67896

ДЕТЕРМИНИЗМ, ИНДЕТЕРМИНИЗМ ИЛИ СВОБОДА ВОЛИ?

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Детерминизм (от лат. determino — определяю) — учение классической философии о закономерной универсальной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений объективной действительности1. Понятие «детерминизм» возникло в средневековье как вид логического определения понятия, противостоящий генерализации...

Русский

2014-09-15

104.5 KB

0 чел.

В. ПЕТУХОВ,

кандидат юридических наук

А. ЧЕРНЯЕВ,

соискатель

ДЕТЕРМИНИЗМ, ИНДЕТЕРМИНИЗМ ИЛИ СВОБОДА ВОЛИ?

Детерминизм (от лат. determino — определяю) — учение классической философии о закономерной универсальной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений объективной действительности1. Понятие «детерминизм» возникло в средневековье как вид логического определения понятия, противостоящий генерализации (обобщению). В XVIXVII вв. понятие детерминизма начинает приобретать новый смысл — обусловленности2, и употребляется для выражения позиции, противостоящей «свободе воли».

В XVII в., в период выработки элементарных понятий механики, происходит сближение понятий детерминизма и причинности, устанавливается тесная связь категории закономерности и причинности, закладываются основы механического детерминизма. Успехи механики закрепляют представления об исключительно динамическом характере закономерностей, об универсальности причинной обусловленности. Причинность становится формой выражения законов науки, содержанием детерминистской формы объяснения явлений. Это находит свое выражение в абсолютизации формы причинности, описываемой строго динамическими законами механики, что привело к отождествлению причинности и необходимости3.

Полное и гармоническое слияние механической причинности и детерминизма  происходит  в  концепции  лапласовского (П.С. Лаплас) детерминизма. Центральной становится идея о том, что всякое состояние Вселенной есть следствие предыдущих и причина последующих ее состояний. Сформированное им понятие причинно-следственных цепей,

последующее отождествление этого понятия связи состояний с теоретико-механическим представлением о движении окончательно утверждают универсальный объяснительный статус лапласовского детерминизма.

Современное философское и методологическое осмысление детерминизма раскрывает взаимосвязь философского и естественно-научного статусов (аспектов) этого принципа. Философский детерминизм фиксирует разнообразие формы взаимосвязей и взаимоотношений явлений объективной реальности: генетические (причинно-следственные) и статистические, пространственные и временные, связи состояний и коррелятивные, функциональные и целевые зависимости и т.д. Все они выражаются через систему таких философских детерминистических категорий, как необходимость и случайность, возможность, действительность, закономерность, причинность и пр. Методологическая природа принципа детерминизма проявляется в том, что он выступает не только как философское учение, но и конкретно-научный норматив описания и объяснения универсальной закономерности связи и обусловленности развития и функционирования определенным образом системно организованных объектов в процессе их взаимодействия3.

В этом замкнутом мировом всеединстве нет места для самоопределения и свободы. Пафос коллективизма питается первоисходным натуралистическим видением, восприятием мира как сплошного всеединства, тяготеющего к законченной организации всех своих естественных и вещных сил. В органическом всеединстве нет места действию — здесь возможно только движение. Марксистский детерминизм есть линейное (механическое) движение только вперед к умозрительно завершенному утопическому идеалу — коммунизму. Прародители коммунизма возжелали, чтобы их жизнь и судьба определялись не ими самими, а внешними материальными причинами, и этим своим помыслом и суеверным поступком люди добровольно подчинили себя внешней природе и добровольно низвели себя до положения простых вещей мира, ввели свой божественный дух в общую цепь мировых объективных явлений, подчинили себя физическому закону механической причинности. Человек коммунистического идеала должен сам отречься от самозначимости и самоопределения, от свободы выбора, что он и сделал, исподволь и нехотя протестуя в своей душе, а на глазах активно участвуя в инквизиции самого себя.

Криминологическая наука полностью применила лапласовский детерминизм в объяснении развития преступности, в том числе, те формы взаимосвязей, о которых говорилось в философской литературе (генетическая и статическая, пространственная и временная, коррелятивная и функциональная, связь состояний и прочие)4. Детерминизм предусматривает, по мнению философов, более трех десятков различных взаимосвязей между явлениями объективной реальности5, но открыто — менее одной трети6. Если бы были открыты все 32 вида детерминации, то с уверенностью можно сказать, что всем им нашлось бы объяснение и в системе «преступность».

Наверное, никто из криминологов даже старого поколения не скажет, с чьей легкой руки преступность как статистическую (арифметическую) совокупность отдельных субъективных событий, произошедших в разные временные периоды (месяц, квартал, полугодие, год и т.д.), стали называть объективной реальностью, т.е. не зависящей от людей, как системно-структурный объект. Однажды признав статистическую сумму отдельных преступных событий, произошедших (и происходящих всегда) не одновременно, как объективную социальную систему, криминологи стали эту идею развивать дальше и писать, что преступность — это не сумма отдельных преступлений и лиц, их совершивших, а нечто большее, которое живет  по  своим  законам  и  имеет  свои  собственные  причины,  а поэтому самодетерминирует себя; иными словами, арифметический массив преступлений и лиц, их совершивших, стали считать некой социальной системой, а потому, как и любой системе, стали «примерять» преступности все системно-структурные атрибуты.

Поэтому мы считаем необходимым развеять миф о том, что преступность — это сложная система, имеющая свои закономерности, в своей статистической массе обнаруживает немало новых свойств и т.д.7 Обратимся к понятию «система» (греч. systema — составленное из частей) — совокупность элементов, определенным образом связанных между собой и образующих некую целостность. В современной науке под системами обычно понимают определенного рода сложные объекты, которые характеризуются не только множественностью, но и разнотипностью, разнокачественностью образующих их элементов и связей. Таковы биологические, социальные, экономические, технические и др. системы, которые определенным образом организованы8.

Исходя из приведенной начальной характеристики вообще системы, зададимся вопросом: можно ли считать преступность системой? Полагаем, что нет. Если это социальная система, то основными элементами такого образования являются люди, их нормы и связи9, а не их действия. Такой системой являются социальные, профессиональные, религиозные и иные сообщества. В наиболее широком смысле понятие «социальная система» относится к общественно-экономическим формациям. К наиболее развитому виду социальной системы в этом смысле относится организация, для которой характерны такие системообразующие качества, как цель, иерархия, управление. Как и всякая система вообще, социальная система образует новое качество, которое нельзя свести к сумме качеств ее элементов.

Эти новые качества, относящиеся к социальным системам, криминологическая наука полностью приписывает и статистической совокупности преступлений. Произошло не объединение конкретных лиц, совершивших преступления, в преступное сообщество, а суммирование ЭВМ различных по качеству событий, произошедших на всей территории России в течение определенного отрезка времени. Эта отчетность, отражающая, кстати, не всю преступность, не только не социальная система, но даже и не объективная реальность, ибо, однажды совершившись, эти события перестают существовать и остаются в качестве статистического номинала в истории общества.

Разумеется, к системе преступности никоим образом нельзя отнести и такие системообразующие качества, как цель, иерархия, управление.

Целостность системы предполагает наличие у нее особого рода внутренних и внешних связей, благодаря которым система отграничивается от своей среды и противостоит ей как нечто единое. Такие связи обычно называют системообразующими. В современной науке поиски специальных путей и средств исследования объектов как систем привели к формированию системного подхода10.

Представляется, что сказанное выше также нельзя отнести к преступности, и это настолько очевидно, что авторы считают себя свободными от формулировки ответа на гипотетический вопрос: почему?

Среди социальных систем различаются гомогенные (однородные), состоящие только из социальных элементов (например, малые группы), и гетерогенные (разнородные), в которые наряду с человеком включены элементы иной природы: социотехнические (предприятие, город), экосоциальные (географический район). Важная черта социальных систем — их максимальная сложность в сравнении с системами техническими или биологическими, поскольку их основной элемент (человек) обладает субъективностью и наибольшим диапазоном выбора поведения.

И последнее. Каждая социальная система органически связана с системой более широкого масштаба и обществом как макросистемой, обусловливается ею11 (т.е. преступность должна быть причинно детерминирована обществом, если она система, но она, как мы знаем, детерминирована не обществом, а конкретными лицами).

Но мы также знаем, что любая социальная система функционирует, а статистическая отчетность апостериорно фиксирует сумму событий, уже произошедших. Криминологи, и этот факт нужно признать, изучают события, произошедшие, как правило, несколько лет тому назад, и представляют результаты своих исследований и рекомендации «борьбы» с ними, которые будут только происходить (повторяться), но за этими событиями будут стоять уже другие люди, но мы (к счастью или к несчастью) неповторимы, т.е. отличаемся друг от друга не только физиологически, но, главное, психологически и духовно. Так что, если быть до конца откровенными, наука криминология всегда констатирует то, что произошло в прошлом (раньше) и экстраполирует эти события на будущее. Настоящие явления (имеются в виду совершаемые в настоящем времени) исследованию не поддаются по объективным причинам12.

Историческое значение лапласовского детерминизма как учения о всеобщей закономерности и причинной обусловленности всех явлений объективного мира состоит в том, что он стал логическим средством научного объяснения эволюционных процессов и массовых событий в механической картине бытия, стал нарицательным обозначением механической методологии классической физики13. Объективный и всеобщий характер причинности отождествляется с необходимостью, и проявлялась она только в динамическом типе законов. По мнению марксистов, диалектический материализм преодолел ограниченность механического (лапласовского) детерминизма. «Ярким образцом детерминистского подхода к современным общественным процессам, — говорили идеологи коммунизма, — является Программа КПСС, обосновывающая строго закономерный характер общественного развития, неизбежность перехода от капитализма к социализму и коммунизму»14. Но каким образом была преодолена ограниченность? Просто этот принцип был применен к объяснению развития общества и мышления только с некоторыми поправками, заключающимися в том, что наряду с причинностью марксисты выделили в самостоятельные категории два вида объективных связей — необходимость и случайность, с помощью которых материалисты прослеживают причинную, закономерную цепь явлений, тем самым исключая непознаваемость, а главное, неконтролируемость объективных процессов. «Каким бы сложным ни было данное явление (например, развитие общества), от какого бы множества кажущихся случайностей оно ни зависело, оно, в конце концов, управляется объективными законами, объективной необходимостью»15. Этой объективной необходимости не суждено было сбыться, перехода ни к социализму, а тем более к коммунизму, так и не получилось.

Но главное заключается в другом. Применяя механический (лапласовский) детерминизм в объяснении развития преступности, марксисты тем самым невольно узаконили саму преступность, хотя и говорили об обратном, об ее искоренении. Если в ее основе лежит объективная причинность, а значит, не зависящая от воли людей, то можно ли в таком случае с ней покончить?

При дальнейшем переходе изучения простых динамических систем к вероятностным, эволюционирующим объектам, различного рода социальных систем потребовался другой, статистический вероятностный детерминизм (например, в учении Дарвина). Соответственно менялся категориальный каркас детерминизма. Освоение наукой саморегулирующихся различного рода социальных систем обусловило формирование новых категорий, таких, как цель, самоорганизация, саморазвитие, прямые и обратные связи, отражение и др., а также соответствующих конкретно-научных новых форм детерминизма (кибернетических, экологических, социальных и т.д.). Исследование вероятностных процессов микромира в физике, целесообразного характера развития живых систем в биологии, явлений социального порядка обнаружило ограниченность причинного типа объяснений этих явлений (если преступность — явление социального порядка, то ее также нельзя объяснить причинностью). Это обстоятельство на рубеже XIXXX вв. привело к формированию новой философской системы — научного индетерминизма.

Индетерминизм полностью или частично отрицает существование причинно-следственных связей и возможность их детерминистского объяснения. В биологии индетерминизм формировался в учении витализма16; в физике опирался на открытые квантовой механикой объективных непричинных типов взаимосвязей в микромире. Иными словами, не отвергая детерминизм как учение об универсальной объективной причинности, ученые лишь ограничили его универсальность. Оказывается, не все явления можно объяснить причинно-следственными взаимодействиями.

Марксизм и его учение диалектического и исторического материализма сразу же отвергли идею индетерминизма как покушавшуюся на всеобщий характер причинности. Кроме того, идея индетерминизма затрагивает концепцию «свободы воли», которая, по мнению марксизма, не дана человеку от природы (об этом мы будем говорить ниже), а этот взгляд оспаривался идеалистами, а значит, и их учением об индетерминизме.

Как показывает научная практика, эффективность научного творчества связана с дальнейшим углублением философской и методологической оснащенности науки, в том числе и науки криминологии. Однако по известным причинам криминологи отвергли идею индетерминизма в объяснении социальных явлений, к коим относят и преступность. Марксизм считает, что внедрение идеи индетерминизма в социологию ведет к волюнтаризму17, т.е. свободе воли, которую материалисты считают обусловленной окружающей средой.

Ограниченность детерминизма, которую намеренно не хотят замечать материалисты, очевидна: он не оставляет места для свободы, как, впрочем, и для ответственности, что, в конечном счете, ведет к фатализму18, если причинно (объективно) все обусловлено заранее, то, естественно, нет места свободе выбора.

По мнению ряда известных философов (Канта, Лютера, Цвингли), между детерминизмом и индетерминизмом имеются их разновидности: если учение детерминизма распространяется на эмпирическую (естественную) природу человека, то его моральная сторона (т.е. поведенческая) становится объектом разновидности индетерминизма. Например, Лютер известен своим учением о предопределении поведения человека, т.е. детерминированности поведения уже до или при его рождении божественной волей. Кант практическое поведение и волю человека определял не объективной причинностью, а разумом, т.е. идеальным, ибо, когда Бог хочет наказать человека, он лишает его разума.

В современной философии традиционные презумпции (вероятные предположения) детерминизма подвергаются радикальному переосмыслению в контексте парадигмы (конструкции) неодетерминизма.

Линейный (жесткий) тип детерминизма, в котором причинно обусловлено последовательное развитие природы и общества, необходимо конституирует и классическую метафизику, и основоположения классической теологии  (неужели  этот  факт  не  был  замечен     марксизмом?),   ибо  такое понимание развития мира предполагает наличие субъекта своего создания или, во всяком случае, запуска.

В противоположность классике предложенное современным естествознанием видение мира основано на радикально ином, а именно на допускающем плюрализм, нелинейном типе детерминизма, по оценке               А. Кестлера, позволяющего «выбраться из смирительной рубашки, надетой на... философские взгляды материализмом XIX в.»19; в первую очередь речь здесь идет о «смирительной» рубашке» детерминизма, понимаемого в качестве внешнего причинения.

Находясь на посту президента Международного союза теоретической и прикладной механики, Дж. Лайтхилл публично принес от имени механики извинения за то, что «в течение трех веков образованная публика вводилась в заблуждение апологией детерминизма, основанного на системе Ньютона, тогда как можно считать доказанным… что этот детерминизм является ошибочной позицией»20.

И. Пригожин писал: «Мы все более и более склонны думать, что фундаментальные законы природы описывают процессы, связанные со случайностью и необходимостью, в то время как законы, описывающие детерминистские и обратимые процессы, имеют лишь ограниченное применение»21.

Важнейшим аспектом понимания детерминизма в качестве нелинейного выступает отказ от идеи принудительной каузальности, предполагающей наличие внешней объективной причины. Теория каузальности опирается на идею о том, что изучение важнейшей причины позволяет спрогнозировать предстоящее состояние изменяющейся (изменяемой) системы. Все эти взгляды были перенесены и на криминологическую теорию причинности.

Таким образом, по оценке И. Пригожина, «феномен нестабильности естественным образом приводит к весьма серьезным проблемам, первая из которых — проблема предсказания»22, так как очень часто отклик системы на возмущение оказывается противоположным тому, что подсказывает нам наша интуиция, воспитанная на положениях научной рациональности23. Но это, разумеется, не означает отказа от попыток прогноза: по формулировке Пригожина, «…мир нестабилен, но это не означает, что он не поддается научному изучению»24.

Авторы Е.С. Жигарев и В.А. Жеребенков  в своей статье «Христианская мораль как основа воздержания от преступного поведения»25 отмечают, что ученые-криминологи, видимо, никогда не дадут исчерпывающего ответа на вопрос: почему человек для решения своих проблем избирает преступный путь? В данном случае, выстраивая пессимистический вывод, мы исходим из концепции непредсказуемости поведения человека, в основе которого лежит идея не причинности, а свободы воли. Тем самым мы поддерживаем аналогичный вывод, сделанный Пригожиным и Курбейджем в отношении нелинейного детерминизма, применение которого не может предсказать саму природу новых неустойчивых систем, им можно только установить их наличие26. Однако это не слабость методологии неодетерминизма, а, может быть, его достоинство. Благодаря именно ему был упразднен примитивный взгляд на природу человека как «суммы общественных   отношений». В связи с этим мы отмечаем, что материалистический детерминизм, отвечая на вопрос, почему совершаются преступления, ставил во главу угла ответа принцип причинности — во всем лежит причинно-следственная связь. В таком случае в теории криминологии действовал жесткий линейный детерминизм, а на практике человек поступал согласно свободе воли.

Новая   методология   неодетерминизма   тоже   не   может   ответить на сакраментальный вопрос почему, но зато она честно об этом говорит, констатируя, что существуют не только причинно-следственные взаимосвязи, а главное, эта методология отвергает такую связь в поведении человека.

Детерминизм поведения человека составляет сумма неких других категорий, нежели только причинно-следственная связь, в противном случае можно считать, что оно (поведение) запрограммировано объективными факторами, а человек — пассивный участник игры этих факторов. И в этой связи Г. Хакен констатирует, что именно «совместное действие стохастических и детерминированных «сил» (т.е. «случайности» и «необходимости») переводит систему из исходных состояний в новые, определяя при этом, какие именно новые конфигурации реализуются»27. Иными словами, применительно к поведению человека детерминизм считает, что можно прогнозировать различные новые его поведенческие состояния. В рамках такого подхода, по мнению Пригожина, с точки зрения детерминизма само понятие истории лишено смысла, ибо признание того, что универсальный закон проявляет себя везде и всегда, снимает саму постановку вопроса об эволюции вещей, предметов, общества, описываемой посредством этого закона28.

Естественные науки уже отказались от концепции объективной реальности, из которой не следовала необходимость искания новизны и многообразия во имя вечных и неизменных универсальных законов. Наконец, естественные науки избавились от слепой веры в рациональное как нечто замкнутое.

Таким образом, нелинейный тип детерминизма становится фундаментальным для синергетической29 (объединенных) конструкции современного естествознания, а ориентация на него — определяющей.

То же самое можно сказать и о парадигме современной философии, которая перешла (пусть не в столь выраженной форме) к нелинейному детерминизму. В этой связи Лютер констатирует: «Научное знание находится в поиске путей выхода из кризиса детерминизма»30.

Линейную версию детерминизма (у нас она была определяющей методологией) сегодняшняя философия оценивает сугубо негативно, усматривая в нем не только идею преформизма31, но и идею внешнего причинения (т.е. причины), которая, в сущности, выражает объективную внешнюю силу.

В неодетерминизме Делез видит «...условия подлинного генезиса», в ходе которого возможна подлинная множественность подлинно новых состояний32 на уровне тех качеств, которыми обладает явление. Например, применительно к феномену человеческой субъективности Делез моделирует механизм самоосуществления ее именно в качестве альтернативы преформизму: «…не будучи ни индивидуальным, ни личным, сингулярности заведуют генезисом и индивидуальностей, и личностей; они распределяются в «потенциальном», которое не имеет ни вида Эго, ни вида Я, но которое производит их… самоосуществляясь, хотя фигуры этого самоосуществления совсем не похожи на реализующееся потенциальное»33.

Вместе с тем новая философия далека от полного отрицания линейной версии детерминизма, в данном случае речь идет лишь о лишении его статуса тотальности. Неодетерминизм предполагает модели столкновения «детерминистических» и «индетерминистических» участков взаимодействия в процессе самоорганизации системы (но опять же это не касается преступности, так как она вовсе не система).

Обобщая установки современной философии и современного естествознания, отметим, что парадигма (конструкция) детерминизма нелинейного типа опирается на следующие  презумпции или  вероятностные предположения:

  1.  Процесс развития происходит не в качестве преемственного последовательного перехода от одной стадии системы к другой, а как непредсказуемая смена состояний системы, каждое из которых не является ни следствием по отношению к предшествующему, ни причиной по отношению к последующему состоянию (ниям).
  2.  Нелинейная динамика не позволяет интерпретировать то или иное состояние системы как результат прогресса или регресса ее исходного состояния, что означает отказ от дарвинской идеи эволюционного процесса и преемственности в развитии.
  3.  Нелинейный тип детерминизма не предполагает фиксации внешнего по отношению к рассматриваемой системе объекта в качестве причины ее изменений, что означает отказ от идеи принудительной каузальности (причинности) и в связи с этим то, что можно считать изменения процесса самоорганизацией.
  4.  Испытывая изменения, объект рассматривается как открытая система в противоположность изолированным причинно-следственным цепочкам в линейном детерминизме.
  5.  Фактор случайности, мыслимый в рамках линейного детерминизма в качестве внешней помехи, которой можно пренебречь, в детерминации нелинейного типа приобретает статус фундаментального фактора.
  6.  Нелинейность процесса исключает возможность любого невероятностного прогноза относительно будущих состояний системы.

В силу этого, в работах теоретиков синергетики (фамилии мы называли) речь идет о переходе от «детерминизма» к «индетерминизму». За термином «индетерминизм» стоит в данном случае не отказ от самой идеи детерминизма, а радикальный пересмотр ее содержания, который провоцирует дистанцирование от этого термина, вызывающего привычные и в данном случае нежелательные ассоциации.

В рамках российской синергетической школы термин «детерминизм», сохраняя близость к марксистско-философской традиции, продолжает сохранять и свой прежний статус, разумеется, при соответствующем обогащении его содержания, так как новое мировидение задает и новый образ неодетерминизма, иной его тип — детерминизм с пониманием неоднозначности будущего34.

Рассмотрев теоретические (философские) взгляды на учение детерминизма, мы констатируем свой взгляд на то,  что как детерминизм (неодетерминизм), так и индетерминизм своей методологией обращены на материальную (физическую) или объективно-социальную систему. И методология индетерминизма применима к исследованию объективной системы «человек», но никоим образом ее взор не обращен к событиям или фактам, которыми выражены преступные действия индивида. Иными словами, названные и рассмотренные методологии применимы в изучении (познании) только объектов (систем), имеющих объективный характер, т.е. не зависящих от человека.

Процесс совершения преступления (психологический механизм преступного акта), который широко исследован в криминологической литературе, ничего конкретного не объясняет, кроме того, что называем антиобщественной поведенческой установкой, которая формируется объективными (потребности) и субъективными (интересы) мотивами. Но мы также знаем, что антиобщественная установка может никогда не проявиться, ведь о ней мы говорим только после того, как совершено преступление. Но что именно послужило проявлению этой негативной установки — остается всегда загадкой, ибо человек непознаваем.

Поэтому, рассматривая детерминизм как учение о месте и роли причинности, мы высказали мысль о том, что если бы поведение человека было действительно детерминировано, то говорить о свободе воли не было бы необходимости, ибо все поступки обусловлены объективными причинами, а самоопределение личностью своих действий в этой ситуации исключается. Если не причинность, то детерминированность поведенческих актов исходит из воли. Ведь представить действия человека против своей воли весьма сложно, в таком случае над ним должно быть совершено насилие или он должен испытывать ощущение крайней необходимости.

Итак, воля представляет собой духовный акт, благодаря которому субъект саморегулирует свое поведение. Воля является связующим звеном между потребностью и действием. В сфере воли происходит соединение идущего от желания «я хочу» к выводящему на путь деятельности «я должен», что актуально как в случае достижения поставленной цели, так и в ситуации отказа от нее ради альтернативных ценностей (изменение и замена другой целью). Ядро волевого акта — осознание ценностного содержания поставленной цели. В реальном функционировании сознания воля обеспечивает определенный баланс побудительных и тормозящих функций, стимулируя одни и блокируя другие действия в зависимости от значимости для индивида цели.

В структуру волевого акта входят понятие решения, предполагающее осуществление выбора в контексте борьбы мотивов (т.е. потребностей и интересов), по содержанию совпадающее с формулировкой цели, и мобилизация усилий, предпринимаемых для его реализации. Воля тесно связана с установкой, т.е. предрасположенностью субъекта к тому или иному действию.

Воля как духовный акт всегда является свободной волей, т.е. может выбирать среди множества мотивов даже такую мотивацию, которая противоречит жизненным потребностям человека. Благодаря этому человек представляет собой единственное существо, которое может добровольно действовать наперекор своим собственным интересам и даже уничтожить себя (самоубийство).

Свобода — возможность поступать так, как хочется. Проблема свободы в истории философии усложнялась тем, что многие мыслители пытались вывести из сущности свободы долг человека, стремились или вообще не употреблять понятие свободы, или употреблять, ограничив его определенным образом. Но долг никогда не может вытекать из самой свободы, а только из этических соображений. Поэтому долг рассматривают как внутреннее моральное принуждение поступать в соответствии с потребностями, исходящими из этических ценностей, и строить свое бытие в соответствии с этими требованиями35.

Марксизм долг рассматривает как моральную необходимость выполнения обязанностей и считает, что обязанности имеют объективный характер. Они определяются местом человека в системе общественных отношений, вступая в которые человек берет на себя обязанности36.

Мы видим, что в первом понимании долга присутствует общее для всех людей — устраивать свою жизнь исходя из требований этических ценностей, которые для всех равнозначны. Каждый из общности морально себя принуждает поступать именно так и не иначе.

Второе понимание долга, который имеет объективную сущность и как бы не зависит от воли людей, связано с необходимостью. Главное, что эта необходимость обращена к тем лицам, которые вступают в конкретные отношения, что обусловливает различные виды долга: гражданский, партийный, воинский, служебный и т.д.

Как видим, долг и свобода — разные понятия. Свободный человек — тот, кто действует без принуждения, в силу собственной воли.

Марксистская философия видела условие свободного развития в том, что общественный труд в состоянии рационально регулировать обмен веществ между обществом и природой. Рост производительных сил общества создает материальные посылки для свободного развития каждого индивида. Царство подлинной свободы мыслилось в марксизме как общественное устройство «коммунизм», уничтожающий частную собственность, эксплуатацию, а тем самым и саму основу принуждения. Свобода — это осознанная необходимость; таков ключевой тезис марксизма, рассматривавшего философские категории свободы и необходимости, в которых он (марксизм) не усматривал взаимоисключения этих понятий.

Другая точка зрения, противоположная марксизму, — свобода воли не должна быть детерминирована внешними объективными условиями, в противном случае это будет не свобода, а необходимость человеческих поступков, что полностью снимает и делает невозможным нравственную оценку его действий. Только ничем не ограниченная внутренняя свобода выступает единственной основой человеческой ответственности, а следовательно, и этики.

В настоящее время доминирующей тенденцией в трактовках свободы воли выступает точка зрения, согласно которой человек всегда достоин того, что с ним случается. Найти основания для оправдания можно лишь в «пограничных» случаях.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что поступки людей, в том числе преступные, не рефлексы на нужду, голод, социальное неравенство и т.п., они, по мнению радикальных материалистов, — причины преступлений, потому что человек, с его религиозностью, с его знаниями и совестью, не репрезентируется в физических моделях. И, слава Богу, что нет таких законов объективного мира, которыми можно было бы управлять человеческой природой, его поведением. Именно свобода воли, не зависящая от внешних условий, именно самостность и самоопределяемость человека, а не детерминированность, дают объективную оценку его нравственности и духовности, от уровня которых зависит, в конце концов, его поведение.

1 См.: История философии: Энциклопедия. — Мн.: Интерпрессервис, Книжный Дом, 2002. — С. 309.

2 Обусловить — стать причиной чего-нибудь. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой; — М.: Рус. яз., 1983. — С. 385.


3 См.: Философский словарь / Под ред. М.М. Розенталя и П.Ф. Юдина; — М.: Изд-во Полит. лит., 1963. — С. 121.

3 См.: История философии: Энциклопедия. С. 309—310.

4 См.: Сахаров А.Б., Саркисов Г.С. Проблема преступности в современных условиях. — Ереван: Айастан, 1991. — С. 59—67; Алексеев А.И. Криминология: Курс лекций. — М.: Щит-М, 1999. — С. 57—83.

5 См.: Бранский В.П. Проблемы взаимосвязи и случайности и ее значение для естествознания // В кн.: Некоторые философские вопросы современного естествознания. Вып. 1. — Л., 1973. — С. 9.

6 См.: Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. — М., 1984. — С. 11.

7 См.: Криминология: Учебник / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева, проф. В.Е. Эминова; — М: Юристъ, 1997. — С. 19—20; Криминология: Учебник для юридических вузов / Под общ. ред. А.И. Долговой; — С. 71—77.

8 См.: Краткий словарь по философии. — М.: Политиздат, 1979. — С. 287.

9 См.: Краткий словарь по социологии. — М.: Политиздат, 1989. — С. 304.

10 См.: Краткий словарь по философии. С. 287—289.

11 См.: Краткий словарь по социологии. С. 305.

12 В новелле «Неожиданное знакомство с новой профессией» С. Цвейг отмечает, что когда он наблюдал вора-карманника в суде, то он не видел вора, а видел только обвиняемого, осуждаемого. Для того чтобы познать вора, нужно присутствовать не при юридической реконструкции преступления, а при самом преступлении. Вор действительно вор только в тот момент, когда ворует, а не два месяца спустя, когда судится за свое преступление, человек — автор своего действия только в момент его совершения (цит. по: Жигарев Е.С. Административная деликтность несовершеннолетних: понятие, виды и ее профилактика. — М.: МВШМ МВД РФ, 1992. — С. 86—87).

13 См.: История философии: Энциклопедия. С. 537—538.

14 См.: Философский словарь. С. 122.

15 Там же. С. 303.

16 Витализм (от лат. vitalis — жизненный) — научный взгляд, согласно которому в организмах присутствует особая жизненная сила, от которой должны зависеть все проявления жизни. Витализм отбросил объяснение жизненных процессов с точки зрения исключительно механического и химического понимания их. Неовитализм отрицает возможность причинно-механического объяснения жизненных процессов, приписывая им целенаправленность и внутреннюю, собственную закономерность (см.: Философский энциклопедический словарь. С. 69).

17 Термин «волюнтаризм» идет от Тенниса, но классическим представителем философии волюнтаризма является Шопенгауэр, для которого воля — основной принцип всей действительности (см.: Философский энциклопедический словарь. С. 75).

18 Фатализм (от лат. fatalis — определенный судьбой) — вера в судьбу, в то, что человек ничего не может изменить в своей  судьбе (см.: Философский энциклопедический словарь. С. 475).

19 Цит. по: Можейко М.А. Неодетерминизм (см.: История философии: Энциклопедия. — С. 688).

20 Там же.

21 Там же. С. 689.

22 Там же.

23 Там же.

24 Там же.

25 Жигарев Е.С., Жеребенков В.А. Христианская мораль как основа воздержания от преступного поведения // Университетский вестник. — Смоленск: Универсум, 2004. № 4. С. 134—136.

26 Можейко М.А. Указ. соч. С. 689.

27 Там же. С. 689.

28 Там же.

29 Синергия (от греч. Synergia — содружество) — взаимодействие различных видов потенций или видов энергий (см.: Философский энциклопедический словарь. — С. 414). Применительно к поведению человека эта теория полагает, что в механизме поведения человека принимают участие множество «потенций» как физического (материальное), так и духовного (идеальное) его составляющих.

30 Цит. по: Можейко М.А. Указ. соч. С. 691.

31 Преформизм (от лат. prae — пред, перед и forma — вид: praeforma — заранее формирую, предобразую) — концепция развития организма как разворачивания заложенных в зародышевых структурах свойств человека (см.: История философии: Энциклопедия. — С. 828).

32 Цит. по: Можейко М.А. Указ. соч. С. 690.

33 Там же.

34 См.: Можейко М.А. Указ. соч. С. 693.

35 См.: Философский энциклопедический словарь. С. 143.

36 См.: Философский словарь. С. 137.

PAGE  1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

66272. «І МЕНЕ В СІМ’Ї ВЕЛИКІЙ, В СІМ’Ї ВОЛЬНІЙ НОВІЙ, НЕ ЗАБУДЬТЕ ПОМ’ЯНУТИ НЕЗЛИМ ТИХИМ СЛОВОМ…» 29 KB
  Хлопчик: Матусю а правда що небо на залізних стовпах тримається Мати: Таксиночку правда. Хлопчик: А чому так багато зірок на небі Мати: Цеколи людина на світ приходитьБог свічку запалює і горить та свічкапоки людина не помре.
66276. Хімічний та елементний склад живих організмів. Вода і мінеральні солі 63.5 KB
  Мета: ознайомити студентів з хімічним складом живих організмів, з біологічними елементами; розглянути їх біологічну роль в організмі. Розширити знання про біологічне значення в організмі неорганічних сполук води і мінеральних солей.
66277. Сигналы регулировщика 80 KB
  Цель: дать детям представление о работе регулировщика. Выучить сигналы регулировщика. Развивать внимание, мышление, память. Учить анализировать, обобщать, делать выводы. Обогащать активный словарный запас учащихся.
66278. Учись бути здоровим 457.5 KB
  Харчування дітей має бути різноманітним з достатньою кількістю вітамінів. Вітаміни корисні для людини. Слово вітаміни походить від латинського слова віта життя. Якщо вітамінів не вистачає людина важко хворіє.
66279. Англійська народна казка «Сорочаче гніздо» 46 KB
  Наша держава має добрих сусідів: росіян, білорусів, поляків, руминів. У новому розділі «Казки народів Європи» ми познайомимося з казками, які читають діти інших народів. Казки – це вигадані оповідання, котрі передаються протягом століть із роду в рід...
66280. Твоя країна – Україна. Символи держави. Розробка проекту «Славетні українці» 397.5 KB
  Мета: Дати уявлення про Україну як незалежну державу, про державну символіку; розширити і уточнити відомості про період козаччини; розвивати мовленнєву діяльність, уміння слухати своїх товаришів, робити аналіз сказаного...