67703

Формирование аристократической модели государственной службы в России в XV-XVII вв

Курсовая

Политология и государственное регулирование

Актуальность выбора темы определяется тем что для успешного реформирования института государственной службы в РФ понимание истории и традиций государственной службы России является не менее важным чем изучение опыта иностранных государств членов ЕС США и других развитых стран мира в сфере построения государственного управления.

Русский

2014-09-14

46.54 KB

1 чел.

Введение…………………………………………………………………………..1стр

Формирование аристократической модели государственной службы в России в XV-XVII вв……………………………………………………………………......2стр

Содержание принципа местничества…………………………………………....6стр

Самодержавная монархия с аристократическимуправлением………………...7стр

Влияние опричнины на процесс формирования государственной службы…..9стр

Реорганизация органов власти и управления во второй  половине XVI…....11стр

Укрепление самодержавия в России………………………………………...…13стр

Высшие органы государственной власти………………………………….…..15стр

Боярская Дума………………………………………………………………...…17стр

Земские соборы……………………………………………………………….…18стр

Центральное управление………………………………………………………..21стр

Заключение………………………………………………………………………25стр

Список литературы……………………………………………………………..26стр

Введение

Актуальность выбора темы определяется тем, что для успешного реформирования института государственной службы в РФ понимание истории и традиций государственной службы России является не менее важным, чем изучение опыта иностранных государств - членов ЕС, США и других развитых стран мира в сфере построения государственного управления. При этом формирование новой генерации управленцев может осуществляться не только на основе заимствования и переосмысление лучшего зарубежного опыта, а, прежде всего, на началах нашего собственного русского опыта создания государства. Ведь каждая национальная система государственного управления и государственной службы уникальна благодаря историческим особенностям и национальным традициям. Историческая память становится основной составляющей мышления наций.

Формирование аристократической модели государственной службы в России в XV-XVII вв.

Одной из сторон трансформации сословной монархии в абсолютную были изменения в составе, положении приказных людей по мере изживания земских учреждений и развития приказного начала в системе государственного управления.

Развитие воеводско-приказного управления в 20—30-х гг. наталкивалось на недовольство сословий. В челобитных и на заседаниях земских соборов в 30—40-х гг. представители столичного и местного дворянства, горожан одновременно с требованием законодательного оформления прав и привилегий выступали в защиту сословно-представительного принципа формирования аппарата управления против приказного и особенно с критикой верхушки приказной группы. В челобитной стряпчего И.А. Бутурлина выдвигалась даже идея превратить Земские соборы из временного в постоянно действующее сословное, а не бюрократическое учреждение. Отрицательная реакция сословий на усиление роли приказных людей потребовала законодательного оформления этой службы. В 40-е гг. XVII в. выходит ряд законодательных актов общего характера (они касались количества и источников комплектования подьячих), в результате чего происходит смена господства норм обычного права общими законодательными нормами, определяющими приказную службу.

Соборное уложение 1649 г. закрепило и дало толчок дальнейшему развитию приказного начала в государственном управлении. В 40-е гг. происходит смена поколений дьяков, изменение облика дьяческого чина в связи с приходом лиц, чья карьера развивалась при новой династии. Среди судей приказов происходит сокращение знати, но не падение ее роли, так как в руках особо приближенных к царю бояр концентрируется руководство несколькими приказами.

На протяжении всего XVII в. продолжается не санкционированный сверху рост подьяческих штатов. Он диктовался усложнением государственного управления и внутренними потребностями приказных учреждений, происходил по инициативе приказных судей и дьяков.

«Подьяческое умножение» было головной болью правительства, так как вело к постоянному росту государственных расходов. Попытки периодически урезать жалование приводили к ухудшению их материального положения и росту злоупотреблений, но не уменьшало численности приказных людей. Столь же малоэффективным оказывалось установление «указного числа» для приказов и проведение систематических «разборов» подьячим.

Остановить рост их числа оказалось невозможно. Наибольший рост всего разряда московских приказных людей падает на 70-е гг. — число дьяков доходит до 75, а подьячих — до 1447 человек (соотношение 1 к 19,5), а в 1698 г. — 86 дьяков и 2648 подьячих (соотношение 1 к 30). Основная масса (1824 чел.) подьячих была сконцентрирована в приказах общероссийского значения. Как отмечалось в одной из челобитных, «а молодые де подьячие полны приказы, иным де и сидеть негде, стоя пишут».

В регионах также ослабевают традиции, характерные для учреждений сословно-представительного типа, и вытесняются приказной системой. Рост численности подьячих не удовлетворял потребности в них. Об этом свидетельствуют не только многочисленные жалобы воевод на увеличение объемов приказных дел и нехватку штатов, но и челобитные местного населения. Так, служилые люди г. Шацка отмечали нехватку подьячих в приказной избе: «А у которых у нас, холопов твоих, случаются всякие дела, и нам от тово чинитца большая проесть и волокита, потому что одному подьячему у таких великих дел быть невозможно». В связи с постоянно растущей потребностью в кадрах для приказной работы начинается организация профессиональной подготовки в приказах, в частности в поместном, где были самые многочисленные штаты.

Все приказные люди вне зависимости от их происхождения были включены в структуру служилого сословия русского общества, пользовались соответствующими правами и привилегиями. Но занимали приказные люди в нем особое место, создавая свою систему чинов, параллельную общей, но не связанную с родовитостью происхождения. Для приказной чиновной лестницы в отличие от служилой характерно отсутствие внутренних барьеров между отдельными чинами, что формально открывало возможность продвижения по службе вплоть до думного дьяка.

К середине XVII в. происходит выделение гражданской службы из службы вообще, которая была преимущественно военной. Это нашло отражение в изменениях, которые претерпели присяги приказных людей, даваемые при смене царя всем населением и отдельными лицами при вступлении в должность или повышении чина. С 1598 г. общие присяги (крестоприводные записи) для всей массы служилого населения дополнялись приписями думным чинам, стольникам, дьякам, подьячим и т.д. Тексты общей присяги были в достаточной степени устойчивы, закрепляя преемственность власти на протяжении XVII в. Приписи же постоянно усложнялись и конкретизировались для различных чинов и должностей с учетом изменений их служебных обязанностей. Дьяки и подьячие присягали «всякое дело делати и судити вправду», не заниматься казнокрадством, «посулов и поминков ни у кого ни от чего не имать», не разглашать государственных тайн; и т.д. Содержание приписей, расположение отдельных пунктов менялось в зависимости от внутреннего и внешнего положения государства, при этом постепенно понятие службы государю оттесняется понятием государственной службы. Так, в приписи 1626—1627 гг. думные дьяки обязывались не только «не умышлять» на царя и его семью, но и «лиха никакого Московскому государству никак не хотети».

Вместе с тем для приказных людей сохранялось двойственное понимание их службы. С одной стороны, по общей присяге они были обязаны нести службу царю, в основном военную, как все служилые люди. С другой стороны, специальными приписями их служба определялась как работа в государственных учреждениях, т.е. была гражданской службой. Таким образом, обязанности приказных людей разделились к середине XVII в. на «государеву службу» (рассматривалась как почетная — в полках, посольствах) и «приказную работу» (текущая работа в приказах и приказных избах — непочетная, с оттенком подневольности). Термин «приказная работа» никогда не применялся к думным дьякам. С 60-х гг. в документах четко разделяется выполнение дьяками и подьячими службы и приказной работы («работаю тебе, великому государю беспрестанно, и на твоих, государевых, службах я, холоп твой, был 3 года»), при этом последняя становится основной и определяющей.

Вокруг приказной работы складывается гражданская служба как отрасль государственной службы. Проявлением этого процесса было становление государственных должностей. Сначала они совпадали со служилой иерархией чинов: дьяки (думные, приказные) и подьячие чины определяли иерархическое положение внутри сословной группы и сферу деятельности: думные дьяки — верховное управление, приказные дьяки — среднее звено руководства центральными и местными учреждениями, подьячие — подчиненное положение в одном из учреждений. По мере роста численности приказных чинов в учреждениях начинают существенно различаться их положение и функции. Чтобы избегать трений между лицами с одинаковыми чинами в одном учреждении, дублирования в работе, потребовалось определение положения («мест») дьяков одного учреждения относительно друг друга. «Места» дьяков в приказе определялись временем получения чина («сидеть ему, кто из них преж в чину»), что устанавливало их служебную соподчиненность и разделение на «больших» и «других». Подобная градация увязывалась с размером жалованья, источником его обеспечения и свидетельствовала о процессе бюрократизации аппарата управления.

Активнее аналогичный процесс развивался в подьяческой среде. Он проявлялся в усложнении структуры этой приказной группы. В центральных и отчасти местных органах сложилось квалификационное деление подьячих на три разряда (статьи): первую (старых), вторую (средних) и третью (молодых). Сначала такое деление было внутренним делом отдельных учреждений, а во второй половине XVII в. приобретает официальный характер и контролируется Разрядным приказом. Внутри статей также складывается более дробное деление.

Об усилении должностных элементов в положении подьяческой группы свидетельствует также существование категорий подьячих с приписью (высшая подьяческая должность, на которую назначались опытные старые подьячие) и подьячих со справой (в приказах они комплектовались из подьячих средней статьи, а на местах составляли верхушку этой сословной группы и назначались из старых подьячих приказных изб). Кроме того, шел процесс специализации подьячих на том или ином виде деятельности государственного учреждения.

Падение роли поместного жалованья в обеспечении приказной службы вело к возрастанию значения денежного жалованья, а нерегулярность выплат — к увеличению неверстаных подьячих, т.е. к расширению «доходов от дел», которые определяли имущественное положение приказных людей и вели к разложению прежней структуры служилого сословия, поляризации дворянской и недворянской частей.

Бюрократизация приказной группы активнее развивалась снизу вверх, от подьячих к дьякам. В результате складывается новый тип приказного человека, обязанного своей карьерой, благосостоянием личным качествам, опыту, квалификации и благосклонности вышестоящей администрации или царя. В то же время процесс бюрократизации на местах отставал в качественном и количественном отношениях от происходившего в центре и от потребностей укреплявшегося на рубеже XVII — XVIII вв. абсолютизма.

При царе Федоре Алексеевиче был разработан проект Табели о рангах высших постов в органах управления и армии. Проект предусматривал разделение военной и гражданской службы. Он носил аристократический характер, выстраивая иерархию членов боярской Думы как правящей элиты: первый ранг принадлежал верховному судье, второй — воеводе при царском дворе, третий — наместнику Владимира, председательствующему в боярской Думе и т.д. (всего 5 чинов). Часть должностей носила византийские названия. Проект был согласован с патриархом, но после смерти Федора Алексеевича к нему больше не возвращались.

В начале XVII в. неблагоприятное сочетание внутренних и внешних факторов приводит к распаду российской государственности. Восстановление сословной монархии в форме самодержавия происходит на основе принципов теории «симфонии властей» — двуединства духовной и светской власти. Восстановление государственности в условиях мобилизационного типа развития приводит к постепенному разрушению принципов соборности и «симфонии властей» — отмиранию Земских соборов, изменениям в функциях и компетенции боярской Думы, церкви, ограничению местного самоуправления. Происходит бюрократизация государственного управления, и на основе приказной работы начинает складываться гражданская служба как отрасль государственной, ранее преимущественно военной службы.

К концу XVII в. система государственного управления сословной монархии вступает в сложный этап модернизации всей политической системы страны, ее институтов и управленческого аппарата с заимствованием элементов европейского опыта, рационализма, но в целом на своей собственной цивилизационной основе. Темпы этой модернизации с ее противоречиями не успевали за возраставшим усложнением задач государственного управления, ростом территории, процессом сословной трансформации общества и новыми геополитическими задачами. На повестке дня стояла проблема коренной реорганизации всей системы центрального и местного управления, которая бы определила окончательный выбор между развитием самодержавия как выразителя сословных интересов и утверждением абсолютизма.

Содержание принципа «местничества».

Порядок назначения на думные и на другие высшие судебно-административные и военные должности определялся принципом местничества: знатностью рода и службой предков великому князю. Первоначально местничество носило служебный, а не родословный характер, но после включения в Думу служилых князей служилый принцип дополнился родословным. Положение служилого человека определялось по отношению к его родичам и по отношению к представителям других родов. В 1-й половине XVI в. местничество наблюдалось лишь среди бояр и бывших удельных князей. С середины XVI в. местничество проникает в среду дворян, а в XVII в. даже в среду гостей и городовых чинов. В силу местничества люди способные, но недостаточно родовитые не могли занять сколько-нибудь значительные места на военной и государственной службе. Попытки ограничить местничество предпринимались центральной властью начиная с середины XVI в. В 1550 г. было запрещено местничаться «новикам», то есть только что вступившим в службу людям, и ограничена возможность для местничества полковым воеводам. Во второй половине XVII в. местничество утратило значение регулятора во взаимоотношениях между царем и боярскими группировками и стало восприниматься как помеха. По инициативе видного государственного деятеля, фаворита царевны Софьи князя В.В. Голицына в 1682 г. местничество было отменено особым соборным приговором.

Самодержавная монархия с аристократическимуправлением

Во второй половине XV в. продолжалось территориальное расширение Московского княжества. Иван III присоединил к своим владениям княжество Ярославское (1463), Пермский край (1472), княжество Ростовское (1474), Новгород и его владения (1478), "княжество Тверское (1485), Вятскую землю (1489). С падением Новгородской республики была преобразована вся система политических связей Новгорода с его пригородами и с землями. Эта территория в правовом отношении перестала отличаться от других русских земель.1 Все жители Твери тоже были приведены к присяге и сделались подданными государя всея Руси. Как справедливо указывает Ю.Г. Алексеев, таким был путь преодоления иерархической федерации княжеств и земель и создания целостного Великорусского государства «с единым политическим центром, с реальным единым правительством».2

Великие и удельные князья отказались от верховных прав в своих владениях и переходили под политическое покровительство московского князя, превращаясь в его «подручников» или служебных князей. В 1490 -1500 гг. политическое верховенство московского князя признали князья Вяземские, Белевские, Новосильские, Одоевские, Воротынские и Мезецкие, а затем и князья Черниговский и Новгород-Северский. Все они также поступили на московскую службу, «признав себя подчиненными союзниками московского государя».3 последнего византийского императора Зоей Палеолог, возвысивший значение великокняжеской власти в России. С конца XV в. на печатях Ивана III изображался не только московский герб с Георгием Победоносцем, но и герб Византии с двуглавым орлом. Изменение общественно-политического статуса Ивана III отразилось и на его титуловании, теперь его называли: «Иоанн, божьей милостью государь всея Руси и великий князь Владимирский и Московский и Новгородский и Псковский и Тверской... и иных». Следовательно, в новом титуле государя нашла выражение идея божественного происхождения его власти.

С начала 90-х годов XV века московский князь, приняв титул «государя всея Руси», приступил к захвату земель соседнего Литовского государства. Выступая защитником православной веры, Иван Ш провел с Литвой ряд успешных войн, отторгнув от нее верховские и чернигово-северские княжества. По условиям перемирия 1503 г. с литовским князем Александром к Москве отошли Чернигов, Новгород-Северский, Стародуб, Путивль, Рыльск, Гомель, Любеч, Брянск и другие, всего 19 городов и 70 волостей. Одновременно Иван Ш притязал на земли Южной и Западной Руси. Он неоднократно заявлял литовцам, что считает своей вотчиной Киев, Смоленск, Полоцк, Витебск и многие другие города, входившие в то время в состав Литовского государства.

Новое значение великого князя Московского отразилось и в правовых источниках. В 1505 г. Иван III передал по наследству своему старшему сыну Василию целый ряд политических преимуществ: «1) до сих пор все князья сонаследники совместно по участкам владели городом Москвой; Иоанн III предоставил финансовое управление всей столицей, сбор доходов с нее одному великому князю, равно как ему же принадлежал и суд по важнейшим уголовным делам во всем городе Москве и в подмосковных селах, доставшихся в удел его младшим братьям; 2) до сих пор все князья, великий и удельные, били свою монету; по духовной Иоанна III право чеканить монету предоставлено было одному великому князю Московскому; 3) до сих пор удельные князья могли располагать своими вотчинами в завещаниях по личному усмотрению; по духовной Иоанна III удельный князь, умирая безсыновним,.не мог никому завещать свой удел, который в таком случае переходил к великому князю; 4) по договорным грамотам со своими удельными братьями Иоанн III присвоил одному себе право вести сношение с иноземными государствами».1 В свою очередь, Василий ІП присоединил к Москве Псков (1510), великое княжество Рязанское (1517), княжества Стародубское и Новгород-Северское (1517 - 1523) и Смоленск (1514). Он фактически завершил объединение Великоросс и превратил Московское княжество в национальное государство.

Влияние опричнины на процесс формирования государственной службы

В первой половине XVI века в политической системе Русского государства продолжали сохраняться серьезные пережитки удельного времени. Формирующиеся органы центрального и местного управления, суды другие институты власти еще только приспосабливались к решению новых задач. Действовавшие в стране политические и правовые механизмы затрудняли выявление общественных интересов и их реализацию. В кризисе пребывала система кормлений, обусловленная соединением функций управления с доходами в пользу управителя.

После смерти Василия III (1533 г.) в обществе усилилась неприязнь между «приезжими» княжатами и представителями старинной московской знати. Боярская дума, в состав которой в 1533 г. входило 11-12 бояр, «претендовала на власть во всей своей полноте».1 Одновременно вдовая государыня Е.В. Глинская, тяготясь установленной над ней опекой, вступила в конфликт с известными боярскими фамилиями. Придворная борьба завершилась в 1534 г., когда Глинской удалось закрепить за собой статус единственной регентши и соправительницы малолетнего государя всея Руси Ивана IV. Началась губная реформа (губа - территориальный округ, совпадавший, как правило, с волостью или уездом; уезд - совокупность волостей, тяготевших к какому-либо центру), направленная на реорганизацию местного управления: важнейшие уголовные дела постепенно изымались у наместников и передавались выборным губным старостам из числа местных дворян и излюбленным головам, деятельность которых

1 Скрынников Р.Г. История Российская. IX - XVII вв. М, 1997. С. 254 - 257. контролировалась непосредственно Боярской думой.

Однако после смерти Глинской (1538 г.) общественно-политическая обстановка снова сделалась напряженной. Сменявшим друг друга у власти кланам Шуйских, Вельских, а затем Глинских не удавалось взять ее под свой контроль. Междоусобия боярских группировок дезорганизовали слабый правительственный аппарат. Ничто не сдерживало произвол наместников, которые, по словам современника, сделались в те годы «свирепы аки Львове».1

В 1547 г. Иван IV (родился в 1530 г.) достиг совершеннолетия и венчался на царство, официально приняв титул царя и великого князя «всея Руси». К этому времени вокруг него уже сложился кружок советников, составивших неофициальное правительство России к концу 40-50-х годов XVI в. («Избранную раду»). Д. Н. Алыпиц полагает, что Избранная рада, возглавляемая царем Ивана осуществляла непосредственную исполнительную власть в стране, формировала новый приказной аппарат и руководила этим аппаратом. Ее целью, - указывает В. Б. Кобрин, - было восстановить работу центрального правительственного аппарата, подорванного острой междоусобной борьбой за власть в 30 - 40-е годы XVI в.».4

За более чем десятилетний период своего пребывания у власти «Избранная рада» во главе с костромским вотчинником Алексеем Адашевым и придворным священником Сильвестром (в ее состав входили также князь Андрей Курбский, 5 митрополит Макарий и некоторые другие персоны) вела страну курсом реформ. В числе первых был приговор 28 февраля 1549 г., который избавил детей боярских от наместничьего суда, «оприч душегубства и татьбы и розбоя с поличным». Многие историки считают эту меру исключительно продворянской - началом постепенного оформления сословных привилегий дворянства. По мнению же Д.Н. Алыпица, она направлена была на искоренение наиболее тяжких .. преступлений, участниками которых нередко становились обедневшие провинциальные дворяне.1 В том же году Боярская дума утвердила указ о местничестве, который в 1550 г. был дополнен более подробным указом. Так было осуществлено «огосударствление» местничества: назначение на службу стало государственной обязанностью, служебное начало при назначении на должность было поставлено выше родового. Верховным арбитром в решении местнических споров становился сам царь.

Реорганизация органов власти и управления во второй  половине XVI

В XVI в. России превратилась в государство с самодержавно-политическим устройством. Единоличным носителем государственной власти, ее главной сделался московский великий государь (царь с 1547 г.). В его руках сосредоточилась вся полнота власти законодательной, исполнительной и судебной. Все правительственные действия совершались от его имени и по его именным указам. К государю стекались бесконечные жалобы населения («челобитья великие и докука беспрестанная») на злоупотребления должностных лиц, и правительство пыталось устранить поводы для этих жалоб постоянным контролем над органами суда, приказной и местной администрации. Пытаясь регулировать действия различных органов власти и охранять население от их злоупотреблений, правительство опиралось на Судебники 1497 и 1550 гг., а также издавало, от имени государя, множество частных «уставных грамот», «наказов» и разного рода инструкций, предписания и т.д.

Во второй половине XVI в. наступил новый период в развитии т централизованного государства. И. И. Смирнов отмечает, что несмотря на всю важность и значение Боярской думы, являвшейся в этот период одним из органов власти развивающегося централизованного государства, сам процесс централизации находил свое выражение в изменении роли и значении Боярской думы, а прежде всего в росте бюрократических элементов в аппарате власти, и развитии приказов как централизованных органов государственного управления.

Сеть центральных органов управления продолжала расширяться во второй половине XVI в. к середине XVI в. образовалось стрелецкое войско и в 1571 году официально возник Стрелецкий приказ, ведавшей стрелецким войском на территории всего государства, обеспечивая военные, судебно-административные и финансовые функции. Рост ратных людей (пушкарского чина) и развитие пушечного производства привели к образованию в 1577 г. Пушкарского приказа, который осуществлял военно-административные и судебные функции по отношению к лицам, служащим в инженерно артиллерийских частях, призывал на службу в эти части, назначал жалованье, посылал в поход, судил, увольнял со службы, одновременно в его ведении находились пушечные и пороховые мастерские, постройка и исправление крепостных сооружений в городах. Этими же вопросами, связанными с постройками занимался Приказ каменных дел, сооружавший гражданские каменные здания в Москве. Изготовление предохранительного снаряжения и ручного огнестрельного оружия занимался Бронный приказ, который упоминается с областные приказы. Казанский приказ в 1570 г. ведал Поволжьем по всем вопросам управления края, то же самое происходило в Сибири. Не позднее первой половины XVI в. из личного управления дворецкого и казначея возник Приказ Большого дворца, ведавшей всеми дворцовыми имениями и монастырскими землями; ему также были подчинены 36 городов с их уездами и множество волостей и сел в разных городах. Управление дворцовым хозяйством включало и сбор от сдачи отдельным лицам в оброк великокняжеских кабаков, таможен, мельниц, рыбных промыслов и т.д.

Укрепление самодержавия в России

Смута начала XVII в. привела к полному развалу российской государственности, подрыву авторитета боярской и дворцовой знати (как заметил современник, «оскудеша премудрые старцы и изнемогоша чудные советники»), тяжелые психологические последствия имел массовый террор со стороны всех соперничавших группировок. Экономика была разрушена, а страна обезлюдела. Предельно сложной оставалась геополитическая обстановка.

XVII в. — время усиления мобилизационного характера развития России. Восстановление народного хозяйства, постоянные войны, восстания и бунты как ответ на закрепощение, финансовые трудности и злоупотребления администрации, стремительное расширение территории (присоединение Украины, Восточной Сибири и Дальнего Востока, продвижение на Кавказ и др.), следствием чего стало превращение России в крупнейшую континентальную империю мира, требовали концентрации национальных сил, привели к завершению установления крепостного права. Наряду с этим развиваются мелкотоварное производство, мануфактуры, начинает формироваться всероссийский национальный рынок, в Россию активно проникают европейские культурные и цивилизационные достижения.

Династия Романовых не обладала реальными собственными материальными, силовыми средствами и механизмами для утверждения власти, обретения легитимности и прочности. Как уже говорилось, Смута представляла не просто угрозу независимости, утраты территориальной целостности, но и потери православной самоидентификации русского народа. Поэтому возрождение самодержавия и восстановление государственности проходило и только и могло проходить на основах, приближенных к каноническим представлениям о государстве как «симфонии властей», двуединстве светской и духовной власти, автономно существующих, но в равной степени своими средствами обеспечивающих защиту и торжество православия.

Первая половина XVII в. стала наиболее полной реализацией этих идей. В идеале «симфония властей» противостояла как концепциям теократии (папацезаризм), так и абсолютной тирании, деспотии.

Восстановление государственности на православных духовно-нравственных основах облегчалось тем, что патриарх Филарет (1619—1633 гг.) — в миру Федор Никитич Романов — был отцом царя. Ф.Н. Романов, выдающийся и влиятельный боярин во времена царя Федора Ивановича, даже соперничал с Борисом Годуновым за власть, что завершилось для него поражением и пострижением в монахи. С его возвращением из польского плена после Деулинского перемирия и избрания патриархом, собственно, и начинается процесс возрождения России.

Колеблющаяся, неустойчивая политика боярской Думы сменяется твердой властью. Царь и патриарх в равной степени пользовались титулом «великий государь». Фактически власть сосредоточилась в руках патриарха Филарета, который энергично использовал ее для укрепления как государственной, так и духовной власти. 

Высшие органы государственной власти

В XVII в. окончательно складывается национальная форма монархии — самодержавие. Хотя все самодержцы XVII в. династии Романовых избирались Земскими соборами (1613 — Михаил, 1645 — Алексей, 1682 — Петр и Иван V , исключением было воцарение Федора Алексеевича в 1676 г., для которого оказалось достаточно решения боярской Думы), источником их власти было не сословное волеизъявление, а Бог. Национальный образ власти носил сакральный характер. Царь, самодержец всея Руси, воспринимался как воплощение высших православных ценностей — Истины, Добра, Красоты, Справедливости, как защитник «Святой Руси», «Дома Пресвятой Богородицы», как Удерживающий (Катехон) «острова спасения» — России — на фоне охватившей мир апостасии (Османская империя, религиозные войны в Европе, распространение ересей и т.п.). На символическом уровне это закреплялось в таинстве венчания на царство, которое совершалось патриархом (митрополитом или собором иерархов) — возложение на царя короны (венца) и барм, вручение скипетра, державы, облачение в порфиру и произнесение символа веры. С XVII в. осуществляется миропомазание на царство. Авторитет царской власти был едва ли не абсолютным, поэтому многочисленные народные выступления XVII в. проходили под лозунгами доброго, справедливого, православного царя. (У тюркских народов России этот образ символически закреплялся как образ «Белого Царя», «носителя Белого Обета», возобновившего миссию «Белого Монгола» — Чингисхана).

В то же время существо самодержавной власти не было закреплено в XVII в. в законодательстве. Власть царя ограничивалась только православной нравственностью и сложившимися традициями (что вовсе не являлось фикцией).

В период восстановления российской государственности царь Михаил Федорович и патриарх Филарет опирались при укреплении самодержавия на церковь и всю систему сословных органов России. Со второй половины XVII в., в царствование Алексея Михайловича, усиливаются централизация и бюрократизация государственного управления, зарождается процесс десакрализации и рационализации власти в элитарном общественном сознании, и самодержавие начинает эволюционировать в сторону абсолютной, т.е. политически неограниченной монархии. Соотношение понятия самодержавие и абсолютизм, доминирующие предпосылки перехода к абсолютной монархии остаются дискуссионными в историко-правовой литературе.

Боярская Дума

На протяжении всего XVII в. сохраняется значение боярской Думы как высшего совета при царе. «Государь без Думы и Дума без государя были одинаково явлениями ненормальными» (М.Ф. Владимирский-Буданов). Функции Думы не были четко определены, основывались на обычном праве, традиции и определялись формулой «государь сказал, и бояре приговорили». К ее компетенции относились вопросы внутренней и внешней политики, суда и администрации. Отдельные самостоятельные указы царя, как правило, объясняются необходимостью оперативного решения какого-либо вопроса или его относительной незначительностью, а боярские приговоры без указа царя — соответствующим поручением или междуцарствием.

Статус боярской Думы сохранялся неизменным, но ее фактическая роль в управлении государством менялась. Оставаясь аристократическим органом, Дума постоянно увеличивала свой состав за счет низших чинов — думных дворян и думных дьяков, корпус которых формировался на основе не принципа родовитости, а по личным служебным заслугам. Из состава боярской Думы стала выделяться «ближняя дума» из особо доверенных лиц царя (в том числе не имеющих думского чина), с которыми он предварительно обсуждал и принимал решения по вопросам государственного управления. Постепенно нарастает процесс бюрократизации работы Думы, из ее состава в 1681—1694 гг. выделяется специальная Расправная палата с переменным составом подьячих.

Земские соборы

К системе высших органов государственной власти относились Земские соборы, роль которых в первой половине XVII в. значительно возросла.

Земские соборы заседали и участвовали во всех важнейших государственных актах в 1613—1615, 1616—1618, 1619—1621, 1632—1634, 1636—1637, 1642, 1645—1647, 1647—1649, 1650, 1651, 1653 гг. Среди рассмотренных вопросов: избрание царя, изменения в законодательстве, налогообложение, вопросы внешней политики и присоединения новых территорий и т. п. Земские соборы не имели четкого регламента, численности и состава. Они носили функциональный характер, и на собор созывались необходимые для решения конкретного вопроса представители сословий и территорий. В заседаниях собора обязательно участвовали царь или его представитель, боярская Дума и церковный собор. Представительство остальных групп населения могло быть по призыву (без выбора) — головы и сотники стрельцов, старосты слобод и т.п., и по выбору от различных слоев служилого и тяглового населения. Имущественный ценз, как правило, отсутствовал, а нравственный обозначался призывом выбирать «крепких, разумных, добрых, постоятельных», умеющих рассказать о проблемах своих территорий и групп населения, которым «государевы и земские дела за обычай».

Инициатива созыва собора исходила от царя, боярской Думы или предшествующего Земского собора. Призывающая власть рассылала воеводам грамоты, в которых указывалось число вызываемых, срок прибытия и иногда цель созыва собора. Избирательными округами были уезды. Избрание служилых людей проводилось в съезжей избе, а тяглыми — в земской. Избиратели составляли письменный акт избрания, давали выборным наказ и снабжали их «запасом» (содержанием).

Заседания открывались общим собранием, на котором царь или от его имени думный дьяк мотивировал созыв собора и выдвигал вопросы для обсуждения, иногда выборные информировались о деятельности правительства по решениям предыдущего собора. Затем вопросы обсуждались по сословным разрядам: боярская Дума, собор духовенства, собрание стольников, московских дворян, городовых дворян, стрельцов и т.д. Многочисленные разряды (например, городовых дворян) делились на статьи. Каждый разряд или статья подавали свое письменное мнение, в случае несогласия каждый член собора также мог подать свое мнение. На втором общем собрании на основе свода мнений при нималось единогласное решение, скрепляемое печатями царя, патриарха, представителей разрядов (статей) и крестоцелованием. Для XVII в. характерно широкое представительство низших сословий при ведущей роли дворянства и зажиточной части посадских людей. Складывавшийся мобилизационный тип развития и особенности «срединного» геополитического положения православной державы делали сословные отношения в России цивилизационно принципиально иными, чем на Западе. Сословное деление в России вырастало не столько из социально-экономического развития, сколько из потребностей государства, активно воздействовавшего на развитие общества и было одновременно явлением духовно-нравственным, особой формой духовного служения. Выборные являлись на Земские соборы не только для того, чтобы информировать высшую власть о своих нуждах, но и для того, чтобы найти место своего сословного разряда и территории в разрешении проблем всего государства, что и делало возможным принятие соборного, т.е. добровольного единогласного решения. Земский собор неотделим от власти царя и боярской Думы, в принципе не мог быть оппозиционным органом (при всех расхождениях материальных интересов сословий) и в этом смысле в чистом виде не являлся ни только законодательным, ни только совещательным органом (а иногда выполнял и отдельные функции исполнительной власти). В этом также проявляется цивилизационная особенность русской православной государственности — самодержавия как соборной сословной монархии, где представительные органы, обладая реальной властью, выступают не противовесом, а важнейшим условием укрепления власти царя, играют видную роль в легитимации новой династии. Непонимание духовных основ Земских соборов неизбежно приводит исследователей в тупик в попытках объяснить, почему, обладая реальной властью и силой, сословия не выторговывали себе в сложные для власти времена прав и привилегий, как аналогичные западноевропейские институты.

После решения о воссоединении с Украиной начинается «затухание соборов» (Л.В. Черепнин). Это было связано с рядом обстоятельств. К середине XVII в. самодержавие окрепло, были восстановлены механизмы государственного управления. Важнейшим индикатором стало принятие Земским собором 1649 г. Соборного уложения. Не имеющий аналогов в то время по своему объему (почти 1000 статей) — это последний общерусский кодекс, базирующийся на религиозно-православном понимании политических и правовых процессов. Он свидетельствует о высоком профессионализме русских дьяков XVII в. В кодексе провозглашался принцип равного суда для всех чинов, защищалась любая личность, но с учетом ее сословного статуса. Уложение юридически оформило крепостное право, объявив бессрочный сыск беглых и прикрепило посадское население к городам, ликвидировав беломестные слободы, которые были освобождены от посадских повинностей.

Особо опасными определялись преступления против религии, затем шли государственные преступления против порядка управления. Уложение определяло положение основных сословий. Оно было ответом на многочисленные законодательные запросы с мест и стабилизировало правовое пространство государства. Это освобождало руки царской администрации для проведения самостоятельной политики, в том числе акций, которые могли не найти поддержки у представителей сословий. Кроме того, с 1654 г. России пришлось вести тяжелейшие войны с Польшей, Крымским ханством, а внутри страны правительство столкнулось с крестьянско-казачьим восстанием под руководством Степана Разина, противостоянием старообрядцев и другими выступлениями. В этот период проводились совещания с представителями отдельных сословий. В 1681 — 1682 гг. царем Федором Алексеевичем был созван Земский собор, который отменил местничество. Но восстановить деятельность высшего сословного представительского органа не удалось.

Рождается аристократический проект изменения формы Российского государства, представленный патриарху Иоакиму. По этому плану царская держава делилась на несколько государств, каждое из которых навечно возглавлял боярин — царский наместник (Новгород Великий, Казань, Сибирь и другие регионы). В результате Россия превращалась в аристократическую федерацию при верховном правлении царя, но при опоре на совет наместников. Федор Алексеевич в принципе одобрил проект, но патриарх отклонил его как угрозу целостности страны.

Центральное управление

Уже в первые годы правления династии Романовых восстанавливается приказная система, постепенно внедряемая во все отрасли управления, хотя первоначально сама система приказов не претерпела кардинальных изменений.

В первой половине XVII в. государство столкнулось с тяжелым финансовым положением как результатом разрухи после Смуты. Это повлекло за собой усиление фискальной деятельности приказов. Завершается оформление четвертных приказов, созданы новые постоянные и временные центральные учреждения, ведавшие сбором налогов — Новая четверть (1619), приказ Большой казны (1621). Создание Казачьего и Панского приказов закрепило социальный статус и экономическое положение казаков и иностранцев, участвовавших в войсках народного ополчения. Они пополнили число быстро растущих военно-административных приказов. Все военное управление по-прежнему было сосредоточено в Разрядном приказе, который ведал дворянами как военно-служилым сословием, делами по укреплению городов и пограничных линий. Он состоял из пяти территориальных столов (к концу века — 9), которые вели учет состава войск в пределах своих разрядов (военных округов), а также специальных — денежного и приказного (осуществлял связь с другими приказами) столов. Важнейшим считался Московский стол, к компетенции которого относилось также комплектование личного состава приказов, других отраслей управления, разрешение местнических проблем и др. В начале XVII в. в приказ была реорганизована стрелецкая изба, созданы Приказы сбора даточных людей (1633— 1654 гг.), сбора ратных людей (1637—1654 гг.), Рейтарский (1649— 1701 гг.), городового дела (1638—1644 гг.) и др.

Важную роль в приказной системе играли судебно-административные органы. К ним принадлежали созданные еще в XVI в.

Поместный приказ ведал раздачей и переходом поместий, вотчин и связанными с этим тяжбами, Разбойный приказ (в 1682 г. переименован в Сыскной) — уголовно-полицейскими делами по всей стране, кроме Москвы, в столице эти функции выполнял Земский приказ (иногда их было два), а также Холопий приказ, который оформлял и освобождал от холопства, регистрировал дворовых, разрешал тяжбы из-за холопов. К органам центрально-областного управления относились приказы, традиционно называемые четвертными. По мере присоединения уделов к Москве их центральные органы переносились в столицу с сохранением территории ведения. Сначала их было три, и они назывались третями, а затем четыре, которые были названы четвертями, хотя в XVII в. таких приказов было уже шесть: Нижегородская, Галицкая, Устюжская, Владимирская, Костромская. Сибирская четверть была переименована в приказ. Новая четверть была финансовым ведомством, ответственным за питейное дело и кабацкие сборы. Они ведали населением городов, уездов и судом для податных групп населения.

К приказам специального управления можно отнести Посольский (преобразован из посольской палаты в 1601 г.). Он являлся исполнительным органом царя и боярской Думы. Делился на повытья, три из которых осуществляли сношения с Западной Европой, а две — с восточными странами. Ямский приказ обеспечивал государственную почтовую связь, приказ Каменных дел ведал каменным строительством и каменщиками, приказ Книгопечатного дела — печатным двором, Печатный приказ скреплял правительственные акты приложением печати, Аптекарский — стал центром медицинского дела в России. Челобитный приказ передавал результаты разбора царем или боярской Думой жалоб в соответствующие приказы или непосредственно челобитникам. Новым в управлении была деятельность Монастырского приказа (1649—1666 гг.), в ведении которого находились монастырские земли и суд населения церковных вотчин.

Особый блок составляли приказы дворцово-финансового управления. Приказ Большого дворца ведал содержанием дворца, а также населением и землями, разбросанными по всей стране, обязанными доставлять это содержание, судил привилегированных лиц, освобождаемых царем от суда обыкновенных органов. Ему были подчинены дворцы, отвечавшие за соответствующее снабжение: кормовой, хлебный, житенный и сытенный. К дворцовому ведомству относились также приказы: Ловчий, Сокольничий, Конюшенный, Постельничий. Приказ Большой казны из органа управления доходами государства эволюционирует в личную казну царя и хранилище драгоценных изделий. Приказ Большого прихода ведал косвенными налогами государства, а приказ Счетных дел (1667) осуществлял контрольные функции.

Самостоятельное значение имел приказ Тайных дел, созданный в середине XVII в.; в его компетенцию перешли важнейшие вопросы, связанные с царской и государственной безопасностью: контроль за дипломатией, производством огнестрельного оружия, за рудным делом; следствие по политическим делам, управление хозяйством двора и др. И все же дифференцированность функций отдельных приказов была часто условной. Они, как правило, выполняли ряд обязанностей, не имевших к ним прямого отношения, но приносящих дополнительный доход. Так, Посольский приказ заведовал кроме внешней политики почтой, судом и сбором таможенных и кабацких доходов, управлением некоторых городов и др. Как говорил А.Л. Ордин-Нащокин, «они мешают посольские дела с кабацкими...».

Особенностью центральных органов в первой половине XVII в. было широкое распространение временных приказов по частным потребностям. Их отличала от обычных приказов большая регламентированность структуры и деятельности. Указы об их создании определяли не только функции и главу приказа, но и его штат и бюджет. У временных приказов были четко определенные функции, экстерриториальный характер, работали они достаточно оперативно и эффективно (сыскные приказы различной компетентности, приказ «У сибирских дел», Записной — для составления Степенной книги и др.). Укрепление власти царя, необходимость крайней мобилизации сил нации, а также проведение в жизнь норм Уложения 1649 г., прозвучавших на Соборе пожеланий сословий потребовали преобразований в приказной системе. Они проходили в 50—70 гг., но особенно серьезная перестройка управления была предпринята в 80-х гг. Ее целью было упрощение и централизация приказов. Среди этих преобразований следует отметить попытку объединить все вопросы финансового характера в укрупненном приказе Большой казны и концентрацию всех вотчинных и поместных дел в Поместном приказе, а дел о службе — в Разрядном, с изъятием их из компетенции территориальных приказов. Следствием реформ стал переход в финансовом управлении от территориального к системному принципу в отличие от военной администрации, где огромная территория требовала укреплять принцип полицентризма. Широко практиковалось, хотя и не было новым явлением, объединение приказов в группы с подчинением их отдельным, близким к царю лицам. В связи с преобразованиями количество приказов стабилизируется на уровне 37—38 (но дворцовых учреждений сокращение не коснулось). В то же время приказы превращаются, в отличие от первой половины XVII в., в крупные учреждения с большим штатом и сложной структурой.

Громоздкая приказная система с ее централизацией и бюрократизмом с трудом справлялась с возлагаемыми на нее функциями, порождала волокиту, злоупотребления, взяточничество. 

Заключение

По сути, достаточно глубокое и продуманное создание государственной службы связано с именем и царствованием Петра I. и его знаменитой «Табелью о рангах». Историко-правовой анализ развития государственной службы в XIX в., свидетельствует, что сформировался особый социальный класс низшего и среднего чиновничества, в рамках которого чин передавался от поколения к поколению. Вместе с тем, были заложены основы для массового рекрутирования недворян в систему государственной службы. При этом роль чиновников в государстве все более увеличивалась.

Список литературы

1. Алехин А.А. История государственного и муниципального управления в России. – Пенза: Пенз. гoс. ун-т, 2006. – 219 с.

2. Антропов А.И. Государственное управление в Киевской Руси и русских землях в период феодальной раздробленности // Мир экономики и права. 2010. № 5. С. 47-55.

3. Архипова Т.Г., Сенин А.С., Румянцева М.Ф. История государственной службы в России XVIII - XX века - М. : РГГУ, 2001. – 230 с.

4. Волохин Д.М. Иван IV Грозный. – М.: Вече, 2010. – 320 с.

5. Готье Ю.В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. Т.2. – М..: 1913. с . 104. – 121.

6. Демидова Н.Ф. Служилая бюрократия в России в XVII в. и ее роль в формировании абсолютизма. - М.: Наука, 1987г. 232 с.

7. Ежов М.В., Ежова Г.В. История государственного управления и государственной службы в России. – М.: Знание, 2004. – 240 с.

8. Зимин А. А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV — первой трети XVI в. — М.: Наука, 1988. — 350 с.

9. Иванов В.А. Формирование и реформирование системы публичного управления в эволюции российской государственности XVIII-XIX вв. Историко-правовой аспект. Автореф. дис….канд. юрид найк. – СПб.: 2008. – 48 с.

10. Истамгалин Р.С. Формирование и конкуренция моделей общественного развития в Московской Руси // Социально-гуманитарные знания. 2009. № 2. С. 215-229.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

32972. МЕТОДЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ. ЭМПИРИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ 22.52 KB
  МЕТОДЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ. ЭМПИРИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ Метод греч. Методы естественных наук подразделяют на: 1. методы изучения неживой природы и методы изучения живой природы.
32973. НАУКА В АНТИЧНОСТИ И СРЕДНИЕ ВЕКА 19.13 KB
  1st позитивистов не изучался генезис науки отдельно. Спенсер Происхождение науки: наука появилась одновременно с появлением человека. во Франции создается кафедра по изучению генезиса науки. Вопрос о периодизации науки до сих пор дискуссионный.
32974. НАУКА И ФИЛОСОФИЯ: ОБЩЕЕ, ОСОБЕННОЕ И ИДЕЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ (М. БОРН. ФИЗИКА И МЕТАФИЗИКА) 18.66 KB
  ФИЗИКА И МЕТАФИЗИКА Метафизика исследование общих черт структуры мира и наших методов проникновения в эту структуру. Вильям Джемс: Метафизика – это необычайно упорное стремление мыслить ясным образом. Бертран Рассел: Метафизика – попытка постичь мир как целое с помощью мысли. Метафизика – исследование общих черт структуры мира и наших методов проникновения в эту структуру.
32975. НАУКА КАК ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН И СОЦ. ИНСТИТУТ 21.98 KB
  Всеобщие харристики понятия наука: определение науки как рациональнопредметного вида познания выделение в ней 3 ее основных аспектов: наука как специфический тип знания: исследуют логика и методология науки. эмоциональная нейтральность запрещает людям науки use при решении научных проблем эмоции личные симпатии. Все аспекты связаны м у собой и только в своем единстве позволяют достаточно полно и адекватно описать функционирование реальной науки как целого. Выявление структуры науки ставит проблему классификации наук раскрытие их...
32976. «НАУКИ О КУЛЬТУРЕ», ИХ СПЕЦИФИКА И ОТЛИЧИЕ ОТ «НАУК О ПРИРОДЕ» (Г.РИККЕРТ. НАУКИ О ПРИРОДЕ И НАУКИ О КУЛЬТУРЕ) 16.27 KB
  НАУКИ О КУЛЬТУРЕ ИХ СПЕЦИФИКА И ОТЛИЧИЕ ОТ НАУК О ПРИРОДЕ Г. НАУКИ О ПРИРОДЕ И НАУКИ О КУЛЬТУРЕ Науки о культуре: индивидуализирующий или исторический метод т. Одни из них суть науки о законах а др. науки о событиях и исторические.
32978. НАУЧНАЯ ТЕОРИЯ: ОБЪЕКТ, ФУНКЦИИ И ЛОГИКА ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ 17.6 KB
  Этапы становления научной теории: выявление особенностей проблемной ситуации онтологические проблемы связанные с тем что познаем гносеологические проблемы с тем как познаем проблемы фундаментальные практические теоретические. 2 вида теорий формальные логические математические – относятся к абстракциям не относятся к реальным предметам деятти фактуальные относятся к реальности к объектам – химия биология Новые теории индуктивно не выводятся из фактов. А факты можно наблюдать но не видеть теории которые их объясняют....
32979. НАУЧНОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ КАК СЛОЖНОЭВОЛЮЦИОНИРУЮЩАЯ, ОТКРЫТАЯ СИСТЕМА (В.И.ВЕРНАДСКИЙ. О НАУЧНОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ) 17.27 KB
  НАУЧНОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ КАК СЛОЖНОЭВОЛЮЦИОНИРУЮЩАЯ ОТКРЫТАЯ СИСТЕМА В. Научное мировоззрение не есть ч. Научное мировоззрение не дает нам картины мира в действительном его состоянии. Научное мировоззрение не есть картина Космоса которая раскрывается в своих вечных и незыблемых чертах перед изучающим ее независимым от Космоса человеческим разумом.
32980. НАУЧНЫЕ ПОИСКИ ОТВЕТОВ НА ВЫЗОВЫ СОВРЕМЕННОСТИ (Э.ГИДДЕНС. РИСК) 13.86 KB
  РИСК Мы не знаем каковы будут results дальнейших изменений и какими опасностями они чреваты. Идея риска утвердилась в XVI – XVIIвв. Само слово риск пришло к нам из испанского или португальского языка где оно означало плаванье в незнакомых водах не нанесенных на карту. Позднее риск стал и временной категорией – это понятие стало употребляться в банковском деле и инвестиционных операциях обозначая анализ возможных последствий того или иного решения о вложении капиталов для кредиторов и заемщиков.