67869

МЕСТО ПРАВА НА ЛИЧНУЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ В СИСТЕМЕ ОСНОВНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Право на личную неприкосновенность занимает одно из ведущих мест в системе личных конституционных прав и свобод человека. Личные права и свободы составляют первооснову правового статуса человека и гражданина являются важнейшим элементом всей системы прав и свобод и во многом характеризуют...

Русский

2014-09-15

167 KB

2 чел.

Г. ОВАДЮК,

соискатель

МЕСТО ПРАВА НА ЛИЧНУЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ

В СИСТЕМЕ ОСНОВНЫХ ПРАВ И СВОБОД

ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Право на личную неприкосновенность занимает одно из ведущих мест в системе личных конституционных прав и свобод человека. Личные права и свободы составляют первооснову правового статуса человека и гражданина, являются важнейшим элементом всей системы прав и свобод и во многом характеризуют степень цивилизованности общества и государства. Личные права человека принадлежат ему от рождения. К этим правам относится прежде всего право на жизнь, другие права и свободы, базирующиеся на основе этого права: на свободу и личную неприкосновенность, равенство перед законом и судом, достоинство личности, право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, право на неприкосновенность жилища, на определение национальной принадлежности и выбор языка общения, свобода передвижения и выбора места пребывания и жительства, свобода совести и вероисповедания, мысли и слова. Личные права занимают приоритетное положение по отношению к правам политическим, экономическим, социальным и культурным, поскольку наиболее тесно связаны с личностью, их соблюдение – основное условие достойного существования человека. Личные права служат базисом для других групп прав и свобод и составляют основу конституционного статуса личности. Не случайно в главе 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции Российской Федерации 1993 г. право на свободу и личную неприкосновенность установлено одним из первых, после права на жизнь и права на сохранение достоинства личности.

После принятия Декларации прав и свобод человека и гражданина (1991 г.), провозгласившей права на жизнь, в Конституции России (ст. 20) впервые было закреплено право на жизнь. Содержание этого права в Конституции не раскрывается, поэтому в правовой литературе в него вкладывается различный смысл1. По мнению М.В. Баглая, право на жизнь – неотъемлемое право человека, означающее, что никто не может быть произвольно лишен жизни. «Право на жизнь прежде всего предполагает проведение государством миролюбивой внешней политики, исключающей войны и конфликты»2.

О.И. Тиунов полагает, что для наличия права на жизнь ничего не нужно делать, его не нужно приобретать: «У каждого человека оно есть. Им обладают все: каждый гражданин России, иностранец, лицо без гражданства независимо от национальности, вероисповедания, пола, профессии, взглядов, убеждений, состояния здоровья, чина, звания и т.д. Среди личных и других основных прав право на жизнь занимает особое, ведущее место. Определяя высшие ценности, Конституция РФ указывает, прежде всего, на самого человека, а затем уже на его права и свободы»3.

По мнению М.Н. Малеиной, право на жизнь имеет несколько аспектов, в том числе право на сохранение жизни (индивидуальности) и на распоряжение ею. «Право на жизнь в аспекте сохранения жизни (индивидуальности), – пишет она, – трактовалось в нашей стране прежде всего как отказ от войны и участия в ней, отказ от смертной казни, установление порядка применения оружия и его нахождения в гражданском обществе… Право на жизнь в аспекте распоряжения своей жизнью проявляется как возможность подвергать себя значительному риску и решать вопрос о прекращении жизни»4.

Е.И. Козлова характеризует право на жизнь как основное личное, естественное право человека, защита каждого охватывает широкий комплекс активных действий всех государственных и общественных структур, каждого человека по созданию и поддержанию безопасных социальной и природной среды обитания, условий жизни. «К такого рода факторам, – пишет она, – относятся, прежде всего, политика государства, обеспечивающая отказ от войны, военных способов разрешения социальных и национальных конфликтов, целенаправленная борьба с преступлениями против личности, незаконным хранением и распространением оружия и проч. Важное значение имеют и мероприятия медицинского характера: надлежащее медицинское обслуживание, служба «скорой помощи», борьба с наркоманией и т.д. Обеспечение права на жизнь напрямую связано также с сохранением и восстановлением природной среды обитания человека»5.

«Право на жизнь – первое фундаментальное естественное право человека, без которого все другие права лишаются смысла, ибо покойникам никакие права не нужны», – указывает Н.И. Матузов6.

Г.Б. Романовский подчеркивает, что право на жизнь имеет сложную структуру и содержание, так как это право не означает, что государство тем самым разрешает, дозволяет жизнь собственных граждан. Жизнь возникает вне государственных велений, и биологическое рождение ребенка меньше всего нуждается в наличии государственных институтов. Закрепляя в Конституции это право, государство, по мнению Г.Б. Романовского, вкладывает определенный смысл в данное субъективное право, выражающееся именно в его юридическом значении. «Право на жизнь, – пишет он, – не означает саму жизнь, это субъективное правомочие, имеющее формально-атрибутивное оформление. Поэтому следует отличать такие различные категории, как право на жизнь и саму жизнь»7.

Рассматривая структуру права на жизнь как субъективного права, Г.Б. Романовский анализирует четыре ее элемента: право-поведение, право-требование, право-пользование и право-притязание.

Право-поведение применительно к праву на жизнь – это, по его мнению, любая деятельность гражданина, направленная на обеспечение своего собственного биологического существования. При этом речь идет не об элементарном биологическом существовании, когда достаточно, чтобы человек какое-то время не умирал, а о таком укладе жизни, который позволял бы удовлетворять и материальные, и духовные потребности. В этих границах государство обязано создать такие условия, чтобы человек своими свободными действиями мог обеспечить себе необходимый жизненный уровень, а уже сам индивидуум выбирает род занятий, позволяющий ему обеспечить свое существование, пользоваться системой кредитования, социального обеспечения, медицинского страхования, «обременять» себя семейным статусом и т.д.8

Право-требование, по мнению Г.Б. Романовского, состоит из возможности требования совершения определенных действий от обязанного субъекта. «Иными словами, это обременение второй стороны, по отношению к которой направлены действия управомоченного лица, обязанностью по совершению (либо воздержанию от каких-то действий) каких-либо действий. В частности, требование не причинять вред жизни и здоровью другому лицу. Причем речь в большей мере идет не о криминализации убийства и причинении тяжких телесных повреждений, а о такой деятельности, которая может носить характер скрытой направленности на причинение вреда жизни и здоровью». В качестве примера он приводит законодательство о защите прав потребителей9.

Право-пользование, полагает Г.Б. Романовский, означает возможность пользоваться определенным социальным благом: полномочие совершать определенные действия и требовать соответствующих действий от других лиц, свободу поведения в границах, установленных нормой права. Из этого следует, что право-пользование отражает социальное назначение права на жизнь. Координация человеческого поведения в связи с обладанием и использованием того или иного блага представляет две стороны, две функции и две взаимосвязанные задачи субъективного права10.

Наконец, под правом-притязанием (правом притязания) Г.Б. Романовский понимает возможность обратиться за защитой своего нарушенного права в правоохранительные органы, т.е. привести в действие охранительный механизм государства11.

Анализируя различные точки зрения, связанные с характеристикой содержания права на жизнь, нельзя не согласиться с О.Е. Кутафиным, считающим, что «главным компонентом содержания этого права является право каждого человека на неприкосновенность его жизни, которая охраняется государством»12. Конечно, каждый человек может отказаться от своего права на жизнь и от использования его компонента – права на неприкосновенность жизни, и закончить свою жизнь самоубийством. Однако он не может отказаться от охраны государством его жизни, являющейся важнейшей обязанностью последнего, которой корреспондирует право человека на неприкосновенность его жизни, обеспеченное целым рядом правовых гарантий.

Так, Уголовный кодекс Российской Федерации13 содержит нормы, охраняющие жизнь человека. Установлена уголовная ответственность за убийство (ст. 105–109), доведение до самоубийства (ст. 110), оставление в опасности (ст. 125), неоказание помощи больному (ст. 124), незаконное врачевание (ст. 235) и др. Допускается необходимая оборона (ст. 37).

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации14 устанавливает (ст. 10), что лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, и лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должны содержаться в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью. Он не допускает создания опасности для жизни и здоровья лиц, участвующих в производстве следственных действий (ч. 4 ст. 164).

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях15 охраняет жизнь человека, вводя ответственность за нарушение законодательства о труде и об охране труда (ст. 5.27), за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического здоровья населения (ст. 6.3), за нарушение правил производства, хранения или ношения оружия и патронов к нему (ст. 20.8).

Жизнь человека охраняется рядом запретов на применение огнестрельного оружия и спецсредств. В принятых в России Законах «О милиции»16 и «О государственной охране»17 предусмотрены следующие случаи законного применения спецсредств и оружия: для защиты граждан от нападения, угрожающего их жизни или здоровью, если другими способами и средствами защитить их невозможно; для отражения нападения либо угрозы нападения на сотрудников правоохранительных органов, для предотвращения попыток завладеть их оружием, транспортными средствами и средствами связи; для освобождения заложников, пресечения террористических и иных преступных посягательств; для задержания преступников, пытающихся скрыться, и лиц, оказывающих вооруженное сопротивление или отказывающихся выполнить законное требование сдать оружие, если другими способами подавить сопротивление, задержать лицо или изъять оружие невозможно; для пресечения побега задержанных, арестованных, осужденных к лишению свободы и попыток освободить указанных лиц; для отражения группового или вооруженного нападения на военные городки, воинские эшелоны, жилища граждан, помещения государственных органов, предприятий и организаций; для подавления сопротивления вооруженных групп.

Запрещается применять огнестрельное оружие в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда возраст очевиден или известен тому, кто применяет оружие, кроме случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения вооруженного или группового нападения, угрожающего жизни людей, а также при большом скоплении людей, если от этого могут пострадать посторонние лица.

Применение оружия, направленного против жизни человека, должно носить исключительный характер. Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятый 34-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН (1979 г.), закрепляющий принципы деятельности силовых структур, подчеркивающий высокую степень их ответственности, требуемую профессией, устанавливает (ст. 3): «Должностные лица по поддержанию правопорядка могут применять силу только в случае крайней необходимости и в той мере, в какой это требуется для выполнения их обязанностей».

Право личной неприкосновенности тесно связано с правом неприкосновенности частной жизни, которое также закрепляется в Конституции России (ч. 1 ст. 23).

В отечественной правовой литературе частная (личная) жизнь определяется по-разному. Так, А.И. Денисов, В.Е. Гулиев и Ф.М. Рудинский считают, что личную жизнь можно определить как сферу индивидуального способа удовлетворения материальных и духовных потребностей человека при общей ее обусловленности общественной жизнью18. «Под конституционной формулой «личная жизнь», – писал Л.Д. Воеводин, – следует понимать совокупность взаимных отношений граждан, обусловленных личными привязанностями, чувством симпатии, любви, дружбы и другими сокровенными чувствами человека»19.

Одни авторы исходят из необходимости детализировать элементы частной жизни, с помощью которых они делают попытку очертить все стороны этого понятия. Так, по мнению И.Л. Петрухина, частная жизнь представляет собой жизнедеятельность человека в особой сфере семейных, бытовых, личных, интимных отношений, не подлежащих контролю со стороны государства, общественных организаций и граждан. Этим понятием охватывается свобода уединения, размышления, вступления в контакты с другими людьми или воздержания от таких контактов; свобода высказываний и тайна жилища, дневников, других личных записей, переписки, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, содержания телефонных и иных переговоров; тайна усыновления; гарантированная возможность доверить свои личные и семейные тайны священнику, врачу, адвокату, нотариусу без опасения того, что сведения будут разглашены. Он полагает, что домашний уклад, интимные привязанности, личные симпатии и антипатии также охватываются понятием частной жизни, подчеркивая при этом, что все происходящее в жилище не может прослушиваться и предаваться гласности. Семейный бюджет, распоряжение личной собственностью и денежными вкладами, само их наличие – все это также сфера частной жизни.

И.Л. Петрухин считает, что следует различать тайны личные (никому не доверенные) и профессиональные (личные тайны, доверяемые представителям различных профессий – врачам, адвокатам, нотариусам, священникам)20. Иными словами, «вся сфера семейной жизни, родственных и дружеских связей, домашнего уклада, интимных и других личных отношений, привязанностей, симпатий и антипатий, с точки зрения этого автора, охватывается понятием неприкосновенности личной жизни. Образ мыслей, увлечения, творчество также относятся к сфере личной жизни»21.

Другие считают, что все, что не относится к публичной деятельности, является частной жизнью. «С моей точки зрения, тайну частной (личной) жизни, – пишет М.Н. Малеина, – составляют сведения об определенном человеке, не увязанные с его профессиональной или общественной деятельностью и дающие оценку его характеру, облику, здоровью, материальному состоянию, семейному положению, образу жизни, отдельным фактам биографии, а также его отношения с родственниками, друзьями, знакомыми и т.п.»22.

Л.О. Красавчикова рассматривает десять сторон проявления частной жизни. Это «интимная сторона» (определяющая его индивидуальность, например привычки), «семейная сторона» (отношения в семье), «организационная сторона» (проявляется в установлении распорядка дня, избрании места учебы или работы и т.п.), «оздоровительная сторона» (выражается в действиях, направленных на поддержание здоровья), «сторона досуга» (отдых и развлечения), «коммуникационная сторона» (неформальные связи с друзьями, знакомыми и др.), а также некоторые другие23.

М.В. Баглай считает, что частную жизнь составляют те стороны личной жизни человека, которые он, в силу своей свободы, не желает делать достоянием других. «Это – своеобразный суверенитет личности, – пишет он, – означающий неприкосновенность его «среды обитания». Презюмируется, что тайна в данном случае вовсе не покрывает какую-то антиобщественную или противоправную деятельность. Она отражает естественное стремление каждого человека иметь собственный мир интимных и деловых интересов, скрытый от чужих глаз»24.

Г.Б. Романовский определяет частную жизнь «как нематериальное благо, принадлежащее каждому гражданину от рождения, заключающееся в таких сторонах его внутренней жизни и сферах общения, которые сознательно им охраняются втайне от иных субъектов и подлежат безусловной защите в демократическом государстве как в случаях, прямо предусмотренных в законе, так и в иных случаях и в тех пределах, которые вытекают из существа данного блага и степени соотносимости его осуществления с правами и свободами других граждан»25.

Данные характеристики свидетельствуют о многогранности понятия «частная жизнь», которой и определяется возможность его различного определения. Несколько упрощая решение этого вопроса, можно сказать, что под частной жизнью следует понимать такую сферу, которая традиционно или сознательно скрывается от посторонних лиц. При этом скрывающий ее обоснованно ожидает недопустимости какого-либо в нее вмешательства, а обоснованность отношения тех или иных сторон жизни и деятельности человека к его частной жизни определяется обществом и государством26.

Конституция России относит к частной жизни личные и семейные тайны, защиту чести и доброго имени, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23). Таким образом, право на неприкосновенность частной жизни означает неприкосновенность личных и семейных тайн, чести и доброго имени человека, а также тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

В части 1 ст. 24 Конституции в качестве основного условия работы с информацией, содержащей сведения персонального характера о частной жизни лица, предусматривается его согласие на все виды действий с такой информацией. Это относится к любому физическому лицу, находящемуся на законных основаниях на территории Российской Федерации27.

Положения ст. 23 Конституции конкретизируются в различных отраслях права и видах деятельности. Конституция различает личную и семейную тайну. К личной относится такая тайна, которая без особой необходимости не доверяется никому: ни членам своей семьи, ни врачам, ни адвокатам, ни представителям иных профессий. Гражданин вправе распорядиться личной тайной: раскрыть ее кому-либо в силу приятельских отношений или не посвящать в нее никого. К личным тайнам можно отнести тайну творчества и общения, тайну интимных взаимоотношений и т.п.28 Передача сведений, составляющих личную тайну, в силу необходимости лицам определенной профессии (врачу, нотариусу, адвокату и т.д.) делает эти сведения профессиональной тайной со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями.

Личные тайны охраняются законом. Уголовный кодекс устанавливает уголовную ответственность за разглашение данных предварительного следствия и дознания, если участник процесса был предупрежден об этом (ст. 310). Под эту статью подпадают и те случаи, когда дознаватель, следователь или прокурор предупредили участников процесса о недопущении разглашения данных о частной жизни граждан (здесь содержанием следственной тайны становятся, в частности, личные тайны).

Разглашение сведений о личных тайнах в ряде случаев наказуемо в административном или дисциплинарном порядке.

Наибольшие ограничения на сохранение личных тайн допускаются при отбывании наказания в виде лишения свободы, а также в уголовном процессе и оперативно-розыскной деятельности.

Неприкосновенность тайн, доверенных представителям различных профессий, гарантируется законодательством, закрепляющим врачебную и банковскую тайну, тайну нотариального действия, адвокатскую тайну, тайну исповеди.

В России только отдельные конституционные права и свободы всегда традиционно формулировались с использованием категории «неприкосновенность». Думается, что это объясняется не спецификой содержания этих прав и свобод, отличающей их от всех других, а общепринятыми международно-правовыми формулировками, которые нередко воспринимались российским законодательством и воспроизводились в нем29. Между тем категория «неприкосновенность» неразрывно связана не только с упомянутыми, но и с рядом других прав и свобод. Так, согласно статье 21 Конституции России, достоинство личности охраняется государством. Эта формулировка означает не что иное, как то, что в Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность достоинства личности, которое охраняется государством. Ничто, указывается далее в Конституции, не может быть основанием для умаления достоинства личности.

Конечно, личное право человека, связанное с обеспечением и охраной достоинства личности, можно сформулировать как право на охрану государством достоинства личности или как-нибудь еще. Однако несомненно, что это личное право тесно связано с категорией неприкосновенности, обеспечение которой составляет основное содержание этого права, его главную и единственную цель.

Как следует из ст. 21 Конституции, понятие достоинства она не определяет. Нет этого и в других правовых актах, что вызывает известную трудность в определении юридического смысла этого понятия, поэтому в литературе даже отмечалась невозможность дать толкование достоинства30.

Ф.М. Рудинский считает, что достоинство и честь – понятия морального сознания, этические категории: «Это – многозначные, полисемантические понятия. В этике всесторонне разработаны теоретические основы этих категорий, их соотношение. Достоинство отождествляется с ценностью человека (человека вообще или конкретной личности) или с осознанием им этой ценности либо с поведением человека, выражающемся в достойном образе жизни»31.

В то же время Ф.М. Рудинский выделяет два аспекта категории «достоинство» в праве и в юриспруденции. Первый – человеческое достоинство как один из основополагающих принципов права; второй – честь и достоинство как субъективное право, принадлежащее отдельной личности32.

Л.Д. Воеводин рассматривал достоинство личности как совокупность таких качеств, которые характеризуют и определяют ее социальную ценность и общественную значимость33.

М.В. Баглай считает, что достоинство личности – это качество человека, равнозначное праву на уважение и обязанность уважать других, которое достигается развитием личности, осознающей свою свободу, равенство и защищенность. По его мнению, достоинство превращает человека из объекта воздействия в активного субъекта правового государства, дает человеку право на самооценку, на «самоопределение» и охраняет его выбор жизненных ценностей34.

Большинство цивилистов и криминалистов сужают понятие достоинства человека до одного из личных неимущественных прав, выступающего в неразрывном единстве с понятием чести и репутации35. Достоинство рассматривается преимущественно в плане субъективного права, связанного с охраной индивида от порочащих его достоинство сведений и иных унижающих и оскорбляющих действий. При этом авторы акцентируют внимание на субъективном моменте, «самооценке» человека. Так, С.Н. Братусь определял понятие достоинства как отражение в сознании гражданина его социальной оценки обществом, т.е. самооценку личностью этой общественной оценки36.

Вместе с тем в правовой литературе высказывается мнение о том, что достоинство человека (личности) либо является неопределенным, имеющим конкретную теоретическую ценность, но не объясняющим достоинство личности «как юридическую категорию»37 феноменом, либо употребляется лишь в сочетании с понятием чести и репутации как одно из личных прав неимущественного характера38, либо сводится к требованию запрета пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, проведения над человеком без его согласия медицинских, научных или иных опытов39.

Вопрос о человеческом достоинстве – это прежде всего вопрос о правах человека, об их реальном обеспечении. Само же достоинство по своей объективной природе неспособно выступать в качестве объекта юридического нормирования. Оно может быть только объектом правовой охраны40.

Конституция России 1993 г., обозначив родовую характеристику анализируемого права, что позволяет выявить его соотношение со смежными конституционными положениями гражданина, выделяет в статье 23 и самостоятельное право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений41. Это право неразрывно связано с категорией неприкосновенности, оно означает недопустимость разглашения информации, которой обмениваются между собой люди, иначе говоря, неприкосновенность этой информации42.

Наиболее основательно право тайны переписки было исследовано в работах Ф.М. Рудинского. Он исходил из того, что право тайны переписки – это конституционное право советских граждан на государственную охрану их корреспонденции или иной письменной информации личного характера. В его содержании, основываясь на общей структуре субъективного права, этот автор выделял четыре основных элемента (правомочия) гражданина:

  1.   право контролировать распространение информации о нем самом среди окружающих;
  2.   право требовать от государственных органов, должностных лиц, общественных организаций и отдельных граждан не допускать незаконных и необоснованных вскрытий их корреспонденции, ознакомления и разглашения ее содержания;
  3.   право требовать от должностных лиц и иных государственных служащих, производящих в рамках закона выемку почтово-телеграфной корреспонденции, не разглашать сведения личного характера, составляющие ее содержание;
  4.   право на защиту указанных правомочий с помощью жалоб и заявлений, обращенных к следственным органам, органам прокуратуры и учреждениям.

По мнению Ф.М. Рудинского, право тайны переписки обеспечивает такие социальные блага, как честь, достоинство, неприкосновенность индивидуальных, интимных сторон духовной жизни человека. Возможность контроля индивидуума над распространением касающейся его информации способствует повышению престижа, охраняя достоинство личности43.

Конституция 1993 г. расширила рамки права граждан на неприкосновенность той информации, которой они обмениваются. Так, если в последней советской Конституции устанавливалось, что охраняется законом только тайна переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, то в Конституции России к этому добавлены и «иные сообщения». Таким образом, под охраняемой информацией следует понимать не только переписку, но и телефонные переговоры, почтовые и телеграфные сообщения, другие сведения, включая сообщения, переданные по факсу, телексу, радио, через космическую (спутниковую) связь, с использованием других технических каналов связи. Однако не относятся к переписке, почтовым и иным сообщениям, о которых говорится в части 2 ст. 23 Конституции России, почтовые контейнеры, посылки и бандероли, если они не содержат никакой личной информации и представляют лишь материальную ценность.

Статья 23 Конституции не имеет отношения к информации служебного характера, адресованной гражданину как должностному или официальному лицу. Применительно к этим случаям действуют специальные ведомственные правила. Тем не менее не подлежит разглашению информация, адресованная частному лицу, но направленная по служебному адресу.

В современной литературе право на неприкосновенность личной информации чаще всего рассматривается в тесной связи с другими личными правами и свободами и, прежде всего, с правом на неприкосновенность частной жизни44. Думается, что для этого имеется много оснований. Еще Н.М. Коркунов отмечал: «Частная переписка представляет как бы продолжение частного жилища; она имеет то же значение, как и разговор, который ведется в частном доме»45. Охраняемая Конституцией (ст. 56) тайна переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений не только органически «связана с правом на охрану личной жизни граждан, – писал Л.Д. Воеводин, – но и является логическим развитием его»46.

Право на неприкосновенность личной информации имеет определенную связь с такими правами, как свобода мысли и слова, массовой информации и др. Право на неприкосновенность личной информации – одна из правовых форм выражения человеческой мысли, причем различия здесь заключаются именно в способах ее выражения. Если осуществление свободы мысли и слова, свободы массовой информации связано с открытым высказыванием и распространением взглядов, идей, то смысл реализации права на неприкосновенность личной информации состоит в обратном – в тайной передаче информации одного лица другому.

«Личная переписка, – отмечает Ф.М. Рудинский, – может быть важным средством обмена научными и культурными ценностями, формой выражения творческой индивидуальности корреспондирующих лиц. Именно в этом ценность эпистолярного наследства выдающихся деятелей науки и культуры, писателей, композиторов и т.д. Право тайны переписки, создавая гарантии сугубо личного духовного общения, способствует предельной искренности, полному самовыражению индивидуума. Таким образом, последовательное осуществление этого права является одним из условий развития свободы научной и культурной деятельности».

Конституционное право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений призвано обеспечить один из важнейших аспектов индивидуальной свободы – неприкосновенность интимных сторон его духовной жизни. Особенностью этого личного конституционного права признается то, что оно реализуется с помощью одной из отраслей общественного производства, какой является связь47.

Конституция не раскрывает содержания понятий «тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений», оно определяется текущим законодательством. Так, в Федеральном законе от 16 февраля 1995 г. «О связи»48 говорится (ст. 32), что тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, охраняется Конституцией. Все операторы обязывались обеспечить соблюдение тайны связи. Информация о почтовых отправлениях и передаваемых по сетям электрической связи сообщениях, а также сами эти отправления и сообщения могли выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям. Прослушивание телефонных переговоров, ознакомление с сообщениями электросвязи, задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, получение сведений о них, а также иные ограничения тайны связи допускались только на основании судебного решения. Должностные и иные лица, работники связи, допустившие нарушение указанных положений, привлекались к ответственности в порядке, установленном законодательством.

В соответствии с Федеральным законом от 17 июля 1999 г. «О почтовой связи»49 (ст. 15) тайна переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, входящих в сферу деятельности операторов почтовой связи, гарантируется государством. Осмотр и вскрытие почтовых отправлений, осмотр их вложений, а также иные ограничения тайны связи допускаются только па основании судебного решения. Все операторы почтовой связи обязаны обеспечивать соблюдение тайны связи.

Информация об адресных данных пользователей услуг почтовой связи, о почтовых отправлениях и переводах денежных средств, телеграфных и иных сообщениях, входящих в сферу деятельности операторов почтовой связи, а также сами эти почтовые отправления, переводимые денежные средства, телеграфные и иные сообщения представляют тайну связи и могут выдаваться только отправителям (адресатам) или их представителям.

Должностные и иные лица, работники организаций почтовой связи, допустившие нарушения указанных положений, привлекаются к ответственности в порядке, определенном законодательством.

В Конституции устанавливается (ч. 2 ст. 23), что ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения. В текущем законодательстве содержится ряд гарантий, обеспечивающих это положение. Так, согласно Закону «О почтовой связи», не доставленные адресату почтовые отправления подлежат вскрытию в целях установления адресных данных пользователя услуг почтовой связи либо иных сведений для возвращения автору отправления (ст. 21). Вскрытие таких почтовых отправлений осуществляется только на основании судебного решения.

В соответствии с Федеральным законом от 7 июля 2003 г. «О связи»50 (ст. 63) в Российской Федерации гарантируется тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи. Ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электро- и почтовой связи, допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи. Осмотр почтовых отправлений лицами, не являющимися уполномоченными работниками оператора связи, вскрытие почтовых отправлений, осмотр вложений, ознакомление с информацией и документальной корреспонденцией, передаваемым по сетям электро- и почтовой связи, осуществляется только на основании решения суда, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Сведения о передаваемых сообщениях, о почтовых отправлениях и переводах денежных средств, а также сами эти сообщения, почтовые оправления и переводимые денежные средства могут выдаваться только отправителям и получателям или их уполномоченным представителям, если иное не предусмотрено федеральными законами.

Согласно УПК РФ (ст. 13), ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения. Обыск, наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров производятся на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных законом.

УК РФ (ст. 138) предусматривает уголовную ответственность за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, а также за незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Еще одно очень важное право – на неприкосновенность жилища. Понятие «неприкосновенность жилища» можно рассматривать в разных аспектах. В юридическом смысле оно представляет собой субъективное право – право на неприкосновенность жилища51. По существу, это составная часть права на частную жизнь, являющаяся также непременным элементом личной свободы и достоинства человека. «Мой дом – моя крепость», – гласит английская поговорка, утверждающая право человека делать в своем доме или квартире все, что ему заблагорассудится. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, а только в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения52. Аналогичным образом формулирует содержание этого права и Е.И. Колюшин53.

По мнению Е.И. Козловой, неприкосновенность жилища означает, что никто не имеет права без законного основания войти в жилище, а также оставаться в нем против воли проживающих в нем лиц54.

Право на неприкосновенность жилища закреплено в статье 25 Конституции: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения». Приведенное конституционное положение может рассматриваться как правовая база для конструирования норм об ответственности за самоуправное вселение в жилище, проникновение в него для похищения имущества, совершения преступлений против личности и других правонарушений.

Содержание статьи 25 Конституции55 соответствует требованиям международных актов. Так, статья 12 Всеобщей декларации прав человека56 провозглашает: никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств. Аналогичные положения содержатся в статье 17 Международного пакта о гражданских и политических правах57 и в статье 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод58.

Обеспечение тайны частной жизни трудно представить без неприкосновенности жилища, где человек живет сам или с семьей, проявляет себя как индивид в соответствии со своими желаниями, взглядами, настроением, особенностями характера, интересами и т.п. Здесь он ведет переговоры, переписку, хранит документы и материалы. В общем, все, что связано с частной жизнью, обычно в той или иной степени определяется неприкосновенностью жилища. Именно эта сторона неприкосновенности жилища имеет в виду статья 25 Конституции России. На это в данном случае необходимо обратить особое внимание, ибо неприкосновенность жилища охраняется и другими конституционными нормами. Например, статья 35 Конституции устанавливает, что никто не может быть лишен своего имущества, следовательно, и жилья, иначе как по решению суда. Статья 40 Конституции, закрепившая право каждого на жилище, также связывает это право с неприкосновенностью жилища и недопустимостью его произвольного лишения. Нормы жилищного и административного права, касающиеся неприкосновенности жилища, имеют определенное значение при исполнении закрепленного в статье 27 Конституции права каждого на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства. На неприкосновенность жилища указывает и статья 3 Жилищного кодекса России59.

Для правильного понимания и применения содержания статьи 25 Конституции важно уяснение понятия жилище. Жилищный кодекс не определяет понятие «жилище», а указывает лишь на то, что признается жилым помещением (ст. 15), и приводит перечень жилых помещений (ст. 16). В статье 673 ГК РФ60 (ч. 2) об объекте договора найма жилого помещения в качестве такового рассматривается изолированное жилое помещение, пригодное для постоянного проживания (квартира, жилой дом, масть квартиры или жилого дома). В соответствии со статьей 25 Конституции приведенные определения требуют существенного дополнения, ибо они не могут обеспечить в полной мере неприкосновенность жилища.

Для целей ведения регистрационного учета в Законе РФ от 25 июня 1993 г. «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»61 под местом пребывания понимаются гостиницы, санатории, больницы, другие подобные помещения, не являющиеся местом жительства гражданина; там он проживает временно; это, например, дача, садовый домик. Под местом жительства Закон понимает жилой дом, квартиру, общежитие, иные жилые помещения, в которых гражданин прожинает постоянно или преимущественно в качестве собственника, по договору найма (поднайма), аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством. Однако и приведенный перечень не в полной мере соответствует конституционному требованию неприкосновенности жилища, так как лицо может иногда вынужденно использовать в качестве жилища и другие приспособленные для этого помещения, например домик на колесах, чердачные помещения, подвалы, хозяйственные постройки.

Ближе всего к потребностям защиты неприкосновенности жилища подходит определение этого понятия, данное в пункте 10 ст. 5 УПК РФ. В нем под понятием «жилище» рассматривается «индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания»62.

Каково бы ни было содержание понятия «жилища», ясно одно – данное право распространяется не только на полезную жилую площадь, постоянную или временную, но и на вспомогательные, подсобные ее помещения, т.е. на весь комплекс помещений, расположенных на определенной территории, граница которой определяет сферу известной обособленности личной жизни человека от окружающих.

Право на неприкосновенность жилища тесно связано с правом на жилище, означающим гарантированную для каждого гражданина Российской Федерации возможность быть обеспеченным постоянным жилищем. Это право предполагает юридическую возможность стабильного пользования имеющимся у гражданина жилым помещением, недопущение произвольного лишения жилища, а также возможность улучшения жилищных условий путем приобретения другого жилья.

И.Е. Фарбер полагал, что право на неприкосновенность жилища производно от права гражданина на жилище63. На самом деле право на неприкосновенность жилища не является производным от какого-либо иного субъективного права, включая и право на жилище, которое, однако, служит необходимой предпосылкой возникновения права на неприкосновенность жилища и в значительной мере определяет возможность использования этого права.

Нельзя согласиться и с другой позицией И.Е. Фарбера, который рассматривал право на неприкосновенность как одно из правомочий права неприкосновенности личности64. Думается, что это разные, хотя и тесно связанные конституционные права, которые обеспечивают различные стороны индивидуальной свободы. Право на неприкосновенность личности обеспечивает личную безопасность гражданина, его жизнь и здоровье, тогда как право на неприкосновенность жилища, будучи своего рода продолжением права на неприкосновенность личности, гарантирует возможность уединения человека в его жилье.

Вместе с тем можно принять точку зрения Ф.М. Рудинского, который не считает возможным связывать право на неприкосновенность жилища только с арендуемым или принадлежащим на праве собственности помещением, ссылаясь на то, что граждане, самовольно построившие дома, не собственники, не наниматели, владеющие и пользующиеся жильем без юридических оснований, обладают такими же конституционными гарантиями от произвольных обысков, как и граждане, имеющие право на жилую площадь.65.

Нормы, закрепляющие и гарантирующие неприкосновенность жилища, в своей совокупности образуют правовой институт, являющийся проявлением неприкосновенности жилища как объективного права. Этот институт включает нормы конституционного, уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, гражданского процессуального и административного права.

Как отмечает О.Е. Кутафин, было бы неверно рассматривать его только в юридическом смысле. Кроме юридического, существует фактический аспект этого понятия. В этом смысле неприкосновенность жилища выступает и как фактическое состояние, и как социальная практика, выражающаяся в реальном пользовании гражданами социальными благами, связанными с уединением в своем жилище.

С этой точки зрения юридические гарантии не могут в полной мере обеспечить реализацию неприкосновенности жилища, которая требует не только обладания неприкосновенным жилищем, но и обеспечения человеку таких жилищных условий, при которых наилучшим образом гарантировалась бы возможность уединения (отдельная квартира для семьи, достаточная звукоизоляция жилья и т.п.)66.

Хочется еще раз подчеркнуть, что право на личную неприкосновенность занимает одно из ведущих мест в системе личных конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Личные права и свободы принадлежат ему от рождения, они естественные и неотъемлемые. Никто не вправе их изменить или отменить. Однако и здесь есть исключения: право на свободу и личную неприкосновенность может быть ограничено при введении чрезвычайного положения, при виде аресте, заключении под стражу, задержании. Ограничения, касающиеся частной жизни, личной и семейной тайны, установлены, в частности, для случаев расследования уголовных дел, применения наказания к осужденным в виде лишения свободы, исполнения законодательства о чрезвычайном положении. Ограничения неприкосновенности права на жилище касаются проверок на основе судебного решения оперативно-розыскных мероприятий. В уголовном судопроизводстве некоторые следственные действия, требующие проникновения в жилище, – выемка, обыск, наложение ареста на имущество, осмотр места происшествия или помещения, – могут производиться без согласия лиц, проживающих в жилище.

Проанализировав право на личную неприкосновенность в системе основных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, можно заключить, что данное право не только занимает одно из ведущих мест в системе личных прав, оно является их первоосновой. Все личные права и свободы человека и гражданина основаны на личной неприкосновенности. Объясняется это тем, что право на личную неприкосновенность очень емкое и реализуется через системы таких прав и свобод человека, как право на достоинство, на неприкосновенность частной жизни и жилища, право на свободу от пыток и других видов антигуманного обращения и наказания, свобода передвижения и выбора места жительства.

Кроме того, право на личную неприкосновенность не только реализуется через систему основных прав и свобод человека и гражданина, но и конкретизирует их.

1 Кутафин О.Е. Неприкосновенность в Конституционном праве Российской Федерации. – М., 2004. – С. 235.

2 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. – М., 2004. – С. 178.

3 Тиунов О.И. Конституционные права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации: Учебник для вузов. – М., 2005. – С. 35.

4 Малеина М.Н. О праве на жизнь // Советское государство и право. – 1992. – С. 50, 53, 57.

5 Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. – М., 2002. – С. 259.

6 Матузов Н.И. Право на жизнь в свете российских и международных стандартов // Правоведение. – 1998. – С. 198.

7 Романовский Г.Б. Право на жизнь. – Архангельск, 2002. – С. 5.

8 Там же. – С. 43–46.

9 Там же. – С. 47.

10 Там же. – С. 50.

11 Там же. – С. 48.

12 Кутафин О.Е. Неприкосновенность в Конституционном праве Российской Федерации. – М., 2004. – С. 241.

13 Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

14 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ // СЗ РФ. – 2001. – № 52 (ч. 1). – Ст. 4921.

15 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 №195-ФЗ // СЗ РФ. – 2002. – № 1. – Ст. 1.

16 Закон Российской Федерации «О милиции» от 18 апреля 1991 года // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2964.

17 ФЗ «О государственной охране» от 27 мая 1996 года // СЗ РФ. – 1996. – № 22. – Ст. 2594.

18 Денисов А.И. Общая система социалистической демократии. – М., 1975. – С. 176; Гулиев В.Е., Рудинский Ф.М. Социалистическая демократия и личные права. – М., 1984. – С. 121.

19 Советское государственное право / Под ред. С.С. Кравчука. – М., 1985. – С. 199.

20 Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий. – М., 2003. – С. 227.

21 Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. – М., 1989. – С. 8.

22 Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. – М., 2000. – С. 153.

23 Красавчикова Л.О. Личная жизнь под охраной закона. – М., 1983. – С. 16.

24 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. – М., 2004. – С. 181.

25 Романовский Г.Б. Право на жизнь. Архангельск, 2002. – С. 72.

26 Кутафин О.Е. Неприкосновенность в Конституционном праве Российской Федерации. – М., 2004. – С. 147.

27 Иванский В.П. Правовая защита информации о частной жизни граждан. – М., 1999.

28 Петрухин И.Л. Личные тайны (человек и власть). – М., 1998. – С. 15.

29 Колюшин Е.И. Конституционное (государственное) право России. – М., С. 130–131.

30 Вильнянский С.И. Защита чести и достоинства человека в советском праве // Правоведение. – 1965. – № 3. – С. 139.

31 Гражданские права человека: современные проблемы теории и практики / Под ред. Ф.М. Рудинского. – Волгоград, 2004. – С. 97.

32 Там же. – С. 108.

33 Советское государственное право / Под ред. С.С. Кравчука. – М., 1985. – С. 198.

34 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. – М., 2004. – С. 177.

35 Анисимов А.А. Честь, достоинство, деловая репутация: гражданско-правовая защита. – М., 1994. – С. 14; Безлепкин Б.Т. Судебно-правовая защита прав и свобод граждан в отношениях с государственными органами и должностными лицами. – М., 1997. – С. 7–8; Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. – М., 1995. – С. 228; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 3-е изд. – М., 1999. – С. 297.

36 Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. – М., 1963. – С. 85.

37 Конституция Российской Федерации. Проблемный комментарий / Отв. ред. В.А. Четвернин. – М., 1997. – С. 144–145.

38 Судебная защита прав и свобод граждан: Научно-практическое пособие. – М., 1999. – С. 121–123.

39 Стрекозов В.Г., Казанчев Ю.Д. Государственное (конституционное) право Российской Федерации. – М., 1995. – С. 124.

40 Иоффе О.С. Новая кодификация советского гражданского законодательства и охраны чести и достоинства граждан // Советское государство и право. – 1967. – № 7. – С. 62.

41 Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни. – М., 2001. – С. 128.

42 Кутафин О.Е. Неприкосновенность в Конституционном праве Российской Федерации. – М., 2004. – С. 179.

43 Рудинский Ф.М. Личность и социалистическая законность. – М., – С. 113–114.

44 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. – М., 2004. – С. 182; Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. – М., 2002. – С. 261; Бурылов А.В. Право на тайну переписки, телефонных и иных сообщений в Российской Федерации (конституционно-правовой анализ): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2003.

45 Коркунов Н.М. Русское государственное право. – СПб., 1914. – С. 476.

46 Советское государственное право. – М., 1985. – С. 199.

47 Рудинский Ф.М. Личная и социалистическая законность. – С. 114, 117.

48 ФЗ «О связи» // СЗ РФ. – 1995. – № 8. – Ст. 600.

49 ФЗ «О почтовой связи» // СЗ РФ. – 1999. – № 29. – Ст. 3697.

50 ФЗ «О связи» // СЗ РФ. – 2003. – № 28. – Ст. 2895.

51 Кутафин О.Е. Неприкосновенность в Конституционном праве Российской Федерации. – М., 2004. – С. 193.

52 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. – М., 2004. – С. 189.

53 Колюшин Е.И. Конституционное (государственное) право России. – С. 134.

54 Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. – М., 2002. – С. 261.

55 Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 1993. – 25 декабря.

56 Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. // Права человека. Основные международные документы. – М., 1989. – С. 134.

57 Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. – 1976. – № 17. – Ст. 29.

58 Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Российская газета. – 1995. – 5 апреля.

59 Жилищный кодекс РФ от 22 декабря 2004 г. // Российская газета. – 2005. – № 1.

60 Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

61 Закон РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» от 1 октября 1993 г. // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 32. – Ст. 1227.

62 Тиунов О.И. Конституционные права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации: Учебник для вузов. – М., 2005. – С. 63–64.

63 Фарбер И.Е. Свобода и права человека в Советском государстве. – Саратов, 1974. – С. 172.

64 Там же. – С. 156.

65 Рудинский Ф.М. Неприкосновенность жилища как правовой институт. – С. 32.

66 Кутафин О.Е. Неприкосновенность в Конституционном праве Российской Федерации. – М., 2004. – С. 216.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

67789. ИЗУЧЕНИЕ СИСТЕМНОЙ ШИНЫ. ШИНЫ ISA, EISA 82.5 KB
  Системная шина ISA (Industry Standard Architecture) применяется начиная с процессора i80286. Гнездо для плат расширения включает основной 64-контактный и дополнительный 36-контактный разъемы. Шина 16-разрядная, имеет 24 адресные линии, обеспечивает прямое обращение к 16 Мбайт оперативной памяти.
67791. Дослідження електричних кіл з послідовним, паралельним та змішаним з’єднанням опорів 279.5 KB
  Вивчити експериментальні методи дослідження електричних кіл з послідовним, паралельним і змішаним з’єднанням опорів. Навчитись визначати еквівалентні опори при різних способах їх з’єднання та потужності, що споживають окремі опори та електричні кола.
67792. Дослідження складних кіл постійного струму 275 KB
  Вивчити методи розрахунку складних електричних кіл і експериментально перевірити метод еквівалентного генератора. Використовувати описані вище методи у цьому випадку недоцільно бо розроблено метод еквівалентного генератора метод холостого ходу і короткого...
67793. Дослідження впливу навантаження на режими роботи джерела постійного струму. Нелінійні електричні кола 278.5 KB
  Дослідити вплив навантаження на основні характеристики передачі енергії джерелом постійного струму. Навчитися досліджувати нелінійні електричні кола. Короткі теоретичні відомості Будь-яке електричне коло складається з джерела електричної енергії, споживача та лінії передачі і його можна представити електричною схемою...
67794. Дослідження магнітного кола постійних струмів 576.5 KB
  Вивчити методи та прилади вимірювання магнітної індукції і магнітного потоку та дослідити веберамперні характеристики магнітних кіл постійного струму. Короткі теоретичні відомості Частину електротехнічного пристрою призначеного для створення в його робочому об’ємі магнітного поля заданої...
67795. Дослідження послідовного кола змінного струму 423 KB
  Перевірка закону Ома при аналізі послідовних кіл змінного струму, які складаються з активного опору, індуктивності і ємності, і вивчення явища резонансу напруг. Короткі теоретичні відомості Змінним називається струм, який періодично змінює свій напрямок. Напруга змінного синусоїдного струму описується функцією...
67796. Дослідження електричного кола змінного струму з паралельним з’єднанням віток 333.5 KB
  Дослідити режим роботи електричного кола з паралельним з’єднанням котушки індуктивності і ємності при різних частотах вивчити вплив С і L на явище резонансу струмів та його використання для регулювання коефіцієнта потужності. Короткі теоретичні відомості На відміну від кола...
67797. Дослідження трифазної системи при з’єднанні споживачів зіркою 515.5 KB
  Вивчити основні властивості і застосування трифазних кіл при з’єднанні джерела і споживачів зіркою. Дослідити роботу трифазної системи струмів при рівномірному і нерівномірному навантаженні фаз а також роботу системи при обриві фазного і нульового проводів.