67357

ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Лекция

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Их участники наделяются правосубъектностью юридическими правами и обязанностями. Любые отношения приобретают характер правоотношений лишь в том случае если они возникают на ос 472 нове и в соответствии с нормами права и не противоречат воле государства. 473 Правоотношения следствие действия...

Русский

2014-09-07

258 KB

0 чел.

Лекция 21. ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ (Н.И. Матузов)

1. ПОНЯТИЕ ПРАВООТНОШЕНИЙ КАК ОСОБОГО ВИДА ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

В обществе существует множество различных отношений:

экономические, политические, юридические, моральные, духовные, культурные и др. Собственно, само человеческое общество есть совокупность отношений, продукт взаимодействия людей. При этом все виды и формы отношений, возникающих и функционирующих в обществе между индивидами и их объединениями, являются (в отличие от взаимосвязей в природе) общественными или социальными.

Юридическую науку, естественно, интересуют прежде всего юридические или правовые отношения. В чем их специфика? Кратко говоря, в том, что они органически связаны с правом.

Право — особый, официальный, государственный регулятор общественных отношений. В этом его главное назначение. Регулируя те или иные отношения, оно тем самым придает им правовую форму, в результате чего эти отношения приобретают новое качество и особый вид — становятся правовыми, облекаются в юридическую оболочку.

Именно с помощью такого нормативного воздействия государственная власть переводит определенные отношения под свою юрисдикцию и защиту, придает им упорядоченность, стабильность, устойчивость, желаемую направленность, вводит в нужное русло. Их участники наделяются правосубъектностью, юридическими правами и обязанностями. Эти отношения становятся подконтрольными и управляемыми. Иными словами, перед нами особая форма социального взаимодействия.

Запрещая одни действия, разрешая другие, поощряя третьи, устанавливая ответственность за нарушения своих предписаний, право таким путем указывает необходимые общественно полезные варианты поведения субъектов, ограничивает или расширяет сферу их личных желаний и устремлений, пресекает вредную деятельность.

По сравнению с другими социальными регуляторами право — наиболее эффективный, властно-принудительный и вместе с тем цивилизованный регулятор. Это неотъемлемый атрибут всякой государственности. Любые отношения приобретают характер правоотношений лишь в том случае, если они возникают на ос-

472


нове и в соответствии с нормами права и не противоречат воле

государства.

Следовательно, правовые отношения можно в самом общем смысле определить как общественные отношения, урегулированные правом. При этом регулируемые отношения в принципе не утрачивают своего фактического содержания (экономического, политического, семейного, имущественного и т.д.), а лишь видоизменяются, обретая новое дополнительное свойство. Иначе говоря, правоотношение не отделяется от опосредуемого им реального отношения, не находится где-то рядом или над ним, а существует вместе с ним. Ведь форма и содержание любого явления неразрывны.

Государство не может при помощи правовых средств произвольно менять изначальный характер тех или иных отношений, а тем более создавать новые. Если бы это было возможно, то решение многих проблем жизни общества было бы сравнительно легкой задачей. Государство путем издания законов может в лучшем случае ускорять развитие известных отношений, улавливать тенденции, давать простор для проявления позитивных начал и, напротив, сдерживать, вытеснять негативные и отжившие связи и процессы.

Право — не творец, а лишь регулятор и стабилизатор общественных отношений. «Право само по себе ничего не создает, а только санкционирует общественные отношения. ...Законодательство всего лишь протоколирует, выражает экономические потребности»'. Например, современные рыночные отношения в России стали складываться не потому, что однажды были приняты юридические нормы на этот счет, а потому, что они вызрели в реальной жизни. Элементы этих отношений появились еще в предперестроечное время в виде теневой, полуофициальной экономики. И только потом были приняты соответствующие акты, которые легализовали эти ростки, формы, ускорили их развитие.

Но есть и такие правоотношения, которые возникают только как правовые и в другом качестве существовать не могут. Например, конституционные, 'административные, процессуальные, уголовные и др. Именно подобные правоотношения по форме и содержанию, т.е. в «чистом виде», представляют собой действительно самостоятельный вид и тип общественных отношений. Лишь в этом смысле можно сказать, что право создает, «творит» общественные отношения, порождая новые связи.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 2. С. 208; Т. 4. С. 112.

473


Правоотношения — следствие действия права как социального и государственного института. В догосударственном (родовом) обществе правоотношений не было, поскольку там не было права. Это значит, что правоотношения немыслимы вне права или без права. Есть лишь отношения, объективно требующие или не требующие правового опосредования. Именно связь с правом, урегулированность тех или иных отношений правом дает основание называть их правовыми. Не может быть такого положения, чтобы правовые отношения существовали помимо и независимо

от юридических норм.

Конечно, правоотношения возникают не просто потому, что

есть норма права (хотя это обязательное формальное основание), а потому, что определенные общественные отношения нуждаются в правовой регламентации. Тогда появляется юридическая норма и уже на ее основе — правоотношение. Правоотношения как бы вызревают в недрах общественной жизни, детерминиру-ясь экономическими и иными потребностями. «Юридические мотивы», социальная необходимость, тенденции, интересы должны быть осознаны законодателем, пройти через волю государства, получить объективацию в нормах и в конечном счете воплотиться в соответствующих правоотношениях.

Поэтому следует различать исторический генезис правоотношений, их зародышевое состояние и вполне сложившуюся правовую форму, определяемую законом. Иначе говоря, — материальный и формальный источники'.

Право регулирует далеко не все, а лишь наиболее принципиальные отношения, имеющие существенное значение для интересов государства, общества, нормальной жизнедеятельности людей. Это прежде всего отношения собственности, власти и

1 В нашей литературе был высказан взгляд, согласно которому правоотношения могут возникать до и необязательно на основе норм права — как «общественные отношения... саморазвивающиеся в правовые в силу естественноисторичес-кой необходимости, а не в результате воздействия на них норм права». Иными словами, общественные отношения независимо от юридических норм могут иметь «правовую сущность», быть «по природе своей правовыми» (с^л.:ДудинА.П. Диалектика правоотношения. Саратов, 1983. С. 5). Представляется, чтоэтотвывод базируется на известном положении о том, что «в наиболее ранние и примитивные эпохи... индивидуальные, фактические отношения в их самом грубом виде и являются непосредственным правом. С развитием гражданского общества... правовые отношения изменились и получили цивилизованное выражение» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 336—337). Гегель также начинает свою философию права с анализа владения как простейшего правового отношения. Однако в данной главе излагаются сложившиеся в науке традиционные представления о правоотношениях в их современном виде.

474


управления, социально-экономического устройства, прав и обязанностей граждан, обеспечения порядка, трудовые, имущественные, семейно-брачные отношения и т.п. Остальные либо не регулируются правом вовсе (сферы морали, дружбы, товарищества, обычаев, традиций), либо регулируются лишь отчасти (например, в семье помимо материальных существуют сугубо личные, интимные отношения между супругами, между родителями и детьми, не затрагиваемые правом).

С этой точки зрения все общественные отношения можно подразделить на три группы: 1) регулируемые правом и, следовательно, выступающие в качестве правовых (правоотношения);

2) не регулируемые правом и, значит, не имеющие юридической формы; 3) частично регулируемые. В основе такого деления лежат три критерия: социальная необходимость, государственная заинтересованность и возможность внешнего контроля.

В последнем случае надо иметь в виду, что не любое отношение может быть подвергнуто правовому регулированию, да и необходимость в этом во многих случаях не возникает. Государство вовсе не стремится к глобальной регламентации «всего и вся». На целесообразность правового вмешательства в те или иные отношения могут влиять и другие факторы (нравственная оправданность, гуманность, демократичность).

Из сказанного вытекает, что любое правовое отношение есть общественное отношение, но не всякое общественное отношение есть правоотношение. Это определяется границами действия права, которые, однако, не являются абсолютными, раз навсегда данными. Условия меняются, и то, что в одно время регламентируется законом, в другой период может перестать быть его объектом.

Пределы правовой сферы («юридического поля») подвижны, они могут в зависимости от обстоятельств сужаться или расширяться, но в целом отражают объективные потребности развития общества и государства, ход исторического процесса. Иными словами, правоотношения составляютлишь часть общественных отношений, а именно ту, которая опосредуется правом.

Наиболее характерные черты (признаки) правовых отношений как особого вида общественных отношений заключаются в следующем.

1. Они возникают, прекращаются или изменяются только на основе правовых норм, которые непосредственно порождают (вызывают к жизни) правоотношения и реализуются через них. Между этими явлениями существует причинно-следственная

475


связь. Нет нормы — нет и правоотношения. Они представляют собой некоторое единство, целостность.

Именно в правоотношениях достигаются цели правовых норм, проявляется их реальная сила и эффективность, именно в правоотношениях они начинают «работать». Иные общественные отношения опосредуются другими (не юридическими) нормами, так как не требуют правового вмешательства.

2. Субъекты правовых отношений взаимно связаны между собой юридическими правами и обязанностями, которые в правовой науке принято называть субъективными. Эта связь, собственно, и есть правоотношение, в рамках которого праву одной стороны корреспондирует (соответствует) обязанность другой, и наоборот. Их можно назвать встречными. Участники правоотношения выступают по отношению друг к другу как управомочен-ные и правообязанные лица, интересы одного могут быть реализованы лишь через посредство другого.

Правоотношение — это всегда двусторонняя связь. Ведь сама норма права, вызывающая правоотношение, носит предостави-тельно-обязываюший характер, она всегда кого-то на что-то уп-равомочивает и кого-то к чему-то обязывает. Мало того, в большинстве правоотношений каждый из их участников одновременно обладает правом и несет обязанность.

3. Правовые отношения носят волевой характер. Во-первых, потому, что через нормы права в них отражается государственная воля: во-вторых, в силу того, что даже и при наличии юридической нормы правоотношение не может автоматически появиться и затем функционировать без волеизъявления его участников, по крайней мере, одного из них. Необходим волевой акт, дающий

начало явлению.

«Товары не могут сами отправляться на рынок и обмениваться... Чтобы данные вещи могли относиться друг к другу как товары, товаровладельцы должны относиться друг к другу как лица, воля которых — распорядиться этими вещами: таким образом, один товаровладелец лишь по воле другого, следовательно, каждый из них лишь при посредстве одного общего им обоим волевого акта может присвоить себе чужой товар, отчуждая свой собственный»'.

Иначе говоря, правоотношения, прежде чем сложиться, проходят через сознание и волю людей. Лишь в отдельных случаях субъект может не знать, что стал участником правового отноше-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 23. С. 94.

476


ния, например оказавшись наследником по закону после смерти родственника, проживавшего в другом городе. Или, скажем, потерпевший от преступления оказывается затем, помимо своего желания, вовлеченным в уголовно-процессуальное правоотношение с грабителем и судом.

4. Правоотношения, как и право, на базе которого они возникают, охраняются государством. Другие отношения такой защиты не имеют. Конечно, далеко не во всех правовых отношениях государство заинтересовано (например, вытекающих из правонарушений) и, казалось, не должно было бы их защищать, но интерес государства состоит в том, чтобы эти социальные эксцессы правильно разрешались, виновные несли наказание, поэтому оно держит их в поле своего внимания, обеспечивает соблюдение возникающих по этому поводу юридических форм и процедур, прав граждан. Охрана законности и правопорядка означает и охрану правоотношений, ибо последние в своей совокупности и образуют правовой порядок как результат законности.

5. Правовые отношения отличаются индивидуализирован-ностью субъектов, строгой определенностью их взаимного поведения, персонификацией прав и обязанностей. Это не безличная абстрактная связь, а всегда конкретное отношение «кого-то» с «кем-то». Стороны (физические и юридические лица), как правило, известны и могут быть названы поименно, их действия скоординированы. Этого не наблюдается в других общественных отношениях, например моральных, политических, эстетических, которые не столь формализованы и управляемы.

Таковы основные особенности правоотношений. Как надстроечные явления, они обусловлены в конечном счете экономическими и иными факторами и причинами. «Правовые отношения... не могут быть поняты ни из самих себя, ни из так называемого общего развития человеческого духа, что, наоборот, они коренятся в материальных жизненных отношениях»'.

Виды правовых отношений. Прежде всего правоотношения, как и юридические нормы, можно классифицировать по отраслевому признаку на государственные, административные, финансовые, гражданские, трудовые, семейные и т.д. Разлнчаюг регулятивные и охранительные правоотношения. Первые возникают из правомерных действий субъектов, вторые — из противоправных, связанных с применением государственного принуждения.

По степени конкретизации и субъектному составу правоотно-

МарксК., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 13. С. 6.

477


шения делятся на абсолютные, относительные и общерегулятивные. В абсолютных точно определена лишь одна сторона, например собственник вещи, которому противостоят все те, кто с ним соприкасается или может соприкоснуться, и которые обязаны уважать это его право, не чинить никаких препятствий его реализации. В этом смысле, например, право собственности является абсолютным. В относительных — строго определены обе стороны (например, должник — кредитор, продавец — покупатель).

Их можно назвать поименно.

Общерегулятивные, или просто общие, правоотношения в отличие от конкретных выражают юридические связи более высокого уровня между государством и гражданами, а также последних между собой по поводу гарантирования и осуществления основных прав и свобод личности (право на жизнь, честь, достоинство, безопасность, неприкосновенность жилища, свободу слова и т.п.), а равно обязанностей (соблюдать законы, правопорядок). Они возникают главным образом на основе норм Конституции, других основополагающих актов и являются базовыми, исходными для отраслевых правоотношений.

По характеру обязанностей правоотношения подразделяются на активные и пассивные. В активных — обязанность заключается в необходимости совершить определенные действия в пользу уп-равомоченного, в пассивных, напротив, она сводится к воздержанию от нежелательного для контрагента поведения. Различают простые правоотношения (между двумя субъектами) и сложные (между несколькими или даже неограниченным числом); кратковременные и долговременные.

Содержание правоотношений. В любом правовом отношении

выделяется фактическое, юридическое и волевое содержание. О фактическом (экономическом, политическом и т.д.) уже говорилось выше. Оно не меняется в результате опосредования правом реального, т.е. фактического, отношения. Под юридическим содержанием понимаются субъективные права и обязанности участников правоотношения. Волевое — составляют воля государства и воля самих субъектов. Любое правоотношение выступает как единство содержания и формы.

Структура правового отношения. В состав правоотношения входят следующие элементы: 1) субъекты; 2) объект; 3) субъективное право; 4) юридическая обязанность.

В обществе непрерывно действует, пульсирует сложнейшая сеть горизонтальных и вертикальных правоотношений. Люди порой даже не замечают, что являются их участниками — на-

478


столько они естественны, привычны, необходимы. Одни из них более или менее постоянны (отношения собственности, гражданства, власти), другие переменны (учеба, работа, семья), третьи возникают и тут же прекращаются (разнообразные мелкие сделки: купля-продажа, пользование транспортом, услугами социально-культурных и хозяйственно-бытовых учреждений, участие в гражданском обороте и т.д.). Ни один человек не может оставаться вне правоотношений, не вступать в них в своей повседневной жизни и деятельности, так как без этого он не мог бы реализовать многие свои права и возможности, удовлетворить интерес, потребности.

Правоотношения составляют основную сферу общественной цивилизованной жизни. Везде, где действует право, его нормы, там постоянно возникают, прекращаются или изменяются правоотношения. Особенно они развиты в гражданском обществе, правовом государстве. Они сопровождают человека на протяжении всей его жизни. Вот почему правоотношения—одна из центральных проблем правовой науки, теории права.

От той или иной ее трактовки зависит решение многих других юридических вопросов, поскольку правовые отношения — один из главных каналов перевода права на социальную действительность, интересы людей и их объединений. При этом анализ данной проблемы предполагает не только юридический, но и философский уровень рассмотрения.

Резюмируя все сказанное, можно кратко определить правоотношения как урегулированные правом и находящиеся под охраной государства общественные отношения, участники которых выступают в качестве носителей взаимно корреспондирующих друг другу юридических прав и обязанностей.

2. ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЙ. ВЗАИМОСВЯЗЬ НОРМЫ ПРАВА И ПРАВООТНОШЕНИЯ

Правовые отношения могут возникать и функционировать лишь при определенных предпосылках. В науке их принято делить на общие и специальные (или юридические). К первым относятся те, которые необходимы для возникновения и существования любого отношения, а именно: а) не менее двух субъектов, ибо человек не может состоять в каком-либо отношении с самим собой; б) интересы, потребности людей, под влиянием которых

479


они вступают в разнообразные правоотношения. «Интерес — вот что сцепляет членов гражданского общества. ... Никто не может сделать что-нибудь, не делая этого вместе с тем ради какой-либо

из своих потребностей»'.

Потребности могут быть материальными, духовными или физиологическими. Стремление к удовлетворению названных потребностей и вызывает к жизни соответствующие правоотношения, в этом их первопричина. В более широком плане под материальными предпосылками понимается совокупность экономических, социальных, культурных и иных факторов, обусловливающих объективную необходимость правового регулирования тех или

иных общественных отношений.

Однако одних общих предпосылок недостаточно, чтобы в

конкретных случаях практически возникали и действовали реальные правовые отношения, для этого нужны еще формально-юридические. К ним относятся: а) норма права; б) праводееспособ-

ность субъектов; в) юридический факт.

Взаимосвязь нормы права и правоотношения. Как отмечалось выше, правовая норма и правовое отношение органически взаимосвязаны и представляют собой в известном смысле единое целое. Это небольшая, но четкая динамичная система, в которой два главных компонента жестко предполагают друг друга. Норма вне правоотношения мертва, а правоотношение без нормы вообще немыслимо. Они соотносятся как причина и следствие — первое предшествует второму, а не наоборот.

Связь нормы права и правоотношения имеет сложный, многосторонний характер. Конкретно она выражается в следующем.

1. Правовое отношение возникает и функционирует только на основе нормы права. Без юридической нормы не может возникнуть ни одно правоотношение. Иными словами, правоотношение имеется лишь там, где есть предусматривающая его правовая норма. Субъекты не могут сами, помимо этих норм, т.е. вопреки воле государства, устанавливать угодные им правоотношения — такие отношения официальная власть не стала

бы охранять.

2. Правоотношение есть форма реализации юридической нормы, способ претворения ее в жизнь. Именно в правовом отношении проявляется реальная сила и эффективность государственного предписания, достигается поставленная цель. Правоотношение — это норма права в действии. Конечные цели их в

1 Маркс К., Энгельс Ф, Сочинения. Т, 18. С. 271; Т. 3. С. 245. 480


принципе совпадают, они призваны урегулировать то или иное общественное отношение, скоординировать взаимное поведение соответствующих физических и юридических лиц.

3. Норма права и правоотношение являются составными частями (элементами) единого механизма правового регулирования и выполняют в нем помимо собственных некоторые общие функции. Без этих главных компонентов указанный механизм попросту не мог бы работать. Его четкость, отлаженность в значительной мере зависят от степени синхронизации и гармонизации правовой нормы и правового отношения.

4. Норма права в своей гипотезе указывает на условия возникновения правоотношения, в диспозиции — на права и обязанности его субъектов, в санкции — на возможные отрицательные последствия в случае нарушения данной нормы и возникшего на ее основе правоотношения. Норма права содержит в себе модель реального общественного отношения, а значит, и правоотношения как его юридической формы.

В литературе сложились две концепции взаимосвязи нормы права и правоотношения. Согласно первой из них, разделяемой большинством теоретиков, правовое отношение есть результат регулирующего воздействия правовой нормы на общественное отношение. Последовательность здесь такая: норма права — фактическое отношение — правоотношение. Согласно второй, правоотношения есть не результат, а средство регулирования общественных отношений (Ю.К. Толстой). Последовательность в этом случае уже иная: норма права — правоотношение — общественное отношение.

То есть сначала на основе той или иной нормы права складывается правоотношение и только затем оно направляется на регулирование соответствующего отношения. Думается, ближе к истине первая точка зрения, точнее отражающая реальность. Однако в обоих случаях ясно одно: нельзя понять сущность правоотношения вне связи с правовой нормой и наоборот.

3. СУБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЙ. ПРАВОСПОСОБНОСТЬ, ДЕЕСПОСОБНОСТЬ, ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ

Участниками правоотношений являются субъекты права, под которыми понимаются люди и их объединения, выступающие в качестве носителей предусмотренных законом прав и обязанностей. Круг субъектов права зависит в конечном счете от воли государства.

481

31- 1383


Понятия «субъекты права» и «субъекты правоотношений» в принципе равнозначны, хотя в литературе на этот счет делаются определенные оговорки. Во-первых, конкретный гражданин как постоянный субъект права не может быть одновременно участником всех правоотношений; во-вторых, новорожденные, малолетние дети, душевнобольные лица, будучи субъектами права, не являются субъектами большинства правоотношений; в-третьих, правоотношения — не единственная форма реализации права. Эти различия, конечно, необходимо иметь в виду.

Из истории мы знаем, что далеко не все люди в прошлом признавались субъектами права, например рабы, которые могли быть лишь объектами права (предметом купли-продажи). В римском праве раб рассматривался как «говорящее орудие», предмет, вещь. Впрочем, там не было равенства и среди свободных.

При феодализме крепостные крестьяне тоже не были полноправными гражданами, а стало быть, и полноценными субъектами права. Они были существенно ограничены в правах. Феодальное право было правом привилегий, оно четко проводило градацию людей в зависимости от социального происхождения, званий, сословий и т.д. В современных цивилизованных странах эти дискриминации устранены. В Международном пакте о гражданских и политических правах (1966) записано: «Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосу-бъектности» (ст. 16). Данное положение закреплено также во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. (ст. 6).

В любом правоотношении должно быть не менее двух субъектов (простое правоотношение), поскольку отдельный индивид не может находиться в каком-либо общественном отношении, в том числе правовом, с самим собой. Но в правоотношении возможно несколько или даже неограниченное число субъектов (сложное правоотношение). Правда, с юридической точки зрения в таких правоотношениях, т.е. с множеством субъектов, легко просматриваются две противостоящие стороны — управомоченная и пра-вообязанная.

Нелишне заметить, что субъектом правоотношения может быть только человек или общность людей. Между тем в юридической литературе прошлых лет, в том числе русской (Л. Петра-жицкий), допускалась мысль, что в качестве участников правовых отношений могут выступать животные, например лошадь, домашняя собака, от которых их хозяин может требовать послушания и выполнения определенных функций. В свою очередь, животные «вправе притязать» на должное обращение с ними. Однако в настоящее время подобный взгляд никем из правоведов

482


не разделяется, хотя существуют юридические нормы, определяющие отношение человека к животным (порядок содержания, выгула, прививок и т.д.).

Виды субъектов права. Субъекты права подразделяются прежде всего на индивидуальные (физические лица) и коллективные (юридические лица). К индивидуальным относятся: а) граждане Российской Федерации; б) иностранцы; в) лица без гражданства (апатриды); г) лица с двойным гражданством (бипатриды).

Институт гражданства регулируется статьей 62 Конституции Российской Федерации. Отметим, кстати, что проблема двойного гражданства приобрела сегодня особую остроту в связи с образованием СНГ, в результате чего 25 млн. русскоязычного населения помимо своей воли оказались «за рубежом». С другой стороны, на территории РФ в настоящее время находится свыше полумиллиона иностранных граждан из ближнего и дальнего зарубежья. Среди них много беженцев, статус которых четко не определен.

Иностранные граждане ограничены в некоторых правах. В частности, они не могут избирать и быть избранными в органы государственной власти, служить в Вооруженных Силах, занимать определенные должности, например быть капитанами судов и т.д. В остальном им гарантированы все гражданские права. Они несут также соответствующие обязанности. Есть Закон о правовом положении иностранцев от 24 июня 1981 г., который различает постоянно и временно проживающих на нашей территории иностранцев. Правовой статус их различен.

Коллективные субъекты права имеют более обширную классификацию. Они делятся на следующие виды:

1. Само государство.

2. Государственные органы и учреждения.

3. Общественные объединения. ,,. 4. Административно-территориальные единицы. ,,1, 5. Субъекты Российской Федерации. :tj 6. Избирательные округа.

7. Религиозные организации (ст. 117 ГК РФ).

8. Промышленные предприятия.

9. Иностранные фирмы.

10. Специальные субъекты (юридические лица). По нашему законодательству, далеко не все организации и учреждения могут выступать в качестве юридических лиц, а только те, которые отвечают определенным условиям. Признаки юридического лица сформулированы в статье 48 Гражданского

483

31-


кодекса. Это: 1) имущественная обособленность; 2) способность от своего имени приобретать соответствующие права и нести обязанности; 3) быть истцом и ответчиком в суде. Само понятие юридического лица имеет значение главным образом в гражданском праве, т.е. в имущественных, обязательственных отношениях.

Следует иметь в виду, что не всякий коллектив людей может выступать вообще субъектом права. Например, семья или, скажем, учебные группы, курсы, кафедры, производственные бригады и другие общности не обладают этим качеством. Субъектами права являются лишь более или менее значительные, устойчивые, постоянные образования, которые характеризуются единством воли и цели, а также определенной внутренней организацией. Это не случайные и не временные соединения граждан или каких-то структур.

Правоспособность и дееспособность субъектов права. Под правоспособностью понимается признаваемая государством общая (абстрактная) возможность иметь предусмотренные законом права и обязанности, способность быть их носителем. Подчеркнем — не фактическое правообладание, а только постулируемая заранее возможность или способность к этому. Правоспособностью в равной мере обладают все граждане без исключения, она возникает в момент их рождения и прекращается со смертью.

В современном цивилизованном обществе нет и не может быть людей, не наделенных общей правоспособностью. Это важнейшая предпосылка и неотъемлемый элемент политико-юридического и социального статусаличности. Правоспособность— не естественное, а общественно-правовое качество субъектов, носящее абсолютный, универсальный характер. Оно вытекает из международных пактов о правах человека, принципов гуманизма, свободы, справедливости. Обязанность каждого государства — должным образом гарантировать и защищать это качество.

Главное в правоспособности — не права, а принципиальная возможность или способность иметь их. А это очень важно, ибо, как мы знаем, в истории далеко не все и не всегда наделялись такой возможностью (например, рабы) или наделялись лишь отчасти (крепостные). И это официально, «по закону».

Впервые понятие правоспособности было сформулировано и введено в практику буржуазными кодексами XIX в. (французский Гражданский кодекс 1804 г., германское Гражданское уложение 1896 г.). К тому времени категорией правоспособности пользовалось и английское гражданское право'. Как видим, рассматривае-

1 См.: Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М., 1962. С. 19.

484


мый институт обязан своим происхождением гражданскому законодательству, однако в последующем он приобрел более широкое значение.

«Безжалостное неравенство, существующее в реальной жизни, —указывалось в одной из работ того времени, — получает в праве некоторое смягчение, когда, например, все люди объявляются правоспособными — больные и здоровые, старые и малые, бедные и богатые, знатные и незнатные»'. Это был шаг к установлению элементарной юридической справедливости, устранению социальной дискриминации.

Но правоспособность сама по себе никакого реального блага не дает. Это только «право на право», т.е. право иметь право, а уж последнее открывает путь к обладанию тем или иным благом, совершению определенных действий, предъявлению притязаний. Нельзя на основе одной лишь правоспособности чего-либо требовать, кроме как признания равноправным членом общества.

Отличие правоспособности от субъективного права состоит в том, чтоона: а) неотделима от личности, нельзя человека лишить правоспособности, «отобрать», «отнять» ее у него или ограничить; б) не зависит от пола, возраста, профессии, национальности, места жительства, имущественного положения и иных жизненных обстоятельств; в) непередаваема, ее нельзя делегировать другим; г) по отношению к субъективному праву она первична, исходна, играет роль предпосылки; д) субъективное право конкретно, а правоспособность абстрактна.

В понятии правоспособности существо заключается не в «праве», а в «способности». Правоспособность нельзя рассматривать как суммарное выражение прав и обязанностей, носителем которых может быть данное лицо, потому что такое суммарное выражение дано в самом законе2. В этом смысле правоспособность, по меткому выражению Е.А. Флейшиц, б л анкет н а3.

Не имеет решающего значения то обстоятельство, что возможность обладать теми или иными конкретными правами появляется у гражданина не сразу, не со дня рождения, а позднее, по

1 Регельсбергер Ф. Общее учение о праве / Пер. с нем. М.. 1897. С. 14.

2 См.: Красавчиков О.А. Социальное содержание правоспособности граждан // Правоведение. 1960. № 1. С. 23.

3 См.: Флейшиц Е.А. Соотношение правоспособности и субъективных прав // Вопросы общей теории советского права. М., 1960. С. 263.

485


достижении определенного возраста или при наступлении других условий. Различие в наступлении прав во времени не меняет сущности правоспособности. Равенство правоспособности не означает, что ее объем у всех одинаков.

Всеобщность правоспособности заключается в том, что государственная власть с самого начала заранее наделяет всех своих граждан одним общим свойством — юридической способностью быть носителями соответствующих прав и обязанностей, из числа предусмотренных законом. А то, что фактическая возможность обладания теми или иными правами в силу разных причин наступает в разное время, не делает правоспособность различной. Из этого исходит и международное право.

Однако, будучи категорией универсальной, правоспособность проявляет себя в различных отраслях права по-разному. Даже значение, роль ее в соответствующих сферах правового регулирования неодинаковы. Отсюда и возникают нередко сомнения и споры относительно всеобщего характера правоспособности.

Разумеется, то или иное лицо не может быть носителем всех существующих прав одновременно. Однако способность к этому не подвергается никакому сомнению. При наличии соответствующих условий каждый может стать обладателем любых допускаемых законом прав. Если данный гражданин в данное время имеет права, которыми не обладает другой, то это не значит, что у них разная правоспособность. Правоспособность их одинакова, круг прав и обязанностей различный.

При этом нет ничего противоречивого в том, что лицо, имея правоспособность, обладает также по закону рядом общих постоянных прав, являющихся его субъективными правами. Было бы ошибкой считать, что в данном случае правоспособность не нужна. Она не лишняя и когда речь идет о естественных, неотчуждаемых правах граждан, присущих им от рождения.

Подчеркнем еще раз, правоспособность — не сумма каких-то прав, не количественное их выражение, а непременное и постоянное гражданское состояние личности, элемент ее правового статуса, предпосылка к правообладанию. Сам термин «правоспособность» весьма точно передает смысл этого понятия.

Правоспособность существует там, где есть вообще правовое регулирование, правовая среда. Это качество неизменяемо, его нельзя сделать больше или меньше. Невозможно признать кого-либо неправоспособным, а только недееспособным. Раз субъект

486


наделен правоспособностью, то в полном объеме и до конца своих дней, а не временно'.

Каждое лицо рождается способным к правообладанию, может и должно иметь необходимые ему права, признанные мировым сообществом и юридическими системами национальных государств (право на жизнь, свободу, здоровье, честь, достоинство, безопасность и т.д.). Эта способность (возможность) никем и ни при каких обстоятельствах не может быть прекращена, «аннулирована». Она признается априори как безусловная и бесспорная аксиома — нечто само собой разумеющееся. Любой гражданин, в том числе несовершеннолетний, твердо знает, что он является правоспособным и, следовательно, может стать носителем (сейчас или в будущем) соответствующих прав и свобод.

Главное здесь — не смешивать способность к правообладанию с самим обладанием. «Правоспособность, — писал Н.М. Корку-нов, — означает только то, что лицо может иметь известные права, но это еще не значит, что оно ими действительно обладает. Каждый способен иметь право собственности на имущество, но отсюда вовсе не следует, что уже имеет его»2.

Различают общую, отраслевую и специальную правоспособность.

Общая представляет собой принципиальную возможность лица иметь любые права и обязанности из числа предусмотренных действующим законодательством, хотя фактическое обладание теми или иными правами может наступить, как уже говорилось, лишь при известных условиях. В нашем законодательстве нет определения общей правоспособности, а только гражданской. Но в науке, в общей теории права, оно сложилось.

Отраслевая правоспособность дает возможность приобретать права в тех или иных отраслях права. Именно поэтому она и называется отраслевой. Например, брачная, трудовая, избирательная.

Специальная (должностная, профессиональная) правоспособность — это такая правоспособность, при которой требуются специальные познания или талант. К примеру, судьи, врача, ученого, артиста, музыканта и т.д.

1 Заметим в этой связи, что ч. 1 ст. 22 ГК РФ сформулирована, на наш взгляд, юридически некорректно. Она гласит: «Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и порядке, установленных законом». Выходит, что ограничить правоспособность по закону все же можно. Между тем в соответствующих случаях гражданин ограничивается в правах, а не в способности их иметь.

2 Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. Спб., 1909. С. 147.

487


Правоспособность организаций, юридических лиц также является специальной, она определяется целями и задачами их деятельности, зафиксированными в соответствующих уставах и положениях. Возникает в момент создания той или иной организации и прекращается вместе с ее ликвидацией.

Под дееспособностью понимается не только возможность субъекта иметь права и обязанности, но и способность осуществлять их своими личными действиями, отвечать за последствия, быть участником правовых отношений. Дееспособность зависит от возраста и психического состояния лица, в то время как правоспособность не зависит от указанных обстоятельств. Дееспособность в полном объеме наступает с момента совершеннолетия, т.е. по достижении 18-летнего возраста.

Если правоспособность сопутствует индивиду на протяжении всей его жизни, то дееспособность — лишь с определенного возраста. Дееспособностью не обладают малолетние дети до 14 лет и душевнобольные лица, которые могут иметь известные права, но не могут их осуществлять. За них выступают их законные представители — родители, опекуны, попечители.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут совершать необходимые гражданские сделки только с письменного согласия родителей, усыновителей или попечителей. Однако они вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки, распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами, осуществлять авторские и изобретательские права, вносить вклады в кредитные учреждения (ст. 26 ГК РФ).

Уголовная ответственность у подростков за совершенные ими умышленные преступления наступает с 14 лет. Дееспособность бывает полная, частичная и ограниченная. Полная, как уже говорилось, наступает с совершеннолетием, частичная — с 14 лет, а ограниченная — когда лицо ограничивается в дееспособности по суду (хронические алкоголики, наркоманы).

Новый Гражданский кодекс ввел понятие эмансипации (ст. 27). В данной новелле говорится, что несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей занимается предпринимательской деятельностью.

Эмансипация производится по решению органа опеки и попечительства — с согласия обоих родителей, усыновителей либо при отсутствии такого согласия — по решению суда.

Родители, усыновители и попечители не несут ответственнос

488


ти по обязательствам эмансипированного несовершеннолетнего, в частности по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вреда.

Правосубъектность представляет собой правоспособность и дееспособность вместе взятые, т.е. праводееспособность. Это объединительное понятие отражает те ситуации, когда правоспособность и дееспособность неразделимы во времени, органически сливаются воедино, например, у организаций или взрослых лиц, когда они одновременно и правоспособны и дееспособны. Не существует правоспособных, но недееспособных коллективных субъектов. На них разграничение указанных свойств не распространяется.

Многие права граждан носят непередаваемый характер, их не может осуществить за недееспособного другое лицо (например, вступить в брак, получить образование, заключить трудовой договор и т.д.). В отличие от имущественных прав их должен реализовывать сам обладатель.

С этой точки зрения все права можно подразделить на требующие личного участия при их осуществлении и не требующие. В первом случае, т.е. в большинстве отраслей права, разделение правоспособности и дееспособности лишено практического смысла; во втором, т.е. в сфере действия гражданского права, оно оправданно и необходимо.

Немыслимо положение, когда субъект обладал бы, к примеру, брачной, трудовой, избирательной правоспособностью, но был бы лишен аналогичной дееспособности. Здесь оба эти качества выступают как единое целое. Напротив, в имущественных правоотношениях кредитор может взыскать причитающийся ему долг не обязательно лично, равно как и что-то купить, продать, исполнить обязательство, совершить ту или иную сделку. Здесь правоспособность и дееспособность могут не совпадать в одном лице.

Правосубъектность — собирательная категория. По мнению некоторых ученых, она включает в себя четыре элемента: 1) правоспособность; 2) дееспособность; 3) деликтоспособность, т.е. способность отвечать за гражданские правонарушения (деликты); 4) вменяемость — условие уголовной ответственности. Хотя последние два слагаемых охватываются в конечном счете вторым, такое расчленение понятия может способствовать более глубокому его уяснению.

В целом Правосубъектность является одной из обязательных юридических предпосылок правоотношений. Правосубъект-

489


ность — это возможность или способность лица быть субъектом права со всеми вытекающими отсюда последствиями.

4. СУБЪЕКТИВНОЕ ПРАВО И ЮРИДИЧЕСКАЯ ОБЯЗАННОСТЬ КАК СОДЕРЖАНИЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ

Правовое отношение имеет материальное, волевое и юридическое содержание. Материальное, или фактическое, составляют те общественные отношения, которые опосредуются правом; волевое — государственная воля, воплощенная в правовой норме и в возникшем на ее основе правоотношении, а также волевые акты его участников; юридическое содержание образуют субъективные права и обязанности сторон (субъектов) правоотношения. Остановимся подробнее на последнем.

Правовое регулирование осуществляется главным образом через механизм субъективных прав и юридических обязанностей, именно этим оно отличается от любого иного нормативного регулирования, например морального. Указанные права и обязанности, корреспондируя друг другу в рамках определенного правоотношения, и выступают его юридическим содержанием.

Субъективное право определяется в правовой науке как гарантируемые законом вид и мера возможного или дозволенного поведения лица. А юридическая обязанность — как вид и мера должного или требуемого поведения. В основе субъективного права лежит юридически обеспеченная возможность; в основе обязанности — юридически закрепленная необходимость. Носитель возможности называется управомоченным, носитель обязанности — право-обязанным. Первый может совершать известные действия; второй обязан их исполнять. Перед нами два полюса правоотношения как взаимной юридической связи.

Структура субъективного права. Субъективное право — определенная правовая возможность, но эта возможность многоплановая, она включает в себя, как минимум, четыре элемента:

1) возможность положительного поведения самого управомочен-ного, т.е. право на собственные действия', 2) возможность требовать соответствующего поведения от правообязанного лица, т.е. право на чужие действия', 3) возможность прибегнуть к государственному принуждению в случае неисполнения противостоящей стороной своей обязанности (притязание)', 4) возможность пользоваться на основе данного права определенным социальным благом.

490


Иными словами, субъективное право может выступать как право-поведение, право-требование, право-притязание и право-пользование'.

В зависимости от характера и стадии реализации того или иного субъективного права на первый план в нем может выходить одна из указанных возможностей, как правило — первая. В целом же все четыре компонента в их единстве составляют содержание и структуру субъективного права как общего понятия. Оно служит средством удовлетворения интересов управомоченного.

Характерной чертой субъективного права является мера поведения, обеспеченная не только законом, но и обязанностями других лиц. В противном случае перед нами не субъективное право, а простая дозволенность (разрешенность, незапрещенность), которая вытекает из действующего в обществе правопорядка по принципу: «что не запрещено, то разрешено».

Таких дозволений в повседневной жизни — бесчисленное множество. Никому, например, не возбраняется ходить на прогулки, любоваться природой, купаться в море, слушать музыку, заниматься спортом, петь, читать, писать, ездить на велосипеде и т.д., но все это не субъективные права, и они не составляют содержания правоотношений.

Каждая из дробных составных частей субъективного права обычно именуется правомочием. В разных правах их больше или меньше. К примеру, в праве собственности три: владение, пользование и распоряжение имуществом. В социальных и политических правах — до пяти—семи. Скажем, право на свободу слова включает в себя возможность гражданина выступать на

1 По поводу последнего элемента иногда высказывается сомнение — следует ли его выделять. Думается, следует, ибо он. будучи материальным, как бы скрепляет собой три формальных и придает субъективному праву социальное звучание и значение. На это обращалось внимание еще п русской дореволюционной литературе. Так, Д.Д. Гримм, не соглашаясь со своими оппонентами ц том, что «момент пользования составляет лишь цель субъективного права», писал: «Возможность пользования данным объектом образует не цель, а именно один из элементов содержания субъективного права. Потому-то и стремятся к установлению таких правоотношении, в которых субъективное право дает возможность пользоваться тем или иным благом» {Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. Спб., 1910. С. 115). Н.М. Коркунов также считал, что «содержание правомочия составляет пользование определенным объектом. Но пользование может быть весьма различным по объему. Пользование есть не только основной, но, так сказать, и естественный элемент субъективного права, обусловленный самой природой наших потребностей» (Лекции по общей теории права. Спб., 1910. С. 152). В советском правоведении на этот момент впервые в 1960 гг. указал М.С. Строгович. а затем и другие ученые. Пользование, как известно, является одним из правомочий права собственности, наряду с владением и распоряжением.

491


различных собраниях и митингах, публиковаться в печати, иметь доступ на радио и телевидение, критиковать недостатки, вносить предложения, заниматься литературным и художественным творчеством и т.д. Однако общая структура субъективного права остается четырехчленной, ибо она, отвлекаясь от множества видов прав, отражает главные и наиболее типичные их свойства.

Структура юридической обязанности соответствует структуре субъективного права (являясь как бы его обратной стороной) и тоже включает в себя четыре компонента: 1) необходимость совершить определенные действия либо воздержаться от них; 2) необходимость для правообязанного лица отреагировать на обращенные к нему законные требования управомоченного, 3) необходимость нести ответственность за неисполнение этих требований', 4) необходимость не препятствовать контрагенту пользоваться тем благом, в отношении которого он имеет право.

Юридическая обязанность устанавливается как в интересах управомоченного, так и в интересах государства в целом. Она — гарант их осуществления.

Субъективное право — право субъекта правоотношения. Эпитет «субъективное» отражает здесь, во-первых, принадлежность права субъекту и, во-вторых, зависимость его от субъекта — в отличие от нормы права, которая никому лично не принадлежит и не зависит от воли конкретного индивида.

В этом смысле юридическую обязанность также можно квалифицировать как субъективную. В рамках правового отношения право и обязанность субъектов в равной мере субъективны. Слагаемые юридической обязанности — это своего рода отдельные долженствования — наподобие правомочий в субъективном праве.

Важно подчеркнуть, что юридическим содержанием правоотношений являются не сами реальные действия сторон, а лишь соответственно возможные и должные, т.е. предусмотренные законом. Они выражают состояния связанности. Как заметил еще Г.Ф. Шершеневич, «субъективное право есть средство для обеспечения пользования благами, но последние так же мало принадлежат к понятию права, как сад к садовой ограде»'.

Большинство правоотношений по своей юридической природе таково, что каждый из их участников одновременно обладает правом и несет обязанности (например, в договоре купли-продажи, подряда, аренды, поставки, трудовом соглашении и т.д.), где

1 Шершеневич Г.Ф. Обшая теория права. М., 1912. С. 613. 492


стороны взаимно управомочены и правообязаны, их права и обязанности обеспечиваются и реализуются друг через друга. Такая корреляция заложена уже в правовой норме, которая носит предоставительно-обязывающий характер.

При этом заметим, что в специальной литературе структура юридической обязанности долгое время не раскрывалась — внимание концентрировалось главным образом на структуре субъективного права. Однако, как показано выше, субъективное право и юридическая обязанность — это парные и равноэлементные категории, которые в рамках конкретных правоотношений строго соответствуют друг другу.

5. ОБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЙ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

С философской точки зрения под объектом понимается то, что противостоит субъекту, на что направлена познавательная и иная деятельность человека. Это самое широкое (абстрактное) определение объекта. Объект и субъект — парные категории. В практической жизни термин «объект» соотносится не только с человеком как разумным существом, но и с любым другим фрагментом действительности (предметом, процессом, состоянием, поведением).

Поэтому любое явление, испытывающее на себе воздействие со стороны другого явления, выступает объектом последнего. Во всеобщей взаимосвязи субъект может стать объектом, и наоборот — объект субъектом. Именно в этом смысле в правовой науке говорят об объектах и субъектах права, правонарушений, правоотношений, ответственности, толкования и применения законов, наказания и т.д. Во всех этих случаях понятия объекта и субъекта не имеют сугубо философского содержания, а служат в основном лишь операционным целям. То же самое происходит и во многих других науках, особенно прикладных.

Объектом правового отношения выступает то, на что направлены субъективные права и юридические обязанности его участников, иными словами, — то, ради чего возникает само правоотношение. Субъективное право открывает перед его обладателем возможность чем-то владеть, пользоваться, распоряжаться, вести себя определенным образом, претендовать на действия других. Все это подпадает под понятие объекта. Обязанность призвана обеспечивать осуществление данного права, а следовательно,

493


нормальное функционирование правового отношения в интересах управомоченного и государства в целом.

Человек как таковой может быть лишь субъектом, но не объектом права и правоотношений. Только в рабовладельческом обществе раб рассматривался в качестве объекта купли-продажи — «говорящей пещи». В современных правовых системах подобное не допускается, хотя подпольная торговля людьми, в частности детьми, молодыми девушками, к сожалению, в отдельных странах имеет место и в довольно широких масштабах. Но это уголов-но наказуемые деяния.

Впрочем, некоторые ученые-правоведы считают, что в семейном праве индивид может быть объектом правоотношений, например, когда возникают споры по поводу ребенка (у кого из родителей он должен остаться при разводе или изъятии его у них и передаче на воспитание государству). Но в данных случаях, по мнению большинства, не ребенок как таковой становится объектом соответствующего правоотношения, а интересы его нормального воспитания и комплекс возникающих при этом прав и обязанностей.

Как известно, общим объектом (предметом) правового регулирования являются общественные отношения. Но общественные отношения — сложная и многоэлементная реальность. Нормы права и складывающиеся на их основе правоотношения опосредствуют не все, а лишь отдельные виды, фрагменты, участки, сферы этих отношений. Поэтому встает вопрос о том, что же конкретно может быть и фактически выступает объектом разнообразных правоотношений. Различие между объектом права в целом и объектами конкретных правоотношений, возникающих в результате его действия, заключается в степени конкретизации.

В юридической литературе существуют разные трактовки объекта правоотношения. Однако в ходе длительной дискуссии сложились в основном две концепции — монистическая и плюралистическая. Согласно первой из них объектом правового отношения могут выступать только действия субъектов, поскольку именно действия, поступки людей подвергаются регулированию юридическими нормами и лишь человеческое поведение способно реагировать на правовое воздействие. Отсюда у всех правоотношений единый, общий объект.

Согласно второй позиции, более реалистичной и разделяемой большинством ученых, объекты правоотношений столь же раз-

494


нообразны, сколь многообразны регулируемые правом общественные отношения, т.е. сама жизнь.

Ведь законы, его нормы оказывают свое влияние не только на людей, но через них и на объекты материального мира, социальные общности, государственные структуры, институты, организации, учреждения; устанавливают или изменяют их статусы, режимы, состояния; закрепляют владение, пользование, распоряжение имуществом. А субъективное право — это право не только на действия (свои или чужие), но и на определенные блага. Что касается реагирования на правовое воздействие, то его не следует понимать слишком буквально.

Итак, в зависимости от характера и видов правоотношений (с входящими в них субъективными правами и юридическими обязанностями) их объектами выступают:

1. Материальные блага (вещи, предметы, ценности). Характерны главным образом для гражданских, имущественных правоотношений (купля-продажа, дарение, залог, обмен, хранение, завещание и т.п.).

2. Нематериальные личные блага (жизнь, честь, здоровье, достоинство, свобода, безопасность, право на имя, неприкосновенность человека). Типичны для уголовных и процессуальных правоотношений.

3. Поведение, действия субъектов, разного рода услуги и их результаты. Это главным образом правоотношения, складывающиеся на основе норм административного права в сфере управления, бытового обслуживания, хозяйственной, культурной и иной деятельности.

4. Продукты духовного творчества (произведения литературы, искусства, живописи, музыки, скульптуры, а также научные открытия, изобретения, рационализаторские предложения — все то, что является результатом интеллектуального труда).

5. Ценные бумаги, официальные документы (облигации, акции, векселя, лотерейные билеты, деньги, приватизационные чеки, паспорта, дипломы, аттестаты и т.п.). Они могут стать объектом правоотношений, возникающих при их утрате, восстановлении, оформлении дубликатов. В настоящее время в стране сложился рынок ценных бумаг, акции продаются и покупаются, т.е. являются объектами сделок. 22 апреля 1996 г. вступил в силу Закон «О рынке ценных бумаг».

495


6. ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ

Юридические факты — это определенные жизненные обстоятельства (условия, ситуации), с которыми нормы права связывают возникновение, прекращение или изменение правоотношений.

Эти факты становятся юридическими не в силу каких-то особых внутренних свойств, а в результате признания их таковыми государством, законом. Жизнь — непрерывная цепь разнообразных 4)актов, явлений, действий, случаев, событий, но не все из них приобретают юридическое значение, а только такие, которые затрагивают наиболее существенные интересы общества, входят в сферу правового регулирования и могут повлечь за собой известные юридические последствия.

Таким образом, придание правового характера тем или иным

обстоятельствам целиком зависит от воли законодателя, официальной власти, а не от самих участников жизненного процесса, хотя без них эти обстоятельства могли бы и не наступить. Не право порождает подобные факты, они возникают и существуют помимо него, но право придает им статус юридических в целях их регуляции и упорядочения общественной и государственной

жизни.

Это — реакция правовой нормы на конкретную ситуацию,

предусмотренную в ее гипотезе. Юридические факты служат непосредственными поводами, основаниями для появления и

функционирования правоотношений.

Юридические факты многочисленны и разнообразны, поэтому они довольно подробно классифицируются наукой по различным основаниям в целях выявления их особенностей и более

глубокого познания.

По волевому признаку юридические факты делятся на события и действия.

События — это такие обстоятельства, которые объективно не

зависят от воли и сознания людей. Например, стихийные бедствия — пожары (но не поджоги), наводнения, землетрясения, в результате которых гибнут люди, причиняется вред их имуществу, а стало быть, возникают соответствующие правоотношения, связанные с возмещением ущерба, наследованием, страховым вознаграждением и т.д. Сами по себе указанные явления ничего юридического в себе не содержат и автоматически никаких обязательств не порождают, но служат поводами, причинами для

этого.

496


Действия — это такие факты, которые зависят от воли людей, поскольку совершаются ими. Действия, в свою очередь, подразделяются на правомерные (поступление на работу или в вуз, выход на пенсию, регистрация брака) и неправомерные (все виды правонарушений).

Среди юридических фактов выделяются также правовые состояния (нахождение на воинской службе, в браке, в родстве, в розыске, в должности и т.д.). По характеру последствий различают правообразующие, правопрекращающис и правоизменяющие (ракты (например, поступление в вуз порождает правоотношение между студентом и учебным заведением, окончание вуза — прекращает, а перевод на другую форму обучения в том же вузе — видоизменяет данное правоотношение).

К числу правомерных действий, вызывающих соответствующие правоотношения, относятся многочисленные акты-документы различных государственных органов и должностных лиц (судебные приговоры и решения, управленческие постановления, распоряжения и приказы, гражданские сделки, договоры, завещания, соглашения и т.д.). В литературе указывается на юридические факты-поступки длящегося характера, например создание художественного произведения, которое в конечном счете приводит к возникновению авторского правоотношения.

Особую роль в динамике правоотношений играют так называемые юридические составы или сложные, комплексные факты, когда для возникновения определенного правового отношения требуется не одно, а несколько условий (совокупность фактов).

Так, для того чтобы возникло пенсионное правоотношение, необходимо: а) достижение лицом соответствующего возраста;

б) наличие трудового стажа; в) представление положенных документов; г) принятие компетентным органом решения о назначении пенсии. Для правоотношения типа «студент — вуз» требуются следующие условия: а) аттестат об окончании средней школы;

б) сдача вступительных экзаменов; в) проходной балл по конкурсу; г) приказ ректора о зачислении на первый курс соответствующего учебного заведения.

В целом юридические факты играют весьма важную и активную роль в общей правовой системе, являясь своего рода ее «нервными окончаниями» (рецепторами), сцепляющими нормы права с реальными общественными отношениями. С помощью хорошо продуманной шкалы (набора) юридических фактов, т.е. путем придания юридического значения тем или иным жизнен-

497

32-1383


ным обстоятельствам, можно существенным образом влиять на динамику развития социальных процессов, направлять их в нужное русло.

7. ОБЩЕРЕГУЛЯТИВНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ И ИХ СПЕЦИФИКА

Как отмечено в предисловии, особенности данной книги в том, что она сочетает в себе традиционные каноны учебника и элементы монографического исследования, содержит некоторые дискуссионные моменты. Студентам полезно знать, над чем думают, о чем спорят ученые-правоведы, какие новые концепции выдвигают и обсуждают. Ниже излагается одна из таких новелл, отражающая происходящие в современной науке процессы и

тенденции. Оценки ее неоднозначны.

Выше была представлена классическая, научно устоявшаяся

теория правоотношений, разработанная в своих основах еще римскими юристами и с тех пор не претерпевшая сколько-нибудь существенных изменений. Она базируется главным образом на гражданско-правовых, имущественных, договорных отношениях с четко выраженными сторонами и жесткими взаимными обязательствами.

В свое время Энгельс отмечал, что вся континентальная Западная Европа взяла за эталон «всемирное право общества товаропроизводителей, т.е. римское право, с его непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отношений товаровладельцев»'. Это отношения типа должник — кредитор, продавец — покупатель, заказчик — подрядчик, истец — ответчик и т.д.

Они возникают по поводу конкретных фактов, случаев, споров, притязаний, почему и называются конкретными. Их задача — обслуживать повседневные нужды, запросы, интересы людей:

гражданский оборот, рынок, быт, труд, семью, производство. Подобные правоотношения непрерывно возникают, прекращаются, изменяются, вновь возникают. Некоторые из них скоротечны (купил, продал, обменял, заключил сделку, воспользовался той или иной услугой, видом транспорта). Они наглядны, очевидны, строго индивидуализированы, хорошо всем известны по собственному опыту. Это, так сказать, «проза жизни» (С.С.Алексеев).

1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения.Т. 21. С. 311.

498


Естественно, что наибольший вклад в развитие учения о правоотношениях внесла цивилистическая наука. В этом ее несомненная заслуга. На ее выводах и положениях в значительной мере основывается и общая теория государства и права. Однако, когда последняя начинает с этими готовыми мерками вторгаться в иные социальные сферы и анализировать механизм правового опосредования общественных отношений более общего и более высокого уровня, у нее возникают «узкие места», затруднения.

Отработанный за тысячелетия четкий и безотказный юридический инструментарий, успешно применяемый в своей области, не всегда без всяких оговорок может быть использован в другой. Отсюда потребность как-то дополнить этот механизм, расширить, уни4)ицировать, сделать более гибким — с тем чтобы с его помощью можно было упорядочивать, регулировать и другие отношения. Какие же?       ^

Например, отношения типа государство — государство, государство — гражданин, федерация — субъект федерации, президент — парламент, депутат — избиратель. Сюда же можно отнести все формы взаимодействия различных структур, институтов и ветвей власти, реализацию ими своих функций, статусов, полномочий, работу системы сдержек и противовесов. Или, скажем, отношения, связанные с соблюдением членами общества законов, правопорядка, уголовных, административных и иных запретов, конституционных норм, прав человека.

Все эти отношения выступают как правовые, поскольку регулируются правом, возникают на основе соответствующих юридических установлений. Но это особые, необычные правоотношения, к ним не подходит или не совсем подходит модель гражданско-правовой взаимосвязи субъектов («должен — отдай», «исполни в срок», «плати неустойку»). У них своя специфика. И подобные правовые отношения требуют такого же пристального внимания и осмысления, как и традиционные, если не большего.

Ведь они недостаточно изучены.

Так возникла идея общих, или общерегулятивных, правоотношений. Она была выдвинута потребностями жизни, практики. Наука лишь обобщила то, что существовало и существует в реальности. Трудно поэтому согласиться с мнениями, что якобы данная конструкция не работает.

Прямое действие российской Конституции, закрепление в

ней естественных прав человека, изменение корреляционных взаимосвязей личности и государства, другие реалии и приоритеты

499

32-


наших дней по-новому высвечивают значение обсуждаемой разновидности правовых отношений.

Происходящие в стране перемены не только не колеблют сути

указанной концепции, а напротив, придают ей новые важные грани, черты, аргументы. Она как бы обретает.еще большую ле-гитимность, правомерность. Расширяются границы и возможности ее осмысления.

И если раньше были какие-то сомнения на этот счет, то сейчас

они, на наш взгляд, полностью отпали, ибо слишком очевидными стали научные и законодательные предпосылки для выдвижения и отстаивания названной идеи.

Отрицание общерегулятивных правоотношений равносильно

отрицанию действия конституционных норм, их эффективности. Отсюда — насущная необходимость разработки данного направления в исследовании многоаспектной проблемы правоотношений.

В статье 2 Конституции РФ говорится: «Признание, соблюдение и зашита прав человека и гражданина — обязанность государства». Это означает, что российские граждане как носители этих прав выступают по отношению к государству в качестве управо-моченных, а государство по отношению к ним является правообя-

занной стороной.

Иными словами, перед нами типичное правоотношение общего характера, поскольку в нем все же не конкретизированы необходимые детали взаимных обязательств его участников. Да и не могут быть конкретизированы, так как конституционные нормы по своей природе являются в основном учредительно-закрепительными, фиксирующими. Но это именно правоотношения, а не фактические отношения, никак не опосредуемые правом, законами.

В рамках подобных правоотношений граждане могут предъявлять и уже предъявляют к государству судебные иски'. Они предъявляли их и раньше2, но тогда государство не несло прямой конституционной обязанности перед своими гражданами и рассматриваемые дела чаше всего заканчивались ничем. При этом важно, что иски адресуются непосредственно к государству как таковому, а не к тем или иным его органам или учреждениям. Государство выступает здесь главным ответчиком и контрагентом.

1 См.. например: Судебный процесс казака против России // Известия. 1992. 12 авг.; Гражданин и государство — равные партнеры // Известия. 1993. 30 июня.

2 См.: Как Роман Котык подал в суд на СССР// Известия. 1990.13окт.

500


Многие из такого рода требований граждан разрешаются теперь Конституционным Судом, который создает в данной области весьма ценные прецеденты. Были, как это широко известно, коллективные иски к государству разорившихся вкладчиков, чьи сбережения «сгорели» в 1992 г., когда начались шоковые экономические реформы. Правда, иски эти до сих пор не удовлетворены, но власть признает за собой этот долг и обещает вернуть его.

Нередко исковые заявления направляются лично Президенту как высшему должностному лицу, олицетворяющему государство и осуществляющему его властные функции'. Бывает, что требования предъявляются одновременно Президенту, Правительству и Государственной Думе2.

В одном из постановлений Конституционного Суда (по жалобе В.А. Смирнова) отмечается, что «гражданин и государство связаны между собой взаимными правами, ответственностью и обязанностями». Иными словами, они находятся в определенных правовых отношениях.

В президентском Послании Федеральному Собранию 1995 г. в духе названных положений подчеркивается: «Граждане вправе требовать от государства обеспечения личной безопасности, защиты жизни, здоровья, чести, достоинства и имущества»3. Обратим внимание — от государства как корреспондирующей стороны.

Именно на этом, верхнем, уровне складываются правоотношения общего типа как результат действия конституционных норм (правоотношений первого порядка). Когда же обращение гражданина по поводу защиты своих прав и законных интересов принимается к «производству» соответствующей компетентной инстанцией, то на основе общерегулятивного возникает конкретное правоотношение между этой структурой и обратившимся лицом, связанное с восстановлением нарушенного права. После разрешения конфликта конкретное правоотношение прекращается, а общее остается и продолжает функционировать дальше.

Таким образом, конституционные нормы при их прямом действии могут порождать как общие, так и конкретные правоотношения. Первые возникайте момента вступления в силу указанных норм и существуют постоянно (как правоотношения-состояния), вторые появляются в ходе устранения конфликтной

1 См.: Иск пенсионеров к Президенту// Известия. 1995. 22 нояб.; В Верховном Суде слушается дело против Президента России // Известия. 1996. 21 февр. !   2 См.: Требуем вернуть долги// Сов. Россия. 1996. 27 февр.

3 РГ. 1995. 17 февр.

501


ситуации между гражданином и Основным Законом страны,

официальной властью.

Новый импульс для утверждения идеи общерегулятивных

правоотношений связан не столько с прямым действием Конституции (хотя это само по себе принципиально важно), сколько с четким закреплением в ней недвусмысленных обязанностей государства перед своими гражданами. Это важнее. Впервые открылась сама возможность спора, тяжбы «маленького человека» с огромным и могущественным государством — «Левиафаном».

В литературе было высказано мнение, что выделение в правовой действительности в качестве особого вида общерегулятивных правоотношений (правоотношений первого порядка) является достижением нашей юридической науки, позволяющим «преодолеть узкий горизонт гражданского права в теории правоотношений»'.

P.O. Халфина, основательно занимавшаяся проблемой правоотношений, пришла к выводу, что «создание теории правоотношения требует глубокого изучения этого сложнейшего явления с более широких позиций, чем те, которые традиционно приняты

в правовой науке»2.

Такова же позиция А.В. Мицкевича: «В самом широком смысле к правовым отношениям могут быть отнесены все отношения, так или иначе связанные с действием права в обществе»1.

Рассматриваемые правоотношения нередко именуют абсолютными, статусными, базовыми, исходными, первичными, давая им тем самым сущностную характеристику. Они лежат в основе всех иных (отраслевых) правоотношений. Этим хотят сказать, что перед нами феномены разных порядков. Но чаще всего первый тип правоотношений называют общими в противовес конкретным. Конкретным — в смысле отдельным, частным, текущим.

Термины «общие» и «конкретные» условны, они указывают лишь на своеобразие отражаемых ими явлений, позволяют соотносить их друг с другом, видеть различия. Вообще же, всякое правоотношение по-своему конкретно, а не абстрактно. В то же время любое правовое отношение — это некоторое обобщение, аккумулирующее в себе собирательные черты. В литературе данные определения устоялись, «прижились», и ими без особых затруднений можно пользоваться при анализе проблемы.

1 См.: КовачевД.А. Функция, задачи, компетенция и правоспособность государственного органа // Правоведение. 1985. № 4. С. 41.

2 Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 8.

3 Мицкевич А. В. Правовые отношения в советском обществе//Общая теория

советского права. М., 1966. С. 277.

502


Наличие общих правоотношений еще в 60-х годах обосновывалось в работах С.С. Алексеева, Н.И. Матузова, B.C. Основина, И.Ф. Рябко, И. Сабо, И.Е. Фарбера и др. С тех пор круг сторонников этой концепции значительно расширился. В последнее время она снова получила поддержку уже применительно к новым реалиям'.

Но есть и оппоненты (В.К. Бабаев, А.Б. Венгеров, Ю.И. Грев-цов). В науке это норма. Как правило, весьма настороженно к общим правоотношениям относятся цивилисты, что вполне закономерно — это не их сфера. Для них они непривычны. С подобными образованиями представители гражданского права практически не сталкиваются.

Зато их безоговорочно признают государствоведы, конституционалисты — это их область. Конструкция общих правоотношений помогает им решать многие теоретические и практические вопросы своего предмета, что и отмечалось не раз в их трудах (0.0. Миронов, В.А. Ржевский, Н.А. Боброва, Ю.П. Еременко, Т.Д. Зражевская, Л.Д. Воеводин, В.Ф. Коток, О.Е. Кутафин и др.).

В оценке концепции общерегулятивных правоотношений важно избегать искусственной их идеологизации, ибо это неизбежно может привести к подмене объективного юридического анализа политическими пристрастиями. Такое сегодня, увы, нередко случается при истолковании аналитиками в прессе и в научных публикациях тех или иных фактов, событий, процессов, позиций. Бывает, что они подгоняются под ситуацию.

В этой связи вряд ли можно согласиться с выводом, будто конструкция общих правоотношений была в прошлом не чем иным, как своеобразным научным оправданием бездействия тогдашней Конституции, ее комуфляжного фасада, «за которым в конкретных правоотношениях творилось прямо противоположное тому, что обещали (?!) общие правоотношения». И что якобы, «несмотря на благие намерения авторов и сторонников этой идеи, она сыграла социально негативную роль»2.

Что творилось и творится за фасадами всех конституций — это

1 См.: Братка А.Г. Правоохранительная система. Вопросы теории. М., 1991. С. 196; Обсуждение курсалекций «Общая теория права». Нижний Новгород. 1993;

Выступления П.Н. Панченко и В.И. Леушина // Государство и право. 1994. № 5. С. 91, 101; Толкачев К. Б. Правовой статус личности//Теория государства и права:

Курс лекций. Уфа, 1994. С. 186; Разгильдиев Б.Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уголовного права РФ. Саратов, 1995. С. 14—62.

2 Венгеров А.Б. Прямое действие Конституции: правовые, социальные и психологические аспекты // Общественные науки и современность. 1995. № 5. С. 50.

503


тема особого разговора. Приведенный же выше упрек, звучащий как обвинение в адрес большой плеяды отечественных и зарубежных ученых, развивавших и развивающих указанную концепцию, думается, не имеет под собой оснований. Вообще, идеологическая «аргументация» никогда не приводила к позитивным результатам. Сам такой прием некорректен и наводит на грустные размышления. Казалось, что все это уже позади.

Сказанное вовсе не означает, что концепция общих правоотношений утратила свою дискуссионность и приобретала статус бесспорной истины. Весь вопрос в том, в каком ключе ее обсуждать. Объективные исследователи не должны поддаваться политическим соблазнам, конъюнктуре, очередным сиюминутным веяниям. Требуется спокойный, взвешенный подход, профессиональный, непредвзятый анализ.

Особый интерес к обсуждаемому вопросу проявляют теоретики — ведь им надо выработать действительно общее, а не отраслевое понятие правоотношения. На сегодня предельно краткой и широкой можно считать следующую дефиницию: всякое общественное отношение, так или иначе подвергнутое правовому опос-редованию (регулированию), является правовым. При этом речь идет именно о регуляции, а не о простом воздействии права на сознание и поведение людей (психологическом, идеологическом, моральном, превентивном).

Разумеется, степень, полнота, жесткость, уровень и цели юридической регламентации могут быть различными, что и обусловливает в конечном счете видовое многообразие правоотношений. Эти виды зависят также от предметов и методов правового регулирования. Но все они подпадают под указанное выше определение. Здесь важна универсализация признаков явления.

Субъекты, включенные в правовую сферу, неизбежно оказываются взаимосвязаны между собой, с одной стороны, правомочиями и притязаниями, с другой — обязательствами и ответственностью. Все должны уважать права, интересы и статус друг друга, не нарушать их. Это и создает всеобщие связи каждого со всеми и всех с каждым. Прочность подобных взаимосвязей — залог нормального функционирования правовой системы общества, государства.

Однако в большинстве случаев правоотношение трактуется более узко — только как конкретная, строго индивидуализированная связь между субъектами, возникающая в результате наступления того или иного юридического факта. Такая связь, как уже говорилось, мыслится по схеме обязательственного или иного, аналогичного ему отношения: две стороны, четко обозна

504


ченные права и обязанности, над сторонами — третья сила (государственная власть), которая в случае конфликта, неисполнения одной из сторон обращенного к ней требования, выступает «арбитром», принуждает к совершению необходимых действий.

И это в принципе верно. Но здесь речь идет не о правоотношениях вообще, а об определенном их классе (или роде), ибо далеко не все правоотношения носят именно такой характер. Повседневную практику это пока, возможно, удовлетворяет, а теорию — нет. Ведь последняя призвана идти впереди практики, освещая ей путь.

Конкретные правоотношения, хотя они и являются наиболее распространенными и хорошо всем знакомыми по личному опыту, тем не менее не отражают в полной мере специфику любого или всех правоотношений, в частности, складывающихся в такой ведущей отрасли, как конституционное право, и в некоторых других примыкающих к нему отраслях. Междутем совершенно очевидно, что, скажем, правоотношения типа «грузоотправитель — грузополучатель» и «государство — гражданин» — это разные правоотношения.

К примеру, с момента подписания и вступления в силу Федеративного договора между его участниками возникли особые государственно-правовые отношения длящегося или постоянного характера. Суть их—в разделении полномочий, юрисдикции, «сфер влияния», предметов ведения, а также в координации совместной деятельности субъектов Федерации.

После одобрения на референдуме новой российской Конституции на ее основе сложился целый комплекс правоотношений (вертикальных и горизонтальных) между различными государственными органами, государством и гражданами, а также последних между собой. При этом Конституция имеет прямое действие и на нее можно ссылаться при разрешении соответствующих дел. В этом случае общее правоотношение перерастает в конкретное.

Типичным общерегулятивным правоотношением выступает гражданство, которое, как известно, выражает политико-юридическую связь данного лица с данным государством. Если оставить в стороне политический аспект, то перед нами окажется чисто правовое отношение между двумя «высокими сторонами», которое опирается на два важнейших акта — Конституцию и Закон о гражданстве.

В рамках общих правоотношений существуют и реализуются основные (естественные) права человека, зафиксированные в известных международных пактах, российской Декларации прав и

505


свобод человека и гражданина, других основополагающих документах.

По новой Конституции РФ на государство возложена обязанность признавать, соблюдать и защищать эти права (ст. 2), способствовать их осуществлению. В свою очередь, граждане должны строить свое поведение в соответствии с нормами и требованиями Основного Закона, блюсти общий интерес, исполнять

свой долг, уважать права друг друга.

Особенность всех этих и подобных им правоотношений состоит, помимо прочего, в том, что здесь нет «третьей силы», которая стояла бы над сторонами. «Третья сила» — сама сторона правоотношения. Нет тут и юридического факта в традиционном его понимании. Эти правоотношения возникают, как принято говорить, «непосредственно из закона», т.е. роль юридического факта

в данном случае играет сам закон, его издание.

Вместе с тем это именно правоотношения, а не просто фактические отношения, поскольку налицо урегулированность последних правом, их субъекты юридически сопряжены, просматривается достаточно четкая корреляция между правами и обязанностями. Словом, они имеют правовую природу.

Необходимо сказать, что практика реализации фундаментальных естественных прав человека у нас пока небогата, поскольку сами эти права официально признаны и законодательно закреплены сравнительно недавно. Этой практике еще предстоит сложиться, а науке придется ее изучать и обобщать.

Прогресс, достигнутый в развитии прав и свобод граждан, неизбежно вызывает ломку старых представлений, ибо новые реалии не укладываются в господствовавшие до сих пор понятия. Чтобы отразить изменившиеся условия, теоретическая мысль ищет новые конструкции, построения либо наполняет старые

термины новым содержанием.

Однако уже сейчас ясно, что такие прирожденные права индивида, как право на жизнь, честь, достоинство, свободу, безопасность, семью, собственность, место жительства и др., находятся, как уже говорилось, в составе общих правоотношений между носителями этих прав и государством, призванным уважать и защищать их. Когда же указанные права кем-либо умышленно либо по неосторожности нарушаются, возникают конкретные правоотношения, направленные на их восстановление. В этом случае конкретные правоотношения выступают как восстановительные.

Но этот общий механизм осуществления прав (стадии, методы) необходимо совершенствовать, укреплять, оснащать массой

506


дополнительных условий и гарантий, чтобы интересы личности, гражданина в любое время могли быть беспрепятственно удовлетворены и надежно защищены (ограждены) как от произвольных действий самих властей, так и от третьих лиц. Таково требование и международных пактов о правах человека.

Различия между конкретными и общими правоотношениями заключаются также в том, что если первые связаны в основном с такой формой реализации юридических норм, как применение, то вторые — с тремя остальными: соблюдением, исполнением и использованием. Соответственно конкретные правоотношения носят правоприменительный характер, а общие — правоохранительный и правообеспечительный.

В рамках последних соблюдаются правовые запреты, исполняются обязанности, используются естественные права. Таким образом, первая всеохватывающая (универсальная) форма реализации права — соблюдение — осуществляется не помимо, как нередко считают, а в рамках правоотношений, только общего, статусного характера.

Идеи общих правоотношений хорошо согласуются с идеями и принципами правового государства. И эта созвучность легко объяснима — было бы странным противоположное утверждение. Ведь правовое государство потому и называется правовым, что весь процесс его функционирования основывается на твердой почве права и законов, протекает в более или менее четких юридических формах, процедурах. Это уже само по себе исключает или, по крайней мере, затрудняет произвол, своеволие, выходы субъектов на неправовое поле деятельности.

Общерегулятивные правоотношения лишний раз подчеркивают связанность власти правом, показывают, что само государство находится в рамках правоотношений и в качестве их участника несет перед своими контрагентами (обществом, гражданами) соответствующие обязанности и ответственность. Общие правоотношения — это составная часть той юридической ткани, среды, без которой правовое государство немыслимо. И если мы постоянно говорим о примате права над властью, то это не должно быть пустым звуком.

Граждане имеют право требовать, отмечается в литературе, чтобы государство принимало необходимые меры по укреплению законности и правопорядка, усилению охраны прав и законных интересов личности, чтобы правоохранительная система функционировала должным образом и в соответствии с теми целями, которые провозглашены в Конституции. Т,1кие цели следует закрепить более четко, чтобы они получили большую формально-

507


юридическую определенность. Тогда права граждан в этих общих охранительных отношениях наполнятся реальным юридическим содержанием. Тем самым будет создана нормативная основа для эффективного действия всего правоохранительного механизма, а правоотношения, о которых идет речь, из теоретической конструкции (в общем-то реальной и сегодня, но недостаточной на практике) превратятся в неоспоримый составной (а по сути — в главный) элемент правоохранительной системы'.

При этом взаимная связанность и ответственность существуют как между государством и гражданами, так и последних между собой, т.е. по вертикали и по горизонтали. А это и порождает общерегулятивные правоотношения, вытекающие уже из юридического статуса всех субъектов социального общения.

Индивиды как члены единого цивилизованного сообщества должны уважать права друг друга, не чинить никаких препятствий к их осуществлению. Подобного рода связи и отношения обусловлены как юридическими, так и нравственными законами, но в данном случае речь идет о правовой их фюрме.

Конечно, право опосредствует далеко не все виды взаимоотношений между людьми, есть сферы, куда оно не вторгается. Но там, где действует право со всеми его многочисленными нормами и институтами, подавляющая часть отношений так или иначе подвергается правовой регламентации и, следовательно, выступает в форме правовых. Более того, многие фактические отношения, такие, например, как государственные, административные, уголовные, процессуальные и некоторые другие, существуют только как правовые и в другом качестве немыслимы.

«Целая сеть юридических норм, отмечалось в русской дореволюционной литературе, раскинута над социальной жизнью, пересекаемой то и дело линиями прав и обязанностей»2. «Государство, — писал Гегель, — скрепляет общество правовыми отношениями... в которых люди имеют значение друг для друга не в силу каких-либо индивидуальных естественных свойств, а как лица, и эта личность каждого косвенно утверждается»3. Не случайно еще римляне сравнивали правоотношения с «кандалами», «путами», «веревками» права — в том смысле, что они юридически связывают людей, вынуждают, обязывают, заставляют их считаться с интересами друг друга. «Субъекты, как носители и адресаты всех правовых предписаний, связанные требованиями, обращенными друг к другу, — основная юридическая ткань, отве-

1 См.: Братка А.Г. Правоохранительная система. М., 1991. С. 198.

2 Виноградов П.Г. Очерки по теории права. М., 1915. С. 54.

3 Гегель. Работы разныхлет. М., 1973. Т. 2. С. 69, 49—50.

508


чающая экономической ткани. Само общество представляется бесконечной цепью юридических отношений»'.

Люди порой даже не подозревают и не ощущают, что являются субъектами правоотношений общего типа — настолько они естественны, незаметны, привычны, — подобному тому как воздух, которым дышим. Такие правоотношения выступают постоянной и непременной «средой обитания» граждан цивилизованного общества. Если жизненный процесс течет нормально, они просто забывают, что находятся под защитой закона, который незримо присутствует и сопровождает их в повседневных заботах.

И лишь когда возникают конфликты, споры, претензии друг к другу, участники общественных отношений вспоминают о праве, просят «рассудить», разрешить коллизию, восстановить справедливость. Ни один индивид не может оставаться вне правоотношений, миновать, избежать их в своей практической деятельности, ибо без этого он не смог бы реализовать многие свои права, возможности, удовлетворить интересы, потребности. «Человеку, как существу духовному, невозможно жить на земле вне права»2.

Деление правоотношений на общие и конкретные имеет в известной мере методологическое значение, так как позволяет более глубоко уяснить роль права в жизни общества и многообразные пути его воздействия на поведение людей. Особенно это касается института прав и обязанностей личности, прежде всего естественных, абсолютных, которые не есть нечто принадлежащее ей вне отношений с другими субъектами, в том числе коллективными образованиями. Они всегда выражают связь «кого-то» с «кем-то» — в противном случае не имели бы смысла. «Изолированный индивид совершенно так же не мог бы иметь собственность на землю, как и говорить»3.

Идеи общих правоотношений восприняты многими представителями уголовного права (С.Г. Келина, Н.А. Огурцов, В.А. Еле-онский, Б.Т. Разгильдиев, В.Г. Смирнов и др.), так как они помогают им обосновать наличие первичных, исходных (базовых) об-шерегулятивных правоотношений, постоянно существующих между государством и гражданами по поводу соблюдения последними уголовно-правовых норм-запретов. После совершения незаконопослушным субъектом преступления возникает конкретное правоотношение между ним и соответствующим госорганом или должностным лицом. Такой вывод представляется верным.

1 См.: Пашуканис Е.Б. Общая теория права и марксизм. М., 1926. С. 53, 41.

2 Ильин И.А. О сущности правосознания. М., 1993. С. 168.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 46. Ч. 1. С. 473.

509

<


Если подытожить все сказанное, специфика общерегулятивных правоотношений заключается в следующем: 1) они возникают главным образом на основе норм Конституции и других правовых актов такого же уровня и значения; 2) носят общий, а не строго индивидуализированный и детализированный характер;

3) являются постоянными или продолжительными, их длительность равна длительности действия самого закона; 4) опосредствуют наиболее важные, основополагающие, относительно стабильные отношения; 5) выражают общее правовое положение (статус) субъектов, их взаимные права и обязанности, свободу и ответственность друг перед другом и перед государством; в этом смысле их можно назвать статусными; 6) возникают не из тех или иных юридических фактов, а, как правило, непосредственно из закона, точнее, тех обстоятельств, которые привели к его изданию; 7) будучи исходными, первичными (базовыми), служат предпосылкой для появления и функционирования разнообразных конкретных, частноотраслевых правоотношений.

Общими они именуются еще и потому, что их участниками являются все граждане как носители общих для всех основных прав и обязанностей, тогда как субъектами конкретных правоотношений выступают далеко не все и не одновременно.

Конечно, проблема общерегулятивных правоотношений нуждается в обсуждении, но вряд ли можно сомневаться в правомерности и необходимости самой ее постановки. Ибо ясно, что нельзя общее учение о правовых отношениях ориентировать только

на обязательственные модели в гражданском праве.

Как известно, права человека интернациональны, их реализация, защита —тоже. Поэтому вполне можно и нужно говорить об общерегулятивных правоотношениях международного порядка, складывающихся на основе норм как внутригосударственных, так и международных законов о правах и свободах личности. Всеобщим правам соответствуют всеобщие обязанности человека, а это и порождает такие же общие правовые связи и отношения

глобального характера.

По международному праву любой гражданин любого государства, в том числе российского, может обратиться в соответствующие международные организации за защитой своих прав, если на месте он исчерпал все возможности такой защиты. Это, естественно, влечет юридическую обязанность у «другой стороны» принять такое обращение и рассмотреть его по существу. В этом случае общее международное правоотношение перерастает в аналогичное конкретное.



 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

14523. Налоги и налоговая оптимизация 468 KB
  ТЕМА №1: Налоги в экономической системе общества 1. Сущность налогов и функции. Налоги являются важнейшей частью финансовобюджетной системы государства. Они возникают вместе с товарным производством делением общества на классы и появлением государства. К первон
14524. Исследование симметричных и несимметричных режимов работы трёхфазного трансформатора 567.06 KB
  Лабораторная работа По дисциплине Электроснабжение На тему Исследование симметричных и несимметричных режимов работы трёхфазного трансформатора Цель работы: Исследовать характеристики работы единичного трёхфазного трансформатора по мгновенным значениям т
14525. ИНСТИТУТЫ ЕС. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 57.11 KB
  Институты ЕС. Общая характеристика Термин Институты ЕС обозначает руководящие органы данной организации на которые возложена осуществление её основных задач. Институты ЕС одновременно выступают в качестве институтов каждого из Европейских Сообществ ЕОУС ЕЭС Евр
14526. Единая сельскохозяйственная политика Европейского союза 76 KB
  Единая сельскохозяйственная политика Европейского союза 1.Необходимость и цели ЕСХП 2.Начало ЕСХП 3.Современные реформы ЕСХП 4. Реформа сахарного режима 2005 2006 Единая сельскохозяйственная политика Европейского союза англ. Common Agricultural Policy система сельскохозя
14527. Образование Европейских сообществ и становление европейского Союза 113 KB
  Образование Европейских сообществ и становление европейского Союза 1.Исторические предпосылки и основные этапы становления Европейских сообществ Формирование Европейских сообществ и европейского права это единовременный и тесно взаимосвязанный процесс. Создани...
14528. Сущность, предпосылки, цели и эффекты интеграции 50.5 KB
  Понятие МЭИ. Объективная необходимость и историческая неизбежность МЭИ В условиях интернационализации мировой экономики растет зависимость развития каждой национальной экономики от внешних факторов. Это подтверждается ростом мирового товарооборота объемов ...
14529. Сущность, предпосылки, цели и эффекты интеграции 155.5 KB
  Сущность предпосылки цели и эффекты интеграции 1.Сущность предпосылки цели и эффекты интеграции 2.Теории международной экономической интеграции 3.Главные интеграционные группировки мира 4.Особенности интеграции в Североамериканском регионе 5.Экономическая ин
14530. Теории европейской интеграции 110 KB
  ТЕМА 1. Теории европейской интеграции 1.Понятие интеграции: проблемы дефиниции 2.Теории политической интеграции 3.Социологический подход к изучению европейской интеграции 4.Экономикотеоретический подход к изучению европейской интеграции 5.Правовой подход к изу...
14531. Европейский Суд 127.5 KB
  Европейский Суд Экономический и социальный комитет 3.Комитет регионов Европейского Союза КОР 1.Европейский Суд Европейский Суд без натяжек можно признать стержневым органом в системе институтов ЕС. Но он бы не смог стать таковым если бы не была проявлен