67662

Практика применения лексико-грамматических особенностей перевода на примере текстов биографии и выступлений А. Адамса

Курсовая

Иностранные языки, филология и лингвистика

В биографиях публицистического стиля прослеживается определенная стратегия изложения материала, имеющая непосредственное отношение к функционированию языковых единиц в тексте. В целях оптимального описания стилистических свойств рассматриваемых в работе текстов

Русский

2014-12-26

207.5 KB

8 чел.

 

СОДЕРЖАНИЕ

[1]
ВВЕДЕНИЕ

[2]
Глава 1. Биографические тексты

[3] 1.1. Сложности перевода публицистическо-биографических текстов

[4] 1.2. Схема анализа исследуемых текстов

[5]
Глава 2. Практика применения лексико-грамматических особенностей перевода на примере текстов биографии и выступлений А. Адамса

[6] 2.1. Особенности лексико-грамматического перевода

[7] 2.2. Анализ лексико – грамматических особенностей перевода биографии А. Адамса «Later career»

[8] 2.3. Особенности перевода биографии А. Кертеса

[9]
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[10] СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Публицистический стиль речи представляет собой функциональную разновидность литературного языка и широко применятся в различных сферах общественной жизни: в газетах и журналах, на телевидении и радио, в публичных политических выступлениях, в деятельности партий и общественных объединений. Сюда же следует добавить политическую литературу для массового читателя и документальное кино.

В различных учебниках по стилистике публицистический стиль именовался также газетно-публицистическим, газетным стилем, общественно-политическим стилем. Название «публицистический стиль» представляется более точным, поскольку иные варианты названия более узко определяют сферу его функционирования.

Название публицистического стиля тесно связано с понятием публицистики, которое является уже не лингвистическим, а литературным, поскольку характеризует содержательные особенности относимых к ней произведений.

Данное исследование посвящено изучению лексико-грамматических особенностей перевода в англоязычных биографических текстах публицистического стиля на материале современных биографий сэра Уинстона Спенсера Адамса (Sir Adams Spencer-Adams, 1874-1965).

В рамках различных отраслей филологии за последние годы было выполнено немало работ, рассматривающих своеобразие англоязычных биографических текстов. Признавая неоспоримую важность результатов этих исследований, следует отметить, что функционально-стилистическое своеобразие англоязычной биографии еще не получило достаточного освещения в отечественных и зарубежных филологических исследованиях.

В биографиях публицистического стиля прослеживается определенная стратегия изложения материала, имеющая непосредственное отношение к функционированию языковых единиц в тексте. В целях оптимального описания стилистических свойств рассматриваемых в работе текстов, в исследовании введена категория авторской вовлеченности/отстраненности. Данная категория используется для определения общих характеристик содержания текста в рамках функционально-стилистического анализа.

Актуальность исследования обусловлена значительным расширением границ жанра биографии в последние десятилетия и смешением функционально-стилистических разновидностей биографической прозы.

Теоретическая значимость исследования заключается в разграничении

Объектом настоящего исследования является биография Анселя Адамса и Андре Кертеса, предметом — лексико-грамматические особенности перевода текста, выбранного для исследования.

Цель работы заключается в рассмотрении лексико-грамматических особенностей перевода публицистических текстов.

Цель работы обусловила постановку задач исследования:

  •  Изучить сложности перевода публицистическо-биографических текстов;
  •  Проанализировать практику применения лексико-грамматических особенностей перевода на примере текстов биографии Анселя Адамса и Андре Кертеса.

В качестве теоретической основы в данном исследовании выбрана теория В.В. Виноградова, так как трихотомия функций языка ''общение''/''сообщение''/''воздействия'' отличается категориальным характером и распространяется на все факты языка. Ученый разграничивает пять функциональных стилей развитого национального языка: обиходнобытовой, обиходно-деловой (а также официально-документальный), научный, художественный и публицистический стили.


Глава 1. Биографические тексты

1.1. Сложности перевода публицистическо-биографических текстов

Биография представляет собой одно из самых неоднозначных явлений литературного мира. Такие произведения англоязычной биографической прозы, как «Жизнь Сэмюэля Джонсона» Джеймса Босуэлла или «Известные викторианцы» Литтона Стрейчи относятся к тем текстам, которым не может не уделить внимания любой исследователь английской литературы. Изучая биографические тексты, филолог неизбежно сталкивается с проблемой выбора из множества возможных вариантов некоторой единой линии исследования биографий. Например, среди ученых-литературоведов, занимающихся англоязычной биографической прозой [1—3], многие обращают внимание на особую жанровую природу биографических произведений. Существуют многочисленные классификации разновидностей биографического жанра. В работах, посвященных биографиям, можно увидеть такие названия, как «научно-исследовательская биография», «научно-популярная биография», «беллетризованная биография»; встречаются и менее распространенные названия, как, например, «биография- мемуар» или «роман, стилизованный под биографию». Анализируя произведения англоязычной биографической прозы, многие исследователи берут за основу нарративные, культурологические, психологические критерии [4, 5]. Еще один способ внести некоторую логику в богатый мир англоязычной биографии — взглянуть на биографические тексты с точки зрения инвариантных и вариативных стилистических при-знаков биографических текстов.

Биографическая литература, выросшая из агиографии, представлена текстами, понятийно ориентированными на жизнеописание; к биографиям относятся как тексты фактографического характера, так и произведения, допускающие большую долю вымысла. В биографическом тексте может быть более явно выражена функция сообщения или же функция воздействия, если использовать известную трихотомию функций языка, предложенную академиком В.В. Виноградовым [6, с. 52]. Составляя основу функционально-стилистической теории, трихотомия «общение / сообщение/воздействие» разграничивает тексты одновременно в зависимости от типа передаваемого содержания и от типа используемых языковых единиц: функции общения соответствуют неспециальное и неэмоциональное содержание, реализация морфосинтаксических и лексико-морфологических моделей нейтрального речеупотребления; функции сообщения — специальное и неэмоциональное содержание, ограничение языковых свойств слов и их сочетаемости; функции воздействия — неспециальное и эмоциональное содержание, расширение языковых свойств и правил сочетаемости слов.

Биографические тексты можно исследовать с точки зрения их понятийно-языковой неоднородности. Обладая в целом общей содержательной основой (жизнеописание), биографии неоднородны по своим понятийным и языковым характеристикам. Степень маркированности публицистического текста влияет на его понятийную структуру в отношении информативности и аргументации, обоснованности основных тезисов. В основном, читая биографии, мы сталкиваемся с публицистическими текстами, в которых на первый план выходит реализация функции воздействия. В популярных биографиях информация, касающаяся жизни и творчества персонажа, представлена в эмоциональной форме и не в полном объеме (автор апеллирует к фоновым знаниям читателя). Более строгие публицистические биографии с элементами исторического или литературоведческого исследования включают изложение фактов в логически ясной форме и в объеме, необходимом для раскрытия предмета исследования. Такие тексты могут содержать достаточно полный набор аргументов и ориентировать читателя в плане онтологии некоторого явления (его связи с аналогичными явлениями), а также они предполагают использование специального понятийно-терминологического аппарата. По мере усложнения понятийного плана уменьшается экспрессия, поэтому содержание таких биографий является «специальным» и «неэмоциональным». Биографии такого рода могут включать некоторые элементы функции воздействия, но их количество и роль в тексте не могут быть существенными.

Итак, проблема неоднородности функциональных стилей выражается в том, что в рамках одного стиля можно встретить стилистические разновидности, где та или иная функция проявляется в разной степени. Среди публицистических биографий мы можем встретить тексты, более эмоциональные и менее специальные, направленные на манипулирование сознанием массового читателя. Ярким примером является книга скандально известного в свое время американского журналиста Фрэнка Харриса (1856—1931) «Шекспир и его трагическая жизнь». Рассмотрим отрывок, в котором Харрис настаивает на том, что Шекспир был вынужден вступить в брак против своей воли и, тем самым совершил первую серьезную ошибку в своей жизни:

His marriage is perhaps the first serious mistake that Shakespeare made, and it certainly influenced his whole life. It is needful, therefore, to understand it as accurately as may be, however we may judge it. A man’s life, like a great river, may be limpid-pure in the beginning, and when near its source; as it grows and gains strength it is inevitably sullied and stained with earth’s soilure. The ordinary apologists would have us believe that the marriage was happy; they know that Shakespeare was not married in Stratford, and though a minor, his parents’ consent to the marriage was not obtained; but they persist in talking about his love for his wife, and his wife’s devoted affection for him. Mr Haliwell-Phillips, the well-bether of the flock, has gone so far as to tell us how on the morning of the day he died ‘his wife, who had smoothed the pillow beneath his head for the last time, felt that her right hand was taken from her’. Let us see if there is any foundation for this sentimental balderdash. Here are some of the facts. /.../ young William Shakespeare was forced to give up Anne Whately, poor lass, and marry Anne Hathaway, much against his will. Like many another man, Shakespeare married at leisure, and repented in hot haste [10].

В тексте присутствует лексика с эмоционально-оценочно-экспрессивными коннотациями, словосочетания с адгерентно и ингерентно коннотативными словами («sentimental balderdash», «poor lass», «serious mistake»); автор использует идиоматическое выражение «marry in haste, repent at leisure» в немного измененном виде («repented in hot haste»); интересно отметить, что, несмотря на высказанное намерение объектив¬но рассмотреть этот эпизод в жизни Шекспира, Харрис открывает цепочку рассуждений по поводу женитьбы поэта гномическим речением, состоящим из развернутой метафоры («A man’s life, like a great river, may be limpid-pure in the beginning, and when near its source; as it grows and gains strength it is inevitably sullied and stained with earth’s soilure»). В целом идиоматически текст отличается сложной сочетаемостью слов: в нем присутствуют такие коллокации, как «go so far as to», «like many another man», «have someone do something» и т. д.

Примером более «специальной» и «неэмоциональной» биографии, о том же Шекспире, можно назвать его биографию, написанную Питером Акройдом: автор пытается дать как можно больше фактов и не делает громких заявлений о том, что он наконец- то нашел ключ к тайне шекспировских произведений. Акройд, например, говорит о том, что, если у Шекспира и были объективные причины противиться этому браку, делать какие-либо категорические утверждения относительно данного момента в био-графии писателя представляется неуместным:

Anne Hathaway was the eldest daughter of the house and as such incurred a fair number of household duties, chief among them the care of her younger siblings. As the daughter of a farming family, too, she learned how to bake bread, to salt meat, to churn butter and to brew ale. In the yard outside the house were poultry and cows, pigs and horses to be fed and reared. Far from being a mйsaliance or forced marriage, as some have suggested, the partnership of William Shakespeare and Anne Hathaway could have been an eminently sensible arrangement. He may even have exercised a good deal of caution, or common sense, in his choice of lifelong partner. This was thoroughly in keeping with his practical and business-like approach to all the affairs of the world. She was eight years his senior — in the year of their marriage he was eighteen and she was twenty-six — but, in a period of shorter life expectancy, the disparity in age would have seemed greater then than now. The difference in age has of course aroused much speculation, primarily concerned with the wiles of an older female in coaxing an inexperienced young man into bed and eventual marriage /.../ In any case the suspicion does less than justice to Shakespeare’s judgement and intelligence which, even at the age of eighteen, might have been acute. It is also an insult to Anne Hathaway who, like many of the silent wives of famous men, has endured much obloquy [11].

Второй текст менее эмоционален и отличается большей степенью специальности информации. Это видно, например, на уровне используемых в тексте существительных: автор говорит о том, чем занималась будущая жена Шекспира в юности и какими навыками обладала (конкретные существительные: «bread», «meat», «poultry», «cows»), а также рассуждает о целесообразности вступления в брак при большой разнице в возрасте супругов (абстрактные существительные: «partnership», «life expectancy», «disparity in age», «speculation»). Глаголы, употребляемые в тексте, менее сложны в плане сочетаемости («incur», «exercise», «endure»). Лексика, по сравнению с первым текстом, более формальна («to incur a number of duties», «a musaliance», «to endure much obloquy»).

Выстраивая шкалу от «факта» к «вымыслу» в отношении биографических текстов, уместно воспользоваться понятием «инварианта». Понятия «инварианта» и «вариативности» восходят к таким явлениям, как формализованные языки, математическая логика, к истокам создания теории относительности Альберта Эйнштейна. Под инвариантом в физике, математике, программировании понимается нечто неизменяемое; инвариант тесно связан с задачей классификации объектов [7]. В физике инвариант существен для описания, например, скорости света в вакууме; в программировании — для проектирования алгоритмов. Как известно, в фольклористике инвариантом называют неизменяемую часть сюжета фольклорного произведения, характерную для некоторого сюжетного типа [8]. Понятие инвариантных и вариативных признаков функциональных стилей также оказалось очень плодотворным в исследовании стилистических разновидностей научного стиля.

В ходе исследования научного функционального стиля, выполненного А.И. Комаровой [9], был выделен ряд стилистических разновидностей: «авторский текст терминологических словарей», «Restricted Scientific English», «стилистически нейтральные научные тексты» и «стилистически маркированные научные тексты». Первая разновидность представляет собой «инвариантную основу» такого рода текстов, обладая теми языковыми характеристиками, которые встречаются во всех текстах LSP (такие черты, как использование нестойкого словосложения и глобальных атрибутивно-субстантивных словосочетаний, обозначение родо-видовых отношений по принципу genus proximus / differentia specifica, устранение глагольной идиоматики, ограниченность синонимии и т. д.). Выделенные стилистические регистры имеют свои понятийно-языковые характеристики, при этом в каждой следующей разновидности наблюдаются усиление идиоматичности лексических единиц, расширение семантики слов, увеличение количества экспрессивных языковых элементов. Иными словами, происходит постепенный «переход» от более заметной реализации функции сообщения к реализации функции общения (на чем и основан принцип «нарастающей идиоматичности», которым необходимо руководствоваться при подборе материала для учащихся в зависимости от их уровня владения языком).

В качестве инварианта биографического текста, можно взглянуть на статью из справочно-биографического словаря «Who Was Who in America» [12]: «Jones, Charles Alfred, church official; b. London, Eng., Apr. 14, 1869; s. John Wells and Mary Ann Furman U., Grenville, S, с. , 1895; D.D., 1916; Th.M., Southern Bapt. Theol. Sem., Louisville, Ky., 1904; m. Jessie Berry, Dec. 31, 1896; children — Alfred Broodus, Edwin Holmes, Charles Wells (dec.) /.../ Died June 4, 1942». Текст явно номинативен и построен по семиотическому принципу, то есть сочетаемость единиц сведена к минимуму (выражение функции сообщения по трихотомии В.В. Виноградова).

Рассмотрим еще несколько текстов, иллюстрирующих идею стилистического варьирования в рамках публицистических биографий, — отрывки из двух биографий английского писателя рубежа XIX-XX вв. Гектора Хью Манро — «Саки: жизнь Г.Х. Манро» [13] и «Невыносимый Бэссингтон» [14], написанных А.Д. Лэнгутом и С. Берн. Обе книги, скорее, представляют собой публицистические, чем научные тексты, не будучи строгими литературоведческими исследованиями жизни и творчества писателя. В них не дается подробного анализа его произведений или полноценного описания истории Англии эпохи короля Эдуарда VII. Тексты отличаются как в содержательном, так и в языковом плане. Легче всего это различие проследить на материале двух глав, посвященных одному сюжету: каждая из биографий содержит отдельную главу о романе Манро «The Unbearable Bassington».

В первой биографии в основном излагаются факты биографии Манро, и особенности его творчества интерпретируются через те или иные события его жизни. Биография Берн в большей степени посвящена рассмотрению произведений Манро в связи с теми литературными источниками, которые могли повлиять на его творчество и мировоззрение. На уровне существительных в первом случае трудно говорить о какой-либо предметной ориентации текста, в то время как во второй биографии встречается большое количество литературоведческих терминов («theme», «dialogue», «extratextual evidence», «narrative voice», «anti-hero»), использование словосочетаний, граничащих с терминами («Saki archetype», «Pan figure»), углубляет понятийный план текста; то же самое можно сказать о большом количестве абстрактных существительных («the dandyism of decadence», «the quintessence of youth», «obsession with comfort and position»); встречается некоторое количество иностранных внесений, придающих тексту оттенок специальности («fin de siicle», «jeunesse d’orne»).

Первый текст содержит меньшее количество адгерентно и ингерентно коннотативных словосочетаний («pathetic and inevitable decline», «sunny facetiousness»), в биографии Берн таких единиц намного больше, часто возникает эффект синонимической конденсации («a bleak, brittle world of surfaces: loveless marriages, false friendships, rapacious women, malicious-tongued old men, avaricious young ones»; «a consummate politician — constantly self-promoting, ambitious, rather than committed, self-confident, amoral, heartless»). На уровне глаголов первый текст отличается в целом большей нейтральностью, включая распространенные глаголы с развитой идиоматикой («Ethel observed his intensity at such moments, the way he could block out the world and yield to his abandon, and gave the credit to their mother’s family, the Mercers, for a vitality and youthfulness that let him do it»); биография Берн включает достаточное количество формальных глаголов с упрощенной сочетаемостью («Saki generally missed no opportunity to denigrate Shaw», «to indicate a shift of emphasis», «the hero is curiously diluted»).

Итак, понятия неоднородности функциональных стилей, а также инварианта и вариативности позволяют по-новому взглянуть на биографическую прозу. На понятийном уровне при выделении стилистических разновидностей следует обращать внимание на информативность и доказательность текста. Если не рассматривать крайние варианты (относительно нейтральной и достаточно маркированной журналистики), самый телеологически адекватный вариант публицистического текста — это присутствие некоторого тезиса и попытки аргументировать его, когда некое явление определено и описано в его соотношении с близстоящими явлениями, то есть дано описание объекта в целом. Проблема выбора той или иной стилистической разновидности биографического текста очень важна, когда преподаватель готовит учебный материал для занятий по иностранному языку в высшей школе, где количество часов, как правило, ограничено, и к выбору учебных текстов следует относиться особенно серьезно.

1.2. Схема анализа исследуемых текстов

Схема анализа исследуемых текстов включает несколько этапов, или уровней:

  •  на уровне типа содержания текста, принимается во внимание, что информация, касающаяся жизни описываемого человека, может быть представлена в более или менее эмоциональной форме, предполагающей отстраненность или вовлеченность автора в повествовании. При этом информация может быть дана в том объеме, который предполагает лишь пунктирное обозначение основных фактов и точек зрения на объект описания, и недостаток фактического материала компенсируется апелляцией к эмоциям читателя посредством метафор, сравнений, установления ассоциативных связей между различными явлениями, косвенно связанными с заявленной в тексте темой. Если же автор не вовлечен эмоционально в повествование, он воздействует на читателя не столько эмоционально, сколько через аргументированное убеждение, то есть излагает факты с максимальной отстраненностью, предоставляя как можно больше информации в эксплицитной форме;
  •  на уровне функционирования языковых единиц, используемых в тексте, в отношении разных частей речи учитываются различные параметры: для имен существительных □ степень тематической связанности понятийно- обусловленных существительных, соотношение единиц конкретной и абстрактной семантики, случаи метафорического использования существительных, типы ингерентных коннотаций, наличие единиц терминологического характера и случаев глобальности номинации, стилистическое использование синонимии, антонимии, полисемии, степень сложности моделей сочетаемости существительных; для имен прилагательных □ выполнение различных функций □ усилительной, описательной или уточнения родо-видовых признаков в составе атрибутивных словосочетаний; случаи метафорического переосмысления единиц и развития ассоциативных рядов; для глаголов □ наличие специальных, понятийно обусловленных, терминологических глаголов, различные типы коннотаций, модели сочетаемости, наличие безличных форм глагола и фразовых глаголов, общий уровень идиоматичности; для наречий □ выполнение различных функций □ усилительной, описательной, углубления родо-видовых отношений, выражение модальных значений;
  •  на уровне синтаксических характеристик текста, учитываются степень осложненности предложений, использование средств экспрессивного синтаксиса, разграничение однородного перечисления и синонимической конденсации, типы парентетических внесений и т.д.;
  •  ''актуализация vs автоматизация'' языковых единиц прослеживается не только на лексическом и грамматическом уровнях, но и на тембральном.

Автоматизация, напротив, выражается в ускорении темпа, фонетическом выравнивании и сглаживании контрастов, так как автоматизированные элементы не должны останавливать на себе внимания читателя, при условии правильного понимания смысла текста. Тембр в работе понимается как ''минимум звуковых параметров, составляющих неотъемлемое свойство текста, без которых невозможно его понимание и которые всегда присутствуют при его устном воспроизведении''.

Поскольку в настоящем исследовании за основу принята трихотомия функций языка и классификация функциональных стилей академика В.В. Виноградова, в ходе практического анализа материала учитываются как инвариантные, так и вариативные характеристики публицистического стиля [А.И. Комарова1, В.В. Хуринов2].

Тексты посвящены одной и той же исторической личности по ряду причин. Для того чтобы провести функционально-стилистический анализ большого количества протяженных биографических текстов, необходимо иметь некоторую содержательную основу для сопоставления. Иными словами, биографии должны быть посвящены одному человеку, так как это позволяет с большей объективностью выделить ряд равноценных в тематикостилистическом плане текстов и значимых языковых единиц, а также описать их функционирование в биографических произведениях. Материал, используемый в курсовой работе, представлен биографиями сэра Уинстона Спенсера-Адамса, так как, будучи одной из самых неоднозначных, противоречивых исторических деятелей прошлого века, Уинстон Адамс оказал особое влияние на развитие британской и мировой политики двадцатого столетия, и на сегодняшний день количество биографий Уинстона Адамса — чрезвычайно велико, при этом среди них наблюдается варьирование функционально-стилистических характеристик.

Авторская вовлеченность/отстраненности непосредственно связана с проявлением функций воздействия и сообщения в публицистическом тексте: чем меньше автор отделяет собственные субъективные суждения о герое биографии от объективной информации, содержащейся в других источниках, тем более он склонен выражать свои мысли в виде содержания эмоционального характера:

''In 1915 the attack began with a naval bombardment of Gallipoli on the west coast of Turkey. Adams believed it would win the day. Actually, it was a total failure. To make matters worse, a great land assault was launched — and failed. The story was one disaster after another. In the history of war, Gallipoli is right up there with the almighty clangers like the Charge of the Light Brigade. Mad Admiral Fisher, who Adams had unwisely brought back, resigned in the middle of the campaign, leaving Adams to take the blame. It wasn't really fair, but the public wanted a scapegoat'' (MacDonald)3.

В вышеприведенном фрагменте автор в достаточно эмоциональной форме утверждает, что катастрофа в Галлиполи не была следствием тактических ошибок Адамса и в провале виноват генерал Фишер, покинувший Адамса в самый разгар военной операции. Автор опирается на свои субъективные представления о данном событии, не приводя данных из других источников. Фрагмент изобилует единицами с эмоциональноэкспрессивными коннотациями автоматизированного типа (''a total failure'', ''Mad Admiral Fisher'', ''unwisely'', ''a scapegoat''), ряд словосочетаний отличается высокой степенью идиоматичности (''win the day'', ''one disaster after another'', ''almighty clangers''). Выражение ''almighty clangers like the Charge of the Light Brigade'' не только нагружено вертикально, но и передает авторскую иронию. Синтаксически, фрагмент не отличается сложностью, за исключением предложения ''To make matters worse, a great land assault was launchedand failed'', построенного на эффекте контраста.

Авторская отстраненность проявляется в стремлении автора аргументировать свою точку зрения, отсылая читателя к авторитетным источникам, при этом достаточно большой объем информации выражен эксплицитно:

''It is remarkable, in his detailed retrospective justification of the whole Gallipoli enterprise, how much blame he attaches to others and how little to himself. This justification is set out in a series of chapters in the second volume of The World Crisis, published in 1923 and therefore written not under the immediate lash of frustration and dismay, but after the opportunity for nearly eight years of calm reflection. His governing thesis is that, had it not been for ill luck, incompetence, bad nerve, a faulty appraisal of the strength of the enemy or some combination of these factors, the breakthrough by land or sea or both to the Sea of Marmora was very near to being achieved'' (Jenkins)4.

Фрагмент отличается от предыдущего большим количеством существительных абстрактной семантики (''justification'', ''incompetence'', ''opportunity''), единиц, обладающими книжными, формальными коннотациями (''combination of these factors'', ''thesis'', ''near to being achieved''). Синтаксически, фрагмент намного более сложен, включая инверсию, сложноподчиненные предложения, однородное перечисление.

По проявлению авторской отстраненности/вовлеченности, исследуемые тексты можно разделить на четыре разновидности, каждая из которых обладает рядом стилистических свойств.

Среди текстов, выбранных для практического анализа в настоящей работе, минимальную степень авторской отстраненности в повествовании демонстрируют ''My Early Life. A Roving Commission'' (Adams) и ''Mr Adams'' (Guedalla). В качестве иллюстрации, рассмотрим следующий репрезентативный фрагмент:

''Another Adams joined the line to stand where Marlborough had stood, when a fresh challenge sounded and the maddest Mullah of them all essayed world-conquest with the drugged onset of a hypnotised community, dosed with a craving for revenge, with wounded pride at military failure in 1918, and with unpleasant outcrops of savagery. Is it Napoleonic? The French Empire grew in the air of uneasy growth that followed the great rains of the French Revolution. For the French Revolution was its driving-power. But there is no trace of revolutionary impulse in the sordid alternation of trickery and violence with which Nazi  showmanship imposed itself on Germany and Germany on Europe'' (Guedalla)5.

На уровне существительных можно заметить, что между используемыми единицами не наблюдается тематической одноплановости (они не группируются в одну или несколько тематических сфер). Специальные слова реализуют свои общеязыковые, а не узко-специальные значения (''the drugged onset of a hypnotised community''). Стилистически маркированные существительные имеют латинское происхождение, в некоторых случаях маркированность проявляется при сравнении единиц с их нейтральными синонимами (''to essay'' □ ''to try'', ''to impinge on'' □ ''to dash, to strike''). В текстах активно используется синонимия (''to attempt'', ''to essay'').

На уровне малого синтаксиса, наиболее часто встречающаяся модель □ ''нейтральное сущ. + предлог + ингерентно коннотативный компонент'', нередко предполагающий семантический контраст между элементами, показывающий индивидуально-авторский подход в использовании тех или иных единиц (''sordid alternation of trickery and violence'', ''unpleasant outcrops of old tribal savagery''). Прилагательные, в основном, используются в качестве эмоционально-экспрессивных определений к существительным в составе атрибутивных словосочетаний, не уточняя при этом родо-видовых отношений (''Nazi showmanship'').

В текстах первой разновидности употребляются сложные модели глагольной сочетаемости. В большом количестве используются конструкции с безличными формами глагола (''dosed with a craving for revenge'', ''racing hordes of high-cheeked savages''). Наречия используются для уточнения и спецификации признака действия (''pacing slowly under the grey bulk of the Escorial'', ''barbarism suddenly impinged on settled civilisations''). Ингерентно коннотативные единицы отмечаются нисходящим тоном и значительным снижением темпа (''the maddest Mullah of them all'', ''the sordid alternation of trickery and violence'', ''the drugged onset of a hypnotised community''). На уровне синтаксиса предложения, в текстах первой разновидности наблюдается большое разнообразие конструкций: распространенные сложноподчиненные предложения и простые предложения, связанные паратактически, вместе с конструкциями, содержащими неличные формы глагола, и парентетическими внесениями чередуются с короткими предложениями обобщающего или риторического характера (''Is it Napoleonic?''; ''For the Revolution was its driving power''; ''Napoleon would not recognise himself in Adolf Hitler''). Такое чередование создает определенный ритм в текстах. Случаи метафорического и метонимического использования единиц, а также элементов, значимых в вертикальном отношении, подчеркиваются эмфатическими ударениями (''another Adams'', ''his own Inquisition'', ''the great rains of the French Revolution'', ''leap into the saddle of world power'', ''Attila'', ''Genghis Khan'', ''Hulagu'').


Глава 2. Практика применения лексико-грамматических особенностей перевода на примере текстов биографии и выступлений А. Адамса

2.1. Особенности лексико-грамматического перевода

         Текст Ansel Adams biography Synopsis демонстрирует ряд особенностей содержательного и формального порядка. Рассмотрим фрагмент из биографии Адамса: Early life and work

Adams was a hopeless, rebellious student, but, once his father bowed to the inevitable and removed him from school at age 12, he proved a remarkable autodidact. He became a serious and ambitious musician who was considered by qualified judges (including the musicologist and composer Henry Cowell) to be a highly gifted pianist. After he received his first camera in 1916, Adams also proved to be a talented photographer. Throughout the 1920s, when he worked as the custodian of the Sierra Club's lodge in Yosemite National Park, he created impressive landscape photographs. During this period he formed a powerful attachment—verging on devotion—to Yosemite Valley and to the High Sierra that guarded the valley on the east. It might be said that the most powerful and original work throughout his career came from the effort to discover an adequate visual expression for his near-mystical youthful experience of the Sierra.

While photography and the piano shared his attention during his early adulthood, by about 1930 Adams decided to devote his life to photography. (As late as 1945, however, he still thought enough of his playing to have a recording made of his interpretations of Beethoven, Chopin, and perhaps others.) In 1930 he met the American photographer Paul Strand and was shown the negatives that Strand was then making in New Mexico. Adams was deeply impressed with the simplicity of the images' conception and by their rich and luminous tonality, a style in contrast to the soft-focus Pictorialism still in vogue among many contemporary photographers. The experience confirmed in him his evolution toward a purer and more realistic style. In 1932 Adams helped form Group f.64, a loose and short-lived association of West Coast photographers (including Edward Weston and Imogen Cunningham) who favoured sharp focus and the use of the entire photographic gray scale, from black to white, and who shunned any effects borrowed from traditional fine arts such as painting.

Многозначные существительные в текстах, главным образом, реализуют свои нейтральные значения (he proved a remarkable autodidact). Синтаксически, маркированность словосочетаний проявляется в адгерентной или ингерентной коннотативности одного из компонентов (' guarded the valley on the east»); многие словосочетания являются фразеологически связанными (''to beat the drum of warning'', ''have no stomach for another fight'', ''stir the hearts within people'', ''hold someone spellbound''; экспрессивность в составе словосочетаний часто предсказуема, что говорит об автоматизации семантико-стилистических свойств единиц в ряде случаев (''the most powerful and original work»).

Прилагательные играют описательную роль или обладают эмоционально-экспрессивно-оценочными коннотациями ('' an adequate visual expression). Количество случаев углубления родо-видовых отношений невелико (''dressing gown''), и их качество не предполагает внесения специальной семантической составляющей в общее содержание текста.

Глаголы используются в абсолютной форме. In 1932 Adams helped form Group f.64, a loose and short-lived association of West Coast photographers (including Edward Weston and Imogen Cunningham) who favoured sharp focus and the use of the entire photographic gray scale, from black to white, and who shunned any effects borrowed from traditional fine arts such as painting.

Синтаксически, тексты имеет менее сложную структуру, по сравнению с предыдущей разновидностью. Количество сложноподчиненных предложений незначительно. Парентетические внесения имеют экспрессивно¬эмоциональную функцию (''Adams — the voice of doom — called the Munich agreement 'an awful milestone in our history'''). К элементам, которые следует выделять тембрально в тексте, относятся риторические вопросы (''...what was France and Belgium going to do about it?''), словосочетания, в которые входят ингерентно или адгерентно коннотативные единицы, однословные парентезы (''reluctantly''). По сравнению с первой рассмотренной разновидностью биографий, в данных текстах присутствуют элементы, выполняющие интеллективную функцию.

I. В тексте Maturity (Best), ''Adams'' (Addison) степень авторской отстраненности еще больше, по сравнению с двумя рассмотренными выше типами текстов, что можно показать на следующем примере:

By 1935 Adams was famous in the photographic community, largely on the strength of a series of articles written for the popular photography press, especially «Camera Craft». These articles were primarily technical in nature, and they brought a new clarity and rigour to the practical problems of photography. It was probably these articles that encouraged Studio Publications (London) to commission Adams to create Making a Photograph (1935), a guide to photographic technique illustrated primarily with his own photographs. This book was a remarkable success, partly because of the astonishing quality of its letterpress reproductions, which were printed separately from the text and tipped into the book page. These reproductions were so good that they were often mistaken for original (chemical) prints.

By the time Making a Photograph was published, Adams had already established the subject matter—the natural environment of his beloved West Coast—and the pristine, technically perfect style that characterize his consistent oeuvre. His work is distinguished from that of his great 19th-century predecessors who photographed the American West—most notably, Carleton Watkins—by his concern for the transient and ephemeral. One might say that Watkins photographed the geology of the place, while Adams photographed the weather. This acute attention to the specifics of the physical world was also the root of his intense appreciation of the landscape in microcosm, in which a detail of the forest floor could be as moving as a grand vista. His work on this single extended motif expresses a remarkable variety of response, ranging from childish wonder, to languorous pleasure, to the biblical excitement of nature in storm, to the recognition of a stern and austere natural world, in which human priorities are not necessarily served. One might view this range in mood in Adams's work to reflect the contrast between the benevolent generosity of the valley, with its cool, clear water and lush vegetation, and the desiccated, inhospitable stringency of the eastern slope of the Sierra.

The importance of Adams's work was recognized in 1936 by Alfred Stieglitz, who awarded him the first one-artist show by a new photographer in his gallery, An American Place, since he had first shown Paul Strand 20 years earlier. However, many of Adams's contemporaries thought that photographers—and even painters—should be making pictures that related more directly to the huge economic and political issues of the day. At the time, Dorothea Lange, Arthur Rothstein, and others were photographing the Dust Bowl and the plight of migrants; Margaret Bourke-White was capturing Soviet Russia and great engineering projects; and Walker Evans was recording the inscrutable—or at least ambiguous—face of America's built culture. To some critics, these projects seemed more of the moment than did Adams's impeccable photographs of remote mountain peaks in the High Sierra and of the lakes at their feet—so pure that they were almost sterile. Not until a generation later did it come to be widely understood that a concern for the character and health of the natural landscape was in fact a social priority of the highest order.

Тексты этой разновидности содержат достаточно большое количество понятийно ориентированных единиц. His work is distinguished from that of his great 19th-century predecessors who photographed the American West—most notably, Carleton Watkins—by his concern for the transient and ephemeral. One might say that Watkins photographed the geology of the place, while Adams photographed the weather.

В предложениях сочетаются единицы просторечного и книжного характера At the time, Dorothea Lange, Arthur Rothstein, and others were photographing the Dust Bowl and the plight of migrants; Margaret Bourke-White was capturing Soviet Russia and great engineering projects; and Walker Evans was recording the inscrutable—or at least ambiguous—face of America's built culture.

Наречия используются для спецификации признака действия, а не в качестве усилителей One might view this range in mood in Adams's work to reflect the contrast between the benevolent generosity of the valley, with its cool, clear water and lush vegetation, and the desiccated, inhospitable stringency of the eastern slope of the Sierra.

Синтаксически, тексты содержат распространенные парентетические внесения, в которых представлена дополнительная информация, но интеллективность этих конструкций снижена за счет иронии автора и цитат, как, например, в данном фрагменте: By the time Making a Photograph was published, Adams had already established the subject matter—the natural environment of his beloved West Coast—and the pristine, technically perfect style that characterize his consistent oeuvre.

В результате настоящего исследования было проведено разграничение стилистических разновидностей биографических текстов публицистического стиля при помощи функционально-стилистического анализа с опорой как на содержательные, так и формальные характеристики анализируемых текстов.

Было установлено, что, чем более ярко в тексте проявлена функция воздействия, тем больше объем имплицитной информации и меньше элементов, выполняющих функцию сообщения, и, чем меньше проявлена функция воздействия, тем больше объем эксплицитной информации и больше элементов, выполняющих интеллективную функцию.

Данные разновидности можно расположить на условной шкале между двумя полюсами — максимальной авторской отстраненности в биографическом повествовании и минимальной отстраненности автора в биографическом повествовании. В зависимости от занимаемой позиции, в публицистической биографии в разной степени реализуются функции воздействия и сообщения на фоне нейтральных единиц, выполняющих функцию общения:

Основные выводы исследования сводятся к следующим пунктам:

в современных англоязычных публицистических биографиях функции общения/сообщения/воздействия реализуются в разном соотношении в зависимости от типа содержания текста, определяемого при помощи дихотомии авторская отстраненность/вовлеченность в повествовании;

1) авторская отстраненность в биографии предполагает более отчетливую реализацию функции сообщения на фоне нейтральных единиц в функции общения и орнаментального использования единиц, выполняющих функцию воздействия;

2) авторская вовлеченность в повествовании выражается в более выраженной реализации функции воздействия на фоне нейтральных единиц функции общения и несущественного объема единиц, выполняющих функцию сообщения;

3) публицистические биографии отчетливо демонстрируют корреляцию между соотношением эксплицитной/имплицитной информации в тексте и авторской отстраненностью/вовлеченностью в тексте: авторская отстраненность предполагает преобладание эксплицитных данных, в то время как авторская вовлеченность допускает значительный объем имплицитных данных;

4) тембральная расстановка семантико-стилистических акцентов в публицистической биографии непосредственно зависит от авторской вовлеченности/отстраненности в тексте: авторская вовлеченность выражается в значительном контрасте актуализированных единиц на фоне единиц автоматизированных, авторская отстраненность - в тембральном выравнивании актуализированных и автоматизированных единиц.

Авторы публицистических биографий часто не осознают того, что в их произведениях прослеживается определенная тактика изложения материала. Способ подачи информации имеет непосредственное отношение к функционированию языковых единиц в тексте. Функциональная стилистика позволяет адекватно описывать исследуемый объект с целью подбора учебного материала на занятиях по иностранному языку. В зависимости от уровня владения языком, демонстрируемого учащимися, подбирается материал, в котором функции языка (общение/сообщение/воздействие) проявлены в различном соотношении.

Биографическая проза тесно связана с воотриятием исторических событий в той или иной стране на данном этапе исторического развития. Нередко авторская трактовка роли личности в развитии исторических конфликтов вызывает оживленные споры среди специалистов. Подобные дискуссии связаны с авторской отстраненностью от изображаемой личности или, напротив, эмоциональной вовлеченностью автора в повествовании, что, в свою очередь, находит отражение в функционировании языковых единиц в передаче определенного типа содержания.

Перспективными направлениями будущих исследований англоязычной биографии представляют собой сопоставительное изучение биографий, созданных англоязычными авторами, идентифицирующими себя с британским или американским стандартом биографического письма, а также исследования в русле гендерной лингвистики, отражающие зависимость стилистических особенностей текста от пола автора биографии.

2.2. Анализ лексико – грамматических особенностей перевода биографии А. Адамса «Later career»

Most of Adams's great work as a photographer was completed by 1950: only a handful of important pictures were made during the last half of his adult life. Rather, in his later life, he spent most of his energy as a photographer on reinterpreting his earlier work and on editing books of his own work (often with his frequent collaborator, Nancy Newhall).

An ardent conservationist since adolescence, from 1934 to 1971 Adams served as a director of the Sierra Club. (Later, in the 1980s, he explicitly and forcefully attacked the environmental policies of the very popular President Ronald Reagan and his secretary of the interior, James Watt.) Many of the books Adams generated in his later career were concerned not only with the art of photography but also with the goal of raising awareness for the campaign to preserve the natural landscape and the life it supported. The most notable of these was This Is the American Earth (1960; with Newhall), published by the Sierra Club. It was one of the essential books in the reawakening of the conservation movement of the 1960s and '70s, along with Aldo Leopold's A Sand County Almanac and Sketches Here and There (1949) and Rachel Carson's Silent Spring(1962). Other major titles by Adams include My Camera in the National Parks (1950) and Photographs of the Southwest (1976). The Portfolios of Ansel Adams (1977) reproduced the 90 prints that Adams first published (between 1948 and 1976) as seven portfolios of original prints. The results can thus be trusted to represent a selection from what the photographer considered his best work.

In 1980 Adams was awarded the Presidential Medal of Freedom by President Jimmy Carter. Acknowledging Adams's years of work as both a photographer and an environmentalist, the president's citation said, “It is through [Adams's] foresight and fortitude that so much of America has been saved for future Americans.”

Большинство серьезных работ Адамса как фотографа были сделаны до 1950: лишь небольшое количество важных фотографий были сделаны на протяжении последней части зрелого периода его жизни. В этот период он больше занимался переизданием своих ранних работ и изданием собственных книг (часто в соавторстве с Нэнси Ньюхолл).

Будучи с молодых лет яростным сторонником защиты окружающей среды, Адамс с 1934 по 1971 был директором Клуба Сьерры. (Позже в 1980-х он недвусмысленно и с упорством осуждал политику в отношении окружающей среды популярного президента Рональда Рейгана и министра по вопросам защиты окружающей среды Джеймса Уотта.) Многие книги, которые Адамс написал позже, касались не только искусства фотографии, но и ставили целью повысить общественную сознательность в деле сохранения природного ландшафта и дикую природу. Наиболее заметными из них была книга «Это американская земля» (1960 в соавторстве с Ньюхоллом), опубликованная Клубом Сьерры. Это была одна из наиболее значимых книг в деле восстановления движения по защите окружающей среды 60-х и 70-х, наряду с «Альманахом песчаной страны и его набросками» (1949) Альдо Леопольда и «Безмолвной весной» (1962) Рейчел Карсон. Другими громкими названиями в творчестве Адамса были работы: «Мой фотоаппарат в национальных парках» (1950) и «Фотографии юго-запада» (1976). «Портфолио Анселя Адамса» (1977), в последней получили вторую жизнь 90 снимков, которые Адамс впервые опубликовал (между 1948 и 1976) в виде 7 оригинальных портфолио. Релиз можно расценить как выборку лучших, по мнению автора, фотографий.

В 1980 Адамс был награжден президентской Медалью Свободы, которую ему вручил Джимми Картер. Он признал Адамса как фотографа и как сторонника защиты окружающей среды, сказав: «В фотографиях Адамса спасено так много Америки для будущих американцев».

В анализируемом отрывке из биографии подлежащее, выраженное существительным, находится перед сказуемым. Однако постпозиция подлежащего имеет место в предложениях, в начало которых вынесены обстоятельственные слова.

В-общем, постпозиция подлежащего также имеет место при сказуемых, выраженных глаголами со значением бытия, становления, протекания действия. Обстоятельства места и времени могут стоять как перед сказуемым, так и после него. Если обстоятельства места и времени стоят в начале предложения, то сказуемое обычно помещается непосредственно за ними, а подлежащее следует за сказуемым. Обстоятельства времени и места, помещенные после сказуемого, логически выделяются, т. е. постпозиция обстоятельств времени и места по отношению к сказуемому ведет к большему смысловому выделению обстоятельств.

Поэтому в анализируемом контексте обстоятельства выносятся на первое место, затем следует сказуемое, а за ним — подлежащее и дополнение. Как следствие, при переводе происходит перестройка предложения в соответствии с синтаксическими нормами русского языка.

Most of Adams's great work as a photographer was completed by 1950: only a handful of important pictures were made during the last half of his adult life. Rather, in his later life, he spent most of his energy as a photographer on reinterpreting his earlier work and on editing books of his own work (often with his frequent collaborator, Nancy Newhall).

Большинство серьезных работ Адамса как фотографа были сделаны до 1950: лишь небольшое количество важных фотографий были сделаны на протяжении последней части зрелого периода его жизни. В этот период он больше занимался переизданием своих ранних работ и изданием собственных книг (часто в соавторстве с Нэнси Ньюхолл).

При переводе сложноподчиненных предложений происходит перестройка предложения. Так, например, в русском контексте употребляются придаточные предложения подлежащие; в английском же языке они более распространены.

In 1980 Adams was awarded the Presidential Medal of Freedom by President Jimmy Carter. Acknowledging Adams's years of work as both a photographer and an environmentalist, the president's citation said, “It is through [Adams's] foresight and fortitude that so much of America has been saved for future Americans.”

В 1980 Адамс был награжден президентской Медалью Свободы, которую ему вручил Джимми Картер. Он признал Адамса как фотографа и как сторонника защиты окружающей среды, сказав: «В фотографиях Адамса спасено так много Америки для будущих американцев».

2.3. Особенности перевода биографии А. Кертеса

André Kertész was born on July 2, 1894 in Budapest, Hungary. After being severely wounded while serving in the Hungarian army during WWI, Kertész moved to Paris and worked as a freelance photographer. He moved to New York City and published photos in magazines such as Harper's Bazaar and Vogue. He retired from commercial work in 1962 and began a series of personal projects. He died in 1985.

(born July 2, 1894, Budapest [Hungary]—died September 27, 1985, New York, New York, U.S.) Hungarian-born American photographer known for his lyrical, spontaneous pictures of everyday life. His work exerted a strong influence on 20th-century magazine photography.

While working as a clerk on the Budapest Stock Exchange from 1912 to 1914, Kertész began to experiment with photography. During World War I he served in the Hungarian army and saw action in central Europe, where he was severely wounded. He returned to the stock exchange, taking photographs in his spare time, and his photographs were occasionally printed in Hungarian magazines.

Because of the lack of artistic and political freedom in Hungary at the time, Kertész moved to Paris in 1925 to work as a freelance photographer. There he became friendly with many influential artists, including Fernand Léger, Marc Chagall, Piet Mondrian, and Tristan Tzara. Kertész's access to these individuals allowed him to create a definitive portrait of the Parisian cultural milieu of the period. In 1927 he had a well-received one-man show in Paris, and his photographs were shown the following year at the influential First Independent Salon of Photography. In 1928 he bought a Leica, a small handheld camera that gave him the freedom to move about the streets of Paris and capture spontaneous moments of urban life, a subject that would fascinate him throughout his career. Kertész became a major contributor to the magazines Vu (which began publication in 1928) and Art et Médecine (which began publication in 1930) as well as other important illustrated periodicals in Europe, such as the London Sunday Times.

In 1936 Kertész went to New York City to work for what was supposed to be a one-year project with the commercial Keystone Studios. With the advent of World War II, he remained in New York. From 1939 to 1949 he worked as a freelance photographer for American magazines such as Look, Harper's Bazaar, Vogue, and Town and Country. (He became a U.S. citizen in 1944.) In 1949 he joined Condé Nast publications, under Alexander Liberman, and began to work mainly on House and Garden magazine, transforming its visual character. About 1962 he retired from commercial work and began a series of personal photography projects, earning the level of critical reception he had sought for decades. His work again focused on capturing the essence of a moment, this time often set within the bustling activity of New York. For one major project from this period he took photographs of street scenes from the window of his apartment overlooking Washington Square. In another project he collected objects in front of this same window and created a series of still-life photographs. Retrospectives of his work were organized by the Museum of Modern Art (1964) and the Metropolitan Museum of Art (1985), both in New York City.

Андре Кертес родился 2 июля 1894 в Будапеште, Венгрия. После опасного ранения, которое он получил служа в венгерской армии во время Первой мировой войны, Кертес переехал в Париж и работал независимым фотографом. Вскоре он перебрался в Нью-Йорк, где публиковал свои фотографии в таких журналах как «Харперс Базар» и «Воуг». В 1962-м он оставил работу на коммерческой основе и занялся несколькими частными проектами. Из жизни он ушел в 1985.

Андре Кертес, уроженец Венгрии, американский фотограф известный своими лиричными спонтанными фотографиями повседневной жизни. Его работы оказали сильное влияние на журнальную фотографию ХХ века.

Работая клерком на бирже ценных бумаг в Будапеште с 1912 по 1914, Кертес начал экспериментировать с фотографией. Во время Первой мировой войны он служил в венгерской армии и принимал участие в боях в центральной Европе, где был тяжело ранен. Позже, он вернулся на фондовую биржу, а в свободное время продолжал делать снимки, которые периодически появлялись в венгерских журналах.

Из-за недостатка художественной и политической свободы в Венгрии в то время, Кертес переехал в Париж в 1925 году для работы независимым фотографом. Там он завел знакомства со многими влиятельными специалистами, включая Фернанда Леже, Марка Шагала, Пита Мондриана и Тристана Цара. Близкое общение с этими личностями позволяла ему создать полный образ парижского культурного окружения того времени. В 1927 он был представлен на выставке одного фоторафа в Париже, и его фотографии в следующем году были представлены в  Первом Независимом Выставочном Зале Фотографии. В 1928-м он приобрел «Лейку», небольшую ручную фотокамеру, которая давала возможность перемещаться по улицам Парижа и выхватывать спонтанные моменты городской жизни, которая будет вдохновлять его на протяжении всей его карьеры. Кертес стал основным фотографом журналов «Вю» (первая публикация появилась в 1928) и «Искусство медицины» (выпускавшийся с 1930), а также иллюстрированных периодических изданий в Европе, к примеру, лондонский «Сандей Таймс».

В 1936 Кертес переезжает в Нью-Йорк для работы над тем, что должно было быть годичным проектом с «Кистоун Студиос». К началу Второй мировой войны он оставался в Нью-Йорке. С 1939 по 1949 он работал независимым фотографом для таких журналов как «Луук», «Харперз Базар», «Вог» и «Город и Загород». В 1944 он стал гражданином США. В 1949 он присоединился к Конде Наст публикейшонс, возглавляемой Александром Либерманом, и начал работать в основном на журнал «Дом и Сад», трансформируя его внешний вид. Около 1962 он оставил работу на коммерческую фотографию и начал несколько личных фотографических проектов, ищя критику, которая была ему нужна десятилетиями. Его работы снова были сконцентрированы на улавливании сущности момента, на этот раз часто заключенной в спешке Нью-Йорка. Для одного крупного проекта этого периода он делал фотографии уличных видов из окна своего дома, выходящего на Вашингтон-сквер. В рамках другого проекта он собирал перед тем же окном и создавал серию снимков натюрморта. Ретро аспекты его работ были организованы Музеем современного искусства (1964) и Метрополитен-музеем (1985), оба из которых находятся в Нью-Йорке.

Возможно, наиболее известная фотография сделанная Кертесом – «Сатирический танцор» (1926). Многочисленные книги о его фотографиях включают «День Парижа» (1945), «Андре Кертес, фотограф» (1964), «Андре Кертес: 60 лет фотографии» (1972), «Люблю Париж: Фотографии 20 годов» (1974), «Искажение» (1976) и « Кертеи на Кертес: Автопортрет» (1985).

Perhaps Kertész's single best-known photograph is Satiric Dancer (1926). The many books of his photographs include Day of Paris(1945), André Kertész Photographer (1964), André Kertész: Sixty Years of Photography (1972), J'aime Paris: (1974), Distortions (1976), and Kertész on Kertész: A Self-Portrait (1985).

Таким образом, как мы видим, тексты общественно-публицистического стиля обладают достаточной степенью экспрессии, необходимой для выполнения основной функции данного стиля текстов – воздействие на слушателя (читателя), его убеждение.

Проведенная работа позволила сделать следующие выводы.

Помимо клишированности, для общественно-публицистического стиля характерна терминологичность. В процессе терминообразования отмечают две основные тенденции – образование аббревиатур и создание терминов-словосочетаний (cash in hand, cash on delivery, on cash, prompt cash). Названия должностей – the head of the credit department, sale’s manager, production manager. Превалируют простые распространенные предложения – целевые или условия. Длина не ограничена, часто встречаются герундий, инфинитивы, причастные обороты. Доминируют именные атрибутивные словосочетания. Много компонентных номинативных групп (to force down price – сбивать цену), предикативных единиц в страдательном залоге.

Перевод заключается в воспроизведении на языке-рецепторе наиболее близкого естественного эквивалента исходного сообщения, во-первых, с точки зрения значения, а во-вторых, с точки зрения стиля

Дефиниции перевода в значительной мере отражают логику развития переводоведения — от определений, в основе которых лежат отношения между языковыми знаками, до определений, центральным понятием которых является текст; от определений, сводящих перевод к чисто языковой операции, до определений, включающих в рассмотрение предметную и коммуникативную ситуации; от определений, рассматривающих перевод в одном измерении, до определений, приближающихся к осознанию многомерности этого процесса.

Таким образом, перевод может быть определен как:

— однонаправленный и двухфазный процесс межъязыковой и межкультурной коммуникации, при котором на основе подвергнутого целенаправленному анализу первичного текста создается вторичный текст, заменяющий первичный в другой языковой и культурной среде;

— процесс, характеризуемый установкой на передачу коммуникативного эффекта первичного текста, частично модифицируемой различиями между двумя языками, двумя культурами и двумя коммуникативными ситуациями.

Варьирование языковых средств не ограничивается территориальным, социальным и профессиональным расслоением языка. В языке выделяются также так называемые функциональные стили – совокупности языковых средств, преимущественно употребляющихся в определенных сферах общения. Хотя число функциональных стилей в отдельных языках может не совпадать, а их границы не всегда ясно очерчены, в большинстве языков достаточно четко выделяются такие функциональные разновидности, как художественный стиль, публицистический стиль, научный стиль, официально-деловой стиль, газетно-информационный стиль, разговорный стиль и некоторые другие. Каждый функциональный стиль использует языковые средства, которые встречаются и в других стилях, но его характеризует преобладающее употребление определенного набора таких средств. В рамках функционального стиля выделяются отдельные жанры или типы текстов. Хотя границы жанров подчас недостаточно четки, в каждом из них можно выделить его жанровую доминанту, своего рода прото-текст, характеризующийся определенным набором языковых признаков. Отдельный конкретный текст в большей или меньшей степени соответствует прото-тексту своего жанра.

Перевод в целом не должен быть ни буквальным подстрочником, ни вольным пересказом оригинала, хотя элементы того и другого обязательно присутствуют обязательно: если буквальный перевод какой-то фразы хорошо передает ее смысл и хорошо звучит по-русски, нет оснований изменять его; и наоборот, можно (и должно) пересказать содержание своими словами, если иначе «никак не получается».

 


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, целью перевода является как можно более близкое ознакомление читателя или слушателя, не знающего языка подлинника, с переводимым текстом. «Перевести – значит выразить точно и полно средствами одного языка то, что уже выражено средствами другого языка в неразрывном единстве содержания и формы» [14, c. 11]

Поэтому при переводе необходимо выражать мысль подлинника с той же четкостью, точностью и полнотой, присущей ей в оригинале. Чтобы перевести, нужно, прежде всего понять переводимое. При этом переводчик использует языковые образы, т.е. истолкование происходит уже с элементами перевода. Далее следует найти соответствующие средства выражения в том языке, на котором делается перевод. Причем выбор этих средств: слов, словосочетаний, грамматических форм, - сильно зависит от личных качеств переводчика, его отношения к подлиннику. Верное или неверное истолкование подлинника играет очень важную роль в этом процессе и поэтому является предпосылкой выполнения переводческой задачи: выразить то единство содержания и формы, какое представляет подлинник. Правильный выбор языковых средств – основное условие для решения этой задачи.

Поиски средств и их выбор имеют творческий характер, особенно это касается публицистического текста. Произведения, отмеченные высоким мастерством и выразительностью языка, требуют немалого мастерства и от переводчика, и их перевод уже относится к области искусства.

Но и всякая творческая деятельность нуждается в некоторых установленных закономерностях и в теоретическом обобщении. Оно позволяет делать выводы «более широкого масштаба», распространяя их на целый ряд случаев, что помогает сократить субъективный произвол переводчика. Поэтому не случайно, что переводчики опирались и опираются на определенную систему теоретических взглядов в области перевода

Основное внимание при описании системы переводческих соответствий уделяется соответствиям лексических, фразеологических и грамматических единиц ИЯ, обладающих стабильным значением, которое реализуется в большом числе высказываний. Как правило, в качестве соответствия выступает единица ПЯ того же уровня. Однако речевые высказывания строятся на основе взаимодействия единиц разного уровня, и в процессе перевода не предопределяется заранее, средствами какого уровня будет передаваться в переводе данная единица оригинала. Поэтому принципиально возможны и фактически нередки случаи межуровневых переводческих соответствий.

 Использование переводческих соответствий всегда предполагает учет контекста, в котором употреблены переводимые единицы оригинала. Соответствия - это единицы ПЯ, близкие по значению единицам ИЯ, и поэтому, прежде всего, необходимо установить, в каком значении выступает в оригинале данная единица. Большинство языковых единиц многозначно, но в контексте они, как правило, выступают в каком-то одном из потенциально возможных своих значений. Сопоставление потенциальных значений совместно употребленных языковых единиц позволяет определить то значение, в котором каждая из них используется в данном высказывании.

 Результаты данной работы определяют перспективы дальнейшего исследования, которые мы видим в разработке методологии и конкретных приемов перевода лексико-грамматических особенностей публицистического текста, что может стать целью квалификационной дипломной работы.

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Altic R. D. "Preface to Critical Reading," Henry Holt and Company, N. Y. 1956

2. Caifonl J.A. linguistic theory of translation. Oxford, 1965

3. Let’s Read and Discuss. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. М.,1999.

4. Nida E. A., Taber C. The theory and practice of translation. Leiden, 1969

5. Oettwger A.G. Automatic language translation. Cambridge (Mass.), 1960

6. Winter W. Impossibihtes of translation // The craft and context of translation. Austm, 1961

7. Аполлова М.А. Specific English: Грамматические трудности перевода. М., 1977.

8. Арутюнова H.Д.. Падучева Е.В. Истоки, проблемы и категории прагматики // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1985. Вып. 16: Лингвистическая прагматика.

9. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966.

10. Бархударов Л. С. Контекстуальное значение и перевод // Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. Тореза М., 1984. Вып. 238.

11. Бархударов Л.С. Язык и перевод. М.: Междунар. отношения, 1975.

12. Белинский В. Г. Из статьи «Сочинения Александра Пушкина: статья вторая» // Зарубежная поэзия в переводах В.А.Жуковского. М.: Радуга, 1985. Т. 2.

13. Бенвенист Э. Общая лингвистика: Пер. с фр. М.: Прогресс, 1974.

14. Бондарко A.B. Грамматическое значение и смысл. Л.: Наука, 1978.

15. Бондарко A.B. Семантика предела '/ ВЯ. 1986. № 1.

16. Ванников Ю.В. Типы научно-технических текстов и их лингвистические особенности. М., 1985.

17. Вежбицка А. Речевые акты / Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1985. Вып. 15: Лингвистическая проблематика.

18. Виноградов B.C. Лексические вопросы перевода художественной прозы. М.: Изд-во МГУ, 1978.

19. Виноградов В.В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. М.: Учпедгиз, 1947.

20. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М., 1986.

21. Выготский Л. С. Избранные психологические исследования. М., 1956.

22. Галь Н. Слово живое и мертвое. М.: Книга, 1975.

23. Гальперин И. Р. Очерки по стилистике английского языка. Москва, Издательство литературы на иностранных языках, 1958

24. Гальперин И.Р. Перевод и стилистика / / Теория и методика учебного перевода. М., 1950.

25. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981.

26. Демурова Н. Голос и скрипка (к переводу эксцентричных сказок Льюиса Кэрролла) / / Мастерство перевода. М.: Сов. писатель, 1970. № 7.

27. Долинин К.А. Стилистика французского языка. Л.: Просвещение, 1978.

28. Казакова Т.А. Практические основы перевода. СПб., 2000.

29. Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000.

30. Кашкин И. Для читателя-современника: Статьи и исследования. М.: Сов. писатель, 1977.

31. Климзо Б.Н. Перевод патентов: Особенности структуры, языка и перевода описаний изобретений, прилагаемых к патентам США и Великобритании / МГПИИЯ им. Тореза. М., 1976

32. Комиссаров В.Н. Лингвистика перевода. М.: Междунар. отношения, 1980.

33. Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. М.: ТОО «ЧеРо», 1999

34. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. М., 1999.

35. Комиссаров В.Н. Теория перевода. М., 1990.

36. Копанев П. Вопросы истории и теории художественного перевода. Минск, 1972.

37. Костомаров В.Г. Русский язык на газетной полосе. М.: Изд-во МГУ, 1971.

38. Латышев Л.К. Технология перевода. М., 2001.

39. Левицкая Т.Р., Фритерман А.М. Проблемы перевода. М., 1976.

40. Мягкова Е.Ю. Эмоционально-чувственный компонент значения слова. Курск, 2000.

41. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика. М., 1974.

42. Славина Н.М. Практикум по переводу.

43. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М., 1983.

44. Федорова Н.П., Варшавская А.И. English for Translation. СПб., 1998.

45. Федотова И.Г. Юридические понятия и категории в английском языке. Обнинск. 2000.

46. Чужакин А., Петренко К. Мир Перевода-5. Практическое пособие по устному переводу. М., 2001.

47. Швейцер А.Д. Перевод в контексте культурной традиции // Литературный язык и культурная традиция. М., 1994.

48. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. М., 1973.

49. Швейцер А.Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты. — М.: Наука, 1988

50. Шугрина Е.С. Техника юридического письма. М., 2000.

51. Якобсон Р. Избранные работы. М.: Прогресс, 1985


1 См.: Комарова А.И. Функциональная стилистика: научная речь. Язык для специальных целей (LSP). - М., 2004.

2 См.: Хуринов В.В. Функционально-стилистическая дифференциация научных и газетнопублицистических текстов (на материале английского языка). Дис. ... канд. филол. наук. - М., МГУ, 2009.

3 MacDonald A. Adams and His Woeful Wars. - Lnd., 2009. - P.70-71.

4 Jenkins R. Adams. - Lnd., 2002. - P. 264.

5 Guedalla P. Mr Adams. - Lnd., 1941. - P. 322-323.

PAGE   \* MERGEFORMAT4


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

84959. Ознайомлення з клавішами “пропуск”, “Shift”, “Caps Lock”. “Кіт-риболов” 85.03 KB
  Продовження ознайомлення з клавіатурою, зокрема з клавішами “пропуск”, “Shift”, “Caps Lock”. Закріплення знань учнів про написання великої літери. Розвиток уяви, пам’яті, уваги, логічного мислення.
84960. Ознайомлення із клавішами Enter, Esc. Програма “Кіт-риболов” 206.04 KB
  Ознайомлення із клавішами Enter Esc. Продовження ознайомлення з клавіатурою та принципами її роботи зокрема принцип роботи клавіш Enter Esc. Сьогодні ми познайомимося з клавішами Enter і Esc. Enter дуже важлива клавіша.
84961. Ознайомлення з клавішами-стрілочками, BS, Delete 144.71 KB
  Ознайомлення учнів з клавішами - стрілочками (вліво, вправо, вгору, вниз), BS, Delete. Закріплення навичок роботи з клавішами Enter, ESC. Розвиток логічного мислення. Виховання акуратності, охайності при роботі з комп’ютером...
84962. Створення вітальної листівки з використанням графічного редактора Paint і тексту 59.76 KB
  Створення вітальної листівки з використанням графічного редактора Pint і тексту Мета. Формування основних навичок роботи з компонентами графічного редактора Pint. ПК із завантаженим графічним редактором Pint роздатковий матеріал Хід уроку І. Допоможе нам працювати графічний редактор PINT.
84963. Правила дорожнього руху. Комп’ютерна підтримка уроку основи здоров’я 166.04 KB
  Комп’ютерна підтримка уроку основи здоров’я. Виховання спостережливості уваги інтересу до комп’ютера. Повторення правил безпечної поведінки в комп’ютерному класі. На початку уроку ми повторили правила роботи з комп’ютером.
84964. Комп’ютерна підтримка української мови. Звуки голосні й приголосні. Програма “Незвичайний поїзд” 437.9 KB
  Формування вміння працювати з теоретичним матеріалом підручника, знаходити в ньому потрібну інформацію. Розвиток мовленнєвих та творчих здібностей, логічного мислення, уваги, пам’яті. Виховання культури мовлення.
84965. Комп’ютерна підтримка української мови. Ненаголошені е та и. Програма “Незнайка на містку” 175.63 KB
  Удосконалення вмінь працювати мишкою у програмі “Незнайко на містку”. Закріплення правил правопису ненаголошених е, и в корені слів, Розвиток вмінь практично застосовувати набуті знання; Підвищення інтересу до роботи з комп’ютером.
84966. Комп’ютерна підтримка української та англійської мови. Програма “Ведмедик-поліглот” 293.5 KB
  Удосконалення знань слів української та англійської мови, уміння їх перекладати. Розвиток просторової уяви, логічного мислення, уваги. Продовження формування умінь і навичок роботи з комп’ютером.
84967. Техніка безпеки при роботі з комп’ютером 94.4 KB
  Техніка безпеки при роботі з комп’ютером Мета. Навчити учнів поводитися в комп’ютерному класі дотримуючись усіх правил техніки безпеки ТБ. Виховувати культуру поведінки в комп’ютерному класі толерантність при роботі в парах культуру мовлення і бережливе ставлення до держмайна. Хто знає в який клас ми прийшли Чи доводилось тобі працювати з комп’ютером А чи знаєш ти що таке комп’ютер Робота з тлумачним словником.