуществляется в особой

153


процедурной форме, четко зафиксированной в нормах права. Это

исключает произвол.

В Конституции Российской Федерации (ст. 21) говорится о

недопустимости пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания. Существуют определенные правовые гарантии данной нормы. Так, уголовное законодательство предусматривает ответственность должностных лиц, допустивших превышение власти или служебных полномочий, если оно сопровождалось насилием, применением оружия или мучительными и оскорбляющими личное достоинство потерпевшего действиями. Наконец, государственное принуждение выступает не как самоцель, а как средство исправления и перевоспитания. Следовательно, оно включает в себя черты убеждения правонарушителей и других членов общества в необходимости выполнения правовых предписаний.

Принуждение — сложное правовое явление. Оно включает в себя довольно богатый арсенал воздействия: меры пресечения, восстановление или защиту субъективных прав, предупреждение, юридическую ответственность, санкции и т.д.

Демократизм означает принадлежность всей власти народу. «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации, — сказано в статье 3 Конституции рф — является ее многонациональный народ». Как многоаспектная категория, данный принцип проявляет себя в политике, экономике. Он реализуется не только через государственные, но и через правовые институты: права, обязанности, их гарантии, правосудие и т.д.

Перечисленные общеправовые принципы распространяются на всю систему права. Они тесно связаны между собой, взаимо-дополняют, а зачастую и проникают друг в друга. Они свойственны всей системе права, всем ее отраслям. Однако в каждой отрасли они проявляются по-разному, в зависимости от специфики данной отрасли, сферы ее действия, предмета и методов регулирования.

5. ФУНКЦИИ ПРАВА (В.Н. Синюков)

В юридическое понятие функций права вкладывается двойной, но внутренне взаимосвязанный смысл: роль. которую осуществляет право или определенный правовой институт, и конкрет

154


ные направления правового регулирования (воздействия) на поведение субъектов'.

Категория функций права имеет научное и практическое значение. Ценность данной категории заключается как в описании реальных действий субъектов по осуществлению целей правового регулирования, так и в выявлении зависимостей между нормами права, правовыми отношениями, юридическими актами и иным социальным контекстом. В итоге складывается представление о функционировании права, т.е. о том, как оно взаимодействует, влияет, воздействует (в том числе — в каких пределах, формах, какими методами) на различные социальные переменные. При выяснении форм и методов воздействия права на общественные отношения исследователи исходят из закономерностей, управляющих правовым регулированием. Изучение связей права со структурами экономических, политических, духовных отношений выступает важным аспектом правопознания — аспектом динамики права. В этом плане сущность права раскрывается как активная, действующая субстанция.

Поэтому функции права можно определить как правовую характеристику социокультурной реальности общества и отдельных его компонентов. В результате взаимодействия права с внешними условиями «среды», с процессами, происходящими в обществен ном менталитете, преобразуются, видоизменяются сами функции права, адаптируя правовую систему к новым условиям.

Наконец, вопрос о функциях права какдинамическом аспекте правового регулирования дает теоретический инструментарий определению негативных для правового регулирования областей общественных отношений. Особенность права как явления культуры состоит в том, что его воздействие испытывают многие человеческие отношения. Однако далеко не все отношения право может и должно регулировать, включая их в свои функциональные связи с обществом. Чрезмерное вмешательство государства и права (даже с самыми благими намерениями) в общественную жизнь парализует ее собственные саморегулятивные механизмы.

К сожалению, в отечественном правоведении в последние десятилетия было весьма распространено мнение о широких социальных возможностях права, его активной творческой роли в создании новых отношений, когда с фактом принятия того или иного акта — закона, указа и т.д. — связывались надежды на решение многочисленных социальных проблем. Эту крайность в

1 См.: Ридько Т.Н. Функции права / Общая теория права: Курс лекций. Нижний Новгород, I993. С. 267.

155


представлении о функциональной роли права Н.И. Матузов ме-тасЬооически называет «правовым идеализмом». Идея о высокой социальной ценности права верна, но все же она не дает оснований для прямолинейного вывода о столь широких его функциях в организации общественных отношений'.

Схема «хорошие законы — желаемые общественные отношения» часто превалирующая в нашей политической практике, не всегда отражает реальный механизм функционирования права. Современная тенденция к увеличению удельного веса «бумажного» т е. неработающего, законодательства — одно из следствий невнимания к проблеме функций права в современном переходном обществе и роли законодательства в проведении реформ.

Социальная роль (назначение) и система функций права. Как известно, статус права в обществе характеризуется в двух тесно связанных измерениях — общесоциальном, в котором право рассматривается как явление культуры, оказывающее широкое неформальное влияние на весь комплекс общественных отношений, и собственно юридическом, в рамках которого право реализуется через специальную, присущую только ему систему средств.

Поэтому среди общесоциальных функций права выделяются следующие.

Культурно-историческая функция. Право как явление национальной и мировой культуры в присущей ему нормативной форме аккумулирует духовные ценности и достижения народа, человечества: права человека, демократию (народовластие), моральные (нравственные) устои общества, социальную справедливость.

Воспитательная функция. В качестве социального регулятора, тесно связанного с иными нормативными системами общества— традиционной (обычной), нравственной, религиозной (конфессиональной), — право оказывает воспитывающее воздействие на поведение субъектов как через отдельные нормы, институты и механизмы (запреты, дозволения, осуществление правосудия, правовой защиты, наказания), так и в целом как самостоятельный фактор духовной жизни страны.

Функция социального контроля. Право в этом направлении оказывает воздействие на поведение субъектов, с одной стороны, в качестве средства стимулирования, поощрения (морального, материального), с другой — ограничения (удержание от совершения неправомерных действий) того или иного поведения. Следу-

1 См.: Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны «одной медали»// Правоведение. 1994. № 2.

156


ет подчеркнуть, что в данном случае речь идет именно об общесоциальном механизме действия (функционирования) права, когда еще не используются специальные юридические инструменты и рычаги социального контроля за поведением.

Информационно-ориентирующая функция. Право выступает мощным источником моральной ориентации субъектов — организаций, физическихлиц вданном конкретном обществе. В этом смысле функция права — формировать социально полезную, положительную направленность субъективной стороны правомерного поведения. Через свои источники — законы, постановления, указы и т.д. — люди получают информацию о социальных возможностях того или иного поведения, что помогает им достигать поставленных целей в рамках существующего правопорядка.

Кроме общесоциальных принято выделять собственно юридические функции — направления правового воздействия на общественные отношения, где право реализуется через специальные, присущие только этой нормативной системе, юридические средства. Существуют две основные собственно юридические функции права: регулятивная и охранительная.

Суть регулятивной функции заключается в главном социальном назначении права — регулировать общественные отношения: 1) фиксировать субъектный состав правовых отношений; 2) определять круг жизненных обстоятельств (юридических фактов), с которыми нормы права связывают наступление тех или иных юридических последствий; 3) формировать права и обязанности участников (субъектов) правоотношении.

В основе регулятивной функции права лежат управомочиваю-щие (дозволяющие) и обязывающие (предписывающие) юридические нормы.

Регулятивная функция права реализуется через две свои разновидности: регулятивную динамическую и регулятивную статическую (С.С. Алексеев). В основе регулятивной динамической функции находятся правовые нормы, направленные на обслуживание средствами права тех или иных социальных процессов (например, гражданский, торговый оборот обслуживают такие институты права, как договор (сделка), поставка, кредит, мена, дарение, завещание и т.д.).

Регулятивная статическая функция реализует ту часть социального назначения права, которая заключается в закреплении тех или иных статусов в обществе, обеспечении стабильности и неизменности социально-правовых ценностей (например, Конституция России 1993 г. в гл. 1 закрепляет форму правления,

157


государственного устройства, принципы политической системы).

Содержание охранительной функции права заключается в правовом воздействии, которое направлено на охрану (защиту) общественных отношений, образующих наиболее важные социально-экономические, культурно-нравственные и государственно-политические сферы деятельности людей и соответственно на вытеснение и ликвидациюотношений, опасныхдля человека, его жизни, здоровья, нравственности, социального и экономического благополучия. В основе охранительной функции права находятся главным образом запрещающие правовые нормы. Содержание охранительной функции включает установление санкций и составов деяний, образующих основания для юридической ответственности (гражданской, уголовной, административной, дисциплинарной).

Следует иметь в виду, что разграничение регулятивной и охранительной функций как самостоятельных направлений правового воздействия имеет определенную теоретическую условность, ибо так же, как и регулятивная функция, охранительная реализует основное социальное назначение права — упорядочивать общественные отношения и обеспечивать их стабильность, устойчивость, независимость от внешних негативных влияний. В этом смысле через охранительную функцию право определенным образом охраняет и защищает социальные ценности, указывая, в частности, гражданам и организациям на законные и целесообразные пути реализации их интересов.

6. ПРАВО И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА (Н.И. Мсппузов)

Понятия права и правовой системы соотносятся как часть и целое. Если под правом традиционно понимаются исходящие от государства общеобязательные нормы (см. предыдущие параграфы данной темы), то правовая система — более широкая реальность. охватывающая собой всю совокупность внутренне согласованных, взаимосвязанных, социально однородных юридических средств (явлении), с помощью которых официальная власть оказывает регулятивно-организуюшее и стабилизирующее воздействие на общественные отношения, поведение людей (закрепление, регулирование, дозволение, связывание, запрещение, убеждение и при

158


нуждение, стимулирование и ограничения, превенция, санкция, ответственность и т.д.).

Это комплексная, интегрирующая категория, отражающая всю правовую организацию общества, целостную правовую действительность. По меткому выражению французского правоведа Ж. Карбонье, правовая система — это «вместилище, средоточие разнообразных юридических явлений». Он отмечает, что юридическая социология прибегает к понятию «правовая система» для того, чтобы охватить весь спектр явлений, изучаемых ею. Если бы выражение «правовая система» было лишь простым синонимом объективного (или позитивного) права, то его значение было бы сомнительным'.

Современную правовую действительность стало трудно отражать с помощью старых, подчас слишком узких конструкций. Требуются более широкие построения (комплексы), позволяющие производить соответственно и более гибкие и адекватные научные операции, достигать более высоких уровней обобщения, абстракции. Одна из таких категорий — правовая система, дающая возможность анализировать и оценивать всю правовую реальность в целостном виде, а не отдельные ее компоненты. При этом нет необходимости в замене концепции права концепцией правовой системы. Просто концепция права должна стать составной частью концепции правовой системы как наиболее широкой и многоаспектной.

Право — ядро и нормативная основа правовой системы, ее связующее и цементирующее звено. По характеру права в данном обществе легко можно судить о сущности всей правовой системы этого общества, правовой политике и правовой идеологии государств;). Помимо права как стержневого элемента правовая система включает в себя множество других слагаемых: правотворче-ство, правосудие, юридическую практику, нормативные, право-применительные и правотолкуюшие акты, правоотношения, субъективные права и обязанности, правовые учреждения (суды, прокуратура, адвокатура), законность, ответственность, механизмы правоиого регулирования, правосознание и др.

Исчерпывающий их перечень дать затруднительно, поскольку правовая система — сложное, многослойное, разноуровневое, иерархическое и динамическое образование, в структуре которого есть свои системы и подсистемы, узлы и блоки. Многие ее составляющие выступают в виде связей, отношений, состояний,

1 См.: Карбонье Ж. Юридическая социология / Пер. с фр. М., 1986. С. 276— 277, 197,

159


пежимов, статусов, гарантий, принципов, правосубьектности и других спепи4'>ических феноменов, образующих обширную инфраструктуру или среду функционирования правовой системы.

Если говорить о ее блоках, то можно выделить такие, как нормативный, правообразующий, доктринальный (научный), статистический, динамический, блок прав и обязанностей и др. Между ними существуют многочисленные горизонтальные и вертикальные связи и отношения. Все это отражает сложный правовой уклад данного общества.

Категория правовой системы относительно новая в нашей литературе, она вошла в научный обиход лишь в 80-е годы и раньше практически не использовалась, хотя зарубежные исследователи, особенно французские и американские, уже давно и активно оперируют этим понятием. Сама эта конструкция почти не представлена в учебных программах и курсах по теории, государства и права, другим дисциплинам.

Наиболее крупной работой, посвященной современным правовым системам, является книга известного французского юриста Рене Давида, выдержавшая у нас два издания'. В советское время был выпущен двухтомник, в котором давалась подробная характеристика существовавшей тогда социалистической правовой системы2. Появилась работа Ф.М. Решетникова «Правовые системы стран мира» (М., 1993).

Историко-культурные и генетические аспекты российской правовой системы обстоятельно исследованы В.Н. Синюковым3. Как видим, ученые-правоведы все более активно начинают разрабатывать одно из магистральных направлений юридической науки наших дней. При этом вся проблема совершенно справедливо увязывается с идеей прав человека, свободы личности, усилением социально-правовой защищенности граждан, упрочением законности, порядка и стабильности в стране.

Ценность понятия правовой системы заключается в том, что оно дает дополнительные (и немалые) аналитические возможности для комплексного анализа правовой сферы жизни общества. Это новый, более высокий уровень научной абстракции, иной срез с правовой действительности и, следовательно, иная плос-

1 См.: Давид Р. Основные правовые системы современности / Пер. с фр. М., I988: см. также: СиидовА.Х. Введение в основные правовые системы современности. Ташкент, 1988.

2 См.: Правовая система социализма/Под ред. A.M. Васильева. Т. 1.М. 1986:

Т.2.М., 1987.

3 См.: Синюков В.Н. Российская правовая система. Саратов, 1994.

но


кость ее рассмотрения. Преимущество названного подхода состоит в том, что, будучи предельно широким, он призван отразить в целостном виде общую панораму правового пространства — тот сложный юридический мир, в котором постоянно находятся,

вращаются участники социального общения.

Это позволяет полнее, контрастнее выявить наиболее существенные корреляционные, субординационные и другие связи и отношения между целым и его частями, а также последних между собой, точнее определить место и роль каждого звена системы в обшей работе всего правового механизма, находящегося в распоряжении государства. Поэтому интегративный подход к правовой системе — единственно возможный.

Входящие в правовую систему компоненты неодинаковы по своему значению, юридической природе, удельному весу, самостоятельности, степени воздействия на общественные отношения, но в то же время они подчинены некоторым общим закономерностям, характеризуются единством.

Перед нами не случайный конгломерат разнородных и не связанных друг с другом элементов, а сложное, динамическое, многоуровневое государственно-правовое образование. Естественно, что и функционирование такой системы — сложнейший процесс. Поэтому современная теория права должна подняться на такой уровень обобщения, чтобы можно было более глубоко и всесторонне анализировать и оценивать возникшую сегодня новую правовую реальность как целостный феномен, как систему.

Во-первых, отдельные компоненты юридической среды уже достаточно хорошо изучены (право, правоотношения, правосознание, законность, правопорядок, субъективные права, нормативные акты и т.д.). Пришло время синтезировать все это водном понятии —правовая система общества, чтобы получить возможность лучше отразить и представить общую картину/с учетом постоянно происходящих в указанной системе сложных интеграционных и дезинтеграционных процессов.

Во-вторых, возникли новые задачи, в решении которых должны быть задействованы все правовые рычаги в их согласованном, а не разобщенном виде. Только комплексное, совокупное их воздействие на общественные отношения может дать желаемый социальный эффект, привести к достижению поставленных целей.

В-третьих, рассматриваемое понятие дает возможность творчески применить системно-структурный подход к исследованию правовой действительности, а также использовать сравнитель

161

Ч 1383


.ж метод. Системное же видение любого явления — залог его екватного и глубокого осмысления.

Все это позволяет сопоставить правовую систему с другими оль же широкими системами — экономической, политичес-)h, моральной, выявить их специфику, возможности, формы аимодействия как однопорядковых по своему уровню явлений.

Понятия правовой системы и правовой надстройки очень [изки, но не идентичны, не взаимозаменяемы. Правовая систе-.1 более гибко и полно отражает структуру правовой материи, все : мельчайшие связи, «капилляры», в то время как правовая над-

•ройка традиционно понимается как единство трех компонен->в: взглядов, отношений, учреждений.

Правовая система и правовая надстройка различаются по юему содержанию, элементному составу, гносеологическим ункциям, социальному назначению, роли в общественной изни, характеру детерминации материальными и иными факто-)ми, генезису. Правовая система — более дробная и болеедиф-еренцированная категория; она многоэлементна, полиструк-/рна,иерархична.

Если бы указанные понятия совпадали, то сама идея правовой

-ютемы не возникла бы. Но суть как раз в том, что одной катего-4И надстройки оказалось недостаточно, чтобы можно было аде-ватно отразить усложнившуюся правовую жизнь. Для более южного объекта понадобилась и более сложная, комплексная :1тегория, она была вызвана прежде всего потребностями прак-1ки. Наука получила в свое распоряжение эффективный ин-грумент системно-структурного анализа. Предмет отражения дин, но отражается он указанными понятиями неодинаково (по акурсу видения, глубине, объему, целям и т.д.).

Категория надстройки «раскрывает местоположение право-ых явлений прежде всего в отношении экономического базиса;

снятие же правовой системы служит главным образом для вы-ажения внутренних связей, их организации, структуры»'. 1ными словами, если правовая надстройка как философская ка-;гория показывает, что первично и что вторично, подчеркивает гтер ми нирова ни ость юридических явлений материальными 'акторами, то правовая система фиксирует правовую реальность иной плоскости — со стороны ее внутренней и внешней орга-изации, структурных элементов, динамического состояния, ме-анизма действия, эффективности. Она включает в себя весь

1 Кудрявцев В.Н., Васильев A.M. Право: развитие общего понятия // Государ-гвоипргшо. !985.№7.С. 12.

162


юридический инструментарий, находящийся в распоряжении государства, отражает сферу, охватывающую все правовое в обществе.

Правовая система по своему содержанию шире, богаче, сложнее. Это то, что можно назвать юридической формой данного способа производства, данного общественного строя.

Понятия правовой надстройки и правовой системы охватывают в принципе одинаковые рамки правовой реальности, однако они не могут заменить друг друга, ибо характеризуют, во-первых, различные аспекты одного и того же момента реальности, а во-вторых, различный уровень проникновения в нее. Надстройка отражает самый общий уровень правовой системы, поэтомуздесь внимание концентрируется на наиболее обобщенных проявлениях правовой действительности — правовых идеях (правосознание), правовой деятельности (правоотношения), правовых институтах (правовые нормы)'.

Право, как уже подчеркивалось, — эпицентр правовой системы. Юридические нормы, будучи обязательными эталонами общественно необходимого поведения, опираясь на возможность государственного принуждения, выступают интегрирующим и цементирующим началом. Это своего рода каркас, несущие конструкции правовой системы, без которых она могла бы превратиться в простой конгломерат элементов, не связанных между собой единым нормативно-волевым началом. Согласованность и координация между ними оказались бы в значительной мере ослабленными.

Особенно это касается конституционных норм, играющих в правовой системе опорную приоритетную роль. Сама Конституция венчает собой все законодательство, выступает правообразу-ющим ядром, устанавливает виды юридических актов, ихсоотно-шение, субординацию, способы разрешения коллизий между ними, служит главным ориентиром вделе организации правового регулирования в стране2.

Нормы права вместе с порождаемыми ими правоотношениями — это необходимые крепления, связки правовой системы. Но право — тоже система, и притом наиболее устойчивая и дисциплинирующая, содержащая в себе четкие оценочные критерии. Это—базовая система в системе. Являясь первичными клеточка-

1 См.: Тиунова Л. Б. Системные связи правовой действительности. Спб., 1991.

2 См.: Тихомиров Ю.А. Конституционное право: уроки прошлого и взгляд в будущее // Правоведение. I992. № 6. С. 6; Он же. Теория закона. М., 1982. С. 17.

163


ми правовой системы, юридические нормы и составляют ее первооснову, придают ей жизненные силы. Именно через эти нормы достигаются прежде всего основные цели правового регулирования.

Право доминирует в правовой системе, играет в ней роль консолидирующего фактора, «центра притяжения». Все другие ее элементы являются фактически производными от права. И всякие изменения в нем неизбежно порождают изменения во всей правовой системе или по крайней мере во многих ее частях.

Данное обстоятельство привело некоторых авторов к мысли о том, что для более адекватной характеристики права как сложного социального образования могло бы быть использовано понятие правовой системы (П.М. Рабинович). Из этого заключения вытекает, что правовая система — это некий аналог, синоним права в его широкой трактовке.

Думается, однако, что такой вывод был бы ошибочным. Указанные категории, несмотря на их тесную связь, должны оставаться безусловно самостоятельными, не подменять, адополнять друг друга. Не случайно появились опасения, что «если последовательно отождествлять, хотя бы по объему, термины «право» и «правовая система», то первое может вообще исчезнуть из юридической науки»'.

Иными словами, правовая система общества не охватывается и не может быть охвачена понятием права даже и в широком (социологическом) смысле, подобно тому как политическая система не исчерпывается понятием государства. Безусловно, «для характеристики правовой системы решающее значение имеет сущность и содержание права, но из этого не следует, что любую правовую систему достаточно свести к праву»2.

Ведь выдвижение идеи правовой системы объективно явилось своего рода компромиссом между сторонниками узкого и широкого понимания права, ибо те, кто стремится расширить понятие права и охватить им помимо норм ряд других элементов, получают наконец категорию, которая может отразить все это. В данном случае конструкция правовой системы является удачным «выходом из положения». Каждая из сторон сохраняет свои позиции, достигает целей.

Конечно, в историке-политическом, обшесоциологическом и общекультурном плане право и правовую систему нередко берут

1 Денисок Ю.А., Спиридонов Л. И. Абстрактное и конкретное в советском правоведении. Л., 1987. С. 67.

2 ЯвичЛ.С. Сущность права. Л., 1985. С. 41.

164


за одну скобку, когда, например, говорят о сравнительных типах права, национальных правовых системах различных стран (аналогично тому, как в обыденной жизни не всегда проводят различие между обществом и государством, не вдаваясь в научное содержание этих терминов).

С.С. Алексеев отмечает, что когда при освещении правовых явлений говорится о праве, то во многих случаях подразумевается целостная правовая система. С другой стороны, указание на правовую систему нередко означает, что право мыслится во всех его проявлениях. Какой из этих терминов целесообразно использовать в том или ином контексте — зависит от уровня теоретических абстракций'.

Правовое государство немыслимо без высокоразвитой, демократической и четко работающей правовой системы, способной эффективно защищать интересы общества и его граждан. Но помимо охранительно-защитительной функции, она призвана выполнять также многообразные регулятивно-организующие, стабилизирующие и стимулирующие задачи, связанные с обеспечением нормальной жизнедеятельности людей, развитием экономики, науки, культуры, образования, социальной сферы, реализацией прав и свобод личности.

Конечные цели правового регулирования достигаются только с помощью всей совокупности юридических средств, находящихся в распоряжении государства, а не за счет отдельных из них, например правовых норм, санкций, субъективных прав и обязанностей, правоотношений и т.д. Поэтому важно, чтобы все звенья правовой системы работали четко и безотказно, активно выполняли свои функции.

В разрозненном виде, вне взаимосвязи, они не приводят к желаемым результатам — необходима их синхронизация с тем, чтобы они дополняли и усиливали друг друга. Иными словами, речь должна идти о комплексном (согласованном) правовом воздействии на общественные отношения, их объекты и субъекты. Правовая форма должна чутко и своевременно реагировать на возникающие новые тенденции и симптомы, улавливать пульс общественной жизни. А законодатель должен постоянно «отлаживать», совершенствовать ее.

Любопытную характеристику правовой системы и ее роли в жизни общества Дает американский юрист Лоуренс Фридмэн. По его представлениям, в современном американском обществе правовая система сопровождает человека во всех его

1 См.: Алексеев С.С. Право и правовая система // Правоведение. 1980. № 1.

165


делах. Не проходит и дня — даже часа — без взаимодействия личности с правом в самом широком смысле слова. Автор пишет, что правовая система вездесуща, хотя зачастую ее присутствия человек не замечает. Не ощущает, что правовая система, подобно «Большому брату», пристально наблюдает за ним, заглядывая через плечо. Но в известном смысле закон постоянно смотрит на нас.

Правовая система непрерывно меняется, однако ее составные части претерпевают изменения с разными скоростями, и ни одна из них не меняется столь же быстро, как другая. В то же время существуют некие постоянные, долго живущие элементы — принципы системы, которые присутствовали в системе всегда (даже в прошлые века) и будут такими же в течение еще долгого времени. Они придают необходимую форму и определенность целому.

Термин «право» относится обычно только к нормам. Но необходимо проводить демаркационную линию между нормами как таковыми и теми институтами и процессами, которые вдыхают в них жизнь. Эта расширенная сфера и есть правовая система. Ясно, что эта система — нечто большее, нежели просто набор норм. Право — это способ правительственного социального контроля. Субъект не совершит ошибки, если включит в него правила поведения.

Необходимо разграничивать понятия «право», «правовая система» и «правовой процесс». Дать точное определение праву — достаточно сложная задача. «Право» —слово для ежедневного употребления, часть разговорного словаря. Оно имеет большое число значений, хрупких, как стекло, неустойчивых, как мыльный пузырь, неуловимых, как время.

Сказанное не означает, что мы постоянно ощущаем на себе свинцовую тяжесть права. Право—атмосфера: оно легко, как воздух, когда все идет нормально. Неправильно было бы считать право паутиной запретов. Большинство законов предназначено для того, чтобы сделать жизнь легче, безопаснее, счастливее. Правовая система — часть общесоциальной системы. В современном мире существует поразительное многообразие правовых систем. Каждая страна имеет свою систему; в США, кроме того, каждый штат — собственную, и все это венчает общенациональная (федеральная) система. Нельзя назвать ни одной пары полностью адекватных правовых систем. Но это не значит, что каждая правовая система не имеет ничего общего с какой-нибудь другой'.

В частности, современная российская правовая система, как и американская, организована на федеральной основе. В каждой республике, иных субъектах Федерации — своя правовая система, имеющая местные особенности и включающая в себя региональные нормы и институты. Свои правовые системы созданы в бывших союзных республиках — ныне суверенных государствах. В наше время наблюдается интенсивное сближение и взаимопроникновение различных правовых систем на основе обязательного для всех международного права и национальных особенностей каждой страны.

В Конституции РФ записано: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» (ст. 15, п. 4). Это и понятно — любое национальное право

1 См.: Фридмэн Л. Введение в американское право / Пер. с англ. М., 1992. С. 7-8, 17-18.

166


тысячами нитей связано с межнациональным, как сгустком длительного коллективного опыта. Такое взаимодействие отражает современные мировые интеграционные процессы.

Российская правовая система переживает трудный период своего становления и развития. Она постепенно преобразуется, избавляется от пороков тоталитарного режима, деформаций и наслоений прошлого, приобретает более глубокие демократические и гуманистические черты. Но в целом ее главные недостатки пока сохраняются. Это — слабая эффективность, незавершенность, разбалансированность, неспособность успешно выполнять присущие ей регулятивные и охранительные функции, несоответствие новым условиям, рыночным отношениям. Процесс ее обновления —- в начале пути.

«Хотя действующая Конституция была принята еще в 1993 г., правовая система страны полностью не сложилась. Главная причина состоит в том, что Россия все еще находится на переходном этапе. Нынешняя правовая реформа может принести успех только в том случае, если она найдет ответы на главные вопросы, которые ставит жизнь»'.

Одна из задач проводимых демократических преобразований в России — создание устойчивой, четко работающей и эффективной правовой системы, в центре которой должен стоять человек. Сдругой стороны, сама правовая система — мощный инструмент этих преобразований, нормативная база, опора всех реформ.

1 Топорнин Б.И. Правовая реформа и развитие высшего юридического образования в России // Государство и право. 1996. № 7. С. 36.



 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

12754. Получение знаний об измерительных трансформаторах тока 407.96 KB
  ЦЕЛЬ РАБОТЫ. Целью работы является получение знаний об измерительных трансформаторах тока. ОДНОВИТКОВЫЕ: ТПОЛ: Стержневые трансформаторы тока с литой изоляцией типа ТПОЛ Т трансформатор тока П проходной О одновитковый Л с литой изоляцией. Предназначе...
12755. Получение знаний об измерительных трансформаторах напряжения 91.42 KB
  Целью работы является получение знаний об измерительных трансформаторах напряжения. НОМ – трансформатор напряжения однофазный масляный; НТМИ – трансформатор напряжения трехфазный масляный с дополнительной вторичной обмоткой для контроля изоляции сети; НТМК – тр
12756. Приводы высоковольтных выключателей Управление масляным выключателем ВМПЭ-10 369.83 KB
  ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА № 4 Приводы высоковольтных выключателей Управление масляным выключателем ВМПЭ10 ЦЕЛЬ РАБОТЫ: Целью работы является получение знаний о приводах высоковольтных выключателей а так же ознакомление со схемой управления масляными выключателями....
12757. Комплектные распределительные устройства 6-10 кВ 236.59 KB
  ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА № 5 Комплектные распределительные устройства 610 кВ ЦЕЛЬ РАБОТЫ Целью работы является получение знаний о конструкциях ячеек комплектных распределительных устройств 610 кВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ Ознакомиться с информацией...
12758. Разъединители, отделители короткозамыкатели 267.85 KB
  ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА № 6 Разъединители отделители короткозамыкатели. Целью лабораторной работы является получение знаний о разъединителях отделителях и короткозамыкателях используемых в установках выше 1000 В. Разъединитель. Разъединитель предст
12759. Метод наименьших квадратов 1.88 MB
  Метод наименьших квадратов В данной работе содержатся краткие теоретические положения образцы выполнения заданий необходимые для выполнения лабораторной работы индивидуальные задания. Работа предназначена для студентов всех специальностей. Содержание 1. Те...
12760. Расчет вероятностей случайных событий 454 KB
  Расчет вероятностей случайных событий Методическая разработка содержит теоретические упражнения и практические задания по теме Расчет вероятностей случайных событий. Индивидуальные задания разбиты на три уровня сложности. Представлены примеры решения наиболее сл...
12761. Суммирование числовых рядов 4.62 MB
  Методические указания и индивидуальные задания к лабораторной работе №10 для студентов технических специальностей Суммирование числовых рядов: Излагаются методические рекомендации по нахождению суммы числового ряда. Проводится разбор примеров с применением п
12762. Среда программирования. Тестирование готовой программы. Программная реализация несложного алгоритма 2.07 MB
  ПРАКТИЧЕСКАЯ РАБОТА № 4 Тема: Среда программирования. Тестирование готовой программы. Программная реализация несложного алгоритма. Проведение исследования на основе использования готовой компьютерной модели. Цель: освоить навыки программного управления исполните